Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Знакомства Знакомства

Глава 20. Семья в обществе

Семья и общество — это маленькая и большая модели одной и той же системы. Обе включают людей, которые должны работать и жить вместе, чьи судьбы тесно переплетены друг с другом. И в обществе и в семье есть много общего: руководитель играет свою роль и обращен при этом к подчиненным, молодой — к старому, мужчина — к женщине, и каждый участвует в принятии решений, использует свой авторитет и стремится к общим целям.

В некоторых семьях ребенка учат быть как все, в других — воспитывают бунтарей, в третьих приучают разделять ответственность, в четвертых — не брать на себя никаких обязательств, т. е. в каждой семье детей учат, как жить в обществе, как устраивать свои дела, относиться к несправедливости и другим негативным явлениям, нередко диктуют, каким должно быть жизненное кредо.

Родители могут воспитать своего ребенка безответственным, если создадут ему тепличные условия, будут контролировать каждый его шаг, оберегая от жестоких и несправедливых сторон жизни. И познание мира для таких детей сведется к тому, что они узнали от старших и что им разрешили увидеть.

Телевидение часто разрушает созданную безоблачную картину жизни. Очень трудно оставаться в блаженном неведении, когда видишь передачи, рассказывающие о событиях, происходящих в мире. Тем не менее, можно и не принимать увиденное во внимание, потому что в конце концов, если вы о чем-то мало знаете и вас это не очень касается, вы можете решить, что происходит все это где-то далеко и вам не стоит брать это во внимание. Верите или нет, но я и сегодня знаю подростков 12—18 лет, которые никогда не видели человека другой расы, не имеют понятия, что существуют бедные и богатые, ни разу не участвовали в благотворительных делах.

Чтобы лучше понять то, что происходит сегодня в семье и обществе, нужно совершить небольшой исторический экскурс. В первобытном обществе семья была единственным источником знаний, нужных ребенку для дальнейшей жизни. Это были знания о том, как заботиться о других и о себе, как добиваться достижения намеченной цели, как обращаться с миром предметов. Первоначальный набор навыков был очень прост. Цель жизни сводилась к выживанию: как остаться в живых, найти пропитание, не замерзнуть и не быть съеденным дикими животными и т. д. Наблюдая за поведением взрослых, ребенок всему обучался сам.

Возможно, многие вещи, которым мы сегодня придаем большое значение, показались бы тогда странными и ненужными. Зачем древним людям уметь читать и писать, знать, как правильно питаться, готовиться к выходу на пенсию? Многие аспекты будущей жизни человеку были неизвестны. Люди просто не подозревали, что они многого не знают.

Например, они не предполагали, что появление детей связано с половым актом. Сексуальные отношения были проявлениями полового инстинкта, но никто не думал связывать их с зачатием ребенка. Источником возникновения детей считался огромный живот беременной женщины. По крайней мере, это было более наглядной причиной. Пытаясь объяснить, как же ребенок попал к женщине в живот, первобытные люди не связывали это чудо с половым актом, а думали, что здесь не обошлось без божественного или дьявольского вмешательства. Когда же они поняли взаимосвязь между сексуальными отношениями и беременностью, то у них появились возможности для новых открытий.

Я привела этот пример, чтобы показать, насколько наивными были тогдашние представления о жизни и как далеко мы продвинулись вперед в своем развитии. Сейчас мы знаем, что для предупреждения беременности гораздо важнее учить девочек и мальчиков пользоваться противозачаточными средствами, чем прописывать им правильную диету!

Наше современное общество стало настолько сложным, что семья в одиночку уже не может научить детей всему необходимо.

Поскольку процесс постижения новых знаний выносится за рамки семьи, а сами эти знания перенасыщены технологическими достижениями, мы часто забываем самое главное: истинная ценность — это сами люди. И, в конце концов, в семью возвращается то, что вложили в нас школа, церковь, государство. Эти общественные организации, созданные нами как институты воспитания, в конечном счете подрывают нравственное здоровье семьи. Школы отдаляют детей от родителей, работа на предприятиях отрывает женщин и мужчин от дома, а государство отправляет наших молодых людей воевать на чужбине.

Конечно, мне бы хотелось, чтобы все общественные организации больше заботились о благополучии семьи. И это наверняка возможно. Но я боюсь, что в этих организациях сегодня процветает культ силы и вещей. И наши семьи вполне приспособились к этому. Чтобы наши дети могли жить в окружающем мире, мы учим их быть сильными и хваткими. Но что происходит? Что начинает чувствовать человек, если ему удается победить другого? Его охватывает страх при мысли, что стоит только расслабиться — и кто-то одержит над ним верх. И жизнь превращается в цепь опасений, подозрений и страха. Представьте, что вам дана большая власть и все возможные материальные блага. Смогут ли ваши вещи поговорить с вами, протянуть руку и поддержать в трудную минуту? Я что-то не слышала, чтобы деньги и вещи были способны на любовь. Но в то же время я не считаю, что этот вопрос решается только или—или (или мы принимаем духовные ценности и отказываемся от власти и материальных благ, или мы исповедуем насилие и ни во что не ставим человеческие ценности).

Слишком часто мы отождествляем человека с властью, которой он обладает («Я сильный, я что-то значу! Если у меня нет власти, значит, я никто»). Теперь сравните такой подход с идеей использования силы для личностного роста. Этот путь не исключает человеческие ценности, он, наоборот, повышает их значимость. Обучение различным навыкам детей — хороший пример того, как можно применять или не применять силу. Многие взрослые считают, что они лучше всех знают, как учить своих отпрысков быть дисциплинированными, строить свои отношения с противоположным полом, как обращаться с деньгами и т. д. Потом дети идут в школу, где уже другие взрослые уверены, что они лучше всех знают, как и чему их учить. Если родители и учителя дают разную информацию, возникает закономерный вопрос: как ребенку относиться к сведениям из двух разных источников? Что же происходит с ним в такой ситуации?

Я вспоминаю мальчика, отец которого был автомехаником. Мальчик пошел учиться в техническое училище и вскоре стал ссориться с отцом по поводу того, как правильно обращаться с машинами. Конфликт оказался гораздо глубже, чем простое несовпадение традиционных методов ремонта машин и новых идей технической школы. Он возник из-за широко распространенного мнения, что существует только одна истина. И хотя многие признают ошибочность этого утверждения, все равно большинство продолжают жить так, словно разных истин не бывает. Или другой пример. Джоанна, выдающийся пятилетний ребенок, ходит в детский сад. Она умеет читать, знает простейшие арифметические действия, и вообще она очень способная девочка. В детском саду ей стало скучно, и она сказала об этом дома. Мать послала в сад записку с просьбой сделать занятия более интересными, чтобы ее дочка не скучала. По словам воспитательницы, Джоанна единственная из 40 детей, которая «всегда мешает». Поэтому воспитательница послала родителям записку о том, что если они не примут никаких мер по воспитанию Джоанны, то ее выгонят из садика. Случилось так, что послания не дошли до адресатов. Воспитательница не узнала, что Джоанна умеет читать, родители — что Джоанна плохо ведет себя в группе. Обе стороны имели неполную информацию, и это дало повод для взаимных претензий и обид. С точки зрения воспитательницы во всем были виноваты «родители, вконец избаловавшие ребенка», а с точки зрения родителей во всем виновата «неграмотная воспитательница». И конечно, пока тянулась вся эта тяжба, больше всех страдала Джоанна.

В этой ситуации не хватало налаженной системы обратной связи, чтобы вся необходимая информация доходила до тех, кто в ней нуждался. Только обмен ею мог привести к желаемым результатам, потому что, очевидно, ни один человек не может знать всего о другом. Понятно, что я не могу знать всех последствий своих действий, пока вы не скажете о том, какой эффект они на вас произвели. Как же воспитательница может хотеть, чтобы родители изменили свое поведение, если она уже убеждена в том, что они «избаловали ребенка»? И чего могут ждать родители от воспитательницы, которую считают «неграмотной»? В подобных случаях полезно вспоминать, что «я знаю, что я не знаю ничего». И когда что-то происходит в моей жизни, у этого события обязательно оказывается множество аспектов, и не все из них мне понятны. Из-за отсутствия обратной связи неминуемо возникают взаимные упреки, обиды и неприятие мнения другого. Поэтому она жизненно необходима в семьях, общественных организациях и любых областях деятельности, где есть хотя бы два человека, стремящихся к общей цели.

Когда возникают обидные и нелепые казусы, люди не могут поделиться необходимой информацией, вспыхнувшая злость понижает самооценку и становится серьезным препятствием к разрешению проблемы. Стена непонимания возникает между ними. Люди, которые чувствуют, что их не понимают, теряют веру в себя, расстраиваются, начинают хуже работать. И это случается с каждым, независимо от того, кто этот человек — родитель, учитель, священник, предприниматель или член конгресса.

Мы видим, что сегодня во всем мире возникают новые требования к семьям и другим общественным структурам. Люди начинают понимать главное, что всегда должно присутствовать в их взаимоотношениях, и они требуют того же и от общественных организаций. Главное, в чем они должны быть убеждены, что каждый ребенок — это личность, каждый руководитель — это личность, мужчины и женщины — это тоже личности.

И, наконец, все мы должны понять, что жизнь делают люди и то, какие отношения складываются между ними, определяет все, что вообще происходит с человечеством и миром, в котором оно живет. Все, что люди знают, во что они верят, как они разрешают возникающие конфликты, начинается в семье. Но в то же время в деятельности государственных институтов отражаются семейные традиции. Только сейчас мы стали понимать, что некоторые общепринятые идеи воспитания зачастую препятствуют развитию людей и настало время менять основы педагогики. Пусть вас не удивляет, что все начинается с чувства самооценки, с того, как оно проявляется, как вы воспринимаете себя, как складываются отношения в зависимости от самооценки, насколько вы можете устанавливать близкие контакты, быть искренними и открытыми с окружающими.

Убеждена, что семьям надо искать единомышленников в общественных организациях и образовывать с ними единый союз. Семья должна стать объединяющим звеном в обществе, это один из его немногочисленных союзов, у которого занимаемое пространство и количество членов настолько малы, что все знают друг о друге почти все и даже могут уместиться в одной комнате.

Пусть ваши «семейные собрания» станут тем местом, где каждый сможет ощутить переживания другого члена семьи: его радости, горести, обиды, поймет причины ошибок и достижений, подскажет, что и как можно изменить. Таким образом вы создадите ту систему обратных связей, о которой я уже говорила.

Начните со своей семьи. Вы уже многое знаете о самоценности, о механизме общения — попробуйте использовать эти важнейшие значения в вашей семейной жизни. Если вы начнете работать над совершенствованием своей семьи, сделаете ее более гармоничной, вы сможете воздействовать и на общество.

Назад Оглавление Далее