Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Глава 31. И он хочет вступить в брак?

В 1995 г мы с Юдит решили пожениться. Кто бы мог предположить, что я когда-нибудь заключу священный брачный союз. Самым последним поверил бы в это я. И не я сделал Юдит предложение, а наоборот. Предложение, которое я не мог отклонить. За два года, которые мы провели вместе, наши отношения укрепились, мы стали одним целым и не могли уже представить жизнь друг без друга. Почему же не пожениться и не отпраздновать это событие с друзьями и родными? Конечно, вопрос можно поставить и по-другому: зачем жениться? Мы могли бы и дальше жить в полной гармонии, не заключая брака. Но мне понравилась идея подтвердить этим торжеством нашу совместную жизнь, и скрепить обоюдное желание "На веки твой" в церкви перед Богом.
Но сначала мне предстояло трудное испытание: просить у будущего тестя руки его дочери. Два мужчины, сидя друг против друга, долго рассуждали о будущем, о жизни, о человеческих отношениях. Хорошо понятный первоначальный скепсис по отношению к другу в коляске сменился признанием. Да и правда, какой отец легко выдает свою дочь замуж.
В конце разговора мы с Юдит получили благословение будущего тестя и его жены.
Реакция друзей была разной. Многие спрашивали Юдит, все ли она хорошо обдумала, прежде чем выходить замуж за инвалида. Обещание "в радости и в горе" легко может стать слишком обременительным. Что будет дальше с его здоровьем? Каково его будущее и какова будет жизнь его жены? На меня же со всех сторон сыпались поздравления. "Такую женщину, как Юдит, не каждый день встретишь". Мои родители, которым я сообщил по телефону о нашей свадьбе, были счастливы. Их "проблемный ребенок" все-таки идет под венец. Эти столь различные точки зрения заставили меня задуматься, и обратить на это внимание Юдит. Но своего решения она менять не собиралась: "Я хочу выйти за тебя замуж, жить с тобой и иметь от тебя детей".
И так мы начали готовиться к свадьбе. Первый шаг - поиски безбарьерной церкви оказался не легким, ведь при входе почти в каждую церковь есть ступеньки. Но еще сложнее оказалось найти "безбарьерного священника". Если во время проповеди прозвучат слова "самопожертвование" или "несчастный инвалид", я могу в пику и отказаться от своего "да".
Священник должен иметь понимание и опыт общения с инвалидами. Мы ходили во многие церкви, слушали проповеди разных священников, и пришли к выводу, что больше всего для венчания нам подходит Шоттенштифт. В эту церковь можно легко въехать на коляске, к тому же там есть еще и туалет для инвалидов. В такой полный волнений день, как собственная свадьба, это, несомненно, немаловажная деталь.
Каппелан Христоф Мерт, который служил там мессу, показался нам чутким, опытным священником и мы решили, что венчать нас будет он.
Теперь предстоял курс "супружеских отношений" и предсвадебная беседа.
Эти приходские курсы посещали 6 пар. Их истории нас потрясли. Так одна женщина рассказала, что ее друг, как только возникают какие-либо проблемы, тут же уходит. "Мне было бы легче, если бы он меня избил" - сказала она. Тут мы еще раз убедились, как прекрасно то, что мы чувствуем друг к другу, и как счастлива наша совместная жизнь. У нас не возникало проблем там, где их находили другие, они казались нам даже забавными.
Есть преимущество в том, что выходишь замуж за инвалида. На такой союз не идешь сломя голову, а вынужден обдумать этот шаг со всех сторон. Долгие беседы помогли укрепиться нашим отношениям, и на курсах мы казались всем опытной "супружеской парой".
Следующим шагом была "предсвадебная беседа" со священником нашего прихода.
Всю дорогу туда я препирался с Юдит: "Мы его совсем не знаем. Конечно же, он будет изрекать общеизвестные истины и толковать о всевозможных ограничениях. И уж точно у входа много ступенек". Когда мы подошли к дому священника, я засмеялся: "Ну, что я говорил, пять ступенек! Можем возвращаться". Но я не учел характер Юдит. Она наклонила мою коляску на задние колеса и, передвигая ее со ступеньки на ступеньку, повезла меня на доверительную беседу.
"Gruss Gott" приветствовал нас в кабинете священника его секретарь. "Бог меня защитит", отчаявшись подумал я.
Но потом стало еще хуже. Секретарь стал записывать наши данные и предложил: "Садитесь, пожалуйста" - "Спасибо, я уже сижу" - обратил я его внимание. Это замечание задело его, и он решил обращаться только к Юдит.
- Где он живет? - спросил он ее.
- На Хуфеландгассе.
- А он хочет вступить в брак? - обратился он опять к Юдит.
Я успел опередить ее:
- Да, он хочет вступить в брак.
Юдит осуждающе взглянула на меня. До дальнейшего обострения ситуации не дошло, так как бланк был заполнен, а возможно, секретарь посчитал полученные сведения достаточными. Он провел нас в следующее помещение, к священнику прихода. Это был старый человек. Он был любезен и очень задумчив. Он почувствовал, что мы любим друг друга. И возможно, наша любовь вернула его в мыслях в молодые годы.
Может, он стоял когда-то перед трудным выбором: большая любовь или жизнь, посвященная Богу. В его голосе слышалась печаль. Нас охватило чувство жалости, когда мы уходили, оставив его в одиночестве.
Следующее испытание - покупка свадебной одежды. Зная, с каким трудом Юдит решается на покупку одежды, я уже заранее боялся этого момента. Во время поездки в Лондон мы обнаружили, что при большом количестве платьев выбор может оказаться не таким уж широким.
Мне понравились все, но у Юдит были строго обязательные условия: "Платье должно быть подобающим случаю, не вычурным и облегающим фигуру, потому что, если я буду в широком, мой муж не сможет в коляске стоять близко ко мне".
Я молил Бога избавить меня от мук примерки, и он услышал меня - пятое платье подошло. Мало того, в нем Юдит была восхитительна. Я готов был венчаться прямо на месте. Итак, мы решили еще одну проблему.
Для выбора моей одежды времени почти не оставалось, но за день до свадьбы у меня все-таки был костюм. Брюки, правда, хотя и выглядели прекрасно, но были очень широки в талии и спадали. "Ничего, ты все равно будешь сидеть в коляске" - успокоила моя практичная будущая супруга. Оставалось приобрести обувь. Из-за поддерживающих аппаратов ботинки должны были быть глубокими и со шнуровкой до самого низа. Этим требованиям отвечала спортивная обувь, которую я носил по будням. Но сидеть перед алтарем в спортивных ботинках я считал недопустимым и вечером накануне венчания решил заехать в обувной магазин.
Разумеется, я выехал с работы поздно и попал из-за спешки в аварию. Другая машина сбоку врезалась в дверь моей. К счастью, никто не пострадал, только моя машина, кажется, уже не подлежала ремонту.
Но у меня была только одна мысль: я должен успеть купить ботинки.
Мои дядя и тетя уже давно ждали меня. Было половина седьмого, и магазин закрылся. Не везет! Но дядя не сдавался и знаками просил продавщицу открыть дверь. Та позвала директора, а моя тетя громко крича в стеклянную дверь и указывая на меня пальцем, объясняла: "Он завтра женится, а у него нет обуви". Недолго поколебавшись, мужчина все-таки открывает дверь. В пустом магазине мы наслаждаемся персональным обслуживанием и только на нас направленным вниманием. Ни одни из элегантных туфель не подходят. Так что? Я должен жениться в спортивных ботинках? Ну уж нет, я покупаю. В слишком больших туфлях я выгляжу, вероятно, достаточно странно. Директор магазина вдруг спрашивает меня: "Вы эстрадный артист?" Я киваю. Приятно, что меня узнают. Хотя возможно, что дело в моих больших не по размеру ботинках.
Вечером произошло печальное событие: умерла черепаха. Символ и талисман наших отношений мертв? Это ранило нас. Два года назад я принес ее домой. Она целыми днями ползала по квартире и саду, и нам нравилось упорство, с которым черепаха прокладывала себе дорогу. Юдит меня тоже называла "черепахой".
Когда на следующий день в мэрии я расписывался в свидетельстве о браке, рука моя дрожала. Я недооценил это событие и очень волновался. Потом мы с родителями на метро поехали в церковь, а Юдит со своими поехала на машине. Ко всеобщему удивлению не только я двигался к алтарю на колесах, но и невеста: Юдит въехала на роликах.
В память о нашей черепахе я прочел в церкви стихотворение Carmen Barnes De Gastrold:

Немного терпения! Я скоро, Господь,
Прибуду к Тебе, вот и я! -
Воскликнув, Спасибо за смертную плоть,
Какая ни есть, а - Твоя.

Не я выбирал себе на спину дом,
За щедрость и за доброту -
Спасибо, о Боже, душой и хребтом.
Хотя тяжеленько хребту.

Я дважды затворником в долгой ходьбе
Молился -- дождись, не покинь,
Мой панцирь и сердце чтоб были Тебе
Не вовсе закрыты, аминь.

Перевод стихотворения - Андрей Анпилов

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы