Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Физкультура Физкультура

Мировой рекорд, которого не заметил мир

В этот раз Чагин вел свою машину, как всегда, жестко, достигая на «прямиках» скорости 150 км/ч и не давая соперникам ни секунды передышки. Это его манера. И даже в те дни, на тех этапах, когда он позволял себе делать легкую передышку, пилоты других машин этого не чувствовали. После произошедшего на очередном этапе я понял, почему его называют Царем пустыни. Он изучил ее досконально и недаром собрал самую большую в мире коллекцию «Золотых Бедуинов». Солнце уже поднялось и вертикальными лучами сжигало и без того горячую пустыню. Этот период времени в пустыне для тяжелых машин – самый сложный. Дело в том, что, как рассказывал мне Володя, песок в пустыне разный по своей структуре, и от его плотности зависит скорость передвижения. Песок бывает крупнозернистым. По такому покрытию можно не только спокойно ходить, как по плотному льду, но и развивать скорость до 160–170 км/ч. Но есть песок мелкозернистый, как мука, и ноги при перемещении по нему проваливаются. Что уж говорить о многотонном грузовике! Но водители и здесь используют свои хитрости. Они «играют» давлением в шинах, увеличивая «пятно контакта» и снижая давление в шине, они увеличивают площадь соприкосновения с песком. Это можно сравнить с беговыми лыжами на плотной лыжне и охотничьими, широкими – на рыхлом снегу, в лесу или в степи. Единственный враг шины при таком передвижении по песку – крупные камни. Не дай бог наехать! Колесо буквально взрывается. Мы, члены «Ассистанс», естественно, тоже используем эти приемы при передвижении по пустыне. Но мы передвигаемся, а пилоты несутся по этой пустыне, и им важно вовремя, порой на безумной для грузовика скорости, сориентироваться в структуре песка и изменить тактику езды. А что такое вовремя сориентироваться в структуре песка на скорости 150 км/ч (разрешенная скорость), если дюны сменяют друг друга и достигают порой размера 10-, а то и 20-этажного дома?!
На одну из таких дюн и влетел Чагин. И тут он увидел ее – «мину» пустыни – воронку! Он попытался на скорости проскочить ее по краю и вырулить, но в воронке песок сыпучий (не путать с зыбучим)! И эта уникальная особенность буквально проглатывает машины, попавшие в нее. Возможно, трюк Чагина удался бы, но переднее левое колесо разбортировалось (покрышка сползла с диска), и машина весом 10 тонн сместилась в его сторону. Воронка стала засасывать «КамАЗ»! Все члены экипажа выбрались из машины, а выбраться быстро из переворачивающейся машины при пятиточечной фиксации ремнями – тоже проблема, и стали спасать машину, подставляя трапы (это широкие металлические доски, всегда находящиеся в кузове для преодоления «пухляка» – зыбучего песка) под крепящийся и уходивший в песок грузовик. Но трапы тоже мгновенно уходили в песок, как лом в воду, и надежда на спасение машины угасала с каждой секундой. Была опасность и самим уйти внутрь пустыни, так что пришлось активнее орудовать лопатами при жаре за 50 °C.
Только представьте – пустыня, воронка глубиной с 5-этажный дом, на дне которой три человека с напрягающимися от перегрузки сердца сосудами на шее и лице, с красными, засыпанными песком глазами, трудясь как муравьи, бросают песок вверх из этой громадной ямы!
Якубову 60 лет. В экипаже он штурман. На каждом бивуаке я по часу вожусь с его ногами, буквально разрываю от сцепления подагрой суставы, чтобы он смог снова надеть ботинки и уйти на очередной этап. У Савостина – механика экипажа – другая беда. Его кто-то укусил, и, несмотря на все необходимые прививки, он также с трудом ходил. Ноги раздулись и отекли. Плечи не давали поднимать руки выше головы. И вот эти люди махали лопатами, выгребали песок из Сахары, почти без надежды спасти машину.
Задыхаясь и падая от напряжения, они продолжали выполнять эту, казалось бы, бессмысленную работу. Чагин, пилот экипажа, самый здоровый из всех, дал команду передохнуть и выполз из воронки. Машина продолжала погружаться в песок. Надо было ее остановить. И тут Володе пришла в голову невероятная идея. Он решил использовать механический домкрат, который обычно выполняет функцию балласта, т. е. не используется. Но он всегда в наличии. «А что, если попробовать упереться им в верхнюю гайку колеса и остановить сползание машины?» – кинул он идею. «Сорвет гайку, 10 тонн все-таки», – сказал было Семен Семенович. «Попробуем!»

Золотой Бедуин – приз за победу и призовые места в Дакаре

Наш «Золотой Бедуин», 2006 г.

Положив плашмя уцелевший трап и водрузив на него домкрат, поддомкратили колесо. Машина чуть шевельнулась и… замерла, сбалансированная от смещения. Быстро подкопались под колесо, надели покрышку, подкачали колесо и, подкладывая трапы, тихо выползли из воронки. На все ушло 1 час 50 минут. Я спросил у Семена Семеновича: «Сколько обычно в таких случаях уходит времени на вытаскивание машины специальной бригадой с техникой?» «Две недели» – таков был его ответ… Это невозможно понять и переварить простому человеку, к которым отношу я публикующих информацию о «Дакаре», если профессионалы в смятении от совершенного экипажем Чагина! Наверное, потому журналисты и не отдали должного этому подвигу, не оценили, и он прошел незамеченным для всего мира. Ехали, попали в воронку, выбрались, догоняли и все-таки победили… А Владимир Чагин – действительно Царь пустыни!

«Золотой Бедуин» – приз за победу и призовые места в «Дакаре».

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы