Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Глава 7. Сулема в качестве яда для излечения рака

В справочнике М. Д. Машковского «Лекарственные средства» сказано, что сулема (ртути дихлорид HgCl) является весьма активным антисептическим средством и обладает высокой токсичностью. Применяют ртути дихлорид (сулему) в растворах (1:1000 -2:1000) для дезинфекции белья, одежды, для обмывания стен, предметов ухода за больными, для дезинфекции кожи. Употребляют также при лечении кожных заболеваний.

У аптечных работников, как оказалось, есть официальное указание, запрещающее применение сулемы в качестве дезинфицирующего средства из-за ее высокой токсичности.

«Справочник терапевта» под редакцией профессора И. А. Кассирского (1973) заявляет: смертельная доза сулемы (HgCl2) при приеме внутрь — 0,5 г. Другие справочники подтверждают: летальная доза (ЛД) при приеме сулемы внутрь — 0,5 г.

Георге Могош в книге «Острые отравления. Диагноз. Лечение» (Бухарест, 1984) пишет:

«Сулема. Средняя летальная доза для взрослого человека равняется 1–4 г, однако сообщены и случаи смертельного исхода после заглатывания даже 0,5 г».

Вот что пишет о сулеме В. В. Тищенко:

«Сулема. Нельзя пройти и мимо древнего практического средства — сулемы. Джек Лондон упоминает в одной из своих книг сулему как древнее восточное средство по наружным опухолям. Однако для сулемы все едино — что внутренние, что наружные, — она одинаково эффективно подавляет итеи другие. Для меня сулема — одно из самых прекрасных практических средств: редко какой рак устоит против нее. Однако следует заметить, что насколько она сильна против рака, настолько и свирепа для организма как яд. Это неистово лютое средство очень опасно для почек — при отравлении смерть наступает из-за поражения почек. Поэтому сулемой хорошо лечиться под наблюдением врача и еще лучше — в клинике.

… Если когда-либо вы страдали почками — о сулеме забудьте.

Общая методика по приему сулемы выглядит так.

Сулема аптечная — спичечная головка сухого порошка (по объему) — на 3 литра дистиллированной воды — рабочее разведение, или хирургическое разведение 1: 1000. Взять 250 мл разведения, добавить 750 мл дистиллированной воды. Принимать 3 раза в день за час до еды с водой.

На 100 г сырой воды дать чайную ложку разведения — 15 дней.

На 150 г — десертную ложку — 15 дней.

На 200 г — столовую ложку — до выздоровления.

Остерегаться передозировок. Побочные явления: отеки под глазами, боли в области почек, задержка мочи. Препарат может накапливаться в организме, поэтому через некоторое время к нему может появиться отвращение. В этом случае необходимо начать снижение дозы до одной чайной ложки так же постепенно, как и наращивали, и, пробыв на малой дозе 15 дней, снова подняться до нормы (постепенно). При побочных явлениях дозу уменьшить и более не повышать. При ухудшении прекратить прием, сделать перерыв несколько дней и затем продолжать лечение с малой дозы, доводя до безопасной.

При наружных опухолях смазывать кисточкой, смоченной в растворе, 3-4-5 раз в день».

Особый размах разговоры и публикации о применении сулемы для лечения рака приобрели в связи с препаратом «Витурид» Тамары Васильевны Воробьевой.

Обычно публикации о «Витуриде» Т. Воробьевой строятся по однообразной схеме: миллионы людей во всем мире страдают от страшного заболевания, имя которому рак. Человечество с незапамятных времен бьется над этой проблемой. Ученые с мировыми именами на всемирных конгрессах по раку клянут на все лады химиотерапию, лучевую терапию и вообще традиционные методы лечения. А вот Т. Воробьева утверждает, что у таких больных есть научно обоснованная надежда на выздоровление. Достаточно иметь предложенный ею препарат «Витурид». Очень давно известное свойство ртути воздействовать на раковые опухоли Т. Воробьева дополнила практически нетоксичной концентрацией сулемы в препарате. Этим Воробьева исправила катастрофическую ошибку современней официальной онкологии, применяющей очень высокие концентрации ядов при лечении раковых больных.

Восхваляя Т. Воробьеву и ее препарат, газеты иногда публикуют фантастические небылицы, которые, скорее всего, инициированы самой Т. Воробьевой. Так, газета «Смена» (16 мая 1996 года) сообщает: «При введении препарата в организм он проникает в пораженные клетки, восстанавливая их. И это обстоятельство необходимо подчеркнуть особо». Конечно же, восстановление раковых клеток принципиально невозможно.

Раковые клетки должны быть полностью уничтожены в организме.

Из газетных сообщений стало известно, что в августе 1995 года по инициативе Международной академии ЮНЕСКО и Министерства здравоохранения Республики Карелия в г. Петрозаводске прошел международный симпозиум «Витурид». Роль ртути в жизнедеятельности организма». В своем докладе Н. Р. Дядищев, заместитель директора по науке Научно-исследовательского центра токсикологии и регламентации биопрепаратов, сказал буквально следующее: «После лечения опухолевая ткань замещается молодой соединительной тканью», чем посрамил научную онкологию, утверждающую по старинке, что раковые опухоли тканей не образуют. Там же Т. В. Плетнева, химик, профессор Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова, доложила: «Ионов ртути 2+ в «Витуриде» нет. Они связаны в нетоксичный прочный комплекс с серой. А это значит, что препарат абсолютно безвреден и нетоксичен». А вот автор институтского курса «Общая химия» (1971) Н. Л. Глинка сообщает: «Водный раствор сулемы практически не проводит электрический ток. Таким образом, сулема является одной из немногих солей, которые почти не диссоциируют в растворе на ионы» и тут же называет сулему сильным ядом. Следовательно, отсутствие в растворе ионов двухвалентной ртути одновременно сочетается с высокой ядовитостью сулемы. Малыми концентрациями сулемы в «Витуриде» Т. Воробьева снижает ядовитость препарата, но она не понимает самого главного, коль скоро утверждает о полном отсутствии ядовитости у «Витурида». По сообщению И. А. Филипповой («Исцеление возможно», 1997), это же утверждают руководители Центра Т. Воробьевой в Петрозаводске, и они тоже не понимают самого главного. Не понимает этого и профессор Т. В. Плетнева из Москвы. А самое главное заключается в том, что при отсутствии ядовитости препараты сулемы не имеют никакого смысла в противораковой борьбе в организме. Весь противораковый смысл «Витурида» только и состоит в ядовитости растворов сулемы! Именно в ее антимитотической ядовитости! Убрав ядовитость «Витурида», Т. Воробьева своими руками уничтожила его противораковые возможности!

Естественно, в каждой публикации о «Витуриде» и Т. В. Воробьевой рассказывается об «истоках» этого препарата: семью погорельцев из казахского Петропавловска, в которой семеро детей (в их числе и восьмилетняя Тамара), переселили в заброшенный дом бывшего священника. На чердаке осталась его большая библиотека. В одной из книг случайно оказался листок со старым рецептом. Девочка его запомнила.

А через 20 лет Тамара Воробьева, химик-аналитик на оборонном заводе, чудом уцелела после мощного взрыва. Еще через несколько лет у нее обнаружилась опухоль матки.

Какая связь между тем эффектным взрывом и опухолью именно матки — из публикаций непонятно. Оставалось жить совсем мало, и тут выручил тот рецепт священника. Дальше было чудо — на 28-й день Т. Воробьева была здорова! Воробьевой приходилось оказывать подобную же помощь знакомым людям. Однако чудо теперь повторить не удается — раковые опухоли матки «Витуридом» за 28 дней не ликвидируются. После телемоста В. Познера на ЦТ в 1988 году, посвященного проблемам рака, Т. Воробьева стала активно заниматься внедрением «Витурида» в практику. В 1992 году Т. Воробьева получила патент в США, а в 1993 году — сразу четыре патента в России на способы лечения опухолевых заболеваний. В России патенты не выдавали до получения патента США. Как и полагается, у Т. Воробьевой появились не только сторонники, но и оппоненты.

Газеты и книги сообщают, что в настоящее время в Карелии в г. Петрозаводске организован медицинский центр «Витурид», который непосредственно занимается клиническим изучением препарата. При лечении рака врачам центра удается добиваться значительного положительного эффекта, который включает в себя как уменьшение размера опухоли и исчезновение метастазов, так и ее регресс (?). Газета «Смена» пишет, что в центре «Витурид» вылечивают, например, больных бронхиальной астмой, язвенной болезнью. Это теоретический абсурд газеты. Автор с большим уважением относится к Тамаре Васильевне Воробьевой и ее препарату «Витурид». Однако когда потребовалось дать совет тяжелому онкологическому больному, к кому обратиться за помощью: к Т. В. Воробьевой или И. И. Гарсеванишвили, автор отдал предпочтение Ираклию Иосифовичу Гарсеванишвили, предварительно побывав в филиале фирмы «Витурид» в Гатчине и у И. И. Гарсеванишвили.

В чем здесь дело? Почему тогда было принято такое решение?

В предисловии к книге Н. В. Шевченко «Рак: безнадежных больных нет!» (1997) редактор вестника «Здоровый образ жизни» Анатолий Коршунов прекрасно сформулировал ответ:

«Что же касается «Витурида», то курс лечения этим препаратом, во-первых, чрезвычайно дорог, а во-вторых, повторяю, мы не имеем ни одного свидетельства непосредственно от наших читателей, которые с успехом применяли бы «Витурид»».

«ВН» (№ 51, 1997 год) опубликовал письмо читателя, сообщающего об отрицательных результатах приема «Витурида», а заодно и метода Н. В. Шевченко (растительное масло с водкой). Корреспондент «перешел на болиголов».

Автор этой книги не имеет принципиальных возражений против лечения рака сулемой, но не рекомендует своим читателям пользоваться сулемой для этой цели по следующим соображениям. Посмотрите на перечень ядов (см. табл. на с. 58). Сулема — самый слабый яд в этом перечне. Она в десять раз слабее (по ядовитости) колхицина с колхамином и в сто с лишним раз слабее аконитина. Сулема в три с лишним раза слабее кониина (действующего вещества растения болиголов пятнистый). Поэтому автор будет рекомендовать своим читателям кониин, колхицин с колхамином и аконитин и не будет рекомендовать сулему.

На этом, казалось бы, можно было и закончить наш разговор о сулеме (и «Витуриде»).

Но поразительная энергия и «незаурядные пробивные качества» Тамары Васильевны Воробьевой заставили автора еще раз перечитать посвященную ей главу «Знакомый незнакомец «Витурид»» в книге журналиста И. А. Филипповой «Исцеление возможно» И. Филиппова была приглашена в центр «Витурид Плюс» и побывала в Петрозаводске. Она с большой симпатией пишет о Т. Воробьевой. Это самое толковое описание деятельности центра «Витурид Плюс». Особенно удалась И. Филипповой главка «Как лечат в Петрозаводске». Становится понятным, что многие принципы и процедуры, выполняемые в центре, не только не являются следствием каких-то доказанных положений, а позаимствованы без осмысления из многочисленных публикаций и даже вредны при лечении рака. Как я уже писал выше, улучшение кровообращения раковой опухоли, сопровождающееся увеличением снабжения раковых клеток кислородом, питательными и пластическими веществами, является злейшим врагом организма, больного раком. Видимые метастазы увеличиваются количественно и в размерах (например, на шее) буквально с каждым днем: вчера один, сегодня уже три и т. д. И. Филиппова пишет, что в Петрозаводске применяют скипидарные ванны по Залманову:

«Эти ванны открывают капилляры, восстанавливают кровоснабжение в тканях, обеспечивают приток кислорода и дренаж для удаления метаболитов».

Трудно придумать что-либо более вредное для онкологических больных!

Подведем итог наших рассуждений о применении сулемы против рака. Повторим, что автор с искренним уважением относится к Тамаре Васильевне Воробьевой (ее организаторские способности просто фантастичны!) и ее препарату «Витурид». С таким же уважением автор относится к трем академикам, десяти докторам наук, двенадцати кандидатам наук, сотрудничающим с фирмой «Витурид». Автор с должным вниманием рассмотрел опубликованные результаты лечения онкобольных «Витуридом». Для тех, кто захочет лечиться этим препаратом, автор сообщает телефоны фирмы «Витурид Плюс» в Петрозаводске: (814-22) 674-80, 677-84, 672-11, 670-49; в Санкт-Петербурге: (812) 221-5719, 249-82-54; в Гатчине: (271) 349-31. Однако по совершенно объективному показателю — сравнительно слабой ядовитости — автор не рекомендует читателям применение сулемы для излечения раковых заболеваний. «Витурид» оказывается вообще бесполезным, если больной до этого подвергался химиотерапии или радиотерапии. В следующих главах этой книги я исключу сулему из рассмотрения.

Добавим, что И. А. Филиппова несколько раз называет «Витурид» иммуномодулятором, непосредственно влияющим на иммунную систему, подстегивая ее на борьбу с вирусами. Это досадная ошибка. Как и любой антимитотический яд, сулема («Витурид») и «все применяемые в клинике цитостатики нарушают иммунореактивность организма. Это тяжелое последствие лечения. Цитостатики подавляют образование лейкоцитов, эритроцитов и тромбоцитов в кроветворных органах.» (А. Балаж, 1987).

Таким образом, сулема («Витурид») является иммуномодулятором, безусловно ослабляющим защитные силы организма. За несколько лет в редакцию «ВН» не поступало ни одного сообщения о том, что кого-то «Витурид» спас.

Назад Оглавление Далее