Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Трудоустройство Трудоустройство

Ваньшин Сергей Николаевич

За истекший год существенных изменений в лучшую сторону по вопросам занятости инвалидов, на наш взгляд, не произошло. Напротив, можно отметить такие обстоятельства, которые ситуацию продолжают усугублять. И, как пример, я приведу приказ по Минсоц- здраву Российской Федерации от 22 августа 2005 г., который посвящен проблемам определения критериев и степени трудоспособности инвалидов.
Самое главное, что я хочу отметить по содержательной стороне этого приказа. Это непродуманная и не отработанная концепция в отношении реализации замыслов, которые этот приказ обозначает, и подходы к определению степени трудоспособности инвалидов, которые в нем содержатся.
Простой и, наверное, самый больной сегодня пример. Человек, если он обладает возможностями осуществлять какую-либо профессиональную или трудовую деятельность, уже не может получить третью степень нетрудоспособности по схеме, которая в этом приказе, в этой концепции просматривается. Представляется, что, если человек уже совсем при смерти, только тогда он может получить третью степень ограничения способности к трудовой деятельности. Стоит проявить малейшую возможность к активной трудовой деятельности, ты получаешь вторую степень. А с получением этой второй степени теряется даже ряд тех преимуществ, которые на сегодняшний день человек, если у него первая группа инвалидности. По крайней мере, он теряет в пенсии.
Что происходит на практике? Даже если индивидуальная программа реабилитации предусматривает трудоустройство человека и связанные с этим мероприятия, он может встать на учет на бирже труда и получать 6 месяцев пособие как безработный.
Но в связи с тем, что наше государство не готово заниматься реальным трудоустройством инвалидов, ждать позитивных результатов на бирже труда трудно. И человек 6 месяцев получает некое пособие в дополнение к урезанной пенсии, а следующие 6 месяцев - ничего, кроме урезанной пенсии не получает.
К сожалению, вопрос этот сложный и не такой однозначный, что очень затрудняет его решение.
С одной стороны, если условия для инвалида создать такие, чтобы он эффективно работал, он сможет получать хорошую заработную плату и не будет нуждаться не только в пособии, но, может быть, и в той скромной пенсии, которая ему назначается. Да, он тогда сможет иметь вторую степень нетрудоспособности, ему не нужно бесплатно приглашать к себе сопровождающего и т.д., можно от части льгот отказаться, и наш опыт создания специальных компьютерных рабочих мест в 90-е годы в Москве это подтверждает.
Но здесь есть одно очень существенное но. Для того, чтобы реализовать возможности и права инвалидов, предусмотренные в этой новой концепции, государство должно создавать условия, предусмотренные законом, специальные рабочие места, к чему оно не готово. Я бы образно сказал, что можно затопить печь, протопить ее и оставить, а через три дня на нее поставить щи. Так щи не сварятся через три дня после того, как печь остынет. Поэтому надо одновременно вводить такую концепцию в действие и быть готовыми создавать предусмотренные законом специальные условия для эффективного труда и нормального заработка инвалидов. Вот эта проблема не решена.
Подобного рода вопросов к этому приказу возникает немало. К сожалению, ответы, которые от федерального руководства поступают в этой связи, тоже не обнадеживают.
В мае была проведена акция протеста группы инвалидов по решению Московской городской организации общества слепых. Недавно поступило письмо от Анатолия Ивановича Осадчих, который не соглашается с теми проблемами и требованиями, которые там были озвучены, и о которых я здесь тоже говорю.
Таким образом, существенным тормозом в решении этих проблем являются федеральная власть и, прежде всего, федеральное правительство.
Нам известно, что региональные власти и, в первую очередь, мос-ковские, прилагают немало усилий для того, чтобы сдвинуть с мертвой точки эту проблему и даже преодолеть негативные последствия, сложившиеся после введения в действие 122 закона. Много проявлено творчества, инициативы со стороны исполнительной власти, законодательной и городской. Но, к сожалению, Государственная Дума не готова эффективно работать по этим предложениям. И по неофициальной информации это связано с позицией федерального правительства, поэтому дело остается по-прежнему не решенным.
Я думаю, что в значительной мере решение этого вопроса может сдвинуться с мертвой точки, если общественность будет активнее помогать исполнительной власти решать эти проблемы. В первую очередь своим громогласным голосом, а во вторую - через средства массовой информации.
В прошлый раз я неоднократно отмечал, что есть большая разница между уровнем развития культуры здесь, у нас в России, и за ее пределами. Сегодня с чем мы сталкиваемся? Например, в Сокольниках работает стенд нашего института на выставке, и один из вопросов, который мы там представляем, это работа с инвалидами с отчетливой патологией - слепо-глухие. Уникальная форма инвалидности. По действующему законодательству ты можешь быть или слепым, или глухим. И, значит, если ты слепой, то ты можешь рассчитывать на соответствующие услуги и приборы, но не можешь тогда получить слуховой аппарат. И, наоборот, ты можешь получить слуховой аппарат, но тогда не можешь рассчитывать на то, что связано с твоей слепотой. Вот такое представление. И оно на всех уровнях проявляется. И главная причина, как нам представляется, это своеобразная социальная неграмотность. Подходят к нашему стенду специалисты, видят там книгу, посвященную слепоглухоте, и радуются. Как хорошо, есть пособие, где сразу и о слепых рассказано, и о глухих. Мы гово-рим - нет, здесь слепо-глухие. Нет, тогда нам это не надо. Это для нас не интересно, неактуально.
В этих условиях, конечно, очень трудно ждать отзывчивости от работодателей, которые, не имея представления о том, что собой представляет инвалид и какими он обладает возможностями, конечно, будут инвалида бояться, опасаться. Отсюда возникают противоречия и при трудоустройстве, и в вопросах взаимодействия с работодателем, инвалидом и коллективом, в котором инвалид работает. Этот вопрос больной и надо переводить на принципиально другой уровень просветительскую работу.
Надо организовывать нами, общественностью, широкую работу по просвещению населения и, в том числе, работодателей. Поэтому, конечно, снова вопрос к средствам массовой информации, которые могут нам существенно помочь в этом плане творческим подходом, свежими взглядами и выявлением интересных аспектов проблемы, которые были бы не безразличны обществу в целом.
И в заключение, я отмечу такое обстоятельство, о котором тоже постоянно говорю, что это важный аспект. Работать надо не только с обществом, но и с нами самими, с инвалидами.
К сожалению, в большинстве своем инвалид - человек, который считает, что все вокруг ему должны. Поскольку он в сложном положении, то окружающие - это такие люди, которые в обычных условиях находятся. Но в этой аудитории это обстоятельство долго освещать не надо, думаю, оно всем понятно.
Мы сейчас работаем совместно с Московским правительством, с Департаментом соцзащиты над новой моделью комплексной реабилитации инвалидов. Конечная цель этой модели - это свободная конкуренция на открытом рынке труда, это акцент на ответственность, которую должен инвалид возложить сам на себя за свои действия. И понимание с его стороны, что свои проблемы, в первую очередь, он должен решать сам. Правда, при этом понимая, кто и в какой степени ответственен за решение части проблем с ним, с инвалидом связанных.
Мы заканчиваем отрабатывать эту концепцию, надеемся, что она полу-чит практическое применение. Так вот, мы предусматриваем сделать существенный акцент на работу, связанную именно с внутренней подготовкой инвалидов, с изменением его представления об его статусе, его положении в современном обществе, что в современных условиях прежде всего надо научиться полагаться на самого себя.

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы