Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Глава V. Вода

Настала пора вспомнить о том, что не только поддерживает жизнь, как воздух, но в чем зародилась сама жизнь. Вода и по сей день занимает большую часть Земли. Все живое на наших континентах вышло из нее. Мы и сами-то большей частью — из воды. Чем ближе к природе люди, чем большее восхищение водой…

Экзюпери, потерпевший катастрофу в пустыне, познал цену глотка воды. Он не мог не проделать эксперимент с человеком, знающим что такое вода. Писатель-летчик привез африканского вождя племени, обитавшего в пустыне, в Европу, прямо к водопаду…

Долго, неотрывно следил вождь за серебряными струями, бесконечным потоком стекающими сверху Струи наполнялись воздухом, искрились на солнце, разбивались внизу о камни и обдавали зачарованного человека свежестью изумрудных капель. Африканец благодарил бога за такое чудесное таинство, нескончаемый праздник ключевой воды.

Экзюпери тронул бронзовое изваяние за плечо: пора идти. Вождь предложил подождать, пока вода кончится…

На меня вода своей необъятностью произвела впечатление, когда я впервые увидел Черное море. Это случилось по пути из Симферополя в Ялту, Из-за очередного холма вдруг открылась во всю необозримую ширь вода. Отсюда, с холма, хорошо был виден берег моря, уходящий лентой влево и вправо.

В такие мгновения в душе возникают философские вопросы, человек начинает казаться себе маленьким, а тот — создатель моря — большим. Но сразу не сдаешься, пробуешь бороться с водой. Регулярные заплывы от берега в глубину и назад, к берегу, доходят до трех часов, а под настроение — до шести…

В реальность возвращают родственники, ждущие с волнением тебя на берегу. Обещаешь больше не повторить. Но крещение уже состоялось. Ты начинаешь со вниманием и уважением относиться к воде, читать о ней, изучать ее свойства…

Теплопроводность воды приблизительно в 28 раз больше теплопроводности воздуха. В отличие от босохождения при погружении в воду вся поверхность тела человека (около двух квадратных метров) контактирует с холодом. В результате этих двух факторов начинается резкий отток тепла из тела за счет контактной теплопроводности. Поэтому закаливание водой — неспецифическое общее закаливание.

Но сначала — об умении плавать. Во все времена и у всех народов оно почиталось очень высоко. В Древнем Риме, выражая высшую степень презрения, говорили: "Он не умеет ни читать, ни плавать". Однако и по сей день ежегодно вода во всем мире уносит сотни тысяч жизней землян.

Плавать раньше, чем ходить

Человечество с давних времен пытается вернуть себе эту некогда естественную форму бытия. Президент федерации плавания Захарий Павлович Фирсов в своей книжке "Плавать раньше, чем ходить" ("Физкультура и спорт", 1978) описал изображение плавающих младенцев на древнеегипетских папирусах. Им более трех тысяч лет. Может быть, египетские жрецы знали секрет плавания грудничков, а может быть, они, как и по сей день некоторые народности, определяли выживание будущего человека таким способом…

Канун третьего тысячелетия открыл тайну. Среди множества рефлексов, которыми наделено человеческое существо при рождении, есть три сложных: сосательный, плавательный, хватательный.

Сосательный рефлекс мы учимся использовать с помощью Всемирной организации здравоохранения. Она приняла рекомендацию патриарха физиологии — профессора Аршавского И.А. Своевременное, через 15-20 минут после родов, прикладывание новорожденного к груди родной мамы предотвращает многие заболевания и у нее, и у дитя (маститы, физиологическую потерю веса, желтуху, диатез и т.д.).

Хватательный рефлекс используется годовалым ребенком в висах на "гимнастическом дереве". Оно описано в моей книге "Стадион в квартире" ("Физкультура и сперт", 1981). В висах укрепляются пальчики рук. Это приводит к развитию речи (Кольцова М. Ребенок учится говорить. М., "Сов. Россия", 1973г.).

Пробел длиною в год с легкой руки нашего соотечественника Чарковского И.Б. начал заполняться плавающими грудничками с 70-х годов нашего века. Открыв журнал "Физкультура и спорт" за 1974 год, я был поражен статьей "Девочка-амфибия" и фотографией грудного пловца с соской во рту, спокойно лежащего в наполненной до краев ванне. Скажи мне кто-нибудь тогда, что через четыре года на обложке книжки 3.П. Фирсова моя дочь будет лежать в такой же позе, я бы счел сие за несбыточную фантазию.

Во-первых, и дочери-то у меня тогда не было. После первенца Олега по инерции думал о сыне. Первому известию из окошка роддома о том, что родилась дочь, не обрадовался. Пока дошел до телефонной будки, чтобы поздравить жену, мелькнула мысль: "А интересно, какая она, девочка; у меня девочки еще не было…" Когда набрал номер палаты, уже все мое существо заполнило нежное чувство к дочери…

Вскоре я вспомнил и ту мысль из читального зала: "Родится ребенок, научить его плавать раньше, чем ходить".

Вторая половина семидесятых годов прорвала плотину незнания. Методики обучения плаванию новорожденных устаревали ежегодно. Мы на свой страх и риск начали обучать плаванию Олю в ванне с двухмесячного возраста (по рекомендациям-76 — с четырехмесячного). За несколько лет все стало на свои места: через недельку после родов, пожалуйста, плавайте.

Однако и сейчас методики разработаны с перестраховкой именно по интересующему нас вопросу — по закаливанию. Начинать с температуры воды +36°С, зная, что термокомфортной (приятно-теплой) является +34°С, недоразумение. Канонизирован и принцип постепенности. Снижать температуру воды по 1°С в неделю можно лишь в Главной палате Мер и Весов.

Если бы я сейчас учил плавать раньше, чем ходить, то обязательно провел бы такой эксперимент: ежедневно снижать температуру воды на 1-2°С, Основной мерой для меня была бы реакция ребенка. Гулит, улыбается, значит, вода ему нравится. Прекратил радоваться — остановил бы дальнейшее снижение температуры. Так, шаг за шагом, я подошел бы к "границе удовольствия". Уверен, что она оказалась бы намного ниже современных рекомендаций. При термокомфортной температуре мышцы расслаблены, киснут ("состояние равновесия"). Система терморегуляции активизирует мускулатуру лишь при прохладной воде. Эта физиологически оправданная активность доставляет радость ребенку — он развивается.

К тому же надо учесть, что существуют субъективные "порог погружения" и "порог привыкания" к прохладе воды. В жаркий день, распарившись, мы с трудом входим в воду температуры +22°С, поплаваем — ничего. А в Прибалтике на прохладном воздухе нормально заходим в воду температуры +16°С. "Порог привыкания" находится ниже "порога погружения". Поэтому если грудной с удовольствием погружается в прохладную воду данной температуры, значит, еще есть запас.

Метод обучения плаванию грудничков довольно прост. Поддерживайте его под спинку и головку одной ладонью и проволакивайте из конца в конец ванны. Разнообразьте "заплывы" игрушкой, взятой в другую руку. Делайте перерывы, ставьте вертикально, подвозите под струйку воды и т.д. Не понравилось на спинке — переверните на грудь, упирая подбородок ребенка в локтевой сгиб. Ваша ладонь лежит на его животике. Собственно плавательный рефлекс заключается в следующем. Если лицо спокойного ребенка погрузить в воду, то он инстинктивно затаивает дыхание и воду не глотает. Поэтому спокойно можно выполнять и такой прием, как "волна". Взять малыша за бока и проволакивать его навстречу воде, с каждым разом все глубже погружая в нее лицо: подбородок, носик, глаза… И вот уже волны перекатываются через его головку, а "пловец" улыбается.

Плавать его за вас учит природа. Затаивание дыхания под водой вместе с активными толкающими движениями ручек и ножек в достаточно прохладной воде на четвертом месяце заканчивается победой: ребенок плывет. Профессор Аршавский И.А. объясняет это тем, что новорожденный расстается со сгибательной позой.

В три с половиной месяца поплыла и наша Оля. Это случилось в день рождения ее мамы. Я в согнутой позе трудился у ванны, гипнотизируя Олю "Swim! Swim!" (Плыви! Плыви!) Оля улыбалась, упуская соску в воду. Поддержку спинки и затылка делал растопыренными в конус пальцами: "Swim! — уберу один палец, — Swim!" — уберу второй…

Наконец дочь — на одном пальце, поддерживающем затылочек. Убираю и его, начинаю отсчитывать секунды: "Раз, два, три… десять!" Девочка заактивничала — все снова. За этот вечер состоялось несколько "заплывов" по 10 секунд.

Уже через неделю-две и жена осмелела с дочерью, познакомившись с Чарковским. Она довела плавание до полутора часов. Для страховки Оле, остающейся в ванне без присмотра, был пошит "чепец Нептуна". Это детская шапочка с вшитыми по переднему ободку надувными резиновыми шариками или пенопластовыми кирпичиками на затылке…

Прихожу однажды с работы: "Где Оля?"

— Плавает в ванной, — отвечает жена, готовя ужин.

Заглядываю: действительно, Оля плавает на спинке, улыбается мне "головкой под Котовского", а рядом плавает "чепец Нептуна"… Самым надежным элементом шапочки должны быть завязки или пуговица с петельками по размеру.

Поплывет тот ребенок, родители которого погрузят его ушками в воду, не боясь, что она в них зальется. У грудничков слуховой проход относительно шире, обильно смазан жиром. Вода из него свободно выливается, не задерживаясь. Необходимо лишь по окончании плавания мягко промокнуть ушко полотенцем, повернув ребенка на бок, ухом вниз. Не стоит ушки затыкать ватой с вазелином, это снижает удовольствие от плавания, ухудшает ориентировку в воде.

Таковы контуры основного метода. Чародей Чарковский действует по-природному. Во-первых, он очень хорошо чувствует ребенка. Игорь Борисович считает, что психологическая подготовленность родителей к плаванию грудного — залог успеха. Он продемонстрировал нам такой опыт,

— Хотите, — сказал Чарковский, — я угадаю по плавающему ребенку, когда его мама придет с работы?

Естественно, мы выразили желание… В большой, и прозрачной, из плексигласа ванне плавало несколько — грудничков. Их "тренер" в белом халате ловко погружал в бассейн новенького и вытаскивал накупавшегося. В ванне творилось невообразимое. Один карапуз бултыхался на спинке, двое-трое под водой разыскивали какие-то блестящие предметы. Вот один из них ухватил браслет, сел на дно и стал спокойно рассматривать изделие, пробуя его на вкус. Словно и не было над ним слоя воды, словно он сидел на воздухе.

Мы затаили дыхание: "Когда же он вынырнет?" Две минуты грудного ныряльщика показались нам десятью. Он тем временем, не торопясь, приподнялся, набрал свежего воздуха и вновь уселся на дно… Надо всей этой вакханалией из XXI века, как чародей, колдовал Чарковский в белом халате…

Вдруг плавающий на поверхности карапуз забеспокоился, начал вращать головкой, скорчил гримасу плача. Игорь сказал: "Ну вот, пришла мама, она боится, что ее дитя утонет. Надо вынимать Костика из воды". Мы были поражены. От ванной до входной двери было не менее семи метров. Дверь еще была закрыта, щелкнул замок, и появилось испуганно-вопросительное лицо мамы Костика… Тогда мы поняли, какое большое значение для плавания Оли имело совместное с женой штудирование двенадцати статей о плавающих грудничках из журналов "Физкультура и спорт" за 1974-1975 годы.

Во-вторых, Игорь Борисович не флиртует с температурой воды. Он берет ее такой, какой она течет из водопроводного крана. "Хорошо, скажете вы, — если это летом. А если зимой? Ведь вода в кране доходит до +4°С?

На это можно лишь повторить, что попытайтесь "нащупать" еще приятную для малыша температуру воды, постепенно, день за днем, снижая ее на 1-2°С.

В-третьих, Чарковский избегает пунктуальности по режиму плавания младенцев. Он считает: "не раньше, чем через… минут после еды и не позже, чем… минут до еды" — переписано из методик для тяжелобольных. Напротив, Игорь Борисович предпочитает кормить ребенка именно в воде, помогая главной цели: научить плавать. Для этого он смастерил насадку на кончик чайника и надел на нее соску с дыркой. В чайничек наливается необходимый для питания сок или молоко…

Проголодавшийся ребенок тянется к соске. "Тренер" дает чайничек с соком. Плавая, малыш сосет, посапывая носом. Но вот Чарковский потихоньку начинает погружать носик чайника под воду. Вместе с ним постепенно погружается и личико сосущего. Одно другому не мешает: ныряющий грудничок легко расправляется с пищей под водой, не захлебываясь…

В гостях не всегда имеется такой чайничек. Находчивый маг кормит детей с ложечки кашей… Эта картина и сейчас стоит перед моими глазами. В плексигласовой ванне, как и прежде, плавают несколько проголодавшихся грудничков. Чарковский священнодействует: набирает ложечкой кашу из кастрюльки и подает ее очередному протянутому ротику. Проголодавшийся малыш захватывает порцию, а "тренер" начеку: погружает ее под воду. Но под водой есть с ложки не так удобно, как из соски. Часть каши попадает ребенку, часть — в бассейн… Так и бултыхались они рядом с "Иисусом Христосом", в белом халате. На этот раз терялся смысл прозрачной ванны: во всем ее объеме вместе с детьми во взвешенном состоянии плавала каша…

В-четвертых, Игорь Борисович предпочитает обучение нырянию с первых недель жизни ребенка. Он утверждает, что можно даже осуществить роды в воде. Последние должны пройти легче (из водной среды — в водную), а такой ребенок сможет пребывать под водой более естественно… Чарковскому не откажешь, во всяком случае, в изобретательности игровых форм обучения нырянию…

На дно ванны опускают яркие предметы, тонущие в воде: апельсины, морскую гальку, любимую игрушку и т.д. Если игрушка не тонет, ее утяжеляют, вставляя внутрь камешек или гальку. Такое "оживление" дна ванны привлекает маленького пловца. Он начинает его исследование, погружаясь раз за разом к яркому предмету.

Еще больший эффект достигается с карманным фонариком. Его заправляют в надувной детский шарик и плотно завязывают. Загерметизированный таким способом светильник погружают включенным на дно бассейна и выключают свет в ванной. Грудничок ничего не видит, кроме лучика фонарика, бьющего со дна. Он тянется к нему, натыкается на воду, затаивает дыхание и ныряет…

Настоящие чудеса проделал Игорь Борисович со своей дочерью Ветой. Ее, новорожденную ниже всяких норм — 1 килограмм 100 граммов, — он выходил за 3-4 месяца "жизни" в домашней ванне. Помимо вышеописанных способов, применил папа и естественный: запустил в ванну живых рыбок. Вот когда началась настоящая охота-игра с рыбками. Девочка прибавляла не по дням, а по часам. У нее появился хороший аппетит, крепкий сон. К четырем месяцам она уже догнала сверстниц по массе и длине тела и обогнала их по двигательной активности. Когда она начинала нырять и плавать за рыбками, в воде поднимались такие всплески и водовороты, что казалось: вот-вот и вся ванна выльется наружу.

Наигравшись таким способом и аппетитно поев, девочка тут же, в ванной, засыпала. Этому способствовал "чепец Нептуна", описанный выше. "Амфибия" безмятежно спала на спинке, носиком кверху под мерное журчание тонкой струйки воды. Это Чарковский устроил проток, чтобы вода в ванной не застаивалась…

К семи месяцам папа взял дочь с собой в бассейн "Чайка", где работал водолазом. Там кушать было труднее: папа оставлял бутылочку с соской на дне бассейна. Девочку это не смутило. Она ныряла на четырехметровую глубину и лакомилась там молоком. Не хватит воздуху всплывет и вновь погружается к своему лакомству…

Игорь Борисович подсчитал, что из часа девочка до 50 минут проводила под водой. Этому способствовали мультфильмы. Да, да — любимые и детьми и взрослы ми. Их прокручивали на подводный экран из специального окошка в стене ванной. "Амфибия" без устали раз за разом погружалась под воду, рассматривая приключения веселых фигурок. Умиленному папе возразили: семимесячный ребенок проявляет интерес лишь к светящемуся экрану. Игорь Борисович остроумно заменил мультфильмы хроникой. Вета перестала нырять…

В позднее время свет в бассейне гас. Папа, чтобы быстро находить дочь, привязал к ее спинке колокольчик. Понадобится: сразу ее отыщет, чтобы отбыть домой. Его поразила еще одна способность Веты. Девочка без труда разыскивала папу на бортике бассейна. Подумал: привыкла к темноте и видит. Попробовал спрятаться за тумбочку бассейна — тот же результат… Вот так, в чудесах, объяснимых и необъяснимых, рождался опыт, которому суждено было распространиться по всему земному шару…

К 3-4 месяцам плавательный рефлекс угасает. Запоздавшие обучению плавать родители беспокоятся: как же быть? Не стоит волноваться. На смену рефлексу пробуждается сознание. Методика обучения умению плавать раньше, чем ходить, должна быть дополнена "интеллектуальными" приемами. Главный из них: затаивание дыхания. Именно это умение должно прийти на смену плавательному рефлексу.

Можно начинать играть в затаивание дыхания с ребенком "на суше". Сначала папа говорит: "Затаил!" — я зажимает себе перепонки носа. Через несколько секунд, покрасневший, он с шумом выдыхает воздух и говорит: "Дышу!" После ряда таких "уроков", увидев, что ребенок проявляет интерес к игре, можно на возглас "Затаил!" закрыть и ему нос. Временем затаивания дыхания увлекаться не стоит. Важно, чтобы вся процедура-игра доставляла ему удовольствие.

На следующем этапе обучения занятия переносят в ванну. Хорошо, если "тренером" грудничка будет старший братик или сестра. Они садятся в воду, лицом к малышу и по команде "Затаил!" погружаются в воду до уровня глаз, чуть-чуть позже — с головой.

Наконец и самому грудничку "разрешают" затаить дыхание в воде. При этом ни в коем случае нельзя передержать затаивание дыхания. Дело в том, что инстинкт самосохранения в таком возрасте довлеет над сознанием. Мы не раз встречались со случаями, когда малыш наотрез отказывался лезть в ванну на протяжении месяцев и даже лет. При выяснении обстоятельств оказывалось, что в одном случае он обжегся горячей водой, в другом — больно ударился о бортик, в третьем — ему попало мыло в глаза.

Первое же погружение ребенка в воду с головой обернется "открытием": вода его "держит". Это уже половина успеха. Путь ко второй половине короче. Малыш начнет все чаще нырять, всплывая спинкой кверху Затем он попытается ручками достать яркий предмет со дна. Это и будет первый заплыв с погружением головы Постепенное разнообразие ныряния с барахтанием кончится тем, что ребенок сознательно начнет плавать.

Вскоре наступит и предел безмятежного плавания в домашней ванне. Примерно в годик малыш впервые дотягивается обеими ручками до бортиков бассейна. Возможность подержаться за твердую опору — надежнее и вновинку. Это определит выбор ребенка. Если нет других бассейнов, с годика до двух лет можете делать перерыв в плавании.

Тем не менее в два годика можно снова вернуться к занятиям в домашней ванне.

— Как?

— Все на той же интеллектуальной основе. Ребенок уже понимает смысл плавания, не держится за бортики ванны, а вытягивает руки вперед. Под ним снова — бассейн, в котором можно плавать. Теперь он будет внимать вашим объяснениям, изучая стиль "кроль на груди". Вы поддерживаете малыша рукой под живот и объясняете работу рук и ног. Самый трудный этап — координация движений рук, ног и головы — стоит осваивать методом показа. Абстрактное мышление в этот период только закладывается. Поэтому мы, например, "озвучивали" момент вдоха при по вороте головы в сторону. Таким образом, домашний "бассейн" может прослужить вам еще три года — до возраста пяти лет. В эту пору уже происходит набор секции плавания в крытые бассейны при Дворцах пионеров и спорткомплексов.

Отдыхая летом на открытом водоеме, не следует выпускать счастливую возможность поплавать с ребенком. И "бывалому пловцу", и новичку подойдет плавательный многосекционный пояс за 1 рубль 20 копеек. Он плотно облегает грудь и спинку, не мешая работе рук, как плавательный круг. Хотите, надувайте его слабее и слабее. Хотите — дождитесь, когда ребенок скинет его сам.

И Олег и Оля плавали в Хопре с этим поясом. Оба сняли его со временем, по своему желанию. Олег переплыл семидесятиметровый Хопер в шесть лет. Оля — накануне пятилетия. Для них особое удовольствие доставляют заплывы вдоль Хопра, по течению. Глядя на них со стороны, невольно сравниваешь экспедицию с плаванием уточек. Вот одна головка скрылась под водой (меряет дно), вот другая. Затем первая уже отфыркивается, вторая — только появляется.

Никто в это время не думает о закаливании. Но стоит заглянуть в таблицу купания школьников (не более 15 минут), как становится ясно: оно идет полным ходом…

Если будет предпринята попытка составить программу физического развития цивилизованного населения, то она непременно начнется с "плавать раньше, чем ходить". Трудно придумать что-либо более доступное и подходящее новорожденному. Ванны есть у абсолютного большинства семей. Навыки обучения нужны элементарные, учит сама природа. Малыш, раскрепостившись от сил гравитации, радуется неожиданной свободе. Вместе с тем приходит привычка дружить с холодом, жить активно. Трудно предсказать все благотворное влияние этого "возврата в океан", но несомненно оно — окно в третье тысячелетие.

Закал-душ

Наиболее доступной водной процедурой для родителей является домашний душ. Не надо куда-то идти, укорачивая утренний сон. Включил — и наслаждайся. Теплый душ для безмятежно спавшего безусловно приятнее.

Ряды тех, кто утром лишь умывается, завтракает и отправляется на работу, редеют. В XXI веке их будет меньшинство. Большинство же предпочтет размяться в первые минуты своего бодрствования.

Вторжение физкультуры изменяет отношение к температуре душа. Чтобы понять это, стоит вспомнить случай, описанный Кеннетом Купером в его книге "Новая аэробика". Один любитель бега с трехмесячным стажем был найден мертвым в своей автомашине.

Что же произошло? Малоопытный физкультурник побегав на довольно большом морозе, не остыв, уселся в теплый автомобиль. Вскрытие показало причину смерти. Во время бега кровь прилила к ногам. Ее отток от области сердца и головы в теплом автомобиле усилился: сосуды в тепле расширились. Человек потерял сознание, сердце его остановилось.

"Самое страшное, — пишет Купер, — что вы можете сделать, это пойти в парную баню или сауну немедленно после тяжелой тренировки".

Мы убедились, что после бега, разгоряченный, лучше воспринимаешь холодный душ, чем теплый. Прохладная вода "выдавливает" кровь из сосудов ног в верхнюю часть туловища: к сердцу и голове. По телу протекает приятная волна холода. Дышится легко и свободно.

Фактор времени тоже немаловажен. Любители "моржевания" тратят утром около часа на посещение открытого водоема. Бег доставляет не меньшее удовольствие. Зимой, в дополнение к нему, вы можете устроить "моржевание" в ванной. Оно обойдется в 15 минут, Скептики могут взять термометр и замерить температуру воды в проруби, на глубине полуметра, и в ванне. Она одинакова: +4°С.

Однако наиболее благоприятным для закаливания является так называемый динамический, или пульсирующий, микроклимат, при котором температура колеблется в определенных пределах. Так среди рабочих "горячих" цехов, где амплитуда температурных колебаний достигает 8-12 градусов, простудная заболеваемость во много раз меньше, чем в цехах с относительно постоянной температурой. Применительно к нашей теме это будет контрастный душ.

Он проводится следующим образом. Вначале одновременным поворотом обеих ручек крана "навстречу" устанавливают теплую струю (+37°С) и прогреваются под ней в течение 60 секунд. Данные рекомендации являются ориентировочными. У кого нет термометра для воды, можно определять температуру душа субъективно, как "умеренно теплую". Фактор времени можно учесть как ощущение "умеренно прогрелся".

На представленном графике (рис. 6) по горизонтальной оси отложена продолжительность душа в секундах, на вертикальной — температура воды в градусах Цельсия. Горизонтальная ось проведена на уровне так называемой "термокомфортной температуры" — около 34°С. Эта температура воспринимается нейтрально, как температура тела. Увеличение температуры душа до теплой струи (37°С) показано восходящим участком; прогрев под этой струей — горизонтальным участком. Длится он 60 сек.

Прогревшись, одновременным поворотом обеих ручек крана "врозь", устанавливают прохладную струю (30°С) и охлаждаются под ней в течение 60 сек. Субъективно такая температура воды определяется как "умеренно прохладная", время охлаждения — как "умеренно охладился".

Графическое построение этой процедуры изображено нисходящим участком кривой (уменьшение температуры душа) и горизонтальным участком (охлаждение под этой струей). Охлаждение длится 60 сек.

Следующий (II) цикл "прогрев-охлаждение" начинается поворотом обеих ручек крана "навстречу" до установления "достаточно теплой" струи (40°С). Под такой струей прогреваются в течение 60 сек до ощущения "достаточно прогрелся".

Графическое построение этой процедуры изображено восходящим участком кривой (увеличение температуры душа) н горизонтальным участком (прогрев под струей). Прогрев длится 60 сек.

Охлаждающая часть II цикла начинается поворотом ручек крана "врозь" до установления "достаточно холодной" струи (22°С). Под такой струей охлаждаются в течение 60 сек до ощущения "достаточно охладился".

Графическое построение этой процедуры изображено нисходящим участком кривой (уменьшение температуры душа) и горизонтальным участком (охлаждение под этой струей). Охлаждение длится 60 сек. Основное отличие II цикла от I — более высокая температура прогрева и более низкая температура охлаждения тела. Происходит своеобразная "раскачка" высоких и низких температур, а вместе с ними — диаметра кровеносных сосудов и, как следствие, циркулирующего по телу кровотока.

III цикл "прогрев — охлаждение" начинается поворотом обеих ручек крана "навстречу" до установления очень теплой струи (43°С). Под такой струей прогреваются течение 60 сек до ощущения "полностью прогрелся".

Графическое построение этой процедуры изображено восходящим участком кривой (увеличение температуры душа) и горизонтальным участком кривой (прогрев под струей). Прогрев длится 60 сек.

Охлаждающая часть III цикла начинается поворотом ручек кранов "врозь" до установления "очень холодной струи" (16°С). Под такой струей охлаждаются в течение 45 сек до ощущения "полностью охладился".

Графическое построение этой процедуры изображено нисходящим участком кривой (уменьшение температуры душа) и горизонтальным участком (охлаждение под этой струей). Охлаждение длится 45 сек. Как видно из графика, происходит дальнейшая "раскачка" высоких и низких температур душа, вместе с этим — диаметра кровеносных сосудов и, следовательно, циркулирующего по телу кровотока.

IV, заключительный цикл "прогрев-охлаждение" начинается поворотом обеих ручек крана "навстречу" до установления "горячей струи" (46°С). Под такой струей прогреваются в течение 30 сек до ощущения "распарился". При этом следует быть осторожным: горячая вода может обжечь тело.

Графическое построение этой процедуры изображено восходящим участком кривой (увеличение температуры душа) и горизонтальным участком кривой (распаривание под струей). Распаривание длится 30 сек.

Охлаждающая часть IV цикла начинается поворотом ручек кранов "врозь" до установления "ледяной струи" (зимой +4°С). Кран горячей воды полностью закрывается. Под такой струей охлаждаются в течение 30 сек до ощущения "отдельные части тела ломит".

Графическое построение этой процедуры изображено нисходящим участком кривой (уменьшение температуры душа) и горизонтальным участком кривой ("моржевание" под душем). "Моржевание" длится 30 сек.

Здесь представлена приблизительная схема контрастного душа, какой она сложилась в нашей семье. Количество циклов может быть иным, другой — температура воды и продолжительность фаз "нагрев-охлаждение".

Хочу подчеркнуть лишь одно обстоятельство — асимметрию теплых н холодных температур при контрастном закаливании. Если от термонейтральной температуры (+34°С) отнять самую холодную (+4°С), то получается диапазон "холодных" вод, равный 30°С. В это же время разница между самой теплой водой (+46°С) и термонейтральной составляет лишь 12°С. Таким образом, диапазон "холодных" вод, переносимый человеком под контрастным душем, в два с половиной раза больше диапазона теплых вод.

Это согласуется с упомянутым в 1 главе наблюдением. Напомню, грудные дети относительно легко переносят понижение температуры на теле на 3-5°С, но очень болезненно реагируют на ее повышение даже на 1-2°С.

Любопытно упомянуть и крайние, экстремальные случаи. В одном из них температура тела человека повысилась до +44,6°С. В другом — снизилась до +18°С. При этом люди остались живы. И в этих случаях-исключениях отношение "холодного диапазона" температур тела человека к "теплому диапазону температур" составило 2:3.

Напрашивается любопытный вывод. Человек предшествующей эволюцией, характером работы его системы терморегуляции более подготовлен к жизни на холоде. Победное шествие физической культуры не может не остановить утепление одежды. Модельеры XXI века, учтите это!

Нельзя сказать, что контрастный душ — простая бездумная процедура. Пока он войдет в привычку, с вас сойдет много пота. Вот некоторые общие методические рекомендации:

— втягивайтесь в контрастный душ постепенно, как вначале, так и после вынужденных перерывов занятий им;

— не форсируйте фазы "моржевания" и "распаривания";

— будьте осторожны в обращении с горячей водой, избегайте ожогов;

— добейтесь регулярных занятий на протяжении значительного промежутка времени (не менее месяца);

— овладев контрастным душем, попытайтесь заняться другими формами закаливания: хождением в облегченной одежде на улице и дома, хождением босиком, а может быть, и моржеванием.

Закаливание в бассейне бани

Своеобразную разновидность контрастного закаливания можно получить в парной с бассейном. Горячая часть контрастного душа заменяется парной. Целесообразно париться до своеобразной "границы удовольствия", когда удовольствие от горячего пара переходит в безразличие к нему (но — не в неприятные ощущения). Очень приближенно это время можно оценить в пределах 5 минут.

Вслед за этим направляются в бассейн холодной воды с температурой, например, около 8°С, Погрузившись в воду с головой, задерживают дыхание, затем лежат в бассейне до "границы удовольствия", пока перенесение холода воды доставляет удовольствие. Ориентировочно для воды 8°С это время составит для закаленного 0,5 минуты.

У меня не идеальное отношение к парной процедуре: пока редко беру в руки веник. Все дело, видимо, определяет настрой: иду в парную, чтобы расслабиться. Залезаю на самую верхнюю полку и сижу не шелохнувшись до "границы удовольствия". Когда появляется безразличие к пару, плюхаюсь в бассейн, дорога к которому занимает полминуты. В этот момент нет ничего приятнее ледяной воды. В бассейне вы можете прочувствовать и вкус к проруби. Лежишь в воде, блаженствуешь, пока не почувствуешь прохладу ступнями ног.

На третьем-четвертом цикле "пар-бассейн" иногда залеживаешься и до минуты. Если встречается напарник-здоровяк с бицепсами — и того больше. Особенно когда поспоришь "на шашлык"; кто дольше высидит. Но надо не просто высидеть, а сохранить приятную мину на лице… Так и лежите рядом в бассейне, лишь головы выглядывают на проход. По нему идет банщик. Прочитав какое-то противоречие на лицах лежащих в бассейне, он с пониманием крутит пальцем у виска…

В увлечениях и шутках проходят многократные нагрев и охлаждения организма. Нормой для себя считаю 10 циклов. Когда с сыном торопимся заниматься, укорачиваю до шести.

Мы, мужчины, и в парилке занимаемся "теорией". На меня косятся: отрицает веник. Ведь веник — у это прекрасный массаж. Отбиваюсь. Во-первых, к венику еще подойду, я его не отрицаю. Во-вторых, циклы "прогрев — охлаждение" — это тоже своеобразный массаж, если хотите термомассаж.

Веник может отхлестать вас на глубину пусть полсантиметра, воздействует главным образом на поверхность кожи. Это прекрасно. Но зачем отрицать термомассаж? Прогрев на верхней ступеньке парилки добирается до глубоких слоев тела, толщиной 3-4 сантиметра. В этой "оболочке" сосуды расширяются, кровоток значительно увеличивается. Тело как бы набухает. Контрастное воздействие холодной температуры бассейна приводит к обратному эффекту. Сосуды сжимаются, выталкивая из "оболочки" внутрь тела до 50 процентов циркулирующей крови. Трех-четырехсантиметровый слой конечностей и скелетной мускулатуры сжимается. Чем не массаж?

Только на этот раз массаж под воздействием температуры — термомассаж.

По завершении "моржевания" следует умеренно прогреться и хорошо растереться. Регулярные контрастные закаливания могут повысить общую сопротивляемость (резистентность) организма. Простудные заболевания отступят. Об этом много слышишь, сидя на полке в парной. Вот один из рассказов.

"Особой болезненностью я не отличался, но вместе с тем за последние годы до увлечения парилкой не было зимы, в течение которой я не бюллетенил по причине простуд раза по 2-3. Однажды, готовясь к экзаменам в читальном зале, я, уставший, взял подшивку журнала "Физкультура и спорт". Неожиданно для себя я нашел там много интересного, поделился с женой.

Почему мы остановились на контрастном закаливании, сейчас трудно вспомнить. Может быть, потому. что эта "физкультурная мера" хорошо вписывается в быт — мыться в бане и принимать душ все любят. A такого риска, как, скажем, при "моржевании", нет.

Словом, попробовали, втянулись и только по прошествии зимы "обнаружили" непривычное: ни разу не заболели. Но самое главное — контрастное закаливание стало нашим пристрастием, мы "ждали" свидания с ним. Потом догадались, почему это происходит. Оно поднимает настроение, придает бодрость на целый рабочий день, вселяет оптимизм.

Оно стало другом, будоражащим ритуалом".

Заплыв-марафон

Тем, кто сдружился с холодом на протяжении многих лет, может оказаться интересным такая форма закаливания, как заплыв-марафон. Проводится он, разумеется, в летнее время года, при температуре воды не ниже +20°С.

Подходить к такому заплыву необходимо тоже постепенно, набирая форму, А это лучше всего удается в отпуске…

Нам, с приезжающим в отпуск в Урюпинск земляком, давно хотелось проплыть против течения реки Хопер от нашего места купания до моста. Плавать поперек 60-70-метровой реки в течение длинного пляжного дня скучно. Напрашивается заплыв вдоль реки. Плывя по течению, оказываешься вдали от пляжа. Предстоит длинный обратный путь пешком. Вот и решили сплавать против течения.

Многократные попытки не принесли успеха. Стоило доплыть до поворота реки, как нас течением отбрасывало назад. Так и оставалось намерение до следующего отпуска.

Однажды я нарисовал реку в виде синусоиды (рис.7), Получалось, что течение, ударяющее в верхний выступ 1 реки (который выше по течению), должно отражаться от него и устремляться к противоположному берегу, к его верхнему выступу 3. Вторая часть полуволны синусоиды (нижние выступы 2 и 4) должна обтекаться более спокойной, стоячей водой.

Присмотрелся к реке. Действительно, на местах нижних выступов виднелись камышовые заросли. Они, как известно, растут в спокойной воде.

Сразу возникла тактика. Доплыть по воде нижнего выступа вдоль берега до быстрины и сразу устремиться к противоположному берегу. Там будет "тихая" вода нижнего выступа. По ней преодолеть расстояние до верхнего выступа н снова — на противоположный берег…

Впервые за много лет удалось проделать двухкилометровый маршрут до моста против течения и обратно за полтора часа. Стартовал и финишировал у одного и того же места. Общее время плавания получалось вполне приличное, как в бассейне. Пляжный день наполнился смыслом.

Река не рисует строгую синусоиду. Где-то почва мягче, больше размывается, где-то этому препятствует лес. Обращая внимание на скорость плавания относительно берега, стал уточнять географию "озер" в реке. Увлечение привело к тому, что время заплыва сократилось полтора раза до часу.

За это время набрал приличную форму, как по скорости плавания, так и по закаливанию в воде. Любопытно было измерить скорость течения Хопра. Осуществил это двумя способами. С ватагой подручных ребятишек равномерно расположились на мосту, по всей ширине реки, с оранжевыми цветами в руках. Каждый цветок был утяжелен воткнутым в стебель гвоздиком.

По команде ребята бросили цветы в воду, я включил секундомер. "Венок" плыл вдоль измеренного маршрута. По первому из цветов секундомер был выключен "на финише". Для определения скорости реки оставалось длину маршрута разделить на время. Она оказалась равной 1,2 км/час.

Контроль замера был проведен по заплывам против течения и по течению на том же отрезке реки. Составлена простенькая система двух

t1-t2

Vр=Vп----------, где

t1+t2

Vп-- скорость плавания, км/час (определяется в бассейне);

t1 -- время заплыва против течения, час;

t2- время заплыва по течению, час;

или:

S 1 1

Vп= --- (---- + ----) ;

2 t1 t2

S 1 1

Vр= --- (---- — ----), где

2 t1 t2

S — длина отрезка реки.

Контроль подтвердил ранее найденную скорость реки. Мысль невольно метнулась в сторону "маршрута детства": Михайловка — Урюпинск. Именно в таком порядке Хопер обтекает сначала родину моей мамы — станицу Михайловскую, затем — мою.

По суше путь занимает около 20 километров… Но река извилистая, отклоняется от прямого маршрута. Поиск подробной карты района из милиции и воинской части привел меня в исполком. Дежурный оказался рыболовом. Он показал, что по воде путь займет не менее 35 километров. Нашли карту-кальку без указания масштаба и подробных изгибов реки. Прикинули — вроде около того.

До конца отпуска оставались считанные дни. Заплыв был назначен на понедельник, 16 августа 1982 года. Температура воды +21,3°С, Не улыбайтесь. Метролог знает, как поверить термометр по образцовому и как "выжать" десятую градуса из него. Контроль нуля термометра велся по температуре таяния льда из холодильника. Самая большая погрешность замера — 0,5°С.

Режим дня был определен следующим образом. С утра — "разминка" пробежка Урюпинск — Михайловка. Мать, сын и двоюродный брат выехали в Михайловку автобусом… Трудно передать ощущения от забега по "маршруту детства", хоженного не однажды от мамы к дедушке и обратно…

Впервые это произошло, когда мне было пять лет. От того раза не осталось никаких впечатлений, кроме зноя длинной степной дороги, запаха полыни и усталости. Мать шла впереди, не останавливаясь. Я, изнемогший, садился на дорогу и начинал плакать. Клавдия Александровна понимала: как только остановится, меня никакими силами не поднять.

Эту "прогулку" по Сталинградской области мы делали по нужде: шел 1943 год. Мать несла от деда кое-какие припасы и взять на руки меня не могла… Когда ее контуры уменьшались на дороге до размеров куклы, я вскакивал и с ревом пускался догонять.

И странное дело: такой надрыв не кончился отвращением. Наоборот, взрослея и отправляясь на лето к дедушке пешком все тем же маршрутом, я все больше влюблялся в него. Сначала обращал внимание на окружающую природу, чтобы не заблудиться. Примечал, после дороги в лесу на пути из Урюпинска должно встретиться озеро, где на берегу из родника можно попить студеной воды.

Сразу за этой третью маршрута начиналось поле. И словно не было густых зарослей, боязни сбиться с пути, лесной прохлады. После короткого подъема на гору слева появлялся хутор Котовский с куполом его церкви. Поле наполняло пространство сухим жарким воздухом и стрекотом кузнечиков. Просторы казались бесконечными. В медоватый запах белых цветов и чебреца примешивалась горьковато-душистая полынь.

Ноги мерно, теперь уже приятно-устало отсчитывали шаги. Губы обвыклись с сухостью. Степь шла под уклон, вновь поднималась вверх, сопровождаемая сторожевым — — куполом Котовской церкви. Наконец на одном из холмов, впереди внизу, из-за низинного леса-займища показывалась колокольня Михайловской церкви. Та самая, с которой отстреливался дед Данила с "орленком красного Хопра" — Петькой Негробовым…

Вот она — центральная точка маршрута. Из нее еще видна Котовская церковь, прилежащая к Урюпинску, с которым ты расстаешься на лето. А впереди — глава Михайловской церкви. Такая вот связь времен…

Начинается спуск к лесу. Он пролегает мимо живописного Вдоволова. То ли в ходе длинного перехода степью ежедневные заботы постепенно вытесняются из сознания, то ли действительно это место располагает к раздумью, тянет к вечности. Первое напоминание о ней — кладбище справа. Оно стоит на пригорке, огороженное неровной стеной из разнообразных глыб камня-песчаника. Кресты над могилками самые разнообразные: от древних, покосившихся над заросшим лебедой холмиком до современных железных надгробий над ухоженными участками. Кое-где видны звездочки…

Лежат предки… Сколько десятилетий, сколько столетий? Может быть, со времен грозных набегов татар, когда лилась кровь, сжигались селения и люди уводились в рабство?

Казалось: все погибло, жизнь вымерла. Но нет! Упрямый дух казака возрождал былое, станицы отстраивались заново. И вот уже на спуске, у самой речки построена водяная мельница. Какие чувства она мне навевала!

Вечность. Я сидел у нее, любовался журчанием воды и ждал чего-то необычного… Вот сейчас придет мельник, откроет дверь, и потянутся к нему со всей округи обозы с мешками пшеницы…

Но мельница молчит, и я вижу заброшенный старый дом на обочине хутора. Окна его заколочены крест-накрест досками, забор повален. Не в город ли поспешили хозяева, перекрестив досками не только окна, и но и всю прошлую жизнь на природе? Как им там живется?

Вероятно, есть жилье с удобствами, модная одежда, продукты питания из магазина. Все есть, а душа — не на месте. Высокие дома, восхищавшие их после приезда, теперь заслоняют от них такие красивые зори над полем. Обилие встречных, с каждым из которых хотелось поделиться радостью переезда в город, превратилось в бесконечную толпу. От нее спешишь укрыться в квартиру-клетку. Казавшиеся такими красивыми болгарские помидоры, словно выращенные по шаблону, лишь жалко напоминают по вкусу о мясистых сладких домашних великанах…

По преданию, Антей терял силу, когда его отрывали от земли… Не поэтому ли чувствуют себя уехавшие хозяева временно живущими в городе? Хотя лет пошло и немало, а не приходит в сознание ощущение вечности бытия, такое естественное во Вдоволове и на этой дороге детства…

Идешь дальше по обочине прихоперского леса. На лугах встречаешь пасущихся коров. Далее — подъем в Краснояровку, рядом с которой, на высоком песчаном берегу Хопра, покоятся уже твои предки… Минута молчания…

Впереди — хутор с историческим названием Форштат. По преданию, Петр I основал его, направляясь в Воронеж на строительство своего южного флота… Михайловская церковь уже во весь свой возвышающийся рост притягивает: давай быстрей. Заходишь по пути к деду Антону и бабушке Наташе, которая "как сейчас" помнит своего легендарного брата Петьку. И вот она, Первомайская улица, на которой стоит срубленный дедом еще в пору звенящей юности дом…

Забег сжимает впечатления до размеров справочника-путеводителя. Восходящее утреннее солнце ласкает с правой стороны. День еще не вошел в силу. В Краснояровке встречаешь молодую цыганку и спрашиваешь: "Скажи, красавица, повезет ли мне сегодня?" Она, улыбаясь, отвечает: "Да".

В доме у деда я достаю из вещей приехавших родственников две майонезные баночки. В первой из них — мое дневное сегодняшнее питание мед. Его я выпью сейчас без бутербродов за парой чашек чая. Во второй - куриный жир. Им я разотрусь перед заплывом, у Краснояровки, у могил предков. Расчетное время старта — 11 часов. Это позволит мне, плывущему со скоростью 3,5 км/час (2,3 км/час — моя скорость; 1,2 км/час — скорость реки), преодолеть 35 километров реки за 10 часов — и быть дома засветло, в 21 час. Забегая вперед, скажу, что куриный жир держался на мне две трети маршрута. На плаву проведешь ладонью по коленке еще скользит…

После чая зашли к родственникам, живущим в станице. Один из них, Алексей Никитин, только что справил шестидесятилетие. В войну был разведчиком, чудом взбежал расстрела. Сейчас готовился к путешествию на машине по местам героической юности.

От него зашли к местному писателю Борису Лощилину. Это колоритная фигура. Еще в тридцатые годы он навещал земляка Шолохова в качестве корреспондента "Комсомольской правды". Патриот станицы Михайловская, он и летом и зимой хранит свою монашескую обитель — дом в зарослях клена и черемухи, в которых в майскую пору поют соловьи.

Постучишь громко в калитку и ждешь. Хозяин, громадина под метр девяносто, зимой в фуфайке на голое тело, летом — с обнаженным торсом — неторопливо идет открывать. Усадит гостеприимно и приготовится внимать своим добродушным, с чуть раскосыми глазами лицом. Вдруг откуда-то важно, походкой хозяина, появляется громадный пушистый рыже-белый кот. Степенно, без звука усаживается на колени хозяина, не удосуживая нас взглядом…

Выслушав мою затею с плаванием, не стал отговаривать. Своим громадным житейским и писательским опытом понимал: предприятие неотвратимо, как судьба. Бескрайне человеческое самоутверждение. Даже на мой подсчет, что за десятичасовой заплыв я совершу около 20 тысяч гребков-толчков, резонно провел параллель. "Твой дед, плотник Александр Александрович, своими руками построил столько домов в округе. Разве он, махая от зари до зари топором, меньше делал движений?"

Вместе с тем Борис Степанович привел несколько примеров из своей молодости, тактично повествовал на тему опасностей маршрута. Он начал с того, как однажды сам напоролся на перемет — притопленную поперек реки веревку с привязанными к ней крючками… "Любят иногда рыбаки-браконьеры часть реки перегораживать и сетями. На плаву ее не заметить: она сантиметров на двадцать ниже поверхности воды, а на быстром течении в ней легко запутаться…"

Хрестоматийным для местных жителей стали и случаи с корягами притопленными корневищами деревьев. Бурные весенние воды отмывают с окраины леса пенек или целое дерево и кувыркают его вдоль по течению. В каком-либо месте, чаще у берега, набухшею от воды дерево заякоривается. Его нижнюю часть заносит песком, а верхняя, бывает, колом стоит под поверхностью воды, навстречу течению. Разбегается паренек по весне прыгать с этого, еще прошлым летом безопасного обрыва, и печальной вестью по всей округе расходятся круги от рокового прыжка…

Однако главной опасностью Лощилин все же считает переохлаждение: мыслимое ли дело 10 часов кряду болтаться в воде. Что-то не припомнит он сходного случая из своей долгой жизни. Резонно возражаю. Хопер это не море. Вышел из воды и иди пешком по дороге детства…

Последняя фраза писателя; "Когда ходили катера, с нас брали деньги за 55 километров пути" — не раз вспомнится мне потом на плаву.

…В беседах не заметил, как отодвинулось время старта. Он пришелся на 14 часов 33 минуты. Простой подсчет показал бы, что минимум два часа придется плыть в темноте, на ощупь. Но солнце стояло в зените, красноярский песок сиял своей белизной, зеленовато-стальные воды Хопра манили: вперед!

Стиль плавания на таком продолжительном маршруте имеет особое значение. Перепробовав четыре известных (вольный, "дельфин", на спине и брасс), остановился на последнем. В отличие от других видов брасс гармонично нагружает сгибательные и разгибательные мышцы рук и ног. Вольный, "дельфин" и на спине используют прямые руки и ноги. Это перегружает мышцы-разгибатели и недогружает мышцы-сгибатели. Темп трех первых стилей по сравнению с брассом — высокий. В них трудно организовать длительную фазу отдыха-скольжения.

Брасс начинается вытянутыми вперед руками с гребка ими в стороны (вдох). Выполнив его, прижимаешь кисти к груди, а согнутые в локтях руки — к бокам. Во время гребка руками ноги кратчайшим путем подтягиваются "в позу сидения".

Затем выполняется мощный толчок разгибающимися ногами назад в сторону с их последующим сведением вместе. Руки выпрямляются вперед. Если понаблюдаете за плавающим лягушонком, обнаружите аналогию с описанной второй фазой. Третья фаза — скольжение прямого тела с вытянутыми вперед руками (выдох). Если ее не комкать, то получается приятный, кратковременный отдых. Вода мерно журчит по кончикам ушей. Нос выдувает пузырьки. Все тело расслаблено, иногда даже покачивается на течении.

В зарослях брассом вязнешь, переходишь на кроль. На заплыве-марафоне не стоит часто погружать голову в третьей фазе — скольжении: через несколько километров голова начинает мерзнуть. Если ее все время держать приподнятой, устают шейные мышцы.

Выход был найден простой. Во время четырех гребков руками я клал голову на левое ухо, рассматривал правый берег реки. Четыре гребка голова держится прямо, вода скользит по рту. Четыре следующих гребка голова ложится на правое ухо, рассматриваю левый берег реки. Затем снова смотришь прямо, и все повторяется сначала.

Может ли быть скучным такое путешествие? Ты рассматриваешь берега реки не сидя в лодке. Лодка приподнимает тебя над водой, отделяет от нее. Поле зрения окаймляется бортиком лодки. Скрип и плеск весел заглушают журчание воды, шелест прибрежных кустов, пение птиц.

Погрузившись в воду, ты растворяешься в природе. Глаза-свидетели наблюдают за ней в каких-нибудь пяти сантиметрах от поверхности воды. Происходит "съемка скрытой камерой". Одна за другой открываются тайны, дотоле тебе неизвестные.

Вот речка, сверху кажущаяся ровной гладью, вдруг приподнимает тебя над собой. Руки и ноги чиркают по промытому бело-желтому бархатистому песку. Поднимаешься, с удивлением бредешь по колено в журчащей воде, вдоль середины реки. Стаи рыбок с любопытством подплывают к твоим ногам, рассматривая такое редкое в этих местах диковинное существо. Набожной старушке со стороны это может показаться шествием святого после прошедшего праздника — ильина дня…

Вдруг красноярский перекат резко обрывается. Озябшее на ветру тело обступает теплая, мягкая вода. Начинаешь привычно скользить в ней, поглядывая на очередной поворот реки. Весь левый берег усеян стелющимися мелкими белыми цветами — кашкой. В этой излучине реки ветра нет, и по воде стелется их пьянящий, расслабляющий медовый запах. Закрываешь глаза и блаженствуешь в какой-то невесомости, в сказке, чувствуя теплые блики солнца на лице…

Через некоторое время замечаешь, что слева к Хопру пробивается какой-то приток. Прикидываешь расстояние. Так и есть: это та самая вдоволовская речушка Косарка, на берегу которой предприимчивый хозяин соорудил свою водяную мельницу. Невольно сравниваешь водный и сухопутный маршруты: какие они разные…

Путь водный кажется растянутым по времени. Сколько плыл — никого из людей не встретил, словно плыл в небытии. Наконец впереди слева, па берегу, зачернело стадо коров. Подплываешь ближе. Непривычно наблюдать отсюда, из воды, ту, другую, сухопутную жизнь. Здороваешься с пастухом. Он с удивлением узнает, что ты стартовал в Михайловке, еще больше — что плывешь в Урюпинск. Говорит, что сейчас полпятого и что дальше, от хутора Батрацкого, Хопер круто пойдет вправо, на запад, к Добринке. Засветло вряд ли доберусь. Коровы уныло ходят по берегу под палящими лучами солнца, вяло жуют траву. Прощай, сухопутная жизнь…

Солнце уже не в зените, а Хопер- все подворачивает и подворачивает направо, на запад. Стали встречаться белые песчаные косы, то слева, то справа на берегу. Они украшают зеленый ландшафт, но без человека кажутся безжизненными, ненужными. Невольно представляете себе и всю планету, опустевшую в результате какого-либо происшествия: то ли космического, то ли военного. Открываешь для себя, что притягательность на шей Земли имеет смысл, если она населена. Только человек способен одухотворить красоту, понять и отобразить ее. Поэтому его присутствие необходимо: оно дополняет природу, оживляет ее, придает ей смысл…

Солнце склонилось к горизонту, и ты уже плывешь прямо на него, на запад. А Урюпинск — на юге. Первый раз вспоминаешь слова Лощилина: "Когда ходили катера, с нас брали деньги за 55 километров пути". Вот уже слышно тарахтенье тракторов, где-то там, в поле, за бугром. Длинный уборочный день в разгаре… Может быть, это Добринка. Наконец Хопер начинает поворачивать налево. Солнце, подходя к горизонту, светит тебе уже в спину.

Ты как-то с надеждой оглядываешься на него назад: "Ну посвети еще, ну, что тебе стоит?" Успокаиваешь себя тем, что после его захода еще целый час светлого времени. Но что значит час на этом длинном пути?

Только порассуждал на эту тему, как сумерки обволакивают прибрежные места. Затихают на них все признаки жизни. Не порхают бабочки, малахитовые стрекозки, стрелообразные ласточки.

Тело давно пообвыкло с прохладой воды, оно ее не чувствует. Пробую коленки, жир стерся. Пальцы рук стали волнистыми, как в детстве после долгого купания. В третий раз вспоминаю напутственные слова Бориса Степановича о 55 километрах пути. Они наполняются реальностью. Вопрошаю себя: "Что же мне всю ночь плыть на ощупь? Ведь сейчас, в темноте, и дорогу не найдешь, и о кустарник исцарапаешься.

Наступила темнота, а ничего похожего даже на приближение хутора Котовского. Не видно огней, не слышен лай собак. Над головой разверзлась бездна темного южного неба с контрастно-яркими звездами. Всего какие-то 600 километров южнее Москвы, а картина разительная. Выйдешь ночью и любуешься манящими ввысь, к другим мирам, холодными звездами. Может быть. мы н вправду спустились оттуда?

На земле после такой вдохновенной мысли отправляешься восвояси спать на мягкую кровать, А каково здесь, в воде? Тело уже начинает ощущать холод. Глаза спасительно ищут на небе серп луны. Но нет. Не суждено было мне в ту ночь, 16 августа 1982 года, увидеть даже ободок молодого месяца… "55 километров…"

Ну, что ж, приготовимся к худшему, будем плыть ночь. Зато, если повезет, при ярком солнце, которое днем было так ко мне благосклонно, причалим к Урюпинскому берегу,

Принятие решения еще не избавляет от трудностей пути, но включает резервы организма. "Ответный залп на глаз и наугад! Вдали пожар и смерть: удача с нами!" …Ты прав, Лощилин. 55, так 55! Я пью за твое здоровье эту студеную воду, ее столько много. Я глотаю, не исключено, те глотки воды, рядом с которым ты вчера зачерпнул свое ведро…

Откуда жажда? Быть может, это долгий путь в воде вымыл из тебя соли и вместе с ними — воду? А может, это просыпается жажда жизни?

"Еще не вечер!" Наваливаюсь на воду с новой силой. Очень хочется жить. От такой атаки даже течение пошло на убыль. Впрочем, нет, мне это не кажется. Вода действительно стала спокойнее. Это может быть тогда, когда русло реки расширяется.

Кромешная тьма. Вода — стоячая, куда плыть? Как не заблудиться в этом хороводе звезд? Ведь у Хопра в займище, слева, столько старых русел, озер и притоков. Стоп: "слева". Значит, надо держаться правее. Спокойнее. Вот уже слышен отдаленный лай собак. Но пойди разбери, чьи они, в каком они селении.

Если котовские, то до Урюпинска — 7 километров, два часа на плаву. А если нет… Вроде бы по берегам стал появляться лес. Его не видно, но ощущаешь каким-то чувством кудрявые верхушки плакучих ив. Стараюсь плыть примерно посредине… Гребок, другой… стоп! Руки упираются в притопленное бревно, а вот и сам берег. Уныло заброжу назад, в воду.

Мне уже все равно. Полагаюсь на судьбу. Если суждено, значит, проплыву… Но ведь там, в Урюпинске, — близкие. Ты им обещал быть засветло. Дети еще легкомысленны, переживут. А жена и мать? Пусть они привыкли к чудачествам "моржевания", длинным забегам. Но как побороть мысль о том, что плыть в темноте вдоль реки — это не то же, что перемахнуть ее с берега на берег засветло? Ведь на каждом ее участке собраны немалые "жертвоприношения" на протяжении долгой жизни матери…

Позже узнаю, что, когда стемнело, все они, выражая последнюю надежду, что вот-вот появится тот, кого ждут, — все они хором не раз проскандируют: "Во-ло-дя!.."

А Володя тем временем напряженно всматривался в горизонт над рекой. "Неужели светлеет?"

Так и есть! Это появилось зарево урюпинских огней над новым автомостом через Хопер! Здесь, на природе, вдали от промышленных строек и высотных домов он поражает своей величественностью. Его высокие, на случай весеннего паводка, пять пролетов гордо возвышаются над красивыми берегами, являют собой памятник бурному XX веку.

Ощущение "доплыл!" придало силы. Радостный "пробурлил" мимо комсомольских гор. Когда-то, в пятидесятых годах, это были красивые каменные пирамиды. Их можно было сравнить, если не с красноярскими столбами, то с Жигулевскими горами на Волге. Но строился Волго-Донской канал. Требовался камень-песчаник. Мы, урюпинцы, привыкли тогда к эхам взрывных работ и потоку машин с камнем, уходящих на юго-восток. И что в то время я, суворовец, а затем — курсант летного пища, мог думать об охране окружающей среды? Жизнь и природа были для меня бесконечны…

Это сейчас, спустя столько лет, возникла мыс о необратимости утраты; "Если бы можно было, как в кино, "сзаду наперед", подвезти камни к горе и взгромоздить их в возвышающийся над красотами окрестностей монолит…"

А вот и овраг со "святым колодцем". Те, которых уже не переделать, старушки — "божьи одуванчики", родившиеся до революции, ходят сюда по религиозным праздникам. Чинно идут они по свежему утреннему воздуху лесной тропой небольшими группками. Тихо' разговаривают…

Это их "физкультура"; духовная и телесная. Кому они мешают? Какой досуг, какое очищение им могут предложить взамен? Однако взял кто-то да и засыпал "злосчастный" колодец с помощью самосвалов… Но природу с наскоку не одолеешь: пробил себе родничок выход рядом, и еще шире и сильнее забилась его хрустальная чаша…

Под автомостом проплываю осторожно, вытянувшись "щучкой": предупредили, что после строительства много глыб камней и арматуры с острыми краями осталось здесь же. Еще небольшой отрезок, еще одно препятствие — остатки старого пешеходного моста. Он был построен еще до войны и помнится из далекого детства высоким, со множеством свай-ходулей…

Однажды мы с матерью добывали "военную пищу"- искали ракушки в Хопре, недалеко от того моста. Насобирав их целую кучу, тут же раскрыли, освободив створки от мяса. Я полез по обрыву Хопра, взялся за корень дерева. Тот не выдержал, лопнул, и я со всего маху спиной и головой врезался в кучу острых створок ракушек.

Кровь пошла ручьем. Не помню, откуда у матери появился бинт. Голову перевязали… Шел, забинтованный, по старому мосту, гордо подняв голову. Мне казалось, что я стал участником той гигантской битвы за судьбу человечества, которая решалась и здесь, на сталинградской земле…

Финишировал у нового пешеходного мостика, в семистах метрах от родного дома. Дошел, кинулся к часам. Они показывали 0 часов 40 минут. Если вычесть 7 минут ходьбы от моста, то получится фантастическое совпадение, 0 часов 33 минуты. Именно в это время истекали 10 часов заплыва…

Теперь потребовался ужин. Съел разогретое первое, второе и попросил разогреть компот… Его обычно люблю пить ледяным, из холодильника… Заснул тут же, умиротворенный, с чувством святого очищения…

Однако этого хватило лишь на год. Следующий, 1983 год захотелось удлинить маршрут до 45 километров. Именно на таком расстоянии от Урюпинска, теперь уже вниз по Хопру, находился хутор Дубовский. Там живет двоюродный брат Валентин с женой и детьми. Расчетное время плавания 13,5 часа. Температура воды +24,5°С.

С учетом уроков предыдущего заплыва стартовал чуть рассвело, в 6 часов утра. Сразу стал тренироваться на нестандартные ситуации. Затаивал дыхание на вдохе, выдохе, полувдохе. Нырял и имитировал вытаскивание крючка из бедра ноги.

Стали появляться головки коряг. На этот раз подходил к ним грамотно. "Вычислял": с какой стороны стоит лес, где больше опасность встретить коряги. Если это кол, то в какую сторону может тянуться перемет и т.д.

После такой подготовки и опыта марафона-82 стал плыть как турист, любуясь берегами Хопра…

Вот высокий правый берег и вовсе стал забираться ввысь, покрылся деревьями. На его крутых склонах наливаются соком гроздья-ветки темных с поволокой слив. Вдруг там, на самом верху, во всей красе предстала "избушка Бабы Яги" — рубленый дом с остроконечной, возвышающейся над деревьями вершиной. Диву даешься: как она могла туда забраться, не иначе как на "курьих ножках"?..

Поворот реки скрывает парящую в воздухе избушку. Вот новая картина, теперь уже — слева. Низкая лужайка утопает в бархатной траве. Ее окаймляет красивый развесистый кустарник. Солнце бликами играет в прибрежной воде. На лужайке, наклонившись, ходят ребятишки: то ли ягоду собирают, то ли грибы.

Всматриваюсь и узнаю: это они, босоногие мальчишки из моего детства. Кажется, что среди них и я сан бреду, семилетний, ощущая прохладу утренней росы… Связь времен комком подкрадывается к горлу: "…И равнодушная природа Красою вечною сиять…"

Вода-83 теплее, но плыть дольше… Постепенно ловлю себя на мысли, что потерял всякую бдительность. Покажется коряга над водой, лишь приму правее или левее без "вычислений" и плыву дальше. Понял, что в неожиданной опасной ситуации вряд ли буду действовать так энергично и определенно, как тренировался утром.

Почему-то пришли на ум дикие кабаны, о которых рассказывал Валентин. Они водятся в займище, на семикилометровом пути от Хопра к Дубовке. Если выйти пораньше, можно обойти эти места. Все равно Хопер обтекает Дубовку полукольцом…

В густых прибрежных зарослях меня ожидало обилие ежевики. Эта фиолетовая, по форме похожая на малину ягода растет на колючих кустах. Ее, кисло-сладкую, много не съешь в обычную пору: рот вяжет, появляется оскомина.

Но не это испытание выпало на мою долю. Я пораэился, с какой жадностью принялся "уплетать" ягоду, не обращая внимание, вполне ли она созрела. В ход пошли и наполовину зеленые, наполовину фиолетовые ягоды. Я не замечал ни кислоты недоспевшего сбора ни колючек кустов, ни туч комаров, облепивших мое голое тело… Так, видимо, ели наши далекие предки…

"Моржевание" (Ударное закаливание. График выживания человека в воде)

Заплыв-марафон можно назвать летним "моржеванием". Это справедливо и по образу, и по существу. Пусть радуются африканцы: и их континент может стать приютом моржей… Если они, конечно, научатся уплывать от крокодилов…

На большей части территории нашей страны летнее тепло — тайм-аут Дедушки Мороза, разноцветный дорогой подарок природы. Все это: и зеленую траву, и красно-синие цветы, и белые грибы, и сочные ягоды, и спелые плоды, и теплые реки — мы получаем после торжественного весеннего обряда, один раз в году.

В остальное время заплывы-марафоны исключены. Наслаждаются водой лишь "моржи" да плавающая в ней живность. Отсюда понятно, почему именно в России "моржевание" столь развито. Есть и другие страны с суровым климатом, скажем, Финляндия и Аляска. Но финны смягчают прорубь сауной, а Северный штат США отделен от остального населения Канадой.

Вообще же закаливание организма известно на протяжении многих веков. Оно являлось неотъемлемым элементом системы физического воспитания у греков и римлян. Интересны письменные свидетельства современников о закаленности русских людей. Они приведены в книге профессора Саркизова-Серазини "Основы закаливания". Секретарь Гольштинского посольства Адам Олеарий, бывший в России в 1630-х годах, писал: "…так как бани их обыкновенно устраиваются при реках или ручьях, то моющиеся в них из жару прямо бросаются в холодную воду". Такое мытье в банях с последующим растиранием снегом или купанием в холодной реке было весьма распространено в Древней Руси. Закаленность русских людей, их крепкое здоровье вызывали удивление изнеженных иностранцев.

Великий полководец Суворов личным примером воздействовал на русское войско. Записки сержанта Сергеева свидетельствуют: "Он ходил несколько часов обнаженным… При этой привычке и обливании себя холодной водой он… закалил свое тело… казался существом сверхъестественным".

Систематическим закаливанием при помощи холодной воды увлекались А. Пушкин, Л. Толстой, С. Аксаков. И. Репин, И. Павлов и многие другие выдающиеся представители русской литературы, науки и искусства. По свидетельству друзей, А.С. Пушкин всю жизнь систематически закалял себя, А.С. Пушкин, описывая жизнь своего гениального брата в Михайловском, сообщает: "Зимою он, проснувшись, садился в ванну со льдом, а летом отправлялся к бегущей под горой реке…"

Наша громадная территория, 1/6 часть суши планеты — единая… Сегодня он, грузин, едет к бабушке в горное селение на своей машине кушать виноград. А завтра — строит БАМ, приобщается к "моржеванию"…

Поэтому и представляемый семейный опыт — не единственный. Стоит сделать опрос через прессу, и редакцию завалят описания случаев многолетней дружбы с холодом всей семьей. Там встретятся и схожие ситуаций, и фантастические случаи. Редакторы все вытерпят. Они и не такое читают…

Общественному мнению есть смысл представлять опыт многолетний, подтвержденный документально и осмысленный. Это длинное вступление оправдывает три ссылки на прессу, представленные ниже.

"Урюпинская правда" за 1 марта 1985 года. "Один день семьи Скрипалевых. …Владимира Степановича встречали у себя дома мама Клавдия Александров и сестра Тося. Прибыл он в зимний отпуск вместе с сыном Олегом и дочерью Олей.

Почти две недели живут они в Урюпинске. Распорядок дня жесткий, расписан буквально по минутам, начиная с восьми утра. После подъема работа по дому: воды принести, дров нарубить. Затем занятия. Школьные. У Олега и Оли их немало…

Есть и перемены, повышающие работоспособность. Особенно интересны перемены большие, длящиеся по часу и включающие лыжи, хоккей.

Неподалеку от дома, па озере Подпесочном, Скрипалевы расчистили площадку, которую, несмотря на частые снегопады, поддерживают в идеальном состоянии. Вместе с Олегом и Олей сюда выходит и папа. Разденется до пояса — и на лед. Мороз крепчает? Владимир, Степанович считает полезным побегать именно так на коньках.

Да, совсем забыл про Урсика. Урсик — дворовая собачонка, по-видимому, облечена полномочиями спортивного судьи. Сейчас звонко тявкнет, и скрестятся, стукнув об лед, клюшки, шайба устремится к "воротам". А там Оля стоит. Вратарь она уже опытный, не хуже Третьяка. Любую шайбу отобьет… Так и идет за днем, похожий и непохожий один на другой…

Помните, неделю назад был метельный денек, Снежная крупа сыпалась с неба, порывистый колючий ветер мешал даже пешеходам. В такую погоду, говорят, добрый хозяин собаку на улицу не выпустит. Да только по отпускному плану у Скрипалева как раз была назначена лыжная вылазка. Не вокруг дома, не в ближний прихоперский лес. Маршрут вел в станицу Михайловскую.

Нелегкой была лыжня, что и говорить. Однако удовольствие от этого похода получил колоссальное… А. Королев".

Не прошло и две недели, а на этот раз — новая, "экзотическая" заметка от 15 марта 1985 года. "Морж" на Xonpe. Мороз крепчал. Люди поднимали меховые воротники пальто, защищаясь от пронизывающего студеного ветра. А здесь, на Хопре, в небольшой полоске свободной ото льда воды купался человек, У очевидцев — мороз по коже, а пловец наслаждался…

Наш земляк, учащийся Владимир Скрипалев, находится сейчас в Урюпинске на каникулах. Закаленный спортсмен, он регулярно посещает Хопер и, несмотря на мартовские морозы, купается в реке…"

Очень подходят эти строки к сегодняшнему снимку. Но взяты они нами из старой подшивки "Урюпинской правды". Ровно четверть века назад, 16 марта 1960 года, газета поместила похожую фотографию: улыбающийся молодой человек купается в полынье, а рядом стоят два тепло одетых парнишки. Студеная пора, но суворовцу Скрипалеву холод нипочем.

Двадцать пять лет спустя в том же самом месте на Хопре наш фотокорреспондент сделал новый снимок… В ледяной воде — Владимир Степанович Скрипалев, теперь уже московский инженер, суворовской закалки человек, улыбается от удовольствия. А на льду среди любопытных зрителей — Федор Фориков. Тот самый, что парнишкой наблюдал за прежними заплывами "моржа".

В ту пору слово "морж" применительно к любителям зимнего плавания еще не было особенно в ходу. Закрепилось оно за ними позже. Но и теперь "моржевание" для абсолютного большинства в диковинку. Это чтобы без опаски серьезно простудиться получать в проруби удовольствие! Не каждому дано, что и говорить…

Рассказывая о "моржевании", мы тем не менее не стремимся агитировать всех поголовно подаваться в "моржи". Просто хотелось бы обратить внимание на очевидное: те, кто занимается зимним плаванием наглядно демонстрируют огромные возможности человеческого организма, способного стойко переносить низкие температуры, и получают при этом максимум пользы. Ведь холодные ванны благотворно влияют на общее самочувствие, повышают жизненный тонус.

Своеобразный четвертьвековой юбилей нашего "моржа" — также тому подтверждение".

Есть у автора любительские снимки и более "древние" — 1958 года. Они подтверждают, что летчики — люди, склонные к риску не только в воздухе. На фотографии — тройка "моржей" на льду, в одних плавках, Среди них — смуглый коренастый Ковалев.

Однажды, изучая окрестности аэродрома, он провалился в полынью. Выбрался, ветер сковал одежду льдом. До теплого помещения — около двух километров. Преодолел их марш-броском и приготовился к худшему: воспалению легких…

Но ни утром, ни вечером следующего дня температура не поднялась. Курсант как ни в чем не бывало осваивал летную подготовку. Нас это удивило. Я предложил опыт повторить: уж очень интересен случай. Это сейчас пресса и телевидение балуют нас репортажами с праздников "моржей". А тогда, в 1958 году, для нас, курсантов летного училища, осваивавших прекрасную стальную стрелу — МиГ-15, — для нас это было чудом.

К нам присоединился курсант Шум… Смотришь сейчас, через 30 лет, на это "чудачество" и начинаешь понимать, почему тогда всех троих "пронесло". Ни один из нас специально до "моржевания" не закалялся: не ходил в облегченной одежде (форма едина), не увлекался босохождением, не обливался холодной водой. И вместе с тем все трое, очутившись вдруг в проруби, остались здоровы. Даже насморк не появился. Зато прибавилась энергия и жажда жизни. Штудирование литературы прояснило факт.

Дело в том, что традиционное закаливание, привычное нам по апробированным методикам, щадит наши чувства. В соответствии с ним осуществляется незначительное, близкое к привычному воздействие неглубоким холодом (рис. 8). Нам предлагается очень постепенное, растянутое по времени снижение, к примеру, температуры воды до прохладной.

Если столь филигранная методика будет выдержана, то в конце концов мы получим какую-то дозу холода, равную, упрощенно, площади закрашенного прямоугольника (произведению "холода" на "время").

Что при этом происходит, закалимся ли мы?

— Да! И это подтверждает опыт многочисленных детских садов, где применяются такие формы закаливания, как прогулки на свежем воздухе и обливание холодной (контрастной) водой. Но каких это требует усилий заведующего садом и энтузиастов-педагогов!

— Каждому по памятнику!

А как помогает природа, заложенная в самих закаляющихся?

— Подозреваю, что — незначительно, раз требуется мастерство педагога. Выше было упомянуто об открытии ростовских ученых о трех уровнях реакции организма на внешнее воздействие: тренировки, активации и стресса. Из рисунка традиционного закаливания видно, что неглубокий холод лишь активизирует систему терморегуляции. Чтобы "накопить" холод и закалить организм, требуется значительное время и высокая организованность воспитателей.

Риск простудиться при этом — минимальный, но и процесс закаливания — вялый. Ни то ни се, ни богу свечка ни черту кочерга. Не каждый родитель сможет его освоить.

Иное дело — "ударное" закаливание (рис.9). Здесь за короткое время организм получает глубокий холод. Система терморегуляции включается на всю мощь. Поток катехоламинов из коры надпочечников устремляется во внутренние органы и мышцы. Теплопродукция резко, в 10 и более раз, возрастает. Система терморегуляции достигает уровня тренировки.

Накапливание холода происходит быстро, в течение нескольких секунд. Сравните термоминутные площади фигур по рис.8 и рис.9. Они равны. Только в первом случае, при традиционном закаливании, неглубокий холод аккумулируется в течение длительного времени. Во втором случае, при ударном закаливании, времени требуется меньше во столько раз, во сколько холодовое воздействие глубже предыдущего.

Возьмем, к примеру, закаливание купанием (рис.10), В одном случае (а) оно проводится при температуре 4-24°С. Холодовое воздействие определяется по разнице термонейтральной (термокомфортной) температуры (+34°С) и температуры купания (+24°С), Оно равно 10°С. Накапливание холода происходит на площади, равной 10°СХ3 мин = 30°С*мин.

В другом случае (б) проводится моржевание при температуре воды +4°С. Холодовое воздействие определяется но разнице термонейтральной (+34°С) и температуры воды (+4°С). Оно равно 30°С. Однако время моржевания в 3 раза меньше. Поэтому накапливание холода происходит на той же площади, равной 30°СХ1 мин = 30°С*мин.

В обоих случаях (а и б) организм получил одну и ту же дозу холода. Но одинаково ли их воздействие?

Не надо быть физиологом, чтобы ответить на этот вопрос. Очевидно, тот, кто плавает в проруби минуту, будет закаленнее другого, купающегося 3 минуты в бассейне с температурой воды +24°С.

Из этого простого рассмотрения следует чрезвычайной важности вывод. Он полностью согласуется с открытием ростовчан. А именно. Организм реагирует нелинейно (неадекватно) на одну и ту же дозу холода, причем активнее — на более глубокий холод. Данный вывод приводит к готовой методике ударного закаливания.

Возьмем за основу "Схему закаливающих процедур Л.П. Кондаковой-Варламовой, 1980г." Определим дозу холода по процедуре "Купание в открытом море для школьников, при температуре не ниже 20°С (24°С) и продолжительности 3 минуты. По приведенному выше расчету он равен: (34°С-24°С)ХЗ мин = 30°С*мин.

Из того же расчета следует, что равная доза холода при "моржевании" достигается за минуту.

Следующий методический шаг как раз связан с опасностью "ударного" закаливания: оно должно быть кратковременным. Поэтому нерадивый воспитатель, или неаккуратный родитель, или геройски закаляющийся могут незаметно перейти границу времени.

Не будем сопровождать методику грозным указанием: строго выдерживать назначенное время. Организм при "ударном" закаливании включает систему терморегуляции на полную глубину. Поэтому без потери качества процедуры можно застраховать закаляющегося трехмерным запасом по дозе холода. Итак, уменьшаем ее путем сокращения времени холодовой экспозиции в 3 раза: 60сек:3=20сек. Вот и все. Прыгайте в прорубь на здоровье, даже если вы ее и по телевизору раньше не видели! Но будьте там не более 20 секунд!

Это упрощенная методика относится, конечно, к абсолютно здоровым людям. Она более приемлема и для родителей, и для самостоятельно занимающихся детей. Аналогичный расчет можно произвести как для закал-прогулок в облегченной одежде, так и для босохождения (по таблицам обливания ног).

Но хватит математики. Даже в наш компьютерный век она — лишь средство для достижения цели. Перенесемся, дорогой читатель, в Норильск, к Северному Ледовитому океану. Не каждый из вас побывает в этом удивительном заполярном краю. Может, кому-нибудь эти строки заменят непосредственное впечатление от сурового уголка Родины, по крайней мере по закаливанию.

Норильчане — мужественный народ. Многие из них даже зимой бегают навстречу суровому арктическому ветру. Другие закаляются в цехах с пульсирующим микроклиматом. Третьи отправляются на лодках в сторону Ледовитого океана, на знаменитые озера Лама, Глубокое и другие.

У могучей реки Норилка хват норовистый. Бурно катит она свои широченные воды на север через валуны, навстречу ветру. Он вздымает на реке солидные волны, которые в открытом водоеме могут не на шутку разыграться. Смена погоды порой проходит в считанные минуты.

Только что приветливое "круглосуточное" солнышко "чеканило" ваше бронзовое тело. Вдруг небо померкло, налетел ураган, озеро вздыбилось, кого-то застало врасплох. Лодка перевернута. Но не сдается норильчанин: до берега около семи минут плавания.

Его интуиция подсказывает: "Еще не вечер! Начинается неистовая борьба: взмах, другой, третий. Руки онемели, но через некоторое время вновь становятся послушными. Спасительный берег приближается. Остались какие-то 50 метров — один бассейн. Вот и он позади! Берег!

На этом бы месте поставить: "Happy end". Но берег коварен. Он говорит: "Ты спасся! — и… сковывает твои резервные силы…

По дороге на озеро Глубокое я видел то здесь, то там, на берегу и островках, притягательный блеск немых свидетелей финала борьбы — металлические памятники. Сияют они как дань красоте сурового края. Все существо мое протестовало: они не должны были умереть, если бы знали график выживания человека в холодной воде.

Я плыл на лодке за красотой озера и тундры. Безусловно. Но не скрывал своих намерений "свести с ним счеты" за тех, над кем возвышаются эти памятники борьбы. Первые сутки были отданы красоте. На второй день в воскресенье исподволь, не торопясь приступил к противостоянию.

Попросил снарядить лодку на середину озера Глубокого. К концу палки привязали водяной термометр. Замерили температуру: +11°С. Именно такая вода была а и в большинстве трагических случаев. Сошел в воду, включили секундомер.

Хронометраж проводил ответственный главный метролог с солидным производственным стажем. Выбрал такую тактику; стал плавать вокруг лодки спиралью — кругами с увеличивающимися радиусами…

Остается привести лишь публикацию-документ из газеты "Заполярная правда"за 21 июля 1984 года.

— Владимир Степанович, а вы лично следуете всем рекомендациям, которые есть в вашей книге и в багаже лектора?

— Да. Из всех видов физической культуры я предпочитаю закаливание водой. В Норильск я приехал с Байкала. В нем, да и в вашем озере Глубокое в который раз испытал резервы собственного организма. По графику выживания человека в воде (вычертил для себя такой, пользуясь данными немецких ученых) при температуре воды 11 градусов человек может проплавать в ней 34 минуты, потом наступает потеря сознания. Мой "рекорд" на Глубоком — 36 минут 7 секунд. И это, я уверен, не предел. Человек должен сознательно перешагивать зону смерти. Вера подключает резервы организма и помогает ему бороться с переохлаждением…

Здесь, дорогой читатель, начинается патологическая физиология охлаждения человека. Шутки в сторону. Отправляйте детей спать и набирайтесь мужества. Попытаемся определить истинный (а не внушенный себе) предел пребывания человека в воде. При катастрофах морских судов два фактора являются решающими причинами гибели людей: эмоциональный стресс и гипотермия (переохлаждение). Погибший при столкновении с айсбергом в 1912 году "Титаник" продержался на поверхности воды 2 часа 40 минут. Из находящихся на борту 2200 человек удалось спастись лишь 711.

В материалах английского Адмиралтейства отмечено, что при гибели боевых и транспортных судов в период второй мировой войны две трети человеческих жертв (около 30 тысяч) были обусловлены гипотермией.

22 декабря 1963 года начался пожар па пассажирском теплоходе "Лакония", имевшем на борту 1028 человек. Температура воды составляла +18°С. Первые суда подоспели на помощь через три часа, однако 113 человек, подобранных в спасательных жилетах из воды, оказались мертвыми из-за переохлаждения.

Контрастом к этому событию явилось начало повсеместного увлечения древним способом закаливания — "моржеванием". Оно пришлось на 60-е годы нашего столетия. Широко доступной информации на эту тему было мало. Опыт только что зарождался, поэтому каждый пробовал по-своему, кто во что горазд. Кто постепенно, с осени, кто — вдруг, в середине зимы, кто в бодром здравии молодого организма, кто на склоне лет, с "букетом" простудных заболеваний, — полезли в ледяную воду. С тех пор минуло 20 лет. Накопился определенный опыт, появились публикации с рекомендации из разных "школ" закаливания.

Теплопроводность воды, как было сказано, приблизительно в 28 раз больше теплопроводности воздуха. Следовательно, при погружении человека в холодную воду происходит резкий отток тепла из его тела за счет контактной теплопроводности. Поэтому "моржевание" — высшая форма закаливания. При этом тело как бы обособляется на две части: "оболочку" и "ядро". "Оболочка" — покровные ткани тела: кожа, часть скелетной мускулатуры, составляющие около 50 процентов тела. "Ядро" — внутренние органы грудной и брюшной полостей, глубокие мышцы и головной мозг, функционирующие при определенной, неизменной температуре +36,8°С (явление гомеостаза).

В проруби "оболочка" и "ядро" ведут себя прямо противоположно. Кожа, в капиллярах которой находиться до 50 процентов всей крови (2,5 литра), является наиболее важным рефлекторным органом термических раздражении. При действии холодной воды капилляры сужаются, кровь из них выдавливается в "ядро", температура кожи уменьшается.

Теплосодержание, а следовательно, и теплопроводность поверхностных тканей тела снижаются. Этому способствует наличие жировой прослойки, Теплопроводность участка кожи с жировой прослойкой почти в три раза ниже теплопроводности участка кожи без жировой прослойки.

Внутренние органы и мозг оказываются как бы окруженными достаточно толстым теплоизоляционным слоем. Приток крови в "ядро", интенсивный озноб в первой стадии охлаждения ("тренировки"), работа скелетной мускулатуры, усиление обмена веществ приводят к увеличению теплообразования в 10 и более раз. Температура "ядра" даже несколько возрастает. Этим достигается поддержание гомеостаза у закаленных людей. У них реакция кожи наступает быстро (через 1-2 сек). У незакаленных — раз в 30 медленнее. Поэтому внутреннее тепло "ядра" незакаленного через открытые капилляры кожи "вытекает" в холодную среду, как вода сквозь сито. А достаточно охладить температуру легких лишь на 0,1°С, чтобы началось их воспаление.

Ко второй физиологической способности нашего организма относится наличие в периферических частях тела артерио-венозных анастомозов. Благодаря им при охлаждении теплая артериальная кровь, минуя поверхностно расположенные капилляры, из артериол переходит непосредственно в венулы. Такое изменение кровообращения предохраняет кровь от охлаждения и уменьшает теплоотдачу. Это способствует обеспечению постоянства температуры тела, сохранению в нем тепла.

Внешним проявлением этого изменения кровотока является наблюдаемое при выходе на мороз побледнение кожи лица, ушей и пальцев рук (температура кожи на этих участках резко понижается, и теплоотдача с них уменьшается). Ток крови через анастомозы при охлаждении происходит непостоянно (рис.11); через определенные промежутки времени он совершается как обычно (после начального побледнения кожи на морозе она краснеет).

Количество анастомозов особенно велико на периферических участках тела: на кончиках пальцев, в мочках ушей и т.д. На 1кв.см кожи пальцев рук расположено: на самых кончиках пальцев — 500 анастомозов, а на первой фаланге — только 93.

Регуляция теплоотдачи заключается в изменении соотношения объемов ядра и оболочки в теле человека. В основу этого деления положено постоянство их температуры. Ядро — истинно гомойотермная часть тела. Оно имеет строго постоянную температуру, колебания которой рой не превышают 2°С. Температура оболочки непостоянна; амплитуда колебаний достигает 15-20°С. Условно ее можно назвать пойкилотермной частью тела.

В анатомическом плане эти части не являются чем-то определенным. Их состав и объемы меняются. B условиях теплового комфорта оболочка включает в себя самый поверхностный слой тканей тела толщиной примерно 1см; ее объем составляет 20-35% всей массы тела. При охлаждении толщина слоя, составляющего оболочку, может увеличиться до 2,5см и соответственно возрастает ее объем.

Главная цель терморегуляции — сохранение постоянства температуры ядра и оболочки. При охлаждении тела объем оболочки увеличивается, а ядра — уменьшается. При нагревании все происходит наоборот. Оболочка служит своеобразным буфером, смягчающим и ослабляющим воздействие внешней температуры. Это способствует уменьшению теплоотдачи и сохранению постоянства температуры ядра (рис.12). Этот способ регуляции теплоотдачи основан на изменении кровоснабжения. В условиях охлаждения, как было сказано, рефлекторно уменьшается кровоснабжение в тканях, образующих оболочку, что влечет за собой снижение их температуры; в результате теплоотдача уменьшается.

Большую роль в регуляции теплоотдачи играет теплопроводность тканей тела. Она зависит также от кровоснабжения. Чем интенсивнее кровоснабжение той или иной ткани, тем больше ее теплопроводность. Это обусловлено тем, что артериальная кровь имеет температуру 37°С. Усиление кровотока через ткань вызывает повышение ее температуры, а следовательно, и повышение теплоотдачи.

Низкая теплопроводность у жировой ткани объясняется тем, что ее кровоснабжение незначительно; в ней почти нет кровеносных сосудов. Ее теплоизолирующие свойства очень высоки. Поэтому люди с хорошо развитым подкожным слоем жира при охлаждении теряют тепла примерно в три раза меньше, чем те, у которых подкожная жировая клетчатка почти полностью отсутствует.

Возвращаясь к Норильску, напомню, что очень большое значение имеет психогенный стресс. В литературе отмечается, что в 90% случаев гибель потерпевших кораблекрушение наступает от страха, отчаяния, утраты надежды на спасение. У натур оптимистичных, напротив, кора головного мозга организует функциональную деятельность периферических аппаратов. Кора надпочечников при "моржевании" увеличивает биосинтез катехоловых аминов — адреналина и норадреналина, участвующих в реакциях сосудов "оболочки" тела и увеличении теплопродукции "ядра".

Таким образом, кратковременное "острое" охлаждение следует расценивать по механизму его развития как реакцию, включающую в себя симпатические и адреналовые гуморальные механизмы, способствующие реакции терморегуляции — повышению теплопродукции ядра" и ограничению теплоотдачи "оболочки".

Но пойдем дальше, к трагической развязке. Нагляднее представить себе опасность бездумного отношения к "моржеванию" поможет график (рис.13). На его начальном участке сплошной кривой изображена внутренняя температура тела ("ядра"). Пунктирная кривая 2 изображает температуру кожи ("оболочки").

Вслед за очень кратковременным повышением температуры "ядра" начинается постепенное снижение температуры тела. Пульс учащается до 120 ударов в минуту. Поведенческая реакция характеризуется энергичностью, агрессивностью. Интенсивный озноб во второй стадии охлаждения ("активация") сопровождается значительным выделением внутреннего тепла. Теплопродукция возрастает в 10 и более раз. Участок кривой — пологий.

Третья стадия ("стресс") начинается при температуре "ядра" тела 35-34°С. Она характеризуется апатией, усталостью. Появляется мышечная скованность, которая обычно сильно затрудняет дыхание.

При температуре ядра тела около 33°С частота ударов сердца сокращается до 50 (брадикардия). Начинается потеря чувствительности (амнезия). Теряется чувство опасности. Появляется неловкость в движениях, нарушается речь.

При температуре "ядра" тела 30°С начинается аритмия, потеря сознания, за которыми следует нарушение работы клапанов сердца (вентрикулярная фибрилляция), мышечная расслабленность (28°С), При дальнейшем понижении температуры в сердечной мышце протекают необратимые изменения, прекращается дыхание и останавливается сердце.

Это соответствует зоне 2 (зоне "наступления смерти") графика выживания человека в воде, на котором по горизонтальной оси — время пребывания в воде, по вертикальной — температура воды. Предшествующее состояние находится в зоне 1 — зоне "потери сознания" (рис.14). График приведен в книге М.Н. Александрова "Безопасность человека на море" (Л., "Судостроение", 1983г.). Заимствован он из работы Molnar G.W. Survival of hypothermia by men immersed. JAMA, №131,1946.

Этот график должен быть известен со школьной скамьи. Юношам и девушкам, учащимся сейчас в школе, придется творить в XXI веке. Это век — гармонизации природы и человека, выхода в космос, обживания суровых климатических зон и морских глубин. Пусть не все они станут геологами, рыбаками, строителями с верных дорог, акванавтами.

Но доля подобных профессий, связанных с выходом за рамки привычных условий обитания, значительно возрастет. Да и наличие искусственных бассейнов, призванных сохранить богатство Т1 — здоровье народа, будет неуклонно увеличиваться.

Человек поймет, что "забвение" уроков эволюции не проходит даром. Для полноценного радостного эмоционального творчества придется со дня рождения создавать и на протяжении всей долгой жизни отстаивать рубежи здоровья. Немалая доля на этом жизнеутверждающем пути принадлежит воде.

Основное назначение графика — показать границу между жизнью и смертью человека в воде. Отложенное по горизонтальной оси время представлено в логарифмическом масштабе. Это сделано, во-первых, с целью показать воздействие возможно большего температурного диапазона воды (от 0 до +30°С). Во-вторых, в таком масштабе при наличии общей картины хорошо представлен участок опасных температур (0 — +15°С).

Выше было упомянуто о неадекватности реакции человека па поверхностный и глубокий холод в связи с открытием в Ростове. Эта особенность — включение системы терморегуляции на всю глубину в ледяной воде — объясняет нелинейность графика.

По виду три кривые похожи на пологую горку, наклоняющуюся в- области низких температур. Между верхней и средней кривой заключена "зона потери сознания" 1. Кривые носят статистический характер. Поэтому они заключают множество случаев.

На верхней кривой отмечалась потеря сознания у лиц, не отличающихся здоровьем. "Здоровяки" держались до средней линии. Между этими крайними границами распределились остальные случаи потери сознания (зона 1).

Средняя кривая одновременно отображает момент наступления смерти у ослабленных людей. Она открывает "зону наступления смерти" 2, которая заканчивается нижней кривой. На ее границе погибают самые здоровые.

Такое вот печальное, морговое описание. Но оно может в непредвиденных экстремальных ситуациях спасти не одну жизнь. Обратите внимание: график не начинается с "нуля". Это означает, что человек не погибает в ледяной воде сразу. Кто-то может продержаться в воде с температурой 0°С до 1 часу! Слышите, норильчане!

Любопытно рассмотреть несколько примеров. Один из них — самая верхняя точка графика. Она показывает, что даже в такой теплой воде, как +30°С, происходит отток тепла из организма человека. После 30 часов сов пребывания в воде с этой температурой у плывущего может наступить потеря сознания. Этот случай отражает "моржевание" в Африке.

Две следующие точки связаны с описанным опытом автора. Заплыв-марафон-83 проводился при температуре воды +24,5°С. Длился он 13,5 часа. Проведем прямую линию, параллельную горизонтальной оси, от точки на вертикальной оси с отметкой 24,5°С. Мы видим, что прямая встречает верхнюю кривую на уровне 8 часов. Это означает, что через 8 часов после старта у меня могла произойти потеря сознания.

Восстановим перпендикуляр из точки 13,5 часа на горизонтальной оси (примерно — половина расстояния между отметками 10 и 20 часов). Он пересечет проведенную из точки +24,5°С параллельно оси времени прямую примерно на 1/3 расстояния до конца зоны потери сознания. В реальности все так и происходило: я постепенно терял бдительность, появилось безразличие к расположению коряг. Такова была плата за "туристский" настрой в заплыве-83.

Заплыв-марафон-82 проходил при пониженной температуре +21,3°С. Из точки вертикальной оси +21,3°С проведем прямую параллельно горизонтальной оси. Она пересечет начальную кривую потери сознания на уровне примерно трех с половиной часов.

Через 8 с половиной часов плавания в воде с такой температурой кончилась "зона потери сознания". Я "вплыл" в "зону смерти".

Однако ничего подобного не случилось. В чем дело? Вы помните, что заплыв-марафон-82 начиная с восьмого часа продолжался в кромешной тьме. Тут было не до туризма. Мало того, что он, первый заплыв-марафон был в новизну, прошел на большом эмоциональном подъеме. Темнота подхлестнула меня, вскрыла резервные возможности организма. Они отражены в настроении, перечтите эти строки.

График зовет дальше: чем ниже, тем больше дух захватывает. До опасной зоны от 21,3°С до 15°С, всего лишь 6,3°С. Эту зону, а точнее ее верхнюю кривую, надо знать наизусть. Предлагаю в помощь эмпирический множитель 4. Его необходимо умножить на температуру воды. Тогда вы получите время в минутах безопасного пребывания в воде с температурой от 0 до 15°С.

Два примера. В наиболее вероятной зимней ледяной воде с температурой +4°С до начала необратимых процессов в организме можно продержаться (время выживания):

t выж(4°С)=4(мин/°С)Х4°С = 16 мин.

Сличение с графиком дает сходный результат.

Второй пример — начало диапазона.

t выж (15°С) = 4(мин/°С)Х15°С = 60 мин/

Этот результат совпадает с точкой на графике.

Вернемся к Норильску. Уступая призыву с лодки и стесняясь дрожать при дамах на ее борту, я поднялся из одиннадцатиградусной воды через 36 мин. 7 сек. Одно только ощущение правоты графика наполняло жизнью систему терморегуляции. Подрожать, конечно, пришлось. Это природный способ согревания. Пора к нему привыкать. Но опасной ситуации и близко не было.

— А что следовало делать погибшим, закаляться? — услышал я в лодке.

— Вовсе нет. График составлен не для закаленных, а обычных людей. Во-первых, нужно было знать время безопасного пребывания в воде. Это придало бы силы, предотвратило панику, стресс, расковало бы организм. Незнание безопасного времени привело к прямо противоположному результату: как только берег достигнут, борьба за жизнь прервалась.

Во-вторых, надо было учесть, что сразу после воды, на пронизывающем ветру, мокрое тело продолжает интенсивно охлаждаться за счет испарения, Это происходит кратковременно, но резко. Именно в эти секунды надо было растереться, проделать самомассаж и интенсивные физические упражнения.

Из четырех приемов массажа — поглаживание, растирание, разминание и вибрация — лучше всего в этом случае подойдет последнее (поколачивание). Еще лучше совместить его с согревающим упражнением,

На бег сил может не хватить. Кроме того, он нагружает лишь ноги. Тепло приходит только через 4 минуты бега со средней интенсивностью (на дистанция около 800 метров). На бегу тело открыто ветру, обтекание воздуха увеличивается приблизительно на 3 м/сек, оно еще резче будет охлаждаться. Не всегда может найтись и соответствующая площадка.

Все это говорит в пользу упражнения на месте, совмещенного с самомассажем (рис.15). Называется оно "спрут". На раз: привстать на носки., развести руки вперед в стороны, как бы сделать замах (выдох). На два: интенсивно присесть, резко вдохнув носом, больно хлопнуть себя руками крест-накрест. Например, правой рукой — по левому плечу, левой рукой по правому боку. Снова встать, раскрыться (выдох) и присесть (резкий вдох носом), ударив теперь правой рукой — по левому боку, а левой — по правому плечу.

Это упражнение можно делать и на крохотной площадке: на плоту или даже в горах. При его выполнении обдув ветром уменьшается в три раза по сравнению с бегом: в полтора раза за счет стояния на месте и еще в два раза за счет позы сохранения тепла во второй половине упражнения.

После выполнения "спрута" можно попытаться развести костер. Если на берегу есть необходимый материал, дело — за спичками. Ничего не стоит промышленности освоить выпуск спичек, загерметизированных в полиэтиленовый пакет, как длинные парниковые огурцы. Для надежности стоит вложить один в один три пакета. Тогда рыбак, отправляясь в путь, может положить в плавки этот спасительный огонек жизни.

Эффективным обстоятельством спасения является наличие попутчика, особенно — женщины. Даже без спичек ваши шансы на выживание значительно возрастают. После индивидуального выполнения упражнения "спрут" необходимо приступить к взаимному массажу. Начать лучше с того, кто более замерз.

Схему направлений массажа проще запомнить, если встать с опущенными вниз руками. Тогда направление линий массирования будет снизу вверх, аналогично тому, как всасываются деревом соки из земли.

В отличие от упражнения "спрут" здесь не надо торопиться. Сначала поглаживают труднодоступные для самомассажа участки — спину. Затем ее растирают и разминают. После этого следует вибрация. Спину похлопывают частыми ударами ладоней.

Не исключен и взаимный одновременный массаж спины. Для этого поворачиваются лицом друг к другу, обхватывают бока и одновременно начинают массировать спину. В таком положении ветер обдувает лишь половину тела, да и то — массируемую. Вы разогреваетесь.

В зависимости от обстоятельств следует выбирать и исходное положение массирования. Если стоит солнечный безветренный день, можно это делать стоя. Если при пронизывающем ветре на берегу оказался мох, мягкая трава, сено или другой теплоизолятор, то лежа.

Одно непременное условие — не торопитесь. Массаж отнимает много энергии. Поэтому выполняйте его мягко, методично растягивайте время и устраивайте паузы…

Воспоминаниями о массаже спины заканчивается и моя история "покорения" Байкала. Началась она в сияющий синевой четверг 13 июня 1984 года. Комиссия Министерства цветной металлургии СССР совместно с территориальным органом Госстандарта провела аттестацию базовой организации метрологической службы — института Иргиредмет.

Был составлен протокол, обязывающий дирекцию более внимательно отнестись к обеспечению единства измерений и устранить недостатки в течение года. Протокол был сдан в печать в четверг, после обеда.

Старожилы предложили нам использовать оставшееся время четверга на посещение местной и мировой жемчужины — озера Байкал. Я, естественно, выразил желание искупаться. Петр Савченко, директор института, опасливо предупредил: "Вода в Байкале — особая. Как-то недавно на повороте выпал из лодки незадачливый рыбак. Он был в спасательном жилете и не утонул. Но пока лодка развернулась и приблизилась к нему, рыбак был мертв". Оставалось возразить, что вода везде одинаковая, отличается лишь температурой.

Читая проспекты, я убедился, что вода Байкала действительно уникальная. Это гигантский разлом земной коры, заполненный кристально чистой, бессолевой, ключевой водой. Блестящий диск диаметром 30 сантиметров виден с поверхности Байкала па глубине до 30 метров. Размеры: озера-моря можно описать лишь масштабами атлантов. Длина — 636 километров, как от Москвы до Ленинграда. Наибольшая ширина — 79 километров. Глубина — до 1620 метров.

Три четверти видов живых организмов, населяющих Байкал, встречается только здесь я нигде больше на земном шаре. В озере обитают ценные промысловые рыбы и животные (омуль, черный и белый хариус, сиг, таймень, байкальский тюлень — нерпа).

В горной тайге по берегам озера много пушного зверя (баргузинский соболь, белки), встречаются медведи, лоси, северный олень и кабарга.

…Ехал я на встречу с этим гигантом, и сердце замирало в радостном предчувствии, как в детстве на дороге из Симферополя в Ялту. И вновь, как тогда, из-за очередного прибрежного предгорья вдруг обозначилась необъятная водная гладь. Она также дыбилась к горизонту, но на этот раз была светлее и нежнее. Ее сине-голубую поверхность окаймляли горы, покрытые местами кедрами, березами и соснами торжественной красоты.

Глядя на эти могучие воды, я понял, почему озеру дали мужское имя. Казалось, что в гигантский земной овраг прилег отдохнуть богатырь Байкал. Чтобы его не беспокоили, обернулся он сказочно чистой водой и заснул. Не один час длится богатырский сон. И по сей день дремлет великан, набирая силы. Придет время, проснется Байкал и наделит мощью своею Сибирь могучую…

Машина остановилась. Грезы прекратились. Но сказочный настрой отразился на последующих приготовлениях. Они были сделаны наспех, непродуманно. Виною тому — и яркое солнце, и синее безоблачное небо. Разве можно было догадаться, что в этот жаркий июньский день гигантский резервуар озера еще хранит воспоминание о льдах. Они сошли 13 дней тому назад, 31 мая.

По обыкновению я сам замерял температуру воды, хотя мог попросить это сделать кого-нибудь. Зашел на глубину выше колена и опустил руку с термометром в воду на полметра. Стал медленно отсчитывать секунды. Через минуту термометр показывал +4°С. Подержал еще контрольных 30 секунд — все те же +4°С.

Мне бы сделать паузу, отогреться, размяться, нагнать внутреннее тепло. Ложный стыд, что задерживаю прибывших со мной товарищей, помешал и этому элементарному приготовлению.

В-третьих, к "моржеванию"-марафону, как и к бегу на десятки километров, надо готовиться специально. Да, наша семейная практика показала, что можно опускаться в прорубь сразу, вдруг, как в омут… Но — на двадцать секунд! Если же предпринимать "моржевание"-марафон, то необходимо иметь и специфическую подготовку. Рубежи здоровья создают и отстаивают!

Стоило кому-нибудь из нас начать жить в тепличнык условиях, как "привередливая рыба"- система терморегуляции — виляет хвостом и "уходит в глубину" организма. Мы становимся наравне с незакаленными.

Наконец, в-четвертых. Откуда метрологу, Альберту Дмитриевичу, хронометрировавшему заплыв, знать, как устроен секундомер, совмещенный с часами "Полет". Обычный секундомер показывает синхронное время в минутах и секундах. Секундная стрелка обежала пол-оборота, минутная подвинулась на половину деления. В секундомере часов "Полет" минутная стрелка "молчит" до той поры, пока секундная не обежит целый круг. Затем она "прыгает" сразу на одну минуту и вновь "замирает" на 60 секунд. Если взглянуть на секундомер за несколько делений до завершения оборота секундной стрелки, то вы будете уменьшать время отсчета на минуту.

Вот вам и 13 июня. Но все это вскрылось позже, при анализе. Сейчас же я, полный радостного предчувствия, с ощущением крещения Байкалом погружался в воду. Не помню другого случая в жизни, когда бы ледяная вода принимала меня так нежно и ласково в свои объятия. Казалось: не вода, а воздух обтекает мое тело, делает его невесомым. При удивительной прозрачности воды и вовсе был похож на космонавта, плывущего в невесомости, над глыбами дна.

Не было и обычного при этой температуре натиска холода. Будто кожа, ее рецепторы были усыплены сказочной мягкостью и чистотой воды. "Ну что ж, Байкал, посмотрим, на что ты способен".

Поплыл брассом вдоль берега к скале, подходящей к самой воде. Вернулся. Прошло три минуты. Эта первая, "героическая" фаза "моржевания" прошла гладко. Не приходилось даже терпеть холод. Он был какой-то мягкий. Организм адаптировался.

Еще раз сплавал к скале, вернулся к месту старта. Прошло шесть минут. Холода уже не ощущал даже кистями и ступнями. Покружил на месте и решил идти в глубину, "на Байкал"… Отплывая от берега, заметил, как одна фигура отделилась от группы. Позже узнал, что это кому-то понадобился валидол… Отдыхавшая неподалеку, на берегу, группа людей, часть которых были похожи на гостей из Монголии, сгрудилась. Появились наблюдатели на скалистом берегу.

Но ничто уже не могло остановить торжества. Для меня существовал только Байкал. Вот он, огромный, уже не только впереди, но и справа, и слева, и сзади. С "гибельным восторгом" повторяю: "Байкал… Байкал…" Жалею, что не могу донырнуть до его невероятно далекого дна…

Эта мысль мурашками прокатилась по спине, заставила повернуть назад. Подплыл к берегу, Альберт Дмитриевич голосом со множеством оттенков сообщил, что прошло 13 минут.

Откуда мне было знать, что прошло уже 14 минут. Решил сделать последний круг к скале. Переговаривался с товарищами уже не так бодро: горло "подсело". Кисти и ступни вновь стали ощущать холод. Направился к берегу.

Доплыл по пояс, стал выпрямляться… Но странное дело, камни, которые не мешали заходить, вдруг стали скользкими. Мне никак не удавалось сохранить равновесие: попробую выпрямиться и валюсь в сторону. Подплыл до уровня колен. Стал подниматься — та же картина. Понял: дело не в камнях, а в вестибулярном аппарате. С трудом выпрямился и побрел на камни.

Зачем равновесие плавающему в невесомости? Вот и отключает экономный организм вестибулярный аппарат, сохраняя энергию, тепло на жизненно важный орган — мозг.

Зафиксировал отключение еще одного, необязательного для выживания на холоде — речевого аппарата. Вначале я обменивался репликами с товарищами, но как-то необычно, замедленно. А когда "монгол" дружелюбно предложил полстакана водки, то даже не "послал его подальше".

Секундомер показывал 16 минут 50 секунд. На графике это — уже зона потери сознания. дальнейшее происходило как в замедленном кино. Замедленном — для моих товарищей… Я, как мне казалось, энергично приседал, чтобы разогреться. Товарищи рассказывают, что это получалось медленно, как у человека в забытьи.

Вот она — реальная "машина времени". Мы рядом друг с другом, одновременно жили в двух измерениях. В моем "медленном мире" я лишь успел несколько раз присесть, полюбоваться солнцем, подрожать, растереться, прилечь на теплую фуфайку. Прошло субъективно какие-то пять минут.

В их реальном мире, с хлопотами, беспокойством за судьбу товарища, наблюдениями за его возвращением в бытие, прошло 35 минут. Это уже по часам.

35 поделить на пять получаем семь. Я видел мир быстрее нашего в семь раз. Вокруг меня, как в ускоренном кино, суетились люди. Они предлагали свою помощь неправдоподобно быстро, меняя способы разогрева. Я же "шел своим курсом", удивляясь их расторопности и шараханиям из стороны в сторону.

Можно предположить, исходя из графика охлаждения оболочки и ядра (рис.13), что мое состояние соответствовало первой трети заключительного крутого участка температуры ядра.

На этом спуске начинаются необратимые процессы. Вспомним. При температуре "ядра", равной 33°С частота сердечных сокращений уменьшается до 50 уд./мин. Начинается потеря чувствительности (амнезия), неловкость в движениях, нарушается речь. Через это я прошел. Следующий этап — потеря сознания — начинается при температура ядра 30°С.

Это оправдывает мой следующий шаг: подчинение женщине. Спасительница уложила меня на теплую фуфайку лицом вниз и начала делать массаж спины, Это была первая и единственная награда за соперничество с. Байкалом. Он с завистью вздыхал у моих ног.

Нежные, тонкие пальцы порхали над лопатками и поясницей. Незаметно я все чаще стал ощущать их реальность. Вот и мой "розовый конь" стал сбавлять скорость: калейдоскопные картинки мира стали замедляться, выстраиваться последовательно… Я предложил массировать не спину, а грудь… Это была первая шутка в общем, для нас теперь реальном мире. После выхода из воды прошло 35 минут…

Теперь, дорогие родители, будите детей. Сейчас вы с полным основанием расскажете им о строгом выполнении времени "моржевания", приведенного в таблице.

Продолжительность пребывания в проруби (ванне) определяется по таблице холодовой нагрузки:

Температура воды, °С Продолжительность холодовой нагрузки, мин, сек малой средней большой максимальной
в проруби +0,2"С 0.20 0.35 0.55 1.55
в проруби +4"С 0.25 0.40 1.05 2.30
(ванне) —0"С — +8"С 0.30 0.55 1.30 4.00

Для заинтересованных "моржей" представляем список некоторых работ.

Литература

1, Саркизов-Серазини И.М. Основы закаливания. 4-е изд. М., "Физкультура и спорт", 1953.

2. Майстрах Е.В. Патологическая физиология охлаждения человека. Л., "Медицина", 1975.

3. Волович В.Г. Человек в экстремальных условиях природной среды. М., "Мысль", 1983.

4. Александров М.Н. Безопасность человека на море. Л., "Судостроение", 1983.

5, Чусов Ю.Н. Азбука закаливания. М., "Знание", 1984

6. Искусство быть здоровым. Авт. - сост. Чайковский А.М., Шенкман С.Б. М., "Физкультура и спорт", 1984

В ознакомлении с литературою вы прекратите метаться между интуицией и советами знакомых. Наша семья, опускавшаяся в прорубь от случая к случаю, стыдилась считаться семьей "моржей". бегая по Звездному бульвару, мы с завистью провожали взглядами прохожих, налегке, с одним полотенцем, отправляющихся к проруби останкинского пруда.

Прикидывали: на купание с дорогой уйдет не меньше часа. Многовато. Чуть позже нам попадается описанная таблица продолжительности холодовых нагрузок в воде. Измеряем зимнюю температуру в ванне. Она оказывается +4°С, как в проруби.

Сравниваем ванную и душ. Субъективно: последний — прохладнее, видимо, за счет того, что нагретая телом вода смывается, уступая место новой, холодной. Наша привычка — принимать после бега ледяной душ превращается (лишь одним прозрением) в "моржевание".

К этому теперь уже ежедневному "моржеванию" добавляется купание в бассейне с ледяной водой. Вы уже догадались, что оно происходит при еженедельном посещении парной. Процедура, конечно, сказочно приятная. Ее лишь по формальным показателям отнесешь к "моржеванию". Субъективно: это просто блаженство.

Измерили зимой температуру воды в нескольких бассейнах парных Москвы при закрытых кранах горячей воды. В больших ванных она оказалась равной +4°С, в малых, в длину человека, +8°С. Однако, взглянув на третий столбик таблицы, убеждаемся, что и при +8°С можно за 55 секунд набрать такую же дозу холода, как в проруби с температурой +0,2°С — за 35 секунд. Вот вам и "моржевание" в бассейне парной.

Поэтому, товарищи, не стесняйтесь! Смело записывайте себя в "моржи", даже если в прорубь случится попадать не так часто. Вашу форму поддержат домашний душ и бассейн парной.

Природа приспособила нас к массированному натиску холода, к холоду вне нас. Закаленный успешно справляется с этим. От громадного количества сигналов о холоде со всей поверхности тела (около двух квадратных метров) система терморегуляции включается на полную глубину.

Цивилизация вторглась в природу и внутри нас… Однажды в Театре на Таганке мы с женой взяли три порции коричневого мороженого на двоих. Лариса попыталась погрузить ложку в шарик — он не поддался. Раздался второй звонок на спектакль.

Мне отступать было не с руки. Жена знала, что прибытие в родной Урюпинск на каникулы из суворовского училища я отмечал четырьмя высокими порциями мороженого по 300 граммов каждая. А в 1972 году во время пребывания в Финляндии мой личный рекорд возрос до 1 килограмма 600 граммов мороженого за один вечер. Поэтому я быстро, минуты за полторы, опорожнил три ледяных чашки…

Субботу и воскресенье "морж" провел в постели с температурой 38,8°С. За это время пришло и объяснение. Горло находится в "ядре", в теплом месте. Окружающий воздух — теплый. Количество сигналов об искусственном холоде, идущих лишь от одного участка организма — горла, небольшое. Система терморегуляции дремлет, не срабатывает, "Прорвавшиеся" микробы начинают быстро атаковать "спящий караул".

Вывод. Натиск цивилизации, ее искусственный холод в теплое время года — мороженое, следует упредить цивилизованным методом. Приглашая в "машину времени", можно рекомендовать полоскание горла холодной водой. Делать это следует дважды, скажем, при чистке зубов. Детям я рекомендовал бы процедуру поинтереснее: регулярно лакомиться мороженым.

Наши дети не считают выше приведенное "моржеванием". А в настоящую прорубь мы их не торопим. Как-то спросил Олега:

— В прорубь полезешь?

— Полезу.

— А ты, Оля?

— Обойдешься!

Любопытно сопоставить их "своеволие" с купанием "Невских моржат". Когда я смотрел передачу об этом клубе по телевидению, восхищению не было предела. В дом вошел праздник. Жена притихла. Дети обменивались восторженными взглядами и репликами.

При повторном просмотре обратил внимание на лица ребят. Не на всех — улыбки. Некоторые малыши были растерянны. Вспомнил, что ныряние наших детей в банный бассейн с ледяной водой сопровождает озорная улыбка.

Зародились сомнения. Обратился к литературе. Что может быть "старше" опыта "Невских моржат"?.. — Оказалось… крещение. Оно описано с медицинской точки зрения в книге В. Н. Жука "Мать и дитя" (С.-Петербург, 1905). Обряд проводился на 1-2-й день после рождения. И зимой и летом из колодца доставали студеную воду и наливали в купель. По окончании соответствующего обряда новорожденного несколько раз с перерывами резко погружали в воду на короткие мгновения. После первого погружения младенец вскрикивал, затем успокаивался, розовел и нагревался.

Спустя 3-6 недель прежде слабый ребенок был неузнаваем. Это выяснялось после сравнения детей, крещенных в холодной и крещенных в теплой воде. Последнюю могли себе позволить богачи за определенную плату.

Доктор Евсеенко, крестивший детей, как "кум", засвидетельствовал (с. 403): "Мне пришлось подметить, что дети, которых крестили в холодной воде, развиваются и растут лучше, чем крещенные в теплой купели".

Далее. "Из 22 детей, крещенных в теплой воде, впоследствии умерло 9 (40,6%). Из 42 детей, крещенных в холодной воде, умер 1 (2,4%)".

Так что, члены клуба "Невские моржата", у вас есть своеобразные исторические предшественники. Именно поэтому смело идите в XXI век!

В Москве, кстати, есть подобный клуб при парке культуры имени А.М. Горького. Уверен, не отстают от обеих столиц и другие города. Нашей семье хотелось бы дополнить это замечательное движение правом детей на добровольное погружение ("С удовольствием!"). Это легко распознать по светящемуся изнутри лицу и вдохновенной улыбке ребенка.

Московский клуб "Здоровая семья" работает на базе парка культуры имени Горького. Руководитель клуба — Гурвич Александра Соломоновна (тел. 300-47-36), Физические занятия семей строятся по следующей схеме: а) разминка на свежем воздухе 20-30 минут; б) бег около 2 километров; в) купание в проруби. Дети старше 2-3 лет купаются только по желанию.

Первое же посещение клуба не только удовлетворило мое любопытство, но и превратилось в праздник. Александра Соломоновна, как и я, грешный, оказалась выходцем" из "болшевской школы Никитиных". В тот жаркий морозный воскресный день в ДК "Энергетик", что в районе Третьяковской галереи, яблоку упасть негде было. Пристроились на ступеньках, у сцены. В зале — молодые родители с детьми, съехавшиеся со всей страны. На сцене — почетный гость: Борис Павлович Никитин.

Александра Соломоновна в длинном ситцевом платье русской крестьянки с полотна Алексея Гавриловича Венецианова священнодействовала. Это не было обычное руководство конференцией. Это было душевное обращение к душе каждого в зале, как члену своей семьи.

Мы и ощущало себя братьями и сестрами. Друг за другом, ненавязчиво демонстрировалась жизнь молодых семей, заглянувших в будущее. Борис Павлович, осмелившийся в свое время установить турничок в кроватке грудничка, смотрел с восхищением на "воздушных гимнастов" годовалого возраста. Те описывали в воздухе замысловатые фигуры, попадая на уверенные руки родителей. Я, отважившийся со своей дочерью в 1976 году "плавать раньше, чем ходить", казался себе отставшим от жизни. Еще бы. Игорь Борисович Чарковский демонстрировал изданную им книгу о родах в воде и фильм на эту тему…

Попытаюсь сейчас выполнить и неблагодарную роль, охладить пыл наиболее отрешенных "моржей". В самом увлечении нет ничего плохого. Более того — это героическое занятие, подвиг сродни альпинизму… "Так лучше — чем от водки и от простуд…"

Но диалектика подсказывает, что любое занятие, доведенное до крайности, превращается в свою противоположность. Оно может вытеснить из жизни увлеченного "моржа" те составляющие, ради полноты осуществления которых он полез в прорубь.

Ему уже не хватает холода на улице, он вводит в дом. Сам сидит зимой при открытом окне, читает в перчатках. У ребенка уже зуб на зуб не попадает от озноба. В ночном холоде не спится рядом с ним и жене. Утром он снова мчится в свою прорубь… Вечером вместо жены и ребенка обнаруживает на столе записку…

Любой фетиш, крайность — плохи. Природа жива гармонией: столько-то этого, столько — того. Недаром у "моржей"-уклонистов появились и противники. Трудно спорить с их критикой. Она объективна и аргументированна.

Заблуждение состоит лишь в том, что портрет "моржа", срисованный с уклониста, приписывается поголовно всем: добродушным, веселым, не забывающим мирские заботы "людям из проруби".

Предстает такой "концентрированный" "морж" как человек с замедленной реакцией, "стеклянными глазами", не избегающий заболеваний и с единой думой в голове: как бы залезть в прорубь.

Если кто-нибудь узнает себя в этом портрете, сделайте мужской поступок: прекратите "моржевание".

У вас хватит сил. Вернитесь к нормальной жизни. Восстановите гармонию. Любите жену, воспитывайте детей, увлекайтесь работой.

Потом добавьте к этой гармонии немножечко холода: хотя бы душ после бега. Эту радость с вами могут разделить близкие. Вам будет вдвойне хорошо. Затем пойдите в парную и "вспомните" прорубь в ее бассейне. К удивлению и радости, ваш сынишка, распарившись, тоже плюхнется в бассейн. Посмотрите, каким восторгом горят его глаза! Такими вы их видите впервые.

В этой гармонии жизни и холода наступит прозрение. Себя, прежнего, вы с юмором увидите в качестве "холодового йоги". Сидит, млеет на холоде, занимается самосозерцанием. А мир, с его радостями и горестями, помыслами и заботами, пусть летит в тартарары.

После такого душевного перелома прорубь займет в вашей жизни такое место, какое ему положено: место праздника. Душ и ледяной бассейн будут держать вас в форме, закалять "на ходу". Настанет миг желанья, придет праздник души… На иссиня-белый февральский снег взошедшее солнце отбрасывает сиреневые тени. Расчищается прямоугольник темной воды. По мягкому льду вы подходите к краешку проруби. Присаживаетесь. ноги уже окунулись, вернув вам радость пережитых минут.

Сердце набатом начинает предвкушать свидание с ледяной водой. Скрывая волнение улыбкой на лице, вы опускаетесь в прорубь. Вот оно, такое привычное и такое давнее ощущение! Вы плывете, окруженный льдом, разгребая жгучую воду. Доплыли до кромки, поворачиваете назад, оглядываясь вокруг…

Ваш взгляд встречается с восторженными глазами той, которая, затаив дыхание, стоит на льду…

Назад Оглавление Далее