Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.
 
 
 
Меню   Раздел Образование   Реклама
         
 
Поиск
 

Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
 
Статистика
 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
 

Мне кажется, инвалидность здесь не при чем

Действительно, нужно ли инвалиду высшее образование? По моему мнению, оно ему не нужно, а желанно. И по этому признаку нет никакой разницы - инвалид ты или «условно здоровый». Образование, как таковое, не является самоцелью, хотя бывает, что человек стремится к получению диплома, а не к получению знаний. Обычно же образование есть необходимое условие для достижения каких-либо целей. Например, развитие сознания, профессионализация, личностный и социальный статус, карьера. В предельном случае - самоактуализация. Соответственно, и для инвалидов получение высшего образования может быть или самоцелью или логичным звеном самоактуализации.
Какие специфические сложности есть у инвалидов, в отличие от условно здоровых, при получении высшего образования? Одним из факторов, создающих для инвалидов определенные сложности, является гравитация. Разумеется, гравитация действует на все материальные объекты, но инвалиды с нарушением опорно-двигательного аппарата и расстройством схем движения чувствуют это более ярко. Соответственно, сложность с перемещением своего физического тела до места получения высшего образования. Казалось бы, это можно решить путем распространения дистанционного образования. Однако при всей привлекательности этой формы обучения для инвалидов теряется основное, что есть в образовании - живой человеческий контакт, который подразумевает не только возможность видеть и слышать, но и чувствовать другого человека. Причем это касается не только общения с преподавателями, но и с другими людьми.
Как мне представляется, проблема инвалидов заключается не в самой инвалидности как системном качестве, а в том, как это качество переживается, то есть, в контексте инвалидности. Известно, что любой контекст максимально осознается тогда, когда есть возможность сравнения. И именно это сравнение и есть источник переживаний - как положительных (у меня есть что-то, какое-то отличие в лучшую сторону), так и отрицательных (я ощущаю свою дефицитарность). И только в редких случаях человеку удается пережить свою «таковость» как уникальность, без сравнения. Инвалидность рассматривается в основном с точки зрения ограничения. При этом теряется из виду, что ограничения чего-либо может быть основанием для комплексного развития и адаптации. В частности, ограничения движений, как показывает мой опыт, весьма способствуют развитию интеллектуальной сферы, воображения, речи, внимания. При этом развитие интеллектуальной сферы, в свою очередь, положительно влияет через развитие воли и чувства на коррекцию моторной сферы. Однако неправильно было бы думать, что моторные ограничения с неизбежностью приводят к этому результату. Все дело в контексте переживаний, задаваемых отношением к инвалидности. На мой взгляд, нет ничего более неадекватного для инвалида, чем стремление быть «как здоровый». Хотя подобная мотивация может на время активизировать деятельность, в долгосрочном плане результаты, в основном, не бесспорны. Причина так называемых «неудачных» результатов, которые в обыденной жизни обозначаются людьми как состояния «несчастливости», «непонятости», «изолированности от окружения», «отсутствия любви и поддержки» и т.п., по-моему, кроется в определенной фиксации своего качества, в данном случае, «инвалидности», постоянном выделении этого качества у себя, сравнении себя с другими, и, как следствие, состояние хронического стресса. Это приводит к серьезным личностным деформациям и проблемам, которые, в свою очередь, создают дополнительные ограничения, в том числе, в развитии и проявлении других своих качеств. Возникают следующие искажающие позиции в жизни: либо «Если бы не моя инвалидность, я бы многого достиг в жизни!», либо «Вопреки всем своим ограничениям я должен добиться!...» Ив том и в другом варианте человек как бы отгораживает и не воспринимает часть мира, часть самого себя, и не важно, какой из этих внутренних патологических путей он предпочтет, не важно - Неудачником или Героем он станет в своих глазах - это не То.
Вопрос в том, на что человек тратит время своей жизни - на то, чтобы быть или на то, чтобы казаться. Поскольку быть можно без того, чтобы казаться.
С другой стороны, инвалидность является, по общему убеждению, качеством ограничивающим жизнедеятельность, и у инвалида возникает другая опасность - стать большим инвалидом, чем он есть на самом деле.
Окружение, в которое попадает ребенок-инвалид, в значительной степени определяет его отношение к инвалидности. Я не видел ни одной семьи, в которой с энтузиазмом воспринимали бы инвалидность одного из ее членов. В лучшем случае люди адаптируются и выстраивают свои отношения с инвалидом так, чтобы сам факт инвалидности не был доминирующим. В худшем - инвалидность становится главной темой и определяет практически все стороны жизни или всей семьи или ее отдельных членов. «Борьба с недугом» поглощает целиком и полностью, все остальное рассматривается через призму этой борьбы. Счастье откладывается на «до победы». Соответственно, и люди разделяются на своих - тех, кто помогает и на чужих - тех, кто не помогает в достижении «победы». Зачастую водораздел проходит внутри самой семьи. Последствия известны. Достаточно часто кто-то в семье, обычно матери или бабушки, фиксируются на больном ребенке, создавая с ним так называемую «мы- концепцию». Такие матери и бабушки говорят о ребенке: «мы поели», «у нас проблемы», «мы стали себя чувствовать лучше» и т.д. Вообще говоря, создание «мы-концепции» - закономерный этап развития взаимоотношений, который сменяется разделением субъектов (матери и ребенка). Однако в ситуации фиксации разделение не происходит, и ребенок также начинает поддерживать имеющуюся у матери (бабушки) фиксацию, не мысля себе существования без взрослого. Это существенно затрудняет личностное развитие и делает таких детей «вечными детьми». У детей-инвалидов деформации личностного развития оказываются более проявлены. Казалось бы, возникает замкнутый круг - для того, чтобы целостно адаптировать свое системное качество «инвалидность» в структуре «я- концепции», нужно эту «я-концепцию» сформировать, для того, чтобы сформировать «я-концепцию», необходимо трансформировать «мы-концепцию», разорвать фиксацию, для которой инвалидность является базой. Но если заболевание, лежащее в основе инвалидности, принципиально неизлечимо, нет надежды на то, что фиксация исчезнет сама. Единственный выход для инвалида - осознать, кто я есть, пережить свое устройство и понять, что развивать можно то, что есть, и горевать о тяжелой судьбе нет ни смысла, ни времени. И когда ты есть тот, кто есть, тебе нет никакой нужды быть никем другим. При таком очень простом осознании мир преобразуется удивительным образом: нет необходимости «быть как все», стремиться «выглядеть как здоровый», исчезает иллюзия, что «будь я здоровым, у меня не было бы проблем», и «будь я здоровым, я был бы более счастливым». Понимаешь, что никто не сможет за тебя прожить эту жизнь и что если даже «найдется виновный в твоем тяжелом состоянии», тебе от этого легче не будет. Исчезает причина для борьбы, появляется реальный шанс быть живым человеком.
В таком случае, вопрос об инвалидности как контексте, определяющем мировосприятие, снимается.
Возникает куча других вопросов, представляющихся неразрешимыми - их решение и есть творческий процесс эволюции индивидуального волевого самосознания.

 

 

Популярные материалы Популярные материалы

 
 
Присоединиться
 
В Контакте Одноклассники Мой Мир Facebook Google+ YouTube
 
 
 
 
Создан: 28.02.2001.
Copyright © 2001- aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.