Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Вечная война? Инфекционные заболевания нервной системы

Сколь часто приходится слышать:
— У меня инфекционное заболевание? Где же я мог заразиться? Регулярно мою руки, ем все свежее, хорошо приготовленное, фрукты — обязательно мытые. Дома у нас все здоровы, и с больными я не контактировал...
Нужно признаться, что даже эти общепринятые санитарные мероприятия, уже давно ставшие для нас нормой, оказываются не всегда эффективными. Почему?
Хорошо известно, что окружающая нас среда содержит неисчислимое количество самых различных микроорганизмов, некоторые из них могут служить причиной отдельных заболеваний. Поэтому, например, вода в городах и других населенных пунктах нашей страны постоянно подвергается специальной обеззараживающей обработке, и ее, как правило, пьют прямо из-под
крана, в сыром виде. Можно, наконец, прокипятить воду и уничтожить тем самым находящиеся в ней бактерии и вирусы. Но ведь невозможно ошпаривать крутым кипятком все продукты, не подвергающиеся перед едой горячей обработке, или стерилизовать все окружающие нас предметы. Тем более воздух. А ведь именно в воздухе, продуктах питания и на окружающих предметах полным-полно самых различных бактерий и вирусов.
Как же быть? Неужели мы с вами постоянно находимся в такой обстановке, где каждый момент нас подстерегает очередная опасность заболеть и, возможно, даже погибнуть?
Не будем преувеличивать эту опасность. Окружающая среда не есть нечто нам враждебное. Именно она определяла условия, в которых в сложнейшем сочетании развивалось и преумножалось все живущее на Земле.
Что же представляют собой эти невидимые простым глазом микроорганизмы — микробы, бактерии, вирусы?
Микробом (микробиологическим объектом) принято обобщенно называть мельчайшее, невидимое глазом живое существо — и бактерии, и вирусы. Бактерия — живое существо, организм, которому свойствен обмен веществ, выработка веществ, обеспечивающих энергетические ресурсы жизни.
А вот вирус — совершенно особый биологический объект. Уже долгое время идут споры о том, чем считать вирус — веществом или существом. Мне вирус представляется веществом, но веществом особого рода. Действительно, в изолированном виде вирус — группа нуклеиновых кислот в белковой оболочке. Состав нуклеиновых кислот и белковых оболочек у различных вирусов разный, но принцип построения одинаков. Это фактически небольшая хромосома, точнее, блок генетической информации в упаковке. Вирус проявляет жизненные свойства только в чужой клетке, где после его попадания начинает происходить ряд процессов, управляемых хромосомой вируса. Таким образом, вирус может «жить» только в совокупности с элементами определенной клетки хозяина.
Мы знаем два главных вида такого взаимодействия. Первый — когда вирус приспосабливает клеточные процессы для своего размножения, и в результате клетка гибнет. Это и есть болезнь. Второй — когда хромосома вируса сливается с хромосомой клетки в единое целое, и клетка тогда фактически получает новую хромосому, вследствие чего в известных пределах меняется функция самой клетки. Этот процесс называется интеграцией.
Нас с вами в данный момент интересуют в основном заболевания, вызываемые вирусами. Однако истинные причины этих болезней можно понять только в том случае, если мы будем знать, зачем вирусы нужны природе вообще.
Сейчас уже ясно, что в природе вирусы существуют не только как злое начало, способное лишь вызывать болезни. Напротив, в подавляющем большинстве вирусные болезни — это скорее случайность, в значительной степени следствие недостаточности нашего иммунитета. Роль же вирусов в природе весьма многообразна и далеко не полностью изучена. Твердо установлено, например, что они являются переносчиками генетической информации, а это имеет важнейшее значение в эволюции и во множестве других процессов в природе. Дальнейшее изучение вирусов, их роли в биосфере поможет познать истинную природу вирусных заболеваний, а значит, и получить эффективные средства лечения там, где их пока не имеется.
По размерам вирус во много тысяч раз меньше самой маленькой бактерии; но некоторые из них могут быть причиной гораздо более грозных болезней, нежели те, что вызываются бактериями. Однако стоит помнить: большинство вирусов и бактерий выполняют в природе определенною (и притом положительную) функцию.
Многие бактерии просто необходимы организму, например для пищеварения. Вирусы же вообще вездесущи, или, как теперь говорят, убиквитарны. Они находятся постоянно во всех органах, в любом растении или животном.
Известно, что бывает и так: болезнетворный вирус или бактерия попадает в организм, до известных пределов размножается в нем, но не вызывает заболевания. Такое явление носит название вирусо-иш бактерионосительство.
Что же касается природы инфекционных болезней, то вопрос этот весьма сложен и в чем-то еще ждет своего прояснения. Однако активнейшее в наши дни развитие этой отрасли биологии и медицины настраивает на оптимистический лад. Каждый год приносит все новые достижения.
Например, сравнительно недавно считали, что такие болезни, как пневмония и дифтерия, вызываются бактериями, инфекционное начало которых заложено самой природой. Сегодня стало ясно, что это не всегда так. Некоторые из бактерий становятся болезнетворными только тогда, когда сами поражаются вирусами... Бактериальные вирусы называют фагами. В частности, дифтерийная бактерия может вызвать тяжелейшее заболевание дифтерию не всегда, а только в том случае, когда она заражена фагом. То же относится и к пневмококку. Наряду с этим существуют бактерии, вызывающие тяжелейшие заболевания и без участия фагов.
Но немало болезней мы привыкли связывать и непосредственно с вирусами — это оспа, грипп, корь, свинка, краснуха, полиомиелит, клещевой энцефалит и многие другие. Значит, все же вирусы враги? И да и нет. Попробуем разобраться.
Специалисты знают: во время эпидемий полиомиелита тяжело страдали — становились инвалидами или умирали — один-два человека из 100 000 людей, заведомо получивших этот вирус. Остальные в конечном счете оставались здоровыми, получая на всю жизнь прочную иммунную защиту к этому вирусу. Справедливо ли называть такой вирус убийцей? Ведь не станете же вы утверждать, что в городе с населением 100 000 человек проживают только убийцы лишь на том основании, что один или двое совершили преступление?
Очевидно, дело не только в вирусе, но и в особенностях организма человека, в особенностях его иммунной системы, которая в данном случае оказалась в чем-то несостоятельной. Следовательно, отчасти причина болезни кроется в нас самих. Думаю, что это является «издержками» каких-то общих закономерностей нормальных процессов, где вирус—необходимый партнер.
Но если это так, можете спросить вы, есть ли необходимость во всевозможных массовых предупредительных вакцинациях? Конечно, есть, и большая. Нужно, чтобы люди не болели. И пока не существует способов выявления людей с предрасположенностью к отдельным заболеваниям, имеющих, так сказать, повышенный фактор риска, приходится вакцинировать всех подряд.
То, о чем я говорил, относится только к вирусным болезням. Заболевания же, вызываемые бактериями, имеют иное происхождение, и злое начало в них менее дифференцировано. Поэтому профилактика их всегда будет основываться в первую очередь на мероприятиях не индивидуального, а самого широкого санитарно-гигиенического характера.
Мы уже говорили, что и бактерии, и вирусы могут вызывать тяжелые заболевания. В чем различие их взаимодействия с организмом? Пожалуй, наиболее существенное — в месте действия. Вирусы обязательно проникают в клетки тканей организма, притом каждый вирус — в основном в клетки строго определенных органов, только тех, где он может размножаться или как-то иначе взаимодействовать с клеткой. Например, вирус гепатита — в клетки печени, паротита (свинки) — в слюнные и некоторые другие железы, вирус гриппа — в клетки дыхательных путей, а вирус полиомиелита — в двигательные клетки спинного мозга.
А бактерии? Они в клетку не проникают, хотя размножаются также в строго определенных структурах. Так, бактерии дифтерии размножаются в слизистой оболочке глоточного кольца и выделяют токсин — яд, парализующий нервные волокна. Поэтому при дифтерии столь часто наблюдают осложнения в виде нарушения глотания, поражения сердца. Различные кишечные бактерии, которые, как видно из названия, обосновываются в основном в кишечнике, обладают почти таким же действием. Другие бактерии могут выделять яд, вызывать гнойные расплавления тканей.
А вот вирусы чаще губят непосредственно клетки, в которых размножаются.
Среди множества инфекционных заболеваний невропатология изучает те, которые вызывают преимущественное поражение нервной системы. К ним относятся и клещевой энцефалит, и другие энцефалиты, вызываемые различными вирусами, и полиомиелит, и опоясывающий герпес, менингиты и многие другие болезни. Все подобные заболевания даже перечислить трудно. Они объединяются единым понятием «вирусные нейроинфекции», т. е. инфекционные поражения нервной системы вирусами, обладающими избирательным средством к различным отделам нервной системы. И это не все. Ведь фактически при любом, особенно инфекционном, заболевании, даже когда вирус не поражает первично нервную систему, она часто страдает вторично — вследствие развивающихся аллергических процессов или появления ряда общих, в том числе обменных, нарушений.
Существует такое заболевание — эпидемический менингит, вызываемый менингококком — бактерией, обладающей определенным притяжением (сродством) к мозговым оболочкам, где она легче всего размножается. В оболочках мозга образуется гной, нередко сплошной шапкой покрывающий полушария мозга. Иногда процесс по сосудам может распространяться и на головной мозг — это уже
менингоэнцефалит. Раньше от менингококкового менингита погибало больше 80% заболевших людей. Теперь он в подавляющем большинстве полностью излечивается антибиотиками (в первую очередь пенициллином). Так вот, это единственное бактериальное заболевание, относящееся к первичным поражениям, так как обусловлено возбудителем, первично поражающим оболочки головного мозга.
Пневмококк — другой возбудитель, бактерия, обладающая определенным сродством к легочной ткани. Однако при известных условиях и он может вызывать гнойный менингит. Но в этом случае процесс, развивающийся в мозговых оболочках, уже относят к разряду вторичных поражений нервной системы, поскольку первичная локализация бактериального поражения здесь была иной (легкие).
При других воспалительных бактериальных заболеваниях, в частности при болезни придаточных пазух носа, ушей, зубов, челюстей, а также при травме, процесс может распространиться на оболочки головного мозга — в этих случаях он тоже обозначается как вторичный гнойный менингит.
Кому-то может показаться странным — менингит, да еще гнойный, в котором повинны заболевания ушей, гайморовых пазух и даже зубов. К сожалению, такие случаи не столь уж редки, особенно если первичное заболевание запущено и не лечилось — по кровеносным сосудам, а иногда даже через расплавленные гноем кости черепа инфекция проникает до мозговых оболочек, и там вскоре развивается гнойный менингит.
Конечно, чаще всего инфекция распространяется по кровеносным сосудам. Преодолеть, например, здоровую твердую мозговую оболочку она не может — это очень прочное образование, почти не проницаемое для всякого рода токсических веществ да и для бактерий тоже. Ученые уже давно испытывали ее на прочность. В эксперименте она выдерживает даже серную кислоту, которая легко разрушает кости.
С появлением пенициллина стало возможно бороться с менингококковым менингитом. А вот вторичные гнойные менингиты лечатся значительно труднее. В этих случаях, помимо всего прочего, применяют несколько антибиотиков широкого спектра действия. Кроме того, срочно лечат первичный очаг. Например, при гнойном процессе в области среднего уха или одной из придаточных пазух носа часто необходима экстренная операция на больном органе. В этих случаях одни антибиотики не помогут.
Вот почему так важно постараться предупредить развитие таких осложнений, своевременно и грамотно лечить любые заболевания, какими бы незначительными они ни казались.
Распространение бактериальной инфекции может привести икабсцессу — большому нарыву в веществе мозга. Из любого гнойного очага, даже минимального и малозаметного, даже из самого пустякового прыщика в головной мозг с током крови может быть занесен крошечный эмбол, состоящий из нескольких склеившихся гнойных бактерий. На этом месте постепенно начинается гнойное расплавление ткани, нередко достигающее больших размеров. Увеличиваясь в объеме, абсцесс постепенно расплавляет и сдавливает окружающие ткани, ведет к резкому повышению внутричерепного давления.
Такой «нарыв» диагностировать не всегда легко, так как симптомы могут быть самые различные. Они зависят от того, в каком месте образовался абсцесс и какой участок мозга он сдавливает. Могут наблюдаться параличи, расстройства чувствительности, нарушения зрения, эпилептические припадки, и все это в самых разных сочетаниях. Искусство невропатолога и заключается в том, чтобы, сопоставив признаки развития заболевания, характер нарушения функций различных отделов нервной системы, общее состояние больного и наличие других, порой кажущихся незначительными заболеваний, сделать правильные выводы, провести дополнительные исследования и вовремя направить больного в нейрохирургическое отделение, где ему будет сделана операция. Это единственный способ спасти человека.
Расскажу об одном таком случае.
Произошло это года за два до Московской олимпиады. К нам в клинику поступила женщина 30 лет. Направлена она была с предположительным диагнозом: энцефалит. Примерно за неделю до этого у нее появились головные боли, больше в правой половине. С каждым днем боли усиливались, мучали ее и днем и ночью. Больная предпочитала лежать на правом боку, без подушки, с чуть запрокинутой головой; ноги были согнуты в коленках и подтянуты к животу. Обеими руками она держалась за голову, как бы пытаясь сдавить ее. Левый глаз немного выпячен кнаружи, зрачки тревожно расширены. Она не плакала, но глаза были постоянно увлажнены, и из них, казалось, вот-вот обильно побегут слезы. Дома температуру не измеряла. Все время, спасаясь от головных болей, принимала то тройчатку, то пя-терчатку, то баралгин. Словом, все, что попадалось под руку, все, чем могли помочь ей домашние и соседи. Сначала это помогало. Но потом, когда стало невмоготу, вызвали врача, и он сразу же направил ее в больницу.
В больнице температура была невысокая — 37,2— 37,4°. При неврологическом обследовании отчетливо обнаруживались признаки поражения левого полушария головного мозга, но без нарушений речи.
Какое заболевание может дать такую клиническую картину? Произвели ряд дополнительных исследований, в том числе анализ спинномозговой жидкости, сделали электроэнцефалограмму (исследование биотоков мозга), ЭХО-энцефалограмму (ультразвуковой метод, позволяющий обнаружить смещение отдельных образований мозга в какую-либо сторону). Исследования подтвердили наличие патологического очага в левом полушарии, отодвигающего и сдавливающего соседние отделы мозга.
Мы склонны были отвергнуть предположительный диагноз — энцефалит, потому что клиническая картина скорее свидетельствовала об абсцессе. Но откуда? Никаких других заболеваний, никаких гнойничковых изменений на коже! Ни, что называется, царапинки.
Впрочем, нет, кое-что было. Несколько прыщиков на коже лица.
— Как давно это у вас?
В ответ прозвучали нотки раздражения — вроде спрашивают о мелочах, когда человеку и без того плохо.
— Давно. Никак и ничем не могу свести. Просто выдавливаю. Но потом появляются и другие...
Стоп! Вот он ответ, разрешающий наши сомнения. Вот источник гнойной инфекции, проникшей в мозг и вызвавшей очаговое воспаление, образование гнойника в мозге!
Срочно вызвали бригаду нейрохирургов, и в тот же день больную оперировали. Абсцесс на операции действительно был найден, и немалых размеров — с куриное яйцо. Слава Богу, успели, все кончилось благополучно.
К сожалению, нередко процесс развивается и по-иному. Иногда диагноз поставить гораздо сложнее. Да и не всякое место в головном мозге легко доступно для операции.
Как видим, прыщ на лице весьма опасен, особенно когда начинается самодеятельное лечение. Казалось бы, чего проще — выдавил, и все! Многие так и поступают, не зная, чем это чревато.
А теперь еще немного о вирусных поражениях нервной системы.
Как-то небольшой компанией мы поехали за грибами в подмосковный лес. Разбрелись по кустарнику, росшему на опушке. Вскоре ко мне подошла девушка и показала прижатую пальцем к ладони букашку.
— Посмотрите, какая красивая! Ползала по моей руке, наверное, выискивала место, где бы цапнуть.
Я стряхнул эту непрерывно перебирающую ножками «живность» на лист бумаги и позвал остальных грибников.
— А мы и раньше видели таких букашек в этих местах. Что в ней особенного?
— А то, что это обыкновенный иксодовый клещ. Он может быть переносчиком вируса, который вызывает клещевой энцефалит.
— Но это же не тайга, а Московская область!
Действительно, полвека назад считалось, что клещ, являющийся переносчиком энцефалита, встречается лишь в Сибири, в тайге.
Сегодня известно: это заболевание встречается почти во всех местах нашей страны, там, где есть леса и эти самые клещи. А нет их, пожалуй, только в тундре, в зоне вечной мерзлоты и в песчаной пустыне. Однако не каждый клещ содержит этот злосчастный вирус. И не каждый человек, получивший его при присасывании клеща, заболевает клещевым энцефалитом. Кстати, клещи не кусаются — они именно присасываются своим хоботком, выпуская при этом обезболивающее вещество. Так что чужую кровь для собственного пропитания они добывают безболезненно для жертвы. Обычно люди не замечают момента присасывания клещей.
Но для заболевания клещевым энцефалитом не всегда обязательно, чтобы клещ успел присосаться. Часто достаточно просто нахождения клеща на коже. Очевидно, с его слюной на кожу может попадать вирус, который через мелкие трещины и расчесы способен проникнуть в кровь. Эти же клещи могут быть носителями не только вируса клещевого энцефалита, но и возбудителями других болезней, например, к у-лихорадки, клещевого сыпного тифа. Я сам наблюдал больных, получивших от одного клеща сразу два или три заболевания.
Но вернемся к тому самому клещу, пойманному в Подмосковье, — можно ли и от него заразиться? Маловероятно. В пределах Московской области, как ни странно (даже при наличии этих клещей), пока еще никто не заболел. Зато уже в смежных областях заболевания клещевым энцефалитом не редкость. Наиболее распространены эти заболевания в регионах Западной и Восточной Сибири, на Дальнем Востоке, в Прибалтике.
Что нужно делать, чтобы предупредить эту болезнь? Ведь люди часто посещают места, где обитают клещи, не только в свое удовольствие, но и в связи с работой.
Учеными нашей страны созданы специальные вакцины, достаточно надежно предупреждающие заболевания клещевым энцефалитом. Разработаны рекомендации по личной профилактике. Мы, в частности, советуем при посещении тех мест, где существует возможность заболевания, одеваться так, чтобы исключить попадание клещей под одежду. Рекомендуются также периодические само- и взаимоосмотры. Применяются и репелленты — средства, отпугивающие клещей, ими обрабатывают одежду и открытые участки кожи. Для привалов выбирают места, свободные от кустарника, вне лесистой части. И так далее.
Если все-таки произошло нападение клеща на непривитого человека, ему вводится человеческий гамма-глобулин, содержащий защитные антитела по отношению к вирусу клещевого энцефалита. Это нередко предупреждает развитие заболевания, особенно если все сделано быстро и своевременно.
Теперь, очевидно, следует рассказать о том, как протекает клещевой энцефалит.
Заболевают обычно в период с 1-го до 14-го дня после присасывания клеща. Вначале развивается общее недомогание, резко поднимается температура. Появляется головная боль, в более тяжелых случаях — тошнота, рвота. Иногда в самых легких случаях заболевание ограничивается только этими признаками. В тяжелых обнаруживаются симптомы менингита. А в самых тяжелых — признаки поражения головного и спинного мозга, параличи мышц шеи и рук, а иногда нарушение функции жизненно важных центров ствола головного мозга (дыхания и сердечно-сосудистых). В этом случае больные могут даже погибнуть.
Что делать, если все же человек заболел? Немедленно уложить его, организовать тщательный уход и госпитализировать. Такой больной всегда нуждается в квалифицированной врачебной помощи, так как рано начатое лечение способствует более быстрому и полному выздоровлению. Нужно иметь в виду, что это одно из самых коварных заболеваний. Бывает, что человек вроде бы полностью поправился и давно забыл о том, что было. Но вот проходит 6 месяцев, а иногда даже 1—2 года, и начинается самое тяжелое — вновь появляются признаки нарастающих параличей. Больной постепенно становится инвалидом. Это называется прогредиентным течением. Оно может начаться и рано — сразу же за острым периодом.
Оказать существенную помощь в подобных случаях сложно, поскольку эти процессы обычно являются следствием индивидуальной недостаточности иммунитета по отношению к вирусу клещевого энцефалита. Мы разработали методы лечения, направленные на коррекцию иммунной системы больного. С их помощью практически всегда удается остановить процесс и иногда получить определенное улучшение. Но то, что в нервной системе погибло вследствие вирусного поражения, уже не вернешь. Некоторые параличи остаются, и больным приходится приспосабливаться к новым условиям жизни.
Именно поэтому в борьбе с клещевым энцефалитом первостепенное значение придается профилактическим мероприятиям, способствующим предупреждению заболевания, предупреждению возможного контакта с клещами. Проводятся и мероприятия, направленные на истребление клещей— переносчиков вируса. Это делается на весьма ограниченных территориях, там, где имеется наибольший риск заболеваний. На больших территориях эту работу проводить нельзя потому, что, истребляя клещей, мы воздействуем и на других обитателей леса, а последнее может привести к тяжелейшим последствиям—нарушению экологического равновесия. Но и в обработанных зонах через 3—5 лет вновь появляются те же самые клещи. Их заносят сюда птицы и другие обитатели леса. Ученые сейчас ведут интенсивные поиски биологических методов борьбы с клещами. Но пока до полного успеха еще далеко.
Может возникнуть вопрос: нельзя ли ликвидировать клещевой энцефалит так же, как уже ликвидировали полиомиелит?
Такие попытки были. Но между этими заболеваниями и причинами, вызывающими их, есть существенные различия. Вирус клещевого энцефалита широко рассеян по всему свету, и хранилищем его являются многие лесные животные, в основном грызуны и птицы, но главное — клещи. Следовательно, вирус клещевого энцефалита человек получает от животных, как бы случайно попадая в естественный цикл его циркуляции. При полиомиелите же циркуляция вируса ограничена только людьми, этот вирус чисто антропонозный, т. е. передающийся от человека к человеку. Людям удалось создать живую вакцину, изменив свойства естественного вируса и сделав его, таким образом, практически безопасным. Живую же, полностью безопасную вакцину из вируса клещевого энцефалита пока сделать не удается, хотя работы в этом направлении ведутся. Есть все основания верить, что и эта проблема будет вскоре решена.
О полиомиелите сейчас вспоминают довольно редко, в основном врачи, когда появляется подозрение на такое заболевание. Единичные случаи заболевания полиомиелитом в отдельных местах наблюдаются и в наше время, но только среди непривитых детей. Почему иногда еще встречаются непривитые против полиомиелита дети? Причины разные. В очень редких случаях — из-за индивидуальных противопоказаний к прививкам.
Основная же причина, очевидно, все-таки кроется в потере бдительности. Полиомиелит был страшной реальностью 50-х годов. Тяжелейшие последствия этого заболевания — параличи, нередко лишающие человека возможности самостоятельно передвигаться, были явлением отнюдь не редким. Теперь другое дело. Даже новые поколения врачей выросли, так и не увидев ни одного подобного больного. Это прекрасно.
Но все же бдительность по отношению к этой болезни должна проявляться и врачами, и населением. Тем более что очаги ее до сих пор не изжиты в ряде стран. Так, в африканских странах и в наши дни не редкость эпидемии полиомиелита. Это объясняют тем, что прививки еще не повсеместно проводятся полностью, а также и тем, что могут существовать природные особенности (например, постоянная высокая температура воздуха и др.), препятствующие быстрой ликвидации этого заболевания.
В те самые 50-е годы мне пришлось много заниматься диагностикой и лечением этой болезни; да и сейчас нередко консультирую больных с подозрением на полиомиелит. К счастью, чаще всего этот диагноз не подтверждается. У нас в стране полиомиелитом страдали в основном дети младшего возраста, по мере повзросления риск заболевания уменьшался. Но в редких случаях во время эпидемии болели и взрослые. А вот в США в тот период было наоборот — преимущественно заболевали именно взрослые.
Это заболевание имеет все черты, свойственные инфекции. Начинается оно обычно с лихорадки, которая нередко имеет двухволновое течение. Чаще на второй температурной волне почти внезапно развиваются параличи ног или одной ноги, а иногда и руки. Параличи у разных больных распределяются по-разному. Но при этом независимо от локализации они всегда имеют общие черты: полностью или частично выпадают активные движения, пропадают сухожильные рефлексы, рано появляются атрофии мышц. Сами мышцы становятся дряблыми.
У отдельных больных параличи распространяются на дыхательную мускулатуру, и тогда нарушается дыхание. Для борьбы с последним были созданы специальные аппараты-респираторы, в которых больные вынуждены находиться подолгу — от нескольких недель или месяцев до нескольких лет. Некоторые погибали от нарушений дыхания, от поражений жизненно важных центров ствола головного мозга.
Для борьбы с этим заболеванием в нашей стране в те тяжелые времена в системе АМН СССР был создан Институт полиомиелита; во всех крупных центрах были организованы специальные хорошо оборудованные отделения для лечения больных в остром периоде и специальные больницы для долечивания таких больных. Разрабатывались и методы хирургического лечения последствий полиомиелита. Были открыты и специализированные курортные лечебницы. Большинство заболевших вернулись в строй. Многим больным удалось существенно помочь. Но некоторые, к сожалению, остались инвалидами.
Заболевание полиомиелитом вызывает один из самых мелких вирусов. Он поражает преимущественно клетки передних рогов спинного мозга, от которых идут волокна двигательных нервов. Это и является причиной параличей. Если при поражении вирусом погибает меньше 30% клеток, движения сохраняются полностью, если погибает свыше 30% клеток — движения нарушаются частично. А если поражено свыше 70% клеток переднего рога спинного мозга — наступает полный паралич.
После всего рассказанного у читателя, надеюсь, не возникнет сомнений — прививать или не прививать детей.
К сожалению, не только вирусы полиомиелита и клещевого энцефалита способны вызывать поражения нервной системы. Наверное, в природе вообще нет вируса, который у отдельных людей не мог бы вызвать тяжелого заболевания, в том числе и с признаками поражения нервной системы. Очевидно, все дело в индивидуальных свойствах иммунитета, в его возможности защитить организм от того или иного вируса.
Каждый из читателей, бесспорно, так или иначе сталкивался с такими хорошо известными заболеваниями, как паротит (свинка), корь, краснуха, ветряная оспа. Так вот, у отдельных людей — не только у детей — эти заболевания нередко осложняются энцефалитом. И чем старше человек, тем обычно тяжелее протекают эти болезни. Для профилактики их созданы специальные вакцины. Большое распространение получила вакцинация против кори. Паротит не так уж редко проявляется еще и менингитом, который, к счастью, хорошо поддается лечению и обычно проходит бесследно.
Все эти болезни оставляют после себя прочный иммунитет и, как правило, не повторяются.
Есть данные, свидетельствующие о том, что после заболевания эти вирусы не исчезают полностью из организма. Некоторая их часть в замаскированной форме остается. Это нечто вроде узелка на память. С этим, очевидно, и связан механизм иммунитета.
В крайне редких случаях этот узелок оказывается непрочным. Наш иммунитет — система не совсем устойчивая. По разным причинам он может периодически ослабляться. Например, после травм, перенесенных заболеваний, вследствие развития опухолей и множества иных причин. В этих условиях могут активизироваться некоторые до того мирно сосуществовавшие с организмом вирусы. В частности, вирус ветряной оспы иногда может вызвать такое заболевание, как опоясывающий лишай или, правильнее, опоясывающий герпес (по-научному — герпес зо-стер). Болеют им в подавляющем большинстве случаев взрослые, в том числе и пожилые люди.
Вот как проявляется эта болезнь.
Чаще всего в грудном отделе (но может быть и на животе, голове и в любом другом месте) на неширокой полосе, как бы повторяющей на коже расположение 2—3 реберных дуг, возникают вначале небольшие болевые ощущения, иногда зуд. Вскоре в этой зоне обнаруживаются кожные высыпания — пузырьки, а также плотные точечки красноватого цвета, которые затем местами сливаются. Под кожей образуются уплотнения, превращающиеся затем в поверхностные пузырьки и нагноившиеся язвочки. Местами образуются небольшие кровянистые корочки. Вся эта область дает ряд неприятных ощущений, но особенно могут беспокоить боли. Позднее язвочки заживают, кровянистые корочки постепенно отваливаются. Кожа очищается.
А вот боли иногда остаются надолго — до полугода и больше, временами становясь нестерпимыми.
Заболевание лечится длительно — кожные высыпания регулярно смазывают, например, зеленкой или различными мазями; ряд препаратов назначается внутрь. Руководить лечением всегда должен врач.
Перенесшие опоясывающий герпес могут быть гарантированы — больше он уже никогда не повторится.
Существует другое вирусное заболевание, при котором также образуются кожные высыпания, иногда напоминающие опоясывающий герпес. Это заболевание способно повторяться: оно так и называется — рецидивирующий герпес, и вызывает его вирус простого герпеса, того самого, который так часто у многих, особенно в периоды других заболеваний, дает высыпания на губах. Это мучительная болезнь. Высыпания повторяются довольно часто — раз в один-два месяца или реже в одном и том же месте — на ягодице, половых органах. Они сопровождаются общим недомоганием. В последнее время для лечения заболеваний, вызываемых простым герпесом, создана специальная вакцина. Других, более эффективных средств пока не существует. Антибиотики, на которые часто уповают, против вируса бессильны. Они нужны только тогда, когда есть бактериальные осложнения. Современная наука еще не имеет высокоэффективных средств против вирусных болезней.
Тот же вирус простого герпеса, хотя и крайне редко, вызывает тяжелые поражения головного мозга — герпетические энцефалиты, стоящие в ряду самых тяжелых заболеваний с непредсказуемыми последствиями.
Существует целый ряд энцефалитов, вызываемых другими, кроме упоминавшихся, вирусами. Особенно широкие исследования этой проблемы во всех странах проводились в 20-е годы нашего века. Мир был встревожен сравнительно новым заболеванием — летаргическим энцефалитом, который позже стал называться«летаргический энцефалит Эконо-мо» (помните, мы о нем уже говорили?).
Начавшись во время первой мировой войны под Верденом, заболевание вскоре прочно обосновалось на всех континентах. Проявлялось оно тем, что больные впадали в летаргию -- состояние непрерывного сна, из которого их почти невозможно было вывести. Заболевание давало и тяжелые осложнения в виде поражений некоторых глубинных узлов мозга, выражавшихся в появлении так называемого синдрома паркинсонизма — больной становился скованным, ходил мелкими шажками, не мог сразу остановиться. Нередко к этому присоединялось постоянное слюнотечение. Интеллект обычно не страдал.
У некоторых больных острый период протекал скрыто, но в дальнейшем нередко тоже развивалось позднее осложнение в виде паркинсонизма. К 30-м годам заболевание почти исчезло, и в наше время случаи этой болезни почти не наблюдаются.
Что вызывало эту болезнь? По всем признакам — и по клиническим проявлениям, и по течению, а также и по результатам лабораторного изучения мозга — было несомненно, что здесь повинен вирус. Но в то время еще не было таких методов исследования, которыми располагает современная вирусология. Наверное, поэтому и не был точно установлен вирус. Не известен он достоверно и теперь. Однако изучение именно этого заболевания послужило мощным толчком к развитию учения об энцефалитах — воспалительных вирусных заболеваниях головного мозга.
Дело в том, что только ряд вирусов обладает достаточно четким тропизмом (тяготением) к определенным клеткам головного мозга, поражения которых они и вызывают.
В случаях, когда головной мозг преимущественно страдает вторично — вследствие интоксикации, травмы, сосудистых нарушений и других причин, — мы обычно говорим об энцефалопатии (производное двух латинских слов: «энцефалон» — головной мозг и «пеипия» — страдание). Так появляются термины «токсическая энцефалопатия», «травматическая энцефалопатия», «сосудистая» и др.
Одним из сравнительно частых инфекционных заболеваний нервной системы является арахноидит.
Вспомним: арахноидэа — паутинная оболочка головного мозга. Название заболевания в большей степени условное. Дело в том, что паутинная оболочка мозга не имеет сосудов и, строго говоря, воспаления в ней быть не должно. Кроме того, любой воспалительный процесс вообще не может ограничиться какой-либо одной оболочкой. Обычно, когда мы говорим «арахноидит», то подразумеваем небольшое, ограниченное каким-либо участком воспаление мозговых оболочек. По сути, это тоже менингит, но ограниченный и проявляющийся нерезко. Заболевание никогда не имеет такой выраженности, как, например, гнойный менингит, вовлекающий в процесс все оболочки головного да и спинного мозга на всем их протяжении.
Происхождение арахноидит может иметь самое различное, в том числе инфекционное, травматическое, реактивное и т. д. Что касается воспалительных процессов, то чаще всего ограниченное поражение мозговых оболочек обусловлено заносом бактериальной инфекции из гнойных очагов в придаточных полостях носа или ушах. Вирусные заболевания, как правило, не осложняются арахноидитом. На месте процесса, на ограниченном пространстве мозговые оболочки как бы слипаются или на них образуется небольшой налет как следствие воспаления. Это ведет к различного рода нарушениям нормального прохождения спинномозговой жидкости.
При большем распространении арахноидита может образоваться несколько таких мест или даже могут отграничиваться отдельные участки оболочек, образуя полости, заполненные ликвором, — нечто вроде кист. Различное распространение этих участков пораженных оболочек мозга в зависимости от их локализации создает и различную клиническую картину болезни.
Диагностика подобных заболеваний достаточно сложна. При них в зависимости от локализации могут наблюдаться головные боли, головокружение; не исключены и признаки вовлечения в процесс отдельных участков коры головного мозга с небольшими двигательными или чувствительными нарушениями, а иногда даже эпилептическими припадками. Так как такой слипшийся участок остается надолго, то и признаки его выявляются почти постоянно. Именно тогда мы и говорим о последствиях перенесенного арахноидита. Обострения же этих заболеваний, как правило, не бывает.
Такой, как выражаются невропатологи, «слипчивый прогресс» ведет не только к нарушению нормальной циркуляции ликвора вдоль оболочек мозга, но и к нарушению его всасывания в венозную сеть (так как перекрывается часть оболочек мозга). А раз так, то при любом другом заболевании, например при гриппе, когда нагрузка на сосудистую систему становится больше, нарушения циркуляции спинномозговой жидкости усиливаются. Результатом этого нередко бывает повышение (а иногда и понижение) давления спинномозговой жидкости, а отсюда и усиление ряда симптомов. Когда тот же грипп или какое-то другое заболевание проходит, циркуляция восстанавливается, и больному становится лучше. Так что эти состояния не являются истинными обострениями или рецидивами арахноидита. Более правильно их обозначить как декомпенсацию.
Любой процесс в мозговых оболочках обычно заканчивается уравновешиванием функции кровоснабжения и ликвородинамики на каком-то определенном уровне, обеспечивающем необходимые процессы обмена в мозге, т. е. компенсацией. Значит, если больной когда-то перенес арахноидит или менингит, то ряд заболеваний может вызвать декомпенсацию более легко, чем если бы человек был полностью здоров. Все это учитывается при лечении.
Существует ряд медикаментозных средств, с помощью которых можно достаточно эффективно компенсировать как возникающие сосудистые нарушения, так и нарушения циркуляции спинномозговой жидкости.
Итак, название «арахноидит» часто применяется как некий эквивалент ряда ограниченных процессов, в которые вовлекаются отдельные участки оболочек мозга.
Иногда от больных приходится слышать: «У меня постгриппозный арахноидит». Бывает ли такое? Мы уже говорили, что вирусы обычно не являются причиной арахноидита, разве что гриппозная инфекция осложнилась бактериальной вследствие обострения какого-либо хронического воспалительного процесса в придаточных пазухах носа, ушах и т. д.
Ну а такой вирус, как гриппозный, может ли вызвать поражения нервной системы?
Пожалуй, трудно назвать какое-либо другое заболевание, столь же известное и столь же коварное, как грипп. Ни одна инфекция не дает столько разнообразных и подчас весьма тяжелых осложнений, поражающих нервную систему.
У молодого человека Виктора Н. на четвертый день заболевания гриппом температура была нормальной, однако больничный лист был продлен еще на три дня. «Раз есть свободное время, почему бы не покататься на коньках?» — решил он. И отправился на каток. А спустя два дня вдруг появились головные боли, головокружение. И вот, вместо того чтобы через неделю выйти на работу, Виктор утратил работоспособность на целый месяц. Головная боль и в дальнейшем часто повторялась, а иногда сопровождалась еще и тошнотой. (С тех пор прошло несколько лет, но Виктор пока еще так и не избавился от периодических приступов головной боли).
Именно это свойство гриппозной инфекции — вызывать осложнения — и есть проявление ее коварства. А многие, к сожалению, забывают, что грипп — не только насморк, кашель и повышенная температура, но это еще и всевозможные осложнения.
Вирус гриппа поражает клетки поверхностного слоя дыхательных путей. Поселяясь в этих клетках, он нарушает, однако, не только их деятельность. Ядовитые вещества — токсины, образующиеся в результате активного размножения вирусов и гибели самих клеток, вызывают также своеобразное отравление организма — интоксикацию. Вирус может иногда и непосредственно поражать некоторые отделы нервной системы. Озноб, головная боль, лихорадка, общая слабость, боль в костях, мышцах и суставах, ломота, резь, возникающая при движении глазных яблок, усиленное потоотделение — таковы следствия воздействия токсических веществ на нервную систему.
Каждый отдел нервной системы выполняет в организме человека определенную роль; все ее отделы в то же время тесно связаны между собой и взаимно дополняют друг друга. Регуляцию функций всех внутренних систем организма и взаимоотношения организма с внешней средой обеспечивает вегетативный отдел. Описанные выше симптомы заболевания как раз свидетельствуют о том, что гриппозная инфекция поражает в первую очередь именно его.
При доброкачественном течении болезни у человека сравнительно быстро вырабатывается иммунитет. Интоксикация тоже быстро уменьшается, и вскоре наступает полное выздоровление. Однако так гладко заболевание проходит не всегда.
Под действием токсина стенки сосудов головного мозга на отдельных участках могут некротизироваться (разрушаться), что иногда служит причиной множественных кровоизлияний в вещество головного мозга или под мозговые оболочки. У больного в это время нарушается сознание, появляются судороги, возникают параличи и т. д.
Приведу еще один пример, когда больному пришлось тяжко расплачиваться за собственную беспечность.
«Нет, не буду из-за гриппа отказываться от спортивных соревнований», — решил студент Сергей Л. Ничего никому не сказав о своей болезни, он выступил на турнире, и довольно успешно. Но по прошествии
двух дней внезапно потерявшего сознание Сергея доставили в больницу. Около недели он находился в бессознательном состоянии. А когда пришел в себя, то обнаружил, что правая рука и правая нога почти бездействуют, речь нарушена. Больше пяти месяцев провел Сергей на больничной койке. Движения в руке и ноге восстанавливались очень медленно, почти заново пришлось ему учиться говорить, читать, писать.
Итак, распространенное осложнение после гриппа — арахноидит. Мы уже говорили, что это не столько поражение вирусом гриппа мозговых оболочек, сколько последствия активизирующейся под его влиянием другой, бактериальной инфекции, явной или до поры до времени остававшейся скрытой. Своевременное лечение хронических заболеваний носа, уха, горла — действенная мера профилактики осложнений. Иногда при гриппе также поражаются тройничный, лицевой и некоторые другие нервы.
Естественно, что осложнения бывают значительно чаще у тех, кто переносит грипп на ногах и не обращается за помощью к врачу. Эти люди вредят не только себе, но и окружающим, так как являются распространителями инфекции.
Особенно осторожными должны быть те, кто раньше перенес менингит, арахноидит или энцефалит. Для них грипп более опасен. Этим людям в период эпидемии необходимо сразу же принять самые энергичные профилактические меры: воспользоваться противогриппозной вакциной или другим рекомендуемым средством, поменьше бывать в местах большого скопления людей; тщательнее, чем обычно, соблюдать правила личной гигиены.
Очень важно помнить, что падение температуры, хорошее самочувствие, даже кажущееся восстановление работоспособности (происходит это обычно к концу первой недели болезни) еще не свидетельствуют о полном выздоровлении. Только лечащий врач может решить, когда можно приступить к работе.
Я так подробно остановился на осложнениях гриппозной инфекции потому, что это довольно частое явление, свойственное, кстати, и другим сходным заболеваниям, объединяемым общим понятием «респираторные вирусные инфекции». К ним, помимо гриппа, относятся парагрипп, аденовирусная инфекция и др. И в этих случаях осложнения являются следствием интоксикации и возникающих аллергических процессов.
Упомянутыми в этой главе заболеваниями не ограничиваются все инфекционные процессы, при которых страдает нервная система. Вы уже знаете, что есть первичные заболевания нервной системы, вызываемые вирусами, которые избирательно поражают только клетки нервной системы. А есть и вторичные заболевания, при которых нервная система страдает опосредованно, например вследствие развивающихся аллергических реакций при общеинфекционных вирусных болезнях.
Кроме того, ряд бактерий тоже может поражать нервную систему. Помимо тех, о которых уже было кратко сказано, есть и другие, такие, как туберкулезный менингит или менингоэнцефалит, лептоспирозный менингит, а также различные тяжелые поражения нервной системы при сифилисе и т. д.
Есть еще большая группа аллергических поражений нервной системы, при которых развиваются множественные параличи нервов — полиневриты и полиради-кулоневриты, нередко косвенно связанные как с вирусной, так и с бактериальной инфекциями.
Перечень можно продолжать. Все это, к сожалению, далеко не безобидные болезни, бороться с ними весьма сложно как в остром периоде в самом начале, так и при долечивании, ликвидации остаточных явлений.
Кроме того, существует ряд хронических инфекционных поражений нервной системы. О хронических, прогредиентных формах клещевого энцефалита мы уже
говорили. Некоторые другие вирусные заболевания нервной системы тоже могут приобретать затяжное течение.
Помимо этого, существует и особая группа заболеваний, в происхождении которых роль вирусов пока только предполагается. Достоверных доказательств их участия нет. Зато определенно установлена при этих недугах роль аллергии, а также наследственных факторов. Но это не та наследственность, где из поколения в поколение строго передаются определенные признаки. Мы сейчас имеем в виду случаи, когда генетическая предрасположенность рождается за счет сложного сочетания отдельных факторов, накапливаемых по разным линиям. Отсюда и случайность появления подобных заболеваний в отдельных семьях. Как правило, в одной семье в ряде поколений подобные случаи не повторяются. Поэтому детям таких больных не следует опасаться ни за свою судьбу, ни за судьбу своих детей и внуков. Что касается предположительных вирусных возбудителей, то очевидно, что они могут являться, лишь, как мы говорим, пусковым фактором, но не причинным.
В качестве примера можно назвать такое заболевание, как рассеянный склероз, известный уже более 100 лет. С этим недугом пока, к несчастью, полностью справиться не удается. Однако усилия ученых привели к тому, что успехи в лечении рассеянного склероза достигнуты, и немалые, особенно в начальных стадиях болезни. Например, применение ряда гормонов иногда настолько улучшает состояние больных, что они становятся работоспособными. Во многих случаях удается добиться остановки процесса, особенно применяя средства, способные воздействовать на иммунную систему.
Каков характер этого заболевания, как оно проявляется?
Чаще всего рассеянный склероз начинается со слабых, нечетких симптомов. Появляется слабость в ногах или в одной ноге. Чуть неустойчивой становится походка. Со временем к этому присоединяются ощущения неловкости движений в руках, неточность координации. В ряде случаев задержка мочи. Клинические проявления этой болезни весьма разнообразны. Есть случаи, когда у человека на фоне полного здоровья вдруг перестает видеть один глаз. У одних больных впоследствии зрение внезапно восстанавливается даже без лечения, а у других нет.
Бывает, что после постепенного начала заболевания и непрерывного нарастания симптомов, порой до параличей, внезапно под влиянием лечения или даже без него все нарушения исчезают, функции восстанавливаются. Однако заболевание может вновь повториться, иногда неоднократно.
Есть, правда, еще- одно заболевание, очень сходное по своим проявлениям с рассеянным склерозом, — это острый рассеянный энцефаломиелит. Здесь колебания симптомов наблюдаются реже; восстановление иногда происходит более легко, но далеко не всегда полно. Лечение при этом заболевании проводится такое же, как и при рассеянном склерозе, но эффективность его всегда выше.
Чем еще, кроме медикаментозного лечения, можно облегчить состояние подобных больных? Есть много способов, но при каждом из них совершенно обязательно лечение у врача, хорошо знающего данного больного. К сожалению, об этом приходится постоянно говорить, так как больные часто буквально мечутся от врача к врачу, а то и, услышав о каком-то новшестве в лечении, летят за тысячи километров «с последней надеждой». В результате оказывается, что методы лечения примерно одинаковы везде, как одинаковы и результаты. А время может быть упущено.
Что же необходимо делать помимо лечения? Это организация режима, включая нормальный сон и правильное питание. И хотя при этих заболеваниях наши лечебные возможности ограничены, мы добиваемся гораздо больших результатов, если больной неукоснительно выполняет все врачебные рекомендации, касающиеся поведения. Когда мы выписываем такого больного из стационара, обязательно даем ему памятку, в которой сосредоточены основные советы бытового характера.
В ней указано, в частности, что нашему пациенту противопоказаны смена климатических поясов, даже на короткое время; пребывание под прямым солнечным освещением в любую погоду, независимо от температуры воздуха; значительные физические нагрузки, подъем тяжестей, даже кратковременный; лечебная физкультура, в том числе с применением различных снарядов (гантелей любого веса и др.), все виды бега, в том числе и лечебного, а также занятия по системе йогов, как и по любой другой экзотической системе.
Питание должно быть регулярным и разнообразным, но ни в коем случае не избыточным; необходимо включать белки животного происхождения (мясо, птица, рыба), овощи, фрукты; сало и мясные жиры следует из рациона исключить, поваренную соль несколько ограничить. Питье должно быть достаточным, если нет прямых противопоказаний по другим заболеваниям.
Верный путь к ухудшению состояния и обострению или повторению заболевания — употребление любых алкогольных напитков, даже в минимальных количествах.
Опыт показывает, что все эти простые меры способствуют стойкому улучшению состояния, а нарушение этих правил может непоправимо его ухудшить.
Такого рода рекомендации относятся не только к больным рассеянным склерозом и рассеянным энцефаломиелитом, но и к случаям прогредиентного (с нарастающими симптомами) течения клещевого энцефалита и другим поражениям нервной системы с хроническим длительным течением, имеющим тенденцию к нарастанию процесса. К ним причисляют, в частности, и боковой амиотрофический склероз, сокращенно БАС, проявляющийся медленно прогрессирующим поражением двигательных клеток спинного и головного мозга.
БАС — также трудно поддающееся изучению заболевание, его природа во многом еще не ясна. Предполагается, что и оно вызывается какими-то вирусами.
Как видим, помимо хорошо изученных инфекционных заболеваний нервной системы, существует много других, где роль инфекции пока еще только предполагается. Кроме того, медицинская наука постоянно открывает и «новые» болезни, о существовании которых мы раньше просто не знали.
Например, в конце 50-х годов нашего века у туземцев труднодоступного горного района острова Новая Гвинея было обнаружено заболевание нервной системы. Наблюдалось оно только в одном племени Форе. Местное название этой болезни — куру, что в переводе означает «веселая» или «хохочущая смерть». У заболевшего появлялись танцующая походка, временами непроизвольные движения и смех, а также ряд других симптомов. Все заболевшие неизбежно погибали в течение 1—2 лет. Природу куру установил американский ученый К. Гайдушек, удостоенный за это Нобелевской премии. Оказалось, что причина ее — особый возбудитель, в чем-то сходный с вирусами.
Сейчас в мире известно несколько подобных инфекций. У людей это куру, болезнь Крейтцфель-да — Якобаи ряд других. Небезразличны к инфекциям такого рода и животные. Широко известны сегодня скрепи (почесуха овец) и алеутская болезнь норок.
Болезни, о которых идет речь, совершенно особые. Поражают они преимущественно центральную нервную систему, и их возбудители по своим свойствам резко отличаются от всех известных до сих пор науке. В связи с тем, что все эти болезни развиваются очень медленно, без острого периода, их выделили в особую группу так называемых медленных инфекций.
Мы говорили с вами о том, что энцефалит — воспалительное заболевание головного мозга, тогда как
менингит — воспалительное заболевание мозговых оболочек. Таким образом, эти названия болезней определяют лишь тот отдел нервной системы, который преимущественно пострадал от инфекции. Но для врача сегодня этого мало. Необходимо еще точно установить причину — какой именно бактерией или каким конкретно вирусом вызвано заболевание, или, как мы говорим, следует установить этиологию процесса. Только после этого можно точно формулировать диагноз, в котором обязательно должна указываться этиология. Например, клещевой энцефалит, туберкулезный менингит и т. д. Такая диагностика имеет важнейшее значение в первую очередь для правильного лечения.
Для подобных исследований существуют специальные бактериологические и вирусологические лаборатории, куда направляются различные материалы, взятые от больных, — мазки и смывы из носоглотки, кал, кровь, наконец, спинномозговая жидкость. Чтобы получить достоверный ответ, ряд исследований проводится повторно с определенными интервалами.
Должен сказать, что из всех проводимых исследований больше всего пугает больных и их родственников необходимость исследования спинномозговой жидкости, точнее, сам процесс ее получения. Существует совершенно необоснованное мнение, что после спинномозговой пункции бывают самые разные, а иногда очень тяжелые осложнения.
К счастью, это совсем не так. За многие десятилетия работы я и мои сотрудники ни разу не видели ни одного более или менее выраженного осложнения не только у себя в отделении (а пунктируем мы ежедневно много больных), но и в отделениях других больниц, где эта процедура делается тоже очень часто. Сама эта процедура гораздо менее болезненна, нежели, например, внутривенное вливание, да и продолжается она меньше одной минуты.
А вот необходимость в ней крайняя. Это исследование решает диагноз, показывает выраженность процесса и особенности его динамики. Кроме того, почти во всех случаях пункция — это еще и лечебная процедура, быстро облегчающая состояние больного.
В этой главе в самых общих чертах рассказано о наиболее распространенных заболеваниях нервной системы, вызываемых вирусами и бактериями, и о тех, где инфекция лишь предполагается. Проблема, как я старался показать, чрезвычайно сложна не только из-за значительного разнообразия заболеваний, часть которых еще недостаточно изучена, но и в связи с индивидуальными различиями их у отдельных больных. Все это каждый раз ставит перед лечащим врачом массу вопросов. И решение части из них в значительной степени зависит от больного — от его доверия к врачу, от неукоснительности выполнения им всех назначений и рекомендаций, наконец, от его убежденности в выздоровлении. А основания для оптимистического настроя есть практически у каждого.
Успехи, достигнутые сегодня медициной, позволяют надеяться, что в недалеком будущем будут найдены ответы и на те вопросы, которые пока что в этой области не решены.
Итак, мы с вами теперь знаем: многие инфекционные заболевания нервной системы вызываются вирусами.
Вирусология — одна из новейших наук, в ней далеко не все устоялось. В следующей главе я предлагаю читателю, интересующемуся вопросами биологии, взглянуть на роль вирусов в природе в несколько непривычном ракурсе, а также более подробно рассмотреть некоторые из упомянутых только что проблем.
Глава не содержит конкретных советов и рекомендаций, поэтому те, кто ищет в данной книжке только практической пользы, могут ее пропустить.

Назад Оглавление Далее