Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Образование Образование

"Образование для всех" - апрель-май 2003

Этот номер бюллетеня мы посвящаем школьникам, выпускникам и абитуриентам. Мы надеемся, что те замечательные, светлые и успешные истории, которые мы поместили в номере, послужат вдохновением не только для нас, но и для многих наших читателей.
С уважением и наилучшими пожеланиями. Редколлегия

«Интеграция через совместное обучение в школе № 228»

Интеграция через совместное обучение в школе

Школа № 228 – единственная полностью доступная для инвалидов школа-новостройка. Именно это обстоятельство и послужило поводом для нашей работы в ней. Мы провели цикл занятий с учениками 6-8-х классов и завершили его совместной экскурсией. Однако, все по порядку.
За последние полтора года в Москве появилось 13 школ-новостроек, некоторые – здания, выстроенные на новом месте, пополнили число московских школ, другие же – возникли на месте старых, сломанных, но давно существовавших. Мы обследовали все 13 и обнаружили, что полностью доступна только одна из них, еще пять являются частично доступными и имеют лишь пандусы на входе. Три из этих пяти пандусов практически непригодны и даже опасны для использования.
2 сентября 2002 года, в День знаний, мы посетили доступную школу № 228, где были ошеломлены словами директора, успокаивавшего родителей своих учеников, чтобы те не беспокоились: никакие инвалиды в школе учиться не будут. Тогда и родилась идея сотрудничества, а вернее просвещения и педагогов, и детей о том, кто же такие инвалиды на самом деле?
Школа № 228 встала в очередь на прохождение курса «Понимание инвалидности» как для старших, так и для младших. Однако охватить всю школу не представлялось возможным. Мы сделали выбор в пользу средней школы, и ученики 6-8-х классов, с которыми проводились занятия, обещали распространять «ценные новые знания в школьных рядах». Педагоги, особенно молодые, легко откликнулись на наше предложение и приняли участие в круглом столе на тему: «Интеграция: перспективы и границы».
Надеемся, что вскоре школа станет не только физически, а просто «доступной» для всех желающих, без исключения.
Вероника Зеленская

Обыкновенная история из общеобразовательной школы

«Обыкновенная история»
из общеобразовательной школы
(интервью с Костей Трофимовым и его мамой)

Во всем мире живет очень много семей, в которых есть дети с разными формами инвалидности. Все они в определенный момент сталкиваются с проблемой обучения. Куда отдать учиться своего ребенка? Где наилучшим образом поймут проблемы ребенка-инвалида? Какое обучение будет наиболее качественным? С кем ребенок будет развиваться более полноценно в среде общеобразовательных школ или вместе с «себе подобными»?
Не секрет, что большинство детей с инвалидностью учится в специализированных школах и школах-интернатах. А попытки отважных родителей, которые все-таки хотят иного обучения для своего ребенка, часто заканчиваются ничем. Они натыкаются на «глухую» стену непонимания со стороны администрации школ, в которые по многим причинам не хотят принимать ребенка-инвалида. Среди таких причин и боязнь дополнительной ответственности, и подрыва статуса учреждения, а также отсутствие специалистов и даже личная неприязнь к «больным» детям.
Педагогический состав этих общеобразовательных школ, как правило, аналогично смотрит на этот вопрос, говоря, что пусть ребенок-инвалид учится в среде таких же детей как он сам, там и уход хороший, и поймут лучше и все прочее в этом духе.
Каждая мама хочет, чтобы ее ребенок получил хорошее образование, а затем устроился на достойную работу.
Мы хотим рассказать об одной семье и о том, как она решила вопрос получения среднего образования. Наши сотрудники взяли интервью у Кости Трофимова – героя этой истории и у его мамы, и вот какую свою «обыкновенную историю» поведала нам эта семья.
Светлана Викторовна Трофимова для своего сына Кости готова сделать все. У Кости одна из форм ДЦП. Он передвигается с помощью инвалидной коляски и обладает ослабленным физическим здоровьем. «Сами понимаете, в каком учреждении ему следует обучаться,» – говорит мама.
Костя посещал специальную общеобразовательную интегрированную школу для детей с ослабленным здоровьем № 410 в Северо-восточном округе Москвы. С 1-го по 4-ый класс он посещал все занятия. «Здесь дают вполне достойные знания, к детям хорошее, внимательное отношение. Программу специально для них адаптируют и упрощают, и подход осуществляется в соответствии с индивидуальными потребностями и особенностями каждого ребенка. В классе немного меньше учеников, чем в остальных школах». Но пришли трудные времена. С 5-го класса появились первые проблемы с учителями-предметниками, и  ребенка пришлось перевести на надомное обучение.
Теперь семье предстояло столкнуться и свыкнуться с проблемами надомной формы обучения. «Несмотря на соблюдение полезного для здоровья режима, развитие ребенка значительно замедляется. В школе не хватает преподавателей, чтобы ходить регулярно на дом, не хватает денег, чтобы оплачивать им эту работу. Общения как токового у ребенка нет, и Костя увядает как цветок». Вот и пришлось задуматься об активных действиях.
Администрация некоторых школ идет на уступки родителям, а некоторые вообще не видят проблем в том, что их ребенок не совсем такой, как большинство. Данный факт можно частично объяснить и тем, что у директора школы, о которой пойдет речь ниже, есть ребенок с инвалидностью.
Школа № 951 находится в том же Северо-восточном округе. По случайности сама директор этой общеобразовательной, неспециализированной школы подала идею перевести мальчика к ним в школу. С этих пор начался новый виток в развитии Кости.
Все барьеры в этой школе, конечно, не искоренены, особенно физические, мешающие самостоятельному передвижению детей-инвалидов. Зато атмосфера школы такова, что в школе с удовольствием обучается уже порядка десяти детей с разными формами инвалидности.
Для Кости и его мамы первый день в школе оказался очень волнующим. В течение первых двух недель новичок был объектом пристального внимания, а мама – всяческих расспросов. Интерес и забота со стороны учеников были столь велики, что порой утомляли больше чем учеба, но затем Костя влился в коллектив. Радует, что ребенок с инвалидностью не был объектом насмешек, унижений или агрессии. После того как в этом, а также в том, что ее сын может учиться, и не нуждается в помощи и поддержке, убедилась и мама, она решила оставлять его одного с классом.
Светлана Викторовна рада, что Косте удалось найти общий язык с остальными ребятами, а также, что он справляется с программой обучения. Да и отношение к совместному образованию у нее положительное. «Дети не должны чувствовать себя обделенными и отгороженными от сверстников».
Вот что сам Костя думает о первых месяцах обучения в новой школе. «В первые дни, да и во все остальные тоже, ребята были добры ко мне. Я был рад и очень волновался. До этого я уже общался с некоторыми ребятами во дворе, а когда узнал, что кое-кто из них учится в этом же классе, то обрадовался еще больше. Они тоже не скрывали, что знают меня. Все-таки были те, кто относился ко мне с неприязнью и опаской. Помню даже, что один мальчик не любил и наговаривал на меня. Возможно, это случилось из-за того, что при каждом случае я старался быстрее всех поднять руку и ответить на вопрос учителя, а это вызывало негативизм и зависть». Правда, со временем углы сглаживались, и у Константина появился друг С., который приходил к нему в гости, и у них нашлись общие интересы.
С этих пор Костя учится в среде своих сверстников и очень доволен, что все вышло именно так «Я рад, что случайная попытка моей мамы увенчалась успехом, и меня взяли в эту школу!».
Для тех, кто только начинает этот нелегкий, но однозначно достойный путь, Светлана Викторовна желает: «Безусловно, сил добиваться своего и лучшего для себя и своих близких. Добиваться того, чтобы совместное обучение было доступным для всех желающих детей».
От Кости тоже есть пожелание для всех: «Не сдаваться, доказывать, что мы, как и все. Общаться, учиться и веселиться – всем вместе!»
Марат Яфизов,
Юля Симонова

Интеграция через совместное обучение в школе

Одноклассники:

Костя – мой самый лучший друг. С ним всегда интересно поговорить, поиграть. Мы часто проводим вместе время, он помогает мне с уроками. Я очень горжусь, что у меня  есть такой друг!

Саша

Костя очень хороший и умный человек. С ним очень интересно. Если ему нужна помощь, он не стесняется попросить об этом, и все мы рады ему всегда помочь.

Света

Костя всегда очень веселый, у него много друзей из класса, я тоже его друг, и мы весело проводим время. Я стараюсь помогать Костику, если ему надо. Он необыкновенный человек!

Игорь

Иногда у Кости возникают проблемы в передвижении по классу или по коридору, но мы всегда помогаем ему, ведь он наш одноклассник и друг.

Марина

Педагоги:

Костя очень сообразительный, любознательный и умный мальчик. Он очень общительный человек, у него много друзей из класса, которые не обращают внимания на его инвалидность и относятся к нему абсолютно нормально. Костя любит узнавать что-то новое, с ним очень приятно заниматься и общаться. Ребята из класса всегда помогают ему при необходимости, и я думаю это хороший урок для них, так как они воспринимают своего сверстника с инвалидностью наравне, у них не будут возникать глупые стереотипы об инвалидах. Костина мама – молодец, она все делает для того, чтобы Костя вел полноценную жизнь и не сидел в четырех стенах.

Учитель истории

Костя не первый, и, надеюсь, не последний ребенок-инвалид, переступивший порог этой школы. Еще несколько лет назад мы приняли решение о том, что будем принимать в школу всех детей, без исключения. В школе работают опытные педагоги, способные работать и в интегрированных классах, где наравне с обыкновенными детьми обучаются дети-инвалиды, имеющие различные формы инвалидности.
К проблемам инвалидности я всегда относилась с пониманием и сочувствием, но лучше, полнее понять их мне помогла сама судьба.
Прежде чем ребенок с инвалидностью переступает порог класса, с его будущими одноклассниками разговаривают, ориентируя детей не столько на безрассудную и порою ненужную жалость, сколько на актуальную поддержку и восприятие человека наравне со всеми остальными. Костины одноклассники также прошли определенную подготовку.
Официально Костя оформлен на надомном обучении, но на самом деле он посещает практически все занятия с классом. Такие хитрости нужды лишь для того, чтобы никаких проблем с оформлением ребенка на лечение не возникало.
Я рада, что Костя – наш ученик. Он заслужил такую любовь и дружбу одноклассников и учителей своим жизнерадостным характером, упорством и трудолюбием.
Учитель русского языка и литературы,
директор школы № 951

Музей для общения

Среда 28 мая 2003 года наступила так же, как и все предыдущие и последующие дни и не предвещала ничего необычного, важного или сверхъестественного. День заполняла череда обычных событий. Однако одно событие, вернее мероприятие, выделялось из ряда повседневных московских дел. Оно было важно не только организаторам, но и участникам, которые с удовольствием приняли приглашение в Дарвиновский музей.
К 10.30 утра у входа в музей встретились 20 учеников 6-8-х классов школы № 228 и десять их сверстников из Южного Бутово, имеющих инвалидность. Детей сопровождали преподаватель из 228 школы, две мамы детей-инвалидов, одна из которых – сотрудник ЦСО «Южное Бутово» и представители «Перспективы», подготовившие не только экскурсию, но и программу после нее.
Опытный экскурсовод провела нас по всему музею, обращая особое внимание и останавливаясь у тех экспонатов, которые вызывали наибольший интерес детей. И, несмотря на готовность экскурсовода продолжать осмотр музея, к 13 часам все спустились в холл и стали выбирать место для общей фотографии на память об этой встрече. Фотографировались много и разными составами, но, к сожалению, почти все фотографии получились темноватыми. Такое сложное утро, закончившееся длительным процессом фотографирования, поспособствовали улучшению аппетита.
После легкого обеденного перекуса настало время для игр, конкурсов и общения. Его использовали с пользой, сначала знакомились, затем шутили и веселились. Сперва было ощущение усталости детей после долгой экскурсии, но минут через 15 все разошлись и стали активны ми участниками. Решили, что общаться на свежем воздухе, например в парке Победы, было бы классно. Решили – и поехали. Расстались к вечеру, веселые, усталые, счастливые.
Такая встреча состоялась благодаря желанию бутовских ребят и микропроекту, в рамках которого мы работали в 228 школе. Мы проводили занятия в 5-х или 6-х классах школы, а те, кто захотели применить полученные навыки на практике, смогли это попробовать на нашей экскурсии 28 мая. Итак, теперь можно уверенно сказать, что простой музей может стать отличным поводом для общения и знакомства.
Вероника Зеленская

Гоша Трофимов – ученик как ученик!

(Трофимовы Анна Николаевна и Гоша)

Поводом для нашей встречи послужил рассказ Л.А. Милюшиной, сотрудника ЦСО «Бутово» о том, что в 7-м классе средней бутовской школы вместе со всеми учится мальчик с серьезной формой инвалидности (у Гоши с рождения нет обеих рук от плеч).
Сначала мама все-таки опасалась отдавать Гошу в общую школу. Первый год он учился на дому. Но Анна Николаевна быстро убедилась в том, что на дому «качество знаний не такое, учителя-надомники больше жалеют ребенка, чем учат». «Качество обучения в школе выше. Хотя учителям-надомникам я и приплачиваю, они изначально считают детей-инвалидов, обучающихся на дому, отстающими, нуждающимися в помощи, в жалости, а может, отдыхают на тех уроках, которые проводят на дому».
К тому же, «только нормальное общение приведет» человека к нормальной жизни, какая бы форма инвалидности у него не была. «Общение должно быть без границ, мир – без границ», люди с детства «должны учиться контактировать и находить общий язык». «Инвалиды – те, кто «здоровы», но несут про инвалидов ерунду стереотипную! В школе могут учиться все, которые могут противостоять «механически»; помешать совместному обучению может только переполненность школ или классов». «Не надо их прятать! Такие же люди, как и все».
Когда Трофимовы переехали в Раменское, то решили отдать Гошу во 2-й класс в обычную школу. Вялое сопротивление администрации: «Ой, что вы, мы не можем: поймите, у нас же – дети, а это [безрукий Гоша] будет их травмировать» – было сметено бурным натиском мамы.
Чаще всего Анна Николаевна сталкивается с излюбленным тезисом: «Это будет травмировать наших детей». Обычно она отвечает кратким страстным монологом: «А вот представьте, что вы, «здоровый» и благополучный, стоите на автобусной остановке, а какой-то пьяный дурак на мотоцикле вас сшибает…» «Ой, типун вам на язык!» «Если не возьмете [в школу, на детскую площадку, еще куда-нибудь], то у вас будут большие проблемы. Никто из нас не застрахован от инвалидности из-за несчастного случая, вот попомните – с вами непременно тогда что-нибудь случится!»
В школу в Раменском Гошу не слишком охотно, но взяли. Очень быстро это закончилось тем, что вся школа (все учителя, все ученики) шефствовала над Гошей, всячески опекала его и полностью избаловала мальчика от всевозможных сложностей и проблем.
Когда Трофимовы переехали в Бутово, то в местную школу их взяли без проблем, потому что они пришли из другой школы, где уже учились на общих основаниях. Наученные опытом предыдущей школы (шефство и всевозможная помощь), родители специально договаривались с учителями, чтобы никаких поблажек Гоше не было, чтобы с него спрашивали все то, что спрашивают с других со всех остальных.
Был случай, когда к директору школы пришли родители учеников-неинвалидов и завели популярную песню: «Это [Гоша] травмирует наших детей…». На что директор им ответил: «Не нравится? Уходите, наша школа и так переполнена». Поскольку, соседние школы тоже переполнены, этот вопрос больше не возникал.
Впрочем, поначалу в нашей школе были и отдельные трудности. Например, учительница по русскому языку сперва запрещала Гоше писать на уроках (он же пишет ногами, и девиз известный – «не травмировать!»), но потом с этим все свыклись и перестали обращать внимание на то, как пишет Гоша.
Гоша говорит, что в будущем хочет стать адвокатом (очевидно, что это непосредственное влияние мамы). Дело в том, что Анна Николаевна Трофимова в свое время была организатором и председателем Московского городского общества многодетных матерей «Виктория». Это неудивительно: ведь в ее семье – 15 детей, большинство – из детских домов (многие с различными формами инвалидности). Детей никогда не делили на «своих» и «приемных» (все родные). В «Виктории» Анна Николаевна занималась в том числе и отстаиванием прав матерей, защищая и поддерживая их, помогая добиваться своего. Муж умер год назад, но подросшие дети, начавшие самостоятельную семейную жизнь (их мама уже стала бабушкой), помогают, все они, во многом стараниями матери, получили хорошее образование, теперь неплохо зарабатывают и могут поддерживать мать и младших детей.
Анна Николаевна: «Никогда ничего не получите, если сами не будете понимать, что все зависит от вас, если захотели, то все будет. Впрочем, мало хотеть – надо и что-то делать. Если ты живешь так, как хочешь, тогда ты ни от кого не зависишь. Надо самим прикладывать руки, тогда будут перемены. [Например, отец в школе в Раменском сам переоборудовал кабинки в туалете таким образом, чтобы они закрывались, чтобы Гоша мог сходить в туалет с кем-то, кто ему помогает]. Мы просто должны показать, что мы есть! Не надо унывать, о чем-то думать – надо просто воспринимать жизнь. Воспитывать личным примером».
Сергей Прушинский,
Вероника Зеленская

Некоторые полезные советы (не только абитуриентам-инвалидам по зрению)

Если вы серьезно решили продолжать свое обучение после школы в колледже, лицее или получать высшее образование, то в первую очередь, вам потребуется стандартный набор документов, в котором нуждается каждый абитуриент. Вот эти документы:

После того как все документы собраны, вы наверняка думаете, что пора идти в приемную комиссию, но не тут-то было. Оказывается, в вашем комплекте не хватает очень важной составляющей: справки МСЭК. Эта справка выдается при оформлении или переосвидетельствовании инвалидности. В ней указаны форма и группа вашей инвалидности. Обязательно убедитесь, что в справке было написано: «После окончания школы может продолжать обучение» (могут быть некоторые вариации). Теперь вы можете смело направляться в приемную комиссию.
Но и теперь у вас могут возникнуть некоторые сложности и проблемы. Наверняка вам зададут вопрос: «Как же вы будете учиться, вы же инвалид? Да и не учились у нас никогда инвалиды!». Но не стоит сразу огорчаться. Если ваши документы отказались взять в приемной комиссии, то следует обратиться к ректору того заведения, в которое вы собрались поступать и объяснить свою ситуацию. Он, конечно же, вас выслушает и скажет: «Да, я вас прекрасно понимаю, но у нас нет для вас специально созданных условий». Вы объясняете, что не нужно специально создавать условия для вашего успешного обучения. Например, если вы плохо видите или вообще незрячий, то вашими специально созданными условиями являются: лупа, диктофон, прибор и грифель для письма по Брайлю, а самое главное – место за первой партой. Для сдачи экзаменов потребуется отдельная аудитория и ассистент. Вам могут задать вопрос: «Как же мы сможем проверить диктант, сочинение или изложение, которые вы будете писать по Брайлю?» Эту проблему тоже можно решить. Письменный экзамен можно продиктовать ассистенту, чтобы он переписал работу плоскопечатным шрифтом или пригласить педагога, который владеет рельефно-точечной системой (тифлопедагог), и все проблемы сразу решатся.
Женя Арнапольский

История одного студента

Как большинство молодых людей, в один прекрасный год мне пришлось озадачиться своей дальнейшей деятельностью. В связи с тем, что я являюсь инвалидом I-й группы по зрению, хотя имею небольшой остаток зрения и могу им пользоваться, круг возможных для меня специальностей весьма ограничен. Я отправился на поиски достойного заведения, ведь по закону инвалиды имеют льготы при поступлении в любое государственное учебное заведение профессиональной подготовки, независимо от того высшее оно или среднее специальное. Но оказалось, что не все институты нас, инвалидов, принимают. Я определился: буду олигофренопедагогом, т.е. буду работать с детьми, имеющими психические отклонения или интеллектуальные нарушения и недостатки в развитии. Московский Государственный Открытый Педагогический Университет им. Шолохова, который я выбрал для поступления, находится как будто недалеко от дома, что для меня немаловажно.
В приемной комиссии люди попались понимающие. Прежде всего, я объяснил, что мне при написании вступительных экзаменов необходима отдельная комната, потому что скорость письма по Брайлю значительно ниже, шум, создаваемый грифелем, будет отвлекать остальных абитуриентов, а также желательно присутствие тифлопедагога – специалиста, имеющего навык работы с инвалидами по зрению и знающего рельефно-точечный шрифт Брайля. Администрация обещала выполнить мою просьбу.
В день написания вступительного сочинения вдруг выясняется, что пишу я на общих основаниях, в общей аудитории, поскольку никто не может под меня подстраиваться. С ужасом в глазах и дрожью в руках я вошел, сел, извинился перед сидящими рядом, поймав на себе взгляды сожаления, и приступил к работе. Я успешно написал. После завершения сочинения, не сдерживая гнева и эмоций, я пошел к начальству, которое меня быстро «потушило», сказав, мол, ты уже почти принят, не волнуйся (но права-то все-таки нарушены). На всех экзаменах независимо от того, как я отвечал, мне говорили: «Ах, как же вы будете учиться?» – и ставили «хорошо». Словно внешние данные студента важнее внутренних: умений, знаний и т.д.
Уже при обучении я решил для себя, что никакими льготами больше пользоваться не буду, хочу, чтоб ко мне было отношение, как и к другим, но для этого мне нужно быть лучше многих. На первых порах учиться было сложно, т.к. скорость моего письма ручкой не быстрая, а диктуют без пауз. В некоторых случаях я использовал диктофон для записи информации, которую давал лектор, и, если я это делал без предварительной договоренности с педагогом, периодически возникали сложности.
Место за первой партой занять было не всегда возможно, а лекторы и практики часто используют доску для фиксации наиболее важных, ключевых моментов темы. Мне попадались понимающие однокурсники, которые считывали информацию с доски, и я переписывал ее в тетрадь.
Казалось, что некоторые педагоги считают, мол, раз я инвалид, меня не обязательно перегружать вопросами, но и выше четверки ему не поставим.

Напутствия:

Марат Яфизов