aupam.ru

Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Творчество

Членов много, а тело одно | Джони. Следующий шаг

Приходилось ли вам обращать внимание на то, что самыми важными жизненными вещами более всего злоупотребляют? Подумайте хотя бы об огне - одном из величайших жизненных благ человечества. То же пламя, на котором мы готовим бифштекс, способно в несколько минут уничтожить много гектаров ценного леса или сжечь конюшню. Когда мы размышляем о половых инстинктах, мы видим, что они могут направляться и на добро, и на зло. По плану Божьему они должны соединять мужчину и женщину, доставлять им радость и дарить им детей. Однако сколько боли, сердечных страданий и слез причиняет как раз злоупотребление этими инстинктами!
Аналогично обстоит дело и со страданиями. В руках Божьих они - средство формирования нашего характера, но они же способны превратить нас в эгоистов. Много часов я провела в размышлениях, сострадая самой себе и предполагая, что Бог этим несчастным случаем хотел наказать меня за грехи. Однако не это имел Он в виду. Тогда я еще не понимала, что весь смысл моей парализованности - доказательство Его любви ко мне и к моим близким. Бог хочет, чтобы благодаря испытаниям мы были способны не только сочувствовать друг другу, но и наставлять друг друга.
Этот урок я получила зимой 1975 года. Пастор одной баптистской церкви в Уичите в Канзасе пригласил меня на ежегодную конференцию в свою церковь, чтобы я сказала там свидетельство. Я с радостью согласилась. С одной стороны, я как раз только начала совершать поездки и для меня было большой радостью то там, то здесь свидетельствовать различным людям. С другой стороны, я еще ни разу не принимала участия в миссионерской конференции, не говоря уже о том, чтобы выступать на ней с речью. Я мало знала о миссионерском деле и никогда не беседовала с миссионерами. Я воображала, что жизнь миссионера состоит главным образом в опасных переходах через девственные леса, где им своими ножами приходится убивать змей. Мои спутницы Шерри и Джули знали не больше меня. Поэтому, когда начали говорить миссионеры, мы, сидя в последних рядах большой переполненной церкви, все обратились в слух. Кто знает, может быть, они расскажут нам что-то о людоедах!
Но знаете, что мы уяснили себе тогда? Что миссионеры такие же люди, как и мы! Когда мы услышали их рассказ о повседневной борьбе и победах в таких странах, как Бразилия, Япония, Филиппины, - мы стали сознавать свою ответственность по отношению к народам этих стран. В конечном итоге мы составляли с ними одно целое, то, что Библия называет "телом Христовым", несмотря на нашу удаленность друг от друга на тысячи километров. Мы особенно уяснили себе эту мысль тогда, когда увидели христиан, беженцев из Румынии, среди участников конференции и поняли, что эти верующие рассчитывают на наши молитвы. Я была так благодарна миссионерам за эти сообщения, что очень обрадовалась, когда на заключительном собрании в воскресенье вечером мне предоставили возможность выступить.
Но мы встречались не только с миссионерами. Каждый вечер мы общались с церковной молодежью, сдружившись с нею. Однажды, после субботнего вечернего собрания, никто из нас не спешил вернуться домой и мы решили посидеть в кафе-мороженое. Было уже одиннадцать часов, но мы еще не хотели расходиться.
После того, как мы расплатились, Шерри одела на меня пальто, и мы отправились на улицу подышать ночным зимним воздухом. После несчастного случая "термостат" моего тела работает совсем не безупречно, поэтому я тяжело переношу мороз и зной. Я попросила Шерри откинуть мое кресло назад, чтобы меньше ощущать холод, и поскорей сесть в машину.
И вот, две смеющиеся фигуры скользили во тьме по гладкому асфальту в направлении уличного фонаря. Из-за ночной темноты мы не заметили опасность, наши мысли были заняты еще радостной встречей в кафе. Кто мог бы предположить, что в нескольких метрах от нас - гололедица, которую не видно во тьме?
Вдруг Шерри вскрикнула. Она поскользнулась, кресло подбросило, оно накренилось и покатилось на одном колесе. Лицом вниз я вылетела из него. Конечно, я не могла вытянуть вперед рук. Я видела приближающуюся бровку тротуара, но лица своего я уже не смогла спрятать и лишь зажмурила глаза.
Все это длилось какие-то доли секунды. Лицо так сильно ударилось обо что-то твердое, что из глаз посыпались искры. Падения своего тела я не почувствовала, но заметила, как я покатилась мимо нашего автомобиля.
"О, нет!" - услышала я издалека крик ужаса Шерри.
Удивительно, что в такие мгновения все как бы замедляется. Каждый звук слышен сверхчетко, каждая мелочь неизгладима из памяти.
"Иди сюда, Шерри!"
Я услышала приглушенный говор и шаги по асфальту. Кошелек вывалился на землю, покатились монеты - деньги за открытки и рисунки, проданные в тот вечер.
"У неё все лицо в крови!" - крикнула какая-то девушка.
Молодые люди окружили меня, но я не видела их. Я крепко закрыла глаза, чтобы туда не попала кровь. Помню, что я чуть шевельнула шеей, дабы убедиться, что не сломала ее. Языком тронула зубы, ни один из них не был выбит, и нижняя челюсть тоже была в порядке.
Какая-то девушка стала на колени возле меня и взяла мою голову в руки. Это была Юлия. Она постоянно спрашивала, все ли в порядке, а я только кивала головой. Она сдерживала рыдания, пытаясь скрыть от меня свои слезы. Подруга считала себя обязанной оставаться спокойной и сильной.
И вдруг я уяснила себе собственную ответственность. На этой неделе несколько молодых людей спросили меня : как мне удалось смириться с жизнью в кресле, - и я ответила, что следует без ропота принимать испытания. Мы обратились к Библии за подтверждением, что все дела, трудности и непонятные нам пути содействуют благу. Вот теперь предоставилась возможность претворить слово в дело. Как я буду реагировать?
Всю неделю я училась у миссионеров тому, что у нас есть обязанность в отношении других членов тела Христова. "Вот здесь теперь частицы этого тела, - мелькнуло у меня в голове, - группа молодежи и другие. Они глядят на меня".
Но мой "ветхий человек" не мог сейчас думать "о других", он думал лишь о себе. Я страшно мерзла и испытывала острую боль.
"Почему это должно было случиться именно со мной? Разве я и без того не страдала больше всех, стоящих теперь вокруг? Почему Бог не избрал кого-то другого, если хотел дать наглядный урок?"
Я знала, что это ложные мысли. Однако как тяжело преодолеть собственное "я" пред лицом Бога и ближних, особенно когда больно.
"Какое мне дело, как другие расценят мое поведение в такой ситуации? Лицо у меня изранено. Да и вообще: зачем это ранение в голову - единственную часть моего тела, обладающую чувствительностью? "
Но Дух Святой стал наставлять меня. Я вспомнила Слово Божие: "Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божий" (1 Кор. 6:19-20). Кто беспокоится о моей реакции? Бог. Имею ли я право негодовать и жаловаться из-за своего раненого лица? Нет! Тело мое принадлежит не мне. Бог может делать с ним, что угодно. Он купил его кровью Своего Единородного Сына.
Прежде всего, я должна воздать хвалу Богу, что имею возможность конкретно показать друзьям то, о чем говорила теоретически: в жизни христианина нет случайностей. Если Бог что-то посылает нам, то в конечном итоге все это должно обратиться нам во благо или во благо ближних. Иногда у нас, христиан, вообще нет выбора. Если мы хотим достойно вести себя, нам необходимо реагировать так, как это угодно Богу.
Еще лежа на холодном асфальте, я знала, что надо делать. Мне показалось, что я уже тысячу раз это делала в жизни. Я внутренне сосредоточилась и беззвучно возблагодарила Бога за этот несчастный случай: "Господи, благодарю Тебя за то, что случилось, помоги мне не озлобиться. Эти юноши и девушки глядят сейчас на меня... Пусть они учатся, как надо преодолевать трудности, видя, как я преодолела этот удар. Да будет Тебе честь и слава!"
Наконец я приобрела уверенность, что Бог посредством этого случая явит Свою славу. Но я не знала, что это уже вскоре должно было совершиться. Бог действовал посредством самоотверженной любви и забот, оказываемых мне всеми. Кто-то укрыл меня своим пальто, чтобы защитить от холода. Один мужчина заметил, что мне плохо. Он встал на колени и крепко прижал к себе, чтобы согреть меня, а затем прошептал: "Все будет хорошо". Другие стали молиться. Кто-то вызвал "скорую помощь", другой сообщил о случившемся пастору церкви, в которой мы были.
В больнице мне сделали рентген и наложили швы на лоб. Долго тянулась эта тревожная ночь. Боли, вызванные сотрясением мозга и переломом носовой кости, не позволяли мне спать. Так что у меня было много времени для размышлений. "Боже, благодарю, что Ты удержал меня в Своей руке и спас от худшего", - молилась я.
Лишь на рассвете я задремала. Спала неспокойно, каждые два часа меня будили, чтобы проверить мое состояние.
На следующий день я проснулась около одиннадцати часов от шума в ванной. Шерри заглянула ко мне и спросила с жалкой улыбкой:
"Ну, как дела?"
"Хорошо", - ответила я, но боль сразу напомнила о падении прошлой ночью. Физически мне было нехорошо. Ныли швы, мучила резкая головная боль, лицо отекло. Однако я находилась в хорошем расположении духа.
"Думаю, что мне неплохо. Что новенького?"
"Мы думали разбудить тебя вовремя, чтобы ты могла посмотреть телепередачу, - пропела Юлия и стала настраивать антенну. - Пастор сказал, что мы можем смотреть еженедельное богослужение по телевизору".
Мне подложили подушки под спину, и мы стали внимательно смотреть. После исполнения хорового гимна пастор сказал: "К сожалению, мы вынуждены вам сообщить, что мисс Джони Эрексон упала вчера вечером, разбила себе нос и ей наложили швы. Когда я говорил с нею в карете скорой помощи после несчастного случая, я предложил ей отказаться выступать сегодня вечером, но она думает, что все-таки окажется в состоянии выступить. Мы просим всех помолиться о ней вместе с нами".
Я радовалась, что обо мне молятся. Откинувшись на подушки, я вынуждена была улыбнуться. Подлинный кризис - внутренний - уже миновал.
Вечером в переполненном зале мне на миг показалось, что не хватает воздуха. Проходы были заставлены стульями, позади стояли люди, балконы были переполнены. Я решила не пользоваться тщательно подготовленными заранее записями. Вместо этого я прочла несколько мест из Писания, взаимосвязанных с событиями минувшей ночи.
"Важная услуга, которую мы, как дети Божий, можем оказывать друг другу, состоит в победе над собственными испытаниями".
Портативный микрофон, укрепленный на моей блузке, передавал мои слова в зал.
"Послание к Ефесянам разъясняет нам ту истину, что необходимо заботиться о других христианах, потому что мы составляем с ними одно целое. Нигде не сказано, что верующие только в будущем составят единство. Мы составляем его уже теперь, и от нас ожидается, что мы будем действовать сообразно этому. В Первом послании к Коринфянам, в 12-й главе, читаем, что мы, христиане, составляем тело, подобное человеческому, главой которого является Иисус Христос. Тело человека - лучший пример сотрудничества. Каждый член нуждается в другом члене. Если в желудке пусто - глаза ищут хлеб с колбасой, а ноги бегут в столовую, руки берут колбасу, окунают в горчицу, а затем кладут в рот, откуда все это попадает в желудок. Вот что я и называю сотрудничеством!"
Зал рассмеялся.
"Вот как нам следует понимать такие места, как скажем, в Послании к Ефесянам 4:16. Мы, христиане, оказываем друг на друга взаимное духовное влияние посредством того, чем являемся лично и что делаем. Ни один орган нашего тела не может при повреждении функционировать, не влияя на другие. Ушибленная нога ограничивает движение тела, а удар головой во время футбольного матча, благодаря которому забит гол в ворота противника, повышает престиж, доставляет честь всему телу. В тесном единении верующих есть что-то таинственное. Их поражения - мои поражения, их победы - мои победы".
В зале наступила мертвая тишина. Все слушали с вниманием. Люди явно поняли, что я хотела сказать.
А я продолжала:
"Следовательно, если мы хотим прославить Иисуса Христа, Главу тела, если хотим оказать помощь нашим братьям и сестрам по вере, т. е. остальным частям тела, то мы так должны решать собственные проблемы, чтобы нашим братьям и сестрам была от этого польза. Бог даровал вчера вечером Свою силу для этого и мне, и Юлии. Она была для меня примером. Я стала примером для многих. И Бог ждет того же от вас".
Так Господь на примере моего несчастного случая в минувшую ночь помог нам уяснить нечто из Своего мудрого плана, допускающего страдания. Приблизительно через год после случившегося я получила письмо от
Стива. Тогда я много путешествовала, а потому несколько тосковала по дому. Его ободряющие слова как бы обобщили урок, полученный мною в ту ночь от несчастного случая на автомобильной стоянке. Он напомнил мне, что наши бедствия и боль ни в коем случае не дают нам право на самосострадание, но представляют отличную возможность послужить словом, делом и примером. Вот отрывок из его письма:
"Итак, Джони, если тебе придется выступать десять раз в неделю, если мускулы твоего лица устанут от бесконечных улыбок зрителям, если спину будет ломить, если ощутишь страшную тоску и желание вновь ходить, но будешь вынуждена скрывать это, дабы не быть понятою превратно, если потеряешь своих друзей и подруг, если несколько ослабеет твой интерес к Библии, если почувствуешь себя неуверенно, если в тебя начнут проникать грешные помышления и представления, если подвергнешься искушению греться в лучах успеха и славы, - короче, если ты захочешь нести более легкий крест и слегка уклониться с пути, не уступай! Не будь малодушна, пусть грех не обольщает тебя. Не думай, что борьба напрасна, ибо ты действительно являешься для меня твердой опорой и примером, когда я подвергаюсь искушениям".
Мы всегда находимся в свете рампы, за нами всегда наблюдают. Получается одно из двух: или мы хорошо играем свою роль, назидая тем самым зрителей, или же - возимся со своими горькими чувствами, а потому бесславим "автора пьесы". Нам предоставлено право выбора.

Джони. Следующий шаг

Назад Оглавление Далее