Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Мама

Маму я всегда любила также сильно и нежно, как люблю ее и сейчас. Она была моим кумиром, мне хотелось во всем ей подражать. Я с большим усердием старалась копировать ее движения, одежду. Больше всего мне нравилось, когда мы с нею вдвоем выходили погулять. Помню, как прекрасным осенним днем, в воскресенье, мы с нею, одетые в одинаковые клетчатые юбки, вышли прогуляться. Казалось, ничто и никто не существовал в тот миг для меня - только я и моя мама. Моя юбочка была широкого покроя, а ее - узкая. Я знала, что моя мама - красивая женщина, молодая и привлекательная. Краешком глаза я могла видеть, что встречные провожают ее восхищенными взглядами. Каждого одноклассника, каждую подругу, попадавшуюся нам по пути, я приветствовала, преисполненная гордости. На следующий день меня спрашивали: "Это была твоя сестра?"

Наша жизнь, наполненная борьбой за существование, была тяжелой. Мама и бабушка много трудились, уставали, да и я после школы, не будучи сытой, часто ощущала сильную усталость. И все же в доме у нас не было безысходности, весь тон нашей жизни был жизнеутверждающим. Я рано усвоила ту истину, что для того, чтобы успешно решать проблемы, никогда не надо терять чувство юмора, надежду, нельзя позволять себе враждебность, злость. Жизнь есть борьба, но она того стоит.

Мама часто болела, у нее была истощена нервная система, случались тяжелые кризы. В такие моменты я испытывала жгучее чувство вины. Я рассуждала так: если бы меня не было, ей бы не приходилось так много работать, заботиться обо мне, переживать. И она была бы здоровой. В один из таких кризов меня охватил жуткий страх - я не была уверена, выздоровеет ли мама на этот раз. А что, если останется больной на всю жизнь. Ей предстояло уехать в Тессин на отдых и лечение. Мне казалось, ее не было целую вечность. Как же я радовалась, когда она вернулась здоровой и веселой! Мы снова могли вместе играть и ссориться из-за моего конструктора, с которым она любила возиться также, как и я.

Иногда к маме приходили друзья. Это было очень редко, так как бабушке казалось, что это меня тяготило, и вообще она считала это неприличным. Что касается меня, то я, право, не знала, как относиться к этим мужчинам. Некоторых из них я легко представляла себе в роли моего отца, а иных - нет. Вообще я их рассматривала только с этой точки зрения. Я как бы чувствовала себя обязанной найти хорошего, доброго папу. Но когда мама скрывалась с гостем в своей комнате, мне было очень обидно и одиноко, я чувствовала себя отринутой и ненужной. И я мучилась от того, что не знала, что происходит за закрытой дверью.

Однажды в доме появился большой, стройный, голубоглазый мужчина. Как я помню, он был солдатом или только что демобилизованным военнослужащим. Во всяком случае, он произвел на меня большое впечатление. Он рассказывал о полетах, о войне, о бегстве из плена. Мне это казалось увлекательным кинофильмом или книгой. Долгое время он навещал нас регулярно. И хотя я многого не понимала, никогда не покидала уютный круглый стол, пока гость не уходил. Моя мама ворчала на меня, упрекала, что донимаю гостя вопросами. "У него уже дырка в животе от твоих бесконечных вопросов", - упрекала она меня шутя и просила оставить в покое, если я хочу, чтобы он пришел к нам снова. Но симпатичный солдат заступался за меня, говоря, что ему приятна наша болтовня.

Бабушка часто приводила поговорку: "У кого сердце полно, у того все вылетает изо рта". Я понимала это очень хорошо - мое сердце всегда было переполненным - интересами, переживаниями, устремлениями - и рот почти не закрывался. Хотя не так уж много у меня было времени для болтовни -в школе от нас требовали тишины, по вечерам мама падала с ног от усталости, поэтому за едой у нас разговор не поощрялся. Так вот этот солдат был последним из собеседников, которых удержала моя детская память. Он не был женатым, но ему надо было вернуться на родину, к родителям, братьям и сестрам. Прощание всегда влекло за собой боль, страдание, страх. Страх остаться одной.

Первое время мама часто получала от него пространные письма, из которых читала мне наиболее интересные места. А мне так хотелось прочесть их целиком! Сказать по правде, меня мучила страшная ревность. Я хотела забыть этого человека, и это мне, благодаря сильной воле, удалось. Но навсегда осталась ранка на сердце. У меня такое впечатление, что он был слишком молод для мамы и больше подошел бы мне, если бы мог подождать, пока я подрасту.

Яркое воспоминание оставил еще один мужчина, по имени Отмар, который находил время и для меня. Он страстно любил природу и мы по воскресеньям вместе ходили гулять в лес. Я расспрашивала его о растениях. Но мама начинала упрекать меня в том, что я назойлива. И хотя он уверял маму, что вовсе нет, ему приятно это все рассказывать, радость проходила, я погружалась в себя...

Назад Оглавление Далее