Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

"Бюро ужасов"

Мы жили на Биржевой улице. Нашей соседкой была женщина с двумя дочерьми, уже почти взрослыми девушками. Я часто проводила у них послеобеденные часы. Играли в карты, они расспрашивали меня о нашей семье. Странно, что, проводя в их доме довольно много времени, я не испытывала теплоты к этим людям, у меня было какое-то смутное ощущение, что их жизнь - совсем другая и что не надо слишком много рассказывать. Вообще для меня это были люди, облеченные властью, как те, которые сидели в том мрачном учреждении, куда мы должны были являться каждый месяц и разыгрывать светскую любезность. Я за этот "театр" обычно получала конфетку.

В зале ожидания сидело много людей, все - со страхом в глазах, и многие покидали это учреждение в слезах. Мне было очень жаль всех, в том числе и нас. Видимо, с этим учреждением как-то связан тот факт, что бабушка запретила мне ходить к соседям, чтобы они не могли слишком много у меня выспрашивать. И вместо того, чтобы играть в карты, теперь я каталась на своем трехколесном велосипеде вокруг дома. В одиночестве я скучала, ждала с работы маму, а она приходила иногда очень поздно, когда я уже засыпала. Все это было очень грустно.

Однажды к нам явились чужие, очень суровые люди. Я гуляла во дворе, меня взяли за руку и повели к нам в дом. Мне показалось, что эти люди облечены большой властью и могут сделать со мной все, что захотят. И действительно, они пошептались между собой и сказали, что заберут меня. Я испугалась, у меня начались спазмы - так мой желудок обыкновенно реагировал на стрессы. Прощаясь, бабушка шепнула мне на ухо, чтобы я была с ними "хорошей девочкой", и тогда я смогу скоро вернуться домой.

Спокойная с виду, но очень испуганная и грустная, села я в большой черный лимузин. Меня привезли в детский дом, где со мной ласково говорили, предлагали поиграть с другими детьми. Но я сидела одна, глотая горькие слезы.

Мне было всего четыре года, я не помню, как выглядело это заведение, окрестности. Я даже не помню ни одного ребенка из тех, кто там был. Осталось в памяти только то, что я сидела все время одна, на полу, безразличная к игрушкам и другим детям. Мне было так тяжко, тоскливо, я не могла есть и все время была голодной. Игрушки вокруг меня были чужие - мои собственные, как и одежду, забрали и заперли в шкаф. Одели меня во все казенное - пока я не привыкну. Помещение, по моим воспоминаниям, было огромным, затемненным, я чувствовала себя одинокой и затерянной в огромном, чужом мире. Я ничего не могла понять - почему я здесь, а не дома, почему за мной никто не приходит? Плакать я уже не могла, а сидела и тихо ждала смерти.

Наконец, меня пришли навестить мама с моей родной тетей. Они повели меня в кафе, а потом домой. Боже, как я была счастлива! Я решила, что больше никогда не буду злой и вредной, так как то, что со мной случилось, воспринимала как наказание за плохое поведение. Никогда, никогда больше мне не пришлось быть там, но страх, который я испытала, запомнился на всю жизнь.

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы