Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Глава 30. Новые задачи

В конце девяностых количество телезрителей австрийского TV было чрезвычайно высоко. Возможно, это объяснялось тем, что еще не было частного телевидения, а возможно и тем, что у него был такой неистовый постоянный телезритель, как я. Своим ежедневным сидением перед телевизором я действовал Юдит на нервы. "У тебя глаза скоро станут квадратными" - говорила она, "пойдем, наконец, спать. Уже 11". Но выключить телевизор в середине психологического триллера было просто невозможно. А Юдит хотелось спать, как правило, именно в тот момент, когда действие фильма достигало наивысшей точки напряжения. Я упорно сидел перед телевизором, а точнее надо сказать, стоял перед ним, поддерживаемый аппаратами, и облокотившись на стол. Это была очень удобная позиция, так как распрямление корпуса обеспечивало поступление достаточного количества воздуха в организм. Когда же я сидел, то все органы спрессовывались. Итак, я стоял, облокотившись о стол, как пьяный у стойки бара, а критические замечания Юдит становились все тише. Уставшая, она почти каждый день засыпала в гостиной на кушетке возле меня. Временами она ложилась на пол из-за болей в спине, которыми страдает. Идти же спать одной Юдит отказывалась. В полночь или позже мы шли вместе. "Можем мы хоть раз лечь спать до 11?" - раздавался ее стон. Я намеревался когда-нибудь так и сделать. По одному мы никогда не ложились спать.
Свою тягу к телевизору я объяснял тем, что эксперт по средствам массовой информации должен регулярно просматривать программы ORF. Смотреть телевизор не было удовольствием для меня. Это была профессиональная необходимость.
Этот аргумент вызывал мало доверия у Юдит и моих друзей.
Надо сказать, что программы меня часто раздражали. Особенно то, как там рассматривались, а вернее, не рассматривались вопросы инвалидов.
Поэтому я решил реформировать ORF. Для этого мне нужны были союзники. В мгновение ока было создано "Содружество людей с ограниченными возможностями и средств массовой информации". Содружество состояло из пяти моих друзей-инвалидов, да больше об этом никто и не знал. Мы обратились с просьбой о встрече с тогдашним генеральным управляющим делами Герхардом Цайлером. Каждое утро я направлялся к почтовому ящику в надежде получить ответ, и всякий раз меня ожидало разочарование: письма из ORF не было.
А Юдит, чтобы вытащить меня однажды из постели пораньше, чего я очень не любил, придумала такую уловку. Она вышла за дверь, позвонила, громко что-то сказала, а потом крикнула мне в спальню: "Франц-Иосиф, вставай! Почтальон принес письмо от Цайлера". И в это утро я установил новый рекорд по одеванию, - жаль только, что в этот раз не было мальчика с секундомером.
Проходили дни и недели, но письма из ORF так и не было.
"Они не принимают наше содружество всерьез" - возмущался я перед своими соратниками. И тогда у меня появилась идея: одна моя коллега из министерства хорошо рисовала карикатуры. Я объяснил ей ситуацию и попросил сделать для нас рисунок. Она восприняла мое предложение с юмором и нарисовала группу инвалидов, стоящих с транспарантами перед зданием ОRF. Этот рисунок я отправил генеральному управляющему вместе с вежливым письмом следующего содержания: "Мы хотели бы обсудить вопрос, как отражаются проблемы инвалидов на ORF и внести свои поправки. Хотя мы и достаточно заняты, но охотно выделим время для встречи с вами. Сообщите, пожалуйста, когда у Вас будет время, в противном случае мы придем сами"
Две недели спустя члены содружества получили письменное приглашение на встречу, правда, не с генеральным управляющим, а с его пресс-секретарем и редактором передачи "Добро пожаловать в Австрию" Моникой Линдер.
Мы были настроены на противостояние, однако встретили понимание и явную благосклонность. Были согласованы два вопроса: о моем выступлении на собрании в центре ORF, где я должен был рассказать о результатах исследований моей диссертации и проведенного на их базе анализа. И о привлечении к работе в редакции "Добро пожаловать в Австрию" инвалида в качестве консультанта.
Но не все получилось так, как было запланировано. Члены редакции не захотели присутствия на их заседаниях посторонних, и отказались от консультаций предложенного эксперта.
В чем инвалид может разбираться лучше, чем профессионал, который многие годы создает передачи с высоким процентом включений.
Но дискуссия все-таки имела результат: шеф-редактор Роланд Махачке был в восторге от новостей ВВС, идущих с сурдопереводом, и предложил ввести его во время передачи еженедельных новостей.
Было сделано два пилотных фильма, один, в котором сурдопереводчик находился в маленькой части кадра и работал непрерывно. И другой, где содержание передавалось с помощью субтитров, а сурдопереводчик являлся уже своего рода соведущим программы. Ханнес Мерк, позднее ставший руководителем отдела телетекстов, представил оба фильма в обществе глухих. Там высказались за вторую версию. И с 1987 года еженедельное обозрение выходит с сурдопереводом. Теперь это стало само собой разумеющимся, а в то время у ответственных за программу был большой страх, что процент включений снизится. Сурдоперевод отвергался, как дикое "махание руками". Теперь же он представлен на государственном телевидении, и телезрители отреагировали спокойно. Их количество не убавилось, а прибавилось. Кроме того, что люди с ослабленным слухом смогли быть в курсе новостей, у этих передач была еще большая просветительская и воспитательная функция.
Наша рабочая группа была очень активна. Свои действия мы координировали по телефону и электронной почте, так как времени для встреч не хватало. Кроме того, мы организовали новую радиопередачу.
Райнер Розенберг, глава специальных программ ORF, спас от отключения средние волны и на частоте 1476 заработало "Радио с участием граждан", где вели свои программы такие группы, как например, "Африканцы в Вене", "Театральные ученые" или "Радио района Базен".
"А почему не люди с ограниченными возможностями?" - решил я. Райнер Розенберг схватился за идею. Но передача должна иметь название. Несколько дерзкое и с подтекстом, оно должно быть броским и давать другое представление об инвалидах. На встрече нашей рабочей группы я предложил название "Радио чудаков".
Я ожидал насмешек, но предложение было принято единогласно.
Наступило время сделать первую передачу "Радио чудаков". Корнелия, член рабочей группы и я направились в архив пластинок. Как может звучать чудак?
Хотя у меня единственного в нашей группе был журналистский опыт, но передач я еще не делал. Почти два часа мы искали необычную музыку и шумы и наконец-то нашли то, что нам подходило - лягушачье кваканье! С 1996 до 2006 года работа "Радио чудаков" начиналась с наглого, веселого кваканья лягушек из пруда. Только в десятилетний юбилей лягушки были изгнаны. Передача изменилась и стала серьезным форумом с видными гостями для обсуждения жалоб и пожеланий инвалидов.
На протяжении многих лет находились все новые и новые люди с ограниченными возможностями, которые проявляли большой интерес к журналистике и учились делать передачи. "Радио чудаков" сегодня можно услышать на средних волнах 1476. За передачами можно следить также в Интернете в режиме on-line и выкладывать готовые статьи.
Работа в Medienservice приносила мне все меньше удовлетворения.
У меня были свои идеи и концепции. Но для их реализации не было ни свободы действия, ни доверия со стороны начальства. Текущую работу я делал быстро, остальное время - скучал. Мне не хватало востребованности.
Я не был рожден для работы, рассчитанной на инвалидов, а моя относилась к этой категории.
У меня возникла идея создания радио школьников на частотах средних волн ORF. Детям радио открывало бы и новое интересное поле деятельности, встряхнуло бы учителей, сделало бы занятия более творческими и оживленными. По своему журналистскому опыту я знал, как многому учит работа на радио: сбор информации, умение брать интервью, правильно формулировать вопросы, умению слушать, работе в команде, правильному составлению сообщений, а так же слышать свой голос. В конце работы ты получаешь не только готовую радиопередачу, но и начинаешь ощущать себя частью общества. Ты получаешь обратную связь и интересных слушателей.
Чем дольше я думал о радио школьников, тем более убеждался, что министерство могло бы сделать прекрасный педагогический медийный проект для практического воспитания средствами массовой информации.
В отделе "Medienservice" это намерение сочли невозможным, и я решил перевестись в специализированный отдел "Medienpadagogik". После некоторых усилий мне это удалось. С воодушевлением я взялся за дело, ORF стало моим партнером, в фирма Siemens спонсором проекта.
На форуме Siemens была организована собственная радиостудия и с полным техническим обеспечением предоставлена в распоряжение школьных классов. Следующим этапом стал "Radiobox" - руководство по созданию радио-продукции.
Большое число школ с благодарностью отозвались на новое предложение министерства.
В течение короткого времени радио стало вещать не раз в неделю по полчаса, а три. Работа доставляла мне радость, радость, которая передавалась ученикам и учителям.

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы