Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Советы по уходу   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Комната больного

Выбор комнаты для больного

При выборе комнаты для продолжительного пребывания в ней больного необходимо раньше всего озаботиться, чтобы она хорошо проветривалась, хорошо отапливалась и охлаждалась, чтобы была доступна солнечному свету, имела достаточную величину и была бы спокойной.

В домах людей среднего достатка в больших городах часто ни в одной комнате нельзя встретить совмещения всех этих требований. Даже у состоятельных нередко тщетно ищут подходящего помещения для пациента. Прежде существовала необходимость каждый город обращать в крепость, в настоящее время дома, ради большей наживы, строятся по возможности тесно и к тому еще чрезмерно высоко. Законодательство теперь во многом улучшило положение дела, так например, запрещают проведение узких улиц и возведение чрезмерно высоких домов, стараются, где только возможно обсаживать многие площади между домами деревьями, но все-таки ни в Германии, ни во Франции не дошли еще до такого широкого распространения городов, как например, в Англии. Быстрый рост городов и запрещение законом тесной застройки, равно как возведение очень высоких домов, побудит как нас, так и другие народы к устройству быстрого и дешевого сообщения, чтобы дать возможность выиграть время тем, чьи занятия требуют пребывания в центре города, жилища же которых находятся на окраинах его. Тогда и для семейства среднего класса больших городов явится возможность обладать собственными, свободными, окруженными садами, здоровыми домами, как оно является общим правилом в Англии и местами в маленьких городах и у нас.

Понятно, что гораздо легче найти для больного хорошо вентилируемую и хорошо освещаемую комнату в простом доме, но снабженном со всех сторон окнами, чем в каком-нибудь изящном помещении, окна которого выходят на узкую, тесную улицу или даже на еще более узкий, тесный, вонючий двор. Точно также и госпиталям следует передвигаться из центра городов в их предместья и вместе с тем покупать там столь большие участки земли для себя, чтобы при могущей случиться застройке окружающих окрестностей не было воспрепятствовано свободное течение воздуха вокруг больницы. Редко какой-либо госпиталь с самого начала устраивается так целесообразно, как главная венская городская больница. Три очень больших двора внутри зданий больницы и прилегающие широкие улицы обеспечивают ей достаточный приток воздуха и света. Из различных родов госпитальных построек новейших времен павильонная система бревенчатых бараков считается потому наилучшей, что при ней достигается самое целесообразное распределение больничных комнат; но конечно, все это при условии, что больничный участок не будет чрезмерно застроен.

Проветривание (вентиляция) комнаты больного

Человек для своей жизни нуждается в воздухе, часть которого (кислород) поглощается при вдыхании его кровью, а другую употребленную, вредную для него часть (углекислоту) он выдыхает. Понятно, что если бы он располагал только определенным количеством воздуха в каком-либо закупоренном пространстве, то он скоро бы умер, как потому, что он истребил бы мало - помалу весь имеющийся в этом пространстве хороший воздух, так и от отравления при обратном вдыхании уже выделенного из его легких воздуха. Принято называть смерть от расстройства дыхания - смертью от удушья. Человек, заключенный в непроницаемом для воздуха пространстве, постепенно задохнется там раньше, чем даже проголодается. К счастью, трудно представить себе вообще полное преграждение куда-либо доступа воздуха, так как он гораздо легче воды, проникает через все невидимые нашим глазом мельчайшие поры строительного материала и не только через промежутки и щели, но и через камень, известь, гипс и мрамор.

Количество проникающего таким путем воздуха все-таки недостаточно, чтобы произвести необходимый объем его в комнате; другими словами, настолько, чтобы поддержать жизнь находящихся в ней людей. Количество его может увеличиваться открыванием иногда окон и дверей. Если бы люди были заключены во вполне ограниченном помещении из обыкновенного строительного материала, не снабженном ни окнами, ни дверьми, то они, в конце концов, должны были бы умереть.

Когда мы еще детьми обращали коробки наших игрушек в жилища для гусениц, то нас учили делать как можно больше отверстий в стенках ящичков, чтобы их обитательницы не умирали. Человек же нуждается для своей жизни в гораздо большем количестве воздуха, чем гусеницы и черви, довольствующиеся малым; так известно, что они могут внедряться очень глубоко в дерево, где до них доходит только очень немного воздуха.

Проветривание комнаты означает, главным образом, постоянное обновление ее воздуха, которое по возможности должно быть непрерывным. Вместе с тем, он должен быть чист и оставаться таким, как и вне дома, где различные сорта его окружающие землю непрерывно смешиваются между собой. Если в каком-либо ограниченном помещении, построенном из обыкновенного материала будут оставаться всегда одни и те же условия, одинаковое число людей, одинаковые воздушные отверстия, одинаковая скорость течения воздуха через последние, то и воздух в комнате всегда будет оставаться одинаковым и, смотря по вентиляции, он или будет одинаково хорош, или одинаково дурен. Если же эти условия изменяются, например, в том отношении, что в данном помещении окажется двойное или десятерное число людей без того, чтобы приток воздуха усилился, то он скоро испортится. То же самое случится, если число людей, на которое вначале было рассчитано проветривание, не переменится, но число отверстий для последнего уменьшится. Наконец, воздух в таком помещении изменится, если на дворе сделается холоднее или теплее, или поднимется ветер. Теплый воздух легче холодного и более теплый поднимается вверх; вследствие этого на границе между двумя такими слоями часто является очень быстрый воздушный ток, обуславливающий более быстрое взаимное смешивание слоев. Этот, таким путем являющийся при отсутствии ветра сильный ток, мы ощущаем, в виде сильного сквозняка.

Из этих замечаний ясно, что хорошо устроенная вентиляция должна быть способной регулироваться: она, по меньшей мере, хотя до известной степени, должна быть в наших руках, - хотят ли ввести много или мало воздуха со двора; это значит, если хотят произвести его более сильное, или более слабое течение. Далее очень хорошо уяснить себе вполне, что действительная вентиляция есть не что иное, как то, что называется в общежитии "сквозным ветром", и что нужно только позаботиться так направить такой ток воздуха, чтобы он не попадал на больного или, по крайней мере, на его обнаженные части.

Если при спокойном состоянии воздуха естественная вентиляция (так называют вентиляцию целесообразно устроенными отверстиями в комнате) основана, главным образом, на разнице температуры на дворе и в комнате, что, понятно, усиливается еще более или менее сильным или слабым ветром, то с другой стороны, при вполне одинаковой температуре во дворе и внутри комнаты не может явиться никакого притока воздуха без содействия ветра. При незначительной же разнице температуры не будет вообще быстрого тока воздуха. Подобные условия являются у нас очень часто летом, когда мы находимся в счастливой возможности всегда держать окна открытыми. При таком равновесии температуры или же незначительной разнице, полное действие вентиляции, т.е. что воздух в комнате будет такой же, как и во дворе, достигается лишь открыванием находящихся друг против друга окон, чем только и создается возможность движения воздуха. Вот почему я всегда предпочту для больного комнату, имеющую противоположные окна, той, которая имеет их только с одной стороны. Если в последней даже открыть двери в коридор, что в частных домах невозможно на продолжительное время (так как он в большинстве случаев служит проходным местом для жильцов), то и тогда проникает из него в комнату больного преимущественно дурной воздух со двора или из других жилых комнат дома. В больницах, построенных вполне или хотя бы отчасти по коридорной системе, необходимо хотя бы следующее приспособление: над дверьми госпитальной палаты необходимо приспособить большие, не замыкающиеся отверстия, снабженные проволочной решеткой, которая должна быть противоположны снабженным вверху вентиляционным приспособлениям в окнах.

Так называемые искусственные вентиляционные системы бывают различных родов: в полу и в стенах госпитальной палаты открываются отверстия труб, по которым или насосами вытягивается воздух из нее или аппаратами, похожими на ветряные мельницы вгоняется в нее свежий воздух, или оба эти приспособления соединены вместе.

Эти приспособления, устройство и пользование которыми обходится чрезвычайно дорого, так мало оправдали возлагавшиеся на них надежды, или даже представили, с другой стороны, такие недостатки, что многие из них, немедленно по применении, вышли из употребления.

Несомненно, что зимою сильная вентиляция так быстро и сильно охлаждает комнату, что требуется сильная топка, чтобы всегда достаточно скоро согреть входящий холодный воздух и поддержать равномерную температуру. Я лично нахожу, судя по себе, что только холодный, чистый воздух доставляет приятное освежение. Но тем не менее, на основании своих наблюдений, в так называемых военно-полевых бараках с коньком на крыше, я пришел к заключению, что при низкой внешней температуре даже сильной топкой трудно устраняется быстрое охлаждение больничных палат. Вследствие этого, предположили на зиму вентиляцию окнами заменить тем, что под полом проводится труба к печи, последнюю окружают щитом (прикрепленная к полу и идущая вокруг печи железная или сложенная из камней стенка), так что извне приходящий холодный воздух должен сперва пройти через теплые воздушные слои около печи, здесь согреться раньше, чем он проникнет в палату. Это, чрезвычайно остроумное устройство вентиляции, по моим наблюдениям, не может вполне заменить естественной вентиляции окнами, разве если для этого сделают приводящую воздух трубу в два или три раза шире, чем теперь, но тогда исчезнет преимущество этой системы - экономия топлива.

Если все сказанное об обновлении воздуха в комнате следует требовать от здоровых людей ради сохранения их здоровья, то для комнаты больного необходимо принять во внимание еще некоторые другие обстоятельства. В ней вентиляция должна быть особенно сильна, так как чистый, свежий воздух является не только главным условием для выздоровления, но при многих болезнях есть самое важное врачебное средство. Испарения и испражнения больных отличаются часто особенно противным запахом и поэтому нередко после таких испражнений следует быстро обновить воздух в комнате больного, другими словами, быстро уничтожить вонь. Это может быть достигнуто только открыванием окон, причем зимой одновременно с этим нужно усилить топку, вентиляция, основанная только на равномерном обновлении воздуха, не может этого достигнуть.

Предубеждения об опасности движения воздуха в комнате больного, без сомнения, в течение последних лет все более и более ослабевают среди образованной публики, тем не менее, они все еще держатся достаточно прочно, так что я принужден об этом распространиться подробнее.

Особенно сильное предубеждение господствует относительно ночного воздуха, между тем, как он, в особенности в больших городах, гораздо чище дневного, который портиться пылью, дымом и испарениями от кухни. Вот почему необходимо настойчиво советовать, чтобы особенно в городах, окна в течение всей ночи были открыты для доступа свежего воздуха. Где этого не делается, всегда утром в спальне самого чистоплотного человека можно чувствовать испарения, происходящие как от самого тела, так и от постельного белья, которое поглощает испарения спящего человека. Правило по ночам впускать продолжительное время свежий воздух в комнату больного, представляется особенно важным летом, когда этим достигается еще то преимущество, что комната охлаждается ночным воздухом. Осенью и весной, когда часто, в особенности при солнечном закате, являются атмосферные осадки, отверстия для доступа воздуха должны быть небольшие; зимой окно должно открываться только по временам и на очень незначительное время, так как одна значительная разница между внешней и комнатной температурой имеет следствием сильный ток воздуха через двери и окна. Где не устроены особые клапаны для вентиляции, следует применить по крайней мере, такие приспособления, чтобы можно было по желанию верхнюю половину каждого окна, мало или широко открыть и прочно удержать в желаемом положении. К сожалению, даже это отсутствует во многих хороших частных квартирах; в комнате для больного подобное устройство абсолютно необходимо. Более холодный воздух падает непосредственно сверху, из отверстия окна под последнее, так что слои воздуха между полом и окном самые холодные во всем помещении, здесь происходит наиболее сильный ток воздуха. Больной, следовательно, не должен лежать непосредственно у окна под отверстием для вентиляции, точно также там не должна сидеть сестра милосердия, у нее скоро остынут ноги и, быть может, долго после этого она будет страдать болями в них. Всего теплее в верхних слоях комнаты. Каждый может зимой в том легко убедиться в натопленной комнате, если поднимется на лестницу, непосредственно под потолком будет невыносимо жарко, между тем как в нижней части комнаты будет приятная теплота. Если отверстия для вентиляции лежат над окнами или в верхней части последних, то поступающий холодный воздух опускается, вследствие этого является движение воздуха, которым теплый воздух вытесняется наверх. Соответственно скорости притока воздуха и степени холода его, должна уравновешиваться теплота большей или меньшей топкой.

При очень высоких и противоположных отверстиях для вентиляции, больной, лежащий в нижней части комнаты, не будет доступен непосредственно проникающему снаружи воздуху, но это легко может случится, если отворены двери. Все это сестра милосердия должна иметь в виду и соответственно этому позаботиться о помещении кровати или предохранить последнюю от холодных воздушных потоков, являющихся при открывании дверей, большими ширмами.

Я не могу достаточно повторять, что хороший, чистый воздух в комнате пациента первое условие его быстрого выздоровления.

Все врачи и сестры милосердия, работавшие в последних войнах, единогласно подтверждают, что раненые, помещавшиеся в легких деревянных бараках, часто сквозивших, не получали никаких простудных болезней, хотя они иногда мерзли, вследствие отсутствия теплых одеял. Положение мисс Найтингейл, что "больной никогда не простуживается в постели" и по моим наблюдениям вообще вполне справедливо. Впрочем, при этом я должен обратить внимание на то, что существует разница между раненым солдатом, закаленным против всех непогод и часто изнеженным городским жителем. Некоторым лицам сквозной ветер сам по себе неприятен и вызывает в них, не смотря на все возражения, опасения, что они могут простудиться и тем ухудшить свое состояние, наконец, в самом деле встречаются люди, у которых кожа так чувствительна, что сквозной ветер, попавший на какую-либо часть их тела, вызывает в ней долго длящиеся боли. Если даже от этого не развивается настоящей болезни, то все-таки это причиняет неудобства больному, от которых его должна предохранять хорошая сестра милосердия. Поэтому необходимо запирать двери и отверстия для вентиляции, когда больного исследуют или обнажают для перевязки, перемены постели и переодевания. Если после испражнений или перевязки дурно пахнущих язв необходимо быстро и сильно проветрить помещение, то совершенно закрывают больного даже с головой, чтобы на него не попадал ток воздуха, или можно перенести кровать, если это возможно, в соседнюю комнату.

В вентиляции не самой комнаты больного, а только соседней, нужно видеть в большинстве случаев средство, не вполне достигающее цели, опыт учит, как мало удовлетворительна подобная посредственная вентиляция.

Если комната больного очень мала, так что кровать стоит вблизи окна (чего однако следует избегать), то можно удовольствоваться проветриванием соседней комнаты, но гораздо лучше перенести кровать больного из маленькой комнаты в соседнюю большую и доступную проветриванию.

В обществе существует убеждение, что окуривания улучшают воздух и, пожалуй, влияют, подобно проветриванию. Окуривания курительными свечками, порошками и чем-либо подобным вызывают такой чад, что вонь менее чувствуется. Все-таки вонь далеко не так вредна, как чад, который, главным образом, ни что иное, как не вполне перегоревшие, носящиеся по комнате уголь и зола. Если все - таки хотят окурить комнату, то лучше всего лить немного уксуса или одеколона на раскаленную сковороду или сделать пульверизацию, с помощью пульверизатора, из обыкновенной воды, а затем с примесью душистых средств.

Отопление

Отопление комнаты больного, в чем мы нуждаемся, при нашем климате, большую половину года, чтобы поддержать приятную для нас равномерную температуру комнаты, находится в такой тесной связи с вентиляцией, что мы опять должны будем упомянуть о ней. Я не коснусь здесь употребляемого теперь в больших госпиталях так называемого центрального отопления трубами, по которым проводят пары, горячую или теплую воду, так как сестра милосердия не имеет к нему почти никакого отношения, а действовать приспособлениями для уравновешивания температуры она должна быть научена в каждом отдельном случае.

Что касается печей, то кафельная, изразцовая печь, соответствующая величине комнаты, имеет то преимущество, что будучи раз нагрета, долго удерживает тепло, но, охладившись, требует продолжительного времени для своего нагревания. В сильные зимние холода такие большие печи превосходны, весной же и осенью, когда вечером и по утру свежо, а днем может быть даже жарко, трудно ими быстро регулировать температуру.

Вполне неудовлетворительны в комнате больного железные печи, они быстро раскаляются, и хотя от их лучистой теплоты можно защититься жестяным щитом, но они так сушат воздух, что пребывание в такой комнате очень неприятно. Немного лучше так называемые сложные печи различной системы, внутри глиняные, а снаружи обтянутые жестью. Они удерживают тепло гораздо больше железных печей и требуют меньше ухода.

Нужно ли топить печь в комнате больного или извне ее, относительно этого существуют различные взгляды. За отопление в самой комнате приводят, что открытая печь извлекает из нее воздух, потребляет его и отводит вместе с дымом через трубу, так что извне через двери, щели окон и поры стен проникает свежий воздух, таким образом, подобная печь вентилирует комнату. Мне, однако, кажется, что вентиляция с помощью форточек гораздо скорее достигает цели, не представляя того неудобства, которое связано с внутренним отоплением комнаты.

Отопить можно каменным углем, коксом, дровами или древесным углем, но всегда с топливом вносится в комнату пациента масса пыли и грязи. При всем старании нельзя устранить того, чтобы угольная пыль и зола не носились в комнате, чтобы при разведении огня в ней всегда не попадало немного дыма и т.д. Еще гораздо сильнее бывает это с каминами, которые вначале всегда дымят и которым и при сильных холодах в большой комнате, без одновременно отопляемой печи, нельзя достигнуть желаемой теплоты. Комнаты с каминами немедленно остывают, как только огонь потух. Камин прекрасное украшение в квартире, очень уютно сидеть перед трещащим огнем, но зимой, неизбежно мерзнет всякий, занимающийся в некотором расстоянии от камина за рабочим столом.

Как тепло должно быть в комнате больного? На это нельзя дать определенного ответа на все случаи, нужно различать следующее.

1. Продолжительно лежащий в постели больной вообще требует менее теплой комнатной температуры, чем тот, который днем на ногах. Для первого достаточно 15-17,5°С.

2. Собственная температура человека имеет вполне определенные ежедневно правильно повторяющиеся колебания. При обыкновенном образе жизни наша температура всего ниже утром, между 6 и 7 часами, всего выше вечером между 5 и 6 часами. Эти разницы у больных гораздо значительнее, чем у здоровых. Вот почему мы по утрам нуждаемся больше в тепле, чем по вечерам. Вследствие этого, необходимо комнату больного топить уже ночью, чтобы она не была холодна к утру.

3. Малокровные люди больше нуждаются в тепле, чем здоровые и полнокровные. Не только быстро одна за другой следующие умеренная или единовременно сильная потеря крови делают малокровными, но при каждой тяжелой, лихорадочной, сопровождающейся жаром острой болезни и при многих долго длящихся болезнях, воспрепятствовано образование крови, а иногда долгое время совсем прекращено. Для всех подобных больных температура комнаты должна быть выше указанной. По указанию врача, ее можно повысить до 19-21°С, при долго длящихся операциях мы приказываем операционную комнату натопить даже до 25С°. При больших внезапных потерях крови, температура тела часто падает так быстро, что все тело больного приходится окутывать нагретыми простынями, этим удается иногда удержать потухающую жизнь, что особенно важно у больных, лежащих в обмороке, которые не могут глотать и, следовательно, которым ничего нельзя ввести внутрь через рот.

4. Очень раздражительно-возбужденные люди, точно также и больные со страданиями сердца, испытывают по временам в себе, даже при холодной комнатной температуре, такой скоро проходящий жар, что они открывают все окна, через минуту им опять холодно, им всегда или чрезвычайно холодно или чрезвычайно жарко. Если измерить термометром их температуру, то не находят никаких оснований их чувствительности. Сестра милосердия должна научиться отличать, имеет ли она дело с таким легко возбуждающимся нервным человеком, или действительно с лихорадящим, у которого тоже часто меняется чувство жара и холода. В первом случае нет надобности уступать больному и с внезапной переменой ощущений постоянно менять сильную или слабую вентиляцию, сильную или слабую топку. Переменой одежды, более легкими или более тяжелыми одеялами, прикладыванием грелок стараются удовлетворить их, что обыкновенно, все-таки не удается. Остается только иметь терпение, успокаивать и уговаривать их.

5. Если ежедневная правильная топка комнаты больного не составляет обычной работы сестры милосердия, то тем не менее, в ее обязанности входит регулировать температуру собственноручной кладкой топлива или открыванием вентиляторов, обращая при этом всегда внимание на термометр.

6. Каждая больничная комната должна быть снабжена термометром, который нужно иметь также и снаружи, чтобы по внешней температуре судить о количестве необходимого топлива к утру.

Охлаждение комнаты

Не менее важным, как зимой отопление, является в жаркое лето охлаждение комнаты больного. Здесь всего важнее всю ночь напролет держать окна в ней открытыми и только к 8 часам утра не плотно их закрывать. В комнатах, обращенных к солнцу, должны быть приделаны сквозные ставни (жалюзи), из которых наилучшие, так называемые маркизы, укрепляющиеся на жердях. Кроме того, можно охлаждать комнату большими кусками льда, лежащими на плоских лоханках, чтобы ледяная поверхность была больше. Точно также распыление воды и одеколона (пульверизация) действует, охлаждая воздух и освежая его. Действие его непродолжительно, почему пульверизацию нужно часто повторять, но не одеколоном, который в большом количестве действует на больного оглушающим образом.

Солнечный свет

Больничная комната должна быть светла, не только для того, чтобы можно было наблюдать все перемены в больном, но и потому, что свет существенная потребность для людей. Если мы посмотрим на людей, мало пользующихся при работе светом, в особенности рудокопов, то заметим, что они выглядят всегда бледными и жалкими; этот недостаток воздуха всего резче заметен на несчастных бледных детях, растущих в темных подвальных помещениях, благоприятное влияние света всего резче заметно на растениях. Ростки картофеля, которые мы иногда видим высоко поднявшимися в погребе, овес, который мы иногда сеем в комнате в вате, пропитанной водой, бледны и почти бесцветны. Все животные, обитающие в подземных водах, как, например, протей в адельсбергском гроте, совершенно бесцветны; они делаются постепенно коричневыми или черными, когда их переносят на свет. Помимо того, можно видеть другое важное обстоятельство в связи солнечным светом. В каком-нибудь дворовом садике можно развести различные деревья, кусты, цветы и многие из них, если за ними будет хороший уход, могут хорошо разрастись, но цвести будут только немногие из них и только находящиеся на местах, куда ежедневно, хоть на несколько часов проникает солнечный свет. Под широко ветвящимися деревьями вначале хорошо разросшаяся трава постепенно вянет и пропадает, вследствие недостатка солнечного света, а при обилии влаги вытесняется мхом, не требующим никакого солнечного света. Цветы обращают к солнцу свои лепестки, фрукты вообще не разводятся в тенистом саду. Те самые деревья, которые свободно вырастают в лесу на солнце без ухода, противостоят более зимой самым сильным холодам, чем разведенные на искусственно удобренной почве, но в тесном тенистом саду. Таким образом, солнечный свет влияет не только на развитие, цвет и плодовитость растений, но делает их крепче и более устойчивыми против внешних условий.

Хотя мы не можем в каждом отдельном случае точно указать влияние солнечного света на человека, но тем не менее оно несомненно, здесь идет речь не только об услаждающем действии на больного блестящего голубого неба и солнечного света, которые мы требуем для больных, но в интересах его выздоровления и укрепления чрезвычайно важно, чтобы солнце могло освещать больничную комнату.

Только при немногих болезнях свет вообще и в особенности солнечный должны быть устранены. Это, например, необходимо при некоторых глазных страданиях и немногих нервных, которые, подобно тому, как это бывает при водобоязни (собачьем бешенстве), когда один взгляд на блестящие предметы вызывает болезненные судороги.

Величина больничной комнаты

Для госпиталей существуют известные основные правила о величине объема воздуха, необходимого для одного человека, чтобы он при средней вентиляции не испытал никакого вреда от испорченного воздуха, равно чтобы не причинить его другим в этой комнате. Руководствуясь этим для каждого больного, в комнате требуется 35-45 м2 воздуха. Если у нас, например, имеется комната длиной в 10 м, 6 м ширины, так что площадь пола равна 60 м2, при 4 м высоты, то подобное пространство дает 240 м2 воздуха, в такую комнату можно поставить 5-6 больничных коек. Этим вообще можно руководствоваться как правилом и при выборе комнаты для больного в частных квартирах. Но при этом нужно принять во внимание и форму помещения, а тем более и возможность удовлетворительной вентиляции. Прежде очень охотно выбирали церкви для устройства военно-временных лазаретов. При значительной высоте, которую представляет внутреннее пространство многих церквей, приходится часто более 100 куб. м на каждого раненого, но, тем не менее, опыт показал, что когда одна кровать непосредственно стояла около другой, то в церкви развивалась сильная вонь, не было возможности устроить какой-либо вентиляции, движение воздуха в верхних частях церкви равнялось нулю или было так незначительно, что испарения раненых, их амуниции, ранцев не могли быть устраняемы. Слишком большая комната для одного больного неуютна и ее отопление обходится очень дорого, слишком маленькую трудно вентилировать так, чтобы больной сам не подвергался сильным воздушным течениям и она действует также удручающим образом на больного. Вот почему нужно избирать комнату средней величины.

Выбор спокойной комнаты для больного

Для лихорадящих и нервных больных нет ничего более мучительного и более возбуждающего, если в течение целого дня и значительной части ночи приходится слушать уличный шум или если вблизи от них, в близко прилегающем коридоре или над ними, много ходят. Каждую минуту они вздрагивают и, если это часто повторяется, начинают дрожать и жаловаться. Точно также музыка, работа молотками, стук телег и всякий другой шум действует на них сильно возбуждающим образом, сокращает им сон или даже препятствует им заснуть. Поэтому для больного нужно стараться найти комнату, в которую не проникали бы подобные шумы.

Уборка и обстановка больничной комнаты

Чрезвычайно важно опрятное содержание комнаты больного. Насколько нам известно, что воздух, свет, тепло необходимы для роста человека, настолько в настоящее время знаем, что заразительные вещества тела не газообразны и не растворимы в жидкостях, они состоят из очень мелких телец (семена и так называемые споры очень мелких грибков), которые плавают в воздухе или в жидкостях и с пылью или жидкостью, в особенности при обрызгивании, попадают на поверхность или внутрь тела. Пыль, следовательно, должна быть невозможно тщательнее удаляема из комнаты больного. Это в частных помещениях не так легко, так как большинство уютных частных комнат так устроено, что в них находится много предметов, прочно удерживающих пыль.

Больничная палата должна быть так обставлена, чтобы в ней не только не задерживалась пыль, но чтобы последняя легко удалялась. Этого можно достигнуть следующим образом: потолки, стены и полы должны иметь возможно гладкую поверхность. Наилучшим материалом были бы мраморные плиты или искусственный мрамор, затем изразцовые стены. Для пола особенно хороши мозаика и асфальт. На этот материал у нас обыкновенно не рассчитывают, - отчасти потому что (для Австрии и Германии) он слишком дорог, отчасти и потому, что каменные и изразцовые полы, если под ними не проведены согревательные трубы, довольно холодны. Конечно, этому можно помочь тем, что зимою (как это делается во Франции и Италии) их покрывают коврами, а сестрам милосердия и больным, не лежащим в постели, велят носить войлочные башмаки. Но и эти предметы со своей стороны принимают всегда много пыли.

Имеющиеся до сих пор наблюдения не позволяют еще решить положительно вопроса, можно ли ослабить холод каменных полов легко обтираемыми гладкими резиновыми или клеенчатыми половиками, а равно настолько ли прочны эти вещества, чтобы этим окупался значительный расход на их приобретение. Камень, как материал для устройства потолка, стен и пола, хотя и очень дорог, но зато служит очень долго и не требует никакого обновления. Лучше всего заменяет камень - окраска масляными красками и наведение краски лаком. Окраска, конечно, должна в первые годы часто повторяться, в особенности окраска пола. Мало помалу, однако, дерево так пропитывается краской и лаком, что верхний слой его твердеет как камень и только иногда является надобность в незначительных поправках на местах, где много ходят.

Возражали против окраски стен масляными красками, так как при них почти совершенно уничтожается вентиляция через поры. Я уже раньше изложил, что этот источник обновления воздуха весной, летом и осенью, даже, если бы буря действовала на закрытые стены здания, не имеет заметного значения для больничных палат. Если стены выбелены известью, то штукатурка должна, по меньшей мере, обновляться дважды в год, такие смены каждый раз вновь окрашивать, не более, как бесцельная трата денег. От обоев в комнате, предназначенной для продолжительного пребывания больного, следует совершенно отказаться. Тоже самое относится и к паркетным полам, которые должны быть часто натираемы и, кроме того, не переносят сырости.

Самое главное условие для стен, потолка и пола, равно как для всей мебели больничной комнаты - чтобы все в ней заключающееся можно было легко обмыть и вытирать мокрой тряпкой без вреда для предметов, так как обычный способ вытирания пыли при открытых окнах приходилось бы ежедневно повторять очень много раз. Ковры и занавески должны быть каждое утро удаляемы и выколачиваемы, чтобы удалять из них насколько возможно пыль. Вся мебель в комнате больного, как-то: ночные столики, стулья, шкафы должны как внутри, так и снаружи быть выкрашены масляной краской, чтобы их без затруднений можно было обмывать. Мы ниже, при описании дезинфекции больничной комнаты, еще вернемся к необходимости легко и быстро очищать и дезинфицировать ее, что весьма трудно, иногда невозможно, если комната оклеена обоями, потолок красиво расписан, мебель мягкая, полы покрыты коврами, а кровати, окна и двери завешаны тяжелыми занавесями. Из таких предметов удалить тончайшую пыль, без того, чтобы их не испортить или разрушить, является делом почти невозможным. Какие из этих условий удовлетворительной больничной комнаты могут быть достигнуты в частном помещении, нужно предоставить решить врачу и сестре милосердия. Нужно стараться добиться возможно лучшего. Однако было бы в высшей степени нецелесообразно отнимать у сестры милосердия время, которое она должна всецело посвятить уходу за больным, на затруднительное выколачивание ковров, хотя главной обязанностью ее является наблюдение за чистотой помещения больного.

В высшей степени непрактично ежедневное очищение больничной комнаты рано по утрам. Некоторые больные засыпают только по утрам и их не следует тревожить. Поэтому сестра милосердия должна накормить больного завтраком, как только он проснется, обмыть его самого, перенести его, где это только возможно, на другую кровать (всего лучше в смежную комнату) и тогда только приступать к уборке комнаты, нисколько не тревожа больного.

Кровать больного

Кому не приходилось лежать в плохой постели? Как часто не удается заснуть, приходится метаться во все стороны и сваливать с большим или меньшим основанием беду на неудобную постель. "Ему хорошо постлано", говорят часто про тех, которые находятся в очень благоприятных житейских условиях.

В больнице все должно быть устроено с возможно большими удобствами для больного, на кровать и постельные принадлежности необходимо обращать особое внимание. Понятно, что главное условие, чтобы кровать была удобна и целесообразна для больного, но вместе с тем необходимо иметь в виду, чтобы врачу и сестре милосердия было доступно исследование больного в кровати, перевязка и услужение ему, этим путем и больной избегнет много неудобств.

В новых больницах употребляют только железные кровати с проволочными подматрацниками.

Железная кровать имеет то преимущество, что ее всего легче держать в чистоте, а при целесообразном устройстве она весьма легко передвигается, она не должна иметь никаких щелей, в которые могли бы заползать разные насекомые. Долго к этим кроватям не могли привыкнуть, говорили, что все в них слишком на виду, что они холодны и не красивы. Заблуждение думать, что кровать должна служить для согревания больного, что железная госпитальная кровать - некрасива, с этим я соглашаюсь, если ее хотят сделать красивее, закрывая передние и боковые стенки раскрашенными и лакированными жестяными листами, то явятся те же неудобства, какие представляют деревянные кровати, а именно множество недоступных уголков и щелей. Кому же должна казаться кровать красивой? - Только окружающим! Больной, лежащий в постели, не видит своей кровати, а между тем он же и составляет предмет наших забот. В виду того, что окружающие находят кровать некрасивой, можно ли допустить, чтобы больного кусали клопы, забирающиеся во все щели кровати, откуда они могут быть удалены, только если ее разобрать по частям и смазывать разными зловонными тинктурами? Если больной большую часть дня проводит вне кровати, то для скрытия упомянутых недостатков железной кровати можно прикрыть ее большим одеялом.

Очень важны: длина, ширина и высота кровати. Для взрослого она должна быть длиною в 2 метра и немного шире одного, более длинные очень редки, а более широкие - излишни. Больному, пожалуй, всего удобнее подниматься и сходить с кровати высотой с обыкновенный диван (немного более полуметра), но услуживать ему в такой низкой кровати, исследовать его и перевязывать очень неудобно, а на продолжительное время, как для врача, так и сиделки, невыполнимо. Требуется громадная сила, чтобы поднимать с такой глубины больного, хотя бы для перестилки белья и опять его бережно опускать обратно. Высота поверхности, на которой лежит больной, должна равняться 80-85 см. Ножки кровати должны быть снабжены небольшими колесами (фортепианными), чтобы легко можно было ее передвигать, достаточно иметь такие колеса у изголовья: поднимают очень легко противоположный конец, даже когда в ней лежит больной и при известной ловкости ее очень легко можно передвигать. Кровати на четырех колесах теперь не употребляются, так как они слишком подвижны и легко двигаются при малейшем толчке.

Пружинные матрацы или сбитые со стальными пружинами, употребляющиеся в мягкой мебели, весьма распространены у нас. Они обтянуты плотной пеньковой или бумажной тканью, под которую иногда кладут еще слой конского волоса или шерсти. Всего этого следует избегать, так как все эти материалы легко воспринимают заразительные вещества, трудно охраняются от случайного загрязнения, а потому должны быть часто подвергаемы мойке. Это, однако, очень затруднительно, так как покрышка перед стиркой должна отпарываться, затем вновь пришиваться, все это ведет к излишним расходам и трудам, работа же составляет деньги и время. Рамы с проволочной сеткой вытеснили все прочие постельные, упругие приспособления. Каждая пружинная постель, которую продолжительное время занимает больной, наконец, неизбежно оседает, - почему и неизбежно приходится время от времени вновь обтягивать и упомянутые пружинные сетки или вообще обновлять их. Точно также справедливо, что не для каждого одинаково удобна ее упругость, рассчитанная на среднюю человеческую тяжесть - очень тяжелый мужчина вдавливает глубокую яму, худая, легкая женщина лежит очень твердо. Здесь то же самое, что с каждым постельным материалом, при наполнении соломенных мешков, набивке матрацев обыкновенно принимают в расчет среднюю тяжесть.

Без соломенных мешков, в виде подматрацников и даже в виде единственной подстилки, нельзя обойтись ни на войне, ни в бедной практике; тем не менее, солома составляет плохую жесткую постель, если солома промокнет, то она начинает гнить и вонять, в ней начинают кишеть насекомые и кроме того соломенный мешок никогда не бывает свободен от пыли.

Для верхних матрацев (матрацы, на которых покоится тело) употребляют самые разнообразные материалы: сено, морскую траву, вату, юту и пр.

Но до сих пор нет никакого материала, который мог бы заменить обработанный конский волос. Он составляет самую дорогую часть постели, не только при обзаведении, но и при дальнейших поправках, так как никогда не удается вполне устранить случайного загрязнения постели, тогда матрац должен быть распорот, вымыт, проветрен и вновь набит; это требует много работы и стоит поэтому много денег. При набивке матраца середина его должна быть сделана немного выше боковых частей, так как иначе скоро образуется впадина в середине. Хорошо набить матрац, так чтобы на нем не было твердо лежать и чтобы он не сильно вдавливался (что, естественно, бывает различно у тяжелых и легких людей), требует много навыку. Простегивание матраца хотя создает лишнюю работу, но крайне необходимо, чтобы препятствовать скорому сжиманию и раздвиганию конского волоса. Что касается их толщины, то вполне достаточно 10-12 см по краям, 14-16 см в середине. В некоторых случаях очень целесообразно делить матрац поперек на 3 части, в особенности это полезно для хирургических больных, при необходимости накладывать известные аппараты.

Над матрацами кладут простыню, она должна быть бела и достаточно велика, чтобы края ее можно было свободно подвернуть под матрац.

Что касается подушек для изголовья, то их всего лучше не туго набивать конским волосом и обтянуть белой полотняной наволокой. На многих кроватях в изголовье кладут клинообразную подушку. Хотя эта подушка вообще и удобна, но она все-таки представляет некоторые недостатки: для нее требуется особой формы наволочка, кроме того, для одних пациентов она высока, для других слишком низка.

Я нахожу чрезвычайно практичным устройство постелей в моей клинике. На каждой кровати имеется 2 подушки шириной с кровать и высотой в 40 см, в середине же только около 10 см толщины. Больной может или сам сложить их или поручить сделать это другому так, как ему это более удобно. Каждая больничная палата имеет, кроме того, известное количество запасных подушек, которые в случае надобности подкладываются больному.

Перины и пуховые подушки я считаю для больных очень дурными, тело погружается в них и без надобности разогревается. В особенности вредно погружение головы в пуховую подушку: голова почти непрерывно тогда потеет, кожа ее делается столь чувствительной, что больной, когда уже начинает вставать с постели, еще долго должен носить толстую шапку, предохраняя себя от головных болей. Пропотевшие и промоченные пуховые подушки очень трудно чистятся, сушатся и проветриваются. Если же этого часто не делать, то подушки получают противный затхлый запах.

Для покрытия всего чаще рекомендуется зимою одно, два или три шерстяных одеяла, летом одно легкое бумажное. Они должны снизу всегда быть обшиты белой простыней, края которой должны быть завернуты поверх одеяла. Эти простыни в госпитале должны быть одинаковой величины, как и те, которые стелятся на матрац, что чрезвычайно упрощает распределение белья; сложенные простыни в некоторых случаях употребляются как подстилка. Точно также и подушки и их наволочки в виду удобства должны быть одинаковой величины. Достаточно упомянуть только, что все постельное белье должно быть совершенно сухо и перед употреблением не холодное.

Сестре милосердия предстоит не мало труда провести на практике эти основные положения целесообразной постели в частных домах, равно как добиться упрощения мебели в комнате больного; вот почему она должна быть предусмотрительна и не наговорить сразу больному и его окружающим много новых вещей. В случае заразительных болезней, она всего скорее повлияет на окружающих больного, если скажет им, что заразительное вещество может проникнуть в пуховые перины, подушки, ковры, занавеси, находящиеся в комнате и что в будущем все эти предметы будут сильно повреждены дезинфекцией, а быть может их придется даже совсем сжечь. Всего труднее отучить изнеженных больных от верхних пуховиков, которыми в Германии, Австрии и Франции покрываются сверху одеяла; правда, они не особенно вредны. Без сомнения, они могут быть заменены несколькими шерстяными одеялами, но все-таки последние кажутся более тяжелыми. Здесь иногда приходится уступить силе привычки! Но мы все зависим от нее! Как это трудно отвыкнуть от чего-либо, даже когда мы проникнуты полным сознанием всей нецелесообразности нашей привычки.

Необходимо упомянуть еще о некоторых предметах, которые иногда могут значительно улучшить положение больного.

Некоторые больные любят при умеренно высоком положении туловища, чтобы голова лежала высоко. Для этой цели всего целесообразнее маленькие не толстые и умеренно туго набитые конским волосом валикообразные подушки. Они должны быть всегда снабжены достаточно длинной, прикрепленной к обоим концам подушки лентой, которая проходит или через заднюю стенку кровати, или больной может ее держать перед собой. Она содействует облегчению перемены положения головы и, если часто можно менять ее положение, охлаждает затылок и голову. С подобной валикообразной подушкой больной гораздо легче может себе сам помочь, чем, если ему часто менять подушки, причем его нужно каждый раз приподнимать. Больные, которые очень охотно держат высоко верхнюю половину туловища или вынуждены так лежать, вследствие затрудненного дыхания, равно как очень тучные люди должны при обыкновенном, умеренно высоком лежании класть себе под крестец подушку, не то они лежат без опоры для средней части тела, отчего и легко появляются боли в пояснице. Высоко лежащие, тяжелые, равно как слабые, умеренно высоко лежащие больные постоянно сползают все более к ножному концу кровати и вследствие этого легко принимают самое неловкое положение. Слабым больным можно при этом помочь только более глубоким положением верхней половины их туловища и частым приподниманием их тела; больной должен быть при этом приподнимаем за таз, а не за подмышки, о чем более подробно будет сказано в следующей главе, когда будет речь об усаживании больного для еды, чтения и т. п. Если же состояние здоровья больных довольно сносное, то в ноги кладут им, приблизительно шириною с кровать деревянное полено, немного кососрезанное на стороне, обращенной к ногам больного, чтобы они могли об него упираться. В случае неимения такого особенного приспособления, можно употребить обыкновенную скамеечку для ног, которую кладут в кровать и переднюю поверхность которой обращают к стопам. Больным, которые не имеют силы прочно упираться об эти предметы и поэтому время от времени все-таки сдвигаются, все это совершенно бесполезно, они постоянно должны быть приподнимаемы в кровати.

Больным, которые хотят долго сидеть в кровати, всего лучше подпирать спину особенными деревянными рамами с переплетом из ремней; подушки не столь удобны, так как они легко сдвигаются. У очень неспокойных больных нужно заботиться, чтобы они не упали неожиданно с кровати. Для этого прикрепляют к сторонам кровати, а именно в средних частях, приставные доски или переплеты из дощечек, подобно употребительным у маленьких детей, которых кладут спать в большие кровати.

Очень трудно без демонстрации описать все отдельные случаи незначительной помощи при положении больного. Это должно быть изучаемо практически. Некоторые подробности упомянуты в следующем разделе.

Чрезвычайно важно выбрать наиболее целесообразное место для расположения кровати в комнате. Для выигрыша пространства ставят обыкновенно кровать длинной стороной вдоль стены. Для сестры милосердия при уходе за продолжительное время лежащим в постели больным, так поставленная кровать в высшей степени неудобна, а поэтому она неудобна и для больного. Кровать должна быть свободна с обеих сторон, так чтобы можно было больного исследовать и прислуживать ему с обеих сторон. Если комната недостаточно велика для того, чтобы кровать стояла совершенно свободно, то ее ставят изголовьем у стены. Печь не должна быть особенно близка к кровати, дабы больной не находился с одной стороны под влиянием лучистой теплоты; точно также кровать не должна стоять по линии направления вентиляции, разве, если последняя устроена высоко над головой.

Больному, в особенности в период выздоровления, доставляет большое удовольствие, если он лежа в кровати может смотреть через окно, видеть зеленеющие деревья или хотя бы часть неба. Скоропреходящее ослепление очень блестящей небесной синевой может быть ослаблено подвижными жалюзи.

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.