Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Глава четвертая. Постановка голоса

Помните главную героиню старого советского фильма "Приходите завтра" Фросю Бурлакову? Казалось бы, природа дала ей необыкновенный голос - сильный, чистый, красивый. Но девушка с далекого сибирского хутора стремится во что бы то ни стало поступить в музыкальный институт. Потому что понимает: чтобы пользоваться этим голосом, раскрыть все его возможности, нужно поставить его.

Существуют различные методики постановки голоса разными певческими школами. Стрельниковская дыхательная гимнастика, как вы уже знаете, создавалась как методика, позволяющая вылечить профессиональные заболевания певцов, поставить голос.

Но прежде чем обратиться к конкретным рекомендациям, которые пригодятся не только профессионалам, но и любителям, то есть всем, кто любит петь, давайте задумаемся над тем, что такое пение, певческий голос.

Протяжная речь повышенной эмоциональности

Пение - один из способов общения и самовыражения человека, естественный и простой, доступный почти каждому.

Если природа подарила человеку хороший голос, ему хочется петь точно так же, как тому, у кого от природы Данные бегуна, хочется бегать.

Пение имеет отношение не только к эстетической и эмоциональной сферам, но и к работе комплекса мышц, связанных с дыханием, бессознательно организованной творческим эмоциональным настроем. Итак, процессом пения руководит эмоция. Из этого следует, что профессионал должен уметь создавать ее и сохранять во время пения.

У людей, поющих голосами, которые мы называем "поставленными от природы", связи звуковедения устанавливаются бессознательно, но правильно и легко и дыхание организовано верно. В таких случаях единственное, что обязан сделать педагог, - это помочь певцу осознать, что происходит в его прекрасном инструменте во время пения, чтобы он мог сберечь голос и восстановить естественные связи, если их нарушит какая-то случайность.

Но в большинстве случаев певческие школы предлагают воспринимать пение не как способ выражения мыслей и чувств, а как средство для мысленного направления на каждую ноту. Заботясь о ноте, певец теряет естественное чувство кантилены (напевной плавной мелодии) и осмысленность фразы и думает не о том, кому, почему и для чего поет, а о том, попал ли звук на нужную ноту. Хотя направить звук никуда невозможно. Звук возникает в гортани от смыкания голосовых складок (которые чаще называют связками), и единственное, что звук может сделать, это выйти из гортани в полость рта, а оттуда - в зал. А вот каким он попадет в зад, зависит от вашего звуковедения.

Увлеченность пением вызывает бессознательное стремление к синтезу, то есть к объединению мышц, участвующих в нем, к организации координирующего центра. Анализирование своих ощущений во время пения ослабляет и нарушает связи звуковедения, потому что анализ - разъединение. А иногда внимание певца сосредоточивается на какой-нибудь одной группе мышц, например при выполнении команд: "В маску! В маску!", "На зубы!", "В купол!" и т.п., и это нарушает связи звуковедения.

Если глубокие внутренние связи не нарушены певцом - голос звучит. Кажется только странным, что хорошо поющий человек некрасиво отваливает нижнюю челюсть или бессмысленно улыбается. Но, к несчастью, можно потерять и глубокие внутренние связи, а с ними и чувство радостно поющего тела, которое есть у человека от природы, как есть оно у соловья или жаворонка. Потеря этого чувства - симптом нарушения естественности пения.

Необходимость глубоких внутренних связей в большинстве случаев осознана певцами. Именно их создает и сберегает певческий эмоциональный настрой, но до тех пор, пока ему не мешают или мешают не слишком активно. При грубом же вмешательстве связи рвутся в каком-то звене, и голос перестает звучать. Вот почему так легко теряют голоса даже представители знаменитой итальянской школы. Ведь потеря голоса - это нарушение связей звуковедения, а его возвращение - восстановление этих связей - недостижимо (да простят меня коллеги) никакими медикаментами и электропроцедурами в мире!

Что же надо делать, чтобы сохранить и развить связи звуковедения? Самое простое - их надо знать!

Голос поет и говорит мелодию. А мелодия - это движение. Произвести движение может только то, что само подвижно. Мяч полетел - его бросила рука, ветка качнулась - ее толкнул ветер и т.п. Следовательно, из работы над голосом логически исключаются так называемые "маски" и "зубы". Они абсолютно неподвижны и потому не могут вести мелодию. Подвижны органы дыхания, их мускулатурами мускулатура внешняя, с ними связанная. Вот что может в человеке говорить, кричать и петь!

Пение - единственная разновидность музыки, в которой инструмент - часть тела музыканта, и при том одна из наиболее важных и наименее управляемых: органы его дыхания. Мы не видим движений, которые происходят внутри них, эти движения по темпу, стилю К/ритму зависят от эмоциональных состояний.

Учиться петь - это учиться управлять дыханием и певческим эмоциональным настроем. Ведь если дыхание подчиняется эмоциям, эмоции могут подчиняться дыханию. И можно автоматически создавать вдох взволнованных и спокойных состояний и подчинять ему пение, речь и самочувствие.

У актеров и певцов есть профессиональный термин - "опора". Все согласны, что "опертый" звук - хорошо, "неопертый" - плохо и что "опертый" звук возможен только там, где есть "опертый" вдох, хотя, чем отличается "опертый" вдох от "неопертого", неизвестно. А между тем все просто.

"Опертый""голос - это звонкий голос. А что такое "опертый" вдох? Прикоснуться к плечу партнера - еще не значит на него опереться. Опереться - значит перенести на чужое плечо часть тяжести своего тела, почувствовать, что мускулатура плеча стала сопротивляться нажиму вашей руки. Следовательно, "опертый" вдох - это вдох предельной глубины. Воздух, взятый во время такого вдоха, не может идти дальше. Он "оперся", говоря попросту, уперся в стенки органов дыхания. Мускулатура, окружающая их, стала сопротивляться нажиму воздуха, и вы чувствуете; это. И если вдох сделан правильно, вам сразу захочется кричать иди петь!

Вдох - движение воздуха внутрь тела. Сознательно сделать вдох - это мысленно установить связь с дном легких. Направление гортани диагонально по отношению к легким, следовательно, ей удобно петь, если вы сделали, сознательно или бессознательно, вдох, "опертый" в спину. Легкие расширяются к основаниям не в груди, а в спине. Следовательно, этот вдох легко задержать, хотя объем его велик.

Звучание - выдох, колеблющий голосовые связки. Следовательно, чтобы сохранить во время звучания чувство "опоры", надо оставить воздух там, откуда вы его "взяли". Сквозное действие певца - задерживать правильно сделанный вдох. А выдох уходит сам: выдох -это звук.

Не думайте о дороге, по которой вы поведете этот вдох. Думайте о месте, в которое он мгновенно приходит, потому что, если вы думаете о дороге, там возникают напряжения. (Кстати, большинство профзаболеваний голоса являются результатом грубого нарушения условий давления в системе трахеи и бронхов.) Не ищите этот вдох умом. Ищите движением и эмоциональным настроем. Чаще всего наклоном во время вдоха. Затаите его и пойте, никуда не направляя звук.

Существует мнение, что "запирать" дыхание вредно, чуть ли не опасно. Да, вдох, искажающий форму легких, задерживать, да и делать вредно. Вдох, заполняющий легкие, не искажая, может вернуть и голос, и здоровье.

Лучшая в мире постановка голоса - не русская, не французская, не немецкая и даже боги мои! - не итальянская, а природная!

Следовательно, если вы сознательно произвел" правильный вдох и задерживаете его, все остальное сделает ваша певческая интуиция. Можно помогать ей движением и мыслью.

Прежде всего, какие связи возникают в теле певца? Источник звука - голосовые связки. Чтобы прозвучать, они должны сомкнуться - встречное движение на уровне шеи. Воздушная струя, которая колеблет их, чтобы они звучали, идет из двух бронхов в одну трахею - встречное движение на уровне груди. Оба эти движения неуправляемы. Но легкие, как на фундаменте, лежат на диафрагме и подчиняются ей, а она - им. Если, чтобы прозвучать, две голосовые связки смыкаются, а две воздушные струи встречаются, следовательно, помогая им, диафрагма должна во время звучания объединять легкие.

Как? С помощью вдоха, который, заполняя легкие воздухом, не разъединяет их. И так как диафрагма самый сильный мускул среди всех, связанных с дыханием, ей подчинятся и смыкание голосовых связок в гортани, и встречное движение воздушных струй в груди. Заполнить легкие, не разъединяя их, может только один вдох - вдох в спину.

Вспомните строевую песню в армии, хоровую за столом и песню коллективного труда, например нашу "Дубинушку". Во всех случаях песня поднимает настроение, освобождает от привычной сдержанности и объединяет людей, которых не могут объединить слова. Но не бывает вокализирующих солдат, бурлаков, и даже самая пьяная компания старается выговорить слова. И это понятно: желая выразить мысли и чувства, люди ищут прежде всего слова и поют их, когда эмоциональный настрой выше среднего или его хотят поднять. Следовательно, для человека, поющего естественно, пение - это протяжная речь повышенной эмоциональности.

И в профессиональном пении, в эстрадной, романсовой, опереточной и даже оперной музыке вокализ - исключение, чаще всего на верхних нотах, где произнесение слов затруднено. И нет естественной границы между разговором и речитативом, а речитатив - вступление к арии. Следовательно, и профессиональному певцу нет смысла представлять себе пение как вокализ со словами, да еще с постановкой голоса. Ведь тогда оно - действие заумное и сложное. И слова мешают петь. А каково слушать певца, которому слова мешают петь? Если для вас пение - протяжная речь, то это действие эмоциональное и простое и слова помогают петь, организуют кантилену. Надо только уметь произнести, потому что хорошо произнесенное наполовину спето.

Принято думать, что протяжность звука зависит от работы внутренней мускулатуры (диафрагмы, брюшного пресса), а произнесение слов - от мускулатуры внешней (губы, челюсти). Певец, поверивший в это, стоит перед выбором: лучше тянуть или лучше произносить? Его внимание раздваивается: кантилена - внимание на брюшной пресс и диафрагму, дикция - на движения челюстей и губ. Активная артикуляция - по существу гримаса, которая разрушает внешний облик певца. Кроме того, челюсть - кость. Она тяжелая. Гортань - хрящ. Он легкий. Каково гортани петь, когда над ней активно лязгают челюсти? И сколько времени она может это выдержать? Представьте себе Венеру, отвалившую нижнюю челюсть, или Аполлона, сделавшего "мопса". Как они будут выглядеть? Не лучше ли вспомнить образное народное выражение, звучащее похвалой певцу, - "нутром поет"? И не думайте, что петь нутром - значит петь особо выразительно. Нет!

Народ говорил как слышал: поет нутром, - значит, тело звучит как музыкальный инструмент. Звучит дудка и звучит грудь. Они подвижны и активны. А "маска", "купол", "зубы" - неподвижная надстройка над тем, что поет. Поэтому думайте, что произносите слова все той же диафрагмой. И не насилуйте ее. Она все знает.

Достаточно только подумать о том, что она произносит слова, и потянуть сказанное. Протяжность расширит ваш диапазон, продемонстрирует ваш тембр и превратит речь в одну из разновидностей музыки - мелодию с текстом.

Музыка имеет три измерения - высоту, тембр и силу. Певец должен помогать голосовым складкам смыкаться, чтобы точной была высота -каждой ноты, освобождать тембр от посторонних звуков. А вот о силе думать нельзя, форсировка ее не создаст. Надо думать о звонкости - звонкий голос хорошо летит в зал. Что касается диапазона, то очевидно, что на верхних нотах активно должны работать брюшной пресс и диафрагма, а на низких - грудные мышцы. У нас это делается конкретными движениями, которые тренируются "актерскими упражнениями" (см. главу третью, раздел "Заикание").

"Потеря" голоса

У всех наших пациентов-певцов, жаловавшихся на короткий диапазон, слабость звука, быструю утомляемость от пения и разговора, сухость и боли в горле, певческие и фиброматозные узелки, было мелкое ключичное или грудное перерасширенное и напряженное дыхание. Оноахэ и являлось главной причиной болезни.

Звучание - выдох, колеблющий голосовые складки. Следовательно, если в узких верхушках легких воздуха слишком много, ему тесно, и он стремится уйти во время звучаний такой широкой струей, что мешает голосовым связкам смыкаться. Он давит снизу на гортань так, что стремится вытолкнуть гортань с сомкнутыми голосовыми связками кверху. Замолчать певец, актер, да и просто человек, которому надо говорить, не может. Он продолжает петь или говорить на недосомкнутых или с трудом смыкающихся голосовых связках и в результате становится больным.

Идет к врачу. Бюллетень. Медикаменты. Советы беречь голос. Болезнь усугубляется страхом. А это плохой советчик. Человек ведет внутренний монолог непрерывно, иногда даже во сне. Он начинает напряженно думать о гортани и голосовых связках, а они напрягаются в ответ на его мысли. Гортань и голосовые связки лишаются покоя. Они работают непрерывно и неправильно, потому что человек меньше всего думает, что голосовым связкам надо помогать смыкаться. Он боится встречных движений внутри тела, старается открыть горло шире и, делая вдох, расправить плечи. От неверного звуковедения начинает расти узелок. Бюллетени все чаще и продолжительнее, и, если молчание и медикаменты не помогают, следует оперативное удаление узелка. Но как бы ни был искусен хирург, улучшение самочувствия и звука кратковременно, потому что дыхание и звуковедение остались неверными. Возможно повторное возникновение узелка.

И снова оперативное удаление и в большинстве случаев предложение сменить профессию...

Надо не беречь голос, а сразу иначе организовать дыхание и звуковедение. Бюллетень надо использовать именно для этого. И он должен быть непродолжительным, чтобы певец не потерял уверенность в себе.

Первое, что я рекомендую и актерам, и певцам, - убрать избыток воздуха из верхней доли легких (упражнение "Обними плечи"). Тренируйте вдох, самый удобный для задержания. Это создает воздушный резерв в основаниях легких и не допускает в гортань избыток воздуха. Петь и говорить сразу становится легче, настроение поднимается.

Затем делайте звуковые упражнения на тех же движениях, на каких делали вдохи (см. главу третью, раз дел "Заикание"). Диафрагма и брюшной пресс начинают активно работать во время звучания, и болевые ощущения (или узелок) постепенно исчезают. А когда вы тренировкой приучили их работать в помощь звуку, вы можете стоять, сидеть или лежать - как хотите. Они сработают по привычке. Но привычка требует подкрепления, поэтому дыхательные упражнения надо повторять. Кроме того, они являются массажем для голосовых связок и гортани, делают их сильнее и подвижнее.

Если во время пения в какой-то части тела у вас возникает неприятное ощущение, знайте, там ошибка. Необходимо найти движение, которое это ощущение уберет (попробуйте в течение нескольких дней проделать полный комплекс стрельниковских упражнений). Это не значит, что напряжений во время профессионального пения нет. Есть! Обязательно есть! Но они приятны и создают высокий эмоциональный настрой.

Проверьте все сами. Спойте что-нибудь раза четыре подряд, чтобы не думать, что. вы еще "не распелись". А затем сделайте упражнение "Насос" 9 раз по 32 вдоха-движения, то есть выполните три "сотни" (см. главу вторую). И повторите ту же самую вещь. Вы почувствуете, что петь намного легче, и услышите, что голос звучит лучше. Дыхание, которое вы тренировали, продержится по инерции некоторое время.

Сделав мгновенный неслышный мягкий вдох ртом, практически не ощутимый внутри тела, "затаите" дыхание и пронесите этот вдох восемь шагов. Руки при этом движении будто прижимают к груди мяч. Затем "затаите" дыхание и пронесите вдох двенадцать шагов, шестнадцать шагов. Направляйте воздух в спину.

Тренируйте вдох на наклоне вперед. И на нем пойте, то есть говорите нараспев, думая о смысле слов и мелодии. Вскоре вы почувствуете, как чистые, сильные звуки буквально польются из вашего горла.

"Неужели все так просто?" - можете удивиться вы.

Нам ведь нередко внушают, что хорошо петь трудно и сложно, а плохо - легко и просто. На самом деле все наоборот: плохой певец поет трудно и сложно, а хороший - легко и просто!

Дыхательная гимнастика Стрельниковой помогла очень многим актерам и певцам. К ним относится и художественный руководитель Московского детского музыкально-драматического театра, заслуженный артист Российской Федерации Геннадий Чихачев.

"В конце 70-х годов, - вспоминает он, - судьба подарила мне встречу с удивительным человеком - Александрой Николаевной Стрельниковой. Встреча эта произошла в Театральном училище им. Б. Щукина на занятиях по сценической речи. И она определила мою творческую жизнь. Дело в том, что с детства я часто болел ангиной - 6-8 раз в год. Были проблемы с голосовыми связками, с бронхами. И вот от Стрельниковой я узнаю, что эти проблемы могут быть решены, и довольно быстро. Надо только чуть-чуть приложить усилия. Я скептически выслушал Александру Николаевну: много докторов билось над моими болячками, а тут обещает помощь педагог по сценической речи.

Но оказалось, что гимнастика А.Н. Стрельниковой может делать чудеса. 20 лет прошло с тех пор, как я постиг азы ее гимнастики, и все это время и не вспоминал об ангине. Поэтому и своих студентов я учу дыхательной гимнастике по Стрельниковой.

Люди наших профессий, театральных профессий, с благодарностью вспоминают Александру Николаевну и ее гимнастику. Методика Стрельниковой значительно укрепляет всю дыхательную систему, которая является основой основ актерской профессии. И не только актерской - всех профессий, связанных с голосом, - режиссера, учителя, политика..."

Назад Оглавление Конец

Популярные материалы Популярные материалы