Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Глава 8. Семикарбазид-кадмиевая терапия рака

Сначала небольшое отступление от материала этой главы: читатель должен быть готов отвергнуть часто пропагандируемое заклинание для раковых больных: «Боже упаси от самолечения!» После постановки точного диагноза квалифицированным специалистом больному в основном придется заниматься самолечением.

История метода излечения рака семикарбазид-кадмиевыми препаратами — это история борьбы официальной онкологии, представленной в России школой академика Н. Н. Блохина, известного хирурга-онколога, с супругами Качугиными и их методикой, которую иногда необоснованно называют «безукоризненно выдержанной теоретически и методологически» (Киреев А. «Рак излечим!». 1999).

На самом деле теоретические основания методики Качугиных никуда не годятся, а вот практика очень хороша — выздоровление более чем в половине случаев, даже на поздних стадиях болезни и после ужасов традиционного лечения.

Семикарбазид-кадмиевая терапия рака разработана Анатолием Трофимовичем Качугиным и его женой Беллой Яковлевной Качугиной.

Анатолий Трофимович Качугин умер в 1971 году. Это был чрезвычайно и разносторонне одаренный и образованный человек. Противодействие официальной медицины А. Т. Качугин впервые испытал, когда в 40-х годах разрабатывал тубазид, противотуберкулезный препарат на основе семикарбазида, гидразида изоникотиновой кислоты (ГИНК). Через два года за рубежом опубликовали ту же технологию и немедленно признали препарат. Теперь тубазид и его аналоги широко применяются в лечебной практике.

Для противораковой терапии А. Т. Качугин посчитал оптимальным применение солянокислого семикарбазида с добавлением йодистого кадмия.

С августа 1957 года началась отвратительная борьба со стороны официальных медицинских органов разных высоких уровней против замечательных фактов излечения рака Качугиными. Особую роль в противостоянии играл президент АМН академик Блохин. Сейчас стыдно читать о непорядочных методах давления на Качугиных со стороны Президиума АМН СССР и Минздрава СССР в 50-60-е годы. В 1962 году был издан приказ по Минздраву СССР, запрещавший применение солянокислого семикарбазида и йодистого кадмия в лечении рака.

Теперь ясно, что у А. Т. Качугина не было никакой возможности противостоять недобросовестному давлению Блохина: у Качугина не было теоретических оснований его метода. Подлинных оснований нет и сегодня. Я впервые обосновываю противораковое действие семикарбазид-кадмиевой терапии Качугиных ее антимитотической токсичностью. Свое основание я базирую на экспериментах чешского ученого И. Паржизека, доказавших, что кадмий блокирует деление зародышевых клеток, что практически равносильно его способности блокировать деление интенсивно размножающихся клеток любого типа (антимитотическая ядовитость кадмия). Эти данные И. Паржизека позднее подтверждены французскими биохимиками (Ванг, Бало, Раймон), а во времена А. Т. Качугина к такому выводу прийти было очень трудно — естествознание не достигло нужного уровня развития.

Еще долго после 1962 года Блохин и его высокопоставленные сторонники буквально терзали Качугина.

Безобразную роль в этом неравном поединке играла газета «Правда», изощренно обыгрывавшая некоторые непринципиальные неточности А. Т. Качугина.

Справедливости ради отметим, что Качугиных поддерживали некоторые видные учение (академики Кнунянц, Берг и другие), но не они «вершили суд» в отечественной онкологии. Журнал «Изобретатель и рационализатор» опубликовал в 1971 году статью Б. Я. Качугиной о практических результатах семикарбазид-кадмиевой терапии рака. Но Н. Блохин и «Правда» не оставили это выступление без начальственного окрика. При этом Н. Н. Блохин в книге «Химиотерапия злокачественных опухолей» (1977) не постеснялся «позаимствовать» у А. Т. Качугина его наработки и представил читателям препараты нитрозоалкилмочевины — химические аналоги семикарбазида — как созданные под руководством Н. Н. Блохина новые препараты. До самой своей смерти (а умер он несколько лет назад) Н. Н. Блохин обеспечивал официальное игнорирование метода Качугиных, хотя иногда втихомолку по прямому неофициальному распоряжению академика Блохина безнадежных больных направляли к Качугиным.

В 1977 году Белла Яковлевна Качугина ушла на пенсию, но дело Качугиных продолжает. К сожалению, Б. Я. Качугина опирается на ошибочные, по моему мнению, теоретические положения, о чем свидетельствует статья, опубликованная еюв 1994 году в соавторстве сВ. В. Ткаченко.

В последние годы Б. Я. Качугина наконец-то получила документы, защищающие авторов качугинских противораковых препаратов и способы их лечебного применения. Заявки на авторские свидетельства рассматривались с 1948 года! 3а эти годы во многих странах уже давно выпускаются аналоги семикарбазида, и разговоры о защите авторских прав потеряли смысл.

А. Киреев в книге «Рак излечим!», посвященной Качугиным и их методу излечения рака, считает, что существует «общепланетарная» причина того, что качугинский метод и поныне не получил широкого применения. Дело в том, что противодействие любым нарушителям медицинского единомыслия очень сильно во всем мире, а не только в бывшем СССР или в нынешней РФ. В той же Америке онкологический клан, охраняя свое лидерство и, значит, благосостояние от конкурентов, следит за незыблемостью положения вещей даже бдительнее, чем у нас за ней следило ведомство Блохина. Дошло до того, что канадского исследователяГаетона Нессая посадили в тюрьму за применение созданного им онкологического препарата, спасшего около двух тысяч (!) жизней, но не разрешенного фармкомитетом!

В нынешней России положение кажется аналогичным, но сходство тут поверхностное. По сути, у нас больше нет лидирующего онкологического клана. Школа Блохина по-прежнему считается официальной, но властям, занятым делами и проблемами, абсолютно не связанными с повседневной жизнью населения, до нее столько же дела, сколько до «альтернативщиков», включая Качугину. Патенты ей выдали, но помощи в организации лечения больных оказывать не собираются. Этот же автор описывает принципиально важную для нас сцену, которая потребует моего комментария:

«Академик Блохин задал простой и логичный вопрос: почему же, мол, граждане новаторы, ваши препараты лечат какие угодно опухоли, где попало расположенные? У нас вот для каждого рака свое лекарство, а у вас одни и те же на все случаи жизни.

Ответа не нашлось. И когда Блохин подытожил: «Вы сами еще не знаете, на что и как действует ваш препарат», возразить было нечего».

Мой комментарий: ни академик Блохин, ни А. Т. Качугин не понимали, что то общее свойство всех раковых опухолей, о котором они, видимо, не раз говорили, не осознавая смысла, а именно их безудержный рост, их в несколько раз повышенный метаболизм (обмен веществ), может быть использовано для излечения рака любого вида и расположения одним и тем же антимитотическим ядом. На все виды рака — один яд! Во избежание приспособления к нему раковых клеток целесообразно иметь на смену ему другие яды такого же типа.

Сама пригодность семикарбазид-кадмиевой терапии рака для излечения всех и всяких его разновидностей говорит о том, что действующим началом в этой терапии является ее антимитотическая токсичность. Особо важно подчеркнуть, что дело здесь не в том, чтобы искать нечто общее в происхождении разных видов рака (эту ошибку делает сегодня Б. Я. Качугина), а в том, что при любых вариантах происхождения рака получается один и тот же результат, все разновидности рака приобретают общее свойство — безудержные метаболизм и размножение!

Не понимая существа вопроса, А. Киреев заявляет, что уничтожение раковых клеток в организме равносильно удалению выделений из носа при насморке вместо закапавания в нос галазолина. Это беспардонное передергивание: уничтожение раковых клеток и есть уничтожение единственной раковой опухоли и ее метастазов, то есть уничтожение первоисточника заболевания, который только и остался в организме после действия канцерогена. Не уничтожать раковые клетки нельзя — иначе ими будет уничтожен организм. После уничтожения опухоли потребуется восстановление функции пораженных органов.

Пытаясь подвести некую теоретическую базу под методику Качугиных, А. Киреев допускает ряд принципиальных искажений в описании развития раковых клеток. А. Киреев не понимает, что клетки злокачественной опухоли, ставшей на третьем этапе развития раковой опухолью, с этого времени не испытывают кислородного голодания, а в утилизации глюкозы у них господствует горение, а не брожение. Иначе не было бы безудержного метаболизма и размножения раковых клеток!

Соответственно ужасающие боли, почти непрерывно испытываемые онкологическими больными, не могут быть вызваны продуктами брожения (молочной кислотой), так как брожения в ставших раковыми клетках нет. В течение нескольких лет жизни злокачественной опухоли на втором этапе ее развития клетки опухоли утилизируют глюкозу только в режиме брожения, создают вокруг опухоли своеобразный склад молочной кислоты, но никаких болевых ощущений у больного это не вызывает. Иначе злокачественные опухоли легко бы диагностировались еще до превращения их в раковые. Накопление молочной кислоты в очень больших количествах в скелетных мышцах после значительных физических нагрузок не дает непрерывных болевых ощущений в течение длительного времени, так как усиливается кровообращение, молочная кислота уносится кровью и кратковременные болевые ощущения, связанные с накоплением молочной кислоты в мышцах, проходят. А. Киреев повторно демонстрирует свою онкологическую неосведомленность чрезвычайно некорректным вопросом:

«Откуда раковые клетки берут энергию, чтобы без конца делиться?! Ведь в них, повторимся, преобладает брожение, а из него много энергии не выкачаешь».

Раковые клетки добывали энергию брожением раньше, до того как стали раковыми, но были еще просто злокачественными клетками. Став раковыми после прорастания в опухоль капилляров кровеносной системы, теперь уже эти клетки добывают энергию из глюкозы горением, то есть в 19 раз эффективнее, чем брожением, а глюкозу получают с кровью по потребности, отнимая ее у остальных органов и тканей организма.

Невозможно согласиться и с рассуждениями А. Киреева о том, что «осколки» распавшихся раковых клеток — глобоиды — вызывают метастазы. Дело в том, что для образования метастаза необходимо «пересадить» на новое место не какие-то «осколки» (давно доказано, что это не дает результата), а уже фактически готовую новую раковую опухоль. А это значит, что она должна содержать порядка 106 раковых клеток одного клона (размер меньше булавочной головки). Не глобоидов, а именно раковых клеток одного клона, так как, имея только такое количество и только полноценных раковых клеток, опухоль способна немедленно прижиться на новом месте и немедленно проявлять себя в качестве отдельной самостоятельной опухоли. Глобоиды не могут быть ни исполнителями, ни инициаторами, ни провокаторами метастазирования.

Теоретическую определенность в семикарбазид-кадмиевую методику излечения рака Качугиных вносят два положения. Первое — опыты чехословацкого биолога И. Паржизека (1956) с эмбрионами мышей, показавшие, что кадмий блокирует рост зародышей. И особенно второе — тот факт, что семикарбазид-кадмиевая терапия одинаково эффективна при любых разновидностях рака и любом расположении опухоли, то есть в основе ее лежит действие антимитотического яда! Только такие яды обладают свойством уничтожать любые виды раковых опухолей при любом расположении их в организме. Установив этот важнейший факт, я напоминаю, что именно его-то и не понимали ни Н. Н. Блохин, ни А. Т. Качугин. А для практической онкологии достаточно того, что я уже установил: семикарбазид-кадмиевая терапия действует на базе антимитотического яда. Автор не сомневается, что такие яды в конце концов должны привести к решению вопроса об одном из путей искоренения торжества рака среди людей вообще.

Здесь не имеет смысла стараться любым путем найти нейтронозахватные основания в семикарбазид-кадмиевой терапии Качугиных (этого добивался А. Т. Качугин). Важно определить истинную ценность семикарбазид-кадмиевой или равной ей семикарбазид-гадолиниевой терапии рака. Я должен решить: рекомендовать или не рекомендовать читателям этот антимитотический яд в качестве средства для излечения рака. При этом, чтобы не вызывать сомнений относительно будущей роли «осколков» распадающихся раковых клеток (глобоидов, соматидов), я буду стараться оставить для практики только такие яды, которые надежно уничтожают раковые клетки со всеми их мыслимыми глобоидами.

Необходимо подчеркнуть мое согласие с А. Киреевым в том, что есть только одна медицина — та, которая исцеляет больных. Все выходящее за эти пределы — вздор, профанация, иногда преступление. И еще: настоящая научная медицина исцеляет больных осмысленно, точно зная или хотя бы с высокой вероятностью догадываясь, что именно она с ними делает.

Решая вопрос о сохранении солянокислого семикарбазида с добавлением йодистого кадмия в рекомендуемом нами перечне ядов для излечения рака, я учитываю замечание сторонника качугинской методики А. Киреева: семикарбазид — самый безвредный среди всех его аналогов, остальные же в той или иной мере токсичны. Учтем и другие мнения. Так, М. Д. Машковский в справочнике «Лекарственные средства» приводит такие дозы этих более токсичных аналогов, которые свидетельствуют на самом деле об их совсем малой токсичности. Суточная доза (терапевтическая) от 50 до 300 мги более в три приема. Эта доза в десятки и даже в сотни раз выше суточной терапевтической дозы основных растительных ядов, применяемых для излечения рака (0,04-1 мг). Даже у сулемы эта доза доходит только до 5 мг. Следовательно, токсичность семикарбазида Качугиных совсем мала и он менее полезен в противораковой борьбе, чем даже его аналоги!

Однако практические результаты от применения методики Качугиных выше, чем у Т. В. Воробьевой («Витурид», сулема). Кроме того, метод Качугиных работает в случаях, когда больной до этого подвергался химиотерапии или радиотерапии, то есть в случаях, когда сулема результатов не дает. Следовательно, главной действующей ядовитой частью при семикарбазид-кадмиевой терапии является не солянокислый семикарбазид, а йодистый кадмий. Этот наш вывод отлично совпадает с мнением И. Паржизека о ядовитости кадмия по митотическому направлению. Точных данных о степени ядовитости йодистого кадмия автору узнать не удалось. А яды требуют чрезвычайно внимательного обращения, нужна точность.

Кроме того, для абсолютного большинства людей несравненно проще приобрести или заготовить самим очень эффективные растительные яды из растений болиголова, безвременника или борца, чем иметь дело с загадочными и менее эффективными солянокислым семикарбазидом и йодистым кадмием, дозировка которых хранится в тайне, а приобретение практически нереально.

Поэтому при самом уважительном отношении автора к семикарбазид-кадмиевой терапии рака Качугиных и большой симпатии к этому методу и Качугиным, принимается решение исключить эту терапию из перечня рекомендуемых автором ядов для излечения рака. Определенную отрицательную роль сыграло и то, что Б. Я. Качугина сообщает: на месте опухоли груди, например, образуется перламутровый мешочек с жидкостью. Потом его оперируют.

Для тех, кто хочет лечиться методом Качугиных, привожу адрес Беллы Яковлевны Качугиной: 107082, Москва, ул. Большая Почтовая, д. 18/20, корп. 3, кв. 82. Телефон: (095) 261-08-72.

Дополнительный комментарий автора. И. А. Филиппова упоминает рекомендации А. Т. Качугина раковым больным: раствор азотнокислого кадмия на спиртовом растворе чемерицы по одной капле в 100 мл воды. Доза постепенно увеличивалась до двух капель. Автору не известно, используется ли чемерица и сейчас в методе Качугиных, но если да, то именно она является действующим ядом, способным излечивать рак. Растение чемерица белая содержит в корневище алкалоид вератрин, который по характеру токсического действия на организм очень близок к аконитину. Смертельная доза вератрина — около 0,02 г (20 мг).

Я не включаю вератрин и некоторые другие яды в перечень рекомендуемых ядов для излечения рака только из-за отсутствия данных по опыту их лечебного применения с этой целью. В моем перечне останутся только такие яды, которые прошли многочисленные проверки на возможность излечения рака с их помощью.

Итак, перечень ядов, рекомендуемых автором для излечения рака, приобрел следующий практический вид:

Итак, перечень ядов, рекомендуемых автором для излечения рака

Назад Оглавление Далее