Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Законодательство Законодательство

Адаптация планировочных решений — новое направление в проектировании жилых зданий массового строительства

Когда вышло в свет Изменение №1 к СНиП 2.08.01-89 “Жилые здания”, казалось, что вопросы проектирования жилья с учетом требований создания безбарьерной среды для инвалидов решены окончательно и бесповоротно. Проектировщикам указывалось на необходимость проектировать многоквартирные жилые здания таким образом, чтобы они были одинаково удобны и для практически здоровых, и для физически ослабленных людей. В соответствии с требованиями Изменения №1 устройство входов в дома должно полностью обеспечивать возможность доступа во все квартиры физически ослабленным лицам, в том числе инвалидам, передвигающимся на креслах-колясках. При этом подразумевалось, что учет требований инвалидов и физически ослабленных лиц ни в коей мере не должен противоречить требованиям, предъявляемым к жилищу общего типа.
Однако анализ планировочных решений проектов жилых домов, как строящихся по действующим в республике сериям, так и индивидуальных, рекомендованных к повторному применению, проведенный в БелНИИС в рамках научно-исследовательской темы “Рекомендации по проектированию многоэтажных жилых зданий в новых конструктивных системах с учетом требований создания безбарьерной среды для физически ослабленных лиц, в т.ч. инвалидов, передвигающихся на креслах-колясках”, выявил ряд несоответствий проектных решений нормативно-техническим требованиям по созданию безбарьерной среды. Практически ни одна из секций рассмотренных проектов не может быть адаптирована к требованиям по проживанию инвалидов-колясочников. Более того, даже в домах повышенной комфортности, площади квартир в которых значительно превышают нормируемые для социального строительства, также затруднительно осуществить адаптацию жилищ для проживания инвалидов.
В первую очередь не решены вопросы создания безбарьерных входов в здания, доступа инвалида к лифтам. Почти везде габариты внеквартирных переходов-коридоров, площадок перед лифтами и мусоропроводами не соответствуют нормативным требованиям.
Основной проблемой планировочных решений квартир является несоответствие их функционально-планировочной схемы и параметров ряда элементов квартир требованиям по проживанию инвалида. Это коридоры, ширина которых не позволяет нормально передвигаться инвалиду-колясочнику, это заниженные габариты уборных и ванных комнат и даже отсутствие спальной комнаты с параметрами, соответствующими условиям для проживания инвалида.
В большинстве случаев в квартирах невозможна и перепланировка, изменяющая параметры отдельных элементов для приспособления их к использованию инвалидами. Это связано с жесткостью конструктивных схем, а также жесткой привязкой сантехнических коммуникаций. Конечно, при очень сильном желании перепланировку многих квартир можно произвести, но это потребует больших усилий и материальных затрат.
Что касается внеквартирных помещений, то даже в проектах, выполненных в достаточно гибкой к планировочным трансформациям каркасной системе, повторяются типичные планировочные ошибки. Так, входные тамбуры более чем в половине рассмотренных проектов имеют габариты меньшие, чем предусмотрено Изменением №1 СНиП. Много примеров несоблюдения ширины внеквартирных коридоров (нормируемая 1,8 м), имеются факты размещения остановок лифта и установки приемных клапанов мусоропроводов на промежуточных лестничных площадках, в ряде случаев не обеспечены нормативные площадки (1,4х1,4 м) перед мусоропроводом и лифтами (глубиной 1,6 м). Если планировка квартир, хоть и с большими затратами, может быть трансформирована для условий проживания маломобильных групп населения, то трансформация планировки внеквартирных помещений практически невозможна.
Фактически можно констатировать, что существующий сегодня метод проектирования жилых зданий массового строительства изначально ориентирован на создание неизменяемых, фиксированных планировочных решений, предназначенных только для практически здоровых людей, и не предусматривает возможности перепланировки и приспособления квартир в случаях, когда в семье появляется инвалид на кресле-коляске. Практически лишь специализированные дома и дома-интернаты имеют действительно необходимые условия для проживания физически ослабленных лиц. А ведь ни одна из семей не застрахована от появления в ней людей этой категории, поэтому необходимо изменение принципов проектирования массового жилища.
Представляется целесообразным переход на строительство жилых зданий с обеспечением трех уровней соответствия требованиям создания безбарьерной среды:
первый уровень должен обеспечивать инвалидам и физически ослабленным лицам доступность любой квартиры в здании, что предполагает устройство безбарьерных входов в здание и внеквартирных коммуникаций;
второй уровень должен обеспечивать, наряду с выполнением требований первого уровня приспособления жилища, доступность помещений квартиры, что предполагает устройство безбарьерных внутриквартирных коммуникаций;
третий уровень предполагает полное приспособление жилой среды к требованиям физически ослабленных лиц и обеспечение в жилом здании необходимого уровня обслуживания.
Первый уровень соответствия жилой среды требованиям инвалидов и физически ослабленных лиц должен обеспечиваться во всех зданиях массового строительства, вне зависимости от их конструктивного решения; второй — в зданиях, возводимых в новых конструктивных системах, с созданием адаптируемого к потребностям инвалидов и физически ослабленных лиц жилища; третий — в соответствии с заданием на проектирование.
Радикальным направлением в адаптации жилищ к условиям проживания маломобильных групп населения является использование современных архитектурно-конструктивных систем и применение планировочных решений, в которых на стадии проектирования заложена возможность трансформации планировки всех жилых ячеек, а при необходимости — и перепланировки внеквартирных помещений секции и дома в процессе эксплуатации.
Для решения этой проблемы проводится работа по исследованию принципов и приемов проектирования многоэтажных жилых зданий с учетом требований инвалидов и физически ослабленных лиц.
Разработка рекомендаций по проектированию, которые предназначаются для использования в процессе проектирования социального жилища, основывается на комплексном подходе к формированию безбарьерной среды. В структуру рекомендаций включены нормали планировочных элементов жилых зданий — внеквартирных и внутриквартирных коммуникаций, жилых комнат, кухонь, санитарно-гигиенических помещений и приквартирных пространств. Нормализация планировочных элементов основывается на учете функциональных, эргонометрических, экономических и экологических факторов. Важное место в рекомендациях отводится принципам формирования адаптируемых квартир и планировке их трансформируемых фрагментов.
Для освоения метода проектирования, учитывающего возможность адаптации планировки, в НИЭП БелНИИС разработана проектная документация рядовой и угловой секций многоэтажного жилого здания, адаптируемых с учетом комплексных требований по созданию безбарьерной среды для инвалидов и физически ослабленных лиц.
Принятые при разработке секций планировочные решения внеквартирных помещений — входов в секции и лестнично-лифтовых узлов — обеспечивают беспрепятственное попадание инвалидов-колясочников во все квартиры. Для этого проектом предусмотрено устройство входного пандуса с уклоном 1:10, шириной 1,2 м, входные площадки размером в плане 1,4х1,8 м при прямом движении и 2,2х2,2 м — при движении с поворотом. При высоком цоколе для сокращения длины наружного пандуса запроектированы варианты, предполагающие перенос части ступеней внутрь здания с устройством подъемника на пригласительном марше. При разработке проектного решения установлена необходимость пересмотра габаритов пассажирского лифта, тем более что в действующих в настоящее время лифтах невозможно перевозить крупногабаритные предметы.
Разработаны базовые варианты планировки секций, рассчитанные на практически здоровых людей, и варианты с адаптацией всех квартир секций для проживания инвалидов-колясочников.
Предложенный принцип функционально-пространственной организации квартир основывается на целесообразности приближения общей комнаты ко входу в квартиру и размещения кухни, санузла, спален в глубине жилища, что, как отмечено рядом специалистов, с психологической точки зрения удобнее при проживании семьи с инвалидом.
Для возможности адаптации квартир в базовом планировочном решении предложено установить следующее параметры:
ширину прихожей изначально принимать не менее 1,6 м;
внутриквартирные коридоры проектировать шириной не менее 1,2 м;
ширину жилых комнат стационарно принимать не менее 3,3 м, что улучшит их пропорции и создаст возможность вариантной расстановки мебели.
Как уже отмечалось, наибольшую сложность представляет трансформация санитарно-гигиенических помещений — из-за жесткости закрепления в плане блока инженерных коммуникаций. Поэтому в разработанных проектных решениях изначально предусмотрен прием, исключающий в процессе адаптации какую-либо перестановку сантехнического оборудования и переноса инженерных коммуникаций. В то же время предусмотрено, что при расширении габарита санитарно-гигиенические помещения не окажутся над жилыми помещениями нижележащих квартир.
При адаптации возможна как трансформация санитарно-гигиенических и подсобных помещений без изменения габаритов жилых комнат, так и, при необходимости, частичное изменение габаритов одной из комнат квартиры.
Основные приемы адаптации функционально-планировочных фрагментов жилой ячейки следующие:
размещение смежно с санитарно-гигиеническими помещениями кладовых или встроенных шкафов, за счет площади которых осуществляется последующее расширение санитарно-гигиенических помещений;
устройство кладовой между санитарно-гигиеническими помещениями, на площадь которой происходит последующее расширение помещений туалета и ванной;
смещение перегородок между жилыми и подсобными помещениями до требуемых габаритов.
Предлагаемый метод адаптации жилища не только позволит решить важную социальную проблему, но и, на наш взгляд, даст ощутимый экономический эффект, поскольку изменения базового варианта планировки квартир в случаях появления в семьях физически ослабленных лиц и инвалидов-колясочников будут минимальны.

Автор Сергей Козловский

Адаптация планировочных решений — новое направление в проектировании жилых зданий массового строительства

На современном этапе своего развития мировое сообщество наконец созрело до понимания того, что столетиями формируемая человечеством среда обитания некомфортна для значительной части населения. Важнейшие требования, предъявляемые к элементам этой среды, — удобство проживания и травмобезопасность — не выполняются в отношении инвалидов, малолетних детей, женщин с младенцами и беременных, пожилых людей, травмированных, которые и составляют большинство населения.
Значительная подвижка в этом направлении была сделана в развитых странах мира в период инициированного ЮНЕСКО десятилетия инвалидов (1983—1992 гг.). За это время были проведены необходимые исследования, разработаны и утверждены нормы по проектированию среды жизнедеятельности для лиц с ограниченными возможностями передвижения (маломобильных групп населения), а также осуществлены практические мероприятия по адаптации ее элементов.
Белорусская столица включилась в этот процесс на десятилетие позже в рамках реализации государственных программ по предупреждению инвалидности и реабилитации инвалидов, которые были приняты на основе законов Республики Беларусь “О социальной защите инвалидов” (1991 г.) и “О предупреждении инвалидности и реабилитации инвалидов (1994 г.). Для решения этой комплексной проблемы перед органами по управлению архитектурной и градостроительной деятельностью г. Минска была поставлена задача координации формирования так называемой безбарьерной среды с тем, чтобы уменьшить физические трудности и моральные страдания маломобильных групп минчан, чтобы и они имели доступ к социальной инфраструктуре и рабочим местам, просто к замечательным местам нашего города. В этой связи нормативные документы и рекомендации по проектированию разработаны с ориентацией на инвалидов, передвигающихся на креслах-колясках. Расчет таков: что хорошо для инвалидов, хорошо и для остальных.
Опыт работы по созданию безбарьерной среды в Минске показал ее реальную проблематику. Остановлюсь на двух аспектах.
Во-первых, практическая реализация положений общегосударственных программ потребовала разработки и целевой городской программы, которая была принята решением Мингорисполкома в 1998 г. и в 2002-м продлена на период до 2005 г. под названием “Мероприятия по созданию безбарьерной среды на территории г. Минска для инвалидов и физически ослабленных лиц”. Это адресная программа поэтапного переоборудования городских объектов обслуживания населения исходя из потребностей маломобильных групп.
К сожалению, она реализуется не в полном объеме, и на то есть много объективных и субъективных причин. Однако можно с удовлетворением сказать, что разработка и мониторинг реализации “Мероприятий...” приносит конкретные положительные результаты. Так, увеличилось и продолжает расти число ранее возведенных зданий и сооружений, которые целевым образом оборудуются и благодаря этому становятся доступными для инвалидов-колясочников. Прежде всего, это здания и помещения служб и организаций городского исполнительного комитета, районных администраций. А вот адаптация крупных городских спортивных и зрелищных объектов некоммунальной собственности задерживается, поскольку для нее нет требуемого целевого финансирования из республиканского бюджета.
Несмотря на это, наши стремления и конкретный опыт одобрены Республиканским межведомственным Советом по проблемам инвалидов, который распространил его на все регионы республики.
Второе направление работы — наличие и выполнение необходимых нормативных требований по безбарьерной среде при новом строительстве или реконструкции (модернизации) зданий и сооружений. Наряду с констатацией положительных результатов необходимо отметить, что на практике мы нередко имеем неудовлетворительные результаты: намеченные мероприятия не реализуются или осуществляются некачественно. Это происходит по ряду причин, в том числе в силу недостаточно эффективного государственного контроля и механизма ответственности, а также слабой нормативной базы проектирования.
В целом практика работы по формированию безбарьерной среды показывает, что только на региональном или городском уровне невозможно решить сложный комплекс проблем, связанных с эффективной реализацией государственной политики по созданию безбарьерной среды. Поэтому Мингорисполком в 2000 г. обратился в Республиканский межведомственный Совет по проблемам инвалидов с инициативой и обоснованием разработки государственной концепции по формированию среды жизнедеятельности для лиц с ограниченными физическими возможностями передвижения. Без наличия такой концепции, которая не только определила бы общие и локальные, первоочередные и долгосрочные, ведомственные и межведомственные цели и задачи, но и сформировала и инициировала принятие государственных программ, все мероприятия не дадут должного эффекта. Это поняли, например, в Российской Федерации, где выполняется целевая государственная программа “Формирование доступной для инвалидов среды жизнедеятельности”.
И нам, если мы всерьез думаем о создании безбарьерной среды, нужна подобная продуманная и перспективная концепция, на основе которой будут осуществляться государственные программы, а само государство обеспечит развитие нормативно-правовой и нормативно-технической базы, целевое финансирование, эффективный контроль за выполнением нормативных требований и ответственность за его качество.
Вот тогда о безбарьерной среде можно будет говорить не только в будущем, но и в настоящем и прошлом времени.

Дизайн архитектурной среды для людей со специфическими требованиями

Автор Евгения Агранович-Пономарева, Людмила Агальцова, Наталья Лазовская

Пиктограмма, обозначающая вход, доступный инвалидам

Необходимость приспособить среду под специфические требования людей с ограниченными возможностями зачастую вызывает раздражение. Это и сетование на повышение стоимости строительства, усложнение проектных работ, на “ухудшение” эстетических качеств архитектурных объектов. И остается за гранью понимания тот факт, что помимо официально признанных инвалидами в группу людей со специфическими требованиями входят дети и состарившиеся родители, и практически здоровые люди, заболевшие или получившие травму. Общество обязано учитывать их требования, если оно считает себя цивилизованным.
Дизайн архитектурной среды предполагает комплекс мероприятий по обеспечению архитектурными средствами доступности, универсальности, экологической целесообразности среды человеческой деятельности.
Доступность среды — это не только снятие барьеров при передвижении по территории поселения, но и обеспечение доступа ко всем помещениям квартиры, элементам мебели и оборудования, беспрепятственность перемещений из квартиры и из дома наружу и обратно.
Под универсальностью среды понимается необходимость учета эргономических нормативов и типологических законов формирования среды, оптимальность светового и цветового режимов, техническое совершенство и красота мебели и оборудования, разнообразие тактильных ощущений, мир запахов и звуков.
Экологическая целесообразность среды включает комплекс условий для обеспечения физического здоровья и душевного равновесия:
учет первичных и вторичных антропометрических признаков, характерных для инвалидов различных нозологических групп;
формирование персональных пространств с учетом радиусов досягаемости и характеристик оптимального поля зрения;
стремление к использованию экологически чистых конструкционно-отделочных материалов. Человек стремится окружить себя природными материалами. Ему нужно видеть вокруг себя натуральное дерево и ткани из натуральных волокон, композиции из живых растений и камней. Контакт с природой физически ослабленного человека способствует лечебному процессу и становится терапевтическим средством. О том, какое влияние оказывают на человека природные цвета и их сочетания, свидетельствует цветотерапия. Лечение цветом было известно и широко использовалось в Древней Греции и Египте, Индии и Китае. Природные цвета трактуются как космическая жизненная энергия, способствующая гармонии и внутреннему равновесию живого организма. Построенные по законам природных гармоний цветовые группы могут возбуждать и успокаивать, вызывать ощущение прохлады или тепла, усиливать или приглушать шум, смягчать и усмирять боль;
влияние цветов неотделимо от влияния света, его интенсивности и спектрального состава. Это касается естественного света, плавно меняющегося на протяжении дня и стимулирующего биоритмы человека, и света искусственного;
учет психологических особенностей физически ослабленных лиц, для которых очень важно, чтобы среда жизнедеятельности была не только удобна в функциональном отношении, но и не отличалась по внешнему виду от среды для практически здоровых людей, чтобы она формировалась по архитектурным законам в рамках существующего стилевого направления.
Информационная достаточность выступает как универсальное средство для оптимизации деятельности людей с ограниченными возможностями при помощи предупреждающих и стимулирующих знаков. Язык знаков складывается из цветовых схем, пиктограмм (рис. 1),
Рис. 1. Пиктограмма, обозначающая вход, доступный инвалидам
тактильных раздражителей, звуков, запахов. Использование этих языков позволяет решить целый комплекс информационных задач: ориентировать, предупреждать об опасностях и препятствиях, помогать найти путь и запомнить маршрут, стимулировать и облегчать деятельность, снижать зрительное утомление, попеременно воздействуя на различные цветовоспринимающие окончания зрительного анализатора. Каждый язык отличается своим способом кодирования.

Сочетание цветовых полос на полу и скульптурной композиции, показывающее изменение направления движения нанеся на полу цветные линии со стрелками, обозначающими направление движения

Цветовое кодирование позволяет решить следующие архитектурные задачи:
— выделить входные узлы;
— обозначить зоны:
применив цвет для обозначения начала и конца лестничного марша или пандуса, части пола перед входом в лифт;
покрасив в разные цвета одинаковые (похожие) помещения, расположенные на одном уровне;
использовав цвет мебели и оборудования для выделения различных зон;
— наметить трассы движения людей:
используя изменение цвета пола для выделения пути следования посетителей (рис. 2);

Сочетание цветовых полос, бордюров, зеленой декоративной изгороди, показывающих направление движения

Рис. 2. Сочетание цветовых полос на полу и скульптурной композиции, показывающее изменение направления движения нанеся на полу цветные линии со стрелками, обозначающими направление движения;
применяя цвет для выделения направляющих поручней;
используя цветные полосы на боковых стенах по основному пути движения;
обозначив цветом направление открывания двери и положение ручки на ней;
выделив дверные наличники и (или) дверные полотна;
— обозначить уровни.
Тактильное кодирование построено на том, что пространство активно осваивается при помощи осязания. Фактура поверхности позволяет использовать ее в качестве ориентира для распознавания функциональных зон, изменение фактуры может предупредить о потенциальной опасности. Различные материалы покрытия полов, парапетов, бордюров, декоративных изгородей (рис. 3, 4),

Сочетание фактуры пола, живых цветов с характерным запахом, полихромной подвесной композиции для выделения зоны отдыха отдыха

Рис. 3. Сочетание цветовых полос, бордюров, зеленой декоративной изгороди, показывающих направление движения
Рис. 4. Сочетание фактуры пола, живых цветов с характерным запахом, полихромной подвесной композиции для выделения зоны отдыха направляющих поручней помогают при движении. В местах, где имеются опасные зоны (перед переходами в зонах интенсивного движения автомобилей, возле транспортных зон посадки и высадки пассажиров, в начале и конце пандуса и лестничного марша, перед входами на лестничную клетку, перед дверью лифта, перед поворотом коммуникационных путей и т.п.), на покрытии земли или поверхности пола должны быть установлены тактильные индикаторы в виде выступающих полусфер, обозначающих “опасность”. В местах, где требуется обозначить направление движения, применяются тактильные индикаторы в виде продольных выступающих линий. Тактильные индикаторы названного типа могут изготовляться из резины, каменных или керамических плиток, нержавеющей стали, пропилена.
В качестве тактильных маркеров могут с успехом использоваться элементы растительного мира. Слепые и люди с ослабленным зрением легко определяют различие в форме и размерах листьев (клен — рябина), фруктов и овощей (яблоки — тыква), цветов (колокольчик — ромашка), стеблей (тростник — злаковые); различие в характере поверхности листьев, стеблей, цветов (мягкий и пушистый фенхель, бархатистая и глянцевитая мать-и-мачеха).
Небольшие скульптурные композиции, элементы оборудования, мебель могут также использоваться как тактильные ориентиры, причем одна из задач архитектора-дизайнера — свести к минимуму риск того, что пользователи могут прищемить пальцы конечностей, травмироваться.

Дублирование шрифтом Брайля и крупным размером кнопок на лифтовой панели пиктограммы необходимы для слепых людей, зрения которых достаточно лишь для того, чтобы определить нахождение знака.

Тактильные знаки, использующие выступающие буквы, шрифт Брайля (рис. 5, 6),
Рис. 5. Выделение цветом, размером и материалом панели кнопок вызова лифта

Выделение цветом, размером и материалом панели кнопок вызова лифта

Рис. 6. Дублирование шрифтом Брайля и крупным размером кнопок на лифтовой панели
пиктограммы необходимы для слепых людей, зрения которых достаточно лишь для того, чтобы определить нахождение знака. Первичные тактильные раздражители должны быть превращены в комплексные и окажутся более действенными, если:
их цвет будет контрастировать с цветом поверхности, на которой они расположены;
не будут отражать свет и бликовать;
будут устанавливаться на удобной для восприятия высоте и в оптимальной зоне различения.
Важным средством обеспечения информационной достаточности среды выступает обоняние. Запах является сильным сенсорным ощущением, помогающим ориентироваться в пространстве, причем слепым и слабовидящим людям присущи острота обоняния и тонкое умение различать запахи. На этой особенности основывается активное использование в качестве ориентиров разнообразного ассортимента природных элементов, имеющих специфические, знакомые людям запахи — растений, воды в пруду, скошенной травы, осенних листьев. Большое внимание следует уделять ароматическим растениям, запахи которых наполняют воздух и могут ощущаться без прикасания к растению (например, розы, жимолость, жасмин, сирень и т.п.); растениям, запахи которых ощущаются на близком расстоянии (фиалка, примула, нарцисс); активизированным запахам, которые распространяются в результате разминания частей растения (например, герань, кулинарные травы).

Комплексное воздействие звуков журчащей воды, цветовых пятен в виде гигантских бабочек и аромата живых цветов

Звук оказывает на человека психологическое и физиологическое влияние. Натуральные звуки дождя, легкого ветерка, бегущей воды и певчих птиц могут успокаивать и создавать хорошее самочувствие. Для людей с ослабленным зрением звук является еще и составляющей ориентационной программы. “Звуковые изгороди”, активизируемые путем перемещения палочки вдоль вереницы длинных цилиндров, издают мелодичные звуки и одновременно служат искусственным ограждением опасных зон. Скульптуры с подвижными частями, фонтаны с разнообразными звуками падающей, журчащей, капающей воды (рис.7, 8),
Рис. 7. Комплексное воздействие звуков журчащей воды, цветовых пятен в виде гигантских бабочек и аромата живых цветов
Рис. 8. Комплексное воздействие звуков капающей воды, усиленного кессонным потолком, скульптурной композиции, аромата живых цветов декоративного бордюра звуковые маячки используются как ориентационные маркеры. Да и сам интерьер помещения может быть наполнен звуками, способствующими ориентации и облегчающими самообслуживание.

Комплексное воздействие звуков капающей воды, усиленного кессонным потолком, скульптурной композиции, аромата живых цветов декоративного бордюра звуковые маячки используются как ориентационные маркеры

Помимо сигналов, предупреждающих об опасности, человек реагирует на изменения акустических свойств помещения. Так, подвесные потолки и изменение высоты помещения приводят к акустическим изменениям в отдельных зонах квартиры, что способствует ориентации. Покрытие пола материалами с разной фактурой, в свою очередь, также способствует ориентации, так как изменяет звуки шагов, поэтому и не рекомендуется использовать единое покрытие пола от стены до стены.
Итак, сочетание света, цвета, фактуры, звуков превращает агрессивную внешнюю среду в среду щадящую, сочетающую утилитарное и духовное начало, помогающую выжить и сохранить человеческое достоинство в любой ситуации. В то же время среда для людей с ограниченными возможностями оптимальна также и для практически здоровых людей. Поэтому приемы, о которых мы рассказывали в этой статье — акцентирование входов, выделение уровней, введение ориентационных знаков и ориентирующих доминант, встречаются практически в каждом архитектурном объекте.

Дом дневного пребывания для пожилых людей — новый тип общественной инфраструктуры

Автор Амирсолтани Рахим

Старение населения становится одним из наиболее важных демографических процессов современного мира. Иран входит в число стран с наиболее высоким ежегодным приростом населения, который достигает 3%. Люди пожилого возраста в Иране составляют примерно 7% общей численности населения. Отмечая старение населения как положительную тенденцию современного общества, вместе с тем следует признать, что возникают серьезные, недостаточно полно решаемые в настоящее время проблемы медицинского, социального, бытового и других видов обслуживания людей старшей возрастной категории. Современные геронтология и геронтосоциология в качестве основного направления геронтологической профилактики выдвигают тезис о необходимости максимальной поддержки активности как физиологических жизненных процесcов, так и социальной позиции пожилых людей. Для противодействия старению специалистами по геронтологии разработан комплексный профилактический метод, который включает физические упражнения, психорегуляцию, гидропроцедуры, биостимуляцию, разгрузочно-диетическую терапию, элементы трудотерапии, участие в общественно-социальной жизни и др. Однако предложения по созданию архитектурной среды в этом направлении в полной мере не сформированы.
В настоящее время основными типами сооружений для проживания, пребывания и профилактической работы с пожилыми людьми являются специализированные дома-интернаты и территориально-социальные центры. Однако в них не осуществляется весь необходимый комплекс медико-восстановительных, физкультурно-оздоровительных, культурно-массовых, социально-общественных услуг населению старшей возрастной категории.
Для проведения целенаправленных методически обоснованных мероприятий по геронтологической профилактике необходима организация нового типа общественной инфраструктуры, не предусмотренного в настоящее время номенклатурой общественных зданий и сооружений не только в Иране, но и других странах, — геронтологического центра, или дома дневного пребывания для пожилых людей.

Дом дневного пребывания для пожилых людей — новый тип общественной инфраструктуры

По функциональному назначению все помещения, входящие в структуру ДДП (дома дневного пребывания), предлагается разделить на 6 основных групп:
1) консультационно-методологический центр;
2) реабилитационно-оздоровительный сектор;
3) сектор услуг (социальных, питания и бытового обслуживания);
4) сектор досуга;
5) сектор трудовой деятельности;
6) пансионатное отделение.
В состав реабилитационно-оздоровительного сектора включаются кабинеты врачей-специалистов, процедурные, кабинеты физиотерапии, залы для физических упражнений, тренажерные, бассейны для оздоровительных упражнений в воде и др.
Различным по психологическому складу людям необходимы и различные условия для проведения пассивного и активного досуга. Поэтому группа помещений сектора досуга по составу и занимаемой площади должна быть достаточной для разнообразных досуговых процессов массовой, групповой и индивидуальной деятельности.
В домах дневного пребывания неотъемлимыми компонентами всей структуры являются зрительный, или универсальный, зал, гостиная, или центр общения, библиотека, изостудия, мастерские для индивидуального труда.
Труд имеет существенное значение для сохранения здоровья пожилых людей. Для организации трудовой деятельности в ДДП могут быть предусмотрены мастерские для ремесленного или творческого труда: по пошиву и ремонту изделий, декоративно-прикладного искусства (гончарных работ, изготовлению ковров, росписи, чеканки и др.). В таких мастерских пожилые люди могут работать с учениками, передавая им свой опыт. Эта проблема особенно важна для Ирана, где сохранилось предельно уважительное отношение к людям старшего возраста. Именно они являются носителями традиций, сохраняют и передают их подрастающему поколению в основном в процессе различных совместных социальных действий.
Архитектурно-планировочное решение ДДП должно быть простым и четким для удобства ориентации и передвижения. Так как физические возможности пожилых людей ограничены (в их числе большой процент инвалидов на креслах-колясках), в зданиях домов дневного пребывания необходимо обеспечить требования к организации безбарьерной архитектурной среды. Они не должны быть более двух этажей. На первом этаже следует располагать наиболее часто посещаемые помещения, группу реабилитационно-оздоровительных помещений с гидропроцедурами, помещения общественного питания, мастерские любительского труда, связанные с загрузкой сырья и готовой продукции. В зависимости от вместимости комплекса, особенностей конкретной градостроительной ситуации, природно-климатических условий объемно-планировочное решение ДДП может основываться на использовании централизованных блоков, павильонной композиции, композиционных решений атриумных пространств со сложной конфигурацией плана и др.
Полифункциональный характер ДДП предполагает сложность композиционного построения и необходимость формирования гармонически единого комплекса. Современная медицина накопила достаточно знаний о том, что физическое здоровье человека зависит от эмоциональных процессов, а значит, и от архитектурно-художественного решения окружающей человека среды. Поэтому создание полноценной комфортной среды для людей пожилого возраста способствует решению задач высокой социальной значимости: снижению уровня заболеваемости, профилактике старения, увеличению продолжительности жизни, удовлетворению всесторонних потребностей людей пожилого возраста.
“Он (дом. — А.Р.) дает пристанище важным сторонам человеческой деятельности и в чем-то отражает позицию обитателей по отношению к жизни”, — писал известный американский архитектор Чарльз Мур. “Потребление” самой архитектуры учреждений для пребывания пожилых людей следует рассматривать как активный лечебный фактор, способствующий бытовому и психологическому комфорту, а также эмоциональному подъему. Организация благоприятной архитектурной среды ДДП, вызывающей у его обитателей положительные эмоции, состояние уверенности, спокойствия, впечатление уюта и, наконец, “желанности” должны рассматриваться как важный элемент общей программы геронтологической профилактики. Запоминаемость и теплота образа зданий ДДП во многом зависят от того, насколько выражаемы в нем ассоциации, связанные с национальными архитектурными традициями.
Широкое применение в архитектуре зданий ДДП могут найти купола, арочные и сводчатые покрытия, распространенные в архитектуре Ирана. Применение этого вида покрытий способствует не только улучшению микроклимата во внутреннем пространстве, но и созданию выразительного облика объема ДДП. Пространственные конструкции обычно используются в покрытиях зрительного зала, зала центра общения, обеденного зала столовой.
Обязательным элементом традиционного иранского дома является внутреннее озеленение. Введение природных форм в интерьеры зданий ДДП будет олицетворять прохладу, комфорт, органичную связь внешней и внутренней среды.
Целесообразно использовать также в архитектурно-художественном решении домов дневного пребывания для пожилых людей архитектурные детали и художественно-декоративные средства национального зодчества Ирана: скульптурный и орнаментальный декор, мозаику, узорчатые решетки, машрабии и другие элементы и приемы.

Доступность среды как норма жизни

Автор Наталья Лазовская, Алeксандра Мазаник

Доступность среды как норма жизни

Почти треть населения составляют люди, нуждающиеся в специфических условиях, так называемые “физически ослабленные лица” или “лица с ограниченными возможностями здоровья” — те, кто испытывает затруднения при самообслуживании и передвижении: инвалиды, больные-хроники и травмированные, престарелые, беременные, взрослые с маленькими детьми на руках или в колясках. Фактически каждый человек в определенные периоды своей жизни может оказаться в таком положении.
Цель проектировщика — создать среду жизнедеятельности человека, обладающую экологической полноценностью, обеспечивающую условия для решения комплекса биосоциальных и функционально-технологических задач.

Доступность среды как норма жизни

Существующая литература, нормативная база и имеющийся опыт проектирования и строительства объектов для лиц с ограниченными возможностями здоровья позволяют зафиксировать особенности этой категории пользователей, применить полученные знания при решении вышеназванных задач деятельности архитектора. Социальная целесообразность обеспечивается созданием среды, одновременно щадящей и стимулирующей, дающей человеку возможность самообслуживания и трудовой деятельности. Функциональная целесообразность обеспечивается рациональностью технологической организации среды, учетом характера деятельности человека; антропометрическими особенностями человека и эргономическими закономерностями его деятельности; социокультурными и психологическими установками. Функционально-технологическая организация среды является программой для определения последовательности функциональных и технологических процессов, протекающих в ней; определения расчетного состава функциональных зон; выделения коммуникационных зон; установления характера связи между отдельными функциональными зонами; определения номенклатуры оборудования и мебели.

Доступность среды как норма жизни

Полноценная функционально-технологическая организация среды для физически ослабленных людей невозможна без учета их антропометрических особенностей. Структура антропометрических признаков, позволяющая в полной мере проследить отношения в системе “человек — деятельность — жизненный процесс — пространство”, подразумевает выделение двух основных групп этих признаков: классических, включающих продольные размеры и пропорции, тотальные размеры, а также форму отдельных частей тела представителей каждой группы пользователей, и эргономических, включающих статические признаки (размеры отдельных частей тела, определяющие размеры предметов оборудования), динамические (размеры, определенные перемещением в пространстве), габаритные (наибольшие и наименьшие размеры тела), гониометрические (подвижность в суставах, влияющая, как и динамические признаки, на размеры сенсомоторного поля) и перисоматические (расстояния от тела до поверхностей оборудования, определяющие в совокупности со статическими признаками размеры рабочего пространства).

Доступность среды как норма жизни

Сочетание классических и эргономических признаков разных групп людей с ограниченными возможностями здоровья, их анализ и унификация позволяют произвести упорядочение требований уже на уровне минимальной функциональной ячейки, задать размеры сенсомоторного поля пользователя, габариты рабочего места, определить пространственные характеристики и формы предметов оборудования, используемого в быту, уровни досягаемости при работе в различных положениях, параметры необходимых свободных площадей внутри функциональной зоны для подхода к размещенным в ней предметам оборудования и т.д. [1] (рис. 1–4).

В первом случае применяются различные материалы покрытия пола, лестниц, тротуаров, изменяющие звук шагов, различная фактура отдельных участков стен, звуковые сигналы, цветовые и светлотные контрасты

Отдельные категории физически ослабленных лиц нуждаются во вспомогательных средствах передвижения (трости, костыли, ходилки) и инватехнике (кресла-коляски). Это диктует изменение (увеличение) сенсомоторного поля, что требует корректировки габаритов помещений. Ширина полосы движения здорового человека составляет 600–700 мм; человека, пользующегося вспомогательными приспособлениями, увеличивается до 700–950 мм; инвалида на кресле-коляске без сопровождающего лица — 900 мм, с сопровождающим — 850 мм, при двухстороннем движении без сопровождающих — 1800 мм, с сопровождающими — 1700 мм [2].

В первом случае применяются различные материалы покрытия пола, лестниц, тротуаров, изменяющие звук шагов, различная фактура отдельных участков стен, звуковые сигналы, цветовые и светлотные контрасты

Для инвалидов, передвигающихся на кресле-коляске, большое значение имеют размеры зоны, необходимой для свободного маневрирования. Наименьшие размеры этой зоны для поворота кресла-коляски на 90° должны быть не менее 1,3х1,3 м, для поворота на 180° — 1,3х1,4 м, для разворота на 360° — 1,4х1,4 м.
При проектировании необходимо учитывать специфическое технологическое пространство, т.е. размеры вертикальных и горизонтальных зон досягаемости конечностей инвалида. Установлено, что у инвалидов с нарушениями опорно-двигательного аппарата по сравнению со здоровыми людьми значительно уменьшаются размеры вертикальных и горизонтальных зон досягаемости конечностей. Верхней точкой досягаемости инвалида на кресле-коляске принимается: для мужчин — 1700 мм, для женщин — 1600 мм. Передняя точка досягаемости для мужчин — 800 мм, для женщин — 700 мм. Боковая точка досягаемости для мужчин — 1100 мм, для женщин — 800 мм.

Для возможности проезда необходимы отсутствие порогов, достаточная ширина дверных проемов

Специальное оборудование, а также мебель, облегчающая процессы жизнедеятельности инвалидов, требуют соответствующих геометрических параметров помещений. Обеспечение инвалидов современными техническими реабилитационными средствами уменьшает ограничение жизнедеятельности, поскольку освобождает их от посторонней помощи в быту, повышает степень самообслуживания.

И транзитных путей между предметами мебели и оборудования, наличие специальных пандусов, подъемников, лифтов, телефонов-автоматов и т.п

В Беларуси существует сеть объектов, предназначенных специально для физически ослабленных лиц, обеспечивающих их лечение, медицинскую реабилитацию, обучение, отдых, досуг, а также проживание вблизи мест приложения труда и специализированных учреждений обслуживания. Безусловно, эта сеть нуждается в развитии и совершенствовании. Однако в основном физически ослабленные люди живут, работают, отдыхают, совершают поездки и покупки (или хотели бы все это делать) там же, где и все остальное население. И та повседневная среда обитания, которая безопасна и удобна для молодых и здоровых, создает непреодолимые или трудно преодолимые препятствия и помехи для физически ослабленных людей: из-за отсутствия лифта, недоучета антропометрических параметров пассажиров в его габаритах и оборудовании, остановки его на промежуточной площадке между этажами они не могут спуститься со своего этажа в многоквартирном доме; из-за крутого крыльца без перил — выйти из подъезда или попасть в аптеку, магазин; из-за стандартного санитарно-технического оборудования — воспользоваться туалетом или ванной; из-за недостаточной освещенности — погулять во дворе или рассмотреть музейные экспонаты; из-за высокого бордюра — перейти через дорогу и т.д. Усовершенствование среды в соответствии с реальными возможностями физически ослабленных лиц, сохранивших способность к самостоятельному передвижению и самообслуживанию, расширяет поле их выбора, повышает их шансы на полноценную жизнь [3].

И транзитных путей между предметами мебели и оборудования, наличие специальных пандусов, подъемников, лифтов, телефонов-автоматов и т.п

Чрезвычайно важно создание единой безбарьерной системы, включающей не только интерьер жилища и объектов общественного обслуживания, но и общедоступные открытые пространства, выполняющие коммуникативную функцию. Для слепых и слабовидящих в первую очередь должно соблюдаться требование информационного обеспечения ориентации в пространстве, свободного перемещения; для инвалида-колясочника — возможности проезда. В первом случае применяются различные материалы покрытия пола, лестниц, тротуаров, изменяющие звук шагов, различная фактура отдельных участков стен, звуковые сигналы, цветовые и светлотные контрасты (рис. 5, 6).

И транзитных путей между предметами мебели и оборудования, наличие специальных пандусов, подъемников, лифтов, телефонов-автоматов и т.п

Для возможности проезда необходимы отсутствие порогов, достаточная ширина дверных проемов (рис. 7) и транзитных путей между предметами мебели и оборудования, наличие специальных пандусов, подъемников, лифтов, телефонов-автоматов и т.п. (рис. 8–16).

И транзитных путей между предметами мебели и оборудования, наличие специальных пандусов, подъемников, лифтов, телефонов-автоматов и т.п

И транзитных путей между предметами мебели и оборудования, наличие специальных пандусов, подъемников, лифтов, телефонов-автоматов и т.п

И транзитных путей между предметами мебели и оборудования, наличие специальных пандусов, подъемников, лифтов, телефонов-автоматов и т.п

И транзитных путей между предметами мебели и оборудования, наличие специальных пандусов, подъемников, лифтов, телефонов-автоматов и т.п

И транзитных путей между предметами мебели и оборудования, наличие специальных пандусов, подъемников, лифтов, телефонов-автоматов и т.п

И транзитных путей между предметами мебели и оборудования, наличие специальных пандусов, подъемников, лифтов, телефонов-автоматов и т.п

Одновременно для физически ослабленных лиц безбарьерная среда — это наличие визуальных связей между отдельными зонами квартиры и между внутренней и наружной средой. Для этого устраиваются заниженные подоконники, позволяющие видеть внешний мир, остекляются дверные полотна, переплеты выводятся за границы оптимальной видимости.
За рубежом к осознанию проблем создания безбарьерной среды пришли после Второй мировой войны в связи с появлением большого количества людей с различными физическими и психическими нарушениями, в том числе и инвалидов. В начале 1950-х годов в Совете Европы начала работать комиссия, занимающаяся решением вопросов по созданию среды обитания, соответствующей потребностям людей с ограниченными возможностями. Ею было принято решение о проектировании и оборудовании зданий, легко доступных для инвалидов, опубликованное как норма № 20 Европейского Союза “Требования, обеспечивающие доступ инвалидов в здания”.
В конце 1950-х годов во многих развитых странах Западной Европы, в Северной Америке, Канаде и Австралии общественными организациями инвалидов были разработаны рекомендации для организаций, имеющих отношение к разработке норм проектирования окружающей среды и зданий с учетом доступности для инвалидов. В соответствии с этими рекомендациями начали появляться и, что очень важно, официально узакониваться нормы по проектированию безбарьерной среды.
Первые нормы по обеспечению требований инвалидов по доступности здания и возможности пользования различными его помещениями были разработаны в США в 1959–1961 годах. Этот документ стал основой для разработки норм в других странах мира и привлечения внимания к проблемам инвалидов в целом.
В 1960–1970-е годы нормы и стандарты, регламентирующие архитектурную деятельность и обеспечивающие требования инвалидов (прежде всего передвигающихся на креслах-колясках), появились в Дании (1960), Швейцарии (1963), Канаде (1965), Франции (1966), Великобритании (1967), Австралии, Бельгии и Нидерландах (1968), Финляндии и Швеции (1969), Германии (1972). Практически все разработанные в это время нормы касались вопросов проектирования и оборудования зданий, предназначенных для проживания инвалидов. В настоящее время они охватывают все объекты градостроительного, архитектурного и ландшафтного проектирования и учитывают требования не только инвалидов-колясочников, но и всех категорий физически ослабленных лиц.
Первые планировочные рекомендации по проектированию безбарьерной среды в СССР были разработаны в конце 1980-х годов. На их основе был издан документ “Типовая инструкция по обеспечению передвижения инвалидов, пользующихся креслами-колясками, в проектах общественных зданий, планировки и застройки населенных мест”(1988), в котором впервые обобщены требования, обеспечивающие беспрепятственное передвижение инвалидов в местах общественного пользования. С 1994 года в России разрабатываются рекомендации по проектированию окружающей среды, зданий и сооружений с учетом потребностей инвалидов и других маломобильных групп населения, нормы и пособия по проектированию специализированных объектов для инвалидов и престарелых.
На архитектурном факультете БНТУ (БГПА) с 1990 года ведутся научно-исследовательские работы, направленные на формирование архитектурно-пространственной среды, доступной для лиц с ограниченными возможностями [4]. На основании проведенных исследований сформирован комплекс нормативов, позволяющих при архитектурно-планировочной организации жилых территорий и отдельных жилых, общественных, административных зданий и сооружений обеспечивать базовые требования к безбарьерной среде.

Наши тупики, или Архитектура — людям с ограниченными возможностями

Автор Валерий Рондель

Государство сильно тогда, когда дети ни в чем не нуждаются, когда у родителей есть работа, когда старость обеспечена пенсией, льготами и почетной возможностью пассивного труда для передачи опыта. Государство сильно тогда, когда оно в состоянии обеспечить удобную среду для обитания любого гражданина, оказать психологическую поддержку и уравнять в правах и выборе профессии каждого, и помочь в этом выборе.
Безбарьерная среда — что это за среда такая? Маслом, что ли, намазанная, с двигающимися тротуарами, просторными лифтами, удобными широкими проходами без ступенек, с пандусами, газонами, вся в цветах, ручьях и с приветливыми лицами людей? Нужна ли реконструкция нашей жизни, территории, мыслей? Нужна ли жизнь без границ, налогов, ограничений, без копилки добрых побуждений, тупиков, без перспективы? Иногда кажется, что птицам проще, чем людям, но и это не так. В детстве мне пришлось выкормить выброшенного из гнезда птенца аиста. В конце лета он ушел на болота, но улетел ли в теплые края? Ведь летать я его не мог научить. Тогда было ощущение полной уверенности в собственной правоте, а сегодня уже задумаешься о том, что нарушаешь природный закон “выживает сильнейший”.
Представьте, что Вам только 16 лет, а Вы уже инвалид. Впереди длинная дорога, но куда? Впереди интересная жизнь, но зачем? Вам нужна интересная, любимая работа, но кто поверит в Вас, кто заметит, кто просто протянет руку, не говоря уже о психологической поддержке? Кто поможет выбрать путь, подставит плечо и поможет опереться или посадит рядом за руль?..
Почему-то я не люблю бумагу в клеточку. Она ограничивает мысль, делает ее квадратной. Может, кому-то и удобны эти вечные рамки, в которых легко складывать и раскладывать корни. В архитектурной практике мы медленно, но все-таки уже уходим от стереотипа, пытаясь создавать безбарьерную среду в своих же объектах, прежде всего для самих себя. Примером может служить конкурс 10-летней давности, организованный творческой мастерской В. Ронделя при Белорусском союзе архитекторов по коттеджной застройке для маломобильных групп населения с организацией места для надомной работы. В 1998 г. на кафедре “ЖОЗ” БНТУ был проведен конкурс студенческих работ на реабилитационный центр для инвалидов в г. Минске. Ежегодно по этой тематике выполняется ряд дипломных работ. В 2001 г. ОАО “Институт “Минскгражданпроект” был выполнен проект центра социальной реабилитации инвалидов по ул. Разинской в г. Минске на базе реконструкции существующего 2-этажного бывшего детского сада. Министерство социальной защиты в рамках государственной программы заказало этот проект и получило его. Казалось бы, пройдены все далеко не безбарьерные инстанции, до боли знакомые согласования и экспертизы. От бывшего садика остались только колонны 1969 г. рождения, создана среда для реабилитации инвалидов от 16 до 35 лет... А среда то — на бумаге, на полках, и запылилась, поди, уже давно. Инвалиды же до сих пор сами себя реанимируют и реабилитируют, ищут свои пути, как попасть в метро, автобус и вообще хоть куда-нибудь пройти, проехать без препятствий. Да, мы не в Берлине живем, где есть лифт в метро, и даже не в Литве, где прямо с таможни начинаются условия для маломобильных групп населения, проезжающих в ту и другую стороны. Мы так мало делаем в этом направлении, что приходится замечать везде только чужие успехи.
Но кто застрахован от несчастного случая, от старости, от отсутствия средств вчера, сегодня и завтра? Кому мы помогаем больше — чужим или себе? Мне кажется, мы помогаем самим себе создать сначала барьерную среду, а потом, преодолевая себя, — безбарьерную. Безбарьерная среда не может находиться в рамках одного государства, она должна быть без границ, с одинаковыми правилами. Мы несем ответственность за тех, кто ограничен в возможностях, потому что нередко, организуя жизненное пространство нашей среды, сами создаем моральные и физические барьеры. Мы несем ответственность за чистоту воздуха, воды, земли, за проникновение солнечной энергии во все дома, во все уголки души. Мы несем ответственность даже за моральную поддержку. Ведь слово — сказано, а дело — не сделано.

Реконструкция центра социальной реабилитации инвалидов
Реконструкция центра социальной реабилитации инвалидов по ул. Разинской, 29 в Минске

О перспективной типологии жилища для лиц с ограниченными возможностями

Автор Ксения Хачатрянц

Проблема приспособления архитектурной среды к требованиям инвалидов, престарелых, больных, травмированных и других лиц с ограниченными возможностями здоровья многоаспектна. Все они испытывают дискомфорт в современной среде, не учитывающей их требования, созданной для практически здоровых людей. Однако причины этого дискомфорта различны. Можно выделить, по крайней мере, четыре разновидности требований к среде, предъявляемых лицами с ограниченными возможностями.
1. Инвалиды относительно молодого возраста с прогнозом на значительную продолжительность предстоящей жизни; они сохранили деятельностную активность, стремятся к самореализации и к социальной адаптации, для чего необходима среда, допускающая свободное передвижение, обеспечивающая возможность самообслуживания.
2. Функционально независимые престарелые; они не испытывают непреодолимых затруднений при передвижении и самообслуживании; стремятся к самостоятельности, снижению нервного и физического напряжения, некоторые — к содержательному досугу.
3. Инвалиды и престарелые с неполной активностью; они стремятся к самостоятельности, но периодически нуждаются в посторонней помощи (во время обострения болезней, в плохую погоду и т.д.).
4. Беспомощные инвалиды и престарелые, чье состояние здоровья не дает надежды на выздоровление, полностью лишает их деятельностной активности; впереди у них только угасание — медленное или быстрое — и постоянная потребность в повседневном уходе и медицинском обслуживании.
В недавнем прошлом все вопросы решались просто — есть свое жилище, живи в нем один или с родственниками, как сумеешь; если не сможешь, — попытайся попасть в интернат для инвалидов и престарелых. Если ты крупный функционер, народный артист, инвалид войны, член общества слепых и т.п., то интернат может оказаться относительно комфортабельным, соседи — приличными, если обычный человек — не обессудь, условия будут на порядок хуже, а сосед может оказаться состарившимся рецидивистом. Принятые сейчас в России рекомендации по типологии жилищ для инвалидов и престарелых в принципе придерживаются той же концепции, хотя дополнительно рекомендуются специальные квартиры в домах массового строительства, квартирные дома для престарелых и инвалидов, создание безбарьерной среды в поселениях и др. (см. [4]).
Безбарьеная среда, сформированная с учетом особенностей различных видов инвалидности, чрезвычайно важна для лиц с ограниченными возможностями, сохранивших деятельностную активность. При ее создании следует учитывать, что “активные” инвалиды и престарелые уже существуют и в подавляющем большинстве хотят жить вместе с практически здоровыми людьми, т.е. безбарьерной архитектурная среда должна быть повсеместно, причем формировать ее надо непрерывной на значительных по площади территориях. Например, в границах микрорайона, где от “барьеров” должны быть свободны жилища, открытые пространства, объекты приближенного и повседневного обслуживания. Это, безусловно, улучшит условия самореализации и социальной адаптации лицам с ограниченными возможностями, позволит им свободно передвигаться, облегчит бытовую деятельность, общение, досуг. Если безбарьерность будет обеспечена в наиболее популярных учебных заведениях и хотя бы в некоторых местах приложения труда, то отчужденность лиц с ограниченными возможностями от общества существенно снизится. Для молодых относительно активных инвалидов важно также формирование достаточно плотной сети учреждений медицинской, социальной, трудовой реабилитации, учреждений инваспорта, инватуризма, инваискусства. Для детей-инвалидов необходимы специальные воспитательные и общеобразовательные учреждения, а также приспособление к их особенностям обычных детских садов и школ, где, как показывает зарубежный опыт, они лучше обучаются и адаптируются к жизни.
Престарелые, сохранившие функциональную самостоятельность, обычно испытывают психологический дискомфорт от совместного проживания с семьями взрослых детей. Если дети уходят, оставляя родителей в большой квартире, то последним обычно трудно за нее платить, им хватило бы и меньшего по площади жилища. В западных странах есть опыт решения этой проблемы. Там функционируют специальные квартирные жилые дома для пожилых, не нуждающихся в уходе. Эти дома относятся как к социальному, так и к рыночному жилищу. Причем рыночные дома имеют разный уровень комфорта и разную величину квартирной платы. Это жилище удобно для одиноких стариков и для супружеских пар, не нуждающихся в частых контактах со взрослыми детьми.
Для тех престарелых и инвалидов, которым по физическим или психологическим причинам нужно постоянное общение с родственниками, используются “бабушкины квартиры” — отдельный домик рядом с одноквартирным домом детей; “двойные квартиры” — расположенные рядом полностью автономные квартиры взрослых детей и родителей в многоквартирных домах либо же большие квартиры, разделяемые на две в случае необходимости. Когда-то такие идеи рассматривались и в Советском Союзе, но дальше конкурсного проектирования дело не пошло.
Если родственники не могут сами присматривать за престарелыми или больными членами семьи, последние могут жить в домах с обслуживанием. Для наиболее самостоятельных предназначены многоквартирные дома с небольшими однокомнатными квартирами, дополненные общей на 4–6 квартир гостиной, большой кухней, прачечной самообслуживания. Бытовое обслуживание жильцов в таких домах может быть разным — от полного пансиона до периодической помощи при уборке квартиры. В доме предусмотрен пост медсестры, которую в случае необходимости можно вызвать в любое время.
Для лиц с более глубокими нарушениями здоровья жилищные единицы предусматриваются в общественных зданиях и комплексах. В социально-медицинских центрах можно жить длительное время в небольшой палате квартирного типа, получая постоянное бытовое и медицинское обслуживание. В жилищные единицы при больницах люди поселяются на период обострения хронических недугов и находятся в них под постоянным медицинским наблюдением и на полном пансионе. В хосписах помогают тем, кто обречен, кто доживает свои последние дни [1,3].
Сведения о перспективной типологии жилищ для лиц с ограниченными возможностями даны в таблицах 1 и 2. При их сравнении бросается в глаза большая комфортность жилищных условий в странах с развитой рыночной экономикой. Это объяснимо, поскольку проживание, например, в полноценной квартире при больнице стоит дорого, и оплатить его могут только состоятельные люди. Но и у нас уже появляются таковые, пусть и в небольшом количестве. Возможно, типология жилищ для лиц с ограниченными возможностями у нас расширится и по западному варианту.

Таблица 1
Номенклатура типов жилищ для маломобильных групп населения (в Российской Федерации)*

Типы домов Жилищные единицы Контингент проживающих Обслуживание
Для постоянного проживания
1. Дома массовой застройки 1–5-комнатные квартиры Престарелые, инвалиды, в том числе на креслах-колясках Надомное
2. Специальные дома с обслуживанием 1–2-комнатные квартиры Одинокие престарелые (супружеские пары) и инвалиды Минимально необходимое медицинское и бытовое
3. Дома-интернаты для престарелых и инвалидов Жилые группы на 25–30 чел. с комнатами на 1–3 чел. То же Полное стационарное
4. Дома-интернаты для слепых и слабовидящих То же Одинокие инвалиды (супружеские пары) с инвалидностью по зрению То же
5. Психоневрологические дома-интернаты То же Больные с психоневрологическими отклонениями То же
6. Специальный жилой комплекс:      
а) жилой дом с обслуживанием 1–2-комнатные квартиры Инвалиды-опорники, в том числе на креслах-колясках Минимально необходимое медицинское и бытовое
б) дом-интернат Жилые группы на 20–25 чел. с комнатами на 2–3 чел. Престарелые инвалиды, нуждающиеся в постоянном уходе Полное стационарное
в) центр обслуживания Престарелые, инвалиды, супружеские пары Медицинское, культурно-бытовое
7. Специальный жилой комплекс      
а) жилой дом с обслуживанием 1–3-комнатные квартиры Инвалиды-опорники, в том числе на креслах-колясках Минимально необходимое медицинское и бытовое
б) центр реабилитации То же Медицинское восстановительное лечение
Для временного проживания
8. Центры реабилитации для инвалидов с поражением опорно-двигательного аппарата Жилые ячейки (комнаты) на 1–2 чел. Инвалиды с поражением опорно-двигательного аппарата Медицинское восстановительное лечение, социальная адаптация
9. Территориальные центры социального обслуживания с отделением надомного обслуживания Жилые ячейки пансионатного типа для временного дневного пребывания Одинокие престарелые и супружеские пары Культурно-бытовое и минимальное медицинское
10. Общежитие для учащейся молодежи Жилая ячейка с двумя комнатами на 1–2 проживающих Студенты-инвалиды, в том числе на креслах-колясках Бытовое

* Таблица составлена на основании “Рекомендаций...” [4].

Таблица 2
Номенклатуратипов жилищ для лиц с ограниченными возможностями (в странах Западной Европы, США, Канады)*

Типы домов Жилищные единицы Контингент проживающих Обслуживание
1. Жилые дома общего типа
а) многоквартирные, одноквартирные “Двойные” квартиры для совместно-раздельного проживания Семейные группы с деятельностно активными престарелыми или инвалидами Самообслуживание, внутрисемейная взаимопомощь
б) многоквартирные, одноквартирные Адаптируемая квартира (ее можно без больших затрат приспособить к нуждам лиц с ограниченными возможностями) Домохозяйства, в составе которых есть лица с ограниченными возможностями То же
в) многоквартирные с безбарьерными общедомовыми коммуникациями Специальные квартиры для лиц с ограниченными возможностями Инвалиды, в том числе на креслах-колясках, престарелые (одинокие с сохраненной деятельностной активностью или в составе семьи) Самообслуживание, внутрисемейная взаимопомощь, обслуживание по вызову
г) одноквартирные “Бабушкина квартира” — одноквартирный домик на приквартирном участке родственной семьи Семейные группы с деятельностно активным престарелым родственником Самообслуживание, внутрисемейная взаимопомощь
2. Специальные жилые дома
а) одноквартирные Специальные квартиры Активные, функционально независимые одинокие престарелые (супружеские пары) Самообслуживание
б) многоквартирные с элементами бытового и медицинского обслуживания Жилые ячейки на 3–5 1–2-комнатных квартир с общей гостиной, кухней, прачечной самообслуживания Одинокие престарелые и инвалиды (супружеские пары) с пониженной деятельностной активностью Самообслуживание, бытовое и медицинское обслуживание по вызову
в) многоквартирные дома-лечебницы для лиц с ограниченными возможностями Жилые ячейки на 3–5 небольших квартир с общей гостиной и медицинским постом Одинокие престарелые и инвалиды с пониженной активностью Полный пансион, постоянное медицинское обслуживание, ограниченное самообслуживание
3. Общественные здания
а) социально-медицинские центры Места в индивидуальных палатах Лица с ограниченными возможностями, нуждающиеся в оздоровлении и социальной реабилитации Полный пансион, медицинское обслуживание, социальная реабилитация
б) больницы То же Лица с ограниченными возможностями в период обострения болезни Полный пансион, поддерживающее лечение
в) хосписы Места в индивидуальных палатах с медицинским постом Умирающие Полный пансион, уход, поддерживающее лечение, психотерапия

* Таблица составлена по материалам В.Ю Дурманова [1] и К.В.Кияненко [3].

Преодолеем барьеры?..

Автор Ольга Мартинович

(Размышления неравнодушного постороннего)

В реабилитационном центре учат и ориентироваться в пространстве и читать...

Проблема безбарьерной архитектуры, доступности среды проживания становится все более актуальной. Более того, рассуждения на тему стали чем-то вроде хорошего тона, необходимого элемента, характеризующего профессионального архитектора или проектировщика. А что же происходит на самом деле? Насколько по-настоящему серьезно относимся мы к этой проблеме? И вообще, насколько реально для нас создание безбарьерной архитектуры?

В реабилитационном центре учат и ориентироваться в пространстве и читать...

Безбарьерная архитектура призвана учитывать интересы тех людей, которые нуждаются в специфических условиях, испытывают трудности при самообслуживании и передвижении. Ее предназначение — сделать доступной среду проживания для всех без исключения. Долгое время эту проблему обходили молчанием. Психология и идеология здорового большинства не хотела замечать, что рядом есть люди, для которых жизнь уготовила не самый легкий удел. А уж тем более учитывать их локальные интересы... Однако в последние десятилетия процесс гуманизации дал знать о себе во многих отраслях науки, в том числе и в архитектуре. О создании безбарьерной среды заговорили на государственном уровне. В 1990 году были приняты Постановление об обеспечении условий для передвижении инвалидов, пользующихся креслами-колясками, при разработке проектов планировки и застройки жилых районов и микрорайонов, а также жилых и общественных зданий; Программа по предупреждению инвалидности и реабилитации инвалидов; создан Республиканский межведомственный Совет по проблемам инвалидов. Начали разрабатываться комплексные региональные программы по созданию безбарьерной среды: предусмотрены мероприятия, которые обеспечивают улучшение жизни инвалидов, создание им равных возможностей для полноценного участия в жизни общества, т.е. условия для свободного доступа к объектам социальной инфраструктуры, жилым, общественным и производственным зданиям, беспрепятственного пользования общественным транспортом, средствами связи и информации, местами досуга и отдыха. Стали проводиться научные и практические семинары по проблемам безбарьерной архитектуры. Одним из таких мероприятий стал проведенный в 2002 году в Мозыре семинар, где встретились и вместе обсуждали насущные вопросы представители государственных структур, архитекторы и те, для которых создается безбарьерная среда.

Так задумывался проект безбарьерной среды...

Теоретиками и практиками уже наработан определенный опыт в проектировании и строительстве объектов безбарьерной среды. Приходится не только проектировать новые сооружения с учетом требований доступности и гуманности среды проживания, но и корректировать те проекты, работа над которыми уже завершена. Однако, на мой взгляд, проблема заключается не только в теоретических и практических разработках. По-настоящему она коренится в общественном отношении к ней, в самом типе нашего общества. И, пожалуй, вопрос надо ставить не о том, каковы проблемы безбарьерной архитектуры (хотя они безусловно есть, и о них нужно говорить, но это вопрос вторичный). Проблематично само ее существование. Может ли барьерное общество создать безбарьерную архитектуру? А в том, что наше общество является целиком барьерным, сомневаться, увы, не приходится. Оно предназначено только для практически здоровых людей. Если человек хоть чуть-чуть ограничен в физических возможностях, он оказывается на периферии общественной жизни. Чаще всего мы предпочитаем просто закрыть глаза на существование людей не таких, как мы. Это ведь проще всего — сделать вид, что ничего не знаешь, ничего не видишь. И строительство наше тоже ведется по такому принципу. Проще всего строить для здорового большинства. Так дешевле и привычней. Ну, а если останутся какие-то финансы, то можно их пустить на благородное дело, помочь инвалидам. Вот и действует у нас такой принцип остаточной духовности и остаточного финансирования. В результате те, кто больше всего нуждается в помощи и понимании, оказываются наедине со своими проблемами.

...а вот какие барьеры приходится преодолевать инвалидам по зрению спустя 10 лет

В лучшем случае проблема доступности среды проживания решается путем гуманизации отдельных зон, но даже эти проекты не выполняются до конца. Так произошло в минском микрорайоне Запад-4, где расположен жилой массив ОО БелТИЗ. Там проживает много инвалидов по зрению, которые и работают здесь же, на предприятии Светоприбор. Это предприятие известно не только у нас в Беларуси, но и за ее пределами. Его продукция неоднократно была отмечена различными наградами за качество. Здесь созданы все условия для нормальной трудовой деятельности, работает реабилитационный центр, инвалиды по зрению и вне работы имеют возможность заниматься по интересам.
 В реабилитационном центре учат и ориентироваться в пространстве, и читать...
Так вот, этот район задумывался как проект безбарьерной среды. На деле же получилось, что незрячих и слабовидящих просто поселили в своеобразной резервации. Но ведь доступность среды проживания — это не только возможность пройти на работу и домой. Тут надо продумать и пути коммуникации, и связи с объектами торговли, здравоохранения и т.д. Задумывалось благое дело, а вот довести его до конца сил (а может, желания?) не нашлось...
Так задумывался проект безбарьерной среды...
Поскольку город растет и этот микрорайон не обособлен от всех остальных городских объектов, проектировщикам надо учитывать интересы всех групп населения. Почему же тогда был построен новый дом на пересечении того маршрута, по которому люди ходили уже несколько лет? А ведь незрячим людям трудно ориентироваться в изменяющейся среде...
Для инвалидов по зрению основная информация об окружающем мире поступает прежде всего в качестве звуковой информации и через тактильные ощущения. Поэтому важное значение имеет установка турникета на улице, звуковых маяков на входах в подземный переход, ровность дорожного покрытия. Ведь по существу и нужно не так уж много: отремонтировать мощение улиц, установить пандус, ограничительный бордюр на лестнице. Но эти требования так и остаются только требованиями. Проблемы инвалидов зачастую остаются только их проблемами. Для них даже родной район так и остался во многом барьером, который приходится преодолевать каждый день...
...а вот какие барьеры приходится преодолевать инвалидам по зрению спустя 10 лет
Чтобы наша среда проживания стала по-настоящему доступной и гуманной, нужно прежде всего изменить свое отношение к инвалидам, преодолеть косность мышления и вести себя с такими людьми на равных. Суть настоящей помощи лежит в создании для инвалидов таких условий, чтобы по возможности отсутствовала потребность в помощи здоровых людей, чтобы они не чувствовали себя выброшенными из жизни. А когда наше отношение изменится, то и практические проблемы безбарьерной архитектуры не покажутся такими уж обременительными.
Будем внимательны к нуждам людей на колясках и с белой тросточкой в руках. Это необходимо прежде всего нам.

Создание среды для инвалидов: исследования и экспериментальное проектирование

Автор Ирина Иодо, Ксения Хачатрянц, Евгения Агранович-Пономарева

Сложившаяся в современных белорусских поселениях среда обитания ориентирована на людей практически здоровых и вообще не учитывает ограничений, возникающих у лиц с физическими и сенсорными отклонениями — у тех, кто не может пройти по лестнице, преодолеть турникет, открыть форточку в верхней части окна, увидеть сигнал светофора, услышать сообщение диспетчера на автовокзале и т.п. Это результат как традиционного для нашей культуры отношения к слабым, так и последовательного применения норм проектирования, десятилетиями действовавших в СССР и унаследованных Беларусью. Негуманность такой среды по отношению к лицам с ограниченными по здоровью возможностями у нас стала осознаваться относительно недавно. Скорее всего, это произошло под воздействием политики ООН и под влиянием опыта многих зарубежных стран, где работа по гуманизации среды обитания, по приспособлению ее к особенностям людей с нарушениями здоровья, вызванными увечьями, болезнями, травмами, пороками развития, врожденными пороками, возрастом, беременностью и т.п., ведется давно и результаты ее воплощены не только в законах и нормах, но и “в натуре”. Чтобы эти люди могли не ощущать на каждом шагу своей ущербности, могли жить максимально полноценной жизнью в современных насыщенных техникой поселениях, среду необходимо приспособить к их ограниченным (по сравнению с практически здоровыми) возможностям, как приспособили, например, к возможностям большинства лестницы в жилых домах массового строительства, нормативно ограничив их крутизну и снабдив ограждениями с удобными поручнями.
Организация и полигоны исследования. В Беларуси исследования, специально направленные на выявление требований лиц с ограниченными по здоровью возможностями, были начаты в 1990 г. по инициативе Республиканского общества инвалидов (конкретно Н.И. Колбаско и В.П. Потапенко). Общество выступило заказчиком, исполнителем был архитектурный факультет БПИ/БГПА (руководитель темы — И.А. Иодо, ответственные исполнители — Е.С. Агранович-Пономарева, К.К. Хачатрянц).
В первоначальном варианте технического задания, составленного заказчиком, речь шла:
а) исключительно об инвалидах с нарушениями опорно-двигательного аппарата, прежде всего об инвалидах, передвигающихся на креслах-колясках;
б) о приспособлении к возможностям таких инвалидов общественных зданий национального значения — театра оперы и балета, аэровокзала, железнодорожного вокзала, Дома правительства и т.п.

Проектное предложение реконструкции микрорайонов

По настоянию исполнителей границы исследования значительно расширены. В качестве субъекта были намечены инвалиды всех нозологических категорий, в качестве объекта — архитектурные объекты повседневной среды обитания, включая жилые дома, придомовые территории, общественные здания массового использования, их участки, улицы и дороги, озелененные пространства общего пользования. Впоследствии оказалось, что и эти границы излишне сужены. Следует говорить о приспособлении среды не только к требованиям инвалидов, т.е. лиц, чья нетрудоспособность по здоровью подтверждена документально, но и к требованиям всех лиц с ограниченными возможностями, даже если они считаются трудоспособными, но испытывают затруднения при передвижении и самообслуживании (например, взрослые с детьми на руках или в колясках).
Полигоном исследований по согласованию с заказчиком был выбран Фрунзенский, на период обследования самый многолюдный, район Минска. Очевидно, что разные категории инвалидов предъявляют разные требования к среде и что созданием безбарьерной среды для инвалидов, передвигающихся на креслах-колясках, не решаются проблемы слепых, глухих, инвалидов по сердечно-сосудистым, онкологическим, урологическим, инфекционным и другим заболеваниям. Это означало необходимость провести выборочное исследование, представив в выборках все категории инвалидов со специфическими требованиями к среде обитания. Сразу же обнаружилось отсутствие информации о генеральной совокупности инвалидов и в количественном и в структурном отношении, что существенно затруднило построение выборок. Практически нам самим пришлось определить с максимально возможной полнотой списочный состав инвалидов Фрунзенского района с выявлением их индивидуальных характеристик, значимых для целей обследования. Первичным материалом при этом служили данные поликлиник (общих, а также МВД, КГБ, Министерства обороны, железной дороги), ЖЭС, центров по начислению пенсий. Все отраженные в документах сведения по каждому инвалиду фиксировались в персональных картах. Было выявлено более восьми тысяч инвалидов, установлены их почтовые адреса, домашние телефоны, семейное положение, пол, возраст, жилищные условия, медицинское обслуживание на дому и в поликлинике по поводу инвалидности и, самое главное, причина инвалидности, степень подвижности, дата признания инвалидом. Были построены достаточно представительные выборочные совокупности. 800 человек (10% списка) были отобраны для проведения интервью по телефону (предварительная программа включала 11 вопросов, реально их число колебалось). На основе обработки результатов интервью и выявления некоторых закономерностей была составлена выборка, включающая около 400 человек для анкетирования на дому. Анкета включала 72 вопроса, опрашивались сами инвалиды и члены их семей (в семьях детей-инвалидов, неподвижных инвалидов, а также всех, кто не мог отвечать по состоянию здоровья на момент опроса). Параллельно с опросом проводилось уточнение реального семейного положения инвалида, а также жилищных условий (с определением помещения, занимаемого инвалидом, размещения его спального места, наличия в комнате инвалида спальных мест для других членов семьи, передвижения инвалида по квартире, использования им подсобных помещений); в многоквартирных домах — характера и состояния внеквартирных пространств (входных узлов, лестниц, лифтов, мусоропроводов при их наличии) и придомовых территорий (наличие дворов, их защищенность от транспортного и пешеходного транзита, использование придомовых территорий инвалидом); в одноквартирных домах дополнительно изучались инженерное оборудование дома, связь дома и участка, планировка и оборудование участка, использование участка инвалидом. Кроме того, фиксировалось на схеме размещение учреждений обслуживания, регулярно используемых семьей, и выяснялась доступность этих учреждений для инвалида в разные поры года.
Обработка данных анализа документов, опросов и наблюдений позволила сделать некоторые выводы, значимые для проектирования городской среды с учетом потребностей инвалидов.

Открытые озелененные территории общего пользования, доступные для лиц с ограниченными возможностями

В 1993 г. было выполнено еще одно исследование по формированию среды, обеспечивающей социальную интеграцию инвалидов (руководитель темы — И.А. Иодо, ответственные исполнители — Е.С. Агранович-Пономарева, К.К. Хачатрянц). В этой работе объектом исследования, помимо городской среды и жилых домов, становятся общественные здания массового использования — магазины товаров повседневного спроса, поликлиники, аптеки, отделения связи. Более глубокое по сравнению с предыдущими работами натурное обследование выявило неприспособленность этих объектов к требованиям лиц с ограниченными возможностями здоровья из-за ряда недостатков: отсутствие пандусов, ограждений, крутые наружные лестницы, узкие дверные проемы, качающиеся двери, турникеты, узкие тамбуры, отсутствие площадок для парковки транспортных средств инвалидов, мест отдыха и ожидания.
Группы населения, возможности которых следует учитывать при проектировании среды. Помимо инвалидов, передвигающихся на креслах-колясках (примерно 0,1–0,2% населения), необходимо учитывать особенности:
лиц с другими нарушениями опорно-двигательного аппарата (вследствие ампутации, травмы, перенесенного инсульта, детского церебрального паралича, костного туберкулеза, артрита, артроза и т.п.); их специфические требования также, как и предыдущей категории, касаются прежде всего горизонтальных и вертикальных коммуникаций, но они не совпадают с требованиями колясочников;
слепых и слабовидящих; этой категории необходимо обогащение информационного поля среды с тем, чтобы компенсировать отсутствие или резкую недостаточность зрительных ощущений, закрепление в пространстве рабочего поля, определенный порядок размещения средовых элементов в границах этого поля и др.;
глухих и слабослышащих; в этой группе велика доля молодых, активных, спортивных, для которых, как ни для одной другой категории, важна близость к жилищу открытых и закрытых спортивных сооружений;
семей с детьми-инвалидами; их специфические требования, непосредственно связанные с состоянием ребенка, касаются всех уровней среды — от планировки и оборудования квартиры и жилого двора до наличия специальных лечебных и учебных учреждений; учет этих требований чрезвычайно важен, от него зависит степень абилитации и социализации ребенка;
одиноких инвалидов и семей, состоящих из нескольких инвалидов; здесь специфические, зависящие от состояния здоровья требования дополняются требованиями регулярного медицинского и социального обслуживания на дому;
неизлечимых неподвижных или почти неподвижных больных — онкологических, перенесших инсульт, тромбоз сосудов головного мозга, травму позвоночника и т.п.; этих людей выписывают из лечебных учреждений, родные ухаживают за ними сами, иногда годами; при этом возникают проблемы с обеспечением больного свежим воздухом, с размещением спального места для ухаживающих за ним, усложняется уход за одеждой и бельем и т.д.

Центр социальной поддержки лиц с ограниченными возможностями::

Выделенные категории вместе с членами семей составляют не менее 25–30% населения.
Требования одиноких инвалидов и семей с инвалидами к расселению. На момент обследования 94% изучаемых семей с инвалидами проживали в отдельных квартирах (в многоквартирных домах — 77%, в одноквартирных — 17%), 3% — в общежитиях, 3% — в коммунальных квартирах. При этом 42% инвалидов спали в отдельной комнате, 53% — в комнате на двух человек. Это достаточно высокие (на момент обследования) показатели жилищной обеспеченности. Тем не менее недовольными условиями проживания оказались 57% опрошенных (в общежитиях — 100%, в многоквартирных домах без лифтов — 67%, в многоквартирных домах с лифтом — 59%, в одноквартирных домах — только 16%).
Большинство (52%) недовольных своими жилищными условиями хотели бы улучшить их, переехав в новую квартиру, 24% ориентированы на перепланировку и переоборудование имеющегося жилища. При этом лишь примерно 12% желающих переехать хотели бы перебраться в коттедж, а более 80% — в многоквартирный жилой дом с лифтом. Почти все предпочитают дома общего типа, хотят жить по соседству с обычными, практически здоровыми людьми. Лишь единицы (среди полностью неподвижных инвалидов и одиноких престарелых) высказали согласие переселиться в дом-интернат для инвалидов и престарелых, а среди слепых — в специализированный социально-производственный комплекс. Этот результат совпадает с данными других исследователей — инвалиды и их семьи против пространственной и социальной сегрегации, они хотят если не быть такими, как все, то хотя бы жить там же, где все. Чтобы выполнить это естественное желание, всю жилую среду повсеместно надо проектировать с учетом возможностей инвалидов.
Требования инвалидов к путям передвижения. Основные требования исходят от лиц с нарушениями опорно-двигательного аппарата, которым необходима безбарьерная среда, обеспечивающая им возможность самостоятельного передвижения внутри зданий и на открытом воздухе. Для инвалидов, передвигающихся на кресле-коляске, необходимы достаточные размеры путей передвижения и проемов на их пути, наличие мест для разворота коляски, отсутствие порогов и других резких перепадов высот, устройство пандусов, подъемников и лифтов там, где такие перепады неизбежны. Для лиц с другими поражениями опорно-двигательного аппарата важен уклон лестниц, наличие ограждений определенной высоты с удобными для охвата кистью перилами. Для всех важно размещение приемных клапанов мусоропроводов и входов в лифт на уровне этажных (а не межэтажных) площадок, а также нескользкость покрытия путей передвижения, в том числе при охлаждении и увлажнении. Для слабовидящих необходимо контрастное выделение краев ступеней, для слепых — ограничительные бортики на дорожках и лестницах.
Все эти требования касаются жилых домов и придомовых территорий, общественных зданий и их участков, общедоступных открытых пространств и т.д., причем самое главное — обеспечить непрерывность путей передвижения, доступных инвалидам: проблемы гуманизации среды не решаются выборочным приспособлением отдельных точек и зон.
Требования семей с инвалидами к планировке квартир. Выявление этих требований не входило в задачи исследования: предполагалось, что их можно найти в литературных источниках. Они выявились “стихийно” в процессе опроса и потому не могут претендовать на полноту. Было замечено, что наиболее короткие и удобные внутриквартирные связи формируются там, где комната инвалида размещена в глубине квартиры, а кухня и санитарный узел — в центре квартиры, вблизи комнаты инвалида. Удобно, когда кухня имеет прямой выход на остекленную хозяйственную лоджию с холодной кладовой. Комфорт комнаты инвалида повышается, если при ней также есть лоджия — для многих она является единственным местом, где инвалид может дышать свежим воздухом. Комната инвалида должна допускать размещение еще одного спального места для ухаживающего за ним человека.
Посещение объектов обслуживания. Чаще всего инвалидами посещаются предприятия торговли, аптеки и поликлиники. Многих инвалидов (в первую очередь слабовидящих и с ограниченной подвижностью) удаленность от дома этих объектов лишает способности к самообслуживанию, в особенности зимой. Часть работающих инвалидов (4% опрошенных) кроме названных объектов посещают библиотеки, стадионы, бассейны. На прямой вопрос о том, какие общественные объекты необходимо прежде всего приспособить к требованиям инвалидов, ни один человек не выбрал вокзалы, театры, музеи. На первое место по значимости для себя лично 82% опрошенных поставили необходимость создания в каждом микрорайоне центра социальной поддержки инвалидов, на второе — создание порядка на открытых территориях, их повсеместное качественное мощение, освещение, защиту от транзитного транспорта, своевременную очистку от снега, устройство ограждений и т.п.
По результатам исследования было проведено экспериментальное проектирование: эскизный проект создания безбарьерной среды в границах центрального ядра Минска, проект центра социальной поддержки инвалидов (в реконструируемом здании детского сада — рис. 1), проект реконструкции четырех микрорайонов по проспекту Пушкина (рис. 2).
Рис. 1. Создание безбарьерной сети путей сообщения на территории микрорайонов
А. Схема результатов натурных наблюдений и опросов
Б. Схема, поясняющая проектное решение
Рис. 2. Проектное предложение реконструкции микрорайонов.
Микрорайоны разбиты сквозными проездами на кварталы, что улучшает условия транспортной доступности жилых домов и облегчает пространственную ориентацию. Создан безбарьерный пешеходный каркас. На осях и узлах каркаса размещены дополнительные малые торговые точки. В каждом квартале организованы пространства, удобные для отдыха многих категорий лиц с ограниченными возможностями. При большинстве домов предусмотрены замкнутые или полузамкнутые жилые дворы, освобожденные от транспортного пешеходного транзита
Рис. 3. Открытые озелененные территории общего пользования, доступные для лиц с ограниченными возможностями:
1— магазины, кафе; 2 — досуговый центр; 3 — игровые автоматы, кафе; 4 — площадки отдыха
Рис. 4. Центр социальной поддержки лиц с ограниченными возможностями:
1 — социальные службы;
2 — центр общения;
3 — центр психологической помощи;
4 — центр медицинского обслуживания и физиотерапевтических процедур;
5 — физкультурный центр, сауна;
6 — кафе;
7 — учебно-производственный центр;
8 — администрация;
9 — гаражи
В последнем проекте продумано создание защищенных дворовых пространств и междворовых территорий; создание пешеходного каркаса микрорайонов, приспособленного для передвижения лиц с различными нарушениями опорно-двигательного аппарата; дисперсного размещения вдоль этого каркаса объектов приближенного обслуживания (радиус доступности от основных входов в жилые дома не более 200–250 м); размещение в каждом микрорайоне центра социальной поддержки инвалидов.
Проектный эксперимент подтвердил принципиальную возможность сплошного приспособления городской среды к требованиям лиц с ограниченными возможностями здоровья. На этой основе были разработаны нормативные документы: изменения к СНиП “Жилые здания”, “Общественные здания”, “Административно-бытовые здания”.
Кроме того, соответствующие позиции были включены в СНБ “Пути сообщения в городах и сельских населенных пунктах”.