Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Александр Македонский и другие мои пациенты

В крепкой дружбе наша сила,
Дружбе слава и хвала.

Роберт Бернс

Как-то осенним вечером отправился я в Дом медика на лекцию, привлекшую меня своим названием. Лекция действительно оказалась интересной, но вот о чем она была - не помню: дальнейшие события в этот вечер оказались более впечатляющими и стерли из памяти название лекции.

Обычно я никогда не тороплюсь к выходу - мне с моими палочками лучше держаться подальше от толпы. Так было и на этот раз. Люди выходили из зала, а я сидел и записывал в свой блокнот понравившиеся мне мысли лектора и вдруг услышал женский голос:

- Красов, Леня, какая встреча!

Поднимаю голову и вижу Наташу Косицкую, свою однокурсницу по мединституту. Мы не виделись с ней много лет, и вот Наташа, такая же красивая и стройная, как и в студенческие годы, стоит, улыбаясь, передо мной. Я очень обрадовался встрече, хотя в институте мы с ней особенно не дружили. Но встречались довольно часто на спортивных дорожках: Наташа входила в сборную курса по многим видам спорта, а я в бюро профкома отвечал за спортивную работу и сам нередко выступал на соревнованиях.

- Как я рада тебя видеть, Красов! - сияла Наташа, - сто лет не встречались.

- Я тоже очень рад, ты все такая же красивая. Помнишь, сколько у тебя было поклонников? А ты влюбилась в профессора.

- У нас уже двое взрослых детей, - улыбнулась Наташа. - Ну что же мы сидим? Пойдем - уже все вышли.

Я взял свои палочки и, тяжело опираясь на них, стал подниматься.

- Леня, что с тобой?! - воскликнула Наташа. - Лицо ее стало белым, глаза широко раскрылись.

- Я думал, ты знаешь (Наташа отрицательно покачала головой). - Ну, сейчас выйдем и расскажу.

Мы медленно пошли по Тверскому бульвару по направлению к улице Горького. Был чудесный теплый вечер, под ногами шуршали опавшие листья, и под аккомпанемент этой уютной "музыки" я рассказывал Наташе свою историю. Незаметно дошли до моего дома на улице Готвальда и, прощаясь, договорились о встрече.

Вскоре Наташа позвонила. Мы встретились и с того времени стали видеться довольно часто: гуляли по городу, ездили к ней на дачу, на Ленинские горы. Наташа прекрасно водила машину, и эти поездки доставляли мне большое удовольствие.

Потом она познакомила меня с мужем - профессором, заведующим кафедрой физиологии Второго медицинского института. Я показал ему свою рукопись, которая за многие годы превратилась уже в солидный труд, и получил от него полное одобрение.

Чем больше я узнавал Наташу (в институте ведь я ее, по сути, не знал), тем больше восхищался ею. Это была счастливая, благополучная женщина, но благополучие не очерствило ее душу (что бывает довольно редко), не сделало эгоисткой. Я постоянно чувствовал заботу моей подруги, душевное тепло и видел, как хочется ей делать мне все время что-то приятное. Однажды Наташа неожиданно предложила:

- А не махнуть ли нам, Красов, на Эльбрус?

В ответ моя физиономия расползлась в широчайшей улыбке. Эльбрус был моей давней мечтой. Еще в институте один из наших сокурсников-альпинистов пригласил меня подняться с ним на Эльбрус в одной связке. Я с радостью согласился, но в самый последний момент что-то удержало меня в Москве, и альпинист взял с собой другого спортсмена, из Ленинграда.

Восхождение их закончилось трагично: уже на подходе к вершине мой сокурсник сорвался и утащил за собой партнера в пропасть. И теперь, спустя двадцать лет, меня снова зовут на Эльбрус. Наташа ездила туда каждый год. Прекрасная горнолыжница, она даже не мыслила своей жизни без гор. Сборы были недолгими, и вот мы с Наташей едем в горы. Она со своими лыжами, я с палочками и легким рюкзачком за плечами.

Приэльбрусье, страна гор, солнца и снега, - это другой мир, непохожий на тот, в котором мы обитаем. И люди здесь становятся другими. Поменяв городскую одежду на спортивную, они приобретают и новый имидж: становятся раскованными, шумливыми, веселыми.

Наше появление было сразу замечено: Наташу считали здесь своим человеком, а меня многие узнавали по публикациям.

Чтобы я чувствовал себя в горах увереннее, ко мне прикрепили двух инструкторов, мастеров спорта. Ребята, словно телохранители, сопровождали меня во время прогулок. С их же помощью путешествовал я и на канатной дороге. Но сначала нам надо было добраться до подъемника и сесть в движущееся кресло (что тоже было для меня не просто).

И вот, наконец, я в кресле! Тут же меня понесло вверх, к небу. Кругом царство гор и снега. Где-то далеко внизу жгуче-зеленые ели, совсем рядом - вершины Эльбруса. Паря в воздухе, я с грустью смотрел на яркие фигурки лыжников, стремительно несущихся вниз: там, среди них, должно было быть и мое место. С другой стороны, мог ли я и мечтать о том, что после такой травмы смогу когда-нибудь побывать в предгорьях Эльбруса! И не знал я тогда, плывя, словно в лодке, по воздуху: огорчаться мне больше или радоваться. Но я всегда был оптимистом, а после трагедии, случившейся со мной, стал им4еще больше: научился радоваться каждому мигу своей жизни. И я радовался сейчас, паря над землей, более того - блаженствовал...

Покинув при помощи инструкторов кресло, я двинулся вместе с ними и Наташей вперед: "восхождение" на Эльбрус началось. Стараясь не отставать от компании, бодро карабкался по снегу, опираясь на палочки. Иногда падал, скатывался вниз, что доставляло мне большое удовольствие.

Наконец, мы добрались до цели нашего путешествия - скалам, где, спрятавшись за камнями, загорали лыжники. Здесь и провели весь день.

Вместе с горными ботинками мне, как и положено, выдали на турбазе и лыжи. Эх, если бы раньше! Летал бы я на них с гор в свое удовольствие... А теперь? Теперь я мог лишь немного походить на лыжах, не решаясь спуститься с горы. И все-таки это один раз произошло! С небольшой горы, с поддержкой двух мастеров спорта...

Что творилось в этот момент в моей душе, душе бывшего горнолыжника, страстного любителя скоростей! Пусть на очень короткое время, всего на миг, но я снова вернулся в прошлое, прикоснулся к нему и забыл о том, каков я теперь. И хотя спуск был недолгим, злорадная мысль успела мелькнуть в моей пьяной от счастья голове: "Увидели бы меня сейчас мои врачи-"прорицатели"...

Мы пробыли в горах целый месяц. И все это время я не видел ни больных, ни грустных людей. Вокруг только счастливые, улыбающиеся лица, а рядом Наташа - красивая, искристая, веселая. Ею все здесь восхищались - и как женщиной, и как спортсменкой, а меня буквально распирало от гордости, что самая привлекательная женщина - со мной. По вечерам мы ходили танцевать, и Наташа, ободряя меня, уверяла, что я двигаюсь вполне прилично.

Много лет потом вспоминал я эту поездку, да и сейчас еще не могу забыть. Недавно Наташа была у меня, и мы снова "вернулись" с ней в горы, вспомнили обо всем. Она и сейчас не расстается с горными лыжами, по-прежнему лихо водит машину, занимается "моржеванием". Такая же стройная, моложавая, энергичная.

...После возвращения с Эльбруса мы продолжали с Наташей встречаться: ходили в кино, театры, музеи, ездили на дачу. Как-то она напомнила:

- Скоро двадцатилетие нашего выпуска, так что готовься, Красов, к юбилею.

Когда в назначенное время я открыл дверь нашей аудитории, то увидел, что все уже в сборе. Меня встретили аплодисментами и радостными возгласами.

И вот я снова в прошлом, опять со своими "девчонками" и "мальчишками". Были, как и положено, торжественные речи, воспоминания. А потом как-то незаметно юбилей курса превратился в мой юбилей. Ребята растрогали меня, вспомнив, что мне, первому на курсе, исполнилось 50 лет (я был старше их всех лет на 6-7, ведь медицинский - это мой второй вуз), и торжественно поздравили с "круглой" датой. Преподнесли подарок - настольные часы, которые с той поры ни разу не остановились, и адрес с очень хорошими, добрыми словами.

Затем ребята попросили меня выступить и рассказать о себе, о "секрете" моей молодости, как это получилось, что я, самый старший из них, выглядел, по их словам, моложе многих.

- Вы знали меня как хорошего спортсмена, - начал я, - так вот именно спорт спас мою жизнь, именно ему я обязан, что стою теперь перед вами.

Я поведал однокурсникам о своих тренировках, о жестоком режиме и рациональном питании.

- Не расставайтесь со спортом, друзья, - сказал я в заключение, - даже вы, врачи, до конца не знаете, что такое постоянные тренировки для нашего организма, и здорового, и больного. Они и есть тот самый "эликсир молодости", за которым веками гонялись люди.

Потом мы поехали в ресторан, где были уже накрыты заказанные столики. И снова речи, воспоминания, тосты...

Не обошлось в тот вечер и без танцев. Я тоже танцевал "до упаду", но старался выбирать партнерш покрупнее, из числа своих бывших спортсменок - с ними чувствовал себя намного увереннее.

Встреча с однокурсниками дала мне большой заряд бодрости, стала новым этапом в жизни, но, самое главное, она подарила мне нескольких друзей. Фаину Ольшанскую - главного организатора нашей встречи, Аллу Нелидову, которая долго опекала меня, заботясь о моем быте. Валю Осколкову - мою кормилицу. Много лет она, жившая на юге, присылала мне посылки с овощами и фруктами, домашними вареньями и соленьями. Переехав под Тулу, Валя часто стала приезжать. Это мой очень большой и нежный друг.

Я безмерно рад, что имею таких друзей, - они облегчают и украшают мою жизнь, делают ее счастливой.

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы