Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Медицинская реабилитация Медицинская реабилитация

Заключение

Значительный прогресс реаниматологии и анестезиологии, нейротравматологии, травматологии, торакальной и абдоминальной хирургии и реабилитологии не всегда приводит к желаемым медицинским и социальным результатам при лечении пострадавших с сочетанной травмой, что нередко вызывает разочарование у пострадавших и врачей [49, 102, 148, 194]. Смертность при сочетанной травме остается высокой и достигает 48,2% [71, 110, 139, 193].
Анализ специализированной литературы показывает, что летальность от пневмоний достигает 45%, а от сепсиса, причиной которого являются пролежни, погибают до 20% пострадавших [9, 11, 276, 295].
Многочисленными исследованиями доказано, что основная масса гнойносептических осложнений развивается в третьем периоде ТБ, в среднем через неделю после травмы [48, 112, 135, 307]. Длительные сроки ИВЛ и вынужденное длительное ограничение двигательного режима у пострадавших с сочетанной травмой являются основными причинами развития пневмоний и пролежней [189, 206, 213, 256]. Одной из основных проблем лечения является проведение лечебного комплекса у пострадавших, находящихся на ИВЛ и при вынужденном ограничении двигательного режима [155, 172, 182, 308].
Однако до настоящего времени не разработано эффективных способов лечения, приводящих к сокращению сроков пребывания на ИВЛ, отсутствуют эффективные способы реабилитации пострадавших с нарушением сознания, с параличами, гипсовыми повязками на конечностях, находящихся в вынужденном положении на кровати [16, 46, 48, 135]. Исследователи сходятся во мнении, что для повышения эффективности лечения пострадавших, длительно находящихся в вынужденном положении на кровати, требуется разработка специальных способов терапии [12, 65, 103, 182, 306]. Но при разработке методов, как и при лечении пострадавших, остро встает проблема объективной оценки тяжести состояния, так как ее изменение является мерой эффективности проводимой терапии. Именно недооценку тяжести состояния до 77,2% случаев связывают с неудовлетворительными результатами лечения [9, 193, 194, 221]. Тем не менее, до настоящего времени не разработано критериев количественной оценки эффективности лечения травмированных пострадавших, которые можно было бы применять не только в отделении реанимации и интенсивной терапии, но и в профильных госпитальных отделениях.
Исследователи, занимающиеся проблемой оценки тяжести состояния пострадавших и больных, пришли к выводу, что критериями оценки тяжести состояния должны быть интегральные показатели нарушенных функций органов [26, 50, 64, 305]. Многочисленными исследованиями установлено, что основными критериями тяжести состояния являются нарушения систем регуляции ФВД, ЦГД и тканевого кровотока, которые являются также общими звеньями патогенеза гнойно-септических осложнений [13, 28, 179, 256]. Однако эти критерии и их интегральные показатели, ЖЕЛ и РВГ- индексы, недостаточно используются для количественной оценки эффективности лечебных мероприятий.
Депонирование крови в бассейне НПВ является основным признаком нарушения ЦГД при описании тяжести состояния пострадавших [121, 152, 178, 200]. Критерием депонирование крови в бассейне НПВ может являться изменение значений ЛСК в НПВ [191, 217, 291], однако таких исследований не проводили. Преимущество показателей ЖЕЛ, РВГ-индексов и изменения ЛСК в НПВ заключается в том, что для их определения можно использовать неинвазивные методы исследования — спирометрию, реовазографию и допплерографию [21, 248, 262, 304].
Если изменения ЖЕЛ, линейных скоростей кровотока и РВГ-индексов будут коррелировать с изменением балльной оценки по АРАСНЕ-2, то это будет свидетельствовать о правильном подходе к выбору критериев оценки эффективности лечебных мероприятий. До настоящего времени таких исследований не проводилось, и проблема выбора критериев для оценки эффективности лечения, пригодных для применения в различные периоды ТБ, нуждается в разработке.
В связи с тем, что тяжесть состояния характеризуется нарушениями ФВД, ЦГД и тканевого кровотока, то очевидно, что разработка специальных способов лечения должна быть направлена в первую очередь на оптимизацию функций внешнего дыхания, центральной и периферической гемодинамики, а критериями эффективности лечения могут являться изменения интегральных показателей нарушенных функций - дыхания и кровообращения.
В литературе имеется много сообщений о положительном влиянии мануальной терапии на функцию дыхания и кровообращения, доказана ее эффективность при реабилитации больных и пострадавших с травмами [127, 170, 215, 296], но сведений о применении мануальной терапии в раннем посттравматическом периоде в комплексном лечении пострадавших практически нет, и эта проблема нуждается в детальной разработке.
Повышение эффективности комплексного лечения травмированных пострадавших в третьем - четвертом периодах ТБ и разработка неинвазивных достоверных методов оценки эффективности лечебных мероприятий на всех этапах госпитального лечения являются актуальными проблемами современной медицины [48, 110, 139, 298, 307].
Нами были проведены исследования 223 пострадавших с сочетанной травмой различного возраста, пола, различными объемами поражений и различной оценкой сознания по шкале Глазго (ШКГ).
У 94 (42,1%) пострадавших были гнойно-септические осложнения (ГСО). Из них пострадавших с пневмониями было 24 (10,7%), с пролежнями — 41 (18,4%), с сочетанием пневмоний и пролежней — 29(13%).
Для решения задач данной работы в исследуемые группы вошли пострадавшие с аналогичными объемами поражений, аналогичной оценкой сознания по ШКГ, но без ГСО.
В соответствии с состоянием сознания — оценкой по ШКГ и особенностями дыхания образованы четыре группы пострадавших, а пятую группу составили пострадавшие, находившиеся в профильных госпитальных хирургических или травматологических отделениях.
В каждой группе подгруппу А составили пострадавшие с ГСО, а подгруппу В пострадавшие без ГСО.
В первую группу вошли 25 пострадавших с различными объемами поражений в бессознательном состоянии со средней оценкой по ШКГ 4,2±0,1 балла. Всем этим пострадавшим проводили ИВЛ.
В подгруппу А первой группы вошли 15 пострадавших с ГСО. Средний срок после травмы пострадавших подгруппы А составил 23,2±2,8 дня.
У 10 пострадавших в подгруппе В первой группы сроки после травмы в среднем составили 4,2±0,3 дня.
Всего в первой группе умерли 24 пострадавших, из них от сепсиса, причиной которого были пневмонии и пролежни, погибли 15 пострадавших, а от прочих причин погибли 9.
Во второй группе 17 пострадавших находились также на ИВЛ, средняя оценка по ШКГ у них была 8,2±0,5 балла. В подгруппе А второй группы было девять пострадавших с сочетанной черепно-мозговой травмой. Средний срок после травмы у них составил 19,1±0,8 дня. В подгруппе В второй группы было восемь пострадавших. Средний срок после травмы составил 5,1±0,3 дня.
Всего во второй группе умерли 9 пострадавших, из них от гнойносептических осложнений умерли 7, а от других причин 2.
В третьей группе 66 пострадавшим проводили ИВЛ. Средняя оценка по ШКГ составила 11,1±0,2 балла. Пострадавшие третьей группы не могли самостоятельно изменить положение на кровати, и для их переворотов требовалась помощь медперсонала.
В подгруппу А третьей группы вошли 37 пострадавших. Средний срок после травмы у них составил 14,2±1,1 дня. Пневмонии были у всех 37 пострадавших, в том числе пролежни на крестце были у 22 пострадавших.
В подгруппу В третьей группы вошли 29 пострадавших. Средний срок после травмы у них составил 7,3±0,5 дня.
Всего в третьей группе умерли 13 пострадавших, в том числе от гнойно-септических осложнений, пневмоний и пролежней умерли 11.
В четвертой группе у 56 пострадавших дыхание было самостоятельное. Средняя оценка по ШКГ составила 13,2±0,04 балла.
В подгруппу А четвертой группы вошли 19 пострадавших Средний срок после травмы у них составил 27,3±1,6 дня. Самостоятельно изменить положение на кровати они не могли. Пролежни отмечены у 19 пострадавших, в том числе у двух из них была пневмония.
В подгруппу В четвертой группы вошли 37 пострадавших, которых готовили к переводу в профильные госпитальные отделения. Средний срок после травмы у них составил 10,1±0,3 дня.
Умерли от гнойно-септических осложнений в четвертой группе 3, других случаев летальных исходов не было.
В пятой группе было 59 пострадавших с сочетанными травмами нижних конечностей и сочетанными травмами позвоночника, Средняя оценка по ШКГ у них составила 14,5±0,03 балла.
В подгруппе А пятой группы было 14 пострадавших, которые не могли самостоятельно изменять положение в постели. Сроки от момента травмы у них в среднем составили 69,1±2,7 дня. Пневмонии были у 2, пролежни — у 12 пострадавших.
В подгруппу В пятой группы вошли 45 пострадавших. Они могли изменять свое положение на кровати и передвигаться по палате. Сроки от момента травмы в среднем составили 21,1±1,0 дня.
Умерших в пятой группе не было.
Для разработки объективных критериев эффективности лечения пострадавших в отделениях реанимации, интенсивной терапии и профильных госпитальных отделениях тяжесть состояния всех пострадавших с сочетанной травмой оценили по шкале АРАСНЕ-2.
Нами не установлено достоверных различий в оценке по шкале АРАСНЕ-2 между подгруппами А и В внутри исследуемых групп (р>0,05).
Однако исследования показали достоверные различия в летальности в подгруппах А и В исследуемых групп (p<0,05), что свидетельствует о недостаточной достоверности шкалы АРАСНЕ-2 для оценки состояния пострадавших с гнойно-септическими осложнениями.
Уже после перевода пострадавших с ИВЛ на спонтанное дыхание и стабилизации у них показателей гемодинамики колебания балльных оценок в каждом диапазоне показателей шкалы АРАСНЕ-2 несущественны, а их суммарная оценка не превышает 10 баллов, что затрудняет использование шкалы для оценки динамики состояния и эффективности лечения у пострадавших в подгруппах А и В четвертой и пятой групп.
Использование шкалы АРАСНЕ-2 у пострадавших с сочетанной травмой в профильных госпитальных отделениях неэффективно, так как почти все показатели физиологических переменных шкалы АРАСНЕ-2 находятся в диапазоне «0» баллов и суммарная оценка не превышает 4-5 баллов, что соответствует удовлетворительному состоянию.
В связи с этим потребовалось введение более простых объективных критериев для определения эффективности лечения, по достоверности не уступающих шкале АРАСНЕ-2, но которые можно было бы применять для оценки состояния травмированных пострадавших с гнойно-септическими осложнениями, в том числе в профильных госпитальных отделениях.
Для определения критериев эффективности лечения пострадавших нами проводились допплерографические, спирометрические и реовазографические исследования.
Результаты допплерографических исследований показали, что у пострадавших с тяжелой сочетанной травмой большая вариабельность абсолютных значений ЛСК в НПВ в исследуемых группах не позволяет использовать их для количественной оценки тяжести состояния. Однако одним из показателей нарушения центральной гемодинамики может являться показатель отношения линейных скоростей кровотока (ПОЛС) в НПВ, как менее вариабельная величина, чем абсолютные значения ЛСК в НПВ.
Исследованиями установлено, что ПОЛС у пострадавших в подгруппах А и В первой группы был меньше 1, в отличие от пострадавших второй - пятой групп, а также у здоровых добровольцев, у которых ПОЛС регистрировался всегда выше 1.
При улучшении состояния и снижении количественной оценки по АРАСНЕ-2 ПОЛС резко возрастает и достигает 1,8±0,03 и выше, о чем свидетельствуют данные, полученные при исследовании пострадавших в подгруппы В второй группы.
При дальнейшем улучшении состояния и снижении балльной оценки по АРАСНЕ-2 в подгруппах В третьей, четвертой и пятой групп ПОЛС постепенно снижается и у пострадавших четвертой, пятой групп приближается к показателю здоровых добровольцев.
Возрастание ПОЛС в подгруппах А происходило более плавно, одновременно с ухудшением состояния на фоне развивающихся ГСО, и коррелировало с увеличением балльной оценки по АРАСНЕ-2. Возрастание ПОЛС до 2,1±0,03 и выше в подгруппе А второй группы соответствовало приближению состояния у этих пострадавших к критическому.
Исследованиями установлена прямая корреляционная связь между балльной оценкой по АРАСНЕ-2 и ПОЛС. При улучшении состояния оценка по АРАСНЕ-2 и ПОЛС снижаются.
Нами не найдено достоверных различий ПОЛС в подгруппах А и В четвертой группы, что можно объяснить одинаковой тяжестью состояния пострадавших в этих подгруппах и совпадает с одинаковой оценкой по АРАСНЕ-2.
В то же время установленные достоверные отличия ПОЛС у пострадавших в подгруппах А и В первой - третьей и пятой групп (р<0,05) указывают на большую достоверность показателя ПОЛС при оценке тяжести состояния у пострадавших с ГСО, чем балльная оценка по шкале АРАСНЕ-2. Поэтому изменение ПОЛС можно использовать, как меру эффективности лечебных мероприятий.
Еще одним преимуществом предлагаемого критерия оценки эффективности лечения является то, что допплерография как неинвазивный метод позволяет исследовать ПОЛС не только в отделениях реанимации и интенсивной терапии, но и в профильных госпитальных отделениях, где применение шкалы АРАСНЕ-2 не дает полной оценки.
Однако нашими исследованиями установлено, что у пострадавших подгруппы А четвертой и пятой клинических групп различия ПОЛС недостоверны (р<0,05). В этих группах ПОЛС по диапазону колебаний совпадал с диапазоном здоровых добровольцев.
Одного показателя ПОЛС недостаточно для контроля за эффективностью лечения пострадавших с гнойно-септическими осложнениями в четвертой и пятой клинических группах, поэтому требуется введение дополнительных критериев эффективности лечения — интегральных показателей нарушенных функций — ЖЕЛ и РВГ-индексов.
Нашими исследованиями установлено, что показатели ЖЕЛ не зависели от возраста, пола, объемов поражения, а зависели только от изменения тяжести состояния пострадавших. Средние показатели ЖЕЛ у пострадавших четвертой и пятой клинических групп были ниже показателей ЖЕЛ здоровых лиц (р<0,05). У пострадавших с сочетанной травмой отмечается обратная корреляционная зависимость между показателем ЖЕЛ и оценкой тяжести состояния по АРАСНЕ-2. При улучшении состояния пострадавших оценка в баллах по АРАСНЕ-2 уменьшается, а ЖЕЛ возрастает.
Нами установлены достоверные различия показателей ЖЕЛ между подгруппами А и В внутри пятой группы с одинаковой оценкой по АРАСНЕ- 2, свидетельствующей о более тяжелом состоянии пострадавших с гнойносептическими осложнениями при сочетанной травме. Полученные данные указывают на большую достоверность показателя ЖЕЛ, чем оценка по АРАСНЕ-2 у пострадавших четвертой и пятой групп. Поэтому ЖЕЛ как интегральный показатель, характеризующий нарушение функции внешнего дыхания, можно использовать для оценки эффективности лечебных мероприятий у травмированных пострадавших в четвертой и пятой клинических группах.
Не смотря на вышесказанное исследование ЖЕЛ можно проводить только у пострадавших, находящихся в сознании, поэтому у пострадавших с оценкой по ШКГ менее 14 баллов этот метод применить невозможно. По изменению ЖЕЛ нельзя судить о динамике тканевого кровотока, нарушения которого являются одним из основных факторов появления пролежней.
В этих случаях дополнительным объективным критерием эффективности лечения можно использовать РВГ-индекс ВО — интегральный показатель тканевого кровотока.
Наши исследования показали, что исходные средние индексы ВО у пострадавших в подгруппах А четвертой и пятой клинических групп ниже индексов ВО подгрупп В этих групп и ниже, чем у здоровых добровольцев (р<0,05). Наиболее низким индекс ВО был у пострадавших с пролежнями и сочетанной травмой позвоночника. В этих случаях индексы ВО не превышали 0,09±0,01 как в четвертой, так и в пятой группах.
Индексы ВО в четвертой и пятой группах не зависели от возраста, пола, и объемов поражения, а зависели только от тяжести состояния пострадавших, что свидетельствует об их значимости как интегральных показателей тканевого кровотока.
Исследования показали, что при улучшении состояния пострадавших оценка по АРАСНЕ-2 уменьшается, а индекс ВО увеличивается и стремится к показателям здоровых добровольцев (обратная корреляционная зависимость).
Нами установлены достоверные различия индексов ВО в подгруппах А и В четвертой и пятой групп (р<0,05), что указывает на большую достоверность этих индексов при оценке эффективности лечения пострадавших с ГСО, чем достоверность шкалы АРАСНЕ-2.
Поэтому изменение индекса ВО можно использовать как меру эффективности лечения у пострадавших с гнойно-септическими осложнениями в четвертой и пятой группах.
Таким образом, нашими исследованиями доказано, что ЖЕЛ, ПОЛС и индекс ВО как интегральные показатели функций внешнего дыхания, центральной гемодинамики и тканевого кровотока можно использовать для оценки эффективности лечения пострадавших с гнойно-септическими осложнениями.
Для повышения эффективности лечения пострадавших с сочетанной травмой нами дано патогенетическое обоснование и разработаны приемы тракционно-ротационного, манипуляционного воздействия на пострадавшего, отличающиеся от общеизвестных способов мануальной терапии тем, что основной областью воздействия являются вертеброкостальные сочленения грудного отдела позвоночника. Способ воздействия на вертеброкостальные сочленения выполняется в строго указанной последовательности, независимо от диагноза. При этом обязательно соблюдаются последовательность проведения тракций, ротаций и манипуляций и плавный переход одного действия в другое. Толчки и удары при исполнении способа категорически запрещены. В разработанном способе начальные воздействия на вертеброкостальные сочленения пострадавшего носят легкий покачивающий характер, основной целью их применения является увеличение амплитуды вдоха и выдоха путем попеременного давления на грудную клетку. Для лечения пострадавших в тяжелом состоянии количество приемов и сила их воздействия минимальны. Максимальная сила воздействий зависит от тяжести состояния пострадавшего, его субъективных ощущений, но в любом случае не должна превышать 1/3 веса пострадавшего. Перечисленные отличительные признаки разработанного способа от общеизвестной мануальной терапии позволяют применять их в раннем посттравматическом периоде в комплексном лечении пострадавших, находящихся на ИВЛ, при отсутствии у пострадавших сознания, при невозможности изменить положение на кровати, при параличах и гипсовых повязках на конечностях. Проведенными нами ранее исследованиями6 доказано, что воздействия на вертеброкостальные сочленения улучшают функцию внешнего дыхания, изменяют градиенты давления в кровеносной системе, улучшают тканевой кровоток. Учитывая интенсивность воздействия и наблюдаемый затем клинический эффект, разработанные приемы названы нами «способ интенсивной реабилитации».
Для сравнения эффективности способов лечения выделили основную и контрольную группы.
В контрольной группе применяли общепринятые методы лечения, а в основной группе наряду с общепринятыми методами применяли разработанный способ интенсивной реабилитации.
Для сравнения результатов лечения пострадавших основной и контрольной групп выбирали таким образом, чтобы они были сопоставимы по объемам поражения, по исходной оценке уровня сознания по ШКГ и по исходной оценке тяжести состояния по шкале АРАСНЕ-2.
В отделении интенсивной терапии в сравниваемые группы вошли 10 пострадавших основной и 10 пострадавших контрольной групп, которые находились на ИВЛ более 10 дней. Также в отделении интенсивной терапии сравнивали результаты лечения у 9 пострадавших основной и у 9
6 Авторский Пат. 2206342 Российская Федерация. Способ изменения функции внешнего дыхания и градиентов давления в кровеносной системе [текст] / Качесов В. А.; опубл. 20.06.03, Бюл. № 17. пострадавших контрольной групп с сочетанной ЧМТ, находившихся на спонтанном дыхании, но с низкой оценкой сознания по ШКГ.
В профильных госпитальных отделениях изучали результаты лечения у 7 пострадавших в основной и у 7 пострадавших контрольной группы, находившихся в сознании, с оценкой по ШКГ 14,5±0,03 балла. У пострадавших пятой группы были сочетанные травмы позвоночника и нижних конечностей. Из-за травмы они не могли самостоятельно изменять положение на кровати. Пролежни были у 7 пострадавших в основной группе и у 7 пострадавших контрольной группы.
Пострадавшие основной и контрольной четвертых групп, были сопоставимы по исходной оценке ШКГ, АРАСНЕ-2, ЖЕЛ, ПОЛС и ВО (р>0,05).
В отделении интенсивной терапии у пострадавших сравнивали изменение состояния по шкале АРАСНЕ-2, изменение уровня сознания по ШКГ, сроки нахождения на ИВЛ, анализировали динамику ПОЛС.
В профильных госпитальных отделениях в сравниваемых группах изучали динамику ПОЛС, ЖЕЛ и ВО, тенденцию к заживлению пролежней, которую определяли по появлению выраженных грануляций и появлению очагов эпителизации на поверхности пролежней, проводили фотоконтроль пролежней.
Контрольные исследования и сравнительный анализ показал, что у пострадавших с ИВЛ улучшение сознания и возрастание балльной оценки по ШКГ с 7,9±0,5 до 11,9±0,4 в основной группе было значительно выше, чем у пострадавших контрольной группы, где увеличение балльной оценки составило всего 1 балл, с 8,1±1,0 до 9,1±0,1, различия в сравниваемых группах существенны (р<0,05).
Снижение балльной оценки по АРАСНЕ-2 произошло в основной группе с 19,4±0,3 до 15,2±1,3 и в контрольной группе с 17,2 ± 1,1 до 14,1± 0,3, различия конечных оценок в сравниваемых группах недостоверны (р>0,05), т.е. по АРАСНЕ-2 отмечалось улучшение состояния в обеих группах.
Однако контрольные измерения ПОЛС показали, что в основной группе ПОЛС снизился до 1,3±0,03, а в контрольной группе ПОЛС повысился до 1,7±0,04, различия между группами существенны (р<0,05). Возрастание ПОЛС свидетельствовало об ухудшении состояния пострадавших контрольной группы, а уменьшение ПОЛС в основной группе свидетельствовало об улучшении состояния пострадавших. Таким образом, ПОЛС более достоверно отражал динамику состояния пострадавших по сравнению со шкалой АРАСНЕ-2, контрольные оценки которой свидетельствовали об улучшении состояния в основной и контрольной группах. Из 10 пострадавших в основной группе на самостоятельное дыхание не удалось перевести 2 пострадавших, которые впоследствии умерли от сепсиса. В контрольной группе на ИВЛ оставалось 8 пострадавших, состояние их ухудшилось, и все они впоследствии погибли от сепсиса. Различия между группами существенны (р<0,05).
В основной клинической группе у всех пострадавших во время применения разработанных нами способов лечения усиливался кашлевой рефлекс, из ТБД отходило большое количество мокроты, отмечалось усиление защитных рефлексов. Через 2-3 процедуры заметно усиливались экскурсии грудной клетки, появлялась устойчивая гиперемия кожных покровов. Положительная динамика клинических проявлений позволяла перевести пострадавших основной группы в течение 2-6 дней на спонтанное дыхание. В контрольной группе таких изменений или не отмечалось, или они были слабо выражены.
Сравнительный анализ в основной и контрольной группах пострадавших со сниженным уровнем сознания, находившихся на спонтанном дыхании, показал, что улучшение сознания и возрастание балльной оценки по ШКГ с 12,3±0,1 до 14,1±0,6 в основной группе было значительно выше, чем у пострадавших контрольной группы, где произошло снижение балльной оценки с 13,1 ±0,1 до 12,1±0,1, различия между группами существенны (р<0,05).
Контрольные измерения ПОЛС показали, что в основной группе ПОЛС снизился с 1,5±0,05 до 1,3±0,03, а в контрольной группе произошло повышение ПОЛС с 1,35±0,05 до 1,6±0,05, различия между конечными результатами в группах существенны (р<0,05). Возрастание ПОЛС свидетельствовало об ухудшении состояния пострадавших контрольной группы. Уменьшение ПОЛС в основной группе указывало на улучшение состояния пострадавших. За период наблюдения смертельных исходов в основной группе не было. В контрольной группе у 3 пострадавших наблюдали ухудшение состояния, и они погибли в различные сроки от сепсиса. Различия между группами существенны (р<0,05).
Все пострадавшие в основной группе становились более активными, у них усиливались защитные рефлексы. В контрольной группе пострадавшие были более апатичными, вялыми, существенной динамики защитных рефлексов не отмечено.
У пострадавших основной группы после процедур возникала устойчивая гиперемия кожных покровов, а кожные покровы пострадавших контрольной группы оставались бледными. У всех пострадавших с пролежнями в основной группе поверхность пролежней становилась ярко гиперемированной, из раны появлялось капиллярное кровотечение. В контрольной группе пролежни оставались бледными, без капиллярного кровотечения.
Сравнительный анализ в основной и контрольных группах пострадавших, находившихся в профильных госпитальных отделениях, показал, что в основной группе ПОЛС снизился с 1,6±0,05 до 1,35±0,02, а в контрольной группе произошло повышение ПОЛС с 1,35±0,05 до 1,5±0,02, различия между конечными результатами в группах существенны (р<0,05). Возрастание ПОЛС свидетельствовало об ухудшении состояния пострадавших контрольной группы. Уменьшение ПОЛС в основной группе пострадавших свидетельствовало об улучшении их состояния.
В основной группе ЖЕЛ повысилась с 61,2±1,1% до 72,2±1,1%, а в контрольной группе ЖЕЛ снизилась с 70,5±1,1% до 65,5±0,5%, что отражает некоторое ухудшении легочной вентиляции и состояния у пострадавших контрольной группы. Различия между группами существенны (р<0,05).
Средний индекс ВО в основной группе увеличился с 0,09±0,03 до 0,25±0,01, т.е. достиг диапазона нормы, а в контрольной группе средний индекс ВО остался сниженным (0,18±0,01), что свидетельствовало о сохраняющихся нарушениях тканевого кровотока. Различия между группами существенны (р<0,05).
В основной группе у всех пострадавших отмечена выраженная тенденция к заживлению пролежней — обильные грануляции и многочисленные островки эпителизации. В контрольной группе тенденции к заживлению пролежней не отмечалось. Различия между группами существенны (р<0,05).
Таким образом, разработанные нами способы интенсивной реабилитации повышает эффективность лечения травмированных пострадавших с гнойно-септическими осложнениями, что подтверждается анализом клинической картины, а также результатами инструментальных методов исследования.

Назад Оглавление Далее