Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Творчество Творчество

Жизнь побеждает. Матюшина О.К.

Жизнь побеждает

Жизнь побеждает. Матюшина О.К. Главные герои этой книги — дети-инвалиды, искалеченные фашистскими бомбами и снарядами во время Великой Отечественной войны. Пережитые потрясения и физическая неполноценность накладывают на детское сознание тяжелый отпечаток. Ребята не по возрасту серьезны, замкнуты, неразговорчивы. История создания пионерской и комсомольской организации в доме детей-инвалидов, рассказанная автором в повести, по существу есть история борьбы за будущее, борьбы за жизнь в самом широком и благородном смысле этого слова. Поэтому книга и названа автором «Жизнь побеждает».

Оглавление

Читателям об авторе и его книге
Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая

Читателям об авторе и его книге

Автор этой книги — художник Ольга Константиновна Матюшина осенью 1941 года в осажденном Ленинграде потеряла зрение.

Надежды на излечение не было, путь к живописи был закрыт. Самым тяжелым, однако, оказалась необходимость отказаться от тех общественных обязанностей, которые несли во время блокады все ленинградцы, и этим исключить себя из числа активных защитников города. Перед немолодой женщиной встал вопрос: как сохранить свое право бороться? Как жить? Вне труда, вне борьбы жизнь представлялась бессмысленной и ненужной.

Вспомнив совет своих молодых друзей-комсомольцев, которым она многое рассказывала о своей дореволюционной жизни, о встречах с Лениным, Крупской, Горьким, Маяковским, Ольга Константиновна стала писать.

Память сберегла многое; острота восприятия, свойственная художнику, умение мыслить образами сохранились, но ведь писать, не видя, почти невозможно.

Непреодолимые, казалось, трудности возникали и в самом процессе писания. Вот что рассказывает об этом писательница: «Долго училась не сливать строчки на бумаге… Трудно было привыкать попадать пером в чернильницу. Была еще помеха: перо поворачивалось другой стороной».

Ольга Константиновна Матюшина испытывала все те нечеловеческие трудности и лишения, которые переносили ленинградцы в блокированном городе. Естественно, что ни о чем другом, как о героизме людей, ее окружавших, и не могла она писать. «Задача записать всё, что наблюдаешь, — встала передо мною остро, как дело жизни», — пишет она в своей первой книге.

От голода и лишений обострился туберкулезный процесс, начавшийся у О. К. Матюшиной еще в царской тюрьме, где она находилась за распространение нелегальной революционной литературы.

Всё же первая книга была закончена и в 1946 году вышла в свет, называлась она — «Песнь о жизни». Своей простотой, безыскусственностью, правдивостью и оптимистичностью она привлекла внимание широкого круга читателей и, в особенности, молодежи.

Основа успеха первой книги О. К. Матюшиной — жизнеутверждающая мысль повести: как хороши советские люди, в борьбе и труде побеждающие всё, — даже смерть, преодолевающие любые трудности.

Та же мысль лежит в основе и второй книги О. К. Матюшиной — «Жизнь побеждает».

Главные герои этой книги — дети-инвалиды, искалеченные фашистскими бомбами и снарядами во время Великой Отечественной войны. Пережитые потрясения и физическая неполноценность накладывают на детское сознание тяжелый отпечаток. Ребята не по возрасту серьезны, замкнуты, неразговорчивы.

В словах четырнадцатилетней девочки Нины звучит вопрос, близкий по смыслу к тому, который задавала себе О. К. Матюшина, лишившись зрения: «Мне хочется попрежнему быть настоящей пионеркой, но разве с такими ногами это можно?» — спрашивает Нина.

Вопрос этот звучит так: можно ли, будучи инвалидом, стать полноценным человеком? Автор книги, коллектив воспитателей, героиня повести пионервожатая Надя, сама жизнь отвечают: в Советской стране да!

В повести Надя говорит ребятам: «Советской стране все дороги. Большинство из вас пострадало от войны, и наше государство особенно заботится о вас. Оно видит в вас своих будущих помощников. Хочет, чтобы вы росли настоящими пионерами и комсомольцами».

История создания пионерской и комсомольской организации в доме детей-инвалидов, рассказанная автором в повести, по существу есть история борьбы за будущее, борьбы за жизнь в самом широком и благородном смысле этого слова. Поэтому книга и названа автором «Жизнь побеждает».

О. К. Матюшина сумела показать, как под влиянием глубоко человеческой заботы Советского государства о детях раскрываются их способности, растет уверенность в своем будущем, развивается и крепнет любовь к своей Родине.

Часть первая

Глава первая

Жизнь побеждает

Грузовик, набитый до отказа пустыми ящиками, мчался по шоссе. На ящиках, перевязанных веревками, сидела девушка. Она крепко держалась за веревки, боясь свалиться, и зорко следила за крутыми поворотами. Донесся свист паровоза. Девушка слегка приподнялась, стараясь сквозь ветви деревьев разглядеть станцию. Грузовик повернул на немощеную дорогу и, немного проехав, остановился. Шофёр высунул голову из кабинки.

— Ваша станция! Слезайте, а то дальше увезу! — крикнул он.

Девушка, цепляясь за веревки, спустилась с машины. Затекшие руки и ноги болели.

— Торопитесь, поезд подходит. — Шофёр указал вправо.

Надя Платонова обогнула небольшой садик, увидела поезд, суетившихся людей. Купила билет и едва протиснулась в переполненный вагон. Пришлось стоять, а она так устала: больше суток уже провела в пути. Пересаживаясь с грузовика на телегу, а где и пешком, Надя еле добралась до станции.

В поезде тесно и душно. Но всё же колёса стучат, мелькает километр за километром… Скоро Ленинград!

Всюду видны следы войны… А народ уже хлынул в Ленинград. Поезда переполнены. Возвращаются из эвакуации коренные ленинградцы, едут люди, никогда не жившие там. У всех одно желание — помочь возродить город.

В вагоне стало свободнее. Толпившиеся в проходах пассажиры кое-как разместились. Наде тоже удалось пристроиться на кончике скамейки: подвинулась девушка в украинской вышитой рубашке. Она приветливо сказала:

— Попробуйте уместиться здесь. Лучше, чем стоять!

Девушки разговорились. Надя скоро узнала, что спутницу зовут Варей. До войны она с матерью и сестрой жила в Ленинграде. Училась в школе и перешла в восьмой класс. Мать на лето отправила ее в гости к своей сестре на Украину.

— Если б я знала, что так будет, ни за что бы не поехала!

Варя расплакалась, и только из отдельных фраз Надя поняла, что пережила девушка за это время.

Немцы неожиданно подошли к селу, куда приехала Варя. Тетка с односельчанами хотела укрыться в лесу.

— На шоссе нас обстреляли немецкие самолеты. Тетку убили. Я побежала вместе с другими.

Варя замолчала. Надя видела, как тяжело ей. Не расспрашивала. Девушка снова заговорила:

— В Ленинграде дом, где жила моя мать, разрушен. Я всё писала ей, а ответа не было. И вот совсем недавно получила открытку от мамы — она жива! Читаю, и глазам не верю. Я сейчас же в Ленинград поехала. С Украины нелегко было добраться сюда.

В вагоне зашумели.

— Подъезжаем!

Надя и Варя прижались к стеклу. Мелькают обгорелые стволы деревьев, видны развалины, трубы на месте пожарищ. Они стоят как часовые, как немые свидетели войны.

Поезд остановился. Ленинград!

Надя, схватив багаж, хочет первой выйти из вагона.

— Помоги мне! — просит Варя. — Мне надо сдать вещи на хранение.

Надя с удивлением смотрит на большой чемодан.

— Это яблоки для мамы. Она же здесь голодала! — глаза Вари полны слёз и счастья.

Надя и сама бы так поступила, если бы у нее была мама.

И девушка уже не думает о своем желании скорее увидеть город. Она помогает Варе тащить чемодан. С трудом пробираются они вперед. А народу много, все бегут, торопятся. Кругом всё непривычное, невиданное. Остановиться нельзя: людская волна подхватывает и несет.

Идти пришлось далеко. С каждым шагом чемодан казался всё тяжелее. Они уже не несли, а волокли его по земле. В камере хранения большая очередь.

Варя стояла как на иголках. Так невыносимо ждать, когда радость, может быть, совсем близко.

Наде стало жалко девушку:

— А ты знаешь новый адрес матери? Далеко она отсюда живет?

— Совсем близехонько! Если б мне только на одну минутку сбегать, взглянуть на маму?.. — умоляюще шепчет Варя.

Наде тоже хочется уйти скорее с вокзала. У нее есть адрес дальних родственников. Надо их найти. Кто они и примут ли ее — девушка не знает. Как поступить?.. А Варя уже на ходу говорит:

— Подожди меня минуточку, Надя! Я скоро, скоро приду!

Жизнь побеждает

Надя осталась с чужим чемоданом. Что делать? Поочередно перетаскивает она чемодан и свои вещи вслед за медленно двигающейся очередью.

Часы идут, а Вари всё нет. Надя достала книгу, попробовала читать. Много раз пробегает одну и ту же страницу — ничего не понимает. Сама всё посматривает на дверь.

В кладовой уже тихо. Пассажиры заходят редко. Они теперь берут обратно багаж.

Надя не знает, что делать. «Брошу ее чемодан и уйду, — думает она. — Почему я должна здесь сидеть? Сосчитаю до ста и уйду!» Сосчитала сто, триста, пятьсот.

Встала, сдала на хранение свой багаж, направилась к двери и… вернулась. Сидит, опустив голову, даже не смотрит больше на дверь.

— Надя, Надюша! Ты здесь! — Варя бросилась к ней. — Я маму нашла! Вот она! — и девушка от Нади бросается к пожилой женщине в черном платке. Та молча, ласково прижимает к себе дочь.

Надя вспомнила свою маму. Ей нелегко смотреть на чужую радость. Она хочет скорее уйти, но Варя с матерью не пускают, зовут ее к себе.

— Надюша, ты здесь целый день сидела голодная, усталая, чужие вещи берегла! Очень ты сердилась на меня? Если б ты знала, что было со мной, когда я увидела маму! Я забыла обо всем — и о тебе, и о вещах. Когда вспомнила, — решила, что ты уже ушла. Даже идти сюда не хотела: мама настояла. И неужели мы тебя отпустим теперь?

Пришлось подчиниться. Пошли пешком, — до Суворовского недалеко. В маленькой комнате сестра Вари уже приготовила чай. Вся семья дружески отнеслась к Наде. И всё же она подумала, что в такой день им лучше было бы остаться одним. Но идти искать родных поздно. Да и намучилась она за день. Ей приготовили постель. Надя лежала с закрытыми глазами. Она слышала радостный шёпот Вари, говорившей с матерью и сестрой, и еще сильнее чувствовала свое одиночество.

Утром она распростилась с новыми знакомыми и пошла искать родственников. Нашла их дом и постучала в квартиру. Ей сказали:

— Такие здесь не живут!

Надя, ошеломленная, стояла на лестничной площадке. В вагоне она старалась представить себе родственников, гадала, как ее примут, но что они не живут здесь — этого она не допускала. «Может быть, ошиблись?» — подумала она и постучала еще раз. Ответ прежний:

— Здесь такие не живут! Спросите в домоуправлении.

Управхоз долго не мог найти в домовой книге названной фамилии. Когда нашел — сказал:

— Да они еще в начале блокады эвакуировались. — Заметив растерянность девушки, он сочувственно добавил: — Может, скоро приедут! Теперь многие возвращаются.

«Многие возвращаются…» — повторила Надя машинально. «Но мне негде жить!» — думала она с отчаянием, проходя по городу, не обращая внимания на широкие улицы, на прекрасные здания. И вдруг — остановилась. Через огромные окна без рам и стекол она увидела синее небо. Вся середина дома провалилась. Крыши не было.

Этот искалеченный дом напомнил девушке всё, что пережил за три года блокады героический город. Теперь она шла, зорко вглядываясь в окружающее.

«Как много разрушенных домов!.. А вот — совсем новый», — мысленно отметила она. Но, подойдя ближе, — поняла: «Да это маскировка! Разрисованная фанера прикрывает развалины дома… Какие тут люди! Они не хотят показывать своих страданий…»

Ей стало стыдно за свое уныние. Тряхнув головой, она бодро подумала: «Да вовсе уж не так я и рассчитывала на родных. У меня же подано заявление в педагогическое училище. Там есть общежитие…»

Девушка спросила у прохожих дорогу и побежала, полная надежды. В канцелярии она узнала, что экзамены уже кончились.

— У меня есть справки. Я опоздала по уважительной причине. Может быть, меня согласятся проэкзаменовать отдельно?

— Переговорите с директором.

— А если меня допустят, в общежитие я могу переехать сейчас или после экзаменов?

— К сожалению, все места уже заняты. Вам нужно было явиться раньше.

Надя растерялась. Тихо отошла в сторону. Безучастно смотрела на подходящую к столу молодежь, повторяя про себя: «Где же я буду жить?».

Этот вопрос встал перед ней сейчас во всей силе. Она не представляла себе, что так может получиться.

Медленно спустилась по лестнице. Приближался вечер.

«Переночую еще раз у Вари. Она, наверно, поможет мне найти квартиру. Или у себя оставит жить. Да я же не записала ее адрес! Название улицы помню. Найду!»

Расспрашивая прохожих, Надя добралась до Суворовского. Дома так похожи! Который из них Варин? Девушка заходит во дворы, поднимается по лестницам, ищет. Но как же найти, когда даже фамилии не знаешь! Отчаяние закралось в сердце. И такой она почувствовала себя маленькой, несчастной. Вспомнился родной колхоз, прощание с отцом и его последние слова: «Доченька, если попадешь в трудное положение, не будешь знать, как тебе поступить, иди в райком».

У постового милиционера она узнала адрес райкома комсомола. Оказалось — совсем близко. Надя поднялась на третий этаж. В приемной много молодежи. Одни здороваются, шутят, другие на ходу договариваются о встречах. Все давно между собой знакомы, связаны общей работой.

Девушка за столом заметила Надю, робко стоявшую у входа. Подошла к ней. Узнав, что она хочет видеть секретаря райкома, попросила немного подождать. Надя старалась привести в порядок мысли. Ей трудно было сосредоточиться. Всё отвлекало. Когда ее позвали к секретарю, она совсем испугалась. В кабинете даже не решилась сесть, хотя слышала приглашение.

— Ваша фамилия Платонова?

— Да, — тихо сказала Надя, не поднимая глаз.

— Вы хотели о чем-то спросить меня?

— Я только вчера приехала. Очень хочу здесь работать с детьми и учиться. Я решила стать педагогом. Но я никого не знаю и пришла к вам.

В райком часто обращались приезжие с просьбой устроить их.

— Вам и жить негде? — спросил секретарь. — С жилой площадью у нас плохо. Много домов восстановлено, но народ всё приезжает и приезжает…

— Пожалуйста, — горячо заговорила Надя, — помогите мне остаться здесь! Я всех потеряла… совсем одна. Хочу именно в Ленинграде работать. Мне легче будет…

Секретарь почувствовал, что Платонова много выстрадала.

— Работа есть, и вас легко устроить, — успокоительно сказал он и позвонил. Вошла худенькая светловолосая женщина с усталым лицом.

— Познакомьтесь, Платонова, с Татьяной Васильевной Зориной. Она у нас заведует школьной работой. Что-нибудь для вас придумает.

Секретарь коротко рассказал Зориной о Наде. Татьяна Васильевна покачала головой.

— С общежитием у нас можно найти работу только в строительных организациях, а вы хотите воспитывать детей…

Наде показалось, что всё кончено, но она не хотела сдаваться:

— Я так мечтала заниматься с ребятами, и именно в Ленинграде. Отдать им все силы, все знания… какие есть…

Секретарь улыбнулся.

— Татьяна Васильевна, поговорите с комсомольцами. Может, временно кто-нибудь приютит ее у себя?

— Пойдемте со мной, — сказала Зорина Наде. — Через час у нас собрание. Я спрошу у молодежи.

В длинной полутемной комнате, вокруг стола, накрытого красным сукном, разместились комсомольцы. Татьяна Васильевна обратилась к ним:

— Товарищи, познакомьтесь: это Надя Платонова. До войны она жила в колхозе. Недавно вернулась из эвакуации. Она сирота: родители у нее погибли. Платонова хочет учиться и работать в Ленинграде, но она никого не знает здесь. Надо где-нибудь поселить Надю. Давайте поможем ей!

Комсомольцы зашумели. Им хотелось выручить товарища, но они не знали, как это сделать. Потом кто-то вспомнил о своей тете: может, она временно пустит?.. Одна девушка пригласила к себе…

— После собрания пойдем вместе, — сказала она Наде.

Через несколько дней Надя нашла себе крохотную комнату, — правда, на время, — и почувствовала себя ленинградкой.

Она прибежала в райком.

— Подумайте! Завтра я перееду в свою комнату! — объявила она.

Платонова с первого взгляда понравилась Татьяне Васильевне.

Круглолицая, с розовыми щеками, с тонкими светлыми косичками, она казалась подростком. Но глаза ее, робость, грустная улыбка говорили о пережитом. Татьяна Васильевна хотела ближе познакомиться с девушкой. Она просто сказала:

— Ты переезжаешь завтра, а сегодня ночуй у меня.

Надя обрадовалась.

После ужина Татьяна Васильевна пригласила ее посумерничать на диване.

— Я люблю, сидя здесь, слушать радио. Особенно музыку. Думается так хорошо, отдыхаешь…

Они молча слушали сонату Бетховена. Потом Татьяна Васильевна спросила Надю, как она жила до войны.

Девушка начала рассказывать тихо, как бы припоминая свою короткую, но полную горя жизнь. Татьяна Васильевна не торопила ее. Постепенно воспоминания увлекли Надю. Она то спокойно и обстоятельно рассказывала обо всех мелочах, то, волнуясь, говорила порывисто, обрывая фразы. Перед Татьяной Васильевной как на экране проходила жизнь этой девушки-подростка.

Глава вторая

— Как хорошо у нас на Шелони весной! Распускаются фруктовые деревья. Ровными рядами тянутся они вдоль берегов. Под нежными цветами не видно веток. Мне всегда казалось — не деревья это, а огромные букеты расставлены по обе стороны реки. Дома совсем тонут в цветущих яблонях и вишнях. А запах какой!.. — восторженно говорит Надя, и кажется, что она чувствует его и сейчас.

Слушая Надю, Татьяна Васильевна ясно представила себе маленький домик, окруженный фруктовыми деревьями, где прошло детство Нади.

Девушка рассказывает, что в доме всегда было прибрано, чисто, уютно. Большие фикусы с глянцевитыми листьями, столетники, герань заполняли зимой комнату. Дарья Васильевна, мать Нади, любила цветы и хорошо их выращивала.

— Мама всё умела. Она много работала, а отдыхала за рукодельем. Какие чудесные вещи она вязала и вышивала! В деревне ее считали мастерицей…

Надя опустила голову и помолчала. Потом, взглянув на Татьяну Васильевну, стала рассказывать об отце. Он был председателем колхоза. Целые дни проводил в поле, в правлении и на молочной ферме. Домой возвращался поздно. И по ночам занимался. Сколько раз, просыпаясь, девочка видела: отец сгорбился за столом; лампа у него зажжена; он заслонял ее чем-нибудь: жалел детей, не хотел, чтоб свет им в глаза попадал… А сам всё перелистывал страницы книг, разложенных на столе, потом что-то быстро писал… Дарья Васильевна ворчала на него: «Ты скоро совсем спать отвыкнешь! Посмотри, какой худущий стал… И на что тебе дались эти книги?». Отец поглядит на нее усталыми глазами и промолчит…

— Один раз мама сильно на него рассердилась за бессонную ночь. Она заплакала, и мне так жалко было ее… «Не сердись, Даша, — успокаивал отец. — Коммунист я и должен много знать. Самому надо во всем разобраться, чтобы колхозникам уметь объяснить…»

Надя задумалась, потом с грустью сказала:

— Не понимала я тогда, Татьяна Васильевна, слов отца. Ребенком была… Теперь бы с ним поговорить!..

В колхозе все считали Платонова самым умным и знающим. В плохую погоду колхозники приходили к председателю, сидели подолгу, что-то обсуждали, спорили. Павел Иванович им всё объяснял, читал газеты.

Каждое лето Надя гостила в деревне, где жила ее бабушка. Она чувствовала себя там маленькой хозяйкой. Ухаживала за курами, убирала в дому, как взрослая. Вернувшись с поля, бабушка хвалила ее. Надя всегда с нетерпением ждала лета, встречи с бабушкой и подругами.

Когда ей минуло семь лет, девочка отказалась ехать к бабушке. Родители понять не могли, почему она осталась дома. Если спрашивали об этом — Надя молча уходила из комнаты. Никто не догадывался, что причиной всему был маленький коричневый портфель. Павел Иванович ранней весной привез его из города в подарок дочке. В портфеле лежали букварь с картинками, тетрадки, карандаши — всё, что нужно для ученья.

Надя очень обрадовалась подарку. Она давно мечтала о школе. Незадолго до начала занятий девочка заявила: «Мама, я скоро пойду в школу!» — «Ты мала, доченька! Придется подождать годик». У Нади глаза наполнились слезами. «Не горюй! — утешала ее Дарья Васильевна. — Зимой папа будет с тобой заниматься. Год пройдет быстро. Ты и сама не заметишь, как станешь школьницей!» Но Надя думала иначе.

Первого сентября Дарья Васильевна рано утром ушла копать картошку. Надя, проснувшись, быстро умылась. Надела новое платьице, взяла портфель с книгами и выбежала из дому. Залитый солнцем сад показался ей необычайно красивым. Среди увядающей зелени хрупки и нежны были осенние цветы. Ветки яблонь нагнулись под тяжестью крупных зрелых плодов. Чудесный ясный день! Тепло грело солнышко, несмотря на раннее утро. Точно в первый раз Надя увидела окружающий мир. Пробегая по дорожке сада, она шептала: «Я не насовсем ухожу, я только в школу. Скоро приду!».

Миновав поле, она увидела одноэтажный деревянный дом, окруженный садом. Сад спускался к самой реке. Сюда она бегала с ребятами купаться. И в школу заглядывала. Знала, где занимаются первоклассники.

В этот день у школы было очень шумно: мальчишки гонялись за мячом, девочки играли в горелки. Надя незаметно проскользнула в класс, забралась на крайнюю парту в уголке. Почувствовала себя совсем одинокой в большом классе. Раздался звонок. Веселые, раскрасневшиеся ворвались в класс ребята. Они ссорились из-за мест. Когда вошла учительница, все затихли, встали.

«Как твоя фамилия?.. Как зовут, сколько лет?..» — начала опрос Раиса Михайловна. Очередь дошла до Нади. Учительница прекрасно знала новичков. Она сразу поняла, что Платонова решила поступить в школу самостоятельно. «Кто тебя привел?» — «Я сама пришла», — ответила тихо девочка, испуганно глядя на учительницу. Наверно, сейчас ее выведут из класса и отправят домой!

Учительница молча смотрела на круглолицую маленькую девочку с большими карими глазами. Надя аккуратно разложила на парте букварь, тетради, отточенные карандаши. Раисе Михайловне это нравилось, но девочке — семь лет. «Ты только через год должна прийти в школу. А сейчас иди домой».

Надя не двигалась с места. Стояла, опустив голову. Крупные слёзы падали на синюю обложку тетради. Десятки ребячьих глаз умоляюще смотрели на Раису Михайловну. «Садись, Надюша!» — сказала она смягчившись.

Занятия начались. Для девочки всё было ново. День прошел незаметно. Прощаясь со школьниками, учительница остановила Платонову. Долго расспрашивала ее. Поняла, что девочка хочет учиться.

Радостная вбежала Надя в кухню. «Где пропадала?» — строго спросила Дарья Васильевна. «Мамочка, меня приняли в школу!»

Девочке казалось, что мать должна радоваться вместе с ней, но та ее отшлепала: «Как не стыдно пугать родителей! Я даже к реке ходила искать тебя!..»

Надя увидела слёзы на глазах матери, бросилась к ней. «Упрямая, своевольная девчонка! Добилась всё же своего!» — В смягчившемся голосе Надя почувствовала прощение, и ей даже показалось, что мама довольна такой настойчивостью.

С тревогой ждала девочка возвращения отца. Еще на крыльце встретила его: «Папа, папа! Я — школьница!» — «Как же, слышал! В колхозе рассказывают о своевольной дочке председателя». У Нади сжалось сердечко: «Неужели сердится?». Она сначала испугалась, стояла, опустив голову. Внезапно повернувшись к отцу, с упреком спросила: «Зачем же ты подарил мне портфель?» — «Ах, вот в чем дело!» Улыбка и веселые огоньки в глазах сразу изменили строгое лицо Павла Ивановича. Смеясь, он приподнял Надю, и девочке стало легко и радостно. «Молодец, дочка! Всегда будь настойчивой. А раз поступила в школу — обязана хорошо учиться».

И Надя старалась. Она переходила из класса в класс. Но арифметика ей давалась трудно. Иногда решает, решает задачку, так и заснет над тетрадкой. Павел Иванович много раз предлагал помочь ей. Дочка отказывалась: «Сама сделаю!». «Сама» — было ее любимым словом…

— Татьяна Васильевна, если б вы знали, как часто мне попадало за это!.. Раз колхозного теленка чуть не погубила. Хотела по-своему воспитать, и опоила его. Мама с трудом выходила. А отец очень рассердился на меня: «Вот всё твердишь — «сама» да «сама»! Надо у старших сначала поучиться, а потом говорить: «Сама! Умею!». Я на всю жизнь это запомнила. Нередко и сейчас, — скажу «сама», и вспомню о теленке…

Татьяна Васильевна улыбнулась.

— А пионеркой ты когда стала?

— В третьем классе. Помню, пулей влетела в дом, увидела отца и крикнула: «Папа, подумай только, нас завтра в пионеры принимают!». Он оторвался от работы, смотрит на меня, улыбается: «Давно я ждал этого; даже подарок тебе приготовил, — и вынимает из ящика стола небольшой пакетик. Развертывает, а в нем — пионерский галстук. — Носи его с честью». Мне хотелось спросить, что такое «честь», но ласковый, взволнованный голос отца поразил меня. Я вдруг поняла, вернее, почувствовала, всю важность этой минуты. Растерянно держала галстук в руках. Не знала, что с ним делать. Собралась надеть, но папа строго сказал: «Нельзя! Завтра в школе тебя примут в пионеры, тогда будешь иметь право носить его». На следующее утро учительница на сборе повязала нам красные галстуки и поздравила со вступлением в пионерскую организацию…

Девушка подробно рассказывала об этом дне. Татьяна Васильевна поняла, что он глубоко запал в память Нади.

Веселая, в праздничном платье, встретила Надю мать. Она обняла дочку, пожелала ей быть хорошей пионеркой. В комнате девочка увидела стол, накрытый белой скатертью, как бывало в праздники. Отец был дома. Он посадил Надю рядом с собой, как почетную гостью. Указывая младшим ребятам на ее красный галстук, сказал: «Сегодня большой день в жизни вашей сестрички. Она стала пионеркой».

Маленький Геня ничего не понял. Пятилетняя Валя посмотрела на сестру с уважением…

— Татьяна Васильевна, всё, что связано с отцом, я особенно хорошо помню…

Надя задумчиво добавила:

— Может быть, потому, что слишком мало мне пришлось его видеть?..

Украдкой смахнув слезу, девушка опять быстро заговорила:

— Когда я кончила начальную школу, папа сказал, что отдаст меня учиться в десятилетку. И вот мы с ним поехали в поселок. Дорога пыльная, ухабистая. Позвякивают бидоны с молоком. Лошадь идет медленно. Я соскочила с телеги. Хорошо идти среди полей! Жаворонки высоко-высоко в небе замерли… «Хором поют. И как здорово у них выходит!» — думала я. Самой захотелось петь, как птицы.

Поселок, куда ехали Платоновы, недавно стал городом, но местные жители всё еще называли его поселком. Длинные улицы, каменные дома, магазины — всё занимало Надю, хотя она несколько раз была здесь раньше. Теперь смотрела на всё по-иному: здесь она станет учиться и жить.

Павел Иванович сдал привезенное молоко, накормил лошадь и сказал: «Теперь пойдем в школу».

Школа стояла в тенистом саду.

Высокие липы и дубы окружали двухэтажный дом школы. Молодая учительница сидела на крылечке. Она увидела Платоновых, приветливо сказала: «Добро пожаловать!» — записала Надю и велела первого сентября не опаздывать.

«Ну, пятиклассница, пойдем теперь к Анне Николаевне, секретарю райкома. Она хотела посмотреть на тебя», — сказал отец.

Они пошли тропинкой через сосновый лес. Легко дышалось смолистым воздухом. Ни малейшего ветерка, даже вершины сосен не качались. Золотисто-розовыми казались стволы. Ветки, крепкие, пушистые, раскинулись на фоне синего неба… Солнце уже садилось. Показался берег Шелони.

«Хорошо как здесь, папа!» — сказала девочка. Ей захотелось спуститься к реке, но отец торопил ее. Вдоль берега тянулись фруктовые сады. Яблони уже отцветали. Словно снегом, белыми лепестками покрылась земля.

У маленькой калитки отец остановился. «Вот здесь живет Анна Николаевна», — сказал он.

По дорожке, посыпанной песком, они подошли к дому, совсем зеленому, — так густо обвил его стены хмель. На скамейке лежал белый пушистый кот. Надя почесала ему за ушками. Кот замурлыкал, блаженно вытянулся.

«Ты уже познакомилась с Белячком?» — Надя повернулась. Женщина в светлом платье, стройная, с русой косой, лежавшей венком вокруг головы, ласково глядела на нее.

«Поздоровайся же с Анной Николаевной!» — сказал отец. Девочка нерешительно протянула руку. Совсем иначе она представляла себе секретаря райкома.

Анна Николаевна ласково потрепала Надю по щеке и пригласила Платоновых в дом. Там она заговорила с отцом о колхозных делах. Девочка с любопытством разглядывала комнату, где живет секретарь райкома. Ей казалось, что такой ответственный человек должен не походить на обычных людей, и дом у него не такой, как у всех. А тут она увидела большую, но простую, светлую комнату с распахнутыми в сад окнами. В ней стояла полка с книгами. На стенах висели картины. И что поразило Надю — это пианино с раскрытыми нотами. «Неужели она сама играет?» — подумала девочка. Хотелось спросить, но Анна Николаевна подошла к столу, где лежали газеты, развернула номер «Правды» и, показывая ее Павлу Ивановичу, озабоченно сказала: «Вы читали — фашисты вошли в Париж. Они двигаются со страшной быстротой. Война разгорается. Заняты Дания, Норвегия, Бельгия, Люксембург, Голландия и почти вся Франция…»

Она подошла к карте Европы, висевшей на стене, и указала на красную линию. «Это линия движения фашистских войск. Я каждый день отмечаю. А вы, Павел Иванович, следите за газетами? Колхозники читают?.. Знают, что происходит в мире?» — «Как же читаем, Анна Николаевна! А вот карту большую я обязательно куплю и повешу в правлении. — Платонов взглянул на часы. — Еще сейчас успею в магазин».

Прощаясь, Анна Николаевна сказала Наде: «Ты всегда можешь приходить сюда. И ночевать оставайся, если захочешь».

До́ма Платоновых ждало большое горе. Дарья Васильевна не вышла, как всегда, им навстречу. Она лежала на кровати бледная, с закрытыми глазами. Муж в тот же день свез ее в больницу. Когда вернулся — сказал ребятам: «У мамы больное сердце. Ей придется недели две там полежать. Надюша, как ты одна со всем справишься?..»

Дети так привыкли, что мама всё сделает, обо всем позаботится. Теперь Наде пришлось заменять ее. Отец с колхозниками работал на сенокосе до поздней ночи, — была самая горячая пора. Надя и раньше часто помогала маме. Ей казалось, что она всё может сделать, но в первый же день своего самостоятельного хозяйничанья девочка поняла, как это сложно. Особенно трудно успеть сделать всё во-время. Пока она выгоняла корову — куры забирались в кухню и такой там кавардак устраивали! От их кудахтанья просыпался братишка. Он гонял кур по комнате. Куры взлетали на стол, на полки, на окна. Роняли горшки с цветами, книги. Генька радостно смеялся, а Наде было не до смеха. Сколько посуды они перебили!

Сестренка Валя чувствовала себя большой, собиралась в школу. Она старалась во всем помогать Наде. А та больше всего боялась за Геню и просила ее смотреть за ним. Мальчик вечно выдумывал новую шалость.

— Ох, трудно было вести хозяйство без мамы!.. — тяжело вздохнула Надя, вспоминая.

— Долго мама пробыла в больнице?

— Около месяца.

— Ты, наверно, измучилась за это время? — с участием спросила Татьяна Васильевна.

— Конечно! А когда приехала мама из больницы — я ее с постели не пускала… «Ты только говори, что надо делать!» — просила ее. Под маминой командой куда легче стало работать, и времени на всё хватало…

Боязнь за мать и желание постоянно быть около нее изменили характер девочки. Часто Дарья Васильевна посылала ее к подружкам, но Надя отнекивалась, ссылаясь на хорошую книжку, которую хочет дочитать. Она стала много думать. Полюбила чтение. Книга Николая Островского «Как закалялась сталь» сделалась ей особенно дорогой. Надя прочитала ее несколько раз.

Об учении в пятом классе она рассказывала мало. Только ночевки у секретаря райкома крепко запечатлелись в памяти девушки.

— Я полюбила дождливую или вьюжную погоду. В такие дни всегда оставалась у Анны Николаевны. С нетерпением ждала тихих вечеров у нее, задушевных разговоров. Анна Николаевна учила меня понимать, в какой замечательной стране мы живем. Часто она рассказывала о детстве Владимира Ильича Ленина, о том, как хорошо он учился и меньше пятерки не получал. В такие минуты я не знала, куда глаза от стыда девать, и потом старалась избавиться от троек.

Анна Николаевна много рассказывала о комсомольцах, о том, как они помогают партии. «А пионеры? — спрашивала я. — Что они должны делать?» — «Учиться, учиться и еще раз учиться, — говорил Владимир Ильич. Никогда не забывай его слов!»

На ярких примерах Анна Николаевна показывала, как развилась и окрепла наша страна под руководством Коммунистической партии.

«А в Европе — война, — рассказывала она. — Как много разрушено английских городов, сколько людей осталось без жилья! Фашистские самолеты как коршуны кружатся над Англией, сбрасывая бомбы на мирных жителей…»

Анна Николаевна объяснила мне, кто такие фашисты, рассказала о их бредовой затее завоевать весь мир. Тогда мне еще трудно было понять всё, что она говорила.

Я училась хорошо и в шестой класс перешла с наградой. Папа собирался по делам в Ленинград и обещал взять меня с собой.

Ленинград!.. Побывать в Ленинграде, Татьяна Васильевна, было моей заветной мечтой. Анна Николаевна когда-то училась там. Она знала все места, где жил и выступал Владимир Ильич. Я хорошо запомнила ее рассказы. И вот теперь моя мечта сбывалась!

Я считала часы и минуты. Не зная, куда девать время, я уходила в сад. Подвязывая ягодники, всё думала о Ленинграде.

Распускались цветы. Над ними жужжали пчелы, шмели, толклись бабочки. Радостные песни скворцов звенели в воздухе. Так хорошо было у нас в саду!

Однажды вечером мы с мамой пошли на речку мыть посуду. Там было еще лучше. Залюбовавшись закатом, мы не могли уйти с берега. И не мы одни: много колхозников пришло отдохнуть на Шелонь. Везде слышался говор, то тихий, то громкий, детский смех. По реке плыли лодки. Пройдут они — и снова река как зеркало, ровная, блестящая, и только песни с лодок еще долго звучат… Татьяна Васильевна, я никогда не забуду этого вечера!.. А каким страшным был следующий день!..

Надя вся дрожала. В ее широко раскрытых глазах застыли скорбь и горе. Зорина обняла ее и ласково прошептала:

— Тебе тяжело. Не вспоминай больше!

Девушка словно очнулась. Проведя рукой по лбу, она твердо сказала:

— Нет, нет, я расскажу!..

Надя хорошо запомнила этот день. Она сидела на скамейке около дома и читала. Было жарко. Во дворе сонно бродили куры. На грядках распускались красные маки. Они горели на солнце, поражая своей яркостью.

Тишину июньского дня разорвали взволнованные голоса. Надя выбежала за ворота. Трудно было понять, что случилось. Одно слово — «война!» — доносилось отовсюду. Колхозница, вернувшаяся из поселка, возбужденно рассказывала соседкам: «Германия напала на нашу страну! Немецкие войска уже перешли границу!..»

И как-то в одно мгновенье оборвалась мирная жизнь колхоза. В каждом доме, в каждой семье поспешно собирали кого-нибудь на фронт. С болью провожали близких, дорогих сердцу людей.

Вскоре мобилизовали и Павла Ивановича. Отправляя мужа, Дарья Васильевна просила его не бояться за них. Сказала, что Надя справится с хозяйством, а она заменит бригадира на молочной ферме.

Вечером отец забежал домой сообщить, что его часть стоит пока за рекой, недалеко от деревни. Он посоветовал посылать к нему Надю, если у колхозников будут срочные вопросы. Обращаясь к дочке, он добавил: «Пришло время, когда и детям надо помогать Родине. Понимаешь, дочка?». Конечно, Надя понимала это, и охотно согласилась быть связным между колхозом и отцом. Девочка умела грести и управлять лодкой. Она перевезла в лодке Павла Ивановича обратно за реку, и отец указал ей место их будущих встреч.

Опустел колхоз. В нем остались женщины, старики и дети. Всё молодое, сильное население ушло на фронт. Трудно было заново налаживать жизнь. Да и тревога за ушедших сжимала болью сердца.

Дарья Васильевна по ночам ворочалась и тяжело вздыхала. И не одна она. Все женщины знали, что ни на минуту не должна замереть колхозная жизнь. А справятся ли они? Смогут ли заменить ушедших мужчин?

И вот в эти трудные дни в колхоз приехал секретарь райкома. Анна Николаевна рассказала собравшимся колхозникам о продвижении фашистских орд, о создании Комитета Обороны, в руках которого сосредоточена вся власть в государстве.

— По призыву партии на помощь Красной Армии поднимается весь наш многомиллионный народ. В Москве, Ленинграде и других городах создается народное ополчение. Отдадим же и мы, товарищи колхозники, все силы, вою волю делу разгрома врага. Пусть одна мысль — мысль о фронте — владеет нами в это тяжелое время. Пусть каждый почувствует себя бойцом, ответственным за свою работу.

Эти задушевные слова дошли до каждого сердца. Женщины еще яснее осознали опасность, грозившую Родине, почувствовали, что личное горе не должно заглушать заботу о стране.

Родилось горячее желание ответить на призыв партии самозабвенным трудом. Выпрямились согнутые спины. Потухшие глаза заблестели. Женщины с небывалой силой взялись за порученное им дело. Они быстро, продуманно распределили обязанности.

Прежде чем отправляться за реку, Надя заходила к новому председателю колхоза. Это была их соседка Феня, молодая энергичная женщина. Она обстоятельно рассказывала Наде, о чем спросить отца. «Тут в записке всё есть. Если ему некогда будет писать, пусть скажет тебе. Только не перепутай, смотри!»

Надя запоминала и добросовестно исполняла поручения. Она радовалась, что может быть полезной колхозу.

В один дождливый, ветреный день Надя с трудом отвязала лодку. Едва успела вскочить в нее — ветер подхватил и понес вниз по течению. Девочка испугалась, но мысль, что отец ждет ее, заставила победить страх. Напрягая все силы, она повернула лодку и гребла, ни на минуту не оставляя вёсел; всё же ее сильно снесло. Крепко привязав лодку к дереву, она прямо через луг побежала к условленному месту. Мешала идти трава — густая, выше головы. Надя боялась, что отец не сможет дождаться ее, уйдет. Поднявшись на пригорок, заметила удаляющуюся фигуру.

«Папа, папа!» — кричала девочка, догоняя его. Отец остановился: «Я думал, ты уже не придешь!». — «Ве-ветер ме-шал!..»

Запыхавшись, она не могла говорить. Молча подала записку Фени. Павел Иванович пробежал ее глазами. Что-то быстро написал на другой стороне. Торопливо взглянул на часы: «Мне надо возвращаться… Надюша, ты больше не приходи сюда. Нас здесь не будет…»

Надя испуганно смотрела на отца. Она не могла, не хотела верить, что видит его в последний раз.

«Прощай, дочка! Ты уже большая, сильная… Помогай матери. Береги сестру и брата. А если сама не будешь знать, как поступить, — иди в райком. Там старшие товарищи укажут, помогут советом».

Павел Иванович крепко поцеловал девочку и быстро пошел вперед. Надя будто очнулась. Бросилась за ним. Он обернулся и серьезно сказал: «Ты — пионерка! Будь мужественной!».

Жизнь побеждает

Девочка остановилась. Она молча смотрела вслед уходившему. Вот он скрылся в низинке… Опять его видно: поднимается на горку… Остановился, машет ей… Надя закричала сколько есть мочи: «До сви-данья, па-па-а!..»

Долго стояла девочка среди поля. Думала: «Может, еще увижу!».

Дождь давно прекратился. Затих ветер. Лучи заходящего солнца пробежали по спокойным деревьям. Еще белее стали стволы берез…

С фронта шли тревожные вести: немцы продвигались в глубь страны.

Колхоз, где жила Надя, стоял в стороне от железной дороги. Первые дни здесь редко нарушалась тишина. С приближением врага всё резко изменилось. Жители поселка и соседних деревень ушли рыть окопы. По реке плыли баржи с эвакуирующимися. На проселочных дорогах в тяжело нагруженных телегах ехали женщины и дети. Прифронтовое население уходило в тыл.

Большими стадами гнали скот. Ржанье лошадей, мычанье коров наполняло деревенскую улицу. Проходили стада, — и тишина ненадолго возвращалась.

— Мне тогда очень хотелось, Татьяна Васильевна, понять, что происходит. Одна я осталась. Папы не было, маму я целыми днями не видела. Она была поглощена работой в колхозе. Я собиралась повидать Анну Николаевну, но тетя Феня сказала: «И не думай! Ее поймать нельзя. Она за весь район отвечает. Дела-то сколько!..»

Но Анна Николаевна заехала и в наш колхоз. Она распорядилась, чтобы девушки и бездетные женщины немедленно погнали лошадей, коров и мелкий скот в глубь страны.

Выходя из правления, она заметила меня и подозвала к себе.

«Прощай, Надюша! Скоро и вас эвакуируют. Не забывай меня, пиши. Впрочем, куда писать?» — задумчиво сказала Анна Николаевна и обняла меня на прощанье.

«Эвакуируют… Какое непонятное слово!» — думала я.

Мама сказала, что скоро мы уедем. «Куда, мамочка?» — «Еще не знаю. Видишь, сколько народу переселяется. Куда-нибудь направят и наш колхоз». — «А как же хлеб на полях? А наш сад?..» — «Забудь об этом, дочка. Война ни с чем не считается. А хлеб мы подожжем, не оставим врагу!»

Бомбили уже соседние деревни. Внезапно зашатался наш дом.

Раздался сильный удар. Прижав к себе Геню и Валю, мама с ужасом смотрела в распахнувшуюся дверь. Я выбежала во двор. Там метались куры, выла собака. А сада узнать было нельзя! Землю засыпали незрелые яблоки и вишни. Торчал голый, почерневший ствол самой большой яблони. Ее вершинку как ножом срезало и забросило на грядки с огурцами.

«Проклятые, проклятые фашисты!» — твердила я, и такая злоба во мне вспыхнула! Я подбежала к кусту крыжовника. С остервенением срывала ягоды и топтала их ногами: «Ничего, ничего не оставлю фашистам!».

Снова загудел мотор. Самолет летел неторопливо, словно высматривая добычу. Послышались глухие удары. В деревне за Шелонью поднялось несколько черных столбов дыма. С криком: «Заречье горит!» — я побежала домой.

У крыльца стояла телега. Мама и тетя Феня торопливо укладывали в нее вещи. Посадив ребят, мама передала мне вожжи. Сама еще раз подошла к двери, дернула ее за ручку, как бы проверяя — хорошо ли заперла. Постояла немного на крылечке и медленно вернулась к телеге.

«Отправляйтесь скорее! Давно пора», — торопила тетя Феня. Она пошла проверять в других дворах, все ли с детьми выехали.

Колхозные телеги шли медленно, гуськом. Мелькнула голубая полоска реки. Мама печально глядела на разгоравшийся в Заречье пожар. «Дотла выгорит!.. Спасать некому; оттуда все выехали». — «А бабушка? Она с нами поплывет?» — «Нет, дочка! Бабушка не хотела бросить колхозных коров. Ушла с молодежью гнать стадо».

Тихая, спокойная лежала Шелонь. У берега виднелась большая баржа. Лошади пошли к ней прямо полем. Давили созревающую рожь. Я смотрела на помятые, затоптанные стебли и думала: «Как папа учил нас беречь каждый колосок! А сейчас?.. Пусть всё, всё затопчут! Только бы врагу ничего не осталось!». И будто в ответ на мои мысли над западным краем поля поднялись клубы черного дыма. Это колхозники зажгли рожь…

На барже плыли несколько дней. Геня заболел в дороге воспалением легких. Платоновым пришлось высадиться на берег и поместить его в больницу. Остальные колхозники не могли ждать и поплыли дальше.

После месяца вынужденной остановки двинулись и Платоновы. Геня и Валя не отходили от окна вагона. Ехали долго, с пересадками. Детям всё было ново. Незнакомые места, люди… А как шумно на станциях! Придерживая рукой братишку, Надя высунулась из окна. На соседнем пути остановился воинский поезд. «Это солдаты на фронт едут. А мы — на север», — объяснила Надя Гене. Глядя на выскочивших из вагонов офицеров, она подумала: «Где-то папа?». Военный состав двинулся дальше. Он очень длинный. «Сколько пушек!» — кричит Геня. Грохот проходящих платформ заглушает слова. Мальчик всё спрашивает, а Надя только кивает головой. Разобрать, что он говорит, нельзя…

До войны Надя ничего не видела, кроме своей деревни да маленького районного города. А за время эвакуации сколько километров она проехала! Девочка увидела богатства родной страны, ее необъятные просторы.

Вот и станция, где им надо выходить. Проводник помог Дарье Васильевне высадить ребят, подал вещи. Короткий свисток — и поезд ушел дальше.

Мать и трое ребят одиноко стоят на платформе маленькой станции. Уже вечереет. Зябко, мокро. Холодный ветер треплет легкие пальтишки.

«Подождите здесь», — говорит мать, направляясь к станционному домику. Трое ребят остаются ждать ее, сидя на чемодане, прижавшись друг к другу.

Наде кажется, что здесь, в незнакомом месте, они совсем, совсем одни…

Раздались чьи-то голоса. В темноте мелькнул огонек фонаря. Мать в сопровождении двух женщин подошла к детям. Одна из них взяла Геню на руки и сказала: «Идите, девочки, за нами!».

И как-то очень скоро дети оказались в натопленной избе. Большой стол, вымытый до блеска, окружен широкими лавками. На столе — караваи, прикрытые белым полотенцем. Пахнет свежеиспеченным хлебом.

Хорошо сидеть в теплой, светлой избе! Женщины угощают мать и озябших детей горячей картошкой, молоком. От усталости и пережитых волнений трудно есть. Глаза слипаются… Чьи-то заботливые руки раздевают ребят, укладывают спать. Надю кто-то прикрыл полушубком. Ей так хорошо!.. Она никого здесь не знает, а чувствует себя как дома. Еле слышит голос матери… Старается понять, что та спрашивает, и не может — засыпает…

Утром Дарья Васильевна с помощью хозяек устроила все дела.

«Жить мы будем не здесь, а в двадцати пяти километрах от станции», — сказала она Наде. Сердечно поблагодарив гостеприимных женщин, Платоновы поехали дальше.

В телеге, лежа на мягком сене, дети с любопытством разглядывали лесную дорогу, поля. Постепенно их укачало, и они сладко заснули. Дарья Васильевна тоже задремала. Ее разбудил громкий голос возницы: «Приехали! Вот правление колхоза».

Мать вылезла из телеги. Стряхнула сено, приставшее к платью. Поправила волосы и поднялась на ступеньки крыльца.

Платоновы оказались первыми эвакуированными, попавшими в эту деревню. Марья Кузьминична, председатель колхоза, приветливо встретила их. Она предложила Дарье Васильевне самой выбрать себе комнату: «У нас многие ушли на войну. Избы — большие. Наверно, вас охотно примут в любой дом…»

— Мне, Татьяна Васильевна, понравился домик на окраине. Там было совсем как у нас: цветы под окном и березы у самого дома. Только яблони не росли… Хозяйка домика вместе с дочерью жила в одной комнате. Во вторую половину избы пустили нас. Хозяйка погладила Геню по светлым волосам, сказала: «Какой он у вас худышка да зеленый!.. Война и таких птенцов не пожалела: выбросила из родного гнезда». Она оглядела два небольших узелка с нашими вещами, шепнула что-то дочери. Та позвала ребят и тихо вышла из избы. Когда все ушли, мама устало опустилась на скамейку: «Вот мы и на месте! До конца войны тут, наверно, останемся…» И только тогда я поняла, что здесь мы должны долго жить. И я так испугалась!

— Почему, Надюша?

— Как — почему?.. После нашего дома, где всё было так налажено, жить в этой пустой избе… У нас же, Татьяна Васильевна, ничего не было: ни денег, ни вещей!.. Мама сидела, опустив голову. И так мне стало жалко и ее, и нас! Я не выдержала и заревела, прижавшись к ней. Мама вздрогнула, приласкала меня и совсем спокойно сказала: «Давай устраиваться. Ты где хочешь спать?» — «А на чем, мамочка?» — «Пока на полу, а потом что-нибудь придумаем».

Мама развернула узел, вытащила две небольшие подушки и тоненькие одеяла. Я подержала их в руках и положила на скамейку. В это время широко распахнулась дверь, и в комнату ввалились Геня с Валей, держа за углы мешок с соломой. «Это постель мне и маме! Я сам набивал», — заявил Геня.

Следом за ребятами вошла дочь хозяйки, тоже с мешком соломы. Девушка шагала очень осторожно и всё-таки едва не упала, наткнувшись на брошенный узел. Подбежав к ней, Надя увидела нежное, молодое лицо, изрытое оспой, и плотно закрытые глаза. «Вы не ушиблись?» Она подняла голову, как бы силясь разглядеть девочку, и тихо ответила: «Нет, что вы! — Помолчав, добавила: — Я незрячая и часто падаю».

«Слепая!» — подумала Надя и невольно потянулась к ней. В девушке ей всё нравилось: тихий, мелодичный голос, стройная фигурка, слегка вьющиеся каштановые волосы, туго заплетенные в косу. Не хотелось верить, что глаза ее никогда не откроются.

Девушку звали Аней. Она в детстве заболела оспой и потеряла зрение.

«Ей, должно быть, лет семнадцать», — думала Надя, устраивая постели. Аня снова появилась в комнате с ведром и с посудой: «Это вам мама послала. Воду можно брать в колодце».

Девочке хотелось сейчас же вместе с Аней пойти во двор, посмотреть, где находится колодец, но в это время вошла хозяйка с кипящим самоваром. Геня закричал от радости: «Тетя Саша, у нас дома такой же самовар!»

Должно быть, мальчуган полюбился хозяйке. Она сама усадила его на лавку и налила, ему молока в чай. А Наде с матерью смущенно сказала: «Не обессудьте! Коровы у меня своей нет…»

За чаем тетя Саша разговорилась с Дарьей Васильевной, сразу же перешла на ты и стала звать ее по имени. «Значит, ты была бригадиром на ферме? Теперь поступай к нам! Мы с тобой соревноваться начнем. Я дояркой работаю».

Платонова охотно согласилась. Ребят и все заботы по хозяйству она поручила Наде. Девочке было трудно, — ей часто нечем было накормить ребят досыта. Младшие, особенно Геня, постоянно просили есть. Надя не знала, что делать. Аня, как всегда, выручила ее: узнав от Нади, как трудно ей накормить ребят, Аня на другой же день послала Платоновым деревенских детей. Они взяли ребят с собой в лес, показали им ягодные и грибные места.

Потом они все дни проводили в лесу. Там наедались ягодами, и домой приносили полные корзины. Аня научила Надю сушить грибы, нанизывая их на тонкие лучинки. А сколько черники, малины они заготовили на зиму!..

Аня работала в яслях, и Надя не могла понять, как же она без глаз справляется там? «И ребята тебя больше, чем других, любят!» — удивилась она.

Радостная улыбка озарила лицо слепой. «Знаешь, — сказала Аня, — главное — пригреть сирот, обласкать их. А это и без глаз можно! — И, помолчав, прибавила: — Лишь бы сердце горячее было… А война — большое горе, и все должны в такое время работать. Вот и для меня нашлось дело!..»

Надя рассказывала бодро, но Зорина понимала, как трудно было тринадцатилетней девочке справиться с недетскими обязанностями и как помогли ей терпение и мужество ее слепого друга — Ани, которой она старалась подражать.

Всё дольше оставалась Дарья Васильевна на ферме. Она ни от какой работы не отказывалась. Бригадирша не раз останавливала ее. Говорила: «Надорвешься! Смотри, как у нас похудела…»

«Ничего, — отвечала та. — Теперь война. Мы должны работать больше и лучше, чем прежде».

Она так и работала. А придя домой, старалась помочь дочери. Начинала стирать, мыть пол. Надя обижалась и сердито твердила: «Сама сделаю!».

Мать не журила, как прежде, девочку за эти слова.

Прошли теплые дни. Климат здесь был суровее, чем в родных местах. Быстро, как-то внезапно, наступила осень. Печальна осень на севере. Постоянные дожди. Ветер резкий, холодный. Быстро темнеющий день…

Несколько раз в месяц мать после работы ходила в кооператив за продуктами. Надя просила поручать это ей, но мать отказывалась. Она жалела дочь и боялась за нее: путь неблизкий, три километра, да и волки стали показываться.

Однажды Дарья Васильевна задержалась на скотном дворе. Когда пошла в магазин, уже темнело. Накрапывал дождь. Переходя речку по скользким мосткам, она упала в холодную воду и не вернулась домой переодеться. Пошла мокрая дальше.

На обратном пути дул холодный ветер. Повалил снег. В обледеневшей одежде, прозябшая до костей, вернулась она домой.

Напрасно Аня с детьми растирала ее окоченевшие ноги. Напрасно старалась Дарья Васильевна победить слабость… Через три дня ее, потерявшую сознание, увезли в больницу.

Теперь окончательно все заботы легли на Надю. Она осталась единственным работником и кормильцем семьи…

Испуганные ребята молча сидели в уголке.

«В суете я даже не накормила их», — подумала Надя и стала накрывать на стол.

В комнату вошло несколько женщин.

«Ты не горюй, Надюша! — сказала Марья Кузьминична. — Мать скоро поправится. Если что надо — прибегай прямо ко мне. Здесь Аня вам поможет».

«А мне можно навестить маму?» — робко спросила Надя.

«Что ты, это далеко! И мать не велела: боится, что простудишься. Дарью в больнице мы сами станем навещать. За нее не бойтесь! Поправится! Недели через две обратно привезем…»

Весь вечер просидели колхозницы с ребятами. Геня даже смеяться стал.

Когда ребята заснули, тишина комнаты, пустое место, где спала мать, — всё напоминало о ее болезни. И такой одинокой, несчастной почувствовала себя девочка! Она не могла, не хотела спать. Взяла Генин чулок, собралась заштопать его, да так и не прикоснулась к работе.

«Наденька, родная моя!» — Аня незаметно подошла и крепко обняла девочку. А потом заговорила с ней, стала рассказывать о малышах в яслях:

«У некоторых отцы убиты на фронте. Малютки остались сиротами. Сколько горя принесла война, непоправимого горя! А ты, Надюша, не печалься. У тебя всё будет хорошо. Давай я тебя уложу сегодня!»

И слепая девушка по-матерински укутала ее одеялом.

Лежа в постели, Надя думала о мужестве своей подруги, и ей самой захотелось походить на Аню, научиться так же стойко переносить все трудности.

Утром Надя проснулась рано. Ее спокойное настроение подействовало и на ребят. Из-за ненастных осенних дней они сидели дома и скучали. Чтоб занять их, вечером Надя пошла в избу-читальню за книгами. Там сидело несколько колхозниц. Заведующая читала им вслух газету.

Надя выбрала книги, а уходить ей не хотелось. За это время, занятая домашними работами, она мало читала. О событиях на фронте знала только по рассказам. И вот теперь ее потянуло больше узнать о войне, самой прочитать газету…

Она сговорилась с девушкой-избачом. Та обещала после закрытия читальни давать ей газету на ночь.

«Только не изорвите, не потеряйте!»

«Разве можно! — даже обиделась Надя, пряча газету под пальто.

До́ма она позвала Аню:

«Я газету принесла и книги. Если хочешь — приходи!»

Аня обрадовалась. Когда все расселись, Надя прочитала вслух газету и вытащила книгу.

«Я старалась взять такую, чтоб была всем понятна. И, мне кажется, «Чук и Гек» Гайдара заинтересуют всех».

И книга действительно захватила их. Несколько раз Надя порывалась закрыть ее, уложить ребят, но это было невозможно. Аня тихо брала ее за руку и умоляюще говорила: «Читай дальше!».

И только окрик тети Саши: «Анна, из-за тебя я просплю завтра!» — заставил девушку оторваться от книги. Надя и не знала, какую большую радость доставила она слепой!

Теперь все вечера она читала вслух, и сменяла одну книгу на другую.

Аня тоже старалась облегчить жизнь подруги. Но не любила, когда ее благодарили. Сердито говорила:

«Разве ты не так бы поступала? У всех у нас общее горе. Я прежде неверно думала… какой-то лишней себя считала, сторонилась от жизни. Уверяла себя: без глаз ничего нельзя сделать. А теперь я словно переродилась. Нашла свое место. Работаю целый день, и всё мне кажется мало. И слепота уже не так мучает…»

Надя, как и все в колхозе, готовилась к великому празднику Октябрьской революции. Она всё прибрала в своей комнате и начала мыть пол у Ани. В это время пришла тетя Саша.

«Вот умница! — похвалила она девочку. — Анна ребят купает, запоздает сегодня. А я вот забежала на минутку, порадовать тебя хочу, Надюша! Марья Кузьминична вернулась из города: рассказывает, что заходила в больницу, матери твоей гостинцев колхозных свезла и с доктором поговорила».

Бросив мокрую тряпку, Надя подбежала к хозяйке:

«Как мамочка чувствует себя? Только правду скажите, тетя Саша!»

«Да лучше, лучше твоей маме! Через недельку, говорят, вернется к вам».

Надя вспыхнула от радости. По-ребячьи подпрыгнув, она обняла тетю Сашу и осыпала ее поцелуями.

«Пусти, пусти, озорная! Меня доярки ждут», — улыбаясь, говорила тетя Саша. Она и сама радовалась не меньше, чем Надя.

Седьмого ноября выдался ясный, морозный день. Ребята с утра убежали кататься с горы. Вместо санок сделали из досок ледянки. С грохотом носились с высокого пригорка, политого водой. Мороз им был нипочем! Раскрасневшиеся, со смехом взбирались на гору. Когда мчались вниз — дух захватывало! Красное солнце едва показалось и опять спряталось в холодной мгле.

Надя с Аней суетились у печки. Они готовили праздничный, обед. Осторожно вынули картофельные пирожки с грибами.

«Да они все рассыпались! — огорченно сказала Надя. — Я говорила, что без яйца не выйдет!»

«Ничего, — утешала Аня, — так тоже вкусно!»

Она смеялась, и Наде опять стало весело.

Засыпанные снегом, в избу ввалились Валя с Геней. Скоро от неудавшихся пирогов ничего не осталось.

Пообедав, ребята снова собрались на горку.

«Валя, зайди к почтальону! Вдруг от папы письмо есть… Сегодня — самый большой праздник в нашей стране. Отец наверняка послал нам поздравление!»

Дети всё время ждали известий от отца. Прошло уже больше трех месяцев, как Платоновы послали ему свой новый адрес. От него письма не было.

Ребята охотно побежали к почтальону. Через несколько минут, широко распахнув дверь, они влетели в избу. В обычное время им попало бы от сестры за выпущенное тепло, но сейчас в руках у Вали она увидела конверт.

«От папы, от папы!» — перебивая друг друга, кричали ребята. Надя схватила письмо.

«Почерк отца. Значит — жив!» — мелькнуло у нее в голове. Она быстро разорвала конверт. Брат и сестра прижались к ней.

«Ну, читай же!»

В первых строках были приветствия, и каждому отдельно. Дальше отец писал, что участвовал в двух сражениях, что у него сейчас другой номер полевой почты и поэтому их письма долго не попадали к нему. Теперь он даже от бабушки получил письмо и узнал ее адрес. Она живет недалеко от Боровичей. Отец расспрашивал, как они устроились, просил чаще писать ему.

Ребята хотели ответить сейчас же, да Валя вспомнила, что всех звали на собрание.

«И нас тоже!» — заявил Геня.

Радостно возбужденные вышли Платоновы на улицу. Аня, конечно, была с ними.

Перебравшись через сугроб, они попали на дорогу. Было уже темно. Только освещенная изба-читальня виднелась издалека.

«Откуда такой свет? Здесь же нет электричества! — удивлялась Надя. — Живем с коптилками…»

«Это со скотного двора фонари принесли и свечи новые вставили», — объяснил ей Геня.

«А тебе всё уж известно! Как ты это разузнал?» — обратилась к нему Аня.

«Видел!» — важно ответил мальчик.

Ярко горели красные флаги, освещенные двумя фонарями. На чем-то высоком, ближе к свету, стоял человек в военной форме. Он читал или говорил. Кругом столпились колхозники.

Аня тихонько спросила:

«Кто это?»

«Агитатор из города. Он привез свежую газету».

Надя слушала внимательно. Она не всё понимала, но войну и фронт как-то связала с отцом. Тогда многое становилось ей яснее.

«…чтобы наши колхозники, мужчины и женщины, работали на своих полях, не покладая рук, и давали бы фронту и стране всё больше и больше хлеба, мяса, сырья для промышленности…» — читал агитатор.

Колхозники заволновались. Аня шепнула: «Это про нас написано!».

Оратор сложил газету и обратился к собравшимся:

«Поздравляю вас, товарищи, с праздником Великой Октябрьской социалистической революции. Верьте, война окончится победой Советского Союза».

— После папиного письма нас всё радовало. А когда меня вызвали в правление и сказали, что на следующий день надо ехать за мамой, — наверно, счастливее меня не было человека на свете. Но вы представить не можете, Татьяна Васильевна, что мне пришлось пережить в тот день!

Рано утром, покрикивая на лошадку, я выехала за околицу. Снег кругом. Серое небо. Ветер. Но я не чувствую холода. Мне весело мчаться по укатанной дороге, хочется кричать от счастья: «Мама поправилась! Мама опять будет с нами! Теперь всё изменится к лучшему!»

Ехавшая со мной колхозница смеялась, глядя на меня: «Я и не знала, какой ты ухарь-ямщик!»

В городе какие-то дела задержали колхозницу. Подумав, она спросила меня: «А ты запомнила дорогу? Можешь одна довезти мать?»

«Понятно; не заплутаюсь!» — с гордостью ответила я.

Мы уложили маму в сани, укрыли ее одеялами и совсем засыпали сеном. Уж очень хотелось защитить больную от холода. Она так похудела за время болезни.

«Счастливо!» — крикнула колхозница. И вот, миновав город, мы уже в поле. Пять верст отмахали, еще десять осталось.

Поднялся ветер.

«Мамочка! Тепло ли тебе?» — Ответа нет. «Уснула, наверно!» — думаю я и гоню еще сильнее.

Лошадка понимает, что домой возвращается, — бежит, что есть силы.

Надвигается вечер. Крутится снег в поле. Мне тревожно.

«Только бы метель не застала нас здесь, на открытом месте. Скорей же, Серый! — уговариваю я коня. Он стрелой летит с горы, а ветер всё крепчает. Дорогу едва видно. Я вглядываюсь в даль, вижу огоньки, — мелькнули и исчезли. Догадываюсь, что это соседняя с нашей деревня. От нее еще верст пять останется.

Дорогу окончательно замело. Лошадь сама нащупывает путь. Я бессильна что-либо сделать. Приходится целиком довериться коню, и тот бежит в снежной тьме.

«Лишь бы мама не замерзла!» — думаю я. У самой руки и ноги совсем закоченели.

И вдруг — толчок. Розвальни опрокинулись. Мы с мамой вылетели в снег.

Я так испугалась, Татьяна Васильевна, так испугалась!.. Не знаю, что делать: кругом бело, ветер свистит, наметает на маму снег. Я думаю: «Скорей уложу ее в сани!». Стараюсь повернуть их — нехватает сил. Сани словно примерзли.

«Что делать, что делать?» — с отчаянием сказала я вслух. И слышу, что мама совсем тихо говорит: «А ты дерни лошадь…»

Я так и сделала. Розвальни приподнялись и встали на полозья. Я помогла маме снова улечься в сани, закутала ее. Говорю: «Мы скоро приедем, совсем скоро!».

И действительно, показались огни. Да и ржание лошади говорило о близости дома.

Аня встретила нас у ворот.

«Мама! Мамуленька!..» — кричал Геня. Валя бросилась раздевать мамочку.

«Отдохните с дороги!» — уговаривала ее Аня.

«Что ты, Аннушка, собираешься меня опять в постель уложить? Я прекрасно себя чувствую. Выспалась на воздухе. Даже не сразу заметила, когда Надя меня в снег вывалила!»

Все укоризненно посмотрели на меня. Я стояла, опустив голову, и думала: «Хорошо, что всё обошлось благополучно. А если б конь не нашел дорогу?.. А если б волки напали?.. А если б мама замерзла?.. И опять всему виной моя самонадеянность: «Сама сделаю!», «Сама довезу!».

«Вот так кучер! Возить не умеешь! Если б я поехал, не опрокинул бы маму!»

«Не хвастайся, Геня! — строго сказала мама. — В такую метель даже опытный кучер мог сбиться, а Надя нашла дорогу. Эдакий буран! Ничего не видно. Мы едва деревню свою не проехали».

«А письмо от папы ты получила?» — спросила Валя.

«Как же, — на другой день после праздника. Оно мне лучше всех лекарств помогло. Сразу как-то сильнее почувствовала себя».

«А что в городе о войне говорят?» — расспрашивала Аня.

«Я в больнице слушала радио. Ленинград окружен врагами. Какие лишения терпит там народ!..

Мы примолкли.

«Садитесь чай пить! — позвала Аня. — А то самовар совсем остынет».

«Мамочка, а у нас, на Шелони, тоже фашисты?»

«Да, весь район занят врагами».

Но я не могла поверить, что враг хозяйничает в нашем колхозе, что фашисты живут в наших домах. Да этому и нельзя было поверить! Правда; Татьяна Васильевна?..

Зорина в Ленинграде пережила блокаду. Она хорошо помнит страшные три года осады города. Чувство девочки, узнавшей об оккупации родного колхоза, понятно ей.

Глядя на завешенное окно, Надя о чем-то сосредоточенно думала. Татьяна Васильевна не прерывала ее мыслей. Заговорив, девушка скупо сообщила о своей жизни после возвращения матери.

Та тревожилась, что Надя не учится:

«Отец спрашивает, занимаетесь ли вы? А здесь только начальная школа. Валю отдадим в первый класс, а с тобой как? Неужели тебе за пятнадцать километров каждый день ходить? Ума не приложу, что делать!» — сокрушалась она.

Аня посоветовала Наде заниматься дома; «Учебники я тебе достану, а если что непонятно, — наша учительница тебе поможет».

Аня не только учебники, но и программу достала и с учительницей сговорилась. Сама она всеми силами старалась, чтоб у Нади оставалось больше времени для занятий. Она незаметно отобрала у нее стирку. Потом убедила Дарью Васильевну питаться из одного котла с ними и готовить поочередно.

Надя охотно взялась за книги. Она занималась сама и помогала Вале.

Способный, любознательный Геня не отходил от сестры и быстро научился читать.

В работе и занятиях незаметно проходит время. Миновал Новый год. Уже март на дворе. Солнышко показывается всё чаще и чаще. Колхозники готовятся к посеву. Заканчивается ремонт тракторов и сельскохозяйственных машин.

Геня, подружившись с механиком, постоянно убегает в мастерские. Мечтает стать трактористом.

Дарье Васильевне выделили небольшой участок земли для собственного огорода.

«Посадим лук, морковь, капусту… Да всего понемногу. Обеспечим себя овощами на зиму», — мечтала она.

«А бабушке что отвечать? Она же зовет нас к себе, пишет, что там ближе к родным местам», — говорила Надя.

«Напиши, что мы пока останемся. Я как-то привыкла здесь. И люди очень хорошие. Отец тоже не советует переезжать. Да вряд ли и разрешат туда…»

Надя была очень довольна решением матери: Аня, узнав, что Надя может уехать, места себе не находила. Горе свое она старалась скрыть, не говорила о нем, и только всё дольше и дольше оставалась на работе.

Написав письмо, Надя побежала в ясли: «Аня, мы остаемся здесь и к бабушке не поедем!».

Слепая едва не уронила ведро в колодец, так неожиданно появилась Надя. Она крепко прижала к себе девочку.

«Правда, сегодня — солнце и небо голубое?» — радостно спросила Аня.

«Правда, правда!» — отвечала Надя, хотя было пасмурно и небо выглядело белесым.

«Это же неважно! — думала она. — На душе у Ани солнечно, вот что хорошо!»

Весна на севере тихая, нежная. Как-то незаметно оседая, таял снег. Под ним журча, протекали ручейки. На пригорках показалась зеленая травка.

…Аня сидела на бревнах недалеко от дома. Она быстро нащупывала глазок и разрезала картофель для посадки. Надя с восхищением смотрела на подругу. Та была очень хороша в синем домотканном платье, освещенная солнцем. Кругом — березки, едва распустившиеся. Тополи с клейкими, душистыми листочками. Вдали — темные ветвистые ели…

Надя присела на кончик бревна с книгой в руках.

«Почитай», — попросила Аня. Она могла слушать Надю часами. Прежде ей никто не читал. Книги открыли слепой новый мир. Она узнала о других странах, городах. Перед ней раскрылась кипучая, полная страданий, борьбы и радостей жизнь людей.

«Ты не знаешь, Надя, как много для меня сделала! — сказала Аня, когда, кончив чтение, Надя закрыла томик Лермонтова. — «Мцыри» — замечательная вещь! Мне, как и ему, хочется вырваться из темноты…»

Аня остановилась. Первый раз Надя услышала в ее словах эту тоску по свету.

«Понимаешь, Надя, я свободна и в то же время — как закованная. Я не могу побежать, как ты. Никогда не знаю, что передо мною, откуда грозит мне опасность… Ну, пойми! Я не вижу, не вижу ничего!.. А для вас всё так просто. Книги, они как бы раздвигают темноту. Вот точно я сама, вместе с Мцыри, лежала и смотрела, что делается там, внизу… И я хорошо понимала, как тяжело ему было снова вернуться в келью! Для него закрылись свет и воля, а это, по-моему, хуже смерти… Ты думаешь, я жалуюсь тебе? Нет! Я только хочу, чтобы ты хоть немножко поняла, как я живу…»

Аня вообще умела глубоко чувствовать прочитанное. Невольно она и Надю заставляла больше думать. Они делились впечатлениями, и герои книг, как живые, входили в их жизнь.

Взяв Аню под руку, Надя часто уходила с ней далеко в лес. Она рассказывала девушке о местах, где они шли. Срывала ей цветы, ветки деревьев. Наде всё больше хотелось сблизить подругу с красотой окружающего ее мира.

Осенью Надя уехала сдавать экзамены в соседнее село, где находилась семилетка. Выдержала их неплохо и была принята в седьмой класс. Останавливалась она у родственников Ани. Те предлагали ей жить у них и зимой.

Возвратись домой, Надя никого не застала в избе. Побежала в огород. Геня первый увидел сестру. Бросился к ней: «А мы картошку копаем! Смотри, какая крупная выросла!»

Здороваясь с матерью, Надя подумала: «Она еще больше похудела! Нельзя ее одну здесь оставлять. Надо заниматься самой, а экзамены экстерном держать».

Рассказывая матери о школе, о сданных экзаменах, о предложении Аниных родственников, она добавила: «Лучше я опять дома стану заниматься, а то и мне без вас будет скучно, да и вам без меня труднее». Все, даже мать, были довольны таким решением. Дарья Васильевна хоть и старалась на людях держаться бодро, но уже видела, что с каждым днем слабеет.

Младшие ребята ходили в школу. Надя училась дома.

Геня всегда приносил из школы массу новостей, самых необычайных. Однажды его сообщение поразило всех. Он кричал на весь дом: «Красная Армия разбила фашистов и погнала их!».

Дарья Васильевна и Надя побежали в правление. Они понимали, что выдумать это Геня не мог. «Наверно, что-то есть!..»

В правлении собралось много колхозников. Весть о победе под Сталинградом уже разнеслась по деревне. Все ждали почты из города. Когда принесли газеты, их сейчас же начали читать.

«Мы наступаем!» — слышалось всюду.

Радость быстро разнеслась по всем избам.

Теперь каждый день ездили или ходили в город. Все с нетерпением ждали последних известий.

Если в газетах или письмах было что-нибудь новое о фронте, каждое сообщение горячо обсуждалось.

Войска наши уже окружили гитлеровские армии под Сталинградом. В ответ на победу Красной Армии люди в колхозе старались работать еще лучше. Ребята следовали их примеру. Они не только хорошо учились, но во всем, где могли, помогали взрослым.

Перед Новым годом Геня, придя из школы, сказал: «Завтра мы с механиком поедем в лес. Привезем для школы большую-большую елку». Практичная Валя спросила: «А свечи откуда возьмут?». — «Мы с механиком сделаем из воска», — не сомневаясь во всемогуществе механика, ответил Геня.

После победы под Сталинградом все почувствовали перелом в войне. Надо было только добить, уничтожить врага. И люди не жалели сил. Работали самозабвенно.

Дарья Васильевна не хотела отставать от других. У нее всё кипело в руках. И сама она была веселая, какая-то праздничная, и колхозников умела подбодрить, воодушевить. Она совсем забыла про свое больное сердце…

«И надо же, какое горе случилось! — рассказывала тетя Саша. — Дарья Васильевна одна в хлеву была. Должно быть, она старалась сдвинуть кадку с водой и надорвалась. Сердце у нее, видно, зашлось. Упала…»

Надя вместе с председателем колхоза отвезла мать в городскую больницу. Знакомый доктор, успокаивая, говорил: «Ничего! Поставим на ноги!..»

Оставшись же наедине с Марьей Кузьминичной, он не скрыл, что положение больной очень серьезно.

На обратном пути Надя правила порывисто: то гнала лошадь очень быстро, то опускала вожжи и — лошадь еле плелась. Марья Кузьминична с грустью смотрела на девочку. «Что с ними делать? — думала она. — Одни останутся!.. Колхоз, понятно, поможет, но у них есть родные. Надо известить бабушку. Может, она сюда приедет. Отец — на фронте. Его не надо тревожить…»

Разговаривая с Надей, Марья Кузьминична незаметно выведала у нее адрес бабушки. Вернувшись домой, отправила ей письмо.

Медленно тянулись дни. Надя несколько раз ездила в город. Дарья Васильевна заметно слабела. С приходом дочери бодрилась, расспрашивала о детях. Просила, чтобы Надя следила за их учением и сама занималась. Девочка обещала и старалась выполнить данное матери слово.

В конце января, совсем поздно вечером, кто-то громко постучал в ворота. Надя еще занималась. Накинув платок, она выбежала во двор. Вошла колхозница. Она вернулась из города и, не заходя домой, замерзшая, ввалилась в избу. Надя подала ей стул. Колхозница тяжело опустилась на него, хотела сказать что-то, но только с глубокой жалостью посмотрела на спящих ребят. Надя негромко спросила: «Вы, наверное, были в больнице? Что мама?..»

В это время проснулась Валя. Она с недоумением глядела на позднюю гостью. Женщина молча встала. Уходя, попросила Надю проводить ее… и уже у калитки обняла девочку: «Сиротка ты… Мамка твоя вчера скончалась». — «Мама?!» — стоном вырвалось у девочки. В глазах женщины сверкнули слёзы.

Надя тихо вернулась в избу. Она не хотела говорить ребятам об их горе, но скрыть от сестры свое тяжелое состояние не смогла. Громкий плач Вали разбудил Геню. Мальчик не понимал непоправимости того, что случилось, но плакал сильнее других. Вошла Аня.

«Что с вами?» — тихо спросила она.

Валя всё рассказала.

Утром Надя поехала с колхозницами в город на похороны. Младшие дети остались до́ма.

Когда опустили гроб, когда комки мерзлой земли застучали о крышку, Надя бросилась к могиле. Аня обняла девочку, отвела в сторону. Та с тоской, молча, смотрела на растущий холм. Вот его закидали снегом. Свежая могила стала походить на другие. Низко поклонились колхозницы. Пора в путь.

Надя, закутанная в полушубок, сидит в санях среди приехавших с ней женщин. Мороз. Ресницы у всех заиндевели. Конь быстро несется по укатанной дороге. Надя смотрит на сверкающий снег. Вершины высоких елей освещены солнцем, ветви низко нагнулись под тяжестью снега.

Вспомнив кладбище, девочка прижалась к Ане. Та нежно погладила ее по щеке. Нагнулась к самому уху и прошептала: «Сестричка, родная…»

Рассказывая, Надя делала большое усилие, чтобы сдержать себя и не заплакать. Едва затихшее горе вспыхнуло с новой силой. Девушка уткнулась лицом в диванную подушку. Зорина приподняла голову Нади и, целуя ее, сказала:

— Больше ничего не рассказывай, а то и я заплачу.

— Вы?.. — с изумлением посмотрела Надя на Татьяну Васильевну.

— Я — тоже сирота. В войну потеряла мать, мужа и маленькую дочку.

Сдержанность Зориной заставила и Надю взять себя в руки. Она вытерла глаза и, как бы оправдываясь, сказала:

— Я тогда не только маму потеряла, но и с Аней рассталась… Аня так всё умела понимать. Я плохо сознавала, что́ происходит кругом. Молчала, на вопросы отвечала невпопад. Всё делала как-то механически. За нами приехала бабушка: Марья Кузьминична вызвала ее телеграммой. Бабушка сердилась на меня, называла бесчувственной, говорила, что я сирот забросила… А я тогда словно рассудка лишилась. Когда поняла, что бабушка увозит меня от Ани и я даже на мамину могилу не смогу больше попасть, я отказалась ехать. Если б вы знали, как обрадовалась Аня! Но Марья Кузьминична и тетя Саша объяснили ей: «Наде лучше уехать отсюда. Дорога отвлечет ее, а новые места не будут напоминать о матери. И жить им надо с бабушкой».

Я знаю, как тяжело было Ане расстаться со мной, но она поборола в себе горе и стала уговаривать меня: «Если твой папа узнает, что ты не хотела ехать с бабушкой, он огорчится!».

Аня казалась даже веселой, провожая нас. Но когда поезд тронулся, она бросилась за ним. Тетя Саша во́-время схватила ее за руку. Больше я не видела моей дорогой сестрички.

Голос Нади снова дрогнул. Татьяна Васильевна поднялась и решительно сказала:

— Надя, постель я тебе приготовлю на этом диване. Ложись скорее, а то проспишь. Завтра пойдем со мной в райком. Я кое-что надумала. Кажется, у меня есть подходящая для тебя работа.

Лежа в постели, Надя старалась уснуть. Но мозг ее упорно продолжал работать, воскрешая картины прошлого. Девушка видела себя в вагоне воинского поезда. В то время попасть в поезд было нелегко. Колхозники, провожавшие их, упросили военных взять с собой сирот.

Надя тихо сидела в углу вагона. Нехотя отвечала на вопросы. Бабушка тяжело вздыхала. Зато Геня охотно разговаривал с военными. Он рассказал им про отца и, понятно, про механика. Офицер спросил, видел ли мальчик танки. Когда Геня узнал, что едет с танкистами, оторвать его от военных уже было невозможно.

С эшелоном удалось проехать довольно далеко. Военные были трогательно внимательны к бабушке и старались развлечь сирот. Даже Надя перестала отмалчиваться. О Вале и Гене и говорить нечего.

Но вот приехали к станции, где их дороги расходились. Военный эшелон уходил дальше. Офицер посадил бабушку и ребят в другой поезд.

Их состав оставался долго на станции: воинские поезда пускались вне очереди. Бабушка задремала, да и девочки тоже. Один Геня не спал. Он стоял у окна…

Надя проснулась первая. По стуку колес она поняла, что поезд уже идет. В вагоне было темно, сильно накурено и тесно. В проходах стояли. Где-то близко плакали дети.

«Сколько же времени сейчас?» — спросила она. Кто-то чиркнул спичку. Сказал: «Восемь».

«Неужели я четыре часа уже сплю?» — Надя позвала сестру. Та не отозвалась. Откуда-то из угла заговорила бабушка: «Слава богу, хоть ты подала голос! А ребят добудиться не могу». «Я тоже не сплю», — сонно пропищала Валя. «А где Геня?» — «Наверно, спит».

Опять воцарилась тишина. Надя заснула, но свет фонаря разбудил ее. Это проводник по просьбе бабушки старался разыскать среди спящих Геню. Надя помогала ему, но в такой массе лежавших людей найти мальчика было трудно.

«Подождите до света. Утром сам вас найдет, — советовал проводник. — У нас часто так бывает. Отыщется!»

И фонарик проводника скрылся в следующем вагоне.

Не спала, тяжело ворочалась бабка. Надя несколько раз просыпалась и слышала, как она тревожно зовет Геню. Девочка поверила словам проводника и не беспокоилась. «Наверно, ткнулся на чужую скамейку и заснул», — думала она. Геня всегда спал крепко.

Забрезжило утро. Бабушка сама обошла вагон. Тщательно осмотрела каждый угол. Гени не было, и его никто не видел.

Тревога овладела и Надей. Расспрашивая пассажиров или громко окликая брата, она шла из вагона в вагон. Все принимали живейшее участие в поисках мальчика, но его не было.

«Что же делать? — с отчаянием говорила бабушка, и слёзы медленно текли по ее морщинистым щекам. — Пропадет мальчишка! Семь лет, куда он один денется?»

«Зря вы, мамаша, так говорите! — остановил бабушку пожилой рабочий. — Внук ваш не пропадет. Он же в советской стране живет! У нас о каждом человеке заботятся. Вашего внука поместят в хороший детдом. Да он лучше, чем у вас, жить будет! Наверно, вы и старших внучек собираетесь в детский дом отдать? Разве в такое время можно старому человеку всех прокормить!»

Бабушка замолчала. Верно сказал проезжий: Геню и Валю она и сама думала определить в детдом.

«Но там они жили бы близко. Всегда можно навестить», — сказала она вслух.

«Подрастет парнишка, война кончится, — сам приедет к вам, — убеждал бабку собеседник. — Адрес-то знает он?»

Бабушка повернулась к Наде. Та молчала. Валя твердо сказала:

«Новый адрес он не знает, но старый, где папа был председателем, знает. Он всем рассказывал, что приедет туда трактористом».

«И наверное приедет!» — подтвердил рабочий.

В это время появился проводник.

«Через остановку вам выходить», — сказал он.

Пора было собирать вещи и протискиваться с ними к выходу.

На станции бабушка просила Надю послать телеграмму, куда — она и сама не знала.

«А может, Геня обратно вернулся?»

К Боровичам пробирались с большими трудностями и очень долго. Пешком, с узлами, они тащились по размолотым грузовиками дорогам. Часто водители машин сажали Валю с бабушкой в кабинку, а Надя взбиралась в кузов грузовика. В теплой кабинке казалось необыкновенно хорошо. Несколько километров Валя блаженствовала. Потом — остановка, машина поворачивала в другую сторону. Вылезать на холод и ветер так страшно! Валя ревела, просила оставить ее с дяденькой. Ей безразлично, куда он ее повезет. Лишь бы тепло было.

Надя брала сестру за руку, помогала идти бабушке. Опять ноги вязли в снегу. Опять было холодно, и очень хотелось есть…

Уже теплеть стало, когда они добрались до Боровичей. Здесь многое напоминало родные места.

Бабушка жила не в самом городе, а в пригородном колхозе. Сразу по приезде она пошла на работу. Посоветовавшись с председателем, решила Валю поместить в детдом. Все хлопоты по устройству сестры взяла на себя Надя. Она понимала, что старой бабушке жить трудно и надо ей всеми силами помогать.

Устроив сестру, девочка сама стала работать в колхозе в огородной бригаде.

Первое время работа в колхозе отнимала все силы. По вечерам Наде казалось, что на другой день она уж и встать не сможет. Невыносимо болела спина, натруженные руки горели. Она едва добиралась домой и засыпала, даже не поужинав. Постепенно привыкла, окрепла. Кормили в колхозе неплохо. Силы понемногу восстанавливались.

Вале понравилось в детдоме. У них было свое подсобное хозяйство. Среди подруг работалось легко. Сёстры жили за несколько километров друг от друга.

Заботы не давали Наде предаваться постигшему ее горю. О брате писала всюду, куда ей советовали. Всегда приходил один и тот же ответ: «Если такой мальчик к нам поступит, — немедленно сообщим».

Надя переписывалась с Аней. Подробно рассказывала обо всем. Но слепая не могла сама отвечать. Ей приходилось просить посторонних. Тяжело, когда между тобой и адресатом стоит третье лицо. А в дружбе это мучительно. За Аню писали иной раз и малознакомые люди. Ей невыносимо было слышать или диктовать простые, ласковые и такие близкие сердцу слова. Аню терзал равнодушный голос читавшего, — для нее каждое слово Нади было дорогим.

Постепенно она всё реже отвечала на письма. Надя не понимала. Спрашивала, почему она молчит?

«Если б ты знала, Надюша, как нужны мне твои письма! И люблю я тебя еще крепче, и всегда буду любить, верь этому! Как хочется послушать тебя! Помнишь, как ты читала «Мцыри»? Но все сейчас очень заняты, и мне стыдно отнимать у них время. Я постоянно хожу в читальню, там вслух читают газеты. Как далеко Красная Армия прогнала врагов! Наверно, и твои родные места скоро будут свободны…»

Всё короче становились письма Ани. И отвечала она не сразу. Надя понимала, что если б у подруги были глаза, если б она сама писала, — было бы иначе.

Кончилось лето. Надо было подумать о школе. Отец просил ее обязательно заниматься.

«Ты обещала маме учиться», — писал Павел Иванович. Он уже знал о смерти жены. Бабушка тоже соглашалась с отцом. Говорила, что заработанные ими трудодни дадут Наде возможность учиться.

«А ты знаешь, что Люся из полеводческой бригады тоже поступает в школу? — спросила она внучку. — Будете вместе ходить в Боровичи».

Надя слышала, как на колхозном собрании просто и толково говорила Люся. Она умело отстаивала требования своего бригадира. Надя еще тогда обратила на нее внимание. Думала познакомиться поближе, но это как-то не удавалось.

Теперь Платонова решила пойти к ней. Вечерело. Коровы, громко мыча, шли по улице. Они сами сворачивали в знакомые ворота, где их встречали хозяйки. Маленький подпасок с азартом щелкал бичом, поднимая пыль.

Надя еще издали заметила небольшой домик и Люсю около него. Она сидела на скамейке под высокой ветвистой липой и что-то читала, низко опустив голову. Две черные косы сползли с плеч и почти касались земли. Услышав шаги, девушка подняла голову.

«Я к вам!» — сказала Надя.

Девушка подвинулась, предложила гостье сесть. Вскоре они разговаривали, как старые знакомые. Люся уже подала заявление в школу. Через месяц будет держать экзамены в седьмой класс.

«Я тоже хочу поступить, — перебила ее Надя. — Я уже сдавала экзамены и принята была в седьмой класс, но не взяла удостоверения. Тогда не до того было». — И она рассказала Люсе, почему у нее пропал год.

«А мы с мамой — из-под Пскова… За годы войны в разных местах жили. Последнее время — в Ленинграде. Думали, — там и останемся, но нас опять эвакуировали. Вот и попали сюда… Если будем сдавать в один класс, давайте и заниматься вместе».

Надя охотно согласилась. Они просмотрели программу.

«Вам придется немного догнать меня. Пройденное вы быстро вспомните. На повторение уйдет дней десять, не больше», — уверенно говорила Люся.

Взяв программы и некоторые учебники, Надя довольная, но в то же время смущенная, возвращалась домой. Срок в десять дней ей казался слишком коротким.

«Разве можно столько выучить? Нет, наверно мне не догнать!»

В тот же день она засела за книги. Часто она приходила в отчаяние, хотела бросить учебники. — «Всё равно не сдам!» — твердила она себе. Но приходила Люся — спокойная, уверенная, — и незаметно всё становилось на свое место.

Они обе выдержали экзамены. Попали в один класс и, понятно, сели за одну парту.

Вместе с ними училось много эвакуированных из Ленинграда; они постоянно говорили о своем любимом городе. Рассказывали, как враг окружил его. Рассказывали о страданиях и мужестве ленинградцев.

«Фашисты крепко засели вокруг Ленинграда. Но кольцо блокады будет разорвано! Наш город обязательно освободят!»

И вот эта мечта стала реальностью.

«Блокада снята, и Ленинград свободен!» — разносит радио чудесную весть по всей стране.

Люди толпятся у репродукторов, стараются запомнить каждое слово: надо рассказать близким, всем, кто не слышал, кто еще не знает. Сколько счастья, надежд, какую новую волну бодрости и силы принесло это известие. И не было уголка в нашей стране, где бы не радовались великой победе Советской Армии.

Этот холодный январский день кажется таким необыкновенным, ликующим. Всюду собрания, митинги. На улицах много народу.

Надя и Люся, перегоняя других, спешат первыми попасть в школьный зал, занять места. Но там уже много ребят. У стола с колокольчиком в руке стоит директор. Он ждет. Но торопить не приходится: быстро собрались все. Дверь уже закрыта. Наступила тишина.

«Товарищи! Враг отогнан от стен Ленинграда!»

В ответ несется громкое «ура!», крики, аплодисменты. Директор продолжает:

«Это благодаря нашей доблестной Красной Армии освобожден Ленинград!»

Еще более громкое «ура!», повторенное много раз. Кто-то запел «Широка страна моя родная…» Любимую песню подхватили все. И как пели в этот вечер! Слова песни помогали ярче, лучше передать общее чувство.

Бабушка, узнав о новой победе наших войск, уже мечтала о том, что ей скоро удастся вернуться в родные места.

«Наверно, фашистов выгонят и из нашего района. Может, летом, а то еще и весной мы домой поедем», — говорила она.

Надю выбрали пионервожатой. Ее отряд, как лучший, был прикреплен к госпиталю. С какой охотой, как самоотверженно работали там ребята! Особенно много сил и подлинного уменья вкладывали они в работу самодеятельных кружков.

В местные госпитали стали привозить раненых участников боев под Ленинградом.

«Послушать бы их рассказы о сражениях! Может, и папу кто-нибудь знает? Он же был под Ленинградом», — думала Надя. Она давно не получала писем от отца.

Девочка торопилась пойти в госпиталь, но пионеров сначала туда не пустили: прибыла большая партия новых больных. Ребята не успокоились. Они подстерегли на улице старшего врача и добились разрешения навестить раненых через несколько дней.

Взволнованно пела Надя в тот вечер. Она исполняла любимые песни отца. И как много чувства вложила она в них!

Когда раненые узнали, что Надя давно не получала писем от отца, они старались помочь разыскать его. По номеру полевой почты проверили, есть ли бойцы из этой части. В госпитале их не оказалось. Тогда написали командиру части, где служил Платонов.

После уроков Надя часто заходила в госпиталь.

С тревогой спрашивала: «О папе вестей нет?».

Однажды Наде показалось, что раненые знают что-то, но молчат. Они избегали говорить об отце, расспрашивали ее о школе, о подругах. Они жалели ее. Надя это понимала.

«Уж лучше бы сказали правду!» — думала девочка.

Выйдя из госпиталя, Надя шла медленно, не замечая дороги. Она всё думала об отце. «Неужели и его я больше не увижу?» Вспомнились мать, Геня и опять отец. Прощанье с ним на опушке березовой рощи. Захотелось упасть в снег и плакать, кричать.

«Будь мужественной. Ты — пионерка», — сказал он тогда. Надя прошептала сквозь слезы: «Буду, папа!».

Заметив, что она уже вышла за околицу, девочка вернулась в школу, где ее ждала Люся. Говорить о своем горе Надя не могла даже с подругой. Она старалась убедить себя, что догадка о смерти отца ни на чем не основана, и на короткое время успокаивалась. Потом тоска с новой, еще большей силой овладевала ею.

Люся сразу поняла, что с подругой случилось какое-то несчастье. Она ни о чем не спросила, а, взяв Надю под руку, молча вышла с ней из школы. Она не хотела оставить подругу одну в этот вечер и позвала ее ночевать к себе. Надя была тронута чутким вниманием Люси, но от ночевки у нее отказалась. Девочка всю дорогу упорно думала об отце. Ей хотелось быть похожей на него, идти его путем.

Прощаясь, она спросила:

«Люся, могу я подать заявление о приеме меня в комсомол?»

«Конечно, можешь!» — уверенно сказала Люся. Сама она уже была комсомолкой.

«Тогда — завтра. Хорошо?»

Через несколько дней Надя стала членом ВЛКСМ. Она крепко зажала в руке маленький членский билет.

«Я стану, как папа, работать для счастья народа. Отдам все силы служению великому делу Ленина — Сталина!» — внутренне поклялась девочка. Эта клятва и сознание, что она стала членом большой комсомольской семьи, как-то укрепили Надю, дали ей новые силы перенести личное горе.

Весной бабушка принялась хлопотать о возвращении домой. Ей ответили, что хотя их край освобожден Советской Армией от врагов, пропусков еще не выдают. Бабушка узнала, что раньше января вряд ли можно будет туда попасть. Ей очень хотелось весеннюю посевную провести в своем колхозе. Поняв, что это не удастся, она сердито сказала: «И правда, куда я зимой с ребятами поеду! Может, и жить-то в землянке придется!».

А потом, уже спокойно, добавила: «Долго ждали, подождем еще. Да и Надежде надо экзамены сдавать».

В конце учебного года Надя всё время проводила у Люси. Люся жила в крохотной комнатушке с железной печкой, бывшем предбаннике. Небольшое окно выходило прямо в поле. Летом, когда вырастала рожь, колосья ее касались подоконника. Люся любила свою светелку.

«Здесь воздух совсем особенный, — говорила она. — А запах какой, когда хлеб созревает!..» И постоянно можно было видеть, как черная головка Люси и светлая — Нади склонялись над учебниками.

Наступила весна, солнечная, бурная. Заниматься в такие дни трудно. Надю манило в поле, в лес. Но Люся была неумолима.

«Нельзя!» — строго говорила она, и Надя покорно бралась за книжки.

Наконец экзамены сданы, и сданы хорошо. Девушки перешли в восьмой класс и сейчас же начали работать в колхозе. Только Надя из овощеводческой бригады перешла теперь в полеводческую. Работали они, как и учились, дружно.

«Не знаю, почему, — говорила Надя, — у меня теперь даже спина не болит к вечеру».

«Выросла, сильнее стала», — объясняла ей подруга. А Наде казалось, что вместе с Люсей всякая работа легче.

Стояли жаркие июньские дни. Колхозники торопились с сенокосом. Скосили большой луг. Трава на солнце быстро подсыхала.

Вдруг кто-то заметил на горизонте тучу. Она приближалась, медленно расползаясь по небу.

«Вымочит сено!» — разнеслось по деревне. Все бросились на луга.

Люся и Надя побежали первыми. Вот, кажется, сейчас дождь хлынет. Нельзя допустить, чтобы сено мокло. Его спасенье зависит от быстроты работы. И луг очищается на глазах. Высокие копны поднимаются в разных его концах.

Колхозники торопятся, спешат уйти от дождя. Люся осматривает — всё ли сделано, хорошо ли сбиты копны.

Хлынул дождь, — и не дождь, а ливень с ветром и градом. Девушки зарылись в мягкое, душистое сено. Кругом темно. Небо почти черное. Сверкнет молния, разорвет тьму. Кажется, вот она ударит прямо в копну, где спрятались подруги.

Девушки прижались друг к другу, и им не страшно. Тихо разговаривают о своем.

Люся всё знает об Ане. Спрашивает: «Не получила письма?».

Надя отрицательно качает головой: «Я даже Аниной матери написала. Молчит и она. Не отвечает».

Люся задумчиво смотрит сквозь нависшие травинки на луг. Там целое озеро. Дождь так и хлещет. Просветов нет. Всё небо заложило.

«Кем ты будешь, когда кончишь школу, Надя?»

«А ты?» — ответила она вопросом.

Люся, не задумываясь, говорит:

«Педагогом. Мне кажется, самое важное сейчас для нашей страны — это воспитать настоящего человека. Человека, который будет жить в коммунистическом обществе. Знаешь, Надя, это должен быть такой человек, такой…» — и Люся, не находя слов, останавливается.

«Совершенный, хотела ты сказать? — спрашивает Надя, и, не дожидаясь ответа, она торопливо говорит: — Ты, наверное, сумеешь хорошо воспитать! А я так мало знаю и… и… у меня ничего не получится!»

Люся пристально смотрит на подругу и тихо отвечает:

«Ты слишком веришь в меня! У меня столько недостатков. — И вдруг, вспыхнув, говорит горячо: — Я буду учиться, буду работать над собой! Нельзя равнодушно подходить к делу. Надо любить его, страстно желать добиться своего. А главное — не отступать перед трудностями, правда? Надя, Надя! Смотри: гроза уже прошла!»

Яркое, горячее солнце осветило их убежище. Легкий пар поднимался с земли. Радуга, как цветное коромысло, перекинулась через вершины берез.

Девушки вылезли из копны и босиком побежали по залитому водой лугу.

Летом в колхозе много работы, но подруги всё-таки находили время читать. Люся любила серьезные книги. Надя отстала от нее и теперь старалась догнать подругу. Если она читала одна, — всё непонятное просила потом Люсю объяснить ей. Та часто сама не могла ответить. Тогда они шли за помощью к кому-нибудь из учителей.

Осенью Надя и Люся не вбежали, как раньше, а солидно вошли в класс. Девушки чувствовали себя взрослыми: они — восьмиклассницы.

В первый день после каникул, встречаясь со школьными товарищами, как-то невольно замечаешь изменения, происшедшие с ними за лето.

«Ой, как вы выросли, похорошели!» — приветствовали их подруги.

«Вы очень поправились!»

«Это нам помогла работа в колхозе, на чистом воздухе».

Надя чувствовала, что никогда ей не было так легко заниматься, как в этот год. Обе подруги учились отлично. Да и нельзя было иначе: год выдался совсем особенный. По радио постоянно звучали позывные Москвы, и все спешили к репродукторам. Знали, что услышат новый приказ Верховного Главнокомандующего о продвижении Советской Армии, об освобождении временно занятых фашистами городов. Врага отбрасывали всё дальше и дальше. Освобождены уже Белоруссия, Украина. Свободен весь Советский Союз. Наши войска в Германии.

«Неужели скоро мир? Неужели конец войне? И тогда… А что же тогда будет?.. Но сейчас надо еще лучше заниматься. Правда, Надя?»

И они занимались. Опять готовились к экзаменам. Учили билет за билетом. А сами всё ждали. Ждал весь народ. И когда по всей земле разнеслось великое слово «Победа!» — народ в первый раз за пять лет вздохнул свободно.

До́ма невозможно было оставаться. Все бросились на улицу.

Весеннее солнце. Везде развеваются красные флаги. Везде счастливый, радостный народ.

И как-то сами запевались песни, откуда-то появлялась музыка, всюду танцевали.

Девушки возвращались с площади веселые, взволнованные. Им не хотелось заниматься в такой день. Да они и не могли!

«Пообедаем до́ма и снова вернемся в город, — говорила Надя. — Люся, ты таким представляла себе день победы и мира?»

Люся задумчиво ответила:

«Не знаю… Но сегодня — совсем необыкновенный день. Мама всё утро провела в городе. Она несколько раз прослушала по радио обращение товарища Сталина и говорила, что ее особенно поразили слова: «Отныне над Европой будет развеваться великое знамя свободы народов и мира между народами». Сегодня мама, да и все колхозники только и говорят о мирной жизни.»

Задумавшись, девушки тихо шли по дороге.

Ясно весеннее небо, солнце светит, а ветер резкий, холодный.

«Ты озябла? — спросила Люся. — До обеда еще есть время. Мама просила вскопать ей огород. Пойдем! Сразу теплее станет!»

Подбрасывая на лопатах влажную землю, разбивая комки, подруги согрелись. Они работали вперегонки и быстро вскопали весь маленький участок. Обе устали, зарумянились. Дышали тяжело, но с удовольствием смотрели на подготовленный к посеву огород, на скворцов, рывшихся в мягкой земле, на пробивающуюся у забора зелень.

«Вот мы и начали с тобой мирную жизнь. Смотри, как хорошо, Надя!»

Праздничное настроение царило кругом.

Окончен восьмой класс. Теперь подругам не придется вместе учиться. Бабушка получила, наконец, пропуск. Надя уезжает через три дня.

Рано утром в воскресенье Надя и Люся отправились в детдом проведать Валю и попрощаться с ней. И еще им хотелось провести этот день вдвоем. Они ведь расстаются надолго. Будут жить далеко друг от друга.

Но сегодня они вместе. Выйдя за город, девушки свернули с дороги на узенькую тропинку. Шли полями, недавно вспаханными и засеянными. Еще мало где зеленели всходы и земля казалась фиолетовой. Вот молодой сосновый лесок. Прямые, как свечи, стояли сосенки.

Дальше — низинка. За ней березовая роща сверкала на солнце белыми стволами и нежными весенними листочками.

Чем дальше шли девушки, тем сильнее они чувствовали захватывающую силу весны. Они шли обнявшись, затихшие, счастливые. Им казалось, что всё тяжелое, ворвавшееся в их детскую жизнь, — уже прошло, а впереди будущее — широкое, светлое. Казалось, что это утро и дорожку среди полей они запомнят навсегда.

Вошли в сосновый бор. На полянке стоял большой, с широкой террасой, дом. Подруг сразу окружили детдомовцы: «Вы к Вале Платоновой? Сейчас ее позовем. Да вот и она!».

В голубом платье, веселая, прибежала Валя. Она обняла Надю, поздоровалась с Люсей и быстро заговорила: «Посмотрите, какие мы грядки сделали. У меня уже салат большой и редиска».

Девочка тащила Надю за собой. Она хотела показать всё, что ей было дорого. И старшая сестра видела, как хорошо жила Валя и как ее любили и берегли. Бабушка не раз уговаривала младшую внучку поехать с ней в родные места. Валя отказывалась и твердила одно: «Бабуся, позволь мне здесь остаться до окончания школы. У нас такие заботливые, ласковые воспитатели. Ребята живут так дружно! И кормят нас хорошо».

Старушка сердилась на внучку, но понимала, что тут ей лучше. Да и Надя советовала оставить сестренку. «Когда мы устроимся, — говорила она, — выпишем к себе и Валю». — «А если мы потеряем ее, как Геню? Где он сейчас? Пишем, пишем всюду и никак не можем добиться толку!» — «Найдем и его, бабушка! Вспомните, какие годы были. Сейчас — совсем другое. Война кончилась. Разыскивать будет легче. О Вале же мы всё знаем; да и она не маленькая, напишет нам сама». Бабушка еще немного поворчала, но Надя видела, что она уже спокойно оставляет внучку.

Большинство эвакуированных в Боровичи тоже собирались домой. Мать Люси не хотела возвращаться на родину.

«Наверно, там камня на камне не осталось! — думала она и решила поселиться в Ленинграде: — всё равно Люся после окончания школы собирается поступить в Педагогический институт имени Герцена. На две семьи жить нет смысла. Лучше подожду здесь, а потом всё же устроюсь в Ленинграде».

Люся соглашалась с матерью, но расстаться с подругой ей было тяжело. Всё же она не удерживала Надю.

«Поезжай, — говорила она. — Тебе дома лучше будет. А на дружбу нашу расстояние не повлияет. Мне всегда будет казаться, что ты совсем близко, здесь… Мы обещали встретиться в Ленинграде, и сдержим слово!»

Мечтать о Ленинграде девочки любили, и последний вечер прошел необыкновенно хорошо. Потом — суета сборов. Машина пришла раньше условленного времени. Последний поцелуй. Крики: «Пи-и-ши-и-и-и!..» и грузовик уже на шоссе.

Кругом поля. «Неужели я возвращаюсь домой?» — думала Надя.

Чем дальше шла машина, тем заметнее становились следы войны. Новгород… Одни развалины, они уже заросли бурьяном. Люди возвращаются в свой родной город. Где-то приютились, раскапывают, восстанавливают. А на огородах даже зреют овощи. Коров далеко не пускают: еще не разминированы поля. Чем ближе к родному дому, тем знакомее всё, и тем мучительнее…

Вот и поселок. Проезжая по улицам, Надя узнавала места, хотя много домов было разрушено. Школа сгорела.

«Где же я учиться буду?» — подумала Надя.

Такой же вопрос задала ей бабушка и прибавила: «Хорошо, что Валю оставили там!»

«Где вас высадить?» — спросил шофёр.

Бабушка принялась уговаривать его доехать до колхоза, но он решительно отказался.

«Ну что ж! — вздыхая, сказала бабушка. — Придется искать нового попутчика. А ты сверни вот на эту улочку. Тут у меня знакомые живут».

Машина остановилась у маленького домика на окраине города. Надя постучала в калитку. Ответа не было. Она дергала дверь, стучала ногами, кричала, пока кто-то не вышел. Когда Надя узнала открывшую дверь старушку, она бросилась к ней и крепко обняла ее. Та сперва даже испугалась. Бабушка подошла и расцеловалась со своей старой приятельницей.

Надя, отдохнув немного, решила пешком идти в свою деревню. Не терпелось узнать, что стало с их домом.

«Солнце еще высоко. Я успею вернуться, а если очень устану — заночую там», — сказала, уходя, Надя.

Она легко нашла дорогу, с детства хорошо знакомую. Кругом — те же поля. Только теперь они заросли сорняком. Вспаханной и засеянной земли немного.

«А как прежде было! Во все стороны тянулись сплошные поля. Хлеба́ высокие тихо колышутся. И жаворонки над ними…»

И чем дальше шла Надя, тем ярче вставали перед ней картины детства, тем острее она чувствовала боль непоправимой утраты. Всё это время ее успокаивали, говорили, что отец не погиб, он, наверное, вернется. Надя плохо верила этому. Не зря же тогда раненые в госпитале перестали искать отца. А сначала они так горячо принялись помогать ей. Горе всё сильнее сжимало сердце, и дорога казалась длинной, очень длинной.

Надя, наверно, прошла бы мимо своего дома, если б ее не остановил знакомый поворот дороги и цветы, — такие, какие сажала мать.

«Да это же они и есть! А где же дом?»

Осталась одна труба. А может, она ошиблась и не туда попала?

Надя медленно, по мелочам, убеждалась, что она дома. Это их сад. Вот и многолетние цветы. Они очень выросли. Особенно люпины — поднялись высокой синей стеной, закрыв безобразные развалины. Яблоня — без верхушки. Это когда бомбили, вершинку снесло. Деревья не погибли. Они только что отцвели. Наверно, яблоки будут. Вот и куст крыжовника. Как она рвала тогда и топтала ягоды!

Всё вспомнила Надя. Она стояла в буйно разросшемся саду. Не умолкая, пели птицы. Высоко поднялись молодые топольки — она сама их посадила.

Всё говорило о жизни. А разве сама она, Надя, не выросла, как этот тополек, не победила страшную тяжесть, придавившую ее детские плечи?

«Я всё гляжу на тебя. Ровно Надя?» — Девушка вздрогнула: человеческий голос среди развалин!

«Смотришь, что от дома осталось?..»

Надя с трудом узнала в постаревшей женщине тетю Феню. А та продолжала:

«Не признаёшь? Мы-то в землю идем. Вы растете. Видишь, какие цветы здесь расцвели!.. Ты не тужи! Дом новый поставим, лучше прежнего… Строить приехала? Жива ли мать? А отец где?»

Соседка расспрашивала и сама рассказывала:

«Нас уже много вернулось. Одни в своих домах живут, а погорельцы — в землянках. Поля засеяли, — понятно, не везде сразу. А строиться, конечно, будем. Сейчас материалы собираем. Встанет колхоз. Ты не горюй, отец вернется! Опять председателем будет. Пойдем ко мне в землянку, чайком напою».

Надя только теперь заметила, что уже поздно. Ночные сумерки скрыли одиноко торчащие трубы. Едва слышно шумели деревья, и острее стал запах цветов.

«Уйти бы отсюда, и подальше!..»

Она сделала несколько шагов, споткнулась и чуть не упала. Колхозница помогла ей идти, ласково говоря:

«Вишь, как истомилась! Пойдем, переночуй у меня».

«Нет, я хотела сегодня вернуться».

Но Феня и слушать не стала. Она чувствовала, как девушке тяжело. Взяв за руку, она привела ее к себе.

Утром, выйдя из землянки, Надя даже зажмурилась, так ярок был солнечный свет.

Кто-то засмеялся рядом. Кто-то назвал ее по имени.

Немного привыкнув к свету, она увидела женщин и детей. Колхозники пришли повидаться с Платоновой. Ее расспрашивали об отце. Говорили о нем с большим уважением. Надя поняла, как любили Павла Ивановича и как ждали его возвращения. И они тоже уговаривали ее остаться здесь. Обещали помочь выстроить дом.

«Я сама еще не решила, где буду жить. Надо бабушку устроить. Не знаю, сохранился ли ее дом в колхозе?»

«Как же, изба стоит нетронутая. Я недавно там была. С бабкой твоей мы подружками были», — заговорила старая женщина с ребенком на руках. Она укачивала его, а сама всё рассказывала, называла имена бабушкиных соседей…

Надя уже не слушала. Ей не терпелось самой проверить, правду ли говорит женщина. Распрощавшись с колхозницами, она пошла в соседнюю деревню.

Шла лесом, а потом берегом реки, такой тихой. Как прежде, была прозрачна вода, как прежде, горяч песок на берегу… Всё здесь привлекало и казалось таким дорогим, близким. Она поняла тоску бабушки по родным местам. Сколько речек и лесов она сама повидала! Наверно, были и лучше здешних. Но эти ей казались милее всех.

Издалека увидела дом бабушки. Он стоял на пригорке, залитый солнцем. Надя помчалась туда. Так бросаются к близкому существу, которое считали погибшим. Оказывается, дом стоит, дожидается их, и такой же, как и прежде.

«Да нет! Он стал еще лучше!» — казалось ей.

Она не заметила покосившегося крылечка и разобранной крыши сарая.

«А сад-то какой большой! И всё цело, даже скворешник!..»

Девушка зашла к председателю колхоза. Сказала ему, что бабушка вернулась и на этих днях приедет сюда.

«Милости просим! Давно ждем своих обратно», — весело ответил председатель.

Довольная возвращалась Надя в поселок. Ее больше не угнетали поля, покрытые сорняками. Она видела, как всюду, за обгорелыми домами, заброшенными нивами, возрождалась новая жизнь. Ее захватила эта сила жизни, и так захотелось быть участником новой стройки, отдать ей все, все силы!

Надю страстно потянуло к Анне Николаевне.

«Расскажу ей всё. Попрошу совета, как мне поступить. Если жить у бабушки и работать в колхозе — придется бросить ученье».

«Нет, это неправильное решение! — сказала она вслух. — Папа всегда писал: „Обязательно учись дальше!”»

Подходя к поселку, Надя издали увидела высокие сосны школьного сада и развалины. Она постояла минутку, быстро повернулась и побежала в райком.

На месте, где раньше находилось здание райкома партии, строили новый дом. Кругом лежали кирпичи, брёвна. Каменщики возводили второй этаж.

«Где же теперь райком помещается?» — спросила Платонова рабочих.

Те указали.

В приемной несколько человек тихо разговаривали между собой. За столом у окна сидела сотрудница. К ней-то и подошла Платонова.

«Можно видеть Анну Николаевну?»

Сотрудница даже приподнялась со стула, не зная, как ответить. Один из посетителей, человек с орденом на военной гимнастерке, подошел к Наде: «Девочка, ты, должно быть, не здешняя? Приезжая?».

Вопрос незнакомца чем-то встревожил Надю. Она робко ответила: «Я только что вернулась из эвакуации».

Военный поглядел на Платонову и осторожно осведомился, не родственница ли она. И только тогда сказал: «Нет нашей Анны Николаевны!» «Нет?» — Девушка остановилась и едва слышно спросила: «Неужели и она умерла?»

«Погибла… Фашисты зверски ее убили. Анна Николаевна была в партизанском отряде. Редкий человек! Спокойная, мужественная, сердечная — такой мы знали ее в самые безвыходные минуты. Когда фашисты окружили наш партизанский отряд, Анна Николаевна с тремя другими товарищами пошла в разведку. Никто из них не вернулся… Да и нас немного осталось в живых. — Видимо, желая скрыть волнение, рассказчик громко спросил: — Кажется, моя очередь?»

Надя молча вышла из приемной. Поворачивая из улицы в улицу, она не думала, куда идет. Только заметив знакомый забор, ускорила шаги. Вот и калитка. Возле нее — две яблони. Дорожка, прежде усыпанная песком, теперь заросла травою. Вместо дома, где жила Анна Николаевна, — две трубы. Они казались такими длинными, безобразными!

И вспомнилась девушке большая комната, уставленная полками с книгами, открытое пианино, Анна Николаевна в белом платье, с венком кос на голове. Вспомнились дождливые дни, тихие беседы с чутким другом.

Надя не плакала. Глядя на развалины, она мучительно думала: «И здесь всё разрушено… Анны Николаевны нет. Нет самых близких, самых дорогих…»

Долго стояла девушка. Но ушла она с твердым решением, как ей поступить.

На главной улице она увидела молодежь, выходившую из широко распахнутых дверей. На небольшой дощечке прочитала:

РАЙКОМ ВЛКСМ

Это было то, что она искала.

Надя вошла в дом. Видимо, только что кончилось собрание. Девушка в военной гимнастерке что-то объясняла молодежи.

«Да это Лена! Неужели она секретарь? Мы же учились с ней вместе, и у Анны Николаевны встречались. Она старше меня: тогда была в восьмом классе».

Девушка подошла к Наде. Она тоже с первого взгляда узнала Платонову.

Лена ушла на фронт медсестрой. Три раза была ранена. Последняя рана оказалась серьезной. Пришлось полгода в госпитале пролежать. Потом ее отправили домой. Приехала сюда — еще пожары догорали…

И чем больше рассказывала Лена, тем незначительнее казалась Наде ее собственная жизнь.

«Лена, а когда ты видела последний раз Анну Николаевну?»

«Перед уходом на фронт. В самые тревожные дни, когда отсюда всё увозили, прятали, Анна Николаевна мобилизовала молодежь. Работа шла без суеты. Анна Николаевна попрежнему требовала от нас тщательного выполнения заданий. Помнишь ее любимые слова: «На маленьком проверяется большое?» Ты знаешь, она здесь подпольную работу вела, потом ушла к партизанам. Анна Николаевна жила как настоящий коммунист и погибла, как герой. Мы всегда должны помнить о ней. Постараемся быть достойными ее!»

«Я об этом же думала, Лена. И не случайно пришла сюда».

Девушки глядели в открытое окно. На той стороне улицы совсем не осталось домов. Много фруктовых деревьев было вырублено. Берег Шелони обнажился.

«Ты хочешь помочь восстанавливать город?»

Надя кивнула головой.

«А где ты живешь? Всё там же, в колхозе?»

«Нет, Лена, у нас всё погибло. Дом сгорел. И мама умерла».

Лена сочувственно обняла девушку:

«Оставайся здесь! Работы у нас много, людей нехватает».

«Я бы охотно осталась, но только до осени. Здесь школа разрушена. Я твердо решила поехать в Ленинград учиться».

И, заметив, что Лена хочет ее перебить, Надя быстро заговорила:

«Нет, нет, Лена, не отговаривай меня! Это мое твердое решение. Я уж не говорю о том, что отец и мать просили меня учиться и Анна Николаевна всегда нам говорила: «Не забывайте завет Владимира Ильича: „Учиться, учиться и еще раз учиться!” Я сама хочу стать педагогом. Понимаешь, воспитывать человека! Это так важно. Это самое важное теперь!»

Надя не заметила, что она заговорила словами Люси. Они стали ее словами.

«И ты не думай, Лена, что я там останусь. Нет, я вернусь сюда же, но вернусь учительницей!»

Горячность, с какой она говорила, убедила Лену. Она отлично понимала подругу, — сама собиралась поступить в университет.

«Тогда мы сделаем так, — сказала она. — До осени оставайся здесь. У меня и работа подходящая есть для тебя. Сегодня просили дать человека в библиотеку парткабинета. Это тебя устраивает?»

«В библиотеку? Да лучше я себе и представить ничего не могу!»

«Ну, значит, иди туда. Вот тебе записка к заведующей парткабинетом. А какую работу хочешь вести в комсомоле?»

«Тебе это виднее. Завтра я свезу бабушку в колхоз. Сама вернусь сюда и пойду в парткабинет. А ты, Лена, можешь располагать всем моим свободным временем…»

Бабушка словно помолодела, вернувшись в родной дом. Она по-хозяйски осмотрела двор и сад. Увидев пни от вырубленных яблонь, ворчливо заметила: «Ишь, изверги! В лес-то им лень было сходить. Ну, да хорошо, что не всё изничтожили».

Пришел председатель колхоза, осведомился, в чем бабушка нуждается. Обещал починить крышу и дать цыплят. Спокойно возвращалась Надя в город. Она знала, что бабушка устроена.

Было раннее утро. Надя выкупалась в речке и пошла разыскивать библиотеку.

Стена разрушенного здания совсем загородила небольшой домик, где помещался парткабинет. Надя явилась слишком рано. Она села на крылечко.

Как хорошо кругом! Птицы поют, как в детстве! Всё такое родное, милое.

«Вы кого дожидаетесь?» — спросила молодая женщина, поднимаясь на крыльцо.

Надя протянула записку секретаря. Заведующая парткабинетом открыла дверь и пригласила ее войти.

«Помогать мне станете. В этой комнате библиотеку устроим. Вас темнота смущает? Не бойтесь. Здесь должно быть очень светло. Это проклятые развалины мешают. Вы организуйте молодежь и разберите остатки стены в свободное время».

Заведующая говорила с Надей, словно давно ее знала. Незаметно в разговоре она перешла на ты.

«Тебя удивляет отсутствие книг? Есть они, только надо их выкопать и привезти сюда».

«Выкопать и привезти?» — повторила Надя с недоумением.

«Ты не забывай, поселок был оккупирован. Книги мы спрятали. Немцы их искали и ничего не нашли. Теперь выроем их, поставим на полки, и опять книги Ленина и Сталина будут учить нас», — просто сказала заведующая.

Наде показали места, где была зарыта библиотека. В помощь Лена дала группу старших пионеров.

Доставая книги, Надя думала: «Кто это в страшные минуты, под обстрелом, прятал их так бережно?». Она помнила, как быстро наступал враг. Многие даже собраться не успевали.

«Кто в такое время думал о книгах? Кто предусмотрел всё?» — спросила она подошедшую Лену.

«Я же тебе рассказывала, как Анна Николаевна мобилизовала всех нас; мы работали до последней минуты. Сохранили всё, что было возможно. Такова была воля партии, воля народа».

Надя работала с увлечением. Она говорила пионерам, помогавшим ей:

«Нам выпало большое счастье вернуть к жизни книги. Они несколько лет не видели света».

Ребята бережно вытаскивали спрятанные тюки и ящики, сушили книги на солнце, подклеивали изорванные листочки. Надя, под руководством заведующей, распределяла книги по отделам, устанавливала их на полках.

«Смотрите, — показывала она заведующей, — они стоят, как новые!.. Только сыро здесь и темно. Из-за этой стены даже окна не хочется открывать… Переговорю с Леной!»

Платонова побежала в райком. Там принимали новых комсомольцев.

«Лена, давай сегодня разберем стену около парткабинета», — обратилась Надя к секретарю, когда та освободилась.

Лена задумалась. Каждый человек у нее был на учете. Она не могла отрывать их от дела. В то же время и парткабинету надо было помочь.

Она подошла ко вновь принятым комсомольцам:

«Товарищи! Я знаю, что для вас день вступления в комсомол навсегда останется в памяти. Ознаменуйте его хорошим делом!»

И Лена рассказала и о библиотеке парткабинета и о стене, закрывающей свет.

С песнями пошли в атаку на торчащую стену. Вскоре смех молодежи и стук падающих кирпичей нарушили ночную тишину поселка.

Приходилось работать ломом. Трудно было выковыривать и разбивать кирпичи.

В разборе стены приняло участие много молодежи. Запыленная, но довольная Надя таскала кирпичи, показывала, куда их складывать. На самом верху стены она заметила Славу Жукова. Подумала: «Как он сюда попал?». Вспомнила, как они учились в одной школе. В перемену бегали вперегонки по берегу Шелони. Сначала он важничал, считал себя большим, а старше был только на два года. И всё же она бегала и прыгала лучше, чем он!

Комсомольцы быстро окончили работу. К утру от стены ничего не осталось. Поодаль стояли ровно сложенные штабеля кирпичей. Щебень весь вынесли и замели. Надя хотела поговорить со Славой, но не успела. Засучив рукава, она до блеска вымыла стёкла. Совсем другой вид стал у библиотеки. Солнце в ней целый день. Уже начали просыхать стены.

«Молодцы, ребята! Теперь светло», — говорили коммунисты, занимавшиеся в кабинете.

Воскресенье Надя всегда проводила у бабушки. Та чувствовала себя прекрасно. Крышу ей починили, огород удалось посадить. По двору, как прежде, бродили куры. Бабушка работала в колхозе.

«Всё хорошо, — говорила она. — Если б только получить известие о сыне и внуке! Ты попроси, пусть из райкома пошлют запрос. Тогда скорее ответят».

И Лена исполнила просьбу Нади. Как-то вечером она зашла в библиотеку. По голосу, по какой-то неуверенности, торопливости, несвойственной Лене, Надя почувствовала, что приход секретаря не случаен.

«Может, ты знаешь что-нибудь о папе?» — неожиданно спросила она.

Лена молча подала ей маленький листочек бумаги. Надя прочла имя, фамилию отца и фразу… «…пал смертью храбрых».

Надя закрыла лицо руками и пошатнулась. Едва на ногах устояла.

Лена ласково обняла ее. Она не знала, как помочь подруге, и не хотела оставить ее одну в такую минуту.

«Пойдем со мной, Надюша! Я попросила заведующую отпустить тебя в колхоз, на комсомольское собрание».

Надя не сопротивлялась. Лена взяла ее под руку. Они шли молча. Потом Надя сама заговорила об отце:

«Давно знала, что папы нет, а вот когда увидела извещение, всё закружилось перед глазами».

Она вспоминала его слова, отношение к матери, к детям:

«Я была совсем еще маленькой и многого не понимала тогда. Если б сейчас он был жив!.. Знаешь, Лена, мне теперь еще больше захотелось уехать отсюда. Я знаю, ты поймешь это! Может, мне сейчас поехать?»

«Подожди немного! Ты, кажется, давно послала заявление в ленинградское педагогическое училище. Получишь ответ, тогда и отправляйся. Я подготовлю всё, чтобы тебя не задерживали».

В конце лета пришло уведомление, что Надино заявление получено, она допущена к испытаниям и должна приехать сдавать приемные экзамены. Надя показала заведующей парткабинетом полученную бумагу. Предупредила, что через две недели уезжает.

«А кто же здесь будет? Ты подумала об этом?» — строго спросила заведующая. Надя посмотрела на нее.

«Ведь я же с первого дня сказала вам, что буду работать только до осени. И Лена уже приготовила заместительницу. За это время я ей всё покажу. Оставлять работу в библиотеке, вас — мне очень тяжело. Но я должна, должна учиться дальше! Вы сами всегда говорите, что это необходимо».

«Ну, ну», — сказала заведующая, и голос ее зазвучал уже мягко, как всегда.

Но всё-таки Наде не удалось уехать во-время. Ее задержала болезнь заведующей.

Надя тревожилась. Мысль, что она опоздала, что ее теперь могут не принять, — пугала. Но она твердо решила: «Упрошу! Как-нибудь устроюсь…»

Наконец — библиотека сдана, вещи собраны, Лена с комсомольцами усадили Надю на попутный грузовик. Пересаживаясь с машины на машину, подъехала она к станции железной дороги.

Через четыре часа — Ленинград!

Часть вторая

Глава первая

Жизнь побеждает

Утром в райкоме Татьяна Васильевна попросила Платонову подождать в приемной, а сама стала звонить по телефону.

Надя с удовольствием уселась в мягкое кресло. Она не спала почти до самого утра. Всё припоминала, что произошло с ней за последние годы, и сейчас была под впечатлением пережитого.

«Иногда очень полезно вспоминать. Ошибки свои замечаешь. Разве хорошо я поступила по отношению к Ане? Не получала от нее писем и успокоилась на этом. Могла бы написать Марье Кузьминичне… И брата недостаточно энергично искала».

Думы Нади прервала Татьяна Васильевна:

— Я узнала, что детскому дому инвалидов нужна старшая пионервожатая. Как ты относишься к такой работе?

— Я же решила стать педагогом, и сейчас охотно поработаю пионервожатой.

— Подумай хорошенько, справишься ли ты? Нужно с любовью подойти к детям-инвалидам. Большинство из них пострадало во время войны и блокады. Они — нервные, вспыльчивые, но умеют ценить доброе отношение и крепко привязываются к тому, кто любит и воспитывает их по-настоящему.

— Я не ищу легкой работы, Татьяна Васильевна. Вы знаете, я сама сирота и сумею понять их. Люблю с маленькими возиться. Игр много знаю.

— Там не одни малыши, — заметила Татьяна Васильевна, — есть и шестнадцатилетние.

Надя задумалась, потом уверенно заявила:

— Когда я училась в школе, меня назначали вожатой. Там старше меня были ученики, и как слушались! Не беспокойтесь, Татьяна Васильевна, я полажу с ребятами.

— Значит — решила? Тогда завтра вместе пойдем к директору детдома. Нас ждут. Против твоей кандидатуры возражений нет.

Надя чувствовала себя счастливой. Ее не пугали трудности такой работы. Она решила поступить куда-нибудь на курсы или в вечернюю школу. «Через два года я, наверно, сдам на аттестат зрелости. Приедет Люся, и мы поступим с ней в институт».

На следующий день ровно в десять утра Надя была в райкоме.

В коричневом платье, с красным галстуком, она походила на пионерку. У Татьяны Васильевны снова возникло сомнение — справится ли? Молодая очень, и такая маленькая! Надя не заметила критического взгляда своей спутницы. Девушке казалось, что легко и просто завоевать доверие ребят.

Как вести себя при встрече?

Она не обращала внимания на дорогу, по которой шла; не замечала золотых, красных, зеленых листьев, засыпавших аллеи сада; не чувствовала резкого ветра, хотя была в одном платье.

— О чем ты так задумалась? — спросила Зорина. — Остановись, мы уже пришли.

Вблизи маленькой калитки стояли две девочки и мальчик на костылях. Надя заметила, что двор плохо выметен. Дом — старый, с облупившейся штукатуркой. На нем еще видны следы войны. Кирпичом заложены окна, обвалился подоконник.

Татьяна Васильевна и Надя поднялись на ступени низенького крыльца, прошли небольшой коридор и постучали в дверь кабинета директора.

— Войдите!

За большим столом что-то писала женщина в белом халате. Надю поразило молодое лицо и седая прядь в темных волосах.

«Должно быть, это и есть директор!» — подумала она.

Женщина поднялась им навстречу и приветливо поздоровалась с Татьяной Васильевной.

Зорина представила Надю директору. Тамара Сергеевна, улыбаясь, сказала:

— Да она совсем девочка! — И уже серьезно добавила: — Осмотрите дом, познакомьтесь с детьми. Если понравится у нас, будем вместе работать.

С Надей пошла Татьяна Васильевна.

— Держись спокойно, — советовала она. — Старайся и виду не показывать, что тебе тяжело глядеть на ребят. Говори, как с обыкновенными детьми.

В полутемном коридоре Надя заметила мальчика на костылях. Он сказал: «Здравствуйте!» — и продолжал свой путь.

В комнате девочек воспитательница читала вслух. На маленьких стульчиках плотным кольцом вокруг нее сидели дети. В следующей спальне воспитанников не было. Стояли ряды аккуратно застланных кроватей. Посредине — небольшие столики и низенькие стулья. В классах шли занятия.

— А где же пионерская комната? Пойдемте посмотрим! — сказала Надя.

— Ее нет, — ответила Татьяна Васильевна. — Детей много, помещение пока небольшое.

— Нет пионерской комнаты?! — удивленно воскликнула девушка. — Как же заниматься с ребятами? Где развернуть работу? Здесь большинство детей и ходить-то не может, значит, о прогулках, посещении музеев, театров и думать нечего!

— Ты испугалась, Надя? Я предупреждала тебя: работать здесь трудно, помещение неважное.

Слова Татьяны Васильевны немного обидели девушку, но у нее действительно появились сомнения.

Она нерешительно вошла в кабинет директора. Здесь необходимо дать согласие или отказаться.

— Понравилось вам у нас? — обратилась Тамара Сергеевна к вошедшим.

Надя понимала — вопрос относится к ней, и надо сейчас решить. Она молчала. Потом быстро открыла сумочку, вынула паспорт и протянула его директору.

— Я хочу у вас работать. Может, трудно будет, но я постараюсь, и вы поможете мне. Пожалуйста, примите меня!

Просматривая новенький паспорт Платоновой, Тамара Сергеевна сказала:

— Недавно получили? Я ставлю первый штамп. Уверена, что вы нас не бросите, а скоро привыкнете и горячо полюбите наших ребят. Они будут хорошими пионерами.

— Постараюсь оправдать ваше доверие, — начала торжественно Надя и, смутившись своего тона, просто добавила: — В войну я потеряла родных. Наверно, полюблю детей. Они тоже от войны пострадали.

Тамара Сергеевна объяснила Наде, что пока ей придется совмещать работу воспитательницы и пионервожатой. Девушка согласилась. Условились о часах работы, о том, что первое время она станет заниматься с младшими детьми и постепенно перейдет в группы более старших.

Весь остаток дня Надя провела в библиотеке Дворца пионеров. Девушка чувствовала, что она мало подготовлена, и хорошо понимала, как важно с первых шагов правильно подойти к ребятам.

На другой день Надя пришла в детский дом рано. Ей хотелось познакомиться с воспитателями, узнать от них побольше о детях.

За столом в учительской сидел полный, добродушного вида человек. Он что-то писал в большой книге; услышав скрип открывшейся двери, поднял голову и пристально посмотрел на смущенную, нерешительно остановившуюся на пороге девушку. Он понял, что это — новый сотрудник. Тамара Сергеевна уже говорила о ней.

Приподнявшись, Иван Иванович сказал:

— Надежда Павловна?.. Так, кажется, ваше имя?

— Да, — кивнула Надя головой. Ей стало весело: первый раз в жизни по отчеству назвали! Подумала: «Надо привыкать! Я теперь воспитатель!».

Иван Иванович подал ей стул. Хотел что-то спросить. В это время в учительскую вошел высокий, немного сгорбленный, тепло одетый человек. Он стал медленно раздеваться. Долго снимал галоши.

— А вот и доктор явился! Он всегда рано приходит. Дмитрий Яковлевич, познакомьтесь: это — Надежда Павловна, наша новая воспитательница и старшая пионервожатая, — громко сказал Иван Иванович.

Жизнь побеждает

Доктор пожал Наде руку, что-то хотел сказать, одновременно закуривая папиросу. Раздосадованный незажигающейся спичкой, сломал ее. Вытащил другую, — она тоже не загорелась. Засунул спичку в коробку и, не обращая внимания на Надю, вышел из комнаты. Она с недоумением и некоторой обидой посмотрела ему вслед.

— На доктора вы не сердитесь. Он плохо слышит и смущается своей глухоты. Когда узна́ет вас ближе — сам заговорит. Дмитрий Яковлевич — прекрасный врач и редкой души человек. Перед войной на пенсию вышел, не работал. Узнал о нападении немцев — ни минуты дома не остался. Доктору уже за семьдесят. Он начал работать еще в земстве. Знает свое дело человек. И как о наших ребятах заботится!

После этих слов молчание доктора уже не казалось Наде обидным.

Прощаясь, Иван Иванович посоветовал Платоновой самой познакомиться с ребятами:

— По-моему, так проще выйдет. Я не люблю официальных представлений.

Надя прошла в комнату мальчиков, поздоровалась. Ей не ответили, хотя около стола сидело человек шесть-семь подростков. Они оживленно разговаривали, подчеркнуто не обращая внимания на Надю и в то же время наблюдая за каждым ее движением. Девушку охватило такое чувство, будто она готовится прыгнуть в прорубь. Заметив лежавшего в постели мальчика, она подошла к нему:

— Ты болен?

— Да, — процедил он сквозь зубы.

— Что у тебя болит?

— Не знаю.

— У тебя жар? — Надя положила руку на голову больного. Тот сердито отбросил ее. Мальчики засмеялись и, толкая друг друга, выбежали из комнаты.

Первое знакомство хорошего не предвещало. Девушке необходимо было поддержать свой авторитет, не ронять его хотя бы в глазах больного мальчонки. Она сделала вид, что не заметила выходки ребят, взяла тетрадь, лежавшую на столике у кровати, перелистала ее.

— Это твои рисунки?

— Мои.

— Собаку хорошо сделал. С натуры?

— Да у нас и собаки-то нет. Просто с открытки срисовал.

Заметив, что мальчик охотнее заговорил, Надя спросила, как его зовут, сколько лет, давно ли болен. Игорь ответил, что ему двенадцать лет и что доктор три дня уже держит его в постели, не позволяет ходить.

— А вы почему так расспрашиваете? — обратился он к девушке.

— Райком комсомола назначил меня пионервожатой. Буду работать здесь.

— Пи-о-нер-во-жа-той, — протянул Игорь. — А с кем вы будете заниматься? Мы же не пионеры!

— А мы отберем лучших ребят и примем их. Вот и начало организации.

— Что́ вы! Наши ребята не пойдут. Какие мы пионеры — без рук, без ног!

— Неправильно ты говоришь, Игорь. Ты, наверно, читал книгу Николая Островского «Как закалялась сталь»?

Мальчик кивнул головой.

— Ты знаешь, что автор был комсомольцем, потом — членом партии. Слепой, лежа неподвижно на спине, он писал свои книги. Вы здесь учитесь и ремесло изучаете. Какая же разница между вами и здоровыми? Почему вам не быть пионерами? Вы же должны понимать: в нашей стране с детства надо жить и работать в коллективе. Помню, как я обрадовалась, когда меня приняли в пионеры и надели красный галстук…

Больной мальчик с интересом слушал, а Надя всё рассказывала и как-то незаметно спросила:

— Игорь, а ты хотел бы стать пионером?

— Да, — тихо ответил он.

Разговор прервала медицинская сестра, вошедшая с лекарством. Уходя, Надя сказала, что зайдет позднее. Она чувствовала, что одержала первую маленькую победу.

Спускаясь с лестницы, Надя столкнулась с возвращавшимися мальчишками. Они пропустили ее, но вдогонку громко, насмешливо закричали:

— Пионер!.. Пионер!..

Надя спокойно шла. Насмешки уже ее не пугали. Она что-то поняла.

Поровнявшись со столовой, заглянула туда. Ребята завтракали. Они спорили, громко смеялись. Кончив пить кофе, выскакивали из-за стола, не спрашивая позволения, не поблагодарив воспитателей. На костылях или протезах ребята оживленно и шумно выбирались из столовой.

Первый раз Надя увидела почти всех воспитанников детдома. Она старалась не обращать внимания на их физические недостатки, но невольно всё замечала. Смуглая девочка на руке без пальцев несла кружку с водой легко и просто. Прополз мальчик с парализованными ногами. Он шутил и смеялся. Двигался быстро, не отставая от шедшего рядом товарища. Приглядываясь к детям, Надя изумлялась той внутренней силе, с какой они преодолевали физические трудности. Ей искренне хотелось помочь ребятам, организовать, направить на верный путь эту силу и упорство.

«Они должны стать настоящими пионерами, а потом — комсомольцами!»

Ей казалось, что она лучше поймет детей, если будет знать историю этого необыкновенного детского дома. Надя расспрашивала Ивана Ивановича и доктора. Они рассказывали, и постепенно девушка ясно представила себе жизнь детдома в дни войны и блокады.

Глава вторая

Перед войной дети-инвалиды жили в Петергофе в прекрасном двухэтажном особняке. Ребята называли его «дворцом». Своими башнями, многочисленными балконами, террасой и вьющимся диким виноградом он действительно напоминал дворец. В ненастную погоду дети играли на террасе. Оттуда видно было море. Ребята любили наблюдать за проходящими кораблями. Им нравилась ширь моря, такого безбрежного, необъятного.

Парк, окружавший дачу, дети привели в полный порядок. Срезали сухие ветви, расчистили дорожки, засыпали их песком. Аллеи обложили кирпичом и побелили его. Везде разбили газоны, посадили цветы. Устраивались надолго: знали, что и зиму проведут в Петергофе. Им так нравилось тут! Вниманием и заботой окружали их воспитатели, а доктора старались вылечить своих маленьких пациентов. Хорошее питание, свежий морской воздух — всё помогало восстановить силы больных детей.

В праздничные дни ребят увозили к фонтанам. Струи воды поднимались высоко. Они радугой переливались в небе и журчащие, сверкающие падали книзу.

Утром двадцать второго июня дети ждали автобус: они знали, что в этот день их повезут к фонтанам. Но что-то случилось. Ребята поняли это по встревоженным, взволнованным лицам воспитателей. Чувствовали, что нельзя приставать с расспросами. Затихшие, сидели на ступеньках крыльца.

Скоро весть о войне донеслась и до них. Как изменилось всё в прекрасном, сказочном Петергофе! Исчезла из парков нарядная, праздничная толпа. По улицам в сторону вокзала шли нагруженные чемоданами, узлами дачники. С каждым днем всё больше и больше изменялось лицо города. Не было музыки. Не били фонтаны. С вокзала двигались войска. На улицах, в парках — везде видны были только военные. Местное население рыло окопы. В парке снимали статуи и глубоко закапывали их в землю. Вечерами не стало видно освещенных окон. Дома стояли безмолвные, затемненные.

Создалась угроза Ленинграду. Немцы, перейдя границу, двигались и в его сторону. Детский дом инвалидов ждал эвакуации. Несколько воспитателей уехало в Ленинград, чтобы всё приготовить для переезда. Обратно они не вернулись, — немцы отрезали Петергоф.

Начался обстрел. Он усиливался с каждым днем. Горели и рушились дома. Пожар угрожал и детдому. Укрыться было негде. На помощь больным детям пришли военные. Они перевезли ребят в Старый Петергоф и временно поместили их в подвале большого каменного дома. В нем можно было спрятаться от снарядов и бомб.

После чудесного особняка дети очутились в темном, сыром подвале. Со страхом прислушивались они к вою сирен. В то же время мальчикам хотелось вылезти, посмотреть на воздушный бой. Они знали, что навстречу вражеским самолетам вылетают наши, и бой идет здесь, над их головами, над Кронштадтом. Но выглянуть нельзя было. Тамара Сергеевна и все воспитатели зорко следили за ними. Дисциплина в подвале была крепкая.

Иван Иванович научил ребят по звуку моторов отличать вражеские самолеты от наших. Иногда совсем близко они слышали свист пролетающей бомбы, грохот обрушившихся зданий. Едкий дым пожаров врывался и в подвал. Разрывы снарядов потрясали стены. Зажженные свечи гасли. Малыши начинали хныкать, но старшие ребята старались рассказать им что-нибудь интересное, рассмешить их.

Воспитатели так разместили ребят, что около слабых всегда находились более сильные, предприимчивые. На их обязанности было помогать товарищам, следить за ними. И дети прекрасно это делали.

Одна маленькая, глухонемая от рождения девочка была совершенно беспомощна. Одиннадцатилетняя безногая Таня взяла ее под защиту. Неизвестно, как научилась она понимать глухонемую, угадывать каждое ее желание. Не всегда мать так понимает своего ребенка! Девочки крепко подружились.

Почти неделю детдомовцы находились в подвале. Военные обещали вывезти их при первой возможности. Но, видимо, этой возможности не было.

Ночью в дальнем углу Тамара Сергеевна собрала педагогов и воспитателей. Она сидела на узле, укачивая маленькую дочку. Дети других воспитателей были значительно старше ее Светланы. Они давно уже спали. Ее дочка заболела. Она кашляла всю ночь.

Молодая, жизнерадостная Тамара Сергеевна сильно изменилась за эти дни. Она делала всё, чтобы спасти больных детей. Но постоянные обстрелы и близость врага мешали выйти из подвала. Тамара Сергеевна старалась держаться спокойно, как обычно, но окружающие заметили, что в ее темных волосах появилась седая прядь.

— Товарищи, — сказала она. — Провизия, взятая нами, кончается. И самое тяжелое, — у нас иссякли запасы воды. Пополнять их очень трудно. Иван Иванович несколько раз делал вылазки. Ближайший колодец засыпан: около него упала бомба. Пруд — далеко, да и приносить оттуда можно ведро, два, а нас здесь много. Я собрала вас, чтобы решить вопрос: как нам быть, если придется еще несколько дней оставаться здесь?

Все молчали. Повар подсчитал оставшиеся продукты.

— Надо еще сократить паек детям и вдвое уменьшить взрослым.

— А воды несколько ведер мы как-нибудь достанем, — сказал Иван Иванович. — Завтра же ночью пойдем. Мне помогут старшие воспитанники.

Решение было принято, но не спалось в эту ночь воспитателям. Одна мысль мучила всех: как сохранить жизнь доверенных им детей?

Тамара Сергеевна подошла к выходу из подвала. Приоткрыла тяжелую дверь. Ее поразила тишина. Они так привыкли к постоянному шуму и грохоту, что эта внезапная тишина тревожила.

Тамара Сергеевна стояла с ребенком на руках, вглядываясь в темноту ночи. Ей показалось: кто-то стоит за кустом, — и не один. Кто-то подбирается, ползет.

«Неужели это враги? Может, десант высадили?..»

Она хотела захлопнуть дверь, но мужской голос тихо сказал по-русски:

— Мы за вами приехали. Пока затишье — скорей собирайте ребят. Сажайте их в грузовики. Машины за деревьями.

Бережно, на руках, вынесли спящих малышей. Старшие ребята сразу проснулись; кто, мог, деятельно помогал взрослым. Наконец разместили всех. Проверили, не осталось ли что в подвале. Грузовики медленно выехали из сада.

Едва спустились под гору — обстрел возобновился. Но автомобили уже мчались по шоссе. Снаряды туда не долетали.

Детей поместили в школу недалеко от Ораниенбаума. После подвала жизнь там показалась раем. Кроватей и многих необходимых вещей не было, зато воздуху — сколько хочешь, и воды тоже. Хлеб и провизию получали в Ораниенбауме.

Дети жили дружной семьей. Да иначе и нельзя было: слишком близко находился враг.

Осажденный Ленинград помнил об оставшемся на «пятачке» детском доме. Неожиданно на пароходе вернулись из Ленинграда два воспитателя, ранее отправленные туда. Они сообщили, что ночью предстоит эвакуация детей морем.

— Путь опасный. Залив обстреливается. Но другого выхода нет. Оставаться здесь вам еще опаснее.

Тамара Сергеевна следила за сборами. В любое время могли сообщить, что пароход подошел.

— Многое зависит от погоды, — говорили вернувшиеся. — Самое главное, чтобы ночь была темная.

Ночь выдалась темная-претемная. Детдомовцев на машинах подвезли к военной пристани. В абсолютном мраке, безмолвно, происходила посадка.

Пароход отошел совсем неслышно. Он двигался вдоль берега. Тамара Сергеевна, разместив в трюме детей и уложив свою трехлетнюю дочку, вышла на палубу.

Петергоф горел. И чем ближе подвигались к нему, тем светлее становилось на пароходе. Почти не смолкали орудийные выстрелы.

«Нас будут обстреливать!» — подумала она.

Пароход подходил к самому опасному месту. Миновали Мартышкино. Детство Тамара Сергеевна провела неподалеку от этого берега. Знает здесь каждый поворот, любую тропинку найдет. У самого моря раскинулся рыбачий поселок Бобыльск. На горе — Старый Петергоф. Как он пылает! Отсвет пожара лег на море. Словно не вода, а кровь разлилась. Вот красная полоса уже близко. Пароход вошел в нее. Выстрел!.. второй!..

— В нас!

— Задний ход!.. Полный вперед!.. — слышны команды капитана.

Опять выстрел. Еще ближе… Залило всю палубу.

— Вперед!..

Несколько выстрелов один за другим. Пароходик бросает из стороны в сторону. Наши пушки отвечают из Кронштадта. В небе зарокотали наши самолеты. Обстрел прекратился.

Освещенный заревом пожара, пароход плывет вблизи Нового Петергофа. Капитан настороженно следит за берегом. Он весь как натянутая струна. Кажется, чувствует, куда упадет снаряд…

«Совсем молодой, а какая у него воля и сила духа!» — думает Тамара Сергеевна. И сама она как-то подтянулась. Они должны вырваться из этого ада!

Опять посыпались снаряды. Опять закачало маленький пароходик. Снова ударили пушки Кронштадта.

— Полный вперед! — раздалась команда капитана.

Пароход рванулся и словно полетел по воде. За короткое время удалось миновать опасное место. Немцы обстреливали, но снаряды теперь ложились за кормой, и пароход шел спокойнее.

Утром он был уже в Ленинграде. Город, залитый солнцем, казался таким родным, прекрасным! И даже выстрелы здесь не пугали. Все чувствовали себя дома.

Прибывших детей в скором времени перевезли в глубокий тыл. Когда ребята узнали, что Иван Иванович не поедет с ними в эвакуацию, поднялся страшный шум. Воспитанники в нем души не чаяли. Они просили его не оставлять их. Иван Иванович сам был взволнован. Ему нелегко было расставаться с детьми.

— Я ухожу в армию, — сказал он, — и вернусь к вам снова, как только война кончится. А вы растите, учитесь и горячо любите нашу дорогую Родину.

Тамара Сергеевна осталась в Ленинграде. В детдом стали поступать новые воспитанники.

Иван Иванович не порывал связь с детдомом. Он переписывался с директором. Тамара Сергеевна знала, что он участвовал в сражениях, был ранен, снова вернулся на фронт и вступил в партию. Иван Иванович помнил всех детей и постоянно спрашивал о них. Но Тамара Сергеевна писала ему о вновь принятых воспитанниках. «А эвакуированные вернутся к нам только после окончания войны. Надеемся, что тогда вы сами с ними встретитесь».

Жертвы войны и блокады — таков был новый состав воспитанников детдома. Изнуренные, искалеченные, они требовали исключительно умелого ухода. Когда старый доктор согласился работать в детдоме, Тамара Сергеевна поняла, что этот опытный, знающий врач для нее настоящая находка.

Нелегко было Наде заставить заговорить Дмитрия Яковлевича. Он долго отмалчивался, уверял, что у него нет времени. Однажды Надя встретила его в столовой и прямо обратилась к нему:

— Скажите, доктор, как подойти к детям? Мне хочется много, много сделать для них!

— Если есть желание, это уже многое. Ребята у нас хорошие.

Доктор разговорился. Вспомнил о блокаде.

Детский дом находился вблизи электростанции. Ее обстреливали часто. Фашистов привлекала крупнейшая в городе ГЭС. Они знали, как важно уничтожить источник энергии.

Однажды утром начался налет. Детей сонных перевели в убежище. Едва прозвучал отбой — снова тревога, и так четыре раза подряд. Потом всё затихло. Ребята спокойно пообедали.

Опять завыли сирены. Дети уже были в убежище, когда раздался сильный взрыв. Дом закачался, посыпались стёкла, кирпичи…

Когда обстрел затих, воспитатели пошли осматривать здание. Оказалось, пострадали комнаты со стороны фасада. Пришлось уплотниться.

В тот же день принялись очищать дом от мусора, заколачивать фанерой окна. Пробоину заделали кирпичом. Работали в часы затишья.

После снятия блокады поврежденные комнаты отремонтировали. Надо было срочно приготовить помещение: из больниц, госпиталей и из области привозили много ребят. На воспитателей легла огромная работа: объединить, сплотить, перевоспитать эту массу детей, вырванных потоком войны из своих семей, осиротевших, искалеченных. Постепенно возобновились регулярные уроки в классах и работа в мастерских.

Когда кончилась война, Иван Иванович вернулся в детдом. Радостной была встреча с Тамарой Сергеевной и знавшими его ребятами.

Дмитрий Яковлевич не ушел с работы и после войны. Все свои силы он отдавал детям, изувеченным войной.

— Поработаю еще, пока силы есть, — говорил он. — Не время сейчас отдыхать.

Глава третья

В детдоме инвалидов воспитанники получали общее и профессиональное образование. Дети оканчивали четырехклассную школу при детдоме, а потом поступали в общую. Посещать ее могли только ходячие, но ремеслам при детдоме обучались все.

Мастерские помещались рядом со столовой. Надя торопилась узнать, как проходит день у ребят и чем они заняты.

В большой квадратной комнате, с окнами, выходящими в сад, несколько девочек шили белье, вышивали, чинили и перешивали платья.

Надя подошла к девочке лет четырнадцати. Та ловко и быстро разматывала нитки. Хорошо подобранные цвета, сложный и красивый рисунок говорили о мастерстве. Разглядывая работу, Надя незаметно наблюдала за вышивальщицей. Ей нравились спокойные, ясные, большие глаза, волевой рот, золотистые, немного вьющиеся волосы и удивительная улыбка. Она, как солнышко, освещала всё. Но с первого взгляда Надя заметила неподвижность и какую-то скованность тела. У девочки были парализованы ноги. И когда Галя (так ее звали) вместо того чтобы встать, тяжело опустилась и поползла, Надя едва не закричала. Невыносимо было смотреть на это. Девочка не заметила произведенного ею впечатления. Она взяла со стола ножницы и уже снова забралась на стул, спокойно сидела и что-то показывала своей соседке.

Первым движением пионервожатой было броситься к девочке, обнять ее, спросить, откуда у нее столько мужества, как она сумела победить свои физические страдания и быть такой солнечной? Но Надя сдержала свой порыв. Она и виду не показала, как взволнована, а спокойно заговорила с Галей о ее искусной вышивке.

Подошли другие девочки показать и свои работы. Надя исподтишка наблюдала за ребятами. И чем больше она узнавала детей, тем сильнее ей хотелось быть с ними.

После ужина Платонова зашла в спальню девочек. Здесь вся мебель была такая же, как у мальчиков, но комната выглядела совсем по-другому. Чувствовалось присутствие маленьких хозяек. Особенно выделялись вышитыми накидками постели. Салфетки на столиках, занавески — везде ажурная строчка, вышивки, кружева. В комнате царили образцовый порядок и безукоризненная чистота.

Топилась большая круглая печь. Яркое пламя освещало воспитанницу, сидевшую на коврике. Она так задумалась, что не заметила постороннего человека. Надя подошла ближе. Девочка подняла голову, приветливо поздоровалась и застенчиво сказала:

— Я люблю мечтать у огня. Смотрю на горящие дрова и что хочу, то себе и представляю. А вы любите мечтать? Да почему вы стоите? Садитесь рядом!

Она подвинулась, и Надя с большим удовольствием протянула к огню озябшие руки. Достаточно было беглого взгляда, чтобы определить инвалидность мечтательницы. Однако та заметила взгляд гостьи и сразу замолчала.

Надя больше не смотрела на протез, но разговор не налаживался.

— Ты пионерка?

— Меня приняли… Но это еще до войны было!..

Нина печально покачала головой и задумалась. Желая прервать молчание, Надя заговорила о том, что райком назначил ее сюда старшей пионервожатой.

— Мы вместе будем работать. Постараемся, чтобы жизнь у нас была интереснее и содержательнее. Тебе сколько лет?

— Четырнадцать. Мне хочется попрежнему быть настоящей пионеркой, но разве с такой ногой это возможно?

— А почему нет? У тебя здоровая голова и, кажется, богатое воображение. Как знать, вырастешь, может быть, писателем, художником или музыкантом станешь. Можешь и инженером сделаться: руки у тебя тоже здоровые. Даже ходишь на протезе. Что же тебя смущает?

— Значит, возможно?

— А то как же! Ты сейчас об этом мечтала?

— Нет. Я смотрела на огонь, и он мне напомнил салют. Когда началась война, я училась в школе. В нашем доме сразу организовалась группа самозащиты. Меня взяли туда связной. Я бегала по квартирам, извещала о дежурствах, исполняла всё, что мне поручали. В наш дом попала бомба. Меня ранило осколками. После этого я долго лежала в больнице. В день Победы нас вынесли на балкон. Мы хорошо видели салют, иллюминацию. Внизу на площади — танцевали. Было так празднично! Все радовались, что война кончилась. Я смотрела на небо, засыпанное цветными ракетами. О, если б всегда, всегда был мир!..

Худенькое, бледное лицо девочки преобразилось. Так хороши были ее сияющие глаза!

Нина вздрогнула. В комнату шумно, весело вошли другие воспитанницы. Они расселись около потухающей печки. Начался общий разговор. Надя незаметно направляла его, задавая вопросы. Девочки говорили непринужденно. Пионервожатой эта случайная беседа с детьми помогла многое понять. Она почувствовала, что и здесь уже зародилось доверие к ней.

«Надо наполнить каждый день ребят увлекательной, живой деятельностью. Постараюсь отвлечь мысли детей от ужасов войны. Стану чаще показывать им город. А театры, кино… Как изменят они однообразную жизнь детдомовцев!». Надя надеялась, что она придумает много-много занимательного.

«Хорошо, что я выбрала эту работу!» — с удовлетворением думала она, возвращаясь домой, и решила: «Завтра поведу их в кино!». Наде и в голову не пришло позаботиться о билетах заранее.

На следующий день в столовой она объявила:

— Сегодня пойдем в кино!

Ребята радостно захлопали в ладоши.

— Какую картину хотите смотреть?

— «Тахир и Зухра»! — громко закричали старшие мальчики. — Это замечательная картина! — убеждали они товарищей, не знакомых с содержанием. Все согласились пойти на этот фильм.

В кино Надя растерялась, узнав, что все билеты на детские сеансы уже проданы. Этого она не ожидала. Платонова горячо упрашивала кассиршу, администратора дать возможность больным детям посмотреть эту картину, и именно сегодня. Она чувствовала, как важно выполнить первое обещание и не обмануть своих воспитанников. Напрасно просила; от всех получала один ответ:

— Нет билетов!

Пошла искать другое кино поблизости.

«Далеко наших детдомовцев не поведешь!»

Прочитала название фильма: «Это было в Донбассе».

Что же делать? Ребята не просили ее доставать билеты на эту картину. Но раз на «Тахир и Зухра» — нет, наверно, они с удовольствием посмотрят и ее. Лучше же, чем дома сидеть!

Надя протянула кассирше деньги. Но и здесь осталось только двадцать билетов. Купив их, пионервожатая, счастливая, побежала обратно.

Дети еще не расходились из столовой. Они ждали ее.

— Достали билеты? — услышала Надя еще в дверях.

— Вот они! — Она подняла пачку билетов высоко над головой. — Через час пойдем на новый фильм «Это было в Донбассе».

Лица мальчиков вытянулись. Надя заметила это. Желая успокоить ребят, она сказала:

— На фильм «Тахир и Зухра» мест не было.

— А на этот мы не пойдем! — крикнул хромой мальчик. — Правда, Окунев?

Подросток, сидевший на табуретке спиной к Наде, быстро повернулся. Он свистнул, махнул рукой. В ответ на его жест со всех сторон закричали:

— Не пойдем, не пойдем!..

— То есть как не пойдете?

— Сказали — не пойдем, вот и всё!

— Я же не виновата, что на «Тахир и Зухра» все билеты проданы.

— Наверно, для вас! Наверно, вы уже смотрели «Тахир и Зухра», а свой «Донбасс» — нет. Знаем мы!

— Неправда! — запальчиво ответила Надя. — Я «Донбасс» уже смотрела и охотно пойду еще раз!

— Ну и идите одна на все билеты! — насмешливо заявил Окунев. — Мы не пойдем!

Кое-кто поддержал его. Девочки, столпившись в углу, о чем-то шептались. Им совсем не нравилась стычка в столовой.

— Мальчишки зря нервничают. Надо примирить их с пионервожатой. Знаю, в кино им хочется. Давайте уговорим их! — сказала Нина.

Она хотела подойти к Наде, но та, не ответив на слова Окунева, быстро вышла из столовой. Злые, насмешливые выкрики неслись ей вдогонку.

В пустой учительской Надя в отчаянии опустилась на стул. Сжав виски руками, она старалась овладеть собой, но сцена в столовой стояла перед глазами.

Поступок ребят казался ей таким жестоким, несправедливым! Она уронила голову на стол…

— Что с вами, Надежда Павловна? — обратился к ней вошедший педагог.

Надя быстро вытерла слёзы. Она и не слышала, как отворилась дверь. Отвечать не могла. Думала незаметно уйти из комнаты, но молодой преподаватель понял ее намерение. Дружески сказал:

— Вы лучше расскажите. Легче станет. Всем нам первое время доставалось!..

Надя сначала неохотно отвечала ему. И всё-таки рассказала.

— Мне так трудно было достать эти билеты. А ребята отказались! Что мне делать, Анатолий Георгиевич? Надо немедленно идти, иначе опоздаем.

Молодой педагог, улыбаясь, посоветовал ей умыться.

— Нельзя, чтобы они видели ваши слёзы. А я сейчас переговорю с ними. Всё будет в порядке!

Надя недоверчиво посмотрела на него. Она сомневалась, что можно так быстро исправить случившееся.

Анатолий Георгиевич вскоре вернулся.

— Напрасно вы волновались, Надежда Павловна! У вас здесь уже есть друзья. Они всё устроили. Тридцать человек готовы немедленно идти с вами!

— У меня только двадцать билетов! — испугалась она.

— Ничего! — успокоил ее Анатолий Георгиевич. — Ребята сами решат, кто пойдет. Одевайтесь скорее! Дело за вами.

Во дворе построилась группа детдомовцев. Надя с удовлетворением заметила, что в их числе были и мальчики, кричавшие недавно «Не пойдем!». Едва она подошла к ним, ребята на костылях, протезах двинулись к калитке.

Надя сказала, что она догнать их не может. В ответ на шутку ребята прибавили шагу. Первые ряды ушли далеко. Пионервожатой пришлось бежать, чтобы остановить их.

В начале пути Надю, рядом с темной одеждой воспитанников, смущало ее яркое голубое пальто. Девушке казалось, что кругом все смотрят на нее. Теперь, наблюдая за своей шумной колонной, она об этом забыла. Особенно пугали ее переходы через улицы. Дети, оказавшись вне привычной обстановки, радовались возможности всюду заглянуть, всё увидеть, — они легко могли попасть под автомобиль. Ребята просили:

— Хоть бы две остановки проехать в трамвае!

Отказать им не хотелось. Но как погрузить в вагон всех воспитанников, да еще не в меру развеселившихся, — она не представляла себе. Всё же Надя согласилась. Дожидаясь трамвая, она как наседка старалась держать всех около себя.

Мальчики шумной толпой окружили подошедший трамвай. Они лезли с задней и передней площадки. Входившая с ребенком женщина сердито сказала:

— Такой большой, а лезешь с передней площадки!

Надя вступилась за своего питомца:

— Он больной! — с обидой сказала она.

Но женщина не унималась. И только увидев, как трудно мальчику поднять протез на ступеньку, виновато сказала:

— С виду он кажется совсем здоровым!

В переполненном вагоне пионервожатая, расталкивая публику, старалась сосчитать детей. Ребят радовала поездка, смешило, что голубое пальто Надежды Павловны беспокойно мелькает в разных концах вагона, всё занимало. Редко приходилось им покидать детдом.

Зато Наде длинным и трудным показался путь до кино. Наконец она усадила всех своих питомцев на места. Старшие мальчики недовольно перешептывались. Им снова хотелось, чтобы на экране были «Тахир и Зухра», а не этот не знакомый им фильм.

— Наверно, будет только о каменном угле! Даже на первый раз интересную картину выбрать не могла! Тоже — пионервожатая! — ворчали они, но сами с нетерпением ждали начала.

Уже темно в зале. Увидев на экране землянки и сидящих там фронтовиков, ребята насторожились. Когда же в командирский блиндаж вошли комсомольцы, отправляющиеся в тыл врага, — картина захватила детей. Они хотели знать, что будет дальше. Желание юношей, стоявших перед командиром, им было понятно: комсомольцы просят отправить их в разведку так же, как просили бы они сами. С каким увлечением просмотрели дети весь фильм и сколько нового узнали о жизни комсомольцев во времена гражданской войны!

Радостно возбужденные, возвращались домой детдомовцы. А старшая пионервожатая чувствовала себя счастливой. Ей казалось: мостик доверия, взаимного понимания перекинулся между нею и детьми.

Надя не заметила, как прошла неделя. Приглядывалась к ребятам, расспрашивала о них педагогов. Из воспитателей ей больше других помогала Екатерина Казимировна Лаврова, пожилая и умная женщина, опытный педагог. Она сама подошла к новой сотруднице. Старалась многое ей объяснить и облегчить в первые дни работы. Надя слышала ласковые нотки в ее голосе и невольно тянулась к ней. Екатерина Казимировна рассказывала о детях, и Наде понятнее становились их жизнь и характеры.

Пионервожатая часто беседовала с ребятами. Говорила им:

— Советской стране все дороги. Большинство из вас пострадало от войны, и наше государство особенно заботится о таких детях. Оно видит в вас своих будущих помощников. Хочет, чтобы вы росли настоящими пионерами и комсомольцами…

Дети стали мечтать о красном галстуке. Пионервожатая сделалась желанной гостьей не только в комнате девочек. Мальчики средней и младшей групп проходу ей не давали:

— Когда будет прием в пионеры?

— А меня примут?

Она обещала, что всех примут, если они будут хорошо вести себя и учиться.

С помощью Екатерины Казимировны Надя легко завоевала симпатии младших. Преодолеть недоверие подростков было труднее. Но и среди них появились у нее друзья. Некоторые ребята всеми силами помогали ей. Они старались парализовать выпады озорников.

Молодая, малоопытная Платонова нередко допускала ошибки. Тамара Сергеевна, а чаще Иван Иванович приходили ей на помощь. Надя видела, как просто они разрешали казавшиеся ей сложными вопросы.

Работа увлекала Надю. Забывая об отдыхе, девушка целыми днями оставалась в детском доме. Перед праздником Октября ей поручили сделать доклад.

Уже совсем поздно, а у Нади ничего не готово. Кругом книги. Она торопливо пишет, зачеркивает и снова пишет. Хочется девушке сделать хороший доклад. Завтра она в первый раз выступает перед детдомовцами. И будут не одни ребята, а все воспитатели, и военные приедут; они — шефы. И вот перед ними Надя должна говорить о Великой Октябрьской революции…

Кажется — ничего не выходит. И всё же надо, надо сделать! Вдруг Надя вспомнила живой рассказ старого большевика, участника взятия Зимнего. Он выступал во Дворце пионеров, и Надя хорошо всё запомнила. Это-то и нужно положить в основу доклада! А дальше — живо, понятно, как это делала Анна Николаевна, рассказать о наших великих вождях Ленине и Сталине, о Родине и ее героях.

Утром следующего дня она страшно волновалась. Время тянулось бесконечно.

И вот Надя стоит около маленького столика. В президиуме — Тамара Сергеевна, полковник — представитель шефов, инструктор райкома. Ребята тесным кружком расселись на ковре. Первые слова так трудно произнести! Надя даже глаза закрыла. Как хочется убежать! Но она же — старшая пионервожатая. Разве можно показать себя малодушной перед ребятами!

И девушка говорит, почти не заглядывая в написанные листки, уже без страха.

Воспитанники сидят тихо. Их захватил, увлек этот простой, искренний рассказ о величайшем событии в жизни нашей страны, о победе Октябрьской социалистической революции. И когда Надя кончила — в зале раздались дружные аплодисменты.

Седьмого ноября, выстроив часть воспитанников во дворе детдома, Надя скомандовала:

— Шагом марш!

Они прошли несколько домов и остановились на углу центральной улицы района.

Дети, да и сама Надя, в первый раз видели демонстрацию в Ленинграде. Как зачарованные, смотрели они на проходившие колонны, на бесчисленные красные полотнища знамён. В дни блокады не было демонстраций. Сегодня радость победы, отвоеванной свободы, звучала в музыке, песнях и каком-то особенно бодром шаге демонстрантов.

Ребятам передалось торжественно-радостное настроение идущих. Они весело кричали, приветствуя демонстрантов, а те поздравляли детей с праздником, дарили им цветы, флажки.

Пока не прошли все колонны, детей невозможно было увести с улицы. Они озябли, носы их посинели. Стоять на протезах и костылях — тяжело, но никто из детей не обращал внимания на усталость, все чувствовали себя участниками демонстрации. Надя — тоже. Это роднило ее с воспитанниками, и они стали ей еще дороже.

До́ма озябшие ребята гурьбой бросились в столовую. Здесь было тепло, даже жарко. Праздничный обед показался им необычайно вкусным. Надя не оставляла ребят до самого вечера.

Хорошо идти по тихой безлюдной улице. Дышать чистым, холодным воздухом и мечтать. Думать о своей работе и сознавать, что день прошел удачно.

«Как много можно здесь сделать! — думала Надя. — Ленинградцы неутомимо работают, восстанавливая свой израненный город. А я помогу воспитать детей, пострадавших от войны и блокады».

Она вышла на центральную улицу, слилась с людским потоком. Внезапно осветилось темное осеннее небо. Рассыпались разноцветные звёзды. Еще и еще! Фонтанами поднимаются со всех сторон! Небо преобразилось. Оно горит, переливается. Вот потемнело. Вот снова загорелось. Еще светлее стало! Скрещиваются, перебегают светлые ленты прожекторов… И опять со всех сторон поднялись в небо ракеты. В лучах прожекторов еще ярче горят их красные, зеленые, оранжевые звёзды.

Надя остановилась. Глаз не может оторвать. Волшебным ей показался город. Толпа увлекла ее за собой. Куда идет — Надя не обращала внимания. Вблизи Зимнего дворца увидела реку.

«Нева! Почему я прежде не чувствовала ее такой могучей?»

Пробираясь через толпу, Надя вышла к гранитной набережной. Перед ней — иллюминированная Петропавловская крепость, освещенный прожекторами Кировский мост с темными провалами арок, широкая лестница биржи. И там, над Невой, — ростральные колонны, как два сказочных маяка… Взлетают ракеты. Они горят в небе яркими огнями, отражаются в темной воде.

Надя не может разобраться в своих ощущениях. Но это так хорошо! Неужели еще недавно город был окружен врагами? Чувство гордости, восторга за свою страну, за Ленинград охватило всё ее существо.

«Здесь через каждый дом, каждую квартиру прошла смерть. Народ не поддался своему горю. Он глубоко запрятал его в сердце. Стал внутренне еще сильнее. Сегодня Ленинград рассказывает о своих победах!»

И Надя поняла, что пример мужественных людей города обязателен для всех приезжающих.

«Чтобы называться ленинградкой, надо не просто жить здесь, а уметь работать и бороться, как они».

Осенний дождик многих прогнал с набережной. Стало просторнее. На площади около дворца танцевали, не обращая внимания на непогоду. К Наде подлетел моряк. Он ловко козырнул, весело пригласил ее танцевать. Ну как же отказаться? После танцев смотрели кинофильм, слушали выступления артистов. Всё это — под открытым небом, на площади. И дождик прошел.

Молодежь знакомится быстро. Несколько студенток побежали смотреть Медного всадника, освещенного прожекторами. Платонова примкнула к ним. Студентки, как и она, недавно приехали в Ленинград. Им всё интересно, всё хочется посмотреть. Долго бродили вместе.

Постепенно спутники Нади отставали, сворачивали в боковые улицы, но девушка шла дальше. Ей хотелось еще полюбоваться городом, залитым праздничными огнями. Надя медленно проходила по незнакомым улицам. Трепетали на ветру огромные красные полотнища, перекинутые через проспекты, развевались флаги. Возвышались над всем портреты вождей. Так много света везде!

Несмотря на поздний час, улицы были переполнены народом.

С Литейного проспекта девушка попала на Невский. Отсюда она хорошо знала дорогу домой.

Почти у самых ворот ее кто-то окликнул:

— Надя!

Это Тамара Сергеевна возвращалась из райкома.

— Хороший у нас сегодня концерт был! — говорила она оживленно, — расходиться не хотелось. Вспоминали о войне, о пережитом. Все мы знаем, как сильно был поврежден Ленинград. Сами восстанавливали его. Сегодня, проходя с демонстрацией по улицам города, мы поражались. Мало времени прошло после окончания войны, а сделано так много! И не только здесь, а всюду. По всей стране идет небывалая стройка. Теперь все видят, что может сделать народ, руководимый партией коммунистов!

Глава четвертая

Несколько дней подряд шел снег. Крупными хлопьями он падал на землю. И так много его насыпало, — дворники едва разгребут, уже снова надо убирать. Зато ребятам привольно: кто на лыжах бродит, кто просто валяется на мягком снегу.

Старшие воспитанники заняты устройством ледяной горы. Руководит работой Надя. Перерыв после обеда небольшой, скоро надо будет готовить уроки, а гору необходимо залить сегодня.

— За ночь подмерзнет, а завтра еще польем раза два. К воскресенью гора будет готова! — объясняет пионервожатая.

— И нас покатаете, Надежда Павловна? — пристают к ней малыши.

— Всех, всех прокачу, только сейчас не мешайте нам! — и Надя бежит наверх.

Гора высокая, сделана из крепких досок. Лестница удобна и площадка широкая, огороженная. Ребята разгребли снег, утрамбовали дорожку. Катиться можно будет далеко. Всё подготовлено, пора заливать.

— Надежда Павловна, чем же мы воду станем носить? И откуда брать ее?

Надя и сама еще не знает, как организовать поливку.

— Иван Иванович! — закричали ребята, увидев входящего в калитку воспитателя. — Помогите нам гору полить!

Иван Иванович подошел к Платоновой. Он критически осмотрел сделанную работу и одобрил ее. Ребята торопили:

— Скоро звонок, и мы не успеем! Скажите, чем таскать воду?

В это время раздался звонок.

— Вот и провозились, ничего не вышло! Значит, не кататься нам в воскресенье! — дети с упреком смотрели на своих воспитателей, а звонок всё звонил. Надо было бежать домой.

— Не волнуйтесь, ребята! — успокоил Иван Иванович. — Я с дворником из шланга полью, пока вы занимаетесь.

«Как же это мы не догадались? Столько раз сами поливали улицу! Эх, нам бы доверили шланг!»

Иван Иванович словно угадал их мысли:

— Первый раз надо умеючи залить. Это дворники лучше сделают. А вот завтра дадим и вам поработать. Только смотрите — не баловаться с водой! Теперь не лето. А сейчас — в класс, быстрее! И советую уроки приготовить хорошо!

— Выучим! — и дети, спотыкаясь, падая в снег, торопились в дом.

За ночь политая водой горка обледенела, но лед на ней тонкий, хрупкий. После обеда дети быстро оделись и поспешили во двор. Из комнаты девочек всё хорошо видно. Много ребят столпилось около горки.

Иван Иванович учитывает отметки, полученные в классе, и успехи в мастерских. Право держать шланг и направлять струю воды будет дано, как награда, лучшим. Он в замешательстве. В этот день дети работали хорошо, а учились еще лучше. Шланг — один, а подержать его хочется всем.

Весело следить, с каким напором вырывается вода. Юре Жилеткину хочется пустить струю в стоящего поблизости Кольку, своего закадычного приятеля, но он знает, что Иван Иванович непременно отберет у него шланг и больше не даст. Коля тоже отлично понимает «обстановку» и корчит смешные гримасы, смеясь над товарищем.

У окна, наблюдая за тем, что делается во дворе, сидит Галя. Она дружна с мальчиками, особенно с Колей. Однажды он рассказал ей, как жил в деревне, занятой немцами. Когда Советская Армия прогнала немцев и освободила родные места, колхозники ходили по запущенным полям, всё осматривали, словно в первый раз видели свою землю. Сознание, что они могут ходить свободно и никто их не остановит, пьянило людей.

«Мы, ребята, не отставали от взрослых, — рассказывал Коля. — Мне было тогда девять лет, и всюду, всюду хотелось мне заглянуть. Как-то с двумя мальчиками мы ушли очень далеко. В поле наткнулись на кучу железного лома. Принялись разбирать его. Вдруг я вытащил какой-то непонятный предмет. Верчу его со всех сторон, а мальчишки отбежали и кричат: «Брось, Колька, еще взорвется!». Мне хотелось знать, что это такое. Сначала думал домой снести, а потом, — не знаю, как это вышло, — взял и ударил камнем по своей находке. Раздался взрыв. Первое время я даже боли не почувствовал, побежал. Потом упал, обливаясь кровью: обе руки оторвало и глаз пропал… Выходили в больнице».

Гале жаль мальчика. Она понимает, как трудно такому. Живой, способный и изобретательный, Коля стал молчаливым и озлобленным. У него было сильное желание поправить свою ошибку, стать самостоятельным. Безрукий, он научился делать почти всё. Трудно понять, как он может писать, и притом хорошо. Заткнет вставочку под рукав рубашки, локтем бумагу придерживает. Так и пишет. Говорит — легко! Галя пробовала сама так писать: ни одной буквы не вышло, а он пишет красиво и разборчиво. Меньше четверки по русскому языку никогда не получает.

Коля — гордый, всё старается делать хорошо. Вот и сейчас Галя видит, как он орудует лопатой — разгребает снег. Конечно, ему трудно. Зато у него ноги здоровые, и как он ловко на коньках катается! Футболист он лучший в детдоме. Воспитанники прозвали его «Чемпионом».

— О чем ты так задумалась, Галочка? — Маша, обняв подругу, заглянула в окно.

Только что политый лед сверкал на солнце и казался синим ручейком среди снежных берегов. Коля, увидев в окне девочек, подбросил ногой мягкий снег и попал за шиворот стоявшего невдалеке мальчика.

— Берегись, Колька! — кричит пострадавший. К нему присоединяются другие.

Коля Дубков отбивается, но он один, а нападающих четверо. Он ловко защищается. Самый ярый из его «противников» уже барахтается в снегу. Дубков нападает на другого. В азарте он ничего не замечает и вместо мальчишки ударяет по руке воспитателя.

Сразу опомнился. Стоит, опустив голову. Девочки прильнули к стеклу. Они боятся за Колю:

— Что говорит Иван Иванович?.. Неужели Колю накажут?

Но Иван Иванович не хмурит брови. Значит, он не сердится. Вот он положил руку на плечо Дубкова. Смеется.

— Машенька, он не накажет Чемпиона. Он же видел, что Колька ударил его не нарочно.

— Понятно, Иван Иванович зря не придерется. Вот они вместе идут домой и о чем-то разговаривают. Пора и нам готовить уроки. Уже звонок.

Галя и Маша спустились в класс, заняли свои места и прилежно принялись за работу. Екатерина Казимировна наблюдала, как ребята приготовляют уроки.

Высокая, худенькая девочка аккуратно сложила книги, тетради и попросила разрешения уйти из класса.

— Пожалуйста, Лиза! Вы свободны. Как всегда, кончили первая!

— Может быть, надо кому-нибудь помочь, Екатерина Казимировна?

Воспитательница не успела ответить, как несколько человек уже попросили Лизу остаться.

— Два раза начинала решать эту задачу, — обратилась к ней Нина. — Ничего не выходит! Такая трудная. Пожалуйста, посмотри!..

Лиза прочитала условия задачи, проверила решение. Она быстро нашла ошибку и с упреком сказала:

— Опять виновата твоя рассеянность, Нина! Ты правильно делала, но взяла не те цифры, что даны в условии. Здесь надо поставить не двести двадцать три, а на сотню больше.

— Верно! — радостно согласилась Нина и быстро кончила задачу. Лиза уже помогала другим ребятам.

Екатерина Казимировна наблюдала за девочкой. С первого взгляда трудно заметить инвалидность Лизы, так естественны и просты ее движения. Не сразу заметишь и черную перчатку на неподвижном протезе. Рука ампутирована до плеча. Девочка не любит говорить о себе. Если кто-нибудь спрашивает, где и когда она потеряла руку, — бледные щеки Лизы вспыхивают ярким румянцем, большие глаза смотрят так печально, что задавшему вопрос делается неловко и разговор прекращается.

Жизнь побеждает

Лиза окончила детдомовскую школу на «отлично», и сейчас она первая ученица в восьмом классе обычной школы. Там ее любят и немного балуют, но это не портит девочку.

Помогая товарищам, Лиза задержалась надолго. В классе остались только два мальчика, переписывавшие сочинение, да Галя с Колей Дубковым о чем-то тихо говорили в дальнем углу. Лиза подошла к ним.

Коля встал, уступая ей скамейку.

— Хорошо, что ты подошла, — сказала Галя. — Надежда Павловна поручила мне договориться со всеми пионерами. Если согласны, — соберемся вечером в учительской. Надежда Павловна тоже придет туда.

— О чем договориться-то? — торопил Коля. — Скоро ужинать позовут!

— Мы учимся здесь и живем, — продолжала Галя, не обращая внимания на слова Дубкова, — а пионерской организации у нас еще нет. Несколько человек, принятые в пионеры раньше в госпиталях и других детских домах, уже забыли, кажется, об этом. Даже галстуки перестали носить. Наша старшая пионервожатая ребят еще плохо знает. Она хочет нас объединить, сделать своим активом. Думает дать нам поручения. Ну, начать пионерскую работу… Понимаете?

— Давно пора! — сказал Коля. — Больше двух лет как я пионер, и никто ни разу даже на сбор не пригласил. Совсем забыли нас!

— Я с Колей редко соглашаюсь, а сейчас он, кажется, прав, — помолчав, ответила Лиза. — Что ты так удивленно смотришь на меня. Чемпион?

— Поражен и обрадован! Ребята, небывалая вещь! Лиза со мной согласна! — и, подпрыгнув, Дубков ловко перескочил через парту.

— Не хулигань! — сердито сказала Галя. — Вета! (Так подруги в школе звали Лизу, и детдомовцам нравилось это имя.) Сколько у нас пионеров?

— Здесь — трое. Вон еще Нина идет. Маша тоже пионерка.

— Юрка Жилеткин — тоже. Еще Гоша Кузин и Окунев. Только Окунев, наверно, откажется. Он уже взрослый. Вон какой верзила!

— И Гошка, друг его, наверно, не пойдет.

— И всё же им надо сказать, — заметила Лиза.

— Пока шесть человек у нас есть. Значит, сегодня после ужина соберемся в учительской.

— Правильно! — крикнул Коля и побежал к двери.

— Ты куда?

— Юрке скажу!

— Всегда торопишься, — упрекнула Галя.

Но Вета опять поддержала Чемпиона:

— Не огорчайся, Галочка, он правильно поступает. Не будем откладывать. Ты, пока еще нет звонка на ужин, переговори с Машей.

После ужина у детей свободное время; можно заниматься чем хочешь. С приходом в детдом Нади ребята по вечерам стали готовиться к самодеятельным выступлениям. Надя на пианино по слуху подбирала аккомпанемент к песням. Выходило неплохо.

Сегодня ребята будут петь одни. Надя торопилась на собрание пионеров. Проходя по коридору, она услышала звонкие голоса и глухой бас доктора. Платонова вошла в комнату мальчиков. Дмитрий Яковлевич стоял спиной к двери и что-то внимательно разглядывал.

— Обрезано! Сомнений нет. Опять обрезано! Пострелять захотел?

— Да я не трогал! Резина износилась! — уверял вихрастый мальчишка, а сам старался не смотреть на доктора.

— Не спорь; обрезано! Давно ли я дал тебе новые протезы? И предупредил. А ты снова испортил их. Придется посидеть в постели.

— Дмитрий Яковлевич, не буду больше! Как-нибудь почините! Мы завтра в кино идем на новую картину.

— Теперь — «почините»! Надо было раньше думать!

— Ничего, посидит, — сказал кто-то, — так ему и надо.

Надя неслышно вышла из комнаты. Она не в первый раз была свидетельницей сражений доктора с ребятами из-за срезанной для рогаток резины. Угрозы Дмитрия Яковлевича засадить озорника на несколько дней в постель редко сбывались: доктор любил своих пациентов и торопился скорее исправить протезы. Дети знали его отзывчивость и старались сами помогать ему, а озорникам от товарищей попадало сильней, чем от самого Дмитрия Яковлевича. Надя с большим уважением относилась к доктору, спрашивала его, как правильнее держать себя с нервными, вспыльчивыми ребятами.

Около учительской Надю ждала группа детей в пионерских галстуках. Платонова пригласила их войти. Дети расселись вокруг стола и сами заговорили:

— Надежда Павловна, мы очень рады, что вы собрали нас и хотите дать нам пионерские поручения.

Надя пересчитала их.

— Вас только шесть пионеров? А мне казалось — больше…

— Окунев и Гошка отказались прийти на собрание. Гошку мы потом втянем в работу. А Окунев на днях уходит из детдома, — объяснил Коля.

«Плохо всё-таки, что их здесь нет», — подумала Надя.

— Надежда Павловна, — продолжала Лиза, — вы у нас новый человек, а мы здесь давно и довольно хорошо знаем друг друга. Нам хочется скорее иметь свою пионерскую организацию. Очень хочется жить и работать, как настоящие пионеры! Мы всё, всё сделаем, чтобы помочь вам!

— Спасибо, друзья! Я уверена, что вы станете мне хорошими помощниками. Давайте подумаем, как нам подготовиться к приему, как лучше организовать этот день и когда его устроить.

Не успела Надя кончить, как в ответ посыпались предложения.

— Самое главное — скорее и побольше принять! — заявил Коля.

— Не в количестве дело! — поправила его Надя. — Мы должны отобрать самых лучших.

Все ее поддержали. Решили сделать прием через месяц, в ленинские дни.

Ребята не расходились. Им, видимо, хотелось еще о чем-то поговорить. Надя почувствовала это и спросила:

— А как вас принимали в пионеры?

Воспитанники зашептались. Всем не терпелось рассказать.

— Начнем с Лизы, — предложила Платонова.

— Я вступала в пионеры в школе. Учиться старалась как можно лучше. И вдруг, перед самым приемом, я получила «четыре» за диктовку. Было так стыдно! Всё же мне удалось исправить отметку. Нас принимали на торжественном сборе. Когда мне повязали красный галстук, я дала слово кончить школу на «отлично».

— Кажется, ты выполняешь его?

— Стараюсь.

После Лизы рассказывал Юра:

— Я стал пионером в детдоме. Тогда я хорошо учился…

— А сейчас почему двойки получаешь? — спросила его Лиза.

Он молчал. За друга ответил Коля.

— У Юрки больше не будет двоек, — заявил он. — Он еще лучше Лизы станет учиться.

— Ну, уж, лучше Лизы… — смущенно сказал Жилеткин.

Надя почувствовала, что Юра постарается оправдать слова товарища.

Заговорила Галя:

— Меня в блокаду принимали. Я тогда жила в детском доме в Лесном. На наш вечер пришли военные. Они знали, что будет прием в пионеры. Было так торжественно, хотя где-то близко всё время стреляли. Командир один, летчик, сказал речь о нас… Я так обрадовалась, когда старший лейтенант повязал мне галстук. Мы дали клятву, что отдадим все силы, а если понадобится, и жизнь за Родину. Я всегда старалась выполнять все поручения старшей пионервожатой.

Один за другим ребята рассказывали о дне приема в пионеры. Надя тоже вспомнила свое детство:

— Какой я себя чувствовала счастливой, возвращаясь из школы в красном галстуке! Это был самый лучший день в моей жизни.

— И у меня тоже! — подтвердила Галя.

— Товарищи пионеры! — торжественно начала Надя. Таким обращением она хотела подчеркнуть значение первого собрания детдомовской пионерской организации. — Вы замечательно говорили! Давайте повторим сегодняшний вечер. Соберем ребят и устроим беседу. И, как сейчас, но еще больше и задушевнее, вы расскажете, как вас принимали в пионеры. На всех это должно произвести сильное впечатление.

— Надежда Павловна, а вы будете говорить о своем детстве?

— Скажу. Кроме того, я начну беседу. Сделаю небольшое вступление. Так мы постепенно подготовимся к торжественному сбору, когда вновь примем ребят в пионеры. Вы — мои помощники. Давайте, наметим лучших.

— Да мы всех знаем! Можно Витю, Сережу, Катю, Олю, Мишу…

— Подождите, не торопитесь называть! Ваши кандидатуры в следующий раз обсудим. И помните: нужно не только называть имена, но и уметь объяснить, почему вы этих ребят считаете лучшими. Сейчас уже поздно. Поговорим завтра.

— А где мы собираться станем? У нас и пионерской комнаты нет. В учительской случайно сегодня пусто. А так — постоянно кто-нибудь из преподавателей здесь сидит.

— Это правильно. Места для работы у нас нет. Но я уверена, что это только временно. Примем ребят в пионеры, начнет организация работать, тогда уж отвоюем себе помещение. Согласны?

— Еще бы! Иначе ничего не выйдет, — сказала Галя.

— Спокойной ночи! — крикнули ребята, услышав звонок.

Прежде чем сдать дежурство, Надя обходила все спальни.

— Крепко спят малыши! — доложила дежурная няня.

Надя подошла к кроватке маленькой Дунюшки. Пушистые светлые волосы обрамляли худенькое личико ребенка. Дунюшка спала, прижимая к себе куклу. Надя попробовала взять у нее игрушку, но девочка еще крепче сжала ручонки.

— Не расстается она с вашей куклой, Надежда Павловна! Полюбился, видно, ваш подарок.

Надя улыбнулась.

Дунюшку привезли из больницы в ее дежурство. У девочки — парализованы ноги. Увидев незнакомые лица, малютка заплакала, но Надя скоро завоевала ее симпатии. Дунюшка крепко привязалась к ней.

Тихонько пригладив легкие волосики, Надя вышла из комнаты. Заглянула в спальню девочек. Там все лежали тихо. На табуретках было аккуратно сложено белье и платья, шторы — спущены, а маленькая лампочка мягким светом освещала комнату.

Надя продолжала совмещать работу воспитателя и старшей пионервожатой. Воспитанники привыкли к ней. Только со старшими мальчиками контакт не налаживался, и она до сих пор не знала, как правильно держать себя с ними.

«Надо спуститься в первый этаж, — с тревогой думала она, — проверить, всё ли там в порядке. Скоро придет Иван Иванович. Он не любит, когда ребята не спят».

Сегодня Наде особенно не хотелось идти вниз. Перед ужином она, проходя по коридору, заметила группу подростков. Они спорили и явно что-то затевали. Увидев пионервожатую, сразу замолчали и разошлись.

Подбадривая себя, Надя медленно спускалась по лестнице. Она избегала одна встречаться со старшими мальчиками, а Окунева даже боялась. Подросток всегда кривлялся, передразнивая ее, и старался сделать из нее посмешище.

Внизу, миновав столовую, Надя почувствовала запах табачного дыма. В коридоре кто-то стоял. Увидев ее, шарахнулся в спальню. Дверь захлопнулась.

«Как же быть? Сделать вид, что не заметила? Так нельзя! Это — трусость, и перед кем? Разве так должна поступать старшая пионервожатая?» — негодовала на себя девушка. Набравшись храбрости, она толкнула дверь. Не открывается! Надавила еще сильнее… Еще раз навалилась всем телом — дверь легко распахнулась, и Надя со всего размаху грохнулась на пол. Падая, она ударилась головой о кровать.

Несколько секунд она не могла встать. Потом приподнялась. В комнате царила мертвая тишина. Воспитанники дышали ровно, словно давно уже заснули. На один миг девушке показалось даже, что она ошиблась.

«Но табачный запах здесь еще сильнее, значит — ошибки нет. Как же поступить? Будить всех детей не хочется… А ушибленная голова так нестерпимо болит, и на ногу ступить невозможно!»

Надя обвела спальню глазами. Слабая лампочка над дверью едва-едва освещала комнату. В углу, где лежал Окунев, было особенно тихо. Казалось, обитатели этих коек спят давно и очень крепко.

Запахло паленым. Пристально вглядываясь, Надя заметила тоненькую струйку дыма, поднимавшуюся над изголовьем Окунева. Девушка подошла и приподняла подушку. От зажженной папиросы прогорела простыня и уже дымился матрац. Надя взяла графин с ночного столика и залила огонь.

Окунев понял, что притворяться спящим больше незачем. Хотел вырвать из рук пионервожатой папиросу, но Надя отодвинулась и спокойно сказала:

— Потише! Обгоревшие простыни и матрац всё равно нельзя скрыть!

Окунев натянул одеяло на голову и отвернулся к стене. Приятель его Гоша исподтишка наблюдал за пионервожатой. Внутренне девушка вся дрожала от возмущения, но не хотела показать этого. Она шла к двери, стараясь не хромать.

В учительской Надя машинально вытащила из сумки зеркальце и стала разглядывать большую шишку, вскочившую на лбу.

— А я и не знал, что вы такая кокетка!

Надя гневно, не убирая зеркальца, повернулась к Ивану Ивановичу:

— Будешь здесь кокеткой! Кому приятно в синяках ходить! Я больше не хочу тут работать!

— Надежда Павловна! Старшая пионервожатая! Только не плакать! Скажите, что случилось?

Негодуя, Надя рассказала о проделке мальчишек. Она поднялась со стула и, сморщившись от боли, схватилась за ногу. Девушка старалась сдержать слёзы, но они хлынули помимо ее воли, выдавая боль и обиду молодого педагога.

Заметив опухоль на ноге Платоновой, Иван Иванович быстро вышел из комнаты. Вскоре появился доктор с бинтами и какими-то лекарствами.

Перевязывая ушибленную ногу, Дмитрий Яковлевич старался успокоить свою пациентку.

— Я же ничего дурного им не делала! — всхлипывая, говорила девушка. — Как им не стыдно!

— А вы не принимайте это так близко к сердцу. Война, мальчишки огрубели. А Окунев ведет себя скверно. Он — переросток, его напрасно к нам прислали. Его в профшколу бы отправить. Там выучит основательно какое-нибудь ремесло, человеком станет. А вам, голубушка, придется денька два полежать с компрессом.

На следующий день Тамара Сергеевна вызвала к себе Окунева и Гошу Кузина. Вынув пачку папирос, отобранную Иваном Ивановичем, спросила:

— Это ваши папиросы?

Несколько мгновений воспитанники стояли молча. Потом Окунев с подчеркнутой грубостью заявил:

— А если и наши, что особенного?

Не возвышая голоса, Тамара Сергеевна продолжала задавать вопросы:

— Из-за вас упала Надежда Павловна?

— Так ей и надо! Пусть не подсматривает! — пробурчал Окунев. — Сама девчонка, а везде лезет! Какое ей дело? Подумаешь — старша-я пионервожатая! — презрительно протянул он.

— Стыдись так говорить! Плохо вы с ней поступили! Да, она молодая, и вы должны были по-товарищески помогать ей. Опять вас застали с папиросами. Сколько раз, Окунев, я говорила тебе об этом! Вы оба вчера курили?

Гоша тихо сказал:

— Я не курил…

— Иван Иванович сегодня утром нашел у тебя под подушкой папиросы. Зачем, мальчик, ты говоришь неправду? — как-то по-матерински ласково обратилась к нему Тамара Сергеевна.

Гоше стало тяжело. Ласковый голос директора напомнил ему погибшую в начале войны мать. После ее смерти он удрал от дяди. Хотел пробраться на фронт. Да куда такому малышу! Бежал, не разбирая пути. Попал под обстрел. Его ранило. В больнице ампутировали ноги. Очень долго лежал там. Полгода назад привезли сюда. Как сердечно его встретили!.. И Гоша привязался к детдому, старался хорошо учиться. А потом явился сюда Окунев. Он смеялся над Гошей, называл его «пай-мальчиком».

«Мне и дружить-то с ним не хочется, а выходит как-то так, что всегда попадаем вместе…»

Гоша вздохнул и поднял голову. И уже твердо он повторил:

— Я не курил.

Тамара Сергеевна перевела взгляд на Окунева. Тот сердито сказал:

— Чего глядите? Ну да, это я подсунул ему папиросы. А он курить-то не умеет! Младенец! Его от табака тошнит.

— Хорошо, что сказал правду, Окунев! Вопрос о тебе решим завтра на педагогическом совете. А ты, Кузин, понимаешь теперь, к чему приводит такая дружба? Ты же пионер!..

Тамара Сергеевна подошла к мальчику и погладила его опущенную голову.

— Простите… — тихо сказал Гоша.

Зазвонил телефон. Тамара Сергеевна, беря трубку, сказала:

— Можете идти!

Окунев быстро вышел. Гоша неохотно заковылял за ним.

Доктор уложил Надю у себя в кабинете. За ночь опухоль на ноге уменьшилась. Девушка не хотела оставаться в постели. Она оделась и осторожно прошлась по комнате. Подумала: «Ничего! Ступать можно. Сейчас же пойду в райком. Татьяна Васильевна ждет меня с утра. Но как же идти в таком виде?.. И откладывать нельзя!».

Глаз у нее припух. Синяк огромный. Около него зеленые и желтые круги. Надя низко, почти до самого глаза опустила прядь волос, сдвинула берет набок. И всё-таки синяк заметен.

В райкоме она, прихрамывая, подошла к Зориной. Татьяна Васильевна воскликнула:

— Надя, что с тобой?

Платонова коротко и неохотно рассказала о вчерашнем столкновении с Окуневым. Приподняв волосы, она показала большую шишку на лбу.

— Я не хочу больше работать там! Я не могу!

И не в силах больше сдерживать волнение, она быстро, быстро заговорила:

— Татьяна Васильевна, я считала профессию педагога самой лучшей, самой важной. Хотела отдать ей все силы, посвятить жизнь. Но сегодня ночью я долго думала, — Надя тяжело вздохнула, — и пришла к выводу: педагог из меня не выйдет! Разве мальчики могли бы поступить так с Екатериной Казимировной, с Иваном Ивановичем? Никогда! Нет, у меня ничего, ничего не получается! — с отчаянием закончила она.

— И с младшими не справляешься?

— Что вы, Татьяна Васильевна! С ними мне легко! Какие замечательные пионеры будут у нас! Скоро устроим торжественный сбор. Человек двадцать примем. А вы придете?

— Конечно. Расскажи-ка, кого ты наметила?

Забыты обиды и слёзы. Начинается детальное обсуждение будущего приема:

— Я сначала отбирала ребят, учитывая только поведение и успеваемость. Мне кажется, я неверно подходила. Наши дети — калеки, они быстро утомляются, и то, что здоровым дается легко, больным очень трудно. И всё же в ремесле многие добиваются мастерства. Вы знаете, у нас профессиональное образование так же обязательно, как и общее. Я теперь всё учитываю. Если б вы знали, как ребятам хочется надеть красные галстуки! Недавно мы провели вечер воспоминаний.

— О чем же это вы вспоминали? — улыбаясь, спросила Татьяна Васильевна.

— Как — о чем? У меня шесть человек пионеров. Они раньше еще, в дни блокады, приняты были. Вот они, да и я, рассказывали, какой это счастливый день, когда ты становишься пионером. В этот день я почувствовала себя ближе к папе. Он был коммунист… Когда я пришла в красном галстуке, папа назвал меня «товарищ», и я видела — он не шутил.

— Какое же впечатление произвел на ребят ваш вечер воспоминаний?

— Очень понравился. Нам столько вопросов задали! Отвечать не успевали. Если живо подойти к детям — как они горячо отзываются… Татьяна Васильевна, я рада, что попала в этот детдом!

— Видишь, Надя, ты пришла с просьбой, чтоб тебя освободили от работы у инвалидов. А на деле выходит, что работа тебя захватила и ведешь ты ее хорошо. Нельзя, девочка, бояться трудностей. Надо преодолевать их, а не бежать. А об Окуневе я переговорю сегодня с Тамарой Сергеевной.

Увлекшись рассказом о достижениях и победах, Надя забыла свои печали. От слов Татьяны Васильевны она сначала смутилась, потом вспомнила стычку с мальчиками. Плакать и просить о переводе ей больше не хотелось. Девушка ограничилась сердитым замечанием:

— Без пионерской комнаты работать невозможно!

Татьяна Васильевна обещала и об этом переговорить с директором. Похвалила Надю за инициативу и желание лучше знать детей.

— И, мне кажется, ты будешь педагогом!

— Правда?

Надя вся засветилась от радости, но сразу погасла:

— Нет, я плохой воспитатель! Не сумела заставить старших мальчиков уважать меня.

— Хорошо, что ты относишься к себе критически, Надя. Это поможет тебе еще вдумчивее подойти к своей работе. А заниматься ты успеваешь? Не отрывайся от ученья, а то забывать начнешь. Смотри, с каждым пропущенным годом нагонять всё труднее. В нашей стране нельзя стоять на месте. Все должны расти. Особенно молодежь!

— У меня совсем нет времени!

— Неверно. Мы все заняты, и все учимся. А ты обязательно должна сдать за десятилетку.

Надя промолчала. Возвращаясь из райкома, она всю дорогу думала над словами Татьяны Васильевны и сознавала правоту их.

«Как она верно подметила: знаний у меня нехватает. Я это на каждом шагу чувствую. И конфликта с Окуневым не произошло бы, если б я умела разбираться в характерах, знала психологию. Надо читать, очень много читать. Вот Люся — она не теряет времени. На следующий год кончит школу и приедет в Ленинград. Сколько она читает! И теперь уже готовится к педагогической деятельности. А я?.. Уже январь, а я ничего не сделала. Даже старого не повторила. Нет, больше так продолжаться не может. Я должна что-то придумать. Но что?..»

Глава пятая

Ребята узнали, почему пионервожатая хромает. Они окружили ее вниманием. Это внимание показало Наде, что дети по-настоящему привязались к ней. Ее отношения с ними стали как-то легче и проще.

Окунева и еще двух переростков перевели в профшколу. Кузин, лишенный их общества, заметно изменился. Он сам пришел к пионервожатой.

— Будешь с нами работать? — спросила его Надя.

Глаза мальчика вспыхнули. Видно было, как он обрадовался.

— Что же ты молчишь? Я думала, ты за этим и пришел?

— Мне очень хочется… — Он говорил медленно, точно подыскивая слова, и опять замолчал. — Мне давно хочется быть с вами, а не с Окуневым. Теперь, если вы возьмете меня, я буду делать всё, как пионер.

— Вот и отлично! У нас сейчас очень много дела перед приемом. Хочешь помогать Лизе?

— Еще бы!

— Я договорюсь с ней, и она вечером даст тебе работу. Приближался день приема в пионеры. Весь персонал детдома принял живое участие в подготовке к торжеству.

— День приема в пионеры надо сделать радостным. Пусть он останется в памяти детей на всю жизнь! — говорила Тамара Сергеевна собравшимся в учительской педагогам. — Постараемся помочь Надежде Павловне. Она из сил выбивается.

Все были заняты в эти дни. Инструкторы швейной мастерской не успевали кроить, так много пришло к ним девочек, желавших скорее приготовить новые пионерские костюмы. Девочки теперь проводили в мастерских всё свободное время, и за неделю до срока двадцать семь новых, с большим старанием сшитых костюмов лежали на столах.

Молодые сапожники не отставали от портних. Крепкие, хорошо сделанные ботинки были выставлены в ряд. Окончив работу, дети заявляли старшей пионервожатой:

— У нас всё готово. Что еще надо сделать?

Надя разучивала с детьми новые песни. Иван Иванович со старшими ребятами украшал столовую портретами вождей и лозунгами.

В суете приготовлений незаметно подошел день сбора. Воспитанников попарно ввели в столовую.

Знакомая комната выглядит сегодня необычайно. Вся мебель и столы вынесены. Всюду цветы. Их накануне прислали шефы детдома — военные. Портреты вождей обрамлены гирляндами, перевиты красными лентами. Висят флажки. День морозный и ясный. Солнце тоже помогает праздничному настроению. Оно играет, переливается, пробиваясь сквозь льдинки на стекле.

Ребята все захотели быть на сборе. Вступающие в пионеры стоят впереди, остальные — за ними. Музыканты, присланные шефами, ждут начала. Дети с любопытством поглядывают на блестящие трубы. Им хочется рассмотреть инструменты и самим попробовать поиграть.

Надя волнуется: ждать — невыносимо, а гости всё не идут. Наконец дверь открывается. Входит секретарь райкома комсомола с Татьяной Васильевной, полковник — представитель шефов, кто-то еще, незнакомый. Тамара Сергеевна предлагает гостям садиться. Грянула музыка.

Сдерживая тревогу, Надя громко, отчетливо говорит:

— К торжественной линейке приготовиться!

Взглянула на ребят. В новых костюмах они выглядят подтянутыми, стройными… Трудно поверить, что большинство из них ходит на протезах, так ловко они держатся в строю.

И не одна Надя, — гости тоже с волнением наблюдают за детьми. Много раз они принимали ребят в пионеры, но на таком приеме присутствуют впервые.

— Посмотрите, какие лица у детей! Серьезные, строгие, — говорит вполголоса полковник. — В них сознание ответственности и радость, волнующая радость быть членом большой пионерской семьи.

Надя выходит вперед. Она медленно произносит:

— «Я, юный пионер Союза Советских Социалистических Республик, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю…»

Дети хором повторяют за ней слова обещания. Пионеры как будто изменились, словно выросли за последние минуты.

Когда Надя стала повязывать красные галстуки вновь принятым пионерам, остальные детдомовцы взволнованно перешептывались. Когда же новые пионеры пошли под музыку, неся знамя, ребята не выдержали и бросились поздравлять товарищей.

Но вот секретарь райкома комсомола подходит к детям.

— Смирно! — командует звеньевая.

Секретарь поздравляет юных пионеров и обращается ко всем детдомовцам:

— Райком комсомола и ваши шефы хотят, чтобы день приема в пионеры запомнился вам на всю жизнь. После обеда вы все поедете в автобусах по городу.

Дети хлопают бурно, восторженно:

— Спасибо!

Лиза — звеньевая и главная помощница Нади — построила пионеров. За ними встали остальные воспитанники. Уходя, они пели:

Как повяжешь галстук,

Береги его!

Он ведь с нашим знаменем

Цвета одного…

Надя несколько раз пыталась сказать что-то Татьяне Васильевне, но из-за шума та ничего не могла разобрать. Наконец ребят увели, стало потише, и Надя, провожая гостей, сказала:

— У нас сегодня вечером пионерский костер, посвященный Владимиру Ильичу Ленину. Может, и вы придете?..

Татьяна Васильевна прервала ее:

— Мне кажется, Надя, лучше перенести костер на годовщину смерти Владимира Ильича. Сегодня у детей и так много переживаний.

Шефы поддержали Татьяну Васильевну и обещали быть на костре.

За обедом воспитанники плохо ели. Даже любимые кушанья встречались равнодушно. Всем хотелось скорее кончить обед и бежать к окнам — караулить приход автобусов.

— Пришли! — крикнул вдруг кто-то.

Ребята выскочили из-за стола.

— Что вы нервничаете, никаких автобусов еще нет! — рассердился Иван Иванович. Он снова усадил всех и строго сказал: — Кто не кончит обеда — не поедет!

Едва успели ребята съесть сладкое, как за ними приехали.

На дворе холодно. Солнца уже нет. Зимние сумерки коротки. Пока рассаживались, пока тронулись — стало темно. Дети прижались к окнам. Проезжают знакомые улицы… Вот и Невский. Вдруг, как один, по всему Невскому зажглись фонари…

— Как хорошо!.. Всё видно!

— А это что за улица? Мост, а на нем чугунные кони, почему они здесь?

Воспитатели объясняют, стараясь ответить на все вопросы.

Большинство детей не только жило, но и родилось в Ленинграде. Но, лишенные возможности самостоятельно двигаться, они знают его только по картинкам.

Автобусы идут медленно. Прильнув к стеклам, ребята первый раз в жизни смотрят на свой город.

— Мы проезжаем Невский… Вот Казанский собор. Здесь похоронен Кутузов…

— Вот виден золотой шпиль Адмиралтейства…

— Сейчас подъедем к Медному всаднику и к Неве…

— Давайте остановимся здесь! — просят дети.

И всё, что они знали по картинкам, встает перед ними, величественное и несказанно прекрасное. Галя поражена. Она давно мечтала увидеть свой город. Она много читала о нем. Знает наизусть «Медного всадника» Пушкина. И вот перед ней Нева!..

Здесь будет город заложён… —

вспоминает девочка. И город вырос:

В гранит оделася Нева,

Мосты повисли над водами…

И всё это она видит сейчас.

«Какой чудесный город! — думает Галя. — Наверно, Петр I даже мечтать не мог о такой красоте!..»

— Смотри, смотри! — перебивает ее мысли Маша. — Мы проезжаем мимо Зимнего дворца!

Девочки прижались к стеклу. Они всё замечают, ничего не хотят пропустить. Автобусы идут по набережной Невы.

— Это Кировский мост, — объясняет Иван Иванович. — А на той стороне, в большом доме с окнами на Неву, помещается Нахимовское училище.

— Где?! — кричит Витя и, расталкивая девочек, пробирается к окну, из которого видно училище. — Я здесь буду учиться! — уверенно говорит он.

Иван Иванович молча кладет ему руку на плечо. Он знает, что мальчик давно мечтает о Нахимовском училище. Но туда принимают только здоровых детей…

Автобусы подходят к Таврическому дворцу.

— А вот и Смольный! В нем работали Ленин и Сталин, — объявляет Надя.

Дети взволнованно шепчутся. Им кажется, что они видят великих вождей, спускающихся по ступеням широкой лестницы. Галя тихо говорит:

— Машенька, что было бы с нами, если бы мы жили не в Советской стране?..

Глава шестая

Надя вернулась с прогулки такая же счастливая, как и дети. Успех сегодняшнего дня, благодарность Татьяны Васильевны заставили забыть усталость. Три дня Надя не заходила домой, и еще сегодня утром она чувствовала себя измученной, мечтала скорее отдохнуть и выспаться. Увидев ее, Тамара Сергеевна засмеялась:

— Опять здесь? Идите скорее домой, да и завтра отдохните! Вы много и хорошо поработали.

Директору возражать нельзя. Надо повиноваться!

Выйдя на мороз, девушка не пошла пешком, как обычно, а села в троллейбус. Мягко покачиваясь в кресле, она вспоминала подробности прошедшего дня. Незаметно заснула и проехала свою остановку. Пришлось возвращаться обратно.

После того как она пригрелась в теплом троллейбусе, мороз показался еще сильнее. Скорей бы добежать! Вдруг кто-то назвал ее по имени, обнял и поцеловал. Надя смотрит на девушку, кажется — незнакомую, а та смеется:

— Забыла, забыла меня совсем! Ни разу даже не зашла, — как не стыдно!

— Варя! Это ты? Вот хорошо-то!..

— Почему же ты не приходила ко мне, Надя?

— Да я адрес забыла!

— Теперь уже я тебя не отпущу. Дом наш совсем близко. Идем скорее!

Надя думала отказаться от приглашения: ее тянуло домой. Но Варя не слушала возражений. Подхватив девушку под руку, она затащила ее к себе.

Надя уже не жалела, что зашла. Так приятно согреться. Она охотно рассказывала о себе и о работе в детдоме.

— А учишься ты? — подавая подруге чай, спросила Варя.

— Не спрашивай! Это у меня самое больное место. Как-то неладно получается. Я знаю: учиться необходимо. Мне, как старшей пионервожатой, приходится отвечать на бесчисленные вопросы ребят. Надо иметь много знаний, а я кончила только восемь классов, да еще в военные годы. И читать некогда. Каждая лекция, прослушанная во Дворце пионеров, очень полезна. Но это же раз в неделю! Давно я составила себе план. Узнала программу, достала учебники за девятый класс. Решила раньше вставать. Несколько дней всё шло по плану, потом два дня проспала, да еще что-то помешало… — Голос Нади звучит виновато. Ей неприятно говорить это. Она помнит, как твердо доказывала Варе тогда в поезде необходимость учиться, а сама ничего не сделала.

— С осени буду учиться, обязательно буду! — решительно заявляет она.

— Почему ты откладываешь?.. Я работаю на фабрике, там же, где мама, и учусь в школе рабочей молодежи. Времени хватает: четыре раза в неделю занятия в школе. Трех вечеров на приготовление уроков мне достаточно. Я в девятом классе. Пока справляюсь!

Заметив огорченное лицо Нади, Варя прибавила:

— У тебя другая работа. Тебе и вечера приходится проводить в детдоме. Не огорчайся! Это живое, увлекательное дело. Я уверена, что ты много, много делаешь для детей.

— И всё же мне кажется, Варя, можно найти время и для занятий. Я просто какая-то неорганизованная. Бросаюсь в одну сторону, с увлечением работаю, забывая о других обязанностях. Я не умею распределять время. Начала повторять старое, и всё топчусь на месте. Несколько дней пропущу, и опять начинаю сначала.

— Да ты не горюй! Наверно, и я бы так же топталась, если бы занималась одна. За девятый класс проходишь?

— Да.

Варя почувствовала, как тяжело подруге. Так захотелось ей помочь!

— В воскресенье у тебя бывает свободное время?

Надя кивнула головой.

— Давай, я стану приходить к тебе каждую неделю! Вместе начнем проверять пройденное. Я тебе буду рассказывать, на что у нас в школе обращают больше внимания. Принесу свои тетрадки. Я успеваю многое записать за преподавателем.

Заметив, что Надя думает отказаться, она торопливо добавила:

— Это мне будет полезно не меньше, чем тебе. И заниматься вдвоем веселее!..

— Да мы почти соседи с тобой! — обрадовалась Варя, записывая Надин адрес. — Теперь уж я тебя не потеряю… Куда же ты торопишься? — спросила она, когда Надя поднялась со стула. — Посиди еще…

— Ведь я случайно к тебе попала. Заснула в троллейбусе и проехала лишнее. Эти дни мало спала…

— Значит, жди меня в воскресенье!

Согревшись у Вари, девушка на обратном пути не чувствовала мороза. Быстро добежала до дома и одним духом поднялась на пятый этаж. Открывая дверь, вынула из ящика письмо.

— Да это мне!.. От Люси.

Не снимая пальто, Надя разорвала конверт, вытащила несколько мелко исписанных листков, проглядела их, еще раз перечитала и вслух сказала:

— Эх, Люсенька! Если б ты была здесь!.. У тебя всё так просто и хорошо выходит. Ты учишься в девятом классе, пишешь, что пятерки получаешь. Думаешь, что и я занимаюсь. Ничего у меня не выходит, Люся!.. Но я не хочу от тебя отставать. Завтра начну заниматься с Варей. И даю тебе слово: к осени подготовлюсь и сдам в десятый. Буду учиться в вечерней школе.

Утром Надя проснулась позднее обычного и сейчас же схватилась за учебники. На этот раз она за короткое время много сделала…

«Пора идти в детдом. Надо проверить, готовы ли пионеры к выступлению. Ведь завтра костер!..»

Еще издали увидела Надя ледяную гору и ребят на ней. Они тоже заметили свою старшую пионервожатую и приветствовали ее радостными криками. Надя взобралась на горку и с удовольствием прокатилась с малышами на коврике, а со старшими на санках.

Дети наперебой делились впечатлениями о вчерашнем празднике.

— Надежда Павловна, мы тоже хотим быть пионерами! — просили ее малыши.

— Подрастите немного. Через год и вас примем.

Екатерина Казимировна рассказала Наде, что было утром:

— Вхожу к малышам, а у них необычная тишина. Перед ребятами стоят вытянувшись две девочки и мальчик. Витя, старший и самый дисциплинированный в группе, произносит слова пионерской клятвы. Трое ребят повторяют за ним… Стать пионером — вот о чем мечтают теперь наши малыши. Вы не напрасно здесь поработали, Надя. Уже видны результаты.

Да, Надя и сама замечала, что вчерашний день не прошел для детей бесследно.

«Теперь надо закрепить и усилить стремление ребят быть настоящими пионерами».

Двадцать первого января, после торжественной траурной линейки, зажгли пионерский костер, посвященный Владимиру Ильичу Ленину. Снова все воспитанники собрались в столовой детдома. Комната выглядит нарядной, но совсем другой, чем в день приема. Столы придвинуты к стенкам. Середина комнаты застлана ковром. В центре — костер, искусно сделанный старшими воспитанниками. Они запрятали электрические лампочки глубоко в дрова, сверху прикрыли красной марлей.

Дети разместились вокруг костра рядами. За ними — шефы и воспитатели. Надя потушила свет. В тот же момент загорелся костер.

Тихо, очень тихо, сидят дети. Красный отблеск падает на их взволнованные лица. В глазах — любопытство и ожидание. Белые рубашки и красные галстуки пионеров виднеются во всех рядах.

Вот около самого костра зазвенел детский голос:

— Владимир Ильич Ленин родился в Симбирске…

Пионер рассказывал о городе на Волге, где жил Владимир Ильич, о его семье, родителях. Едва кончил — в следующем ряду с другой стороны заговорила девочка:

— Маленький Володя был правдивым ребенком. Однажды он сломал линейку у сестры. Володя не только сейчас же признался ей, но и показал, как он это сделал…

Девочка кончила, и сразу же встал мальчик:

— Володя поступил в гимназию девяти с половиной лет. Учился он охотно. Всегда внимательно слушал объяснение уроков в классе.

— А на коньках как он катался! Умел спускаться с высокой ледяной горы. Сначала согнется, потом постепенно выпрямляется, — с увлечением рассказывал Коля.

Его сменил Юра. Он сам — шахматист, и говорил о том, как хорошо еще с детства Владимир Ильич знал эту игру.

Так по очереди дети рассказали о детстве Ленина. Лиза хорошо говорила об исключительной трудоспособности Владимира Ильича. Учиться ему было легко. Напрягаться не приходилось. И всё же он сам понял, как важно с детства приучить себя к усидчивой работе, и уже в молодые годы добился блестящих результатов.

— Хотела бы я научиться так же работать! — мечтательно сказала Лиза.

Кончились выступления ребят. Слово взял полковник. Радостный шёпот пронесся по рядам.

Дети очень любили Советскую Армию. Это военные спасли детдомовцев из подвала в осажденном Петергофе. Они вытащили раненую Нину из разрушенного дома. Они спасли жизнь маленькому Вите. А Галя, Коля, Гоша — разве не военные помогли сохранить их жизнь!

И вот, когда высокий, худощавый полковник подошел к костру, — Коля встал. За ним поднялись все, кто мог стоять. Ребята вытянулись, как солдаты по команде: «Смирно!».

Правда, не у всех это выходило, но полковник понял желание детей встретить его по-военному. Он громко скомандовал: «Вольно!» — и предложил садиться.

— Друзья мои, вы прекрасно рассказывали о детстве Владимира Ильича. А видели вы фильмы «Ленин в Октябре», «Человек с ружьем»?

— Видели, видели! — закричали дети.

Напомнив о сценах из кинофильмов, полковник просто и понятно рассказал об Октябрьской социалистической революции и о Ленине, создателе Советского государства. Дальше он говорил о постоянной заботе нашей Коммунистической партии о детях. И совсем неожиданно спросил ребят:

— А вам здесь хорошо живется?

— Хорошо!

— Очень хорошо! — закричали все.

Глядя на веселые, оживленные лица ребят, полковник ласково им улыбнулся. «Только наша социалистическая Родина могла вернуть им детство», — подумал он. Мысль о маленьком сыне, погибшем во время вражеского обстрела Ленинграда, с новой силой сжала его сердце. Чуткие ребята заметили, как опечалилось лицо их нового друга. Желая отвлечь от тяжелых дум, они стали расспрашивать о сражениях.

Когда полковник заговорил о Великой Отечественной войне, детдомовцы вплотную придвинулись к нему.

Маленький Витя даже забрался к нему на колени, — слушать о войне ребята могли часами.

Полковник сам участвовал в сражениях. Об этом говорили ордена, украшавшие его грудь.

— Нами руководил замечательный полководец — товарищ Сталин. И наша армия не только выгнала врага с родной земли, но и взяла Берлин, бывший тогда логовом фашистов.

— А вы тоже брали Берлин?

— Расскажите, что вы там видели?

Ребята засыпали полковника вопросами. Он старался ответить всем, а они всё спрашивали и спрашивали.

Тамара Сергеевна подошла к рассказчику и шепнула ему, что детям пора спать. Полковник немедленно встал и громко сказал:

— Спокойной ночи, друзья!

Ребята зашумели, но он продолжал:

— Я уверен — вы дисциплинированный народ! А ну — шагом марш, и в постели!

Глава седьмая

Ледяная горка была любимым зимним развлечением детей. Вблизи нее сделали каток. Там чаще всего можно было видеть Колю Дубкова. Он даже в обеденный перерыв занимался фигурным катанием. В праздники его отпускали на общественные катки.

Последнее время Дубков был чем-то занят, а чем — не догадывался даже Юрка. В воскресенье мальчик, накатавшись вволю на большом катке, вернулся веселый и довольный. Увидев на горке Екатерину Казимировну с ребятами, он надел коньки и поднялся к ней.

— Хотите, я вам покажу что-то? — обратился он к Екатерине Казимировне.

— Опять шалость придумал?

Но Чемпион не слушал воркотню воспитательницы. Он знал, какая она добрая.

— Скорее уходите все с дороги! — крикнул он вниз малышам. Когда путь очистился, Коля выпрямился, потом низко присел и полетел с горы на коньках.

Екатерина Казимировна смотрела на него с ужасом. Ей казалось, что мальчик сейчас разобьется. Ребята тоже испугались. А Чемпион, постепенно выпрямляясь, летел уже во весь рост по дорожке. Все думали, что он в конце свалится в снег, но Коля ловко повернул, не доезжая до сугроба. Потом легко перепрыгнул через барьер и, увязая в снегу, побежал навстречу Екатерине Казимировне. Она, боясь за мальчика, торопливо спускалась с горки.

— Я научился кататься с горы, как Владимир Ильич. Я решил добиться этого еще тогда, когда костер у нас был!

Воспитательница только головой покачала. Невозможно было сердиться на этого изобретательного, жизнерадостного мальчика.

Первый пионерский костер произвел на ребят огромное впечатление. Они хорошо запомнили выступления на нем. Все воспитанники старались подражать маленькому Володе Ульянову.

— Дети стали лучше учиться! — говорили педагоги.

— И в мастерской работают хорошо. Особенно пионеры.

Обрадованная этими похвалами, Надя старалась еще больше развить инициативу ребят. Ей давно не нравилась стенгазета. Несколько раз менялись редакторы, но газета попрежнему была скучной, однообразной. На одном из сборов пионервожатая посоветовала ребятам выбрать Лизу. Новый редактор по-иному поставил дело. Часто Лиза говорила товарищам:

— Вы не ворчите на недостатки, не шепчитесь между собой по углам! Если что заметили — пишите в газету. Хорошие поступки тоже отмечайте. Пусть наша стенновка будет нам настоящим другом!

И дети стали писать охотно. Однажды появилась заметка «О Соне-растеряхе», подписанная Игорем. Он писал: «Соня с вечера всё раскидает, а утром найти не может. Из-за этого опаздывает на занятия. Нам стыдно за нее! Она — пионерка».

Соня, прочитав заметку, страшно обиделась на Игоря и перестала с ним разговаривать. Пионеров это возмутило. Они пробовали объяснить девочке, что всё написанное — правда, опровергнуть факты она не может. Соня упрямо твердила:

— Ябедник!.. Кляузник!..

Пришлось на сборе поставить вопрос об ее поведении.

У пионеров не было своего помещения. Собирались там, где найдут место.

— Товарищи, сегодня после ужина сбор в учительской!

— Там нельзя. Вечером назначено заседание, — объяснил пионерам Иван Иванович.

— Классы и столовая заняты. Куда же нам деваться? — огорченно спросила Галя. — И вчера всё было занято…

— Я попрошу инструктора швейной мастерской. Она нас пустит! — уверенно говорит Лиза и бежит в мастерскую. Пионеры ждут на площадке лестницы. Они нервничают, пристают к Наде с расспросами:

— Когда же нам дадут комнату? Вы видели, Надежда Павловна, как испортили малыши наш макет? Только что сделали его, и уже выбрасывай…

— Надежда Павловна, давайте направим делегацию в райком комсомола! Может быть, они нам помогут…

— Вы знаете, ребята, как давно Тамара Сергеевна хлопочет, ищет новое помещение. Но в Ленинграде столько домов уничтожено во время войны. Найти новое помещение в городе для нас очень трудно. В этом же доме тесно, число воспитанников всё увеличивается. Решено вблизи города для нас построить новое здание, большое, хорошее! Мы с Тамарой Сергеевной не раз пытались найти место для пионерской комнаты, но ничего не выходит. Приходится пока потесниться, потерпеть. Да и весна не за горами. Скоро на дачу поедем.

В это время прибежала запыхавшаяся Лиза:

— Товарищи, идемте в мастерскую! Там свободно!..

Повторять приглашение не пришлось. Быстро, насколько позволяли протезы, пионеры спустились с лестницы. Едва расселись кто куда мог, Надя заявила:

— Уже поздно. Придется разобрать только один вопрос: о Соне. Давайте коротко, не теряя времени, решим его.

Заговорила Лиза:

— Прежде чем помещать заметки в стенгазете, мы тщательно их проверяем. Всё, что написано о Соне, правильно.

— Еще бы! Все знают, какая она растеряха! — закричали пионеры с мест.

— Игорь учится с Соней в одном классе!

— Позвольте мне сказать, — встал Игорь. — Мне кажется, Соня позорит нас, пионеров, своим поведением. И пусть она со мной не разговаривает, а я всё равно стану о ней писать!

— Ну и пиши! Очень мне надо!.. — крикнула Соня.

Все зашумели:

— Ты забыла клятву! Разве так должен вести себя пионер? Тебе не злиться надо, а во́-время приходить на занятия!..

Жизнь побеждает

Слово взяла Галя. Она заговорила тихо, спокойно, как всегда:

— Все мы знаем недостатки Сони. Ее тетя рассказывала мне, как баловали девочку родители. Капризы и злые шутки Сони казались им невинными шалостями. Соня привыкла делать, что хотела, не думая о последствиях. Но, по-моему, за последнее время она стала лучше. Меньше капризничает и строже относится к себе. Она и сейчас еще упрямится, но, кажется, поняла, что Игорь написал правильно. Верно я говорю, Сонечка? — и Галя посмотрела на девочку своими лучистыми глазами. Соня наклонила голову и едва слышно сказала:

— Да…

— И ты постараешься исправиться? — спросили ее сразу несколько человек. И еще тише девочка ответила:

— Да…

— Я буду помогать тебе, — шепнула ей Галя.

— Других вопросов мы ставить сегодня не будем. Скорее ложитесь спать, — торопила детей пионервожатая.

Раздеваясь, Лиза заметила дырку на чулке. Она достала иголку, воткнула ее в край подушки, вдела быстро нитку и принялась штопать. На соседней постели Нина, сняв протез, юркнула под одеяло. С наслаждением вытянулась, устроилась поудобнее. Спать еще не хотелось. Она повернулась в сторону Лизы и невольно залюбовалась ею. Расплетенные волосы мягко легли на плечи девочки. Губы по-детски полуоткрыты. Видна полоска белых ровных зубов. Глаза внимательно следят за иголкой. Надев чулок на круглую палку и прижав его коленкой, Лиза одной рукой быстро кончила штопку. Заплела распустившуюся косу и легла.

— Вета, я не могу понять, как ты одной рукой можешь всё так хорошо и скоро делать?

Лиза засмеялась.

— А мне всегда хочется спросить тебя, Ниночка, неужели возможно так легко и быстро ходить на протезе? И как это выходит у тебя?

— Я же привыкла!..

— Вот и я тоже, — улыбаясь, сказала Лиза. — Мне было три года, когда я потеряла руку.

— Как это?.. — начала Нина и остановилась, вспомнив, что подруга не любит говорить о своем несчастье. Лиза лежала молча. Казалось, что она нарочно притворяется спящей. Неожиданно она заговорила:

— Я хорошо помню этот день, хотя была совсем маленькая. Жили мы за городом. Около дома — большой сад, куда меня пускали одну. Летом я целые дни проводила там. Однажды прибежал девятилетний двоюродный братишка. Он стащил у отца ружье и отправился охотиться. Увидев меня, крикнул: «Я тебя застрелю!». Я не поняла его слов, но инстинктивно подняла руку. Он спустил курок. Что было потом, — не помню. Знаю, что долго лежала в больнице. Когда привезли меня домой, мама всё плакала. А мне так неловко было с одной рукой…

— А как ты сюда попала?

Лиза долго не отвечала. Видимо, в ее памяти возникали, картина за картиной, годы детства. Потом, словно подводя итоги, она спокойно сказала:

— Ты спрашиваешь, как я попала сюда? Да как все: из больницы. В блокаду мама всё готова была отдать мне. Себя совсем забывала… Сберегла меня, а сама погибла… и папа тоже… Я после их смерти заболела и долго лежала в больнице. Когда привезли сюда, Тамара Сергеевна, как мать, приласкала меня. Первое время даже брала на праздники к себе. И товарищи помогли мне справиться с горем. Они такие же сироты, как я. Теперь я так привязалась к Тамаре Сергеевне и детдом считаю своей семьей. Вот и всё!..

Лиза закуталась в одеяло и закрыла глаза.

Надя, проведя сбор, торопилась домой. Ей надо еще позаниматься. Варя аккуратно является по воскресеньям и не дает пощады своей приятельнице. Надя даже немного побаивается ее и выкраивает часы для занятий. А времени у нее совсем мало. Зато работа в детдоме идет хорошо… Девушка задумалась. Ей хочется еще лучше и содержательнее сделать жизнь детей. Она привязывается к ним всё сильнее.

«Надо завтра… Да, завтра же воскресенье, Варя придет! А я к геометрии еще не прикоснулась и задач по алгебре не решала… И так спать хочется! Лучше пораньше встану…» — Едва коснулась головой подушки — заснула.

В шесть часов утра она уже сидела за учебниками. На свежую голову не только сделала всё намеченное, но и повторила плохо усвоенное ею накануне.

Довольная встретила Варю. Они сели заниматься. В это утро почему-то всё у них спорилось. Кончили раньше обычного, и Варя сказала:

— А сейчас собирайся к нам! Сегодня день моего рождения. Только пойдем через парк, погуляем; хорошо?

Занятая с утра до вечера, Надя мало обращала внимания на окружающее. Только сейчас, в парке, она заметила, что снег уже тает, а солнышко греет по-весеннему. Варя, смеясь, пошла по насту. Провалилась!..

— Давай пробежимся по дорожке!

Деревья стоят темные, влажные. Около них — розетками проталинки. Носятся стайками воробьи, и трамваи звенят так, как бывает только весной. Девушки вперегонки бегут по аллее. Беспричинно смеются. А небо — синее, синее!.. И будто ленинградцы сегодня веселее, радостнее, чем обычно. А сколько ребят!

Подружки вышли на Невский.

— Кино!.. Пойдем?

— Что ты! Еще рано.

— Нет, уже открыто! — и Варя тащит Надю, покупает билеты.

Девушки сразу находят свои места.

— Надя, повернись! На тебя кто-то глядит… Вон там, в углу!.. Ты его знаешь?

В это время потушили свет, и девушки, забыв обо всем, следят за картиной.

Сеанс кончился. Подруги торопятся к выходу.

— Пойдем скорее! Мама, наверно, сердится. У нее пироги остынут!..

Кто-то их останавливает:

— Надя, это ты… вы?..

Девушка смотрит на стоящего перед ней высокого юношу.

— Не узнаете?.. Вячеслав Жуков… В школе…

— Славка! Какой же ты большущий вырос!

Надя знакомит с Вячеславом подругу:

— Это мой школьный товарищ. Как он изменился! В плечах — косая сажень! А почему военная форма?

— Бывшая. Видишь ведь, без погон. Гражданской одеждой я еще не обзавелся. А ты не меньше меня изменилась, Надя. Совсем взрослой выглядишь… Да и командовать научилась. Помнишь, как стену ломали около парткабинета?

— Еще бы! — засмеялась Надя. — Ты сидел верхом на стене и старательно выдирал кирпичи. Весь покрылся известкой, даже волосы седыми казались. Я кричала тебе снизу, а ты ничего не слышал.

— Славно мы тогда поработали!

Варя подумала, что старых друзей лучше оставить одних: «Наверно, о многом им надо поболтать! Всё равно они быстро идти не смогут; будут вспоминать».

— Надя, я побегу домой, а ты приходи через час. Смотри, не опоздай!

Варя не позвала Вячеслава к себе. Ей хотелось этот день провести вдвоем с подругой.

Надя пришла не через час, а значительно позже. Варя ожидала ее с нетерпением. Они торопливо пообедали и побежали в театр на «Лебединое озеро».

Первый раз в жизни Надя видела балет. Она следила за каждым движением Одетты и Принца. Музыка Чайковского покорила, очаровала девушку.

Вернувшись из театра, Надя долго не могла заснуть. Было так много впечатлений. Тянуло поделиться с кем-то близким, дорогим, рассказать о виденном и пережитом. Кому же другому, кроме Люси, она могла доверить свои мысли?

Проходили часы, а Надя писала страницу за страницей. Кончила. Заклеила конверт, написала Люсин адрес. Было уже поздно, но спать не хотелось. Надя лежала с открытыми глазами. Вспоминала, как они с Люсей в колхозе, проговорив полночи, засыпали, забравшись в стог сена…

Утром она проспала, даже без чая убежала. У калитки детдома столкнулась с Лизой. Та торопилась в школу и на ходу крикнула:

— Мы вас вчера весь день ждали, Надежда Павловна! Хотели предупредить: наша шапочная мастерская закрывается. Давайте займем ее помещение и сделаем там пионерскую комнату!

Лиза убежала. Предложение ребят понравилось Наде. Она представила себе, как можно улучшить, оживить пионерскую работу, имея отдельное помещение. Но сейчас же подумала: «Не дадут комнату! Она нужна для учебной части. Ни за что не уступят!.. А может, и дадут?.. Комната длинная, узкая, с одним окном. Для классных занятий неудобна…»

Ребята рассеяли сомнения Нади. Они уже всё обдумали, выработали план действий и заявили своей старшей пионервожатой:

— Без комнаты нам невозможно! Помещение шапочной мастерской должны передать пионерам!

— Мы умрем, а отстоим его! — заявил Коля, грозно выступая вперед.

— Да ты, кажется, серьезно собираешься драться? С кем же? — улыбаясь, спросила Надя.

Ребята засмеялись, но снова озабоченное выражение сменило улыбку на их лицах.

— Надежда Павловна, ждать нельзя! Надо немедленно идти к Тамаре Сергеевне!

— Скорее идемте, пока не пришел завуч! — зашумели дети.

В это время Надю вызвали к директору. Пионеры бросились за ней.

— Нельзя! — остановила их Надя. — Если понадобится — я вас позову.

— Неужели мы проворонили комнату? — с тревогой сказала Маша.

Больше всего пионеры боялись, что освободившуюся мастерскую займет завуч. Тихон Александрович недавно поступил в детдом. Небольшого роста, со впалыми щеками, он горбился, как старик, хотя ему было не больше сорока лет. Он мало говорил и часто погружался в глубокую задумчивость. Если к нему обращались в такую минуту, он словно просыпался. Оживлялся только на уроках. Преподавал он русский язык. Объяснял всё просто, понятно и всегда добивался, чтоб ученик усвоил пройденное. За короткое время ребята значительно лучше стали знать предмет. Всё же их пугала замкнутость нового завуча. Он никогда не бранил учеников, но и не хвалил. Словно не замечал их.

Нина вспомнила, что совсем недавно Тихон Александрович просил помещение у директора.

— Да, да! — подхватил Юра. — Завуч говорил, что ему негде хранить учебные пособия.

— Наверно, Тамара Сергеевна отдаст комнату ему! — печально сказала Маша.

Ей не возражали, но каждый старался придумать какой-нибудь выход.

Вдруг заговорил Гоша. Он последнее время работал с Лизой в стенгазете и хорошо ей помогал, хотя всё еще дичился и редко выступал на собраниях. Ограничивался обычно несколькими резкими словами и замолкал. Вот и сейчас раздался его глухой голос:

— Что вы все испугались? «Завуч, завуч!» Не съест он вас! Он еще лучше других. Да и шкафы ему уже дала Тамара Сергеевна. Что вы смотрите? Говорю, дала шкафы!

— А куда он их поставил?

— У директора в кабинете.

Кузин заметил недоверчивый взгляд Юры.

— Не веришь? А я сам носил туда вещи. Тихон Александрович их устанавливал.

Ребята оживились.

— Значит, он не станет отбирать у нас комнату!

— Но зачем Надежду Павловну вызвали к директору? И как долго она не возвращается!..

— Может быть, пойти всем на выручку? — предложил Коля.

— Не торопись, Чемпион! Мы, пионеры, должны быть дисциплинированными. Кроме того, Надежда Павловна сумеет постоять за нас, — как всегда спокойно остановила его Лиза.

Дверь отворилась. В комнату быстро вошла Надя. Лицо у нее пылало, но в глазах был веселый блеск. Пионеры бросились ей навстречу.

— Знаю, знаю, как вы здесь волновались! — сказала Надя. — Сейчас я расскажу всё по порядку… Оказывается, Тамара Сергеевна звала меня совсем по другому вопросу. Но я сразу же заговорила о том, что пионеры просят передать им шапочную мастерскую. В это время вошел завуч. Я замолчала. А он поздоровался и не ушел, а сел на диван. Тамара Сергеевна обратилась ко мне:

— Ну, что же вы остановились? Продолжайте!

Я подумала: «Всё равно завуч, наверно, предъявит свои требования. Но пусть он узнает, как нам трудно!» — и рассказала всё: «Без комнаты нам работать невозможно. Посмотрите, Тамара Сергеевна, весь ваш кабинет завален макетами. Вещи наши рвутся, ломаются. Вы понимаете, что так нельзя!».

Завуч головы не повернул, ни одним словом не обмолвился. Сидел и слушал. А потом мне сказал, — знаете что?

Раздалось сразу несколько голосов:

— Наверно, требовал отдать ему нашу комнату?

— Нет. Он сказал, что должен был первый проявить инициативу и хлопотать для вас об этом помещении: «Вы предупредили меня, это хорошо! Впредь всегда рассчитывайте на мою помощь. Тамара Сергеевна, прошу вас закрепить за пионерами освободившуюся комнату!».

— Так и сказал?

— Его в окопе землей засыпало, — неожиданно с жаром заговорил Гоша. — Сколько часов он там пролежал! Почти мертвого отрыли. Вот он какой! Он контуженный, потому так и ходит! А вам кажется, что он злой.

Ребята не стали расспрашивать Кузина, откуда он это знает. Они и так поняли, что неверно судили о Тихоне Александровиче.

После ужина дети принялись мыть и убирать свою комнату. Окна, пол, стены — всё так было начищено, не налюбуешься! Казалось, лучше и быть не может.

Утром заглянула Тамара Сергеевна. Она похвалила пионеров за наведенный порядок и сказала:

— Сейчас я пришлю вам вещи.

Вернувшись с классных занятий, ребята увидели белые занавески, ковер на полу и стол, накрытый вышитой скатертью. Освещенная солнцем комната казалась такой нарядной и привлекательной.

— Как хорошо у нас!

— Смотрите, диван принесли!

— Здесь я повешу стенгазету, — говорила Лиза.

— А я устрою выставку рисунков.

— А где мы макеты будем хранить? Давайте выстругаем сами полки…

Пионеры были счастливы. Они имели теперь возможность собираться и работать. И когда Надя обратилась с предложением хорошо использовать полученную комнату, сделать ее любимым уголком детдомовцев, пионеры в один голос ответили:

— Так и будет!

На сборе решили выпустить внеочередной номер стенгазеты и помочь Нине устроить выставку. Всё было выполнено в три дня. На стенах развесили акварели Нины. Они обращали на себя внимание. Педагоги говорили, что они сделаны с большой любовью и несомненным талантом. На столах разложили альбомы с рисунками других ребят и вышивки девочек. Особенно выделялись работы Гали.

Тамара Сергеевна, когда всё было готово, привела с собой завуча. Он долго молча рассматривал всё, потом, улыбаясь, сказал:

— Молодцы, пионеры!

Глава восьмая

Выходной день. Спать можно, сколько хочется. Торопиться не надо: у Вари срочная работа на фабрике, она сегодня не придет.

— Вот закрою глаза и буду спать до двенадцати часов.

Сквозь плотно сжатые веки Надя чувствует, как солнечный луч пробежал по лицу. Еще и еще… Солнце не уходит, а всё сильнее светит. Девушка с усилием открыла глаза, — и сон сразу пропал. Уж очень хорош апрельский день!

Надя чистит, моет свою крохотную комнатку. Стоя на табуретке, она едва дотягивается до верхних стекол окна. Хочется открыть его, выставить зимнюю раму, но страшно замерзнуть: на улице еще не весь снег стаял.

«Подожду немного! А пока надо будет купить каких-нибудь цветов в горшках. Гораздо уютнее будет в комнате. Совсем я ее запустила!..»

Девушка передвинула кровать. На стол постелила чистую бумагу. Стул переставила иначе. Больше никакой мебели у Нади не было.

Она осмотрела свое по-новому прибранное жилище и нашла, что стало значительно лучше. Прежде здесь жил сын квартирной хозяйки. Он уехал в длительную командировку. На время его отсутствия Надя сняла его комнату.

Полюбовавшись наведенной частотой, девушка вытащила учебники. Она уже привыкла заниматься. Правда, двигалась вперед медленно, но всё-таки не стояла на месте.

Часа три работала, не разгибая спины. Усталая, подошла к окну. С пятого этажа далеко виден город. По вечерам Надя любила смотреть в окно на улицы, освещенные фонарями, на трамвай, мелькавший за поворотом. Утром еще дальше видно. Парк пока голый, там еще снег. Но весна заглянула всюду. Даже омытые, чистые крыши дышат теплом. А верхушки деревьев уже распушились, скоро брызнет первая зелень. И дорожки растаяли, вода на них блестит…

Невозможно сидеть дома в такую погоду!

Надев пальто, девушка спускается по лестнице. Она прыгает через две ступеньки, а где и на перилах прокатится.

— Старшая пионервожатая! Хороший вы пример подаете своим воспитанникам!.. — Надя быстро соскочила с перил, но, увидев Славика, засмеялась:

— Не пугай! Лучше сам прокатись!..

— Спасибо! Ни малейшего желания не имею. А ты куда это полетела? — спросил Слава.

— Погулять захотелось. Весна соблазнила. А ты — ко мне?

— Вернее — за тобой. Меня тоже потянуло за город, в лес.

— В лес? Это же далеко!

— Через полчаса будем там. Ты не знаешь здешних окрестностей, Надя!

Всё произошло как-то очень быстро. Вот они уже в вагоне. Поезд двинулся. Слава о чем-то рассказывает. Надя не слушает его. Она смотрит в окно. Уже скрылись пригородные постройки. Поля… А вот и лес…

— Пора выходить! — говорит Вячеслав.

Перепрыгивая через лужи, они поднимаются на гору. Здесь почти сухо. На иглах молодых сосенок капельки воды блестят, как драгоценные камни. Листья брусники совсем зеленые. А шишек сколько! Надя, собрав их целую пригоршню, бросает в Славу. В ответ он метко прицеливается. Шишки попадают в волосы девушки. Надя трясет головой и тоже отбивается шишками.

А весеннее солнце греет. Уже сняты пальто и брошены под сосну. Забыта игра в шишки. Девушка предлагает пробежаться с горы. Она не бежит, а летит. Славик не поспевает за нею. Вот он споткнулся, упал и покатился по крутому склону. Надя давно уже внизу и смеется над товарищем.

Вячеслав недоволен собой. Сейчас больше чем когда-либо ему хочется быть ловким и красивым. Он чистит надетый в первый раз костюм, не глядя на девушку. Надя замечает это и заботливо спрашивает:

— Не разорвал пиджак?.. Не ушибся, Славушка?..

— Что ты! Я же нарочно катился. Так мягко по мху скользить!

Надя прекрасно понимает, что это было не нарочно, но молчит, чтобы не портить ему настроение.

Надышавшись вволю лесным воздухом, усталые, голодные, они медленно идут к станции. В поезде Слава вдруг вспоминает:

— Я ведь захватил с собой письмо матери. Одно место в нем твоя бабушка диктовала. На, почитай! Вот отсюда к тебе относится:

«Скажи Надежде, внучке моей: стыдно забывать бабушку. Валентина моложе ее, а каждую неделю письма шлет. Зову ее на лето к себе — отказывается. Пишет, что ей в детдоме очень хорошо и Люся ее не забывает.

Что же ты молчишь, Надя? Может, нездорова? Может, плохо тебе? Тогда приезжай ко мне. Место найдется, и куском хлеба не обойду».

Читая письмо, Надя покраснела. Ей стало стыдно перед Вячеславом. Он тихо сказал:

— Не печалься… Напиши сегодня же. Сразу легче станет.

— Славушка, вовсе я не забыла о бабушке. Каждый день начинаю писать и всё откладываю. Конечно, нехорошо это!

— А летом ты не собираешься в родные места, отдохнуть?

— Нет, что ты! Я вместе с детдомовцами на дачу поеду.

— Ты что же, твердо решила стать педагогом?

— А разве я тебе не говорила об этом?

— Нет.

— Я давно решила, что воспитание детей — это мое призвание. Боялась только, справлюсь ли… Приехав сюда, — пионервожатой поступила. Хотела проверить себя.

— И что же? Получается?

— Кажется — да. И мне нравится эта работа! Я сделаю всё, чтобы стать хорошим педагогом.

— Почему-то я не могу представить тебя учительницей. Мне, например, эта специальность кажется не такой уж интересной. Я всегда любил книги о великих путешественниках и замечательных открытиях. Но когда поступал в университет, не думал, что наука так меня захватит. Теперь всё свободное время провожу в библиотеке. Надо много знать, если мечтаешь поехать в экспедицию. А я не только мечтаю, а наверняка поеду на следующий год. Если б ты знала, как много надо работать! Я хочу знать, искать и находить. Еще и на нашу долю осталось много неизведанного. Какое счастье, Надя, добиваться, работать для нашей Родины! Быть гражданином Советского Союза — это не только большая честь, это обязывает каждого из нас сделать как можно больше для своей страны. И мы сделаем! Верно, Надюша?

— Да!

— А я думал, ты в университет собираешься… Поступила бы на геофак. Вместе в экспедицию поехали бы. Хорошо!.. — мечтательно сказал он.

Задумавшись, Надя не ответила ему. Она представила себе, как путешествует по далеким, еще не исследованным странам.

«…Искать, увеличивать богатства Родины… Как это увлекательно! Взбираться на высокие горы… Идти дремучими, непроходимыми лесами… Везде подстерегают опасности, но я же буду не одна. Товарищи, Слава всегда выручат… А может, и я его спасу когда-нибудь… Надо научиться стрелять… О чем это я размечталась!» — подумала она. Вспомнила о ребятах…

— Нет, Славик! Твоя профессия хороша, но работать над воспитанием человека — это гораздо важнее, — сказала, прощаясь с ним у ворот, Надя.

Весна! Она врывается всюду. Старшие воспитанники детдома попросили выставить в их комнатах зимние рамы. Стало немного свежо, зато какой воздух! В саду еще лучше. Всё свободное время ребята проводят вне дома. Двор уже подсох. Его вымели, прибрали. Среди пробивающейся зелени нелепо торчит вышка ледяной горы. Зимой горка была любимым развлечением. Сейчас она отнимает много места и напоминает о холодных днях.

— Убрать бы ее… Как вы думаете, Иван Иванович? — спрашивают ребята.

— А зимой снова строить? Плохие вы хозяева! Мы скоро на дачу уезжаем. Вернемся к сентябрю. Много ли времени до снега останется?

Дети неохотно соглашаются с доводами Ивана Ивановича. Футбольная площадка перекочевывает в менее удобную часть двора.

Не имея возможности принимать участие в шумных, веселых играх, дети с парализованными и ампутированными ногами целые часы просиживали за шахматами.

В пионерской комнате — необычайно тихо. Подходя к двери, Надя подумала, что ребят там нет. Но их сегодня оказалось больше обычного. Они сидели молча, внимательно следили за каждым ходом юных шахматистов. Больше всех увлекался шахматами Юра Жилеткин. Он всегда выходил победителем. Мальчик начал читать литературу о шахматистах, узнал о Чигорине и всем рассказывал о нем. Вместо прежней клички «трамвайщик» ребята стали звать его «Чигорин». Новая кличка больше нравится ему. За «трамвайщика» детям от него попадало: Юра не любил, когда его так звали; протез и так постоянно напоминал ему о непоправимом. Он как сейчас помнит приезд из деревни в Ленинград, свое желание показать городским мальчишкам, что он не хуже их. Жилеткину на всю жизнь врезался в память красный вагон трамвая. Мальчишки на ходу садятся. Кричат: «Юрка, прыгай!». Ему страшно. Боится. Товарищи дразнят его, называют трусом. Разве можно перенести такое обидное слово? Полный отчаяния, Юра бежит за трамваем. Прыгнул… Очнулся уже в больнице.

На расспросы, где потерял ногу, Жилеткин сердито говорил:

— Пусть бы лучше смеялись надо мной… Куда я такой? — и указывал на протез. — Эх, если б я тогда знал, как без ноги плохо! Мне и в голову не приходило, чем это может кончиться…

Надя не стала мешать шахматистам. Она пошла в швейную мастерскую, где девочки шили летние платья. Каждая шила не себе, а своей подруге, изо всех сил стараясь сделать платье нарядным и непохожим на другие.

Надя видела, как Гале трудно делать примерку. Машенька всячески старалась помочь ей. Она встала на колени, чтобы девочка могла дотянуться до ее плеча. Чтобы правильно вметать рукава, требуется большое уменье. Увидев пионервожатую, мастерицы спросили ее:

— Когда же на дачу, Надежда Павловна?

— Рано вы собираетесь! Еще занятия не кончились.

— Скорее бы! Мы давно-давно не были за городом. Забыли даже, как выглядят лес и поле… — И Галя задумчиво посмотрела в окно.

— В этом году дача у нас будет. Недели через две мы, наверное, выедем, — сказала Надя. — А до отъезда я хочу сводить вас во Дворец пионеров. Постарайтесь, чтобы переходные отметки у всех были хорошие!

Дождливая весна в этом году. На дворе — сыро и грязно. Иногда совсем ненадолго выглянет солнышко, и всё подсыхает. Буйно, радостно вылезают крапива и одуванчики. Почки на деревьях набухли. Тополь уже зазеленел. Его клейкие блестящие листочки издают острый и пряный запах. Ребят тянет на воздух. Во дворе — большие лужи. Хочется пошлепать, побрызгаться в них, окатить товарищей водой. Да мало ли весной приятных, но недозволенных развлечений!

И всё же дети только короткие часы проводят на улице. У них сейчас самое горячее время. Последние дни последней четверти… Надо, чтобы она была хорошей. Напряженно работают все, а пионеры — особенно. Они уже осознали себя ведущей силой, инициатива во всем хорошем, нужном, всегда принадлежит им. За ними подтягиваются остальные воспитанники.

— Мы не имеем права получать двойки. Мы же пионеры! — убеждает Лиза своих товарищей.

И даже физически слабые дети стараются не отставать, хотя учиться им становится всё труднее: они чувствуют себя хуже к весне.

На педагогическом совете Тамара Сергеевна сообщила результаты учебного года:

— У нас все ученики перешли в следующие классы. Отметки у большинства хорошие. На второй год осталось четыре человека, — им запретил заниматься доктор. Как только установится теплая погода, перевезем воспитанников на дачу.

После окончания учебного года у детей много свободного времени. В мастерских уже приготовлены летние платья и туфли. Старшим воспитанникам Иван Иванович доверил окраску кроватей. С большим усердием и тоже раньше срока окончили и эту работу. Всё готово для переезда на дачу. Дело портит погода. Опять льет дождь, и, кажется, нет ему конца.

— Ехать в такой холод невозможно. Мы простудим детей, — говорит Тамара Сергеевна.

— Мы оденемся в шубы и калоши. Пожалуйста, доктор, скажите директору, что мы не простудимся! — просят ребята.

Но доктор неумолимо твердит одно:

— Лучше здесь переждать ненастье, чем там. Дачи всю зиму стояли нетопленные. Вы заболеете и вместо дачи попадете в больницу.

Доктор умел всё предусмотреть. Эпидемий в детдоме не было. Дмитрий Яковлевич прекрасно знал каждого воспитанника и сразу замечал малейшее недомогание.

Детям скучно. Дождь всё идет — мелкий, похожий на осенний. Холодный ветер гонит тяжелые низкие облака.

Воспитанников, имеющих родных в Ленинграде, отпустили домой.

— Только не запаздывайте! Дня через два возвращайтесь в детдом, — предупредила Тамара Сергеевна.

В раздевалке мать и сестра ждут Машу. Она больше двух лет не была дома. Первый раз идет к родным. В блокаду, во время воздушного налета, Маша была в булочной. После взрыва бомбы часть стены обрушилась. Девочку придавило. Ее скоро откопали и отправили в больницу. Только теперь, после ряда сложных операций, она стала выздоравливать. Маше еще трудно держаться на костылях, но ходить она будет.

В детдом ее привезли из больницы недавно. Слабая, измученная тяжелой болезнью, она первое время чувствовала себя здесь одинокой. Галя поняла состояние девочки и старалась развлечь ее. Она научила ее вышивать гладью, показала узоры. Девочке понравилась эта работа. Галя не позволяла ей вставать, сердилась, если Маша бралась за костыли:

— Неужели не можешь потерпеть? Дмитрий Яковлевич пока запрещает тебе двигаться.

Маша покорно делала всё, что требовала от нее подруга.

В последнее время доктор разрешил ей ходить. Она сделает несколько шагов и уже устает. Сейчас девочке очень хочется побывать дома, но и Галю оставить жалко. Они с каждым днем всё больше привязываются друг к другу.

— Если б можно было взять ее с собой! Мама, наверно, позволила бы, но Галя даже до ворот добраться не может…

Подруга заметила опечаленное лицо Маши и, обнимая ее, зашептала:

— Как я счастлива, Машенька! Ты скоро вернешься и столько нового мне расскажешь. За меня не беспокойся: мне надо докончить вышивку, и скучать я не стану.

Маша уехала…

Первую половину дня Галя старалась занять себя работой, и это удавалось ей. Потом всё стало валиться из рук. Пусто и скучно было без подруги. Закралось сомнение: «А если Маша станет ходить, ей же веселее будет с другими девочками? Вдруг она уйдет от меня?..»

Подошла Лиза. Она погладила Галю по волосам и задушевно сказала:

— Не тоскуй… Машенька скоро вернется. Она очень любит тебя. Такой друг никогда не забудет!

Гале показалось, что Лиза словно заглянула ей в сердце. Они вместе отправились в мастерскую. Там собралось много девочек. Показывая им новый узор, Галя как-то успокоилась и не заметила, как прошло время. Вечером воспитанники средней группы нашли в классе ведро глины. Его забыли здесь после урока лепки. Дети попросили у Ивана Ивановича разрешения взять ведро в свою комнату:

— Погода скверная. Мы займемся лепкой.

Иван Иванович охотно согласился. Он рассадил ребят и раздал им глину.

Занятие увлекло мальчиков. Одни делали кошек, собак. Другие старались вылепить пушку, танк, самолет. Скоро готовые игрушки уже стояли на окне.

Игорь с детства любил море. Он задумал сделать модель миноносца. Работая, затянул свою любимую песню:

Корабли плывут морями

По широкому пути,

Скоро станем моряками,

Нам бы только подрасти.

Товарищи вторили ему. Под песню работалось еще веселее.

Перед ужином мальчики всё убрали на место. Ведро с глиной оставили в комнате. Думали — на следующий день опять будет дождик.

После ужина Надя позвала всех на репетицию. Она готовила ребят к выступлению на даче.

Иван Иванович, сдавая вечернее дежурство, сказал медсестре, что он обошел все спальни. Воспитанники спали спокойно. И только утром Тамара Сергеевна узнала, что́ произошло в комнате мальчиков.

Она спросила ребят:

— Кто нарушил дисциплину?

Мальчики молчали. Потом заговорил Игорь.

— Это вышло случайно! — пытался объяснить он. — Мы почему-то долго не могли уснуть. Когда Иван Иванович делал обход, мы притворились, что крепко спим. Он ушел. Кто-то шепнул: «Теперь к нам долго никто не зайдет. Сестрица всю ночь провозится с маленькими. Давайте играть в войну!». Из глины слепили пули и гранаты…

— Кто же всё это начал? — допытывалась Надя. — Неужели пионеры?

Ребята стояли опустив головы. Они не знали сами, как началась «война», и честно ответили:

— Разве мы видели, кто в кого палил? Это же сражение!..

Тамара Сергеевна подняла занавеску, и яркое утреннее солнце залило комнату. Оно еще больше подчеркнуло разрушения, причиненные недавней битвой.

— Посмотрите, что вы натворили своей войной! — Тамара Сергеевна указывала на грязные наволочки, простыни, на стены, залепленные глиной. — А сами на кого похожи: в волосах глина, руки грязные, носы распухли, под глазами синяки! Наверно, и кулаки в ход пустили?..

Притихшие ребята увидели следы ночного побоища; а посмотрев друг на друга, вояки не могли удержаться от смеха.

— Мы всё уберем сами, — виновато сказали они.

На помощь товарищам пришли девочки. Они сменили постельное белье, помогли вымыть и вычистить комнату.

Надя с удовольствием наблюдала за добросовестной работой детей. «Набедокурили, теперь стараются исправить последствия. Кажется, они сильно выросли за это время, стали самостоятельными и научились действовать коллективно», — подумала она.

Наконец погода установилась. Все заторопились на дачу. Отъезд назначили через два дня.

— А как же с приглашением во Дворец пионеров? — сказала Екатерина Казимировна. — Ведь мы завтра должны идти туда.

— Верно!.. Я же совсем забыла об этом! — спохватилась Надя. — Что теперь делать? Завтра мы с Иваном Ивановичем везем вещи на дачу: надо приготовить ночевку для детей…

Ребята, узнав, что есть билеты во Дворец пионеров, закричали:

— Пойдемте! Пойдемте!.. Вы же обещали показать нам дворец!..

Екатерина Казимировна поддержала воспитанников:

— Я попрошу Тамару Сергеевну назначить кого-нибудь другого вместо вас.

Утро выдалось замечательное. Стало совсем тепло. Запоздавшая весна, наконец, вступила в свои права. Деревья зазеленели. Травой порос двор. Стаями носились воробьи, дрались, пищали.

У открытых окон толпятся пионеры. Они не спускают глаз с калитки и ждут, ждут нетерпеливо.

Каждую проезжающую по их тихой улице машину встречают криком:

— За нами приехали!..

Разочарованно говорят:

— Мимо!.. — и опять ждут.

Но вот по двору пробежала сторожиха: она еще издалека увидела машину и спешила предупредить воспитателей. Пионеры сразу поняли, что машина пришла, а шум подъезжающего автобуса подтвердил их догадку.

Ребята без приглашения бросились к выходу…

Вот и Дворец пионеров. Екатерина Казимировна помогла детям выстроиться. Надя выровняла колонну ребят. Их было тридцать человек. Безмолвно поднялись они по ступенькам. Дежурные пионеры широко открыли двери. Детдомовцы только в сказках читали о прекрасных дворцах. А сейчас сами увидят… Снимая пальто, ребята нетерпеливо толпились у вешалки. Более здоровые раздевались быстро. Им хотелось скорее всё посмотреть, но приходилось ждать других. Как долго они копаются!.. Наконец-то все в сборе! Снова построились. Белая мраморная лестница, покрытая ковром. Они поднимаются по ней. И чем дальше они идут, чем больше видят, тем острее вспыхивает, разрастается в них чувство восторга…

— Неужели и нам принадлежит этот дворец?

— Да ведь вы же юные ленинцы!

В огромных залах, среди собравшихся здоровых детей, детдомовцы почувствовали себя членами большой пионерской семьи. Они скоро приобрели друзей. Пионеры — участники различных кружков — прекрасно знали свой дворец. Они тащили детдомовцев в разные стороны. Каждый показывал свое:

— Смотрите, какая огромная зеленая лягушка!

— А здесь — комната сказок!

— Вот кино!..

— Пойдемте наверх, в комнаты Ленина и Сталина!

После шумных залов здесь особенно тихо, хотя одна группа пионеров сменяет другую. Говорят шёпотом. Подолгу рассматривают выставленные фотографии, картины и скульптуры. Руководители рассказывают о детстве вождей.

Детдомовцы много читали раньше о Ленине и Сталине; здесь они проверяют свои знания и пополняют их. Им всё дорого в этих комнатах, всё врезывается в память.

В соседних залах их уже поджидают, новые друзья показывают все уголки чудесного дворца и все его сокровища. Они бережно, заботливо относятся к больным детям.

Но пора возвращаться домой. Надя и Екатерина Казимировна едва собрали своих разлетевшихся птенцов. Дети отказывались уходить. Их целиком захватил волшебный дворец.

— Приходите опять, и поскорей! Вы не всё еще видели! — кричали пионеры, провожая детдомовцев.

Поминутно оглядываясь, медленно спускались ребята по белой мраморной лестнице. Коля шел, опустив голову. Внезапно он повернулся к приятелю:

— Юрка, давай так жить и учиться… — Мальчик остановился, не зная, как передать свои мысли. Потом докончил: — Мы должны, должны отблагодарить Родину за заботу о нас. Верно?

Часть третья

Глава первая

Жизнь побеждает

Автобусы миновали город, несутся по извилистому шоссе. Оно еще влажное, блестит. По краям дороги кустарники, дальше — нежная зелень полей. Озимые хлеба ровным ковром протянулись до самого горизонта. Небо сливается с полями. Необъятными кажутся они детям. Прижавшись к окнам автобуса, ребята затихли. Их поражают открывшиеся просторы. Всё ново, незнакомо, всё занимает их. Первый раз после войны они едут на дачу. Как выглядят поля и леса, большинство из них не помнит или даже не знает. До войны многие были еще совсем малы. Каждый поворот дороги, речки, мост — всё занимает.

— А что это? — спрашивает маленькая Дунюшка.

— Это коровы! — объясняет ей Галя. — Разве ты не помнишь, я показывала тебе их на картинке?

— Какие они большие!..

— Смотрите, поезд идет!.. — и все бросаются на одну сторону, а с другой уже кричат:

— У нас подбитый немецкий танк!..

— А у нас курочки!..

— Самолет!..

— Дети, осторожнее, вы же упадете! Не высовывайтесь в окна!..

Разве их остановишь! Теперь уже ничего не укроется от любопытных детских глаз. Молчание, которое царило в первые минуты пути, сменилось бурной, озорной радостью, и если кто падал с сиденья и ушибался немного, разве это важно? Незаметно прошли два часа. Уже приехали…

— Выходите!.. Осторожно!.. Не толкайтесь!..

— Да нас качает, стоять не можем!

Каждый торопится вылезти первым, первым всё осмотреть. Столпились у дверей. Каждому хочется вперед выскочить. Держатся друг за друга. Только вмешательство старших приводит всё в порядок.

Надя пыталась построить ребят в колонну. Ничего не вышло! Пока она устанавливала первые ряды, задние уже ковыляли к дому. Тихий сад и пустая дача ожили. К голосам ребят прибавилось чириканье воробьев, карканье ворон. Надя старалась собрать малышей, но они рассыпались по саду. В это время воспитатели распределяли ребят по комнатам. Из открытых окон кухни пахло так вкусно! Обед на свежем воздухе показался необыкновенным.

— Прибавки!.. И мне!.. И мне!.. — кричали со всех сторон дети.

Повара с удовольствием подливали горячий суп в тарелки. Доктора радовал хороший аппетит воспитанников; в городе приходилось уговаривать, особенно слабых детей.

Утомленные массой впечатлений, дети и спать захотели раньше. А завтра? Завтра опять всё новое. И сколько будет таких дней, целое лето! Поставив около кроваток костыли, протезы, с наслаждением растянулись на мягких постелях. Такой счастливой, полной радости показалась им жизнь!

Уложив малышей, Надя пошла отыскивать свое новое жилище. Она не знала еще, где ее комната. Проходя мимо домика, в котором разместились старшие девочки, на ступеньках крылечка она заметила Лизу. Придерживая рукой раскрытую книгу, девушка не читала. Она сидела, подняв голову. Казалось, Лиза внимательно следит за последними лучами солнца. Когда Надя окликнула ее, девушка не отозвалась.

— О чем ты мечтаешь, Лиза? — подойдя ближе, спросила Надя.

— Я не мечтаю… Я просто думала. Осенью мне исполнится семнадцать. В детдоме я дольше оставаться не смогу. У меня нет родных… Где я буду жить? В техникуме или педагогическом училище есть общежития, я могу поступить туда. Но техникум меня не привлекает! С детства мечтаю об университете. Я перешла сейчас в девятый класс. Считаюсь первой ученицей. Сделаю всё, чтобы кончить с золотой медалью. Тогда меня, наверное, примут на математический факультет. Я уверена в этом. Меня так привлекает научная работа! Лучшего пути в жизни быть не может. И отсутствие руки тут не помешает… Надя, голубушка, помогите мне остаться здесь до окончания школы!

— Зачем ты так беспокоишься, Лиза! Тамара Сергеевна давно хлопочет о тебе в райсобесе. Если там откажут — придумаем что-нибудь другое. Отдыхай спокойно и не тревожься об этом. Ты при всех условиях будешь учиться в школе.

Большие глаза Лизы заблестели. Она крепко сжала руку Нади. Понимая состояние девушки, пионервожатая перевела разговор:

— Что ты читаешь, Лиза?

Та, задумавшись, не сразу поняла, о чем ее спрашивают.

— Читаю?.. Вы спрашиваете, что читаю? Это биография Лобачевского. Мне одноклассница дала… Ее отец профессор. Он советует нам еще в школе познакомиться с великими русскими математиками. И вообще — «Жизнь замечательных людей» мне нравится читать больше, чем романы. А вот «Неэвклидову геометрию» плохо понимаю… А вы читали ее, Надя?

— Нет, я же не буду математиком, — торопливо ответила та, поднимаясь с крылечка. Какое-то внутреннее беспокойство и неприятное ощущение осталось у нее после разговора с Лизой. И не только «Неэвклидова геометрия», о которой она и не слыхала, задела Надю. Нет! Она давно наблюдала за Лизой. Уменье девушки заниматься в самых тяжелых условиях, ее целеустремленность, побеждающая все препятствия, желание знать и добиваться знаний — вот чему завидовала Надя.

«Путь таких, как Лиза, Слава, — ясен, и они без колебаний идут по нему. Я тоже выбрала свой путь: это — воспитание детей. Сумею ли я работать так, как Лиза?.. В детстве меня звали настойчивой. Я должна добиться своего, сделаться настоящим педагогом! И Люся верит в меня… Какое письмо я от нее получила!.. За последнее время я стала заниматься лучше. Самое главное — привыкла работать и находить время для занятий. Не только сама подтянулась, но и Варе стала помогать. Та сейчас сдает экзамены. Перейдет в десятый класс. С осени я поступлю в ту же вечернюю школу. Буду учиться вместе с ней. А за лето надо отдохнуть. Здесь очень хорошо! Я и не подозревала, что под Ленинградом есть места, похожие на наши. Лес от дачи совсем близко. А вот фруктовых садов не видно…» Погруженная в свои мысли, Надя не заметила, как к ней подошла Екатерина Казимировна:

— Надя, я давно вас ищу! Пойдемте устраивать нашу комнату. Мы будем жить вместе.

Они поднялись на второй этаж. И когда Надя увидела, что комната их — с балконом, с видом на реку, она очень обрадовалась: о лучшей нечего и мечтать. Пока девушка раскладывала вещи, застилала постель, Екатерина Казимировна уснула. Наде хотелось посидеть на балконе. Светлая, теплая ночь была так хороша! Необычайная тишина успокаивала, настраивала мечтательно. Так хотелось сидеть долго, ни о чем не думать и чего-то ждать. Луна выглянула. Соловьи по-весеннему заливаются. Повеяло запахом сосны и полевых трав. Как легко здесь дышится…

«Завтра пойдем на речку… Может, лучше в лес?.. Может, сейчас спуститься?..»

Скрипят ступеньки старого дома. Надя старается идти тихо. Это ей удается с трудом. Она даже туфли сняла. Боится детей разбудить. Осторожно открыла дверь. Вот и сад, а дальше лес. Бегом пустилась по тропинке. Чья-то тень мелькнула.

«Может, здесь опасно ходить ночью?..» — подумала Надя. На миг остановилась. И снова — бегом туда, где видела тень. Там что-то белеет. Кто-то шевелится, ползет по земле белая полоска. Надя за ней… Догоняет.

«Ребята!.. Что они здесь делают?»

Брошена простыня. Кто-то шарахнулся в кусты.

— Остановитесь! Всё равно догоню.

Она разглядела прижавшуюся к стволу фигурку, узнала ее. Это — Ваня Буренков из старшей группы.

Раньше он был в компании Окунева и старался подражать ему. Ребята не раз высмеивали Ваню, а он сердито говорил: «Пионеры везде нос суют!».

Детдомовцы не обращали внимания на воркотню мальчика и старались втянуть его в жизнь коллектива. Последнее время и Ваня стал хорошо учиться. В сапожном деле не было мастера лучше его.

— Что ты здесь делаешь, Буренков? — строго спросила Надя.

Он молчал. Вдруг совсем близко из-за куста раздался тоненький детский голос:

— Ваня не виноват… Это я попросил его сделать палатку.

— Какую палатку? — допрашивала пионервожатая, глядя на Витю, лучшего воспитанника младшей группы.

— Надежда Павловна, мой папа был военный. Он рассказывал мне, что солдаты летом живут в палатках. Очень мне захотелось пожить, как они. Когда все ложились спать, я подошел к окну, и так меня потянуло поспать в палатке! Ваня отказывался идти со мною. Он согласился только палатку сделать. Мы едва начали натягивать простыню, вы и пришли. Простите нас, или накажите меня одного. Это я…

Больше Витя не мог говорить.

Первым намерением Буренкова было удрать или спрятаться. Слова маленького Вити, бравшего всю вину на себя, смутили Ваню. И совсем несердитым голосом Буренков сказал:

— Не распускай нюни, Витька, я больше тебя виноват. — Немного помолчав, он добавил: — Надежда Павловна, мне и самому хотелось провести ночь в лесу.

Витя стоял на полянке, залитой лунным светом. Какой он худенький, маленький! На голове шапочка с предохранительной пластинкой. В дни войны фашисты выбросили его на ходу из окна поезда. Красноармейцы подобрали малыша едва живым. В госпитале ему удалили часть черепной кости, поэтому Витя, не снимая, носит свою предохранительную шапочку.

Наде тяжело его наказывать, но вместе с ним — старший, да еще такой озорной мальчишка. Что-то надо сделать.

Наступило молчание. Еще ярче светила луна. Еще лучше было кругом. Еще больше тянул к себе лес, и как странно было Наде чувствовать себя в роли судьи именно сейчас. Она сама бежала в лес, чтобы полюбоваться такой ночью.

«А это — дети. За что же я их буду наказывать? Но нарушать правила нельзя. Как же поступить с ними?..»

И, глядя на усталое личико Вити, она мягко сказала:

— Даете слово больше не делать так?

— Да! Честное пионерское!

— Ну, иди и ложись скорее в постель!

— А Ваня тоже?..

Надя колебалась. Строго сказала:

— Пусть идет. Да живее в постель!..

Довольные благополучно окончившимся приключением, мальчики побежали к дому. Надя вернулась вместе с ними.

Рано проснулись дети. В незавешенные окна радостно ворвалось солнышко. Оно скользнуло по подушкам, заглянуло в глаза. Спать невозможно, когда так светло и петухи кричат. В городе воспитанников будили звонком. Здесь часом раньше все уже были на ногах. Завтрак среди зелени, под большой березой, прошел весело и быстро. Торопились пойти в лес. Товарищи помогли дежурным убрать посуду. Веники сами сделали, подмели. Всякая работа занимала детей. Это была скорее игра, увлекательная и разнообразная.

В лес отправились все, кто мог ходить. Шли спокойно. Едва поровнялись с опушкой — рассыпались в разные стороны. Надя не знала, что и делать. За кустами и высокой травой детей не видно, слышны лишь голоса:

— Я нашел зеленые ягоды!..

— Здесь шишки! Кто их так погрыз?

— Какое это дерево?

— Эх ты, березу не знаешь!

— А мы нашли гнездо. Оно с дерева свалилось!.. — закричал Юра.

Коля толкнул его в спину.

— Замолчи, не болтай! Не будь сорокой! — зашипел он на приятеля и быстро прикрыл гнездо травой. Прибежавшим ребятам сказал: — Это Юрка шишки за гнездо принял!..

Когда дети ушли, Коля стал разглядывать свое сокровище. В гнезде лежали два маленьких галчонка.

Осмотрев внимательно птенчиков, мальчики заметили, что они едва живы:

— Голодные, наверно. Скоро околеют!

— Замолчи, Юрка, если ничего не понимаешь в этом деле!

— А ты воображаешь, что больше меня смыслишь? Оставь их здесь. Всё равно не выживут!

Коля только посмотрел на своего товарища. Жилеткин знал этот взгляд и быстро заковылял, стараясь подальше отойти от знакомых культяпок. Коля пытался запрятать гнездо в карман курточки. Юра наблюдал за ним издали, потом подошел. Они вместе уложили гнездо и поспешили догнать своих. Услышали голоса:

— Надежда Павловна, как эти цветы называются?..

Пионервожатая, стараясь собрать детей, металась из стороны в сторону. Она боялась заблудиться в незнакомом лесу. В ответ на бесчисленные вопросы детей она кричала:

— Идите ко мне! Надо домой возвращаться, пора обедать!

— Надежда Павловна, необыкновенная находка! Посмотрите, что здесь!.. Скорее!..

Не одна Надя, а большинство детей бросились на крик.

— Глядите, глядите, какой шалаш мы нашли! Здесь и записочка оставлена. Она пролежала всю зиму и сохранилась.

— Еще бы: она спрятана в консервной банке!

— Слушайте, что здесь написано: «Мы, пионеры детского дома, строили этот шалаш. Не успели кончить его. Просим нашедших нашу записку доделать шалаш и жить в нем. Мы уезжаем в город».

И дальше шли подписи. Их было много.

— Давайте жить здесь!

— Сначала надо достроить!

Надя воспользовалась моментом и предложила сейчас же собрать всех ребят и сообща решить, как поступить с находкой.

Мигом все были найдены и столпились около шалаша. Обсуждали недолго.

— Давайте сейчас кончим постройку! — закричали ребята.

— Я принесу ветки! — и уже несколько человек бросились за ними.

— Не торопитесь. Работать будем организованно. Составим план. Распределим, кто за какую работу отвечает, — предложила пионервожатая. — А сейчас пойдем обедать. После тихого часа вернемся. К ужину успеем кончить.

— Я не хочу обедать!

— Я тоже. Лучше здесь останемся!

Надя, не обращая внимания на их крики, скомандовала:

— Шагом марш! Кто отстанет или не подчинится, не будет допущен к работе.

За обедом говорили только о находке. Ребята рассказывали, читали найденную записку.

— А нас завтра возьмете? — спрашивали те, кто не имел возможности самостоятельно двигаться. Боязнь, что откажут, слышали дети в просьбе товарищей и торопились уверить их, что находка принадлежит всем. Тут же старались придумывать способы, как переправить неходячих. Разные были предложения. Остановились на носилках.

После тихого часа более сильные и здоровые побежали достраивать шалаш и делать носилки.

Коля с Юрой незаметно пробрались на чердак. Они нашли удобный выступ в крыше и пристроили там гнездо. Маленькие птенцы едва пищали, разевая клювы.

Юра притащил червей и мух. Трудно было приучить галчат есть. Мальчики давали им слишком большие куски, и птенцы не могли их проглотить. Юра выбился из сил:

— Не умею я быть нянькой! Кричат, а не глотают. Ничего у нас не выйдет!

— Я позову Галю. Она терпеливее тебя и настойчивее, — сказал Коля и уже хотел спуститься с лестницы, но Юрка остановил его:

— Подожди! Мы и без девчонок справимся! Смотри, этот, что побольше, проглотил червяка. А малыш — не берет.

— А вот и маленький тянется к червяку!.. Пойдем скорее, нас зовут!

Мальчики побежали вниз.

— Куда вы опять пропали? Все ушли в лес, а вы как в воду канули! — сердился Иван Иванович.

Коля очень вежливо попросил извинить их за опоздание. Иван Иванович пристально посмотрел на Дубкова. Он хорошо знал друзей, и если они делались изысканно вежливыми, понимал, что они придумали новую шалость.

Эти два мальчика умели работать. Они как бы дополняли один другого. Когда нужны были руки — Юра работал за двоих. Зато ноги Коли не знали усталости. Он всегда помогал товарищу, и не раз видели, как Дубков на спине переносил усталого Юру.

Сегодня мальчики особенно старались помогать Ивану Ивановичу. Они натаскали жердей для носилок больше, чем требовалось. До вечера работали все, кто мог. Лесной дом вышел на славу. Девочки украсили его лозунгами. На пол набросали много свежей травы.

— Это — вместо ковра, — объяснила Нина.

У входа спустили гирлянды из цветов и зелени.

— А наш букет будет самым лучшим украшением! — объявил Юра, ставя большой пучок сирени.

— Откуда вы его достали? — любопытствовали ребята.

— Это тайна!

Больше Коля ничего не сказал, но по разорванной рубашке видно было, что цветы достались ему нелегко.

Дорожки около домика посыпали песком. На следующий день назначили торжественное открытие пионерского шалаша: в нем будет помещаться штаб.

Возвращаясь, домой, дети заметили темные тучи.

— Неужели разразится гроза? Опять испортится погода, и завтра нас не пустят в лес! — тревожились они.

К счастью ребят, гроза пронеслась ночью. Дождик освежил зелень. Еще душистее, чище стал воздух. После завтрака все двинулись к шалашу. Дети, никогда не бывавшие в лесу, тихо покачивались на носилках. С восторгом смотрели они на незнакомый им зеленый мир. Нелегко на протезах идти с носилками по неровной земле, но маленькие носильщики и виду не показывали, что им трудно. Незаметно прошли короткий путь. Еще поворот — и они будут на месте. Колонна выровнялась. Кто-то запел:

А ну-ка песню нам пропой, веселый ветер,

Веселый ветер, веселый ветер!

Леса и горы ты обшарил все на свете…

Вот и последний пригорок. Старшая пионервожатая обогнала идущих. Ей надо было выстроить впереди пионеров… Сбор должен начаться торжественной линейкой.

Но что это?!. Все остановились. Растерянно смотрят кругом.

— Где же наш шатер?

— Где пионерский штаб?..

— Может, мы отклонились, сбились с дороги?

— Может, не туда пришли?.. Может… — раздается со всех сторон.

Груда переломанных палок и зеленых веток — вот всё, что осталось от их чудесного лесного домика.

— Кому помешал наш пионерский штаб? Кто это сделал?

В голосах детей звучали негодование и горе.

— Зачем это сделали?

Что могли им ответить воспитатели? Они сами не знали, кто разрушил шалаш.

— Давайте восстановим! — неуверенно сказала Надя.

Дети молчали. Кто-то тихо возразил:

— Опять разрушат.

Предложение Ивана Ивановича построить такой же домик в саду около дачи не изменило настроения. Детям надо было знать, кто это сделал и зачем?

Коля советовал снова построить шалаш и выследить тех, кто придет его разрушать.

— Мы зададим им тогда! — кричали ребята.

Иван Иванович ходил кругом, рассматривал разоренное. Он поднимал обломки палок, ветки, разглядывал землю…

«Ага! Вот следы копыт… — думал он. — Еще!.. А рядом — много ребячьих!.. Что бы это значило?..»

Коля тоже заметил следы, но воспитатель уклончиво сказал:

— Это мы сами сейчас натоптали!

Мальчик понимающе замолчал и еще пристальнее стал осматривать всё кругом.

— Ничего мы сейчас не узнаем! — решила Тамара Сергеевна. — Пойдемте лучше домой.

Ребята повиновались. Подавленные чьей-то непонятной жестокостью, они не хотели оставаться в лесу. Воспитатели опять уложили на носилки больных и малышей. Иван Иванович и Надя старались построить, ребят, даже запели, но дети шли молча, сбившись в кучу.

При повороте на дорогу услышали крик; их кто-то догонял. Уже ясно доносились слова:

— Остановитесь!.. Подождите!..

Надя пошла навстречу бегущим. Ребята настороженно следили за ней. Вот она остановилась, говорит с кем-то.

— Она машет нам рукой! — закричал Дубков.

Надя подбежала с двумя незнакомыми пионерами, запыхавшимися, разгоряченными. Ребята долго не могли отдышаться. Пот лил с них градом. На вопросы Тамары Сергеевны пришлось отвечать Наде:

— Это Володя и Зоя. Они из пионерского лагеря имени Микояна. Помните, Тамара Сергеевна, красивые дома на берегу реки? Ребята зовут нас к себе. Уверяют, что там мы узнаем, кто сломал шалаш.

— Мы везде вас искали! — заговорил мальчик. — Пойдемте скорей! Это совсем близко отсюда!

Тамара Сергеевна сначала не хотела идти, но взглянула на детдомовцев, горевших желанием скорее узнать тайну шалаша, и согласилась.

Снова выстроились детдомовцы. Фанфаристы и барабанщик — впереди. Володя и Зоя показывали путь. Они пересекли шоссе и свернули на тропинку. Сверкнула река. Дорожка сделалась узенькой. Пришлось пробираться гуськом. Где-то совсем близко раздался звук фанфар.

Ребята увидели широкую, ровную площадку и на ней — выстроившихся пионеров. Музыканты приветствовали гостей. Воспитатели и начальник пионерского лагеря помогли удобнее рассадить малышей и слабопередвигающихся. Опять заиграла музыка. Пионеры, как занавес, раздвинулись и встали по бокам. Изумленные детдомовцы увидели вход в большой, прекрасно сделанный шалаш.

— Да на нем наш флаг! Правда, Маша, мы с тобой его шили? — спросила Нина.

— А надпись «Пионерский штаб» тоже ты рисовала!

— Значит, это они из нашего шалаша взяли и нас же приглашают! — негодовал Юра.

В это время высокий, загорелый юноша вышел на середину площадки.

— Товарищи! — обратился он к Тамаре Сергеевне и детдомовцам. — По поручению пионеров лагеря имени Микояна прошу вас всех чувствовать себя не гостями, а хозяевами. Это — ваш пионерский штаб.

Он показал рукой на шалаш. Заметив, что ребята изнывают от любопытства, — сразу перешел к делу:

— Наш лагерь находится совсем близко отсюда, вон за теми деревьями, — юноша показал рукой на красные крыши домов. — Один из наших пионеров видел вчера, как вы строили шалаш в лесу. Когда подошли туда — глазам своим не поверили. Шалаш оказался развороченным. Стадо коров и коз с удовольствием доедало нарванную вами траву. Мы были очень огорчены. Нашли пастушонка и выругали его. А он сам ничего не знал: первый раз повел здесь коров. Сначала мы решили сейчас же исправить повреждения, но узнали, что стадо теперь будут каждый день гонять через этот лесок. Тогда кто-то из мальчиков предложил перенести ваш штаб на другое место. Мы долго не могли найти подходящего. Остановились на этой поляне. Здесь песок, сосны и очень близко от вашей дачи, если идти вот этой тропинкой, по берегу реки. А больных детей не придется носить; мы будем перевозить их на лодке.

Юноша замолчал, как бы вспоминая, всё ли сказал. К нему подошли звеньевые. Он прошептал им что-то. Потом обратился к детдомовцам:

— Дорогие друзья! Просим осмотреть и принять ваш «дворец пионеров»!

Под музыку пионеры лагеря стали шпалерами вдоль дорожки, ведущей к шалашу. Детдомовцы внимательно всё разглядывали и решили: «Да, это настоящий дворец!».

Тамара Сергеевна крикнула:

— Ура строителям!

Радостное, долго несмолкавшее «ура!» грянуло ей в ответ. Дети были счастливы, что у них есть свой пионерский дворец, а самое главное — много новых друзей.

Оживленные, веселые лица детдомовцев радовали воспитателей. Им так хотелось, чтоб в памяти ребят скорее сгладились тяжелые впечатления войны.

Проверив ночных дежурных и обойдя спальни, воспитатели собрались на крылечке. Спать не хотелось. Надя предложила зажечь костер.

— Правильно! Хорошо провести вечерок со своими думами, — согласился Иван Иванович.

Он подбросил хворосту. Сухие ветки сразу загорелись. Пахнуло теплом и дымом.

— Странно как-то: костер в белую ночь.

— А по-моему — даже очень хорошо. Тепло и комаров нет, — возразил Иван Иванович.

— Я немного боюсь огня, — задумчиво сказала Тамара Сергеевна. — Он напоминает мне зарево пожара.

Надя заметила, как изменилось лицо директора. Глубокая складка легла на лбу. Печаль появилась в молодых, живых, всегда ласковых глазах.

— Вы вспомнили начало войны, горящий Петергоф? — спросил Иван Иванович.

Костер разгорелся. Высоко поднялось пламя. Тамара Сергеевна молча глядела на него. Казалось, она не слышала вопроса.

Надя мало знала о жизни своего директора. Слышала, что муж Тамары Сергеевны погиб в начале войны. Осталась маленькая дочка Светлана. Девочке семь лет. Мать взяла ее с собою на дачу.

Взглянув на безмолвно сидевшую женщину, Надя подумала:

«Наверно, она вспоминает сейчас всё, что пережила за время войны».

— Вы правы, Иван Иванович, — подняв голову, заговорила Тамара Сергеевна. — Огонь всегда напоминает мне Петергоф, те страшные дни, когда фашисты отрезали его от Ленинграда…

Анатолию Георгиевичу захотелось отвлечь директора от печальных мыслей. Он сказал:

— Давайте подумаем сообща, что еще можно сделать для наших маленьких воспитанников.

Тамара Сергеевна с благодарностью поглядела на молодого педагога. Она не любила показывать свое горе на людях и охотно перевела разговор на детдомовцев:

— Сегодня ребятишки устали немного, но такие довольные вернулись! Я прошла по спальням; дети даже во сне улыбаются.

— Совершенно верно, Тамара Сергеевна! Только следовало бы окна оставлять на ночь открытыми, — сказал подошедший доктор.

— Дмитрий Яковлевич, присаживайтесь к нам!

Анатолий Георгиевич встал, уступая доктору место на крылечке.

— Спасибо, спасибо, дорогой! Мне некогда рассиживаться. Надо еще к старшим заглянуть… Так вот, уважаемый директор, прошу вас распорядиться оставлять окна открытыми на ночь. А по утрам хорошо бы ввести зарядку. Вы возразите, Тамара Сергеевна, что у нас нет на эту работу штатной единицы? А зарядка прямо необходима для многих из наших детей. Конечно, к каждому воспитаннику следует подходить индивидуально. Я бы мог составить табличку с указанием, какие упражнения кому разрешаются. А вот кто станет заниматься с ними?..

Доктор остановился, глядя в упор на Анатолия Георгиевича. Тот понял намек и просто сказал:

— Я охотно стал бы руководить зарядкой, но незнаком с лечебной физкультурой.

— Я вас научу! Было бы только желание…

Тамара Сергеевна улыбнулась. Она знала настойчивость доктора. Следя глазами за сгорбленной фигурой старика, медленно уходившего в глубь сада, она подумала:

«Придется мне заняться вопросом об окнах! Если их открывать — в спальню может заскочить кошка и напугать ребят. Да и сами они соблазнятся и станут вылезать ночью в сад… Лучше всего сделать верхние фрамуги!»

Анатолий Георгиевич недавно окончил институт имени Герцена. Он работал в общей школе и преподавал русский язык в школе детдома. Перед самым отъездом на дачу одна из воспитательниц заболела. Анатолий Георгиевич согласился заменить ее.

Здесь молодой педагог нередко помогал Наде советами. Она расспрашивала его о педагогическом институте.

— Вы непременно поступайте в Герценовский, — настаивал он. — У нас там очень хорошие профессора. А библиотека какая!..

Выслушав разговор доктора с Анатолием Георгиевичем, девушка задумалась. Потом решила, что она найдет время, и предложила товарищу проводить зарядку совместно.

Тамара Сергеевна одобрила ее намерение. Взглянув на посветлевшее небо, она поднялась:

— Товарищи, засиделись мы! Ночь на исходе. Смотрите, вершины сосен порозовели.

Глава вторая

Надя принесла с почты пачку газет и писем. Она хотела передать их директору.

Тамара Сергеевна что-то внимательно разглядывала за окном. Она даже не слышала, как пионервожатая постучалась, и продолжала наблюдать за чем-то во дворе, облокотившись на подоконник. Потом выпрямилась, засмеялась и, увидев Надю, сказала:

— Наконец-то нашла вора! Это — галчонок Шурка! Всё же вы́ходил его Коля. Он забавный: прилетит, расхаживает по столу. На плечо сядет… При мне ведет себя тихо, а если никого нет — разбойничает. Вчера карандаш стащил. А сегодня — полюбуйтесь! Страницу из журнала вырвал! — и Тамара Сергеевна показала следы оторванного листка. — Придется всё прятать от этого воришки!

Жизнь побеждает

Как бы в подтверждение ее слов влетел галчонок. Он спокойно сел на спинку стула и, не обращая внимания на людей, стал чистить перышки.

— Шурка, как тебе не стыдно таскать чужие вещи!

Надя хотела взять его в руки. Шурка вспорхнул, покружился немного по комнате и опустился на плечо директора.

— Ну как на него сердиться! — сказала Тамара Сергеевна.

Надя передала почту и доложила, что сейчас идет с ребятами купаться.

После тихого часа дети обычно играли в саду. Перед ужином в жаркие дни им позволяли купаться второй раз. Екатерина Казимировна не любила водить детей на речку. Часы купанья для нее были мукой:

— Не могу я за ними углядеть. Речка быстрая, все сразу лезут в воду. Я боюсь за них. Мало ли что может случиться!

Надя охотно выручала своего старшего друга. Она хорошо плавала, и, купаясь вместе с детьми, зорко следила за каждым.

— Надежда Павловна, сегодня жарко! Мы пойдем на речку? — обратились к ней дети.

Она послала за полотенцами. Какой поднялся гам! Мигом всё притащили и нетерпеливо ждут. Вечер был действительно теплый. После жаркого дня хотелось освежиться. Надя осмотрела любителей купаться, сосчитала их, скомандовала:

— Пошли!

Из-за дома послышалась песня. Она всё ближе…

Мы, как рыбки, поплывем.

Мы кувшинки оборвем.

На минуту, на часок

Снова ляжем на песок!..

— Это же пионеры из лагеря идут! Они тоже с полотенцами!..

— Подождите нас! Вместе купаться будем! — кричали подходившие и опять запели:

Любит левая нога

Воду теплую лягать,

Любит правая нога

Головастиков пугать.

Детдомовцы подхватили знакомые слова…

Ребята целый день готовы были проводить в воде. Но доктор не позволял купаться дольше назначенного времени, а некоторым и совсем запретил.

Не широкая, но быстрая речка протекала вблизи. Берег в том месте, где купались дети, — песчаный. Противоположный — крутой, с обрывом. Ребята мечтали научиться прыгать с него, но это им запрещали. Зато в своей бухте, как они называли место купанья, — наслаждались.

Ребята из пионерского лагеря стали постоянными гостями в детдоме. Они хорошо знали распорядок дня и всегда появлялись как бы невзначай там, где были дети-инвалиды. В лагере имени Микояна проводили лето дети рабочих большого ленинградского завода. Лагерь был прекрасно оборудован. Пионеры часто приглашали детдомовцев в лагерь, многих уже знали по именам. Поражались их мужеству, находчивости, жизнерадостности, уменью справляться с трудностями.

Пионерский «дворец», стоявший между лагерем и детдомом, стал центром, объединяющим детей.

Познакомились и воспитатели. К Наде пришла старшая пионервожатая лагеря. Она училась на втором курсе института имени Герцена и очень любила свое дело.

После нескольких дней знакомства они просто стали звать друг друга «Вера» и «Надя».

Вера Лубкова понимала, что Наде нелегко.

— С больными детьми значительно труднее работать! — говорила она.

— О, наши ребята такие живые и не любят, чтоб их считали инвалидами.

— Смотрите, Надя, они уже в воде!..

Надя внимательно следила за всеми.

— И когда они у вас так прекрасно научились плавать? Держатся на воде словно поплавки!..

— Надежда Павловна, я умею нырять! — кричит Игорь, и голова его скрывается под водой.

— Я тоже научился!..

— И я…

— Мои уже разделись, — говорит Вера. — Они сейчас спустятся в воду и будут следить за вашими ныряльщиками. Я поражена, как вы одна справляетесь!

— Привыкла. Обычно устанавливаю очередь. Дети успевают понырять и на спине поплавать. Малыши возятся у самого берега. Хорошие пловцы учат их держаться на воде.

После купанья дети, оживленно болтая, поднимались к дому. Вера, разговаривая с Надей, наблюдала за пионерами.

Она заметила, как хромой мальчик, шедший впереди, остановился. Ему на протезе трудно перешагнуть через маленькую канавку. Во-время подбежавший Володя ловко поддержал его. Они уже идут рядом, разговаривают, смеются. Но на каждом ухабе рука Володи поддерживает товарища… И не один Володя, все пионеры лагеря просто и незаметно помогают больным.

Вера напомнила Наде о воскресенье:

— Смотрите, ровно в двенадцать дня детдомовцы должны быть у нас. Кажется, наш физкультурный праздник будет разнообразным. Как ваши питомцы — попрежнему горят желанием соревноваться? Они тренируются?

— Еще как! Лиза с Колей, едва встанут, — уже спешат на «беговую дорожку». Это они в лесу какую-то подходящую тропинку выискали. Там и тренируются. А знаете, Вера, когда вы предложили нашим воспитанникам участвовать в соревнованиях, я даже не знала, как вам ответить. Не думала, что мы сможем кого-нибудь выделить. И ребята, когда я им сказала, сначала промолчали. Признаюсь, я была уверена, что они откажутся! А вечером Лиза пригласила меня на собрание. «У нас один вопрос, — сказала она: — об участии в физкультурных соревнованиях». Когда я пришла к ним, решение уже было принято: я получила список, сговорилась с Тамарой Сергеевной «и доктором. Некоторых он вычеркнул, остальным — позволил. Да и почему, на самом деле, Лизе и Коле не участвовать в беге? Ноги у них быстрые, ловкие. Сами — здоровы. А Юра и Ваня прекрасно плавают.

— Да, я сама сейчас видела!

— Много сделали для них ваши комсомольцы, особенно Леня.

— Он прекрасный пловец, — сказала Вера, — но думает, что Юра Жилеткин — серьезный соперник для наших пионеров…

Надя засмеялась.

— Ну, это он, наверно, шутит!

Уходя, Вера крикнула:

— Ваши ребята много активности проявляют! Мы ведь забыли про шахматистов. Они напомнили…

Погода установилась хорошая, солнечная. Конец июня был жарким. Прохлада густого леса манила детей, да и ягодами там можно было полакомиться. Все, кто мог ходить, с утра отправлялись в лес. Дети с парализованными ногами искали тень около дома или в саду.

Галя и Маша не могли уползать далеко. Маша последнее время немного окрепла и лучше ходила на костылях. Галя лишена была и этой возможности. Тамара Сергеевна раздобыла два кресла на колесах. Кресла постоянно были заняты. Екатерина Казимировна, уходя с малышами в лес, брала с собой слабопередвигающихся. Когда она предлагала кресло Гале, девочка сама отказывалась. Ей хотелось, чтобы маленькие могли больше быть в лесу.

— А мне и здесь хорошо! — говорила она. — У нас с Машенькой под сосной настоящий клуб!..

Подружек всегда видели вместе. Они облюбовали большую сосну вблизи дачи. Ее густая, ветвистая крона давала много тени. Девочки проводили под ней целые дни. Они читали, занимались рукоделием.

У Гали был небольшой, но чистый голос, и пела она хорошо. Здесь, под сосной, песни не смолкали. Иван Иванович привез из города баян. Буренков сразу завладел им. Другие не протестовали: мальчик играл неплохо.

Почти каждый вечер воспитанники собирались под большой сосной. Они разучивали новые песни. Нередко устраивались концерты. Хор сменяли солисты и чтецы.

Галю особенно любили слушать.

— Когда ты поёшь, так хорошо становится!.. — как-то сказала Маша.

Коля добавил:

— За душу берет. Хотел бы я так петь!

— Слух у тебя неважный, — мягко заметила Галя, не желая обидеть товарища. Она пробовала разучивать с ним песни отдельно, но у Коли ничего не выходило. Зато декламировал он прекрасно.

В субботу день выдался особенно знойный. Даже тень любимой сосны не защищала. Ствол ее — и тот стал горячим. Песок дышал жаром.

Галя изнемогает. Она сегодня даже работать не может. Галя считается лучшей мастерицей. Ее вышивки — тонкие и изящные, с затейливым узором — предмет восхищения не только девочек, но и взрослых. На детдомовских выставках она всегда получает первые награды. Она может целыми днями вязать или вышивать. Маша тоже увлекается рукоделием. Это еще больше сближает их.

Духота стала невыносимой.

— Хорошо бы сейчас посидеть у речки; там прохладно! Да и платки нам постирать надо.

Так захотелось уйти от палящего жара и пополоскаться в воде!..

Кругом никого нет. Дети давно ушли в лес. Девочки не знают, кто мог бы им помочь.

Неожиданно подлетел галчонок.

— Значит, Коля и Юрка где-нибудь близко! — сказала Маша.

И, действительно, по тропинке к лесу шествовали приятели. Они задержались из-за Шурки: надо было его накормить. Шурка привязался к мальчикам и всюду следовал за ними.

— Чемпион! — закричала Галя.

Коля сейчас же прибежал на зов. Галя сказала, что их тянет поближе к реке, в тенистое место. Ей редко в чем-нибудь отказывали, особенно Коля. Друзья притащили самокатку. На ней поочередно перевезли девочек к воде. Юра и Коля поставили около них таз и ведро с водой, а сами пошли в лес за ягодами.

Увлеченные стиркой, девочки не заметили приближения грозы. Поднялся вихрь, а за ним хлынул ливень. Сразу потемнело. Беспомощные подруги не знали, что делать. Промокли до костей.

Темнота, раскаты грома, молния — всё пугало девочек.

Маша попыталась добраться до кухни. Едва сделала несколько шагов на костылях, как налетевший ветер свалил ее. Пробовала ползти — невозможно! Мокрые, озябшие, они старались согреться, прижавшись друг к другу. Гроза всё усиливалась. Струи воды хлестали по телу, и, казалось, нет конца ливню. Девочки почувствовали себя заброшенными, одинокими, так страшно им было и мучительно холодно.

— Неужели всю ночь мы останемся здесь? Неужели нас забыли?

Но их давно хватились. Воспитатели с ног сбились: искали около сосны, везде, где обычно бывали подруги. Не знали, что и предположить.

В это время старшие воспитанники, а с ними Дубков и Юра, пережидали налетевшую бурю в каком-то сарае. Колю мучила мысль: что с Галей и Машей? Он хотел бежать им на помощь. Юра рассердился:

— Куда ты пойдешь в такой ливень! Одного всё равно не пущу, пойду с тобой. А ты всю дорогу будешь ругаться, называть меня обузой. Попробовал бы сам устоять на протезах в такой ветер! Давай переждем лучше. А о девчонках не думай: их наверняка воспитатели еще до дождя перетащили в дом. Разве доктор допустит? Он всё подымет на ноги и найдет их!

Буря заметно утихала. Коля не мог больше ждать.

— Идем! — сказал он решительно, помогая приятелю перебираться через лужи и упавшие деревья. Мальчики шли, не обращая внимания на дождь. Они были уже недалеко от дачи, когда услышали чьи-то голоса. Потом ясно разобрали:

— Га-а-а-ля!.. Ма-а-а-ша!..

— Юрка, да это их ищут! А ты бубнил: «Они дома!». Из-за тебя всё это!..

Вбежав в комнату, Коля наткнулся на Ивана Ивановича.

— Вы девочек ищете? Это мы свезли их к реке. Пойдемте скорее!..

Замерзших, перепуганных грозой подруг привезли домой. Доктор распорядился немедленно растереть их, накормить и уложить в постель. Все наперебой старались их обласкать, выразить им свое сочувствие. И Маша уже шутила, а Галя улыбалась своей хорошей улыбкой.

Ребята после ужина пришли в комнату девочек. Дождь кончился, но тучи не ушли. Где-то вдали грохотало.

— Неужели завтра будет плохая погода?

Нина с тревогой смотрела на небо. Завтра она первый раз участвует в соревновании. Лиза тоже боялась, что состязания отменят. Один Коля уверял всех:

— Погода будет хорошая. Праздник состоится!

— Ты согрелась, Галя? — участливо спрашивала Лиза, укутывая ее своим одеялом.

— Не надо!.. — протестовала та. — Мне и так жарко…

— Вот если б там, на берегу, нам такое одеяло!.. — заметила Маша.

— Машенька хотела разыскать кого-нибудь, сказать, где мы. Едва встала на костыли, ветер ее сбросил. И костыли отлетели в разные стороны. Ей так трудно было достать их и добраться до меня!..

— А мы в сарае стояли. Молния совсем близко в сосну ударила. Дерево загорелось. Мы думали, и сарай вспыхнет!

— Зато мы под дождь не попали. Переждали в нашем «дворце».

Перебивая друг друга, ребята рассказывали о грозе и недавних страхах. Тепло разморило их, и усталость брала свое.

Постепенно стихают возбуждение, говор. Надя видит, что глаза ребят смыкаются.

— Пора спать! — говорит она.

С утра ребятам казалось, что праздник не состоится: было пасмурно. Гоше страшно хотелось приплыть первому. Он сердито говорил Дубкову:

— Вот ты вчера всех уверял: «Будет солнце!». А где оно? Посмотри на небо! Даже просвета не видно!..

— Наверняка дождь пойдет. Какое тут состязание! — поддерживали Гошу товарищи.

Жизнь побеждает

Коле самому не нравилась погода, но он не сдавался.

— По плану должно быть солнце! — утверждал он.

— По плану, по плану!.. — передразнил его Гоша. И наверно, нападки друзей заставили бы Чемпиона с ними поссориться, но в этот момент с пристани донеслось:

— Лодки!.. Лодки!..

Одновременно к воротам подъехали грузовики, украшенные зеленью. Все споры сразу прекратились. Из дома вышла Тамара Сергеевна. Ее сопровождали воспитатели. Они быстро рассадили детей.

В лагере хозяева шумно и радостно встретили своих юных друзей. Их сразу повезли на стадион. Там для детей были оставлены самые удобные места.

Тамару Сергеевну поразила величина стадиона и его оборудование.

— И зрителей так много! — заметила она.

— Приехали из города родители, представители завода и общественных организаций, — объяснял Иван Иванович.

— Это ведь традиционный детский праздник! Он ежегодно здесь устраивается. Дача приобретена заводом для детского лагеря давно.

Грянул военный оркестр. Среди проходивших под музыку физкультурников детдомовцы увидели Колю и Лизу.

После парада начались выступления легкоатлетов и гимнастические упражнения. Детдомовцы с большим вниманием следили за всеми. Они никогда не видели физкультурного праздника. После каждого номера напряженно ждали, что вот-вот выступят их товарищи. Но объявили перерыв.

— Смотрите, солнышко выглянуло! И небо голубое!..

Все радовались, что погода не испортит праздника.

— Начинаются соревнования в беге. Здесь — финиш, — объясняла Надя.

— А мы увидим, как они будут бежать? — допытывались дети.

— Старт в начале дорожки, за деревьями. Зато когда они покажутся на стадионе, — всё хорошо будет видно. Бегуны несколько кругов сделают.

Первыми бежали самые младшие. Детдомовцев среди них не было. Но вот показалась большая группа мальчиков. Ребята знали, что с ними Коля. Теперь все глаза были устремлены в сторону, откуда приближались бегуны.

Гале и Маше хорошо виден круг стадиона, но мальчики еще далеко; разглядеть их невозможно. Видно, что впереди движутся пять человек. На довольно большом расстоянии от них — еще трое. Дальше видны одиночки. Это — отставшие.

— Машенька, я различаю передних. Коли там нет!

— Может, ты ошибаешься, — успокаивает Галю подруга, хотя она знает, как хорошо та видит.

— Его нет впереди!

— Колька отстал, — шепчутся ребята.

— Вот он!.. Вот!.. Бежит во второй группе! — громко говорит Галя, показывая рукой. — Скоро поровняется с первыми!..

Мимо проносится первая группа. В ней три человека. Двое уже отстали и слились со второй группой. Кто-то выдвинулся вперед.

— Это, кажется, Коля…

Галины слова подхватили ребята:

— Дубков догоняет первых!

Когда он бежал мимо, ребята повскакали с мест:

— Чемпион! Не сдавайся!.. Гони вперед!

Коля несся, как ветер. Он почти догнал передних. Там теперь только двое: Женя и Владислав. Они — лучшие бегуны лагеря.

Остался еще один круг.

«Надо сохранить силы», — думает Дубков.

Галя заметила, что Коля отстает. С отчаянием она говорит об этом Маше. Ребята тоже обратили внимание, что мальчик двигается как будто бы медленнее. Они молча следят за бегущими.

Вдруг Владислав стал отставать: он уже позади. Перед Колей — один Женя.

— Коля, миленький, постарайся, пожалуйста!.. Мы все тебя просим! — шепчет Галя.

Женя уже близко от красной ленточки. Коля почти рядом с ним.

— Женька, нажми! — кричат лагерные ребята.

— Чемпион, не отставай!

Напряжение дошло до предела. Дети сами рады броситься на помощь товарищу.

Но вот красная ленточка разорвана.

— Колька первый! — разнеслось по рядам.

Все аплодируют. Тамара Сергеевна и воспитатели не в силах удержать ребят. Они хотят приветствовать победителя!

Дубков сначала ошеломлен общим вниманием, поздравлениями, но ненадолго. Он опять шутит, смеется, как обычно.

Объявили, что сейчас побегут девочки. Дубков, усевшись среди детдомовцев, сказал:

— Лиза хорошо бегает. Пожалуй, лучше меня. Но ей придется перегонять Наташу, — это очень сильный противник, она всегда выходит победителем.

Девочки бежали на меньшую дистанцию. Вскоре они показались на стадионе. Всё внимание зрителей сосредоточилось на трех, бегущих впереди.

На финише Лиза оказалась третьей. Она не была огорчена.

— Я первый раз участвовала в состязаниях. Товарищи оказались сильнее меня. Но я постараюсь в следующем году перегнать их, — заявила она.

После бега на стадионе началась игра в городки и волейбол. На реке шли состязания пловцов. Коля поспешил туда. Юра, Гоша и Ваня ждали своей очереди. Первыми плыли девочки.

— Нинка труса празднует! Она со страху побелела вся!

— А ты бы на себя посмотрел, Гошка! Наверно бледнее Нины! — остановил приятеля Ваня.

Нина очень волновалась. Плыть ей было трудно. Всё же она заняла четвертое место.

Теперь очередь мальчиков. Коля идет по берегу. Он следит за пловцами. Очень тревожится за своего приятеля. Уже пройдено три четверти пути. Ваня и Гоша отстали. Впереди — Юра.

Сережа поровнялся с соперником и мог перегнать его, но не сделал этого. Юра всё понял и плыл, не отставая, но и не перегоняя Сережу. Так вместе они и подошли к финишу.

Тамара Сергеевна думала сейчас же после состязаний увезти детей домой, но заботливые хозяева не отпустили их. После обеда за столиками, установленными на поляне возле дома, праздник продолжался. Пионеры лагеря затеяли игры. В них втянули всех детдомовцев. Для каждого нашли игру увлекательную и по силам.

В конце праздника комсомольцы завода роздали подарки победителям соревнования.

Коля получил первый приз — небольшую библиотечку. Там была и любимая книга мальчика — «Молодая гвардия» Фадеева.

Глава третья

Безоблачное небо, жаркое июльское солнце. Хороши летние дни. Надя в свободные часы уходит на берег речки или в лес. Закинув за голову руки, она лежит на спине без дум, без мыслей. Дышится так вольно и легко смолистым воздухом напоенного солнцем леса.

В красном сарафанчике, загорелая, босая, Надя поднялась на вершину холма. Ей показалось, что ее зовут. Закрыв рукой глаза от солнца, всматривается напряженно в даль. Отсюда видна дорога к дачам. Кто-то идет по ней в сторону леса. Фигура высокая, мужская. Как будто незнакомая. В детдоме никого похожего нет. Но…

— Надя!.. Надюша-а-а!.. — уже ясно слышит она. И, кажется, узнала, скорее — почувствовала. С криком «Слава!» — помчалась навстречу.

Они встретились на полянке среди цветущих ромашек. Оба от быстрого бега запыхались и раскраснелись. Руки Славы так и тянутся обнять девушку.

Он не видел Надю больше месяца.

«Как она загорела и похорошела! В красном сарафанчике выглядит совсем по-другому… Бегает легко, как тогда, в школе…» — подумал Вячеслав, а вслух сказал:

— Ты удивлена, что я приехал? Я зашел к тебе на квартиру, хотел книги оставить. Помнишь? «Путешествия» Пржевальского ты просила принести. Хозяйка сказала, что ты после отъезда еще не показывалась и когда явишься, она не знает. Я раздумывал, как поступить? Хозяйка разрешила мои сомнения: «Поезжайте на дачу, — говорит, — Надю повидаете, сами свезете ей книги. Да прихватите с собой письма и какие-то повестки на ее имя». Я и не стал больше раздумывать, пошел на вокзал, высчитал, что хватит времени… Сегодня с вечерним поездом уезжаю домой. Вот тебе пакет, получай! А теперь у меня несколько минут свободных, и мы вместе. — Слава взял ее за руки. — Вместе, Надюша! Ты довольна?

— Жаль, что минутки, Славушка! — Заметив, что он огорчился, поспешно сказала: — Мне так много хотелось бы тебе показать. Сколько красивых мест я знаю! Тебе, наверно, понравились бы старые ивы над водой… Давай поднимемся на холм! Я люблю приходить сюда. Посмотри, как далеко видно!

Она показала рукой на речку и замолчала. Было так хорошо сидеть вдвоем.

— Слышишь — гонг? — вздрогнула Надя. — Это к обеду зовут. Пойдем.

Слава взглянул на часы и вскочил:

— Какой тут обед! До свиданья, родная! Я замечтался, и если б не ваш гонг, — на поезд опоздал бы.

Надя не стала задерживать его:

— Бежим скорее! Я провожу тебя самой короткой дорогой.

Взявшись за руки, они помчались, перепрыгивая через канавы. Перелезли через забор и вышли на тропинку совсем близко от станции.

— А ты лучше стал бегать, — сказала Надя.

Он засмеялся:

— Физкультурой усиленно занимаюсь. Помнишь нашу прогулку, когда я с горы свалился и сказал, что это нарочно? Вот тогда я и дал себе слово научиться бегать не хуже тебя. Сделал успехи?

— Боюсь, скоро обгонишь меня, Славушка! А сейчас — спеши! Поезд показался!..

Вячеслав взял обе руки девушки и крепко сжал их. Крикнул:

— Пиши!..

Надя следила за каждым его шагом. Вот он уже в дверях вагона. Поезд двинулся. Слава машет рукой…

Вагон еще раз мелькнул за поворотом. Надя медленно пошла обратно. Потом вспомнила, что после обеда начинается ее дежурство. На минутку заглянула в свою комнату, оставила привезенный Вячеславом пакет и — скорее в столовую.

Дети уже пообедали. Екатерина Казимировна, заметив, что Нади нет, сама уложила воспитанников отдыхать. Она нисколько не сердилась на девушку и охотно заменяла ее. И когда Надя, доедая на ходу пирог, стала извиняться, Екатерина Казимировна ласково спросила:

— А ты-то пообедала?

Надя мотнула головой, как бы говоря, что это неважно.

— Славушка приезжал на одну минутку. Проститься…

Екатерина Казимировна знала все Надины тайны и умела понимать ее радости.

Обычно после тихого часа ребята шли в лес, на речку. Но сегодня — суббота. Надо навести чистоту.

— Дела у нас много! Давайте разобьемся на бригады. Кто будет заниматься уборкой сада?

Поднялось много рук. Пионервожатая отобрала пятнадцать человек.

— Бригадиром назначаю Буренкова. Он в прошлый раз хорошо справился с работой.

Ваня выстроил свою дружину. Спросил:

— Можно начинать?

— Цветы не забудьте прополоть и полить, — напомнила Надя.

— Есть полить! — ответил Буренков, двигаясь со своей бригадой по направлению к саду.

Бригаду по уборке двора возглавил Коля.

— А мы стирать собираемся, — сказала Лиза.

— Отлично! Бригадиршей будешь ты.

Распределив оставшихся детей, Надя пошла проверить, как идет работа.

У Ивана Ивановича выходной день. Он намеревался отдохнуть и почитать. Услышав шум и веселые крики, выглянул в окно. Воспитателя потянуло в сад. Он спустился посмотреть на работу детей, и скоро сам увлекся. Мальчики с удовольствием делали всё, что он предлагал.

Во дворе ребята горячо спорили, окружив своего бригадира. Коля, доказывая им что-то, старался перекричать всех:

— Нельзя слабых заставлять делать трудную работу, а более сильным брать легкую!

— Правильно, бригадир! — поддержала мальчика подошедшая Надя. — Только вы тут спорите, а время уходит. Смотрите, сколько уже сделали в саду!

— Там Иван Иванович помогает!

— А здесь я буду. Кто со мной — убирать мусор?

Желающих оказалось достаточно. Коля пошел с метельщиками, и работа закипела. Когда пионервожатая заметила, что ребята могут справиться без нее, она передала общее руководству Дубкову. Сама побежала к речке проведать прачек.

Еще издали она услышала пение. Поднявшись на пригорок, остановилась. Вдоль берега, около воды, сидели девочки. Быстрота и общая слаженность их движений заинтересовали Надю. Она подошла ближе, стараясь понять, как у них организована работа.

Начинала Соня. Она смачивала в тазу сухую вещь и передавала ее соседке. Та намыливала и отдавала Гале. Галя простирывала. Нина еще раз намыливала и простирывала в чистой воде. Затем Лиза полоскала, стоя по колени в речке. Маша, крепко отжав, складывала готовое белье в таз. Две девочки развешивали его. Конвейер работал четко.

— Кто это придумал так хорошо организовать работу? — спросила Надя.

Девочки, занятые стиркой, только сейчас заметили пионервожатую.

— Нам так легче, — сказала Лиза. — Те, кому трудно ходить, получили сидячую работу. Я подношу вёдра и полощу свободно одной рукой, зато отжимать не могу. У Маши руки сильные, и она легко это делает. Маленькие — развешивают. С такой работой они хорошо справляются.

«Прачки» снова принялись за стирку. Всё меньше становилось грязного белья. Зато повсюду — на траве, кустах — сохли трусики, носочки, платки.

Стирка подходила к концу, когда бригада Буренкова шумной толпой взобралась на бугор.

— Мы кончили первые! Купаться пришли. А вы еще канителитесь со своими тряпками!

— Неправда, у нас тоже всё готово, — и Лиза показала на висевшее белье.

— Значит, один Колька застрял!

— Как бы не так! — заявил вынырнувший из воды Чемпион. — Мы уже давно купаемся! — и, как бы в доказательство своих слов, он указал на двух мальчишек, выплывших на спине из-за поворота речки.

Выкупавшись, ребята помогли девочкам собрать белье. Галю и двух ее безногих подруг посадили на самокатки. Забрали тазы, вёдра и направились к дому. Обласканные солнцем, довольные своей дружной общей работой, они не могли сдержать радости. Ваня превратил ведро в барабан. Тазы тоже пошли в дело. Стараясь перекричать грохочущий аккомпанемент, ребята затянули:

Юны и смелы.

Дружной гурьбою

Будем готовы

К труду и бою.

Будем примером

Борьбы и трудов.

Клич пионера:

«Всегда будь готов!»

Доктор в белом халате ходил по двору. Он проверял, всё ли убрано. Нескладная, резкая музыка заставила даже Дмитрия Яковлевича заткнуть уши. Уборщицы испугались за целость своих тазов и ведер. Бросились отнимать их. В наступившей тишине отчетливо прозвучал гонг. Это Екатерина Казимировна звала ужинать.

Приглашение повторять не пришлось. Все проголодались. Буйно-веселое настроение снова овладело детьми. Хотелось продолжить субботник, но работы больше не было. Приехали на лодках друзья из пионерского лагеря.

— Вечер такой хороший. Мы хотим подняться по реке до соседнего колхоза. У нас там небольшое дело есть. Обратно вниз по течению плыть будет легко. Поедемте с нами! — предложил Леонид, помощник старшей пионервожатой.

Детдомовцы знали его: это Леонид выступал на открытии «дворца пионеров», это по его инициативе был выстроен на берегу реки шалаш. Он перешел в десятый класс и на каникулы поехал в лагерь. Коля и Юра часто обращались к нему: они считали Леонида самым большим авторитетом в вопросах спорта и знатоком дрессировки животных.

Всем ребятам хотелось покататься, но мест было мало, да и Тамара Сергеевна младшим далеко уезжать не позволяла.

Надя вместе со старшими воспитанниками пошла к лодкам. Когда они оттолкнулись от берега, малыши начали плакать.

Екатерина Казимировна, чтобы развлечь их, повела на речку, предложила устроить праздник спуска кораблей, сделанных из щепок. Дети неохотно согласились. Но удачное плавание речной флотилии, подхваченной быстрым течением, развлекло их. Стало весело.

С прогулки в лодках вернулись поздно. Сдав дежурство, Надя пошла к себе. Она едва держалась на ногах от усталости. Екатерина Казимировна уже спала. Стараясь не разбудить ее, Надя тихо приготовляла постель. На подушке что-то лежало.

«Да это пакет, привезенный Славой!» Только тут она вспомнила о каких-то бумагах, присланных хозяйкой. Развязав пакет, она нашла в книге письмо и несколько записочек. Вышла на балкон. Там светлее, и хоть с трудом, но можно прочитать.

Маленькая записочка от Вари сообщала:

«Экзамены сдала. Ты не приехала поздравить меня, как обещала. Я скоро выберусь к тебе».

«Варя права: обманула я ее, — думала Надя. — Собирались вместе праздновать ее переход в десятый. И ведь помнила я об этом, но ничего не вышло: не могла оставить ребят. Приедет Варя, сама увидит, как увлекает работа с детьми… А письмо от кого? От Вали или от Люси?..» Темнота мешает разобрать.

«Это от бабушки! Оставлю его до утра…»

Проснувшись, Надя увидела лежавшее на столике письмо. Вместо поклонов и пожеланий, как обычно писала бабушка, оно начиналось словами: «Геня приехал!».

Надя глазам своим не поверила. Даже села на постели. Снова прочитала… Всё верно!

— Братик нашелся! — закричала она.

Екатерина Казимировна проснулась и с удивлением и испугом смотрела на пионервожатую.

Та, вскочив с постели, бросилась к старушке, обняла ее и, плача и смеясь, повторяла:

— Подумайте, Геня нашелся! Он у бабушки!..

Долго Екатерина Казимировна не могла разобрать, что́ произошло, так сбивчиво говорила девушка. Да Надя и сама еще не дочитала письма. Она вся была во власти бурной радости.

— Я-то думала, что Геня погиб! А он жив, и, бабушка пишет, стал большой и хороший мальчик. Да вот и его письмо!..

«Дорогая сестричка! Бабушка сказала, что вы меня потеряли. Я вовсе не терялся. Жил, как Валя, в детском доме. Бабушка меня бранит, зачем я тогда ушел из вагона. Я же это сделал не нарочно! Вы все спали. Я вышел в тамбур. Смотрел в открытую дверь, как суетятся пассажиры с чайниками. Прошла платформа с пушками. Мне захотелось еще раз взглянуть на танкистов. Я соскочил на землю, а их уже не было; побежал к нашему поезду, — он тоже ушел. Я стоял на станции, и не знал, куда идти. Какой-то поезд подошел, я и влез в теплушку. Там было много солдат. Они выписались из госпиталя и ехали к себе домой. Это я потом узнал. А сначала я слушал, как безногий солдат рассказывал о сражении. Потом — другой… А в это время поезд тронулся. Там же не видно! Потом меня стали расспрашивать. Хотели высадить на следующей остановке, но я не знал, куда мы ехали, и фамилию бабушки не знал. Ну, меня и повезли дальше. Ехали долго. Потом майор, с ним мы в дороге подружились, должен был выходить. Он взял и меня с собой. Он сказал: «Если б у меня была семья, я оставил бы тебя, как сына. А я одинок, брат, как и ты. Буду снова работать на своем заводе. Трудно мне за тобой следить. Помещу я тебя в детский дом. Согласен?»

Я согласился. Ко мне очень хорошо относились, и я рад был, что попал в детдом. Майор рассказал мне, как делают тракторы. Я попросился учиться на тракториста… Майор сказал, что надо сначала, кончить школу.

Учился я хорошо. Перешел в пятый класс. Тут пришла бумага из исполкома. Это вы с бабушкой меня разыскивали. Вам ответили, что я нахожусь в детдоме. Потом долго не было писем. И вдруг пришло от бабушки. Она звала к себе. Я сперва не хотел ехать — очень привык к товарищам, но майор сказал, что надо. Он обещал сам приехать к нам.

Бабушка мне велела подробно тебе написать, как я нашелся. Сейчас работаю с бабушкой в огороде. Осенью поступлю в школу. Ее уже выстроили. Приезжай, Наденька, к нам!»

— А может, лучше Геню здесь поместить в какой-нибудь детдом? — спрашивала Надя Екатерину Казимировну.

— Не советую торопиться. Вы же сейчас готовитесь к экзаменам в вечернюю школу. Смотрите, десятый класс потребует много сил и времени!

Против доводов Екатерины Казимировны Наде нечего было возражать. Уже сейчас подготовка к экзаменам отнимала у нее всё свободное время. За Геней надо ехать, потом устраивать его.

«Нет, видимо, это сейчас невозможно!» — подумала Надя и неохотно, но согласилась, что мальчика нужно оставить пока в деревне.

«Через год или два мы все вместе будем жить в Ленинграде, — утешала она себя. — В райкоме мне обещали помочь. Я получу свою комнату. Когда брат и сестра кончат школу, приедут сюда. Может, и бабушка согласится приехать. Геня будет инженером, изобретателем, Валя — доктором. Она давно об этом мечтает.

Надя побежала к директору рассказать о полученном письме и попросить разрешения сходить на станцию отправить телеграмму. Тамара Сергеевна охотно отпустила счастливую девушку.

Когда пионервожатая показалась во дворе, дети и воспитатели поздравили ее. Все уже знали о найденном брате, — Екатерина Казимировна им рассказала.

После ужина ребята попросились в лес:

— Пойдемте подальше, вон на ту горушку за лагерь! Мы давно собираемся ее исследовать.

Надя согласилась. Она слышала, что там много малины и черники. И действительно, чем дальше они уходили, тем больше было ягод. Дети не только сами наелись, но и набрали полные корзинки.

— Пожалуй, пора возвращаться, — сказала Надя. — Зовите ребят. Все здесь? Раз… два… пять… девятнадцать!

— Вы ошиблись, Надежда Павловна!..

Дети считают сами. Одного нет. Проверили. Оказалось, — недостает Сони. Разбрелись по лесу. Ищут, кричат:

— Со-о-ня!.. Сонька-а-а!..

Ответа нет.

— Что могло с ней случиться?

Высказываются разные предположения:

— Наверно, протез сломала. Она же тогда идти не может, сидит где-нибудь.

— А почему на крик не отвечает? Мы же ее зовем! — возражают другие.

— И то верно. Что же с ней?

Кричат еще громче. Тщательно осматривают ямы, канавки. Девочки нет. Надя понимает, что детей нельзя утомлять. Уже поздно. Скоро спать…

— Пошли домой!

— А как же с Соней? Мы не оставим ее! Нельзя уходить, давайте искать ее!

Надя едва уговорила ребят идти домой. Объяснила им, что сейчас же вернется в лес с воспитателями и старшими мальчиками.

— Мы быстро найдем Соню.

Отсутствие девочки встревожило Тамару Сергеевну. Она попросила Лизу сбегать в пионерский лагерь, узнать — не пришла ли Соня туда.

— Ты нас потом найдешь в лесу.

Когда Вера узнала об исчезновении девочки, она предложила старшим ребятам пойти на помощь детдомовцам. Отряд из пятнадцати комсомольцев под предводительством Леонида двинулся в лес.

Лиза показала место, где они обнаружили исчезновение Сони. Да его легко было найти, потому что воспитатели и Тамара Сергеевна были уже там. Они громко звали Соню. Когда подошел Леня со своим отрядом, обсудили положение. Решили снова начать поиски. Леонид предложил прочесывать лес.

Шли медленно. Старались заглядывать под каждый куст. Темнело. Искать становилось всё труднее. На голоса никто не отзывался. Девочка словно растаяла.

— Мы принесем фонари из лагеря, — предложили комсомольцы.

— Правильно! — сказала Тамара Сергеевна. — Мы подождем вашего возвращения здесь.

Ребята скоро исчезли за деревьями. Оставшиеся сидели молча. Тревога охватила всех. Ночь выдалась темная, ветреная. В лесу — жутко.

Принесли фонари.

— Давайте держаться все вместе, — сказала Тамара Сергеевна. — А то в темноте еще кого-нибудь потеряем!

Кричали до хрипоты. Никакого отзвука!

Вернулись тихо: боялись детей разбудить. Едва вошли в ворота, кто-то шёпотом спросил:

— Нашли?

Из других окон послышались те же вопросы. Голоса взволнованные. Дети всё слышали. Они только притворились спящими. Вернувшиеся с поисков молчали. Ребята больше не спрашивали.

Рано утром Тамара Сергеевна вызвала к себе воспитателей.

— Все, кто свободен, пойдемте опять в лес. Погода сегодня плохая. Возьмем только старших мальчиков.

Тамара Сергеевна хотела закрыть окно и остановилась:

— Посмотрите, это же Соня!..

Все бросились к окну, а потом — бегом к воротам. Навстречу им шла пропавшая девочка. Она улыбалась. На вопросы «где была?», «что случилось?» — отвечала спокойно.

— Я в лесу ночевала.

— Да почему не отзывалась? Разве не слышала, как мы тебя звали?

— Слышала очень хорошо! Вы кричали, что идете домой. Я ответила, что тоже пойду. Пошла за вами и наткнулась на куст малины. Ягоды были крупные, сочные! Стала их собирать. Мне казалось — совсем не долго, а когда пошла, ваших голосов уже не было слышно. Начала искать дорогу, и не нашла. Растерялась, стала бросаться во все стороны. Уже смеркалось. Поднялся ветер. Заметила сучковатое дерево, залезла на него. Это было очень трудно. Наконец забралась, села и стала глядеть по сторонам. Кругом меня далеко-далеко — верхушки маленьких сосен, а дачи не видно, и реки — тоже. Я не знала, куда идти; решила, что всю ночь просижу на дереве, а как только начнет светать — буду искать дорогу. Вдруг слышу: «Соня!.. Соня!.. Ау!.. Ау!..» Коля даже совсем близко подошел, я его заметила с дерева. Сначала я обрадовалась, думала ответить, а потом захотелось посмотреть, что дальше будет. Я еще никогда не проводила ночи в лесу…

— Но мы же всю ночь тебя искали! И несколько раз подходили к дороге. Как ты могла не отвечать!

— Я больше не слышала. Наверно, спала уже в это время. Устала сидеть на дереве. Стало холодно, и комары сильно кусали. Я слезла, вытряхнула грибы из мешка на землю, положила его под голову, укуталась халатом и заснула. Когда проснулась, пошла искать дорогу. Попала не сюда, а в соседнюю деревню. Там меня накормили и провели домой.

Рассказ Сони, ее беспечный тон поразили всех своей жестокостью. Молча стояли педагоги. Укоризненно смотрели на нее товарищи. Соня перестала улыбаться. Пионервожатая едва держалась на ногах. Она много передумала и пережила в эту ночь, и равнодушный, без тени раскаяния, голос Сони возмутил ее. Не хотелось верить, что двенадцатилетняя девочка могла быть такой жестокой.

Надя устало прислонилась к стволу березы. Дети заметили это. Они столпились около нее. Им хотелось успокоить пионервожатую, сказать ей что-то хорошее…

От Сони все отшатнулись. Ее и так не очень любили. У нее не было постоянных друзей, она играла то с одной, то с другой девочкой. Читала приключенческие книги и сама мечтала стать героиней какого-нибудь необычайного происшествия.

Тамара Сергеевна попросила педагогов зайти к ней. Соня, оставленная всеми, постояла одна, потом медленно пошла к дому. Молчание детей и педагогов поразило ее.

В кабинете директора собрались воспитатели.

— Вопрос о поведении Сони я считаю нужным поставить на обсуждение педагогического совета, — начала Тамара Сергеевна. — Но тут приходится говорить не об одной Соне. Дети были с Надеждой Павловной. Как могло случиться, что она не заметила во́-время отсутствия девочки?

Надя вспыхнула. Хотела сдержаться и не смогла:

— Разве я плохо следила за ребятами?.. День и ночь с ними вожусь! Зачем же Соня так поступила? Я к ней хорошо относилась, всегда помогала ей. А что было бы со мной, если б она пропала? Воспитатель же отвечает за порученных ему детей!

Наде хотелось оправдаться перед товарищами, хотелось, чтобы ее пожалели. И чем больше она вспоминала о своих печалях, тем сильнее жалела себя. Она заговорила о своем сиротстве, о трудности работать и учиться…

Тамара Сергеевна строго прервала ее:

— Почему вы, молодая, здоровая девушка, говорите о перенесенном вами горе? Посмотрите внимательно кругом. Разве страданья Гали, Машеньки, Вити меньше ваших?.. А воспитатели, педагоги, перенесшие блокаду, — сколько они выстрадали? Надя, вы комсомолка, вы молоды. Вы должны показывать детям пример стойкости и мужества. Поверьте, перенесенные страданья не дают права на скидку. Вот и сейчас: вас приходится утешать, а, по существу, что произошло? Да, вы плохо глядели за детьми. Вы их распустили. Соня скверно, безобразно поступила. Наверно, придется отправить ее в город. А вы? Вам также следует сделать выговор!

Взял слово Иван Иванович:

— Мне кажется, вина Надежды Павловны невелика. Соня — своенравная, капризная девочка, и уследить за нею не легко. Это не первый ее проступок. Помните, в городе сколько раз нам приходилось собираться, думать, как и сегодня, что делать с ней. Но за последнее время я не слышал жалоб на Соню. Даже доктор одобрительно о ней отзывался.

Слушая Ивана Ивановича, Надя напряженно думала. Она всю ночь мучилась сознанием, что воспитанница пропала в ее дежурство, что она, видимо, недостаточно внимательна к своим обязанностям. Слова Тамары Сергеевны задели ее сильно и заставили задуматься.

«Надо жить без скидки на перенесенные страданья», — повторяла она мысленно. «Да, наша директорша может так говорить. Я знаю, как боролась она за жизнь порученных ей детей. Она рассказывала, как страшно было тогда на пароходе. Медсестра на глазах у нее поседела. О себе Тамара Сергеевна промолчала, но мы-то видим молодое лицо и широкую седую прядь!..»

Справедливая по натуре, Надя готова была признать свою вину.

— Тамара Сергеевна, — с болью сказала она. — Мне очень тяжело, но я, должно быть, действительно плохо смотрела.

— Я знаю, Надя, сегодняшний случай надолго врежется вам в память и заставит вас со всей строгостью относиться к себе.

Долго еще педагоги обсуждали поступок Сони. Последнее время она казалась такой дисциплинированной! Почему же она теперь сорвалась?

Тот же вопрос волновал детей, и особенно — Галю и Машу. Они, как обычно, сидели под большой сосной. Ребята подошли к ним. Всем хотелось обсудить выходку Сони, решить, как с ней быть…

— Она же пионерка! Надо лишить ее красного галстука!

— Сначала надо ее расспросить, — возразила Лиза.

— Давайте позовем Надежду Павловну!

— Она у Тамары Сергеевны. Попробуем сами разобраться. Вызовем Соньку…

Несколько человек бросились за виновной. Она пришла и сначала держалась довольно спокойно. Постепенно вопросы товарищей, их негодующие голоса, презрительные взгляды заставили девочку понять сделанное ею. Соня перестала выкрикивать: «А вам-то какое дело! Что вы на меня наскочили?.. Что особенного я сделала: переночевала в лесу! Я знаю, Буренков и Витька в первую ночь в лес убежали. Им — ничего! Почему я хуже их?».

— Ты подло поступила. Ты не отозвалась на зов товарищей!

— Ты заставила всех так волноваться!

— Мы думали, что ты погибла!

— Никому и в голову не пришло, что это шутка!

— Разве так можно поступать, да еще пионерке?

Оставшись в лесу одна, Соня сначала испугалась и думала догнать своих товарищей. Услышав, что они опять вернулись и ищут ее, решила спрятаться и не подавать голоса. Она пошутила, и не чувствовала себя виноватой. И вот теперь товарищи требуют от нее объяснений. Она всё сильнее сознавала правоту ребят и, не зная, что сказать, заплакала.

Надя, услышав через открытое окно громкий плач, выбежала во двор. Заметив собравшихся у большой сосны ребят, она подошла к ним:

— Что случилось?

Соня зарыдала еще сильнее. Ребята молча раздвинулись, пропуская Надю. Она не приготовилась к встрече с виновницей стольких бед и не знала, как держать себя. Неожиданно для всех Соня бросилась к пионервожатой. Слёзы ручьем текли по ее лицу, и она заговорила быстро-быстро, ни на кого не глядя:

— Надежда Павловна, я очень виновата перед вами, перед всеми… Я плохо сделала. Простите меня, и, пожалуйста, пожалуйста, не выгоняйте из пионеров! Я больше не буду так… Я буду стараться…

Заговорила Галя:

— Надежда Павловна, созовем совет дружины. Давайте сейчас, здесь, скорее решим, как с ней поступить. Не в первый раз она всех подводит!

Звать ребят на собрание не пришлось. Они почти все были тут. Совет дружины строго осудил поступок Сони. Многие высказались за исключение ее из пионерской организации. Чистосердечное раскаяние девочки и решающий голос старшей пионервожатой помогли Соне сохранить пионерский галстук.

Педагогический совет тоже решил не отправлять девочку в город, но ей запретили до конца лета выходить за пределы забора, окружавшего дачу.

История с Соней оставила глубокий след в памяти детей. Они поняли, как важно помнить о товарищах, о коллективе. Соня тоже многое поняла. Она видела, как единодушно ребята осудили ее поступок.

Первое время Соня играла одна и делала вид, что ей весело. На самом деле ей было тоскливо. Однажды она пришла к Лизе с просьбой поместить в газете ее заметку. Девочка писала о своей вине перед товарищами:

«Я только сейчас поняла, как плохо поступила. Из-за меня все не спали ночь, беспокоились. Пожалуйста, дружите со мной!»

Лиза похвалила Соню и заметку поместила на видном месте. В следующем номере появилось письмо Игоря. Он резко упрекал Соню и кончал письмо так:

«Ты думаешь, нам легко отстаивать тебя? Ребята говорят: «Пионеры должны быть лучшими, а вы Соньку покрываете, не исключили. Какая же она лучшая?»

И не в одном письме Игоря, а и от других ребят немало горькой правды услышала Соня; она и раньше всех удивляла нетоварищескими выходками, непоследовательностью своих поступков. Но теперь, после письма, от нее уже не сторонились. Включили ее в общие игры и работу. Лиза стала следить за ее чтением и незаметно наблюдала за нею. И не раз Соня чувствовала дружескую руку старшего товарища.

Глава четвертая

— Надежда Павловна! К вам кто-то приехал!..

Она бросилась к дому.

— Варя!..

А подруга уже летела ей навстречу.

— Куда ты пропала? Почему не отвечала на письма? — спрашивала Надя.

— Мне дали путевку. Отправили на юг в санаторий. Времени было в обрез.

И дальше посыпались восторженные рассказы Вари о Черном море, кипарисах, солнце, новых знакомствах… Внезапно Варя сообщила:

— Тебе необходимо сегодня же заполнить анкету и подать заявление в школу. Едем немедленно, а то опоздаем!..

Надя бежит к директору. Ей дают отпуск на два дня. Торопливо одевается. И вот — они уже в вагоне. Девушки говорят без умолку, даже в окна не глядят…

А закат несказанно хорош!.. На склонах мелькнувшего за окном пригорка растут высокие иван-чаи. Их целые заросли. Розовые, уже с пушинками, они стоят, залитые солнцем. Дальше — поля, синий лес на горизонте, и опять пригорки.

— Год назад мы познакомились с тобой, Надя, в вагоне. Помнишь, как я плакала, а ты не знала, где и как будешь жить. Теперь ты сильно изменилась. Нашла свое дело. Любишь его… Ленинградкой стала.

Надя засмеялась:

— Далеко еще мне!.. А изменились не мы одни. Всё изменилось, всё стало лучше. Посмотри на деревья… Тогда они стояли обожженные, без листьев. Теперь покрылись зеленью, и так ровненько обросли! Воронок за высокой травой тоже не видно. Разрушенные постройки почти все разобраны. Трудно узнать местность. Домики новенькие, уже заборами обнесены. Везде строят, чинят, восстанавливают. И как дружно работают люди!

Девушки смотрят в окно. Поезд прошел под мостом, сделал поворот, и вот уже видны платформы.

Варя потащила подругу прямо в школу. Получив анкету, Платонова попросила разрешения принести ее завтра. Варя удивилась:

— Почему откладываешь?

— Хочу поговорить с Татьяной Васильевной. Привыкла с ней советоваться.

Варя немного обиделась и заторопилась домой. Надя побежала одна. Она любила свой райком, и ее всегда тянуло зайти туда.

Три месяца не была Надя в городе. Как изменился он за этот короткий срок! Сколько домов восстановлено! Фасады покрашены, вместо ободранных зданий — встали новые, красиво отделанные. Зелени еще больше стало. Появились скверы на месте пустырей. В них уже деревья высокие. Откуда они взялись?

Вот и улица, где помещается райком. Сколько раз Надя пересекала ее, обходя рытвины мостовой. Теперь она ровная-ровная, асфальт блестит. Бесшумно проносятся автомобили. Здание райкома тоже покрашено, выглядит лучше. Но здесь райкомовцы временно. Скоро они вернутся в свое прежнее помещение, где кончается ремонт. Дом был сильно разрушен упавшей бомбой. Пришлось временно разместиться в маленьком особнячке. Тесновато, но здесь всегда кипит жизнь.

Надя поднялась в третий этаж. В комнате Татьяны Васильевны слышны голоса.

«Должно быть, заседание», — подумала Надя. Постучала, — ответа нет. Голоса совсем близко. Дверь распахнулась. Вышла группа девушек. Увидев Надю, они остановились. Это были ее товарищи, как и она работавшие старшими пионервожатыми. Общие интересы, общая работа в райкоме сдружили их. Надя обрадовалась встрече. Ей хотелось побольше узнать о летней работе подруг, но она увидела, что Татьяна Васильевна куда-то уходит, и помчалась ее догонять.

— Надя! Когда же ты вернулась? Должно быть, неплохо провела лето. Выглядишь хорошо. Ты по делу или просто так?

— Посоветоваться хотелось с вами.

— Пойдем, проводи меня. По дороге и поговорим.

Взяв девушку под руку, Татьяна Васильевна быстро зашагала.

— Ну, как живешь, Надя? Справляешься ли с ребятами?

— Плохо, Татьяна Васильевна!

И девушка без утайки рассказала о случае с Соней.

Зорина слушала внимательно. Ей хотелось знать, какой вывод сделала девушка из пережитого.

— Мне показалось обидным замечание директора, да еще на педагогическом совете, — говорила Надя. — Тот день был особенный: братик мой нашелся. Помните, который в поезде пропал? У меня голова шла кругом от радости!

— Тем внимательнее ты должна была отнестись к чужим детям.

— Вот об этом я тогда и не думала. И когда Тамара Сергеевна строго заговорила со мной, я обозлилась сначала. А потом… Потом поняла, что во время дежурства мы — как часовые на посту. Ох, Татьяна Васильевна, многому мне еще надо научиться!

Зорина ласково взглянула на раскрасневшуюся девушку и сказала:

— Наверно, инцидент с Соней заставит тебя еще требовательнее относиться к себе, а главное — учиться.

— Вот как раз об этом мне и хотелось посоветоваться с вами. Я была сейчас в школе рабочей молодежи. Хочу с осени туда поступить. Теперь мне надо сдавать экзамены. Кажется, я подготовилась. И в то же время очень боюсь! Экзамены начнутся через неделю. Я хочу попросить Тамару Сергеевну дать мне отпуск на две недели. Здесь я буду днем и ночью заниматься и должна сдать!

— Что же тебя смущает?

— А как же я детей оставлю?

— Ну, две недели кто-нибудь за тебя поработает. На отпуск ты имеешь право: почти год в детдоме. Тамара Сергеевна охотно отпустит тебя.

— Значит, я правильно решила? Только бы сдать!..

— Я верю, Надя, что ты найдешь в себе силы поступить так, как решила. Только не забывай главного: ты привыкла добиваться всего сама, и это хорошо. Это доказывает, что у тебя есть воля. Но я заметила одну твою черту: если ты сама не можешь справиться, тебе легче бросить дело, чем попросить помощи у товарищей. Это неправильно. Помни: в нашей стране коллектив — лучший помощник и друг.

Надя на каждом шагу чувствовала правоту слов Зориной. В вечерней школе совсем незнакомые люди помогли ей оформиться, всё объяснили, рассказали. Получив в библиотеке нужные ей учебники, она хотела вечером же поехать домой, но Варя упросила подругу еще раз переночевать у нее.

Утром Надя вернулась на дачу. Всю ночь лил дождь. Площадка перед домом еще не просохла. Ежась от утреннего холодка, ребята вышли на зарядку. Старшие мальчики старались встать на солнечную сторону. Анатолий Георгиевич заметил это и велел уступить места девочкам. Пришлось повиноваться.

Сразу после зарядки Жилеткин и Дубков исчезли. К завтраку пришли с опозданием. Дети, увидев их, перешептывались и смеялись. Они предвкушали новую шалость. Если что случалось — не только дети, но и воспитатели знали, что без «друзей» дело не обошлось. На проделки Дубков и Жилеткин были мастера.

Надя давно наблюдала за Колей. Она заметила, как не любит он просить и старается всё сделать сам. Характер мальчика, порывистый, неровный, много хлопот доставлял воспитателям. Временами Дубков казался самым дисциплинированным, прилежным и внимательным. Он много читал, хорошо рассказывал, умно рассуждал и казался старше своего возраста. И как-то внезапно настроение его менялось. Мальчик становился детски-шаловливым, безудержно веселым. Коля дружил с Жилеткиным. Оба любили лес, пропадали там всё свободное время. Возвращались довольные, с полными корзинами грибов и букетиками ягод, самых крупных, самых спелых. Их они дарили Гале и Маше. Они жалели девочек и хотя грубовато и неумело, но старались облегчить их положение.

В свою очередь, девочкам легче других удавалось во-время остановить шалунов, заставить их заниматься. Друзья полюбили книги. Юра увлекается приключенческой литературой; Колю интересуют путешествия и книги о животных и их дрессировке. Он очень любит животных. Готов возиться с ними целые дни.

И как он нежен с ними! Юра равнодушнее относится к найденышам, но из чувства дружбы охотно помогает товарищу в розысках и ловле зверьков. Сколько терпенья, настойчивости и любви к птенцам надо было, чтоб вырастить галчат! Коля достиг своего. Старший галчонок, Яшка, рос быстрее, был крепче. Он скоро научился летать и не долго пользовался Колиным гостеприимством, — улетел. Зато Шурка остался. Своими забавными выходками он смешил детей. Шурка воровал у них из рук кусочки хлеба с маслом или сыром. Таскал мелкие вещи у воспитателей. Те смеялись над галчонком и охотно прощали ему всё.

По совету Леонида Коля принялся дрессировать кошку Мурку. Воспитанница не оправдала надежд. Оставшись одна на чердаке, она сожрала ручного воробья. Коля возмутился и выбросил Мурку. Больше он не хотел иметь с нею никакого дела.

В этот день Надя дежурила по столовой. Она сразу заметила веселые шутки, направленные в сторону приятелей и насторожилась.

«Что-то они затевают», — подумала девушка. И когда сразу после завтрака друзья куда-то пропали, она сказала Ивану Ивановичу:

— Если эти два друга так озабочены — ждать новой шалости!

За обедом Коля и Юра брали очень много хлеба, который куда-то слишком быстро исчезал. Поздно ночью в спальне мальчиков поднялся невероятный шум. Дежурная воспитательница понять не могла, что случилось. Зажгла фонарь, просмотрела комнату. Дети казались крепко спящими. Кровать Дубкова была пуста.

Дежурная стала искать Колю и вскоре обнаружила его в углу за столом. Мальчик сидел завернувшись в одеяло. Сначала он отказывался выползти из своего угла, но всё же ему пришлось повиноваться. Вылез он не один. Рядом с Колей встал грязный, лохматый пес с оскаленными зубами.

— Что это значит, Дубков?

В ответ послышалось грозное рычанье. Воспитательница попятилась. Ребята высунули головы из-под одеял. Увидев, как испугалась дежурная, захохотали. Пес громко залаял.

— Немедленно убрать эту мерзость! — крикнула воспитательница.

Пес опять зарычал и бросился к ней. Дубков поймал его, хотел вывести, но пес и на него набросился. Чтоб не поднимать всех обитателей дачи, воспитательница принуждена была оставить собаку в спальне до утра.

Но утром пса уже не стало. Все отвечали:

— Не знаем, где он. Наверное, убежал!

Мальчиков вызвали к директору. Дубков и Жилеткин стояли насупившись. На все вопросы: «Что за собака?.. Откуда вы ее достали?» — отвечали:

— Сама прибежала.

— Куда вы ее теперь дели?

— Мы заснули… Ничего не знаем.

Больше в детдоме о псе ничего не слыхали. Однако все заметили необычайно возросший аппетит приятелей.

— Хлеба на них не напасешься. И всё говорят: мало!

В тот день, когда друзей вызвали к Тамаре Сергеевне, они долго совещались, не зная, где спрятать своего Джека. Коля давно мечтал дрессировать собаку. С каким трудом удалось ему раздобыть этого лохматого пса! Лишиться его теперь — немыслимо!

Внезапно Дубков ударил себя по лбу.

— Догадался! — радостно крикнул он и, ничего не сказав, помчался куда-то. Юра заковылял следом…

Желтеют темнозеленые листья. По утрам — туманы. Правда, они скоро проходят и солнышко заставляет забывать о близости осени. Но она идет…

Надя получила отпуск и уехала в Ленинград сдавать экзамены. Заменять ее остался Анатолий Георгиевич: воспитательница, вместо которой он работал, вернулась в детдом, и он собирался уехать к родным. Узнав, что Надю заменить некому, Анатолий Георгиевич отказался от поездки. Молодой человек всё чаще заглядывался на старшую пионервожатую. Ему нравилось серьезное, требовательное отношение девушки к себе, ее порывистость, горячность, и он рад был что-нибудь сделать для нее.

Дни проходили мирные, полные работы, занятий и развлечений. Грибов и ягод еще много. Анатолий Георгиевич с ребятами ежедневно бывал в лесу. Собирали к обеду полные корзины грибов, просили повара зажарить их или сварить.

Так жалко было расставаться с лесом! Дети почти всё свободное время проводили там.

В ненастные дни звеньевые и члены редколлегии собирались в шалаше. Здесь они обсуждали свою работу, писали статьи в газету и читали вслух. Ясные дни сменились серенькими. Дождик стал частым гостем.

Накинув на головы одно пальто, Коля и Юра не торопятся и не обращают внимания на дождь. Они залюбовались большой сосной. На ее ветках так много дождевых капель. Они падают, и на кончиках игл снова появляются капельки.

— Стволы деревьев стали совсем темные. А помнишь, на солнце они казались рыже-красными, огненными…

— Смотри, сколько новой травы повылезло!

— Мальчики, свезите Галю в шалаш! — закричала из окна Маша.

Приятели побежали к дому. Вскоре не только Галю, но и Машу перевезли. Ребят в шалаше набралось много. Стало тесно и тепло. Покончив с очередными делами, принялись за чтение.

Они уже не первый день читают «Мать» Горького. Книга всех захватила. Хочется знать — что дальше? Коля дошел до сцены на вокзале:

— «…но, превозмогая свою усталость, она еще кричала остатками голоса:

— Собирай, народ, силы свои, во единую силу!

Жандарм большой красной рукой схватил ее за ворот, встряхнул.

— Молчи!

Она ударилась затылком о стену, сердце оделось на секунду едким дымом страха и снова ярко вспыхнуло, рассеяв дым.

— Иди! — сказал жандарм.

— Не бойтесь ничего! Нет муки горше той, которой вы всю жизнь дышите…

— Молчать, говорю! — Жандарм взял под руку ее, дернул. Другой схватил другую руку, и, крупно шагая, они повели мать…» —

Коля остановился. Все закричали:

— Читай дальше. Почему замолчал?

Мальчик, отложив книгу, медленно сказал:

— Почему мы не комсомольцы?

Сначала ему не ответили. Потом заговорила Лиза:

— Я давно думаю об этом. Очень хочу подать заявление, но как-то не решаюсь…

— И мы с Юркой часто говорим о комсомоле.

— Попросим нас принять! — предложила Нина.

Галя, необычайно бледная, робко спросила:

— Неужели и меня возьмут? Я же мало что могу делать…

— А хочешь?.. — задали ей вопрос сразу несколько человек.

— Разве можно спрашивать об этом? Я так хочу, так!.. Мне кажется, что это такое счастье — жить, бороться, а если надо — и умереть за коммунизм!

— Мы все здесь такие же, как ты, Галя. И так же хотим вступить в комсомол, — отозвался Коля.

— Давайте, ребята, как приедем в город, посоветуемся с Надеждой Павловной и подадим заявления, — оживленно заговорила Лиза. — Нас же много здесь. И если нас примут, будет своя комсомольская группа. Это чудесно!..

Лица ребят засияли. Неужели осуществится их мечта?

— Солнышко выглянуло! — закричала Маша.

Все столпились у входа. Коля взглянул на сосны. Теперь, озаренные солнцем, дождевые капли на их иглах сверкали, загорались разноцветными огоньками.

«Как красиво!» — подумал мальчик. Он любил природу и внимательно наблюдал за всем.

— Вот вы куда забрались! Мы думали, что в дождь вы не вылезаете из дому, но на всякий случай заглянули сюда!

Леня, Сережа и Наташа вошли в шалаш.

— Ребята, мы думали еще недельку здесь пожить, а приходится уезжать послезавтра. Если погода будет хорошая, приходите завтра к нам. Вечером, после спуска флага, мы зажжем прощальный костер около шалаша. Сейчас пойдем приглашать Тамару Сергеевну, чтобы она пришла вместе со всеми ребятами.

В детдоме тоже начались приготовления к переезду в город.

Не хочется расставаться с дачей. Кажется, воздух стал еще чище и прозрачнее. Так славно бродить по лесу, строить крепости из песка, собираться в шалаше и вести там задушевные разговоры.

— Если б здесь остаться подольше! — тяжело вздыхают ребята.

— Зря говорите! — возражают им. — Начнутся дожди, сами станете проситься в город. Там кино, ТЮЗ!.. И в школу хочется. Пора…

Город уже привлекает, о нем говорят, строят новые планы. Длинные летние дни прошли незаметно. Казалось, впереди много времени, а его уже нет.

На спуск флага в пионерском лагере Тамара Сергеевна отпустила только несколько человек из старшей группы.

— Всех остальных возьму на костер, — заявила она.

Ребята не протестовали. Они знали, что в лагере уже убраны лодки, а идти туда пешком далеко. Большинству это трудно. Кроме того, у них у самих будет спуск флага перед отъездом.

Юра, Коля и несколько девочек всё же отправились. Им хотелось еще раз побывать в лагере. День выдался ясный, теплый. Шли знакомой дорожкой вдоль берега реки. Вода в ней стала словно другая: холодная, темная и течет медленнее.

— А листья… Смотри, Юрка, сколько желтых появилось!

— Да, — соглашается Юра. — И хлеба уже убрали. Слышишь: молотилка стучит.

Мальчики миновали шалаш. В лагере торжественно-громко звучат фанфары. Их далеко слышно, и ребята бегут на зов. Сегодня спуск флага. Обитатели лагеря завтра рано утром уезжают в город. Кончилась вольная лагерная жизнь!

Пионеры уже построились на линейке около мачты с поднятым флагом. Кругом сосны, такие знакомые! Почти с каждой из них связана какая-нибудь история или приключение. А клумбы с цветами — помните, как копали землю, сажали цветочную рассаду?.. Боялись, что не прирастет. А потом ждали, когда распустятся первые цветочки и у кого лучше будут… А как они зацвели! И у всех разом… Сейчас все дачи утопают в цветах. После спуска флага срежут цветы и увезут в город.

— Смирно!

Отряды отдают рапорт. Фанфаристы выдвинулись вперед. Медленно опускается флаг. Детям до слёз жалко расставаться с лагерем. Но уже раздается команда:

— Шагом — марш!

И отряд за отрядом двигается с песней по дорожке к шалашу:

Готовься в дорогу на долгие годы,

Бери с коммунистов пример,

Работай, учись и живи для народа,

Советской страны пионер!

И уже не видно колонны детей, а песня еще звучит:

Работай, учись и живи для народа,

Советской страны пионер!

После раннего ужина детдомовцы направились к своему «дворцу». Всем жалко было расставаться с ним. Много хороших часов провели здесь ребята. И пионеры из лагеря постоянно забегали сюда, в плохую погоду приносили игры, шахматы. Сколько интересных книг было здесь прочитано вслух! Завтра их друзья уезжают, а через неделю и детдомовцев не будет здесь. Ребята рады были пойти на костер, и в то же время им было грустно.

— Неужели последний раз мы их увидим?..

— Что ты ноешь, Нина! Последний!.. — передразнил девочку Гоша, бывший в дурном настроении из-за ссоры с Буренковым. — «Последний» — это только для девчонок. Мужчины не рвут дружбы из-за перемены адреса! — сказал он важно и добавил: — Сережа и Леонид станут приходить к нам в городе. Мы уже договорились.

Лиза стояла рядом и слышала весь разговор. Ей еще не удалось отучить Гошу от старых грубых привычек, хотя он сильно изменился. За слово «девчонки» ему досталось бы от Лизы, но в это время раздался звук фанфар. Колонны пионеров подошли и выстроились на поляне.

После взаимных приветствий разместились вокруг костра. Солнце уже скрылось за деревьями. Густые тени легли на полянку. Кругом нее — высокие мохнатые сосны. Меркнут краски дня. Легкий, как паутинка, туман повис над лугом. Чист осенний воздух. Тихо кругом.

Вдруг вспыхнул костер. Затрещали сухие ветки. Пахнуло теплом. Высоко и прямо поднялся столб дыма.

— Товарищи! — начала Вера. — Сегодня здесь, у шалаша, мы зажигаем наш последний летний костер. Ваш «дворец» был настоящим дворцом пионеров. Он объединил вас. Здесь вспыхнула и разгорелась большая дружба между ребятами. Нашим пионерам знакомство с вами принесло много пользы. Дети внимательнее и мягче стали относиться друг к другу. Ваше уменье работать, учиться, забывая о физических трудностях, помогло и нашим ребятам быть стойкими, сильнее добиваться намеченной цели. Мы уверены, что дружба, возникшая здесь, сохранится и в городе.

В костер подбросили сухих веток. Он запылал еще ярче. Озаренные красным пламенем, ребята сидели молча. Почему-то сегодня особенно отчетливо вспомнился день, когда они пришли в лес и увидели разрушенный шалаш.

«И как всё изменилось за это время!» — подумала Лиза. Она обняла сидевшую рядом Наташу и шепнула ей:

— Ты не забудешь меня?

Стройные ряды пионеров лагеря и детдомовцев как-то вдруг перемешались. Ребята сидели обнявшись, о чем-то тихо шептались, иногда взволнованно говорили. Тамаре Сергеевне так и не удалось выступить с ответным словом: не хотелось мешать прощанию друзей.

Было уже поздно.

— Пора расходиться! — крикнула Вера.

Догорел костер. Ушли ребята. Но песня еще доносилась из лесу:

Работай, учись и живи для народа,

Советской страны пионер!..

Часть четвертая

Глава первая

Жизнь побеждает

Вернувшись из деревни, Вячеслав сразу побежал к Наде. Из общежития вышел рано утром, еще девяти часов не было. Боялся не застать ее.

«День солнечный. Погулять можно, даже за город уехать. А если она еще на даче?..» — думал он, подходя к знакомым воротам.

Надя была дома. Она обрадовалась, увидев Вячеслава.

— Откуда ты? Почему так долго не писал? — и тихо добавила: — Забыл меня совсем?

Он покачал головой.

— Никогда не говори таких слов, Надя.

Он очень серьезно сказал это. Наде сразу стало стыдно за свой вопрос. Она принялась угощать его, расспрашивая о поселке, о колхозе.

Слава рассказал, что бабушка живет лучше прежнего. Работает в колхозе бригадиром. Дом ей отремонтировали.

— Она такая же энергичная. Не верится, что ей пришлось столько перенести. Зовет тебя на следующее лето в деревню отдохнуть. Когда я с нею разговаривал, в избу вбежал мальчишка — здоровый, крепкий, круглолицый. На тебя похож…

— Геня!? — радостно воскликнула Надя.

— Да, твой брат. Мы познакомились. Я же его не видел, хотя знал, что у тебя есть маленький братишка. Ты почему-то совсем о нем не говорила.

— Я думала, что он погиб. Ну, какой он? Расскажи, Слава!

— Какой?.. Пожалуй, почти с тебя ростом. Веселый… Бабушка говорит, что с ним сладу нет, а по голосу слышно, что довольна внуком. Я недолго был у твоих. Хотел второй раз заехать. Бабушка собиралась посылку послать, да я не попал в их деревню перед отъездом. Оставил тебя без деревенских гостинцев. Не сердись… Знаешь, чем я был увлечен? За это лето я сделал большую работу: все дни бродил, изучал наш район. Хотел сам видеть, что с ним стало после войны, как ликвидируются последствия немецкой оккупации. Если б ты знала, какой материал я собрал! Хочу прочитать доклад в нашем научном обществе. Да что я всё о себе?! Лучше ты, Надюша, расскажи, как провела лето. Как работала, что читала? Что сейчас думаешь делать?

После двухмесячной разлуки Надя мечтала о какой-то другой встрече. Деловой тон Вячеслава не понравился ей. И, уже обидевшись на него, Надя запальчиво сказала:

— Тебе-то хорошо было бродить по лесам. Ты свободен, а я целые дни была занята!

Слава не понял, что ее рассердило, и миролюбиво спросил:

— Может быть, ты собиралась куда-нибудь? Я помешал тебе?

Наде стало неловко. Она засмеялась, а потом серьезно сказала:

— Знаешь, у меня ничего не выходит, Славушка… — и, видимо, не желая продолжать разговор, она, глубоко задумавшись, машинально перекладывала книги на полке. Потом заговорила о работе с детьми: — Наши ребята уже в комсомол собираются. И скоро снова многих примем в пионеры. Кажется, мне удалось сблизиться с детьми, стать им нужной…

— И я так думаю. И не понимаю, почему же у тебя «ничего не выходит»?

Надя удивленно посмотрела на Славу, весело улыбнулась.

— Славочка, я же говорила — с экзаменами у меня не выходит. Впрочем, ты ведь ничего не знаешь! Я сдаю за девятый класс. Буду учиться в школе рабочей молодежи. Завтра самый страшный экзамен: алгебра. Она мне никак не дается…

— Алгебра? Это в школе был мой любимый предмет! Тащи скорее учебник, карандаш, бумагу!..

Слава убрал со стола посуду, придвинул стул.

— Что тебе непонятно? Показывай, разберемся!..

Юноша легко решает задачу, казавшуюся Наде невероятно запутанной. У него всё так просто выходит! Наде досадно, что она не могла сама догадаться. А он, кончив задачу, переходит к другой…

— Подожди, я решу без твоей помощи! А ты посиди, почитай пока…

Наде кажется, что она быстро справится, а у нее всё не получается. Вячеслав незаметно следит за нею. Потом подошел, заглядывает в решение. Надя спрятала от него тетрадь:

— Подожди, я сама!..

— Но ты же теряешь время! У тебя вот здесь ошибка…

— Говорю — оставь! Я сама справлюсь.

Она перечеркивает сделанное, быстро что-то пишет.

— Ты опять не так решаешь! — говорит он и показывает.

Надя видит ошибку, но ей не хочется сознаваться в этом. Она уверяет его, что задача очень сложна, что это только ему, студенту, легко. Слава улыбается:

— Совсем не трудная. Пустяковая задача. Ты торопишься и потому не можешь решить. А если внимательно последить, — всякий тупица ее поймет…

Надя вскочила:

— Зачем же ты к тупице ходишь? И помощь твоя мне совсем не нужна!

Вячеслав, шумно отодвинув стул, зашагал по комнате. Наде хотелось сказать юноше что-нибудь обидное. Он заметил ее недобрый взгляд. Ссориться он не любил.

— Что же, будем дальше решать?

Надя отвернулась и ничего не ответила. Вячеслав подошел к девушке. Надя смотрела в окно. Ей самой неприятна была ссора. Думала сказать ему: «Не сердись!». Но упрямо молчала. Слышала, как скрипнула и закрылась дверь за Вячеславом. Хотелось вернуть товарища… Она попрежнему глядела в окно и про себя печально повторяла:

«Ушел… Наверно, больше не придет!..» Ей стало жалко, очень жалко себя и Славу. «У него сегодня весь день свободный. Он надеялся провести его со мной… Звал прокатиться на пароходе по Неве. На Островах хорошо, наверно. Золотыми листьями покрыты дорожки… А может быть он не ушел?..»

Надя повернулась. Комната была пуста… Подошла к столу. Там лежала раскрытая тетрадь. Надя пробежала глазами написанное Славой решение. Ей захотелось понять задачу. Она углубилась в тетрадь, и постепенно всё яснее становился ход действия. Не ограничилась этой задачей, решила еще несколько и, уже смеясь, назвала себя «тупицей». И такой нелепой, ненужной показалась ей ссора! Она старалась забыть о ней. Снова взялась за учебники, но не могла сосредоточиться.

«Может, пойти к нему? Сказать прямо, что я была неправа?..»

Надя уже хотела бежать в общежитие. Кто-то постучал в дверь…

— Славушка! Как хорошо, что ты вернулся!

— Мне стало так тоскливо без тебя. Я побродил по улице… Даже к твоему дому подошел, но сначала не решился войти. Потом одним духом взбежал по лестнице… Кажется, ты не сердишься? Извини меня, Надя, я совсем не хотел называть тебя… — Слава остановился.

— Нет, нет! Ведь я же к тебе собиралась! Я действительно была тупицей, а сейчас решила все задачи. Ты так хорошо объясняешь!

— Значит, ты свободна? Собирайся, поедем. Погода сегодня такая чудесная!

— У меня же завтра экзамен!..

— Ну, давай вместе позанимаемся, а потом пойдем.

— Нет, мне осталось повторить несколько билетов. Это надо делать одной.

Но Славе так хотелось погулять с ней.

— Тебе необходимо немного отдохнуть. Хоть полчасика. Мы только проедемся на пароходе, и ты сейчас же вернешься.

Жизнь побеждает

Устоять было невозможно. После прогулки они простились у ворот. Слава горячо пожелал сдать экзамен. Сказал, что будет волноваться за нее. В его голосе Надя подметила особенные нотки… Для них нельзя найти слова, но они так радуют…

До́ма девушка села на окно и засмотрелась на ночной город. Она видела светлую цепочку уличных фонарей. Освещенные окна многоэтажных домов. Мелькающие разноцветные огоньки трамваев. Радостные и светлые мысли возникали в ее голове.

Варя всегда приходила в школу в дни Надиных экзаменов. Она терпеливо ждала, иногда по нескольку часов. Надя показывалась в дверях, красная, взволнованная. По ее виду подруга определяла: хорошо сдала или нет.

Алгебру Надя знала хуже других предметов. Варя волновалась сегодня не меньше ее. Она сидела с книжкой в руках, но не читала. Поминутно хлопали двери экзаменационной. Входили, уходили люди, а Нади всё не было.

«Провалилась!..» — думает Варя. И в уме уже подыскивает, чем бы отвлечь, успокоить подругу.

— Варя, я четыре получила! Попалась и та задача, из-за которой мы со Славкой вчера поссорились! Ее-то я отлично знала.

Заметив непонимающий взгляд Вари, Надя начала рассказывать, что́ было вчера. Не окончив, опять возвратилась к экзамену:

— Я ответила на все вопросы по билету! Ты только пойми, Варя: у меня остался одни экзамен, и не трудный. Неужели я буду учиться в десятом, как ты и Люся?!.

Через два дня в списке сдавших экзамены Надя увидела свое имя. Она подпрыгнула от радости и смутилась: на нее смотрел один из поступавших в десятый класс, слесарь Осокин, и улыбался. Надя его знала. Они сдавали экзамены вместе. Радость Нади ему была понятна. Его тоже приняли.

— Значит, вместе станем учиться! Это хорошо.

— Конечно, хорошо! — согласилась Надя. Так приятно было сознавать, что добилась, не отступила от намеченной цели.

— Идемте в канцелярию! Оформимся и отметки узна́ем, — предложил Осокин.

Большой, крепкий, он шел не торопясь, и всё же Надя едва успевала за ним. Ей приходилось делать два шага вместо его одного.

В канцелярии они получили все нужные бумаги. Надя осталась довольна своими отметками.

— Я за пятерками не гналась, — сказала она Осокину. Тот испытующе посмотрел на нее и очень серьезно ответил:

— Дело не в отметках, а в знании. У вас две тройки, значит знания неглубокие. Вы довольны этим? Наверно, нет. Я вот работаю на заводе. Наши новые станки требуют больших знаний. А у меня их пока нехватает.

Осокин взглянул на часы и заторопился.

— Соревноваться будем? — уходя, спросил он.

— Может, и будем! — засмеялась Надя и задумалась: «Он и не знает, что я — воспитатель. Мне ведь тоже нужно очень, очень много знать… Но откуда взять время? Десятый класс — самый трудный…»

— Платонова… Надя!.. Куда ты спешишь?

— Татьяна Васильевна, здравствуйте! Я к вам шла, прямо из школы. Думала первой вам рассказать…

— По глазам вижу — довольна!

— Еще как! Через год кончу школу. Надо теперь работать, заниматься много-много! Пугает одно: смогу ли я детям отдавать столько же времени?

— Ты же хочешь, — следовательно, добьешься. Организуй свой день… Сегодня в райкоме я встретилась с начальником пионерского лагеря, который был вблизи вашей дачи. Говорит, вы очень подружились с микояновцами и славно провели лето. Мне было приятно слышать хорошие отзывы о твоей работе. Тот, кто умеет работать, сумеет и учиться. Что ты кончишь школу, я совершенно уверена. Поздравляю тебя от всего сердца с первой победой!

Глава вторая

Коля и Юра во дворе учат Джека. Им-таки удалось притащить в город лохматого пса, так бесследно пропавшего ночью из спальни. Не зря воспитатели дивились аппетиту мальчиков: они спрятали своего Джека в сарае и кормили его. Пес привык к ребятам. Они, боясь, что собаку обнаружат при переезде в город и велят выгнать, всё время тщательно скрывали ее. Как же удивились воспитатели, когда в городе из автобуса вместе с ребятами вылез лохматый пес. Дубкова и Жилеткина повели к директору. Тамара Сергеевна едва сдерживала улыбку. Хмурые лица мальчиков были полны решимости защищать своего четвероногого друга:

— Оставьте нам собаку! Она послушная. Даже в автобусе ни разу голоса не подала! А мы будем вести себя хорошо.

— Даете слово?

— Честное пионерское! Вот увидите!

Коля и Юра души не чают в своем Джеке, да и другим ребятам он очень нравится. Джек сделался общим любимцем. Он не походит на грязное, лохматое чудовище, так напугавшее воспитательницу сначала. Как только ребятам разрешили оставить пса, они вымыли его и подстригли. Джек выглядит красавцем. Коля уверяет всех, что он породистый.

Приятели, занятые Джеком, не заметили, когда Надя вошла в калитку. Зато малыши и Екатерина Казимировна радостно встретили ее.

— Вы уже вернулись? — удивленно спросила Надя. — А собирались завтра приехать!

— Да, — ответила Екатерина Казимировна, — но сейчас все возвращаются в город, автобусы достать трудно. А нам представилась возможность, ну и пришлось отправиться раньше.

Подошли старшие воспитанники. Наде кажется, что все даже выросли за это время.

— Всего две недели прошло, а как я соскучилась, ребята! Собиралась к вам на дачу приехать, но времени было очень мало. Каждая минутка на учете.

— А экзамены кончились?

Ребятам хочется спросить, сдала ли она? Надя понимает их деликатность.

— Сдала! — весело и громко говорит она. — И принята в десятый класс!

Ее наперебой поздравляют.

— И мы тоже, и мы тоже поздравляем! — раздаются радостные голоса микояновцев. Никем незамеченные, они вошли во двор.

— Это из лагеря!.. Наши!.. — закричал Коля, здороваясь с Сережей.

— Мы к вам с предложением, — сказала Наташа.

— Тише, ребята! — И когда шум затих, Надя обратилась к пришедшим: — Ну, друзья, какое у вас предложение?

— На территории нашего завода расчистили пустырь, — начал Леонид. — На днях будут сажать фруктовые деревья. Мы подумали, что и вам нужно посадить. Без вас приходили сюда. Осмотрели двор. Хорошо бы расчистить этот угол!

Леонид указал рукой в сторону кухни.

— Поглядите, какое солнечное место завалено всяким строительным хламом! Если мы расчистим его, приведем в порядок, сад выйдет на славу.

Екатерина Казимировна заинтересовалась предложением Леонида. Она мысленно представила себе цветущие яблони и сказала:

— Это вы хорошо придумали! Советую расширить сад и занять площадку, отведенную под каток.

— А кататься где? — спросил Коля.

— Приходите к нам, на наш школьный каток! — приглашали микояновцы. — Это совсем близко отсюда.

— Я согласен! — обрадовался Дубков. — У вас куда лучше!

— А здесь мы вскопаем и посадим фруктовые деревья, — решили ребята.

— Вот и отлично! Саженцы у вас будут. Наши садоводы обещали двадцать пять штук сберечь для вас. Давайте устроим день древонасаждения! — закончил Леонид.

Детдомовцы радостно захлопали. Екатерина Казимировна посоветовала им сейчас же пойти к Тамаре Сергеевне и попросить ее разрешения.

Выбрали представителей от ребят, и вместе с пришедшими пионерами делегация двинулась к Тамаре Сергеевне.

Вскоре все вернулись во двор. С директором вышли завуч и Иван Иванович. Осмотрев указанное пионерами место, Тамара Сергеевна сказала:

— Справятся ли наши ребята? Работы здесь много!

Тихон Александрович в стороне о чем-то разговаривал с Иваном Ивановичем. Они еще раз обошли участок, что-то промерили, прикинули и вернулись с готовым решением.

— Место хорошее, солнечное, — сказал Тихон Александрович. — Свалку эту давно следовало убрать. Тамара Сергеевна, здесь можно штук тридцать-тридцать пять яблонь посадить. Прекрасный сад разобьем! Клумбы сделаем, многолетние цветы посадим, — оживленно говорил завуч.

Ребята целый месяц не видели его. Они заметили, что Тихон Александрович выглядел здоровее.

— На юге был, — тихо сообщил товарищам Гоша. — Верно, поправился? И загорел как!..

Вопрос об устройстве сада был решен.

— В течение десяти дней площадку приготовим! — сказал завуч. — Не правда ли, Иван Иванович?

— Я еще в прошлом году думал о саде. Всё руки как-то не доходили, и времени нехватало. А если все возьмемся, да еще новые друзья нам помогут… — Иван Иванович указал на школьников.

— Мы для этого и пришли! — отозвался Сережа. — Мы хотели сами вам всё сделать!

Тут запротестовали детдомовцы:

— Что же, вы нас нетрудоспособными считаете?

Тамара Сергеевна примирительно сказала:

— Всем дело найдется! А кого же мы выберем начальником всех работ?

Посыпались предложения:

— Надежду Павловну!..

— Тихона Александровича!..

— Ивана Ивановича!.. — кричали со всех сторон.

Надя отказалась первая. Объявила, что она ничего не понимает в садоводстве. Кандидатуру завуча отвела Тамара Сергеевна ввиду его исключительной занятости. Единогласно выбрали Ивана Ивановича.

За организацию сада детдома Иван Иванович взялся горячо. Первые дни расчищали замусоренный угол двора. Работа тяжелая. Младшим и слабопередвигающимся ее не поручали. На помощь детдомовцам пришли микояновцы. Они явились во главе с Леней и в несколько вечеров убрали весь мусор. Тогда включились остальные. Все просились в садовники, и «начальник зеленых насаждений» никому не отказывал. Он знал своих воспитанников хорошо и каждому находил работу по силе. Шуткой, ласковым словом Иван Иванович умел воодушевить ребят. Вскоре землю вскопали, приготовили ямы для посадки. С завода привезли саженцы. В воскресенье устроили праздник древонасаждения.

День солнечный, теплый, можно работать без пальто. Друзья по лагерю — школьники — пришли рано утром. Вместе с Иваном Ивановичем проверили еще раз — всё ли готово. По просьбе Нади шефы прислали музыкантов. Когда грянул торжественный марш и юные садоводы двинулись получать саженцы, взрослые радовались не меньше детей. Посадку каждого дерева контролировал Иван Иванович. Накануне он рассказал воспитанникам о жизни растений, об уходе за деревьями и сейчас на деле проверял их знания.

Тщательно работают ребята. Каждое дерево будет носить имя того, кто его посадил и кто будет за ним ухаживать. Стройными рядами встали маленькие деревца на месте пустыря. Каждое привязано к хорошо выструганной палке. На каждом — дощечка с именем посадившего. Ближе к дорожке высажены ягодные кусты. В клумбах перед окнами видна зелень многолетних цветов. Даже пионы достал Иван Иванович. Рудбекии и мальвы посадили вдоль забора: они высокие, сильные, могут заглушить другие цветы.

Посадка окончена. Дорожки посыпаны песком. Дети столпились около педагогов. Они смотрят на свою работу с удивлением и радостью.

— Мои дорогие друзья! — сказала Тамара Сергеевна. — Вы недавно видели фильм «Жизнь в цвету». Помните, как Мичурин мечтал всю нашу страну сделать цветущим садом? Сегодня заброшенный угол двора превратился в сад. Это сделали вы, воспитанники нашего дома. Вы стараетесь помочь любимому городу сделаться еще краше, еще лучше. Прошло немного времени после окончания войны, а наш город узнать нельзя. Посмотрите на свой дом! Каким он был ободранным еще весною. А сейчас — словно новый стоит он, голубой, с белыми наличниками. Вместо окон, заложенных кирпичами, — новые рамы. Стёкла везде целые, а не из кусочков, как прежде, и крыша покрашена. А вы сами? Что вынесли вы в годы войны? Большинство из вас уйдет отсюда полноценными работниками, горячими патриотами своей Родины. И когда вы вырастете большими и заглянете сюда, посаженный вами сад будет расти, цвести и приносить плоды. Берегите его, дети!..

Надя подошла к музыкантам, переговорила с ними. Едва раздались первые звуки, дети подхватили знакомый мотив:

Вьется дымка золотая, придорожная.

К ним присоединились воспитатели и гости. Молодежная песня росла и крепла.

Музыканты грянули «русскую». Коля Дубков первый пустился в пляс. Джек не отставал от него. С громким лаем носился он за мальчиком.

Галчонок Шурка с утра принимал живейшее участие в празднике. Его привезли с дачи в специально сделанной клетке и поместили на чердаке. Он вырос, стал почти взрослой галкой, но забавлял ребят попрежнему. Сторожихе приходилось особенно тщательно прятать ключи от входной калитки: Юра научил Шурку таскать их. Сторожиха сердится, бежит за птицей, а Шурка сядет на землю и ключи рядом положит. Едва приблизится сторожиха, он опять поднимается в воздух. Ребята смеются, помогают отнимать ключи.

Сегодня Шурка особенно озорничает. Он пытается сесть на медные трубы музыкантов. Его отгоняют. Обиженный, он улетает к юным садоводам и садится на тонкие веточки вновь посаженных деревьев.

— Сломаешь! — кричат ему, — пошел вон! — Рассерженный Шурка, сорвав беретик с Машиной головы, летит с ним на крышу сарая.

Маша просит помощи у Коли; Чемпион свистит. Шурка уже около него, но без берета.

— Принеси! — приказывает Коля.

Галчонок неохотно возвращает украденное.

После танцев организовали игры, но помешал дождик. Сначала на него внимания не обратили. Думали — пройдет. А земля и трава становились всё мокрее. Небо затянуло тучами.

— Надо по домам расходиться, товарищи! Дождик осенний, его не переждешь, — сзывал Леня своих пионеров.

— Пойдем к нам! — уговаривала Лиза Наташу. — Посидим в пионерской комнате, я соскучилась по тебе. Хочется поговорить.

Когда девушки вошли в пионерскую, там было много народу.

— Вот и Наташа! — обрадовалась Галя. — Мы сговорились собраться. Сережа и Женя уже здесь. Леня отведет пионеров и вернется сюда.

— А что вы задумали? — спросила Наташа у Дубкова.

— Комсомольское собрание!

— Что ты говоришь, Коля! — возмутилась Лиза. — Мы еще не комсомольцы.

— Я не знал, Вета, как выразиться. Галя предложила собраться сегодня тем, кто готовится в комсомол. Нам хотелось, чтобы Леня с товарищами были тоже здесь…

— Нам важно поговорить с комсомольцами в такой момент, — докончил Юра мысль приятеля.

— Мы с удовольствием побеседуем с вами, — сказал Сережа. — А пока нет Леонида, — займемся техникой.

Мальчики принялись что-то чертить, доказывая Сереже свою правоту. Он не соглашался и сам чертил.

Наташу окружили девочки. Расспрашивали ее о школе, о лагерных товарищах.

— В городе мы все живем в разных домах, но дружим и часто встречаемся, читаем вместе, — рассказывала Наташа. — На днях кончили книгу Ольги Чечеткиной «Индия без чудес». Чечеткина сама была в Индии делегатом на конгрессе. Индия — бывшая английская колония. Да и сейчас там хозяйничают англичане. Как ужасно народ живет там! Это не жизнь, а мука! У детей совсем нет детства… И какие же счастливые мы — молодежь Советского Союза! — горячо говорила Наташа.

Мальчики оставили свои чертежи и подошли к ней.

— Достань нам эту книгу, Наташа! — попросили они.

— Подождите, товарищи, кажется она у меня в портфеле.

Наташа сходила в раздевалку и вернулась с книгой в руках.

— Вот она! Я оставлю ее вам. А может, почитать несколько отрывков, пока нет Леонида?

— Очень просим!

Перелистывая книгу, Наташа говорила:

— Здесь есть немного об Англии, Франции… А я возьму вот эти странички:

— «Поезд остановился… Шум, гомон, сутолока. И над всем этим, всё заглушая и подавляя, стоит тонкий жалобный детский стон: «Подайте…» Десятки детей, калек и просто голодных, тянутся к окнам с этим протяжным стоном.

Мы исколесили всю страну, проехали десятки железнодорожных станций и повсюду слышали этот стон, повсюду видали людей, живущих на станциях, под открытым небом не день и не два, а месяцы и годы…»

Наташа перелистала несколько страниц.

— Слушайте дальше! — сказала она.

— «Мадрас — один из промышленных центров Индии… В рабочем районе города, на узкой и шумной улице, рядом со скотным двором, стоит небольшое одноэтажное здание. Это — сигарная фабрика. Мы прошли через маленький, заставленный ящиками, тупичок. Низкая дверь ведет в цехи фабрики. Слегка наклоняя головы, мы перешагнули через порог, и вот что мы увидели: в маленькой проходной комнате, размером в 3–4 метра, на полу сидел взрослый рабочий и вокруг него — человек пять детей в возрасте от 5 до 9 лет. Когда мы вошли в комнату, ребята испуганно вскинули на нас глаза, но продолжали работать. Маленькому худенькому Кандесами едва исполнилось пять лет. Мы смотрели, как он брал своими маленькими руками лист табака, как закладывал его черенок между пальцами маленьких черных ног, как расправлял лист руками и потом отдавал его взрослому рабочему, — мы смотрели на всё это и видели: здесь нет ребенка, здесь есть рабочий. Маленький Кандесами никогда не будет знать, что такое детство…

Рабочий день на фабрике начинается в 8 часов утра и кончается в 6 вечера. За эту работу Кандесами получает в день два анна. Что на это можно купить? Один номер газеты стоит два анна, т. е. дневной заработок Кандесами. Из 250 рабочих фабрики — 150 детей.

На этой же улице мы посетили папиросную фабрику. Там, в маленькой клетушке, на полу, сидел мальчуган с круглым лицом, лукавыми глазами и… мокрым носом: ему всего четыре года.

— Как тебя зовут? — обратились мы к нему.

— Джани Баша, — ответил он тоненьким голоском, на минуту переставая чистить тупым и коротким ножом листья табака.

И этот ребенок работает 14 часов в день за три анна!

Чудовищная эксплуатация детей — страшнейшее из преступлений английского империализма в Индии. Начиная работать с четырех-пяти лет, дети обычно к 14 годам достигают такой стадии туберкулеза, что либо умирают, либо оказываются не в состоянии работать.

Только семь-восемь процентов детей Индии могут ходить в школу, остальные так и остаются неграмотными на всю жизнь. За всё время пребывания в Индии мы не видели ни в одной рабочей или крестьянской семье детских игрушек. Империализм отнял у народа Индии самое бесценное сокровище: детство его детей…»

Открыв дверь, Леонид остановился. Его не заметили. Леня не хотел мешать чтению. Он смотрел на собравшихся. Девочки сидели на диване. Они не сводили глаз с Наташи. Ловили каждое слово. Лица их стали печальными. Галя крепко сжала свои худенькие руки.

Гоша подошел к стулу Наташи. Он словно не верил ей, сам старался прочитать. Лицо мальчика была недетски серьезно.

Когда Наташа кончила читать, Гоша молча взял у нее книгу. Он отошел в угол и углубился в нее. Ребята возмутились, хотели взять книгу. Леонид остановил их.

— Пусть читает! — сказал он.

Детдомовцы сидели глубоко задумавшись. Они не задавали вопросов. Сережа и Наташа старались оживить беседу, но все отвечали коротко и вяло. Даже Коля молчал.

Подошел Гошка. Он отдал книгу Наташе и молча пошел из комнаты. Внезапно повернулся и быстро, отрывисто заговорил:

— Вот как они там живут! Меня одна тетка назвала «жертвой войны». Мне самому себя жалко было. Я же не виноват, что остался без ног. Хотел, чтобы меня жалели. Сердился, когда наказывали. Думал, что мне должны всё прощать. А почему…

Гоша остановился. Вопрос его относился уже ко всем ребятам.

— Почему мы забываем о том, что сделала для нас наша Родина? О нас заботятся больше, чем о здоровых. Как о родных детях… А там? Там, в Индии и других странах, совсем нет детства. Ребята, я часто скверно вел себя. Но я постараюсь… Я стану хорошим комсомольцем!

Лиза молча пожала ему руку. В это время заговорила Нина:

— Вот если б детям Индии рассказать, как мы живем!..

— Они не поверили бы тебе, назвали бы выдумкой и сказкой, — резко оборвал ее Дубков. Удивленная его тоном, Галя посмотрела на мальчика укоризненно. Как бы отвечая на ее немой вопрос, Коля с жаром сказал:

— Разве Нина не слышала, что пишет Чечеткина? Не знает, как живет народ в капиталистических странах, как прячут там правду о Советском Союзе?.. Представил я себе вместо маленького Джани Баша нашу Дунюшку… Вот она сидит в крохотной клетушке и целый день чистит табачные листья…

Жизнь побеждает

Сравнение с Дунюшкой поразило всех. Они и себя представили на индусских фабриках. Гоша стоял у двери. Он внимательно слушал, что говорили ребята. И как бы подытоживая общие думы, сказал:

— Мы должны бороться за коммунизм, чтобы все, все люди жили, как в нашей стране!

В разговор вмешался Леня:

— Давайте помечтаем, какими будут наш город, наша страна через десять лет!

Все задумались. Юрка заговорил первым:

— Мы тогда будем ездить не в трамваях, а в метро!

— Ленинград станет еще больше, и дома будут строить выше.

— Мне кажется, наши молоденькие деревца вырастут, и каждый год с них станут снимать много яблок и груш.

— Тогда исполнится мечта Мичурина. Наша Родина превратится в цветущий сад.

— А вдруг война? Она всё уничтожит, и садов не будет…

Лёне показалось, что в комнате точно потух свет, так потемнели лица ребят.

— Больше не надо войны! — тихо сказала Галя.

— Зачем ты вспомнил о войне? — обратилась к Буренкову Наташа. — Мир на земле будет. За него борются честные люди во всех странах.

Надя в этот вечер заменяла Екатерину Казимировну. Она любила возиться с младшими. Дети охотно с ней играли.

Уложив малышей, Надя перед уходом домой зашла в пионерскую комнату. Увидела старательно писавших ребят.

— Чем вы так заняты? — спросила она.

Пионеры, вместо ответа, протянули ей восемь заявлений с просьбой принять их в члены ВЛКСМ.

Прочитав простые, полные глубокого чувства заявления, Надя молчала. Почему-то вспомнился первый день в детдоме. Купленные билеты на фильм «Это было в Донбассе»… Сколько сомнений у них было тогда, и постоянный вопрос: «Разве инвалиды могут быть пионерами?».

«Прошло меньше года… Как обрадовали они меня сегодня!..»

Пристальные взгляды ребят вывели Надю из задумчивости.

— В комсомольской семье вы будете желанными и дорогими товарищами, — сказала она. — Надо иметь большую волю и силу духа, чтобы учиться отлично, оставшись с одной рукой, как Лиза. Галя с Машей — лучшие работницы в нашей швейной мастерской и учатся хорошо. А мальчики? Разве легко им?

Надя говорила знакомые детям вещи, но голос ее звучал особенно мягко. Ребята понимали, как взволнована и счастлива их пионервожатая.

На следующий день перед работой Надя зашла в райком. Поздоровавшись с Татьяной Васильевной, она сказала:

— Вот что я вам принесла!..

Надя подала пачку аккуратно сложенных листков бумаги. Татьяна Васильевна не спеша читала заявления ребят. Еще раз просмотрела.

— Хорошо, очень хорошо! Сколько чувства и большого желания работать звучит в каждом их слове! И пионеров ты отобрала самых лучших.

— Татьяна Васильевна, я думала поговорить с ними о вступлении в комсомол, а они предупредили меня. Это они сами вчера написали…

Надя рассказала, как ребята были взволнованы, отдавая ей заявления.

— Татьяна Васильевна, они достойны быть принятыми в комсомол. Война лишила их близких. Война искалечила их. Но это советские дети, и они хотят быть полезными своей Родине.

— Вижу, Надя, ты неплохо поработала. Пионерам скажи, что их скоро вызовем в райком.

Глава третья

Недолго солнечными днями баловала детей осень. Начались дожди, холодные ветры. Двор уже не манит. И занятий у ребят много: скоро кончается первая четверть. Шурке скучно. Им никто не занимается, окна закрыты. Шмыгнул в открытую форточку. Это спальня старших девочек. Там пусто. Одна Нина сидит, склонившись у окна. Шурка — к ней, и прямо на плечо. Девочка вздрогнула, но Шурка уже перелетел на окно, попробовал воды из блюдечка, где Нина мыла кисти. Не понравилось! Перескочил на рисунок. Нина в отчаянии смотрит на свою испорченную работу. Сколько сил она положила на этот набросок; ей казалось, что у нее неплохо вышел большой тополь и вновь посаженные деревца, а Шурка своими грязными лапами смазал середину этюда. Нина отогнала галчонка, стала смывать грязь, но окончательно испортила акварель, — пришлось бросить работу. А жаль!.. Девушка не может представить себе, как она прежде жила без живописи. Это же такое счастье — передавать на бумаге то, что тебя захватило, создавать картины, в них воплощать свои мечты!..

Нина делала большие успехи. Могла писать целыми днями. Летом уходила с этюдником в лес, на речку, в поле. С дачи привезла интересные работы.

«Скоро опять устроят выставку, — думала она. — У маленького Вити хорошие рисунки цветными карандашами. Да и у других ребят есть что показать…»

Нина разорвала испорченный этюд.

«Новый не успею сделать. Пора идти заниматься. Кажется, уже много времени».

У двери классной комнаты она заметила Галю, но не остановила ее.

Окончив работу в мастерской, Галя решила заглянуть к малышам. Она учила девочек вышивать и была там желанным гостем. Галя много работала сегодня, устала. Медленно, с трудом ползла по лестнице. На верхней площадке ее догнала Лиза.

— Галина! Скоро нас будут принимать в комсомол.

Галя радостно улыбается. Она так ждала этого дня! И вот он близок. Неужели и она будет комсомолкой?

— Надо разыскать Машу! — говорит она, — мы так много думали, так много говорили об этом дне, — и сейчас же останавливает себя: — Сегодня суббота. Машенька у родных. Придется подождать!.. — и Галя двинулась дальше.

Дети, увидев ее, притащили свои вышивки. Галя хвалит их, показывает, а сама смотрит, как Екатерина Казимировна учит ходить на костылях маленькую Дунюшку. Девочку недавно оперировали. Она тоже ползала, а сейчас начинает ходить. Екатерина Казимировна поставила ее на костыли, сама немного отошла. Зовет:

— Не бойся, Дунюшка, шагай смелее! Я поддержу тебя!

Девочка с усилием двигается. Но устоять не может — падает. Воспитательница подхватывает ее и снова ставит на ноги.

«Неужели и я когда-нибудь пойду на костылях, буду сама везде ходить?» — думает Галя. Последнее время доктор часто вызывал Галю к себе в кабинет. Несколько раз осматривал. Сказал, что скоро приедет профессор. Он решит, возможна ли операция.

«А если возможна?.. И меня так же, как Дунюшку, будут учить ходить… Но об этом даже мечтать нельзя!.. А всё-таки если… Но нельзя, не буду думать об этом!..» — останавливает она себя.

Жизнь побеждает

Дружба Гали и Маши крепла с каждым днем. По субботам, когда Маша уезжала к родным, Галя скучала без нее. Зато, когда подруга возвращалась, они наговориться не могли…

— Машенька, как я ждала тебя сегодня! Завтра нас будут принимать в комсомол. Это Лиза сказала. Я так обрадовалась и испугалась: неужели это возможно?

— Мы с тобой постоянно мечтали об этом дне. А вдруг нас не примут, Галочка? Может быть, мы плохо подготовились? Давай сейчас проверим!..

Но сами они знали, что подготовлены, и проверяли друг друга уже несколько раз. Старшая пионервожатая вела кружок по изучению Устава ВЛКСМ. Она была очень требовательна. Хотела, чтоб все не только знали Устав, но и глубоко прочувствовали его содержание. И ребята подготовились хорошо. Когда же, наконец, их вызвали в райком, пионерам показалось, что они всё забыли. Надя, вместе с ними пришедшая в райком, волновалась не меньше своих воспитанников.

При беседе с секретарем райкома Нина сначала растерялась, но чуткое, внимательнее отношение его помогло девочке преодолеть робость. Коля и Юра держались уверенно. Последним вызвали Гошу.

— Трудно мне было! — шепнул он Лизе, выйдя от секретаря. — Говорить-то я не мастер!

— Ничего, Гоша! Они и без слов поняли, как искренне ты хочешь быть членом ВЛКСМ.

Долгими показались Наде минуты ожидания. Наконец — все семеро стояли перед ней с комсомольскими билетами. Они горячо поблагодарили свою старшую пионервожатую и счастливые, полные сознания торжественности и важности этого дня, вернулись домой. Сейчас же пошли к Гале. Девочка сидела в пионерской комнате. Она была необычно сосредоточена и попросила оставить ее одну.

Вскоре приехала Татьяна Васильевна. Когда она задала Гале вопрос: «Почему ты вступаешь в ВЛКСМ?» — Галине хотелось сказать много, сказать, что это мечта всей ее жизни, что она так боялась, примут ли ее, беспомощную… Ей и сейчас не верится, что ее принимают.

Торжественная обстановка, глаза Татьяны Васильевны, всегда ласковые, а сейчас серьезные, требуют собранности и четкости. Галя формулирует свои мысли строго и определенно:

— Я хочу служить Родине, как служили Олег Кошевой и другие краснодонцы. Я хочу быть хоть чуточку похожей на Зою Космодемьянскую, которая с честью отдала жизнь за Родину, за нашу партию.

Татьяна Васильевна вручила Гале билет и прикрепила значок.

— Я волновалась и от радости не могла толком расписаться в билете. Мне трудно было поверить, что я достойна получить его, — говорила Галя подруге. Та была взволнована не меньше ее.

Вновь принятые комсомольцы сидели в пионерской комнате. Они вспоминали пережитое, перечувствованное за день. Им уже сейчас хотелось работать как-то по-новому, по-комсомольски.

Вдруг в комнате сразу стало людно и шумно. Это Вера, Леонид, Сережа и Наташа пришли поздравить товарищей. Сегодня особенно задушевно шла беседа. Молодые комсомольцы чувствовали себя соединенными друг с другом новыми интересами.

Детдомовцы наперебой рассказывали о своих впечатлениях, тревогах перед приемом, о самом приеме.

— Я так же переживала это, — сказала Вера.

— А мы разве меньше волновались? Помнишь, Леня?

И сколько планов! Ребята говорили о своих самых затаенных мечтах. Нади и Веры они не стеснялись: они тоже комсомольцы, и в мечтах у них было много общего.

Когда заговорили о будущем, оно встало перед ними, как самое светлое, самое чудесное.

— Неужели, товарищи, мы будем жить при коммунизме? — спросила Нина.

Ей ответили:

— Конечно! Мы будем его строить!

Глава четвертая

Немало пришлось Наде поработать над собой, чтобы после такого длительного перерыва снова почувствовать себя школьницей. Она научилась экономно распределять свое время, не терять его попусту.

В вечерней школе занятия бывают четыре раза в неделю. Остальные вечера свободны. Прежде Надя проводила их в детдоме, а готовилась ночью. Утомленный мозг трудно заставить работать, и заснуть после такого напряжения долго не удается. Теперь девушка стала заниматься по утрам и в свободные дни. Вставать привыкла рано. На свежую голову учиться легко.

Надя привязалась к школе. Первое время она дичилась, не хотела знакомиться с товарищами, говорила только с Варей. Но недолго она оставалась в стороне от коллектива: на первом же комсомольском собрании ее втянули в работу.

Одинаковые интересы, волнения и заботы сдружили молодежь. Все, кто не хотел или не мог серьезно заниматься, уже отсеялись. Оставшиеся, а их большинство, работали упорно и настойчиво.

В субботу Надя пришла в школу раньше обычного. Она смотрела, как класс наполнялся молодежью. Многих она уже знала по имени. Большинство прямо с работы бежало в школу.

— Даже рук вымыть хорошенько не успеваешь!.. А готовиться-то когда? — говорил, сокрушенно качая головой, Осокин.

— Что ты жалуешься? — смеялись его товарищи по цеху. — Меньше четверки ты еще не получал. Значит, находишь время заниматься!

— Понятно, уроки успеваю приготовить. А мне хочется больше, основательнее знать, глубже. Вот если б меня сегодня спросили по литературе, я бы обрадовался, — сказал он. — Мне важно проверить, правильно ли я понимаю Маяковского. Я люблю его больше других поэтов и знать должен хорошо.

В класс вошел преподаватель литературы. Просмотрев журнал, он вызвал Осокина.

— Расскажите о Маяковском!

В классе зашептались. Товарищи знали, как Степану хотелось сегодня отвечать.

Осокин ясно, толково рассказал о поэте. И когда учитель прервал его, сказав: «Довольно!» — Степан огорчился. Ему даже не хотелось отходить от доски.

В перемену Надя подошла к Осокину. Его, как всегда, окружали товарищи. Он пользовался большим авторитетом среди одноклассников. Многие из них, так же как и Степан, работали на заводах. Целый день в своих цехах они боролись за выполнение плана, соревновались. Вечером спешили в школу. Горячие, еще не остывшие от напряженной работы у станка, юноши и девушки с той же напористостью склонялись над учебниками, стараясь овладеть наукой. И сколько энергии, страсти вкладывали они в эти занятия! Первые дни всем было очень трудно. Казалось — не справиться! Скоро привыкли, и жизни без школы уже не представляли.

Надя, попав в среду рабочей молодежи, становилась требовательнее к себе. Сегодня ответы Осокина, его знание Маяковского поразили ее. Она искренне поздравила товарища. В ответ он недовольно сказал:

— Мне и почитать не удалось! Я только собрался рявкнуть «Стихи о советском паспорте», — слышу: «Довольно!».

Осокин много читал. Он постоянно рассказывал товарищам о новых книгах.

— Откуда ты берешь время работать, учиться и читать? — с восхищением спросила его Надя.

— Так ли еще надо! — серьезно сказал он. — Нет, я плохо использую свое время. Даже самое необходимое не успеваю сделать. Читаю, это верно, но еще очень мало. А разве можно в нашей стране не читать, не учиться? Нельзя! Нам необходимо не только школу кончить, но и вуз. Сама знаешь: грани между умственным и физическим трудом быть не должно.

Иногда, прислушиваясь к спору товарищей, Надя со стыдом сознавалась себе:

«Я даже не слышала, что такая книга вышла!» — Она шла в библиотеку или просила Лизу достать ей новый журнал, книгу. Та охотно выполняла ее просьбу.

Почти все учащиеся вечерней школы жили в общежитиях при фабриках и заводах. После занятий они частенько зазывали Надю к себе чай пить. По субботам нередко шли все вместе на последний сеанс в кино.

Возвращаясь домой, Надя всегда заглядывала в почтовый ящик. Валя, Геня и бабушка часто писали ей. Зная, как она занята, родные не ждали от нее подробных писем.

«Ты открыточки посылай, но обязательно каждую неделю», — советовала бабушка.

Надя так и поступала. Трудно было выбрать время для больших писем. Другое дело — переписка с Люсей. Люся оставалась самым близким другом, и Надя не скупилась на письма к ней.

Вот и сегодня девушка обрадовалась, вынув из ящика конверт, надписанный Люсиной рукой.

— Что-то подружка постаралась сегодня!» — думала она, распечатывая объемистое письмо. И вдруг вместо аккуратно исписанных страничек, Надя вытащила из конверта белые листки.

«И почему они все исколоты булавкой?..»

Надя ворочала их, разглядывала, и не могла понять. Еще раз заглянула в конверт. Там лежала маленькая записочка от Люси:

«Надюша, это письмо от Ани. Оно пришло на твое имя. Мама из колхоза принесла его мне. Ты, пожалуйста, прости, что я распечатала его без разрешения! Это не любопытство. Мне очень хотелось знать, что случилось с твоим слепым другом. Я знаю, как ты разыскивала Аню. Теперь она сама разыскала тебя. Но как прочитать ее письмо? Мама говорит, что в Ленинграде есть школа слепых. Побывай там! Кто-нибудь наверно тебе прочитает. Письмо пришло из Казани».

И Люся прилагала обратный адрес.

«Аня — жива, и научилась писать!» — Надя готова была ночью пойти отыскивать школу слепых, так ей не терпелось узнать, о чем расскажут эти исколотые листочки. Утром за ней должен был прийти Слава. Они сговорились поехать в Русский музей. «Ну, что ж! Пусть он один сходит, а потом расскажет мне», — засыпая, решила Надя.

Вячеслав молча выслушал ее отказ пойти с ним в музей. Надя заметила перемену его настроения и старалась объяснить ему:

— Я получила письмо от потерянного друга, но прочитать его не могу. Аня — незрячая. Видишь, как она пишет? Пойми ты, мне необходимо немедленно разыскать школу слепых. Там кто-нибудь прочтет письмо.

Жуков всё молчал.

— Ты представить себе не можешь, — горячо заговорила Надя, — кем была для меня Аня! В самый трудный момент жизни, — когда умерла мама и мы остались одни, — Аня была со мной. Она, слепая, вносила столько бодрости и света в жизнь других. И, может быть, если б не ее чуткость и желание защитить нас от горя, может быть, Слава, я тогда не справилась бы!.. Это Аня, Аня мне помогла. И я ей так бесконечно благодарна!

— Я не знал, что у тебя есть такой замечательный друг, и готов целый день искать с тобой эту школу!

В бюро справок они быстро получили нужный адрес.

Утром в выходной день в трамвае много свободных мест. Вагон поднимается на Кировский мост. Вячеслав смотрит на застывшую Неву. Ему хорошо вдвоем с Надей.

— Как я соскучился. Без тебя, Надюша, мне даже солнечные дни кажутся серыми.

Надя смеется:

— Мы же совсем недавно виделись с тобой!

— Ну и что же? Мне каждый день хочется забежать, да столько дела — передохнуть некогда! На днях выбрали комсоргом. В научном студенческом обществе поручили большой доклад. И сессия на носу! Эх, да что тебе рассказывать! Ты теперь сама, Надюша, это понимаешь. Наверно, тоже хочешь не просто получать отметки, а действительно знать. Ты — молодец! Я уверен, что ты справишься с учебой и победишь. Такой ты должна быть. Иначе я тебя не представляю… Пойдем скорее, мы чуть не проехали!

И вот они на тихой улице. За ночь выпавший снег еще не разгребли.

— Как здесь хорошо! — сказала Надя. — Кругом деревья… А что это за памятник?

Они остановились перед бронзовой скульптурой.

— Смотри, Слава, какое странное выражение лица у этой девочки! Оно так напомнило мне Аню… А рука ее лежит на раскрытой книге. Девочка ощупывает буквы!..

— Значит, мы пришли и сейчас ты узнаешь, что пишет тебе подруга, — сказал Слава, открывая калитку.

В просторном вестибюле Жуков рассказал дежурной, что́ их привело сюда.

— Подождите здесь. Сейчас я вызову пионервожатую. Она прочитает вам.

Вскоре молодая девушка, легко касаясь рукой перил, спустилась по лестнице. Глаза ее были открыты, и Слава решил, что она видит.

— Пожалуйста, попросите кого-нибудь прочитать нам это письмо! — сказал он.

Девушка улыбнулась, и улыбка оживила ее немного напряженное лицо. Едва касаясь пальцами, она нашла начало письма и прочитала:

— «Дорогая, любимая Наденька! Больше всего я хочу, чтоб письмо мое дошло и чтоб тебе его прочитали. Весточку от тебя стану ждать, как самой большой радости. На первое письмо ты не ответила. Неужели и это не попадет к тебе?..»

Каждое слово рассказывало Наде о жизни дорогого ей существа. Она тяжело вздохнула, услышав, что тетя Саша умерла. Представила себе, как невыносимо одиноко было слепой девушке остаться без матери.

Аня писала, что родственники увезли ее в Казань. Там есть школа слепых. Аня научилась читать и писать по методу Брайля. Поступила на фабрику, где считается стахановкой.

Надя радостно засмеялась, услышав слова:

— «Наденька, я так счастлива, что могу работать не хуже других и приносить пользу государству! Никогда я даже мечтать об этом не могла, а оказывается — и о нас, слепых, позаботилась наша великая Родина. Без глаз я работаю, читаю книги и уже во второй класс перешла. У нас большая библиотека, и я могу читать, читать, сколько захочу.

Где ты, моя дорогая Наденька? Если письмо дойдет до тебя, откликнись, пожалуйста!»

Рука девушки, читавшей письмо, задрожала.

— Ей надо немедленно ответить, — взволнованно сказала она. — Может быть, я напишу за вас? Я знаю, как она ждет!.. Пожалуйста, не откладывайте.

«Неужели она тоже не видит?» — подумал Слава.

И, точно уловив его мысль, пионервожатая добавила:

— Я — незрячая и понимаю состояние вашей Ани.

Девушка принесла какой-то прибор и короткую деревянную ручку с выемкой для пальца наверху и с заостренным металлическим шпеньком. Вячеслав разглядел на приборе металлическую решетку. Девушка вставила под нее бумагу и сказала:

— Я слушаю вас.

Надя едва успевала диктовать, так быстро записывала слепая. Вячеслав с любопытством следил за ней. Ее ловкие уверенные движения покрывали бумагу бесчисленными точками.

«Что тут можно понять?» — думал студент.

Кончив писать, пионервожатая достала листки и, легонько проводя по ним кончиками пальцев, прочитала написанное.

— Должно быть, так читать — очень трудно. Нужно… Ну, как бы сказать?..

Слава старался подыскать слово, которое не задело бы слепую.

— Ты хочешь сказать — особую чувствительность пальцев? — подсказала ему Надя.

Девушка внимательно прислушивалась к разговору, переводя глаза с одного на другого. Казалось, она прекрасно видит.

Вячеслав вдруг вскочил со стула и вежливо сказал:

— Мы столько времени отняли у вас, разговариваем, как с давно знакомой, и не знаем, как вас зовут…

— Зина, — ответила девушка.

— А меня — Вячеслав.

— Меня — Надя. Я тоже старшая пионервожатая, в детском доме инвалидов. Мне хотелось бы поближе познакомиться с вашей работой.

Зина охотно согласилась показать школу-интернат и повела своих гостей по коридору первого этажа. Они зашли в спальни мальчиков и в классы, где занимались младшие.

Надю удивила форма парт.

— Почему они — прямые, а не наклонные как в обычных школах?

Пионервожатая вынула из шкафа уже виденный ими прибор, заменяющий тетрадку. Она показала, как вставляется бумага между сеткой и металлической доской.

— Если парту сделать покатой, он будет соскальзывать с нее. А это «грифель», — объясняла Зина, показывая короткую деревянную ручку. — В металлической пластинке против каждого квадрата сетки сделано шесть вдавленных углублений…

Зина рассказала, как пользуются прибором.

— А почему бы вам самой не научиться писать по Брайлю? — предложила она Наде.

— Это сложно, наверно!.. И руки у меня грубые.

Зина засмеялась.

— Зрячим не надо читать наощупь! Они прекрасно видят наколотые точки. Вы дней через пять научитесь. Сначала будете медленно читать, потом привыкнете.

— Может быть, действительно попробовать? — нерешительно сказала Надя. Вспомнив Аню, она твердо закончила: — Тогда я приду к вам в следующее воскресенье.

— И я тоже, — неожиданно заявил Слава. Надя вопросительно поглядела на товарища.

— В жизни всё может пригодиться, — объяснил Жуков, а сам представил себе, как он каждое воскресенье станет ходить с Надей по Петроградской стороне и вместе с ней учиться у Зины.

Зина прекрасно ориентировалась. Она поднялась во второй этаж и показала малый зал, где читают лекции и собирается для репетиций хор.

— А вот пионерская комната!

Надя хотела войти — и остановилась на пороге. В полной тишине за столиками сидели дети. Они играли в шахматы.

— Не надо мешать им, — решил Слава. — Видно, что ребята серьезно увлекаются шахматами.

— И как их тут много!

— Это любимая игра наших воспитанников, — объяснила пионервожатая. Она показывала комнату за комнатой. В гимнастическом зале Надя спросила:

— Разве дети, лишенные зрения, могут взбираться так высоко на лестницы, упражняться на трапециях, на козле? Здесь всё как в обычном гимнастическом зале.

— А почему бы нет? — удивилась Зина.

— Они же упадут!

— Напрасно вы так думаете. Приходите в часы занятий, тогда увидите наших гимнастов. Конечно, прежде чем дети усвоят все упражнения, воспитателям приходится зорко следить за каждым их движением…

Чем дальше Зина вела своих гостей, тем больше они поражались. В школе-интернате всё было предусмотрено, всё приспособлено для жизни и ученья слепых детей.

В географическом кабинете Вячеслав ахнул от изумления, увидев необыкновенные, сделанные рельефно, карты. На них можно было всё ощупать пальцами. Он долго рассматривал их и в глубокой задумчивости продолжал обход.

Открывая двери, Зина заговорила:

— Здесь — физический кабинет. Здесь — библиотека.

Ей приятно было показывать всё любознательным и внимательным гостям. Из библиотеки девушка хотела провести их в столовую, а потом спуститься в сад.

— Вы своими глазами увидите, как легко и ловко наши ребята бегают на лыжах, — сказала она.

— Зиночка! — окликнул ее кто-то. Радостная улыбка озарила строгое лицо девушки.

— Извините! — сказала она и быстро пошла на голос.

Высокий человек с военной выправкой протянул ей руку. Зина — тоже, — но руки их не встретились.

«Должно быть, он потерял зрение на войне», — соображал Вячеслав.

Надя думала о другом, наблюдая за Зиной. Она заметила, как обрадовалась девушка, услышав знакомый голос.

— Мы им мешаем, — шепнула Надя своему спутнику. — Пойдем домой!

Вячеслав утвердительно кивнул головой.

В это время Зина вернулась к ним:

— Извините, что я заставила вас ждать. Этот товарищ учится в нашей вечерней школе.

— У вас есть и школа для взрослых? — удивился Слава.

— Конечно! После войны она значительно пополнилась. Молодежь работает в наших мастерских, а по вечерам учится.

Надя сразу забыла свое намерение уйти, не мешать девушке. Наоборот, она засыпала Зину вопросами о вечерней школе. Та охотно отвечала ей.

— Только зачем нам стоять в коридоре? Зайдем в комнату для занятий пианистов, — и девушка открыла дверь.

Мальчик лет двенадцати сидел за роялем и что-то разучивал. Ощупав ноты, он ударял нужные клавиши.

— Мы помешаем ему…

— Нет! Это наш будущий музыкант. Он готов играть днем и ночью. Мальчик очень любит музыку и хорошо понимает ее. Он всегда в мире звуков. Нас даже не заметит. Пойдемте в тот угол, на диван… В нашей вечерней школе такие хорошие ребята учатся! — оживленно продолжала девушка. — Товарищ, с которым я разговаривала, до войны учился в девятом классе. Потеряв зрение, он готов был покончить с собой. Считал, что без зрения он — не человек. Сейчас кончает десятилетку. Наверно, получит золотую медаль и поступит в университет.

Надя невольно подумала о себе, и ей стало стыдно: «Вот как надо жить и учиться!».

А Зина рассказывала:

— В вечерней школе есть другой парень. Он потерял на войне зрение и обе руки.

— И учится? — изумился Слава. — Без глаз и без рук? Этому я не поверю. Как же он может читать?

— Губами.

— Зина, это невозможно!

— А мне кажется возможным, — сказала Надя. — Ты не знаешь, Слава, что́ может сделать человек, если он горячо хочет. Я убедилась в этом по нашим детдомовцам.

Выходя из здания школы-интерната, Надя спросила:

— Ты устал, Славушка? Почему ты молчишь? Жалеешь, что времени много потерял?

— Нет, что ты! Я так рад, что попал сюда.

Вячеслав оглянулся на бронзовую скульптуру девочки с раскрытой книгой, на здание интерната.

— И Зина говорит, что школы слепых имеются во всех крупных городах нашего Союза. Подумай, Надя, какие огромные средства тратит наше государство на содержание таких школ-интернатов или детского дома, где ты работаешь!

— Не забывай, Слава: детских домов инвалидов тоже много в стране. А кроме них — школы-интернаты для глухонемых, детские дома для слаборазвитых…

— Да… Сегодня я, как никогда, почувствовал величайшую гуманность нашей социалистической Родины!

Глава пятая

Лиза любила читать. Став комсоргом, она часто предлагала кому-нибудь из товарищей почитать вслух.

В воскресные вечера комсомольцы привыкли собираться в пионерской комнате. К этому дню Лиза всегда доставала какую-нибудь интересную книгу. Девочки, захватив с собой шитье, вязанье, забирались на диван.

Коля раскрывал книгу, и в комнате наступала тишина. Читал он прекрасно. Ребята с большим удовольствием слушали его.

Если у Нади оставалось время — она даже в выходные дни приходила на эти чтения. Так же, как все комсомольцы, она увлекалась, спорила. У каждого были свои любимые герои. Судьба этих героев волновала ребят. Хотелось в жизни подражать им. Всю ночь готовы они были слушать, но неугомонный звонок прерывал чтение. Приходилось оставлять книгу на самом увлекательном месте.

Вернувшись из школы слепых, Надя быстро приготовила уроки к понедельнику и побежала в детдом. В пионерской комнате все были в сборе, но читать еще не начинали.

— Товарищи, мне очень хочется рассказать вам о школе-интернате, где живут и учатся слепые дети.

— Пожалуйста!

— Просим, просим!

— Я была там сегодня, много видела и слышала. Там всё поражает! Невозможно представить, что дети, лишенные зрения, свободно бегают по лестницам, играют… Когда-нибудь я вам подробно расскажу об их жизни. А сейчас попробую описать необыкновенную библиотеку, где в огромных шкафах лежат очень большие и очень толстые книги.

— И, наверно, — всё новые, хорошие?..

— На этот вопрос я не отвечу!

— Почему? — раздались удивленные голоса.

— Ни одного слова я прочитать не могла! Вы, наверно, знаете, что слепые читают руками, наощупь. А вы, если вглядитесь в такую книгу, увидите только массу наколотых точек. Каждая страница вмещает гораздо меньше слов, чем наша, поэтому формат их книг очень велик. Я хочу, чтоб вы ясно представили себе такую книгу…

Надя оглянулась по сторонам и, сняв с полки «Молодую гвардию» Фадеева, предложила:

— Давайте смерим ее!

Юра сейчас же вытащил сантиметр.

— Высота — двадцать один, ширина — тринадцать, толщина — четыре с половиной.

— Как видите — совсем небольшая книга. А у слепых «Молодая гвардия» вмещается не в одну, а в десять книг, и размер каждой — тридцать два сантиметра в высоту, двадцать пять в ширину и шесть в толщину. «Как закалялась сталь» Островского состоит из шести книг. «Война и мир» Толстого — из двадцати восьми. Теперь вы понимаете, какими огромными должны быть книгохранилища для таких библиотек?

— Как же они читают?

— Ощупывают эти точки кончиками пальцев.

— Им и огня зажигать не надо?

— Многие из них совсем не видят света.

— Им еще труднее, чем нам, — вздохнув, заметила Галя.

— Товарищи, вы собирались что-нибудь читать? Я вам помешала, да, Лиза?

— Нет, сегодня мы решили обсудить вопрос о стенгазете.

Лиза вместе с другими членами редколлегии сумела сделать газету содержательной, острой, пользующейся любовью ребят. Заметки помогали воспитанникам выправлять свои ошибки, становиться лучше. Желающих писать появилось много. Всё чаще и чаще редактор не знал, как справиться с обилием материала.

— Придется два раза в неделю выпускать, — пожаловалась Лиза пионервожатой.

Комсомольцы смеялись:

— Сама виновата! Говорила: пишите, — вот мы и постарались!

— Надежда Павловна, — спросила Нина, — а у слепых, наверно, нет стенгазеты?

— Как же, есть! Ее тоже надо читать наощупь. И даже иллюстрировать ее стараются; я видела вырезанную из картона и наклеенную башню Кремля со звездой. Но заметки в газете прочитать не могла.

«Их мысли всё время возвращаются к слепым», — встревожилась Надя. Она взглянула на что-то записывающую Лизу.

Девушка прекрасно справлялась с обязанностями комсорга. Она добилась своего: ребята весь досуг отдавали книгам. Они охотно писали заметки о прочитанном. Сама Лиза составляла рекомендательные списки и тоже помещала их в стенгазету. С каждым номером газета становилась всё живее.

Через несколько дней Ваня созвал членов редколлегии, предупредив их никому о собрании не говорить, особенно Вете. Ребят заинтересовало приглашение. Явились все, и очень быстро. Буренков не стал терять времени.

— Вот что, товарищи, — начал он, — через два дня день рождения Лизы. Ей исполнится семнадцать лет. Надо как-то отметить этот день. Как вы думаете?

— Понятно, надо, и обязательно! — дружно закричали собравшиеся.

— Тише! Не все сразу. Времени у нас нет. Нужно по-деловому. Каждую минуту Вета может прийти. Что вы предлагаете?

Все замолчали, — готовых предложений не было. Ване хотелось сообщить товарищам свой проект. Коля заметил это и насмешливо сказал:

— Говори, Ванька! Ты, должно быть, всё уж обдумал.

— Я не знаю, согласитесь ли вы. Я предлагаю…

План Буренкова понравился. Его одобрили. Распределили обязанности и разошлись. Лиза ничего не знала о затеях товарищей, а те уже что-то делали. Надя им помогала.

Лиза проснулась, как обычно, рано. Она надела новое платье и выглядела в нем нарядной и очень хорошенькой. В столовой ее окружили:

— Поздравляем тебя, Лиза, с днем рождения! — сказала Нина.

— А это наш подарок тебе!..

На белой, такой привычной стене висел новый номер стенгазеты. Сверху крупными буквами было написано:

«ЭКСТРЕННЫЙ ВЫПУСК»

Посредине был помещен нарисованный акварелью портрет девушки.

Ребята наперебой стали показывать Вете в стихах и прозе написанные поздравления и приветствия.

— Портрет твой нарисовала Нина. По-моему, ты очень похожа, и румянец у тебя бывает такой, когда ты волнуешься. Мы просили сделать тебя полнее, — так лучше, правда? — допытывалась Маша.

— Мы даже написали под ним: «Наш редактор».

Лиза улыбнулась. Она и без подписи узнала себя!

В этот день всем хотелось ее порадовать. Даже Соня преподнесла ей вышитый платочек.

Затея Буренкова удалась. Он был очень доволен. Ваня не любил девчонок, но Лизу считал не хуже мальчишки.

Вечером пришла Татьяна Васильевна. Она привыкла бывать в детдоме и хорошо знала воспитанников. Лиза танцевала с Колей. Увидев Зорину, она подбежала к ней. Татьяна Васильевна залюбовалась девушкой.

— Поздравляю тебя, Лиза! Вижу по сияющим глазам, что день рождения ты хорошо провела.

— Это самый чудесный день в моей жизни! — сказала девушка. — И здесь собрались мои настоящие, верные друзья!

— Хорошо, что тебя так любят. Кстати, райком выхлопотал тебе право жить здесь до окончания школы.

Лиза хотела ответить, поблагодарить, — и не могла вымолвить слова. Ее давно мучила мысль, что по возрасту она не может оставаться в детдоме. Она молча сжала руку Татьяны Васильевны. Та поняла ее состояние и, желая отвлечь, потащила танцевать.

Заметив одиноко сидящую Галю, доктор подошел к ней.

— Скучно?

— Что вы, Дмитрий Яковлевич! Я так рада за Лизу. Такой веселой я никогда ее не видела. И как к ней идет синее платье! Это мы ей сшили…

Доктор выделял Галю среди воспитанников. Она никогда не жаловалась, терпеливо переносила страдания. Ее не надо было ободрять, она сама всегда приходила на помощь другим.

После летнего отдыха девочка окрепла, и Дмитрий Яковлевич стал надеяться, что она сможет перенести сложную и опасную операцию. Но удастся ли поставить ее на ноги? — вот что мучило доктора.

Он хотел пригласить специалистов. Пусть они решат судьбу Галины.

Маша, узнав, что доктор собирается показать Галю специалистам, не давала ему прохода. Просила скорее их позвать.

— Дмитрий Яковлевич, если они решат, что можно сделать операцию и Галочка станет ходить, вы понимаете, что это для нас значит! Доктор, дорогой, хороший, мы никогда не забудем, что вы сделали для нас!

Просьбы Маши, ее горячая уверенность, что подруга должна, обязательно должна, поправиться, смущали доктора. Он сердито говорил Маше:

— Откуда ты взяла, что Галя будет ходить? Ей сделают сейчас небольшую пробную операцию.

Но Маша и слушать не хотела, — она была уверена, что Галю поставят на костыли.

— Разубедить тебя я не могу. Об одном прошу: не передавай Гале то, о чем говорила со мной. Ей же будет невыносимо тяжело, если ты уверишь ее в возможности ходить, а операция не удастся.

— Я понимаю, доктор, и говорю так только с вами. Галочка ничего не будет знать. А мне вы скажете всю правду.

Дмитрий Яковлевич видел, что не пустое любопытство, а глубокая любовь руководила Машей, и обещал ничего не скрывать от нее.

В день консилиума Галина почти не волновалась. Она не допускала мысли, что ее могут вылечить. Ей давно говорили, что это невозможно. Зато Маша не находила себе места. Специалисты совещались слишком долго. Она всё время ждала у двери кабинета доктора. Девушка боялась отойти даже на минутку.

Наконец открылась дверь. Вышли двое в белых халатах и Дмитрий Яковлевич. Они о чем-то говорили очень тихо. Маша хотели идти за ними, но в это время в дверях кабинета появилась Галя. Она была страшно бледна и едва двигалась.

— Галечка, ты устала! Что они тебе сказали?

— Да ничего. Измучили! Так долго осматривали… Оперировать, говорят, нельзя. Надо сначала какие-то процедуры делать месяца два-три. Тогда видно будет. Я же знала! Каждый осмотр так кончается! Не надо об этом думать, Машенька! — Галя тяжело вздохнула.

Уложив измученную девочку в постель, Маша пошла искать Дмитрия Яковлевича. Он был один, в кабинете.

— Как Галя?.. — спросил он Машу.

— Страшно подавлена и измучена.

— Ничего. Лучше ей пока не знать!

— Доктор! Разве операция возможна?

— Кажется… Да, кажется, есть надежда… Только ты молчи…

Глава шестая

Окончен рабочий день. Тамара Сергеевна задернула занавески, зажгла настольную лампу. В директорском кабинете стало по-домашнему уютно.

Тамара Сергеевна разложила на столе книги, газеты, журналы. Просматривает их, делает выписки. Готовится к докладу. Она охотно выступает по поручению райкома, но времени у нее мало: детдом, забота о маленькой дочке заполняют весь день.

Она любит вечерами заниматься в детдоме. Здесь тихо; легко сосредоточиться.

Кончив занятия, Тамара Сергеевна спустилась в первый этаж. Проходя мимо пионерской комнаты, заметила там свет. Открыв дверь, она увидела Дубкова, стоявшего на табурете с поднятой рукой:

Читайте,

             завидуйте,

                             я —

                                   гражданин

Советского Союза, —

С большим чувством декламировал он.

При появлении директора мальчик спрыгнул на пол и хотел что-то сказать, но остановился, виновато опустив голову.

— Почему ты ночью читаешь, Дубков? — спокойно спросила Тамара Сергеевна.

Коля упрямо сжал губы. В такие моменты от него ничего нельзя добиться. И настаивать, требовать — бесполезно. Он сразу же становится грубым и уже не владеет собой.

Тамара Сергеевна хорошо знала своих воспитанников, особенно Дубкова, и ласково сказала:

— Иди спать, а завтра расскажешь, почему надо было ночью читать.

Мальчик поднял голову, упрямая складка разгладилась, и он по-детски доверчиво сказал:

— Я выучил сегодня это стихотворение. Мне так оно понравилось! Лежал и шёпотом повторял его. Потом очень захотелось вслух прочитать. Я и прибежал сюда. Я знаю, что нарушил порядок, плохо поступил… Мне теперь стыдно перед вами, а тогда… тогда я ни о чем не думал: уж очень хотелось громко прочитать Маяковского! Извините меня…

— Скорее в постель, и больше по ночам декламацией не занимайся! Тамара Сергеевна смотрела вслед убегавшему мальчику.

«Вытянулся как он за этот год! Юношей становится… И какое лицо выразительное! Держит себя, как взрослый, и вдруг меняется — шалит, словно маленький. Иногда задумывается, сидит такой печальный… Тяжело ему…»

Коля Дубков сильно изменился. Он как-то сразу повзрослел, став комсомольцем. Характер у него выровнялся. Мальчик стал мягче, реже срывается. Он еще больше дорожит дружбой Гали, ее мнением.

Иногда невозможность сделать что-нибудь самому доводит Дубкова до отчаяния. Он становится грубым и резким. В такие минуты детдомовцы говорят:

— Колька разбушевался!

И Галя идет на помощь товарищу. Ее недетское мужество и ласковая, ясная улыбка успокаивают его. Сдвинутые брови разглаживаются, сердитые глаза светлеют, и Коля уже смеется.

— Мне досадно, было, что не выходит!

— А ты не злись. Лучше подумай! Я всегда так поступаю.

— И помогает?

— Еще как! — улыбается Галя…

Через несколько дней после консилиума Галя, разговаривая о чем-то с Дубковым, вдруг остановилась. Видимо какая-то скрытая мысль волновала ее, хотя внешне она попрежнему была совершенно спокойна.

— Я хочу тебе что-то сказать… Ты никому не скажешь? Пока об этом говорить нельзя.

— Что ты, девчонкой меня считаешь?

Галя только посмотрела на мальчика.

— Ну, ну, не сердись! Ты же знаешь, что никому никогда не скажу, — поторопился он ее успокоить.

— Доктор спросил меня сегодня, соглашусь ли я на операцию… — медленно проговорила Галя.

— Ты согласилась, понятно?

— Да.

— Вот здорово! Ты станешь ходить, увидишь город. Мы пойдем в музей, в кино, в ТЮЗ! Я недавно видел там пьесу «Сын полка». Эх, если бы ты посмотрела ее! Знаешь, мне иногда так хочется самому сыграть… Ну, как актер, понимаешь? Если бы ты была там, тебя бы также захватило. Но ты скоро сама всё увидишь. Как я рад за тебя!

— Я должна быть сейчас самым счастливым человеком, Коля, — печально говорит девочка, — и не могу… Мне кажется, доктора опять ошибаются и ничего не выйдет. Столько раз мне обещали операцию! Привезут в больницу, а месяца через два говорят: «Оперировать невозможно». Нет, мне не верится, что это исполнимо…

Коля старался разубедить Галю, сердился на нее, даже кричал, что так говорят только из трусости, пугаясь боли.

Но, когда девочка замолчала, он с отчаянием подумал: «А вдруг она права и ничего не получится?..»

Опечаленный, раздосадованный после разговора с Галей, Дубков поехал в город.

У Коли раненый глаз давно был удален и заменен искусственным. Последнее время мальчик жаловался на боль, и доктор, осмотрев его, направил в институт поменять искусственный глаз.

В институте было много народу. Пришлось ждать. Коля предполагал скоро вернуться, а время шло. Он устал, проголодался, да и расспросы надоели: «Почему такой молодой и без рук?» — Дубков отвечал правду. Кто-то из ожидавших приема стал читать наставление. Раздражение накапливалось, но мальчик сдерживался.

Около трамвайной остановки стояли ремесленники. Один из них крикнул:

— Братишка! В каком сражении ты руки потерял?

Другие засмеялись. Коля толкнул мальчишку. Тот дал сдачи, и пошло!.. Прохожие розняли их, устыдив ремесленника:

— Позор бить инвалида! — сказал военный.

— Да он сам здо́рово дерется!

Коля вернулся с синяком под глазом и пошел прямо в класс. Увидев его, Анатолий Георгиевич строго спросил:

— Дубков, почему ты являешься в середине урока, и еще в таком виде?

Коля огрызнулся.

— Ты совершил самовольную отлучку да еще грубишь. После уроков зайдешь к директору. А сейчас выйди из класса!

Коле показались несправедливыми слова учителя.

— Самовольная отлучка, самовольная отлучка!.. — повторил он. — Меня же отпустили!..

Больше он не мог сдерживаться: вспыхнул, нагрубил Анатолию Георгиевичу и выбежал из класса.

Окончились уроки. Анатолий Георгиевич прошел в кабинет директора и рассказал Тамаре Сергеевне о поведении Дубкова.

— Коля ушел не самовольно. Я его отпустила, — сказала Тамара Сергеевна. — Не могу понять, почему он так нагрубил вам? Последнее время мальчик держал себя образцово.

— Значит, он ушел с вашего разрешения? — удивился Анатолий Георгиевич. — А я и не знал! Давайте вызовем его.

Тамара Сергеевна позвонила, попросила прислать к ней Дубкова.

Всюду искали мальчика, — нигде его не было. Пальто висит на вешалке, следовательно, он — в доме. В одном костюме на мороз не пойдешь. В поисках товарища приняли участие все старшие воспитанники. Лиза допрашивала Юру:

— У вас всё вместе, неужели ты не знаешь, где он?

Юра был простужен, и доктор оставил его в постели. Юра не видел Колю, но догадывался, где он. У них было одно заветное место. Кроме них, его никто не знал, и мальчики дали друг другу слово никому о нем не говорить.

«Колька наверно там, — думал Юра. — Он замерзнет! Как его выручить оттуда?.. Доктор не позволяет вставать… Как же вытащить друга? Послать никого нельзя. Коля еще больше озлится, если кто-нибудь узнает наш тайник. Да в таком состоянии он и меня выгонит!..»

Кто-то постучал в дверь. Жилеткин увидел Галю.

— Юра, где Коля? Он сейчас может наделать много глупостей! Скажи, где он? Я пойду туда, поговорю с ним.

И Юре показалось, что, пожалуй, одна Галина может выручить товарища. Он так бережно относится к ней, что даже в озлоблении не обидит девочку.

Жилеткин рассказал Гале о существовании тайника. Девочка отправилась на чердак. С большим трудом она ползет по винтовой лестнице, крепко держась руками за холодные прутья перил. На чердаке уже темно. Обо что-то ударилась головой, но, не обращая на это внимания, ползет дальше.

«Кажется, здесь?.. Надо отодвинуть доску в перегородке…» Доска не двигается. Она пробует другую. Как холодно!..

— Коля, — едва слышно зовет она.

Ответа нет.

«А может быть, он не здесь?..»

Галя опять старается двигать доску. Теперь подалась. Точно кто-то изнутри толкнул ее.

— Коля, ты здесь?

— Чего тебе надо? Зачем явилась?

Галя не замечает грубого тона, шепчет:

— Почему ты так пугаешь нас? Я знаю, тебе очень, очень тяжело… Но одному сидеть здесь еще хуже. Мы же поймем…

И Галя рассказывает, как иногда ей тяжело чувствовать свою инвалидность и, кажется, невозможно победить ее…

— Неужели и у тебя, Галя, так бывает?

— Бывает!.. Но я не хочу смиряться и всегда ищу выход. Особенно теперь, когда стала комсомолкой. Мы должны, должны быть сильными!..

Вдруг голос девочки оборвался.

— Галочка, что с тобой?

— Ничего… Голова немного закружилась. Я ее ушибла, когда поднималась сюда…

— Да ты же замерзла! Иди скорее домой!..

— Без тебя с места не сдвинусь!

Да, пожалуй, Коля и не пустил бы ее одну: «Она свалится с крутой лестницы!».

И, не думая больше о себе, мальчик помогает Гале спуститься с чердака. Вот они уже у двери, и Коля не бежит обратно, а тихо говорит:

— Галя, я зайду с парадной.

— Хорошо. Тогда никто не узнает, где ты скрывался.

Когда Дубков вошел в пионерскую комнату, там уже были Галя и Лиза.

— Николай! — радостно крикнула Лиза и замолчала. Она не знала, как держать себя, но усталое, измученное лицо товарища говорило о передуманном, перенесенном…

Лиза сама инвалид и не всегда умеет сдерживать себя. Она всё понимает. Но Коля непозволительно вел себя. Он же комсомолец!..

— Коля, как же нам быть с тобой? — спросила Лиза просто.

Юноша молча перелистывает какую-то книгу. Он не приготовился к такому вопросу. Ждал упреков, — их не было. Его тронула чуткость Лизы. И так же просто, как она, мальчик ответил:

— Пойду к Тамаре Сергеевне, расскажу ей всю правду.

Узнав, что Чемпион нашелся, ребята заполнили пионерскую комнату. Начались расспросы. Лиза попросила всех разойтись. Сказала, что Дубков раскаивается в своей грубости и что не надо ему надоедать. Пусть побудет один.

Коля долго не возвращался. Лизу и Галю беспокоило его отсутствие. Они не представляли себе, что происходит в кабинете директора. Не надо ли идти на выручку?

Когда Коля влетел в комнату, Галя подумала: «Наверно, опять нагрубил!».

Не дожидаясь вопросов, Коля сказал:

— Понимающий у нас директор. Ей объяснять не надо!

— Простила тебя?

— Она — хорошая! А всё-таки слово взяла, что извинюсь перед учителем, да еще в классе, чтобы все слышали. Говорит: «Комсомолец должен уметь владеть собою».

— А ты что?

— Придется извиниться.

И мальчик сдержал слово.

На следующий день в классе было особенно тихо. Войдя, Анатолий Георгиевич пробежал глазами по рядам, как бы проверяя, — все ли тут? Коле показалось, что на него педагог посмотрел дольше и пристальнее, но молчал. Класс выжидал.

Николай чувствовал, что все смотрят на него. Он хотел встать — и не мог. Огромным усилием воли заставил себя приподняться. И уже твердо, но необычно медленно сказал:

— Вчера я вел… себя… бе-зо-бразно. — И, глубоко глотнув воздух, прибавил: — Извините меня, пожалуйста!

Все ждали, как станет реагировать на это учитель. Анатолий Георгиевич знал от Тамары Сергеевны, что произошло с Дубковым. Понимал, как трудно было самолюбивому мальчику извиняться перед всем классом, и, желая вознаградить его за сделанное над собой усилие, сказал:

— Я тоже был неправ, Коля. Оказывается, ты не самовольно ушел, а получил разрешение директора.

Юра был счастлив благополучным окончанием истории, грозившей большими неприятностями его другу.

— Я так боялся, что ты не выдержишь! Видел, что ты долго не мог встать. Точно прирос к парте! Откуда у тебя сила воли взялась справиться с собой?

— Не знаю, — задумчиво сказал Коля. — Может, комсомольский билет заставляет отвечать за свои поступки.

Глава седьмая

Позвякивая коньками, Коля и Лиза быстро идут по заснеженной улице. Счищенный с мостовой и панели снег ровным барьером тянется вдоль дороги. Коле хочется толкнуть Лизу в сугроб, но он сдерживается.

«Эх, если б Юрка был здесь! Обязательно выкупал бы его в снегу!» — думает Дубков. Он идет в ногу с Лизой и даже по застывшей лужице не прокатился.

— Как ты думаешь, Коля, почему Надежда Павловна не оставила нас до́ма? У нее столько работы сегодня!.. — заговорила Лиза.

Она всю дорогу шла молча. Дубков понять не мог — почему? Теперь ему ясна причина ее задумчивости. Он торопится объяснить ей:

— Сегодня нужны руки, Вета, а мы с тобой не совсем подходим. Зато слабопередвигающиеся прекрасно помогут Надежде Павловне. Я разговаривал с ними. Они прямо счастливы!.. Вижу, мне туг делать нечего, попросился на каток и про тебя сказал. Тебе же давно хотелось покататься. А вот и школьный каток. Смотри, микояновцы тоже здесь!

От мороза щеки Лизы раскраснелись. Она надела коньки и легко заскользила по льду. Коля уже далеко впереди делал какие-то сложные фигуры. К нему подлетел Сережа.

Лизе приятно мчаться по блестящему льду. Она всё ускоряет бег.

— Догоню! — кричит Леня. Он ловко берет девушку под руку, и они с площадки спускаются на беговую дорожку. Быстро мчатся вокруг школы — и снова на широкой площадке.

Каток этот сделали школьники. Детдомовцы были тут желанными гостями.

Леня еще на даче старался ближе познакомиться с Лизой. Ему нравилась целеустремленность девушки, ее ясный и светлый ум. Все попытки юноши подружиться с Лизой до сих пор кончались неудачей. Она была с ним вежлива, но особого внимания на него не обращала.

Когда Лизу выбрали комсоргом, они стали встречаться на собраниях в райкоме. Леонид в этом году кончал школу. Прекрасно учился и много читал. Его выступления на собраниях были коротки: он умел схватить самое главное и найти правильное решение. Несколько раз он на собраниях поддерживал Лизу, и ее предложения проходили.

Но бывали случаи, когда Леня резко выступал против нее Лиза сначала сердилась, старалась не разговаривать с ним. Подумав, находила, что он был прав, и прямо говорила об этом.

Как только сделали каток, Леня позвал Лизу на открытие. Девушка охотно согласилась. И когда они первый раз, взявшись за руки, понеслись по льду, — оба заметили непринужденность, согласованность движений друг друга.

Вот и сейчас: ритмично покачиваясь, они скользят, обгоняя других. Обежав круг, пошли тише. Леня расспрашивает спутницу, как у нее прошла четверть и что она будет делать на каникулах.

— Совсем не думала об отдыхе! — признается Вета. — У нас сейчас очень много работы. Вот встречать Новый год приходите к нам. С Наташей и Сергеем, со всеми.

— Непременно придем!

— Встреча — это самый последний номер программы, — смеется Лиза. — У нас столько задумано! Планы грандиозные. Не знаю, справимся ли…

— А о нас вы опять забыли? Вместе мы легко разрешим все трудности. Правда, Лиза? Расскажи, какая же у вас программа?

— Днем — прием в пионеры. Вечером — елка и выступление самодеятельности. А потом — встреча Нового года.

— Да-а!.. — протянул Леонид.

— Иначе нельзя! — объясняла Лиза. — День приема должен быть праздничным, и стыдно не сделать ребятам елку. Правда, Леня?

— Совершенно верно! Одна елка без выступлений — тоже не годится. Задумано всё правильно. Остается включить нас в работу.

Лиза обрадовалась:

— Вот хорошо. Вы нам поможете. А то у Надежды Павловны тоже кончается четверть, и времени очень мало. Она так похудела! Меня всё же прогнала на каток, а сама осталась там. Коля уверяет, что Надежде Павловне нужны сейчас только руки. А я убеждена: она под разными предлогами старается дать нам отдохнуть.

— И правильно делает!

— Нет, неправильно, Леня! Мы же всё вместе затеяли, вместе должны и выполнять.

— Ты сейчас отдохнула, подышала свежим воздухом, — работать будешь лучше.

— Не шути, Леонид!

— Я говорю серьезно. Пойдем сейчас в детдом. Отправим Надежду Павловну заниматься, а сами заменим ее.

К Леониду присоединились Наташа и Сергей.

В пионерской было тихо. Наташа открыла дверь.

— Пусто! Где же они?

— Слышите голоса? Ребята, должно быть, в столовой.

Лиза провела туда друзей. На полу и за столами сидели дети. Они были погружены в работу. Одни красили, другие клеили. Малыши разрисовывали цветными карандашами.

— Хорошо у меня? — кричал Витя.

Тамара Сергеевна рассматривала корабль, умело сделанный мальчиком.

Надя показывала Игорю, как вырезать пушку, или осматривала работы девочек, а сама думала: «Завтра контрольная по физике. Мне еще много надо просмотреть. И детей оставить нельзя…»

Воспитатели собирались сами приготовить все украшения к елке. Запротестовала Екатерина Казимировна:

— Вы хотите лишить ребят удовольствия делать елочные украшения? Это неправильно!

Тамара Сергеевна, да и Надя были согласны с нею. Дети взялись за приготовление своей елки.

Галя сидит на ковре, окруженная детьми. Это — слабопередвигающиеся, ее маленькие друзья. Для каждого есть у Гали работа. Недавно поступившая рыженькая Аннушка с гордостью показывает ей картонного кота, выкрашенного голубым карандашом.

Приход Лизы с товарищами внес еще большее оживление. Надя согласилась пойти заниматься. Наташа и Сережа научили ребят делать новые игрушки. Шум и веселье, царившие в комнате, не мешали работе. Подсчитав сделанное, Тамара Сергеевна заявила:

— Довольно, дети! Вы приготовили украшений больше, чем надо!

Всё убрано. Столовая приняла свой обычный вид. Уходя, Леня спросил Лизу:

— Елка у вас есть?

— Шефы привезут. Обещали большую, хорошую! И музыка будет, — рассказывала Лиза. — У нас, правда, деда Мороза нет, да мы и без него обойдемся!

Наступило тридцать первое декабря. Шумно и весело в детдоме. Слышны песни, звонкие голоса и смех, заразительный детский смех…

Екатерина Казимировна не знает, кому отвечать. Ее маленькие питомцы требуют помощи, внимания.

Малыши должны выступить несколько раз. Первое отделение целиком принадлежит им. Ставят «Репку». Костюмы приготовляли сами. Для танцев тоже нужны костюмы. Екатерина Казимировна просит старших помочь маленьким. Те отказываются: заняты своей программой.

На помощь малышам пришла Надя. Но ее сразу позвали к старшим по очень важному делу. Вместо себя она послала Лизу. Лиза счастлива сегодня: она опять получила в четверти только отличные отметки.

— Сил у меня прибавилось!.. Могу за десятерых поработать…

И Лиза, подхватив маленькую девочку, закружилась с нею по комнате. Девочка смеется, а около Лизы уже десяток побросавших работу малышей; все хотят потанцевать, просят:

— И я!.. И я!..

— А работать кто станет! Скорее по местам!

Дети снова занялись шитьем. Лиза поправляет, примеряет, указывает, что нужно переделать. Но ее уже ищут, по всему дому кричат:

— Лиза, на репетицию!

И девушка бежит к товарищам.

Коля возится с Джеком. Иван Иванович и Юра пристраивают занавес. Нина, Витя и еще два мальчика заканчивают декорации.

День склоняется к вечеру. Работы еще много. С каждым часом возрастает число желающих выступать. Воспитателям жаль отказывать детям. Программа выступлений всё растет.

— Надо раньше начинать, — смеется Тамара Сергеевна, подсчитывая номера. — Придется перенести начало с семи на шесть часов вечера!

Ужинали в этот день раньше обычного, в одном из классов, где была устроена временная столовая. Было тесновато. На это внимания не обращали.

— А там — елка! — шептались ребята.

— Я видела в скважину, как ее украшали!

— А при мне дерево тащили! Его военные срубили и нам привезли.

Чем ближе к шести часам, тем больше волнуются устроители. Публика уже начала собираться, а у актеров еще не всё готово. Приехал полковник. Военные музыканты заняли свои места.

— Где же Леонид? — спрашивает Лиза.

Она держит гирлянду электрических лампочек для елки и не знает, как ее укрепить.

— Давайте, Лиза, я повешу! — Тихон Александрович поднимается на стремянку и быстро вешает гирлянду.

Кажется — всё готово.

Дети ждут у закрытой двери. Они нарядные, оживленные. Грянул марш, и в то же время широко открылась дверь.

Дети под музыку обходят елку. Вблизи нее, на коврике, Екатерина Казимировна и Надя разместили слабопередвигающихся. Галя осталась с ними. Все, кто может ходить, встали в круг. В глубине комнаты поставлены стулья и скамейки для гостей и шефов.

Ребята рассматривают игрушки, узнают сделанные ими. Ярко освещенная, нарядная елка, музыка — всё необычно и радостно.

Вдруг потухли огни. Стало совсем темно…

Малыши испугались, Дунюшка готова уже закричать.

— Смотри, кто-то с фонариком идет сюда! Несет большой мешок, — успокаивает ее Галя. — Наверно, это дед Мороз.

— А рядом с ним Снегурочка!..

— Это я, дед Мороз, пришел к вам!

Старик положил мешок на пол. Сам разогнулся, стал высоким.

— А есть ли здесь хорошие ребята?

— Есть!.. Есть!..

— Я со Снегурочкой к вам на елку пришел. Принимаете нас?

— Да, да, принимаем… — кричат малыши.

— Спасибо, детки! Я вам подарки принес…

Ребята глаз с деда не сводят.

— Пора зажечь елку!

Старик три раза хлопнул руками в больших меховых рукавицах, и вспыхнули разноцветные фонарики. Заблестели, заискрились глаза ребят. Какая прекрасная елка!

— Будем подарки раздавать, дочка, — говорит дед Мороз, Снегурочке. — Начинай с маленьких.

Снегурочка вынимает из мешка игрушки и передает их детям. Каждый получил то, что ему очень хотелось. Дунюшка — куклу в сапожках, Витя — краски, Аннушка — плюшевого кота…

— И откуда дед всё знает?

— Как он запрятал в мешок столько игрушек?

Ребята не видели, что Иван Иванович незаметно подставил еще два полных мешка. Все получили подарки от щедрого деда.

Низко кланяясь, старик поздравил ребят с наступающим Новым годом. Все, даже воспитатели, не могли понять, откуда взялся дед с таким большим количеством игрушек.

— Узнали вы деда Мороза? — обратилась Тамара Сергеевна к детям.

Ребята молчали. Дед быстро снял маску.

— Леня! — закричали все.

«Леня?! — обрадовалась Лиза. — Значит, он всё-таки пришел!..»

— Давайте же попросим дорогого гостя, — продолжала Тамара Сергеевна, — передать нашу горячую благодарность рабочим завода. Это они порадовали вас такими подарками!

С игрушками в руках ребята окружили деда Мороза. Надя объявила перерыв. Елку сдвинули в угол. Задернули занавес. Все не занятые в выступлениях дети перешли в «зрительный зал».

Программу первого отделения вела Екатерина Казимировна. Она волновалась больше артистов. Но малыши исполняли свои номера с таким жаром, публика так аплодировала, что ошибки или замешательство маленьких исполнителей вызывали только сочувственный смех и еще большие овации.

Заключительный номер программы первого отделения был для всех сюрпризом. Его приготовил Коля, ничего никому не сказав.

На сцене вдруг появился Джек в длинном пальто и капоре. Он медленно шел на задних лапах. В зубах нес корзинку с провизией…

Вид важно шагающей собаки вызвал общий смех. Когда неожиданно появился Шурка, ловко вытащивший из корзинки булочку, и разъяренный Джек пустился догонять воришку не на двух, а на всех четырех лапах, и действие со сцены перекинулось в зрительный зал — поднялся шум, аплодисменты, хохот.

Музыканты заиграли туш. На сцене неистово звонили. Джек, путаясь в по́лах пальто, с капором, сползшим на один глаз, носился за галкой. Шурка перелетал с места на место, не выпуская из клюва добычу. Коля, виновник происшествия, куда-то исчез. Пришлось Юре наводить порядок и раздевать Джека.

После перерыва началось второе отделение. Воспитанники читали стихи, рассказывали. Показали несколько сцен из пьесы Катаева «Сын полка». Роль Вани Солнцева исполнял Коля. Он держался на сцене просто, и видно было, что мальчик глубоко понимает и чувствует роль.

Полковник, сидевший рядом с Тамарой Сергеевной, спросил о Коле. Тамара Сергеевна рассказала его биографию. Увидев, что полковник серьезно заинтересовался Дубковым, сказала:

— Не хотите ли вы сделать его сыном полка?

— О другом я задумался. Я люблю театр, и мне кажется, что этот мальчик талантлив. Я поговорю с ним, поближе познакомлюсь и, если он окажется способным, помогу ему устроиться в студию художественного чтения…

Глава восьмая

Сквозь затянутые льдом стёкла ничего не видно.

«Наверно, сильный мороз и день ясный. Солнце выглянуло и осветило морозные узоры. Какие они тонкие, изящные! Можно рисунок для вышивки снять…»

Надя рассматривает переплетающиеся нежные линии, а думает о другом: «Почему Татьяна Васильевна не хотела сказать, какой подарок она мне приготовила? Может, она пошутила? Не похоже на нее… Прощаясь, она повторила: «Смотри, второго утром приходи в райком!». Еще целый день ждать! Лучше не думать…»

Надя подошла к столу, еще раз посмотрела на табель за вторую четверть.

«По литературе всё-таки тройка, и лишь одна пятерка!»

Осокин в школе считается отличником. Он спросил Надю: «Продолжаем соревноваться?». Наде не хотелось отступать. Она сказала: «Да!» — а самой стало стыдно. Никогда ей его не догнать!

«И всё же попробую!..» — решила она.

Кто-то постучался.

— Вам письмо, — сказали за дверью.

На конверте — почерк Люси. Надя давно от нее не получала писем.

Люся поздравляла с Новым годом. Дальше шли пожелания, и в конце — слова: «Я приготовила тебе подарок. Скоро узнаешь!».

Надя рассмеялась: «Год у меня начался с подарков, а каких — узна́ю потом!»

Утром следующего дня она была в райкоме. Зорина достала папку, пересмотрела бумаги и, вынув одну, подала ее Наде. Прочитав ее, девушка обняла и крепко поцеловала Татьяну Васильевну. Та засмеялась:

— Не ожидала?

— Я получу комнату! Это же самый лучший подарок! Татьяна Васильевна, я становлюсь настоящей ленинградкой!

Надя сразу побежала в жилищное управление получать ордер.

До сих пор она не имела площади. Снимала комнату на время. Уже три раза приходилось искать себе новое пристанище. «Теперь кончились мои мучения, я буду иметь свою комнату!»

Получив и оформив ордер, Надя пошла смотреть новое жилище.

Она быстро поднялась на третий этаж. Ей показали комнату, десятиметровую, заново отремонтированную. Девушка даже остановилась на пороге — так всё блестело. Ее очаровали светлые обои, недавно выкрашенный пол, паровое отопление и самое главное — большое венецианское окно. Даже в мороз оно совсем не замерзало.

Надя осторожно прошла по блестящему полу. Из окна увидела Неву, покрытую льдом. Ровная, ослепительно белая река, как раскинутое полотно, лежала перед ней. Девушка глаз не могла оторвать. Вспомнилось детство. Тихие, спокойные воды Шелони. По берегам фруктовые сады. Весной — белые, как снег, даже листьев не видно за цветами. Осенью деревья покрыты золотисто-красными плодами. Ветки к земле клонятся под тяжестью их…

«Здесь совсем иначе. Город… Но как хороша Нева! И я могу теперь часто любоваться ею».

Надя решила на следующий же день переезжать.

«Сначала буду спать на полу, постепенно заведу мебель…»

Она рассказала в детдоме и школе о полученной комнате. Ее поздравляли, спрашивали:

— Когда будешь новоселье праздновать?

— Да у меня и сесть не на что! — смеялась она.

— Ничего, на полу по-восточному разместимся!

Отказать было невозможно. И в субботу Надя ждала гостей. Первыми явились детдомовцы. Мальчики принесли две табуретки. Они их сделали сами. Девочки вышили занавески и скатерти на стол. Внимание ребят растрогало пионервожатую. Заметив, что у нее нет посуды, ребята предложили принести ей кипятку из детдома. Она засмеялась:

— Остынет по дороге!

Посидев немного, детдомовцы заторопились домой. Молодая хозяйка вышла на лестницу провожать их. Коля спустился первый и быстро поднялся назад.

— Надежда Павловна, там целая процессия, — это, наверно, к вам!

И не успела Надя ответить, — показалась Варя с чайником в руках. Следом за ней двое юношей несли стол, за ними кто-то тащил кровать, стулья. Поднявшись на площадку, выстроились перед Надей.

— Поздравляем с новосельем! Куда прикажете, хозяюшка, поставить мебель? — спросил Осокин.

Красная от смущения и радости, Надя бросилась к своим школьным товарищам. А те смеются, кричат:

— Шире открывайте двери, иначе стол не пройдет!

И вот вещи уже в комнате. Всё ловко стало на места. Даже повешены занавески.

На столе — посуда, принесенное угощение. Варя с чайником убежала в кухню. Соседи по квартире снабдили ее кипятком. Не успела Надя опомниться, как ее уже пригласили к столу, где Варя разливала горячий ароматный чай. Поднялся молодой рабочий с чашкой в руках:

— Жить тебе долгие годы, Наденька! Все подарки, кроме посуды, конечно, мы сделали сами в свободные часы.

Надя облегченно вздохнула, — ей тяжело было сознавать, что товарищи так много истратили на нее денег. Она сразу хотела отказаться от подарков, да побоялась обидеть друзей.

Получив комнату, Надя могла заниматься спокойно, в тишине. Она много и охотно читала. Люсе написала: «Я только сейчас всем существом поняла, какое счастье узнавать всё новое и новое!..»

Вячеславу Надя послала открытку с новым адресом. Он сразу же приехал к ней.

— Наденька, как у тебя великолепно! — воскликнул он, входя. — Поздравляю с новосельем и желаю тебе прожить в этой комнате не меньше ста лет!

— Постараюсь, Слава! Раздевайся скорее.

Вячеслав оглядывал комнату:

— Как хорошо, светло, уютно! Где это ты мебель достала?

— А догадайся!

— Не могу, Надюша, скажи скорее!

Надя рассказала о подарках товарищей.

— Я рад за тебя, очень рад! А от меня прими свое любимое пирожное и еще кое-что!

Лукавый взгляд Славы заинтересовал девушку.

— Давай скорее! — торопила она.

Вячеслав поддразнивал ее, не показывал. Заметив, что Надя начинает сердиться, он вытащил из кармана письмо.

— От Ани! И тебе, а не мне… — в голосе Нади звучало огорчение.

— Наверно, тебе она тоже написала. Сходи на прежнюю квартиру, — успокоил он. — А теперь, Надюша, давай вместе прочитаем послание Ани. Я честно признаюсь: никак не могу усвоить Брайлевскую грамоту. А ты?

— Боюсь, что Аня ничего не поймет из моего письма, хотя я писала его старательно…

Слава сказал, смеясь:

— Верно, Зине придется убедиться, что мы бездарные ученики.

Они принялись разбирать письмо.

— Кажется, мы больше угадываем, чем читаем!

Склонив головы, они сидели рядышком, целиком погруженные в чтение непривычного письма.

— Простите, Надежда Павловна! Кажется, я помешал вам?

Надя подняла голову. На пороге комнаты стоял Анатолий Георгиевич. Он смущенно объяснил:

— Я не мог постучать: дверь была открыта.

— Это Слава не любит закрытых дверей! Входите, Анатолий Георгиевич, и познакомьтесь…

— Вячеслав Жуков, — отрекомендовался Слава.

— Надежда Павловна, мне хотелось на вашу книжную полку в новой комнате поставить стихи Некрасова. Это мой любимый поэт…

— Благодарю вас, Анатолий Георгиевич! Только полочки у меня еще нет.

— Пустяки, я тебе сделаю! — пообещал Слава.

Надя пригласила гостей пить чай. Анатолий Георгиевич отказался.

Когда он ушел, Вячеслав ревниво спросил:

— Это что за любитель Некрасова?

Надя простодушно ответила:

— Анатолий Георгиевич — педагог, преподает русский язык в нашем детдоме. — Глядя в окно, она мечтательно сказала: — День-то какой чудесный!..

— Поедем на Острова, на лыжах пробежимся!

Надя охотно согласилась. Вместе с Вячеславом любая прогулка делалась увлекательной. А сегодня ей еще хотелось обновить свитер, присланный бабушкой. Она знала, что белый свитер и такая же шапочка очень ей к лицу.

Пересаживаясь с трамвая на трамвай, они добрались до Кировских островов. Кругом лежал мягкий белый снег. Он только вчера выпал.

На базе выбрали легкие, по ноге, лыжи и спустились с берега на лед. Надя давно не каталась, разучилась. Лыжи у нее разъезжаются, девушка падает. Слава не может удержать улыбки. Ей досадно, а сдаваться не хочется.

Увидела недалеко от себя хорошо укатанную лыжню. Идет скорее, Славик рядом подзадоривает ее:

— Беги же! Неужели трусишь?

Наблюдая за движениями Славы, Надя повторяет их сама. Они скользят всё быстрее. Вышли в залив. Ветер подгоняет. Снег блестит на солнце…

— Ширь-то какая! Воздух какой!.. — Да мы уже на взморье!..

Замерзшее море — белое, сверкающее — залито солнцем, кажется, нет ему краю.

— Бежим дальше!.. Надя, тебе хорошо?

— Да!.. Очень!..

И они скользят всё дальше и дальше. Вот уже скрылось солнце. Сквозь вечернюю дымку едва видны вершинки деревьев. Кругом — бело.

— Вот если б так всю жизнь — вместе, рядом… идти всё вперед и вперед… Правда, Надя?

Она не ответила, только побежала еще быстрее. Глаза ее сияли.

Глава девятая

— Увозят Галю в больницу!.. — кричал Юра, перевесившись через перила лестницы. Голос его гулко разносился по коридорам. Захлопали двери, отовсюду выскакивали ребята. Спрашивали:

— Где она?

Юра ушел одеваться. Галя, закутанная в платок и шубу, прощалась с малышами.

Узнав об отправке девочки в больницу, обитатели детдома вышли ее провожать. Прощаясь, они искренне и сердечно желали ей быть совсем, совсем здоровой и ходить, как все. Галю до слёз тронуло внимание ребят.

— Поправляйся, дорогая! — сказала, целуя девочку, Тамара Сергеевна. — Ты у нас — как луч солнца. Такая же светлая, ласковая.

С Машей Галя простилась еще раньше. Они условились, что Маша будет смотреть в окно и не пойдет во двор, — иначе они расплачутся.

Дубков стоял поодаль и внимательно наблюдал за Галей. Видел, как ее сажали в автомобиль. Простившись с подругами, она искала кого-то глазами…

— Коля! — крикнула девочка.

Дубков бросился к ней. В это время доктор захлопнул дверцу, и машина двинулась. Коля бежал за ней, а Галя, прижавшись к стеклу, что-то кричала ему. Сторожиха, пропустив автомобиль, заперла ворота.

Коле трудно было представить себе детдом без Гали.

«Она же вернется! — успокаивал он себя. И сейчас же мелькнула мысль: — А что если она не выдержит операции и умрет?..»

— Нет, Галя выдержит, — сказал он твердо и вдруг представил себе девочку выздоровевшей, на ногах. Коля громко свистнул, вывалял подбежавшего Джека в снегу и весело влетел в дом.

Проходя по коридору, Дубков услышал детский плач. «Да это ревут Галины слабопередвигающиеся!»

Коля заглянул в спальню детей. Нянечка металась от одной постели к другой. Дети не унимались.

— У вас сегодня хором ревут! Что с ними, нянечка?

— И не говори! Сладу нет. Привыкли к Гале, она их спать укладывала. Книжечки читала или сказки рассказывала, они и засыпали. Теперь я одна, а их сколько! Пойду к Тамаре Сергеевне помощи просить.

— Нянечка, подождите, сейчас я помогу вам уложить их. А завтра, наверно, Маша заменит Галю.

Первые дни в больнице Галя чувствовала себя одинокой. Она постоянно вспоминала о жизни в детдоме.

«Они заменили мне семью… Как-то живет Машенька?.. А Коля?.. — думала Галя. — Хорошо, что никто не узнал о его путешествии на чердак! Я сохранила их тайну. Мальчики взяли с меня слово, и я его сдержала. В их конуре ничего дурного нет. Они — выдумщики, любят всё необычайное».

Навещать Галю в больнице можно было два раза в неделю. Маша устанавливала очередь, в какой день кто пойдет. Понятно, ей самой хотелось бывать там как можно чаще. Но желающих видеть Галю было много, и отказать товарищам нельзя.

После операции больше недели никого не пускали. Юра с Колей тоже долго не могли попасть в больницу. Когда всё-таки они там побывали и вернулись, Маша не могла от них толку добиться. Она так и не узнала, как чувствует себя Галя и когда назначена новая операция. В следующий приемный день пошла сама.

Галя выглядела хорошо. Второй операции уже не боялась, хотя знала, что она серьезнее первой. Маша рассказывала ей о детдоме.

— Все наши ребята замучили меня поручениями и подарками…

Она передала больной бесчисленные приветы, рисунки, записочки и облегченно вздохнула:

— Кажется, все! Их должно быть сорок шесть! Ты потом прочитаешь!

Гале всё было дорого. Ее интересовала каждая мелочь в жизни детдомовцев.

— Лучше о себе расскажи, — просила Маша. — Понять я не могу: Юрка и Коля были у тебя или нет?

Галя весело смеется, откинув голову на подушку. Она не может остановиться, не может слова выговорить. Маша трясет ее.

— Да расскажи же! Наверно, опять что-нибудь выкинули наши изобретатели!

— Машенька, ты представить себе не можешь, что они сделали!.. — и опять, опять заливается веселым смехом. — Подумай, они за пазухой, принесли котенка, чтоб я не скучала. Это в больницу-то! Я испугалась. А котенок хорошенький такой, черный с белыми лапочками. Я спрятала его под одеяло. Он царапается, пищит. Мальчики сунули мне его и ушли. Даже не попрощались. Больные смеются! Пришла сестрица, отобрала у меня котенка. Я чуть не заплакала. Она обещала сохранить его до моего выздоровления… Если б, Машенька, ты видела, с каким серьезным лицом Коля совал мне котенка! Скажи, что я очень, очень ему благодарна.

Маша сама уже не могла удержаться от смеха.

Прием посетителей кончился. Весело расстались подруги. Они и забыли о предстоящей Гале второй операции.

Возвращаясь из больницы, Маша всегда заходила в пионерскую комнату.

— Что ползешь, как черепаха! Мы ждем не дождемся тебя! — крикнул Ваня, открывая перед девушкой дверь.

— Наконец-то Машенька пришла!

— Рассказывай скорее, как Галя?

— Видишь, номер готов. Ждем только тебя. Место оставлено для сообщения о здоровье Гали.

Маша увидела на стене свежий номер газеты. Заголовок, сделанный золотом, четко выделялся на красном фоне:

«К Международному женскому дню!»

— Садись, пиши скорее! — торопили ее. — Да чтоб заметка была не больше и не меньше одиннадцати строчек!

Машу усадили, дали бумагу и перо, сами занялись чем-то другим.

— Готово! — Маша стала читать заметку. Ее слушали внимательно. Последние строки: «Вторая операция — сложнее. Не знаю, как перенесет ее Галя», — вызвали протест.

— Эх ты! — горячился Коля. — Галя-то, она не две, а десять операций перенесет и ходить будет!

Лиза посоветовала кончить заметку иначе: «За Галю бояться нечего. Она перенесет всё!». Маша согласилась.

Закончив газету, комсомольцы не расходились, — надо было обсудить ряд очередных дел. Лиза сообщила:

— Надежда Павловна простудилась. Доктор запретил ей три дня выходить из дому. Завтра женский день. Мы должны сами провести его. Приедут шефы. Кто будет делать доклад вместо Надежды Павловны?

— Понятно, ты!

— Кто же, как не секретарь комсомольской группы!

— А может, Коле поручить? У Веты и так много работы, — предложила Нина.

Юра резко возразил:

— Придумала тоже! Колька — мужчина, а вы хотите заставить его делать доклад о женском дне! Это неправильно.

— Не шуми, не шуми, Юра! Я уже почти приготовилась и завтра выступлю, — сказала миролюбиво Лиза. — А сейчас пора спать.

Юрка, еще не остывший, погрозил кулаком уходившей Нине. Она сделала вид, что не заметила этого жеста.

— Здо́рово ты разбушевался, приятель! — И Коля тихонько погладил по спине друга. — Давай-ка проверим, готов ли наш подарок.

— Подожди. Лучше выйдем вместе с другими. Когда все заснут, мы тихонько проберемся сюда.

Закрыв комнату, спрятав в условленном месте ключ, мальчики раньше других забрались в постели. Укрывшись одеялами, они ровно дышали. Казалось, они крепко спят, но как только всё затихло, Юра приподнялся с подушки, прислушался.

— Колька!.. — едва слышно сказал он. Тот не ответил. Юра позвал громче. Молчание. Подошел к приятелю, а тот по-настоящему заснул. Разбудив друга, Юра велел ему первому идти в разведку.

— Ты без протезов, пройдешь неслышно. За тобой и я проберусь.

И вот они уже в пионерской комнате. Вытащили небольшой ящик, проверяют что-то…

— Кажется, всё в порядке, — с облегчением говорит Юра.

— Почему нет Сони? Она должна уже быть здесь.

Из предосторожности они выключили свет.

Проходят минуты. Мальчикам кажется, что уже ночь кончается. И холодно и досадно.

Коля ворчит:

— Это ты выбрал Соньку! Наверно, забыла обо всем и спит себе спокойно.

— Не думаю, — голос Юры звучит неуверенно. — Она так обрадовалась, что мы доверили ей свою тайну. Уверяла, что обязательно придет. Неужели обманет?

— Юра, Коля, вы здесь? — девочка бесшумно открывает дверь и старается в темноте разглядеть, есть ли кто в комнате.

— Почему так долго не приходила? — набрасываются на нее заговорщики.

— Да я не виновата! Спать мне хотелось страшно, а я даже глаза не закрывала. За Лизой смотрела. Она готовилась к докладу и писала долго-долго. Сейчас она заснула. Я выждала и поползла к вам, даже протез не надела.

— Молодчина!

Соне приятна похвала мальчиков, и она полна желания помочь им. Да и таинственность ночного приключения захватила ее.

— Что я должна делать, говорите!

Юра показывает ей что-то, объясняет, как надо сделать, куда поставить. Девочка поняла.

— А ты повтори, как урок!

И она толково повторяет. Наконец друзья убедились, что Соня сделает правильно. Приготовленное сложили в рюкзак и взвалили его Коле на спину. Соня ползет впереди, за ней Коля, шествие замыкает Юрка. Двигаются медленно. При малейшем шорохе замирают. Остановились у спальни старших девочек. Соня бесшумно скользнула туда и скоро вернулась назад.

— Спят… — шепчет она.

Приятели передают ей вещи. Девочка уносит их в спальню и возвращается.

— Всё правильно поставила? Включила?

— Будьте спокойны. Доброй ночи!

И снова тихо кругом. Спокойное, ровное дыхание детей доносится из спален…

Союз нерушимый республик свободных

Сплотила навеки Великая Русь!

Да здравствует созданный волей народов

Единый, могучий Советский Союз!..

Девочки, как ваньки-встаньки, разом садятся на постелях. Они ничего не понимают. В спальню торопливо входит Екатерина Казимировна.

— Что у вас творится? Еще только шесть часов. Почему вы не спите?

— Да здравствует Международный женский день… — слышат они слова диктора.

Соня радостно хлопает в ладоши и кричит:

— Вы же давно мечтали о радиоприемнике! Это подарок мальчиков нам к женскому дню!

Утром в столовой Лиза поймала Дубкова:

— За хороший подарок тебе большое спасибо от всех нас!

— Ты не меня благодари, Вета. Нас много работало, и я, кажется, меньше всех.

— Расскажи, когда вы это сделали, Коля? Мы почти всегда вместе и ничего, ничего не заметили! — спрашивали Чемпиона девочки.

— Откроем им, что ли, тайну изобретения? — обратился Дубков к товарищам.

— Откроем! — согласились мальчики, и Коля начал медленно рассказывать:

— Собственно, изобретатель и герой всего — Гоша!

— Гоша? — в один голос переспросили девочки, с удивлением глядя на него.

Гоша, сердито хмурясь, толкнул Чемпиона в бок.

— Полегче, изобретатель! — остановил Коля товарища. — Итак, я продолжаю. Значит, Гошка решил делать себе приемник. Возился, возился с ним, — всё срывалось. Юрка и я начали ему помогать. Кажется, еще хуже стало. Правда, изобретатель? — смеясь, спросил Дубков.

— Вы только напортили!

— Верно, Гоша! У тебя до нас лучше было. Но мы же искренне хотели помочь ему. У нас просто недоставало знаний. Решили читать книги, но их не было. Достали какую-то трудную. Разобрались в ней плохо. Сделали чертежи, а Сережа доказывал нам, что ошибаемся. Мы спорили с ним, — помните, в пионерской?

— Так вы давно работаете над вашим подарком! — удивились девочки.

— Нет, тогда мы делали просто приемник, а о подарке и речи не было, — сказал Юра.

— Пожалуй, и на приемник надежды тогда не было, — поправил его Коля. — А бросать не хотелось. Сережа достал нам другие книги. Мы читали их вместе, после уроков, в классе. Один раз поссорились. Каждый свое предлагал. Наш крик привлек внимание Тихона Александровича. Он зашел в класс. Спрашивает: «В чем дело?». Мы сначала не хотели отвечать. Гошка, правда, давно предлагал просить завуча помочь нам, а мы хотели сами добиться. Тут Тихон Александрович заметил у нас книгу по радио. Должно быть, сообразил, чем мы заняты, и так просто предложил помочь. Мы ему всё и рассказали. Оказалось, завуч сам увлекается радио. Он при нас разобрал Гошкин приемник и сразу нашел ошибку. Мы еще долго работали над ним. Видели, какой красивый сделали? Думали поставить его к себе, а тут подошел ваш праздник. Кто-то предложил подарить приемник вам…

— Не кто-то, а ты, Колька, посоветовал отдать его девочкам! — поправил его Гоша.

— Сочиняет Гошка! Это мы все вместе надумали.

— Когда же вы его поставили в нашу спальню? — допытывались девочки.

— Сегодня ночью он был водворен на место. А сделала это одна из девочек. Сами догадывайтесь, кто…

Глава десятая

Медицинская сестра детдома не первый год работает с Дмитрием Яковлевичем. Она хорошо изучила его характер и привычки. Всегда замкнутый, немного рассеянный, с виду суровый и равнодушный, он любит свое дело и как отец относится к детям. Последние три дня доктора узнать нельзя. Он молчит, он явно чем-то расстроен. И работает не так, как обычно.

— Дмитрий Яковлевич, вам нездоровится?

— Почему вы так думаете?

— Вид у вас усталый…

Медсестра не решилась сказать, что замечает перемену в нем и не понимает ее.

Дмитрий Яковлевич не ответил на вопрос и задумался еще глубже. Недавно ему позвонили из больницы. Сообщили, что последнюю операцию Галя перенесла плохо; состояние ее ухудшается; опасаются за жизнь.

Доктор не хочет говорить об этом даже медсестре: растревожит еще она всех детей. Они так любят Галю. О Маше и говорить нечего: она каждый день приходит узнать о здоровье подруги. Наверно, сейчас придет. Что ей сказать?..

Но Маша не пришла. Ее и в детдоме нет. Уже вечереет. Надо ужинать. Ищут Машу: она дежурная по столовой. Спрашивают доктора. Он не знает. Внезапно его осеняет мысль: «А что если она в больницу ушла?..

Накинув шубу, доктор быстро, насколько позволяют старые ноги, семенит к автобусу. В вестибюле больницы, прислонившись к стене, плачет Маша. С большим трудом удается заставить ее сказать, о чем она плачет.

— Я здесь узнала… Галочка умирает… А вы обманывали меня, доктор!.. Уверяли, что всё хорошо… Как вы могли так поступить? Если б меня пустили ухаживать за нею, я знаю, я уверена, что выходила бы Галю!..

Девочка закрыла лицо руками. Она не плакала больше, но как-то склонялась всё ниже и ниже. Доктор поддержал ее, усадил и неловко погладил по голове.

— Дмитрий Яковлевич, помогите нам!.. — Маша остановилась, ей страшно трудно было говорить. — Если… если… Галя должна умереть, — сказала она быстро, точно боясь, что нехватит сил на такие слова, — добейтесь разрешения мне остаться с нею последние минуты…

Доктор не расслышал этих слов, так тихо говорила Маша. Но он понял, о чем она просила, и не знал, что ответить. А Маша смотрела на него, не говоря больше ни слова. Дмитрий Яковлевич чувствовал, что отказать в такой просьбе нельзя.

«Я и дочери своей позволил бы… Так лучше…»

Старый доктор, согнувшись больше обычного, пошел к главному врачу. Сначала ему отказали в разрешении Маше дежурить у постели тяжело больной.

— Она расстроит больную и ухудшит дело.

— Не такая это девочка! — заявил Дмитрий Яковлевич. — Она так горячо любит свою подругу. А любовь иногда делает чудеса. Разрешите, коллега, Маше дежурить. Я ручаюсь за нее.

В белом больничном халате, стараясь не стучать костылями, Маша входит в маленькую палату, где лежит Галя. За ней — Дмитрий Яковлевич.

До неузнаваемости изменилась Галя. Глубоко запали глаза. Лихорадочный румянец горит на щеках. Круглое личико вытянулось, подбородок заострился. Тонкие, какие-то прозрачные руки безжизненно лежат на одеяле. Девочка неподвижна, глаза ее закрыты.

Доктор взял Машу за руку, — он боялся, что она крикнет или заплачет. Девочка поняла этот предупреждающий жест. Собрав все силы, она тихо опустилась около постели больной:

— Галочка…

Больная вздрогнула. Медленно, с усилием подняла веки. Маша провела рукой по ее волосам. И когда глаза их встретились и Маша, обхватив руками голову подруги, горячо поцеловала ее, — доктор неслышно вышел из палаты.

«Лучше оставить их одних», — думал он, спускаясь с лестницы.

А Маша, сжимая худенькую руку подруги, шептала ей:

— Галиночка, мне разрешили ухаживать за тобой. И ты должна, я верю в это, ты должна поправиться!..

Вернувшись из больницы, доктор пошел к директору:

— Может быть, вы будете недовольны моим поступком, Тамара Сергеевна, назовете его самоуправством… Иначе поступить я не мог! Да и вы на моем месте другого выхода не нашли бы.

Доктор не отличался многословием. Он был предельно лаконичен. Иногда трудно даже было понять, что он хочет сказать. Сделав такое длинное для него вступление, он долго закуривал папиросу.

Тамара Сергеевна нетерпеливо спросила:

— Что случилось?

Тяжело ей было узнать об ухудшении здоровья Гали, о нависшей над ней смертельной опасности.

— Я разрешил Маше остаться в больнице около Гали.

— Как же быть с ее занятиями?

— Она нагонит! — уверял доктор. — Переждем немного. Мне сказали в больнице, что эти дни — решающие.

Весть о плохом исходе операции, о тяжелом положении больной скоро разнеслась по всему детдому. Галю любили все. Возможность потерять товарища заставила ребят еще сильнее почувствовать, что она делала для них и каким чутким, верным другом была.

Ребята хотели знать всё, что происходит в больнице. Лиза и Нина предложили Маше сменить ее. Та отказалась, но обещала подробно сообщать о состоянии Гали. И вот каждый вечер кто-нибудь из ребят с целым ворохом записок отправлялся в больницу.

Уже несколько дней на все расспросы Маша печально отвечала:

— Лежит без сознания.

А сегодня Маша вышла с заплаканными глазами и даже говорить не могла. Махнула только рукой.

«Неужели так плохо?» — думал Коля, возвращаясь из больницы. И образ девочки, такой скромной, тихой, умеющей сделать столько хорошего — и всегда незаметно, встал перед ним. Мальчик вспомнил, как он сидел на чердаке, озябший, измученный и обозленный на всех…

«Она поняла, не осудила меня…» И Коле кажется бессмысленным, несправедливым, что Галя умирает. Ему очень больно. Слёзы катятся по щекам. Он их не замечает.

Уже ночь. Маленькая лампочка освещает палату. Галя лежит на спине, вытянувшаяся, неподвижная. Маше кажется, что она уже умерла. Она наклоняется. Галя дышит, но слабо, едва уловимо. Маша надеется, что если ей удастся привести в сознание Галю и заставить ее бороться за жизнь, быть активной в эти страшные минуты, — это спасет подругу. И Маша, наклонившись, шепчет горячие, нежные слова, вкладывая в них всю силу, всю страстную уверенность, что Галя победит смерть. Девочка, зовет ее всё громче, настойчивее, требовательнее…

Галя открыла глаза.

Маша целует ее, твердит, что она не должна засыпать… Но Галя опять теряет сознание.

Маша сидит, опустив руки, полная отчаяния. Ей кажется, что пропала последняя надежда…

«Но она же открыла глаза, я видела это!»

И Маша торопится к дежурному врачу, умоляет его что-нибудь впрыснуть Гале. Рассказывает, как она пришла в себя и снова потеряла сознание. Доктор идет вместе с Машей в палату, считает пульс и качает головой. Маша, плача, просит его как-нибудь помочь Гале.

Всю ночь доктор провел у постели больной. Он что-то впрыскивал, давал какие-то лекарства… Утром, уходя, сказал:

— Пульс лучше…

Маша забыла о сне, об усталости. Она караулила каждое движение девочки. Следила за малейшим изменением дыхания. И когда оно стало ровнее, Маша заснула. Спала она не больше часа, тут же, положив голову на край подушки. Когда очнулась — испуганно вскочила.

Галя не спала.

Она смотрела на друга своими большими, глубоко запавшими глазами, и в них светилась радость возвращения к жизни.

Начались дни выздоровления.

Маша попросила Тамару Сергеевну оставить ее еще на несколько дней в больнице.

— Галя еще так слаба! Она почти не говорит, а я догадываюсь о том, что ей нужно.

Больничные врачи тоже советовали оставить подруг вместе.

Молодой организм Гали хорошо справлялся с болезнью. Она заметно окрепла. Маша должна была вернуться в детдом. Последнюю ночь она проводила в больнице вместе со своей выздоравливающей подругой.

— Машенька, мне хочется рассказать тебе о маме. Ты спрашивала, как я раньше жила? Я всегда отвечала тебе: «Не надо вспоминать об этом». Сейчас я сама расскажу. Я хочу, чтобы ты всё знала обо мне, как и я о тебе.

— Не надо, Галочка, лучше потом. Тебе, может быть, вредно это!..

— Если я решилась, значит не вредно!

Маша заметила недовольную складку на лбу Гали. Она привыкла за это время ни в чем ей не отказывать, но сейчас боялась взволновать ее.

— Мне легче будет, — успокоила ее Галя. — Я уже несколько дней собираюсь…

Маша присела на маленькую табуретку около кровати Гали.

— Я родилась в деревне. Отец умер, когда мне трех лет не было. Вскоре мать переехала в Ленинград. Она поступила на фабрику, а меня отдала в детский сад. Каждый вечер, возвращаясь с фабрики, мама заходила за мной. И потом мы уже с ней не расставались. Всё время проводили вместе. В праздники шли в зоосад или в кино. Мы так дружно с ней жили!..

Девочка помолчала. Ей трудно еще было говорить…

— Когда я должна была поступить в школу, началась война. Мама боялась за меня и хотела эвакуироваться. Как сейчас помню осенний день. Я играла в саду. Мама до́ма укладывала вещи. Всё уже было готово к отъезду. Я не слышала, когда завыли сирены. Помню только страшный удар. Меня подбросило. Падая, я сильно ударилась спиной. Очнулась в больнице. Стала звать маму. Мне сказали, что она тоже больна, лежит в другой палате. Я так тосковала без мамы! Звала ее… Однажды ночью я решила сама найти ее. Спустила ноги с койки, а они не стоят. Я тут же упала. Через несколько дней меня перенесли в палату, где лежала мама, и положили рядом с ней. Мамочка так изменилась, похудела. Она лежала на спине, укрытая до горла одеялом. Я протянула к ней руки. Хочу обнять. Мамочка с трудом повернулась ко мне. Улыбается. Говорит едва слышно: «Родная моя девочка…» Я еще сильнее потянулась к ней. «Упадешь!» — испуганно крикнула она и хотела меня поддержать. Тут я увидела, что у мамы нет рук. Едва не закричала, но мама так смотрела на меня… Я никогда, никогда не забуду выражения ее глаз!..

Галя замолчала. Маша хотела просить ее не рассказывать больше, но поняла, что этого делать нельзя, и тихо погладила ее по голове. Галя продолжала, только голос девочки, мелодичный и нежный, звучал глухо, и фразы стали еще короче:

— Мама поправлялась медленно. Начала ходить. Мы старались помогать друг другу… Нас перевезли на Кировские острова. Поместили в другую больницу на берегу Невки. Мы лежали в большой палате, и опять рядом. Я с ложечки кормила маму, причесывала ее, одевала. Она садилась на край моей койки. Разговаривала. Читала. А на ночь старалась укутать меня. И не могла… Вечером при коптилке рассказывала мне сказки. Я засыпала под них… Один раз моя мама вздумала мыть голову. Чтобы попасть в ванную, нужно было пройти по коридору. Она ушла вперед. Я медленно ползла за ней. Вдруг что-то сильно ударило. Всё затрещало. Кругом захлопали двери, побежали люди, поднялся шум, крики, стоны… Больные уговаривали меня не ходить в ванную. Говорили, что нельзя открывать дверь, что там яма и в ней огонь; если я упаду туда — сразу сгорю. Я и не представляла, что случилось, думала: как же останется мамочка без меня? Ударило снова. Меня волной отбросило в другую сторону комнаты… Когда я пришла в себя, я лежала уже на своей кровати. Позднее узнала, что мама пришла в ванную комнату и ждала меня. В это время начался обстрел. Один из снарядов угодил в стену, где у окна сидела мама. От комнаты осталось три стены. Мама погибла… Скоро нас, детей, опять перевели в Лесное, а оттуда я в детдом попала. Тамара Сергеевна и все воспитатели окружили меня заботой и любовью. А потом пришла ты, Машенька… И вот сейчас, в больнице, когда я открывала глаза, всегда видела тебя. Ты словно переливала в меня свои силы. Мне ведь так хотелось не думать, всё время спать… А ты звала… Машенька, ты настоящий и самый дорогой друг!..

Глава одиннадцатая

Весна в этом году ворвалась бурно, радостно. Она всё преобразила. Маша в больнице даже к окнам не подходила: вся была поглощена болезнью Гали. Сегодня первый раз идет домой.

Солнышко, теплый ветерок, и воздух такой чистый, свежий! У Маши даже голова закружилась. Открывая калитку, она думала: вот сейчас к ней бросятся, обступят ее ребята, начнут расспрашивать о Гале… Но во дворе никого не было.

Маша устало опустилась на скамейку. Так приятно посидеть в своем дворе! Здесь всё знакомо, привычно. Вот ледяная горка. От нее остался лишь деревянный настил. Доски еще влажные, но уже подсыхают. На месте высоких сугробов — большие лужи. В них отражается небо и розовые облака. Пригревает солнце. Уходить не хочется!

— Машенька, это ты? — нерешительно спросила подошедшая к горке Соня.

Девочка повернулась в ее сторону. Соня громко закричала:

— Маша пришла!

— Ты кому кричишь? Здесь же никого нет!

— Они за домом играют. Пойдем скорее туда!..

Обогнув дом, Маша увидела Игоря и Витю. Они стояли около большой лужи. На противоположной стороне несколько мальчиков держали бумажные кораблики. По команде Игоря они спустили на синюю гладь «моря» целую флотилию. Корабли, как стая белых лебедей, легко качались на воде.

Несколько минут любовались своими корабликами. Но Игорь — адмирал. Он распоряжается:

— Поднять бурю на море!

Вмиг метлами и лопатами мальчики устраивают страшную качку. Тихая лужа превращается во взбаламученное море. Эскадра намокает, и несколько кораблей гибнет. Ребята орут, прыгают, они уже и сами мокрые, но им всё нипочем — сила весны захватила их звонкой радостью.

Носится Шурка. Взлетит высоко, покружится и камнем упадет кому-нибудь на голову. Джек, вытянув лапы, лежит на крылечке; он греется на солнышке. Прищурившись, наблюдает за Шуркой, подбирающейся к его кости. Галка сыта, и ей вовсе не нужна кость, важно подзадорить Джека. Шурка крадется к кости, сейчас схватит!.. Собака не дремлет. Один прыжок — и Шурка поспешно взлетает. Кость лежит на месте, и Джек снова кладет голову на вытянутые лапы. Шурка довольна: разбудила Джека. Поднялась высоко, высматривает, чем бы еще заняться?..

Эскадра затонула. Промокших моряков Екатерина Казимировна отправила домой. Увидев Машу, она стала расспрашивать ее о здоровье Гали.

— Хорошо бы Галочку летом увезти на дачу. Пусть поживет в лесу, наберется сил после болезни, — говорила Екатерина Казимировна.

— Я тоже об этом мечтала. Всё рассказывала Галочке, как хорошо будет летом в лесу. А на днях созвали консилиум, и старый профессор сказал, что необходимо сделать еще операцию. Тогда она, наверное, будет ходить.

— Гале известно заключение профессора? Она испугалась? Не хочет больше страдать?

— Екатерина Казимировна, вы совсем не знаете Галю! У нее сейчас одно желание, одна мысль: ходить. Она еще очень слаба, а готова снова лечь на операцию. Доктора предлагали подождать до осени, Галя и слушать не хочет. С ней бы не стали считаться, но профессор советует не откладывать.

— Значит, ее снова будут оперировать! И когда же?

— Думаю, через месяц.

— А как же ты, Машенька?

— Сейчас я не так нужна Гале. Она хорошо себя чувствует. Я буду заниматься, перейду в седьмой класс. Тогда стану просить Тамару Сергеевну не отправлять меня на дачу, а оставить здесь, с Галей.

Екатерина Казимировна погладила Машу по голове и сказала:

— Хорошая ты!.. Все вы у меня хорошие. Как много я вижу здесь, среди ребят, подлинной дружбы и горячей любви!

— А как же иначе, Екатерина Казимировна? Настоящий друг поддерживает, помогает. И так хочется быть достойным его… Но одни мы, понятно, многого не могли бы сделать. Это ваша поддержка, поддержка комсомольцев… Ну, как сказать?.. Дружеская помощь, сознание того, что мы нужны Родине, можем быть ей полезны, делает нас полноценными. И мы забываем, даже не чувствуем свою инвалидность!

Маше не хотелось уходить со двора. Старшие ребята еще в школе. К ней подошел Иван Иванович. Он только что осмотрел молодой сад. На вопрос ребят: «Не померзли ли яблони?» — отвечал уклончиво:

— Еще рано судить. Но кажется — живы.

— Неужели принялись? — допытывались ребята.

— Вы лучше помогите мне убрать прошлогодние листья.

— Мы с удовольствием! Давно спрашивали вас, что надо сделать.

— Подождите, скоро работы на всех хватит!

Во дворе затихло. Дети разошлись по классам. Близятся экзамены. Сейчас надо много и хорошо заниматься. Надо обязательно перейти в следующий класс. Дети прекрасно понимают это и работают напряженно. Даже Шурка не соблазняет их. Напрасно она влетела в класс; ей сейчас же велели убраться.

В детдоме все готовятся к экзаменам. Старшеклассники используют каждую свободную минутку. У них трудные экзамены. Особенно тяжело Лизе: она переходит в десятый. Приходится много заниматься.

Всюду проникают живительные соки весны. Земля едва оттаяла, а уже показалась зелень. Молодые ростки крапивы ковром устлали дальний конец двора. «Всегда первая вылезает!» — ворчал Иван Иванович. Он беспощадно борется с сорняками. С осени старается их уничтожить. Как «начальник зеленых насаждений», он наводит порядок и во дворе детдома.

— Вот что, ребята! Давайте уничтожим крапиву, а на ее месте сделаем грядку и салат посеем. Оглянуться не успеете, как свой салат будет… Подожди!.. Подожди!.. — останавливает он мальчугана, собравшегося затоптать молодые ростки. — Мы сначала соберем крапиву, отдадим ее поварам. Весной зеленый суп из крапивы — самое лучшее кушанье!..

Дети привыкли охотно исполнять поручения своего начальника. Рвут крапиву. Как она жжется! Но ребята и виду не показывают, что им больно. Никому не хочется считаться неженкой. Потрут обожженное место землей — и снова за дело. Скоро участок вычистили, притащили лопаты, и вот там, где росла крапива, появились ровные грядки.

Девочки около дома просеивают землю для посадки цветов.

Работа увлекает детей. Они готовы целый день возиться, только бы был с ними кто-нибудь из взрослых и руководил ими. Вновь посаженный сад требует постоянной заботы. Помощников у Ивана Ивановича сейчас немного — одни малыши. Дети средних и старших групп заняты подготовкой к экзаменам. Их манит весна, да нельзя выйти. Экзамены подводят итог работы всего года.

Завуч охотно помогал «начальнику зеленых насаждений». Оба с тревогой смотрели на молодые деревца. Ждали первых листочков. И когда листья появились, Иван Иванович с облегчением сказал:

— Принялись!..

На вновь сделанных грядках уже зеленеют редиска, салат. После работы завуч вышел вместе с Екатериной Казимировной и Надей.

— Давайте зайдем в сад!

Они давно там не были и охотно согласились. Подойдя, увидели новый, только что выкрашенный забор. А за ним — молодые яблоньки!

— Все принялись! — сказал Тихон Александрович. Он показал яблони. Потом подвел к большой клумбе. Она уже в цвету: по краю — нежнорозовые маргаритки, синие лобелии; в середине — мясистые, огненно-красные цветы, похожие на лилии…

Возвращаясь домой вместе с Надей, Екатерина Казимировна сказала:

— И всё это сделали наши воспитанники!

Она любила детей, старалась развивать в них хорошие черты, боролась с дурными.

— Дети сами, как цветы, — говорила старая воспитательница. — За ними надо любовно ухаживать, а за нашей сменой — особенно. Мы же выращиваем будущих строителей коммунистического общества. Большая и высокая ответственность лежит на нас, и мне кажется, Надя, профессия педагога — самая лучшая!..

Глава двенадцатая

Меньше месяца осталось у Нади до экзаменов. Бывают минуты, когда кажется — нехватит сил довести до конца начатое дело. Теряешь веру в себя. Сомневаешься в своих знаниях…

Надя в отчаянии сжала голову руками. Учебник соскользнул с колен на пол.

«Я ничего не знаю, а завтра — контрольная работа по химии!..»

Снова взялась за книгу. Стала читать вслух, громко…

В дверь кто-то постучал.

— Платонова здесь живет?

Ответа нет. Еще постучали. Надя пошла к двери, открыла ее.

Люся!..

Надя не поверила своим глазам. Она бросилась к подруге, обнимает, целует. Девушки глядят друг на друга, смеются и снова, снова целуются. И нет слов, и начать не знают с чего…

А потом, перебивая, засыпали друг друга вопросами.

— Люся, как ты попала сюда? Почему ничего не писала?

— Я думала приехать к тебе на несколько дней в зимние каникулы. Помнишь, писала о подарке? Собиралась тогда нагрянуть к тебе. Накануне отъезда внезапно заболела мама. Пришлось билет вернуть в кассу. Очень мне грустно было! Даже писать тебе не могла.

— А почему сейчас приехала? Экзамены же скоро!

— Я буду жить под Ленинградом и учиться здесь. Нас разыскал дядя. Он потерял на войне сына, остался совсем один. Живет в пригороде. Предложил маме переехать к нему. Вот почему я здесь, и сразу пришла к тебе. Я буду сдавать экстерном на аттестат зрелости… Неужели, Надя, мы опять вместе?!

Девушки, как прежде, обнявшись, сидят на постели и всё, всё рассказывают друг другу. Им кажется, что вчера вот так они сидели в стоге сена и думали вслух…

— Ты хочешь умыться, Люся? Вот полотенце, мыло…

Наде так приятно и радостно ухаживать за другом. Она насмотреться не может на Люсю.

— Ты совсем прежняя, Надюша. Пожалуй, еще порывистей и…

— Почему ты замолчала? Что значит твое «и»? — тревожно спрашивала Надя.

Люся засмеялась.

— Нет, ты не изменилась! Я не могла сразу найти подходящего слова, а ты уже что-то заподозрила. Да не хмурь брови, Наденька! Я хотела сказать, что ты стала как-то глубже, сердечнее.

— Не знаю. Но ты приехала, мой верный друг, будешь здесь рядом!.. И как мы хорошо заживем! Я пока пойду готовить чай. Ты же голодная с дороги.

— Надя, я вижу, ты занималась. Я оторвала тебя. Над чем ты сидела?

— Именно «сидела»! Читаю и ничего не понимаю. Не могу больше заниматься. Голова устала.

Люся заглянула в открытый учебник химии. Перелистала несколько страниц. Надя вернулась с чайником и тарелками. Люся развернула пакет, вытащила пироги, печеные яйца, жареную курицу.

— Это мама тебе послала.

Всё разложили на столе.

— Да у нас настоящий пир!

— А по какому случаю? — раздался вдруг голос Вячеслава.

— Слава!.. Вот хорошо! Но входить без стука невежливо, — строго сказала Надя.

— А ты не слышала, сколько раз я кричал: «Можно войти?». Стучал даже ногой!

Девушки переглянулись. Они действительно так громко говорили и смеялись!.. Надя познакомила Жукова с подругой.

— Слава, мы вместе с Люсей станем готовиться к экзаменам. Она будет жить со мной.

— Ты так решила? — удивленно спросила девушка.

— А как же иначе? Жить за городом и ездить сюда, — это совсем невозможно! И нам с тобой так хорошо заниматься вместе.

— Пожалуй, ты неплохо придумала. Так лучше. Я уверена, что и мама будет довольна. Но тебе я не помешаю?

— Что́ ты!.. С завтрашнего дня я свободна на целый месяц. Не пугайся, Слава, это не за счет лета! Ученикам последнего класса вечерней школы предоставляют отпуск на время экзаменов.

Не желая мешать подругам, Слава распрощался и ушел, даже не показав письма Ани.

Надя за это время научилась у Зины писать и читать по методу слепых. Но уроки прекратились, и она редко теперь видела Зину. Вячеслав, наоборот, частенько забегал в интернат. Он старался живо и красочно рассказать слепым детям о нашей необъятной родине. Все охотно слушали молодого географа: он говорил так, что слепые словно сами видели высокие горы, могучие реки, просторы полей.

Писать, и особенно читать, по Брайлю Слава так и не удосужился научиться. Встречая Зину, он просил ее прочесть ему письмо Ани или ответить ей. Зина нередко прибавляла к письму страничку от себя. Так она заочно познакомилась и подружилась с Аней.

После ухода Славы Люся взяла учебник химии. Они быстро разобрали непонятное место и принялись за историю.

— Должно быть, вдвоем заниматься легче, — говорила Надя. — Или твой приезд прогнал усталость. Я собиралась всю ночь сидеть над учебниками, а мы уже кончили. Сейчас десять часов. Пойдем погуляем?

Люся стояла у окна и смотрела на реку.

— Вот они какие — белые ночи!.. Идем скорее! Я хочу видеть Ленинград.

Девушки спустились на набережную. Тихо плескалась вода о гранит. В светлой голубизне ночи город казался еще величественнее, еще прекраснее. Всё словно замерло. Даже деревья не колышутся.

Люся прижалась к решетке Летнего сада. Смотрит в тенистые аллеи. Они сейчас безлюдны. Только мраморные статуи кажутся еще белее…

«Здесь, наверно, проходил Пушкин», — думает Люся.

Притихшие, молча вернулись подруги домой.

Миновала короткая белая ночь. Блеснули первые лучи солнца. Оранжевые струйки пробежали по воде. Девушки, укутавшись в одеяло, сидели на окне.

— Смотри, Люся, как хороша Нева ранним утром!

— Неужели я в Ленинграде! Знаешь, Надя, когда ты уехала, а я осталась там, мне было очень больно. Казалось, что моя мечта жить в этом прекрасном городе не осуществится никогда. И вот — я здесь. И ты, Надюша, со мной. Мы проговорили всю ночь. Мне казалось, что ты расскажешь и… о Славе…

Надя вспыхнула и молчала.

— Не хочешь? — тихо спросила Люся.

— А тебе он понравился? — взволнованно заговорила Надя. — Скажи только правду! Я наблюдала за тобой, когда вы разговаривали, и не могла понять, как ты к нему относишься…

— Он, возможно, очень хороший… Я постараюсь с ним подружиться… А всё-таки ревновать тебя я буду. Я рада за тебя, и в то же время мне грустно: нашла тебя и снова должна потерять.

— Нет, Люся, мне кажется — настоящую дружбу ничто не может разорвать. Как ты думаешь?

На следующий день Люся переехала к Наде и сразу взялась за учебники.

— Неужели тебя не соблазняет прогулка по городу?

— Соблазняет, и очень. И всё же придется заниматься все дни, а может быть и ночи. Не знаю, Надя, как у тебя… Может, ты уже всё повторила? Мне, прямо скажу, еще много надо работать…

Надя удивленно посмотрела на подругу. Та заметила ее взгляд и твердо сказала:

— Это не слова. Я получила программу, пробовала проверить себя.

— И убедилась, что прекрасно всё знаешь. Не так ли, Люся?

— Ошибаешься! Я даже сама не подозревала, сколько пробелов в моих знаниях.

Люся всегда была строга к себе. Сейчас в ее словах звучала не только обычная скромность, но и беспокойство.

«Люся знает значительно больше меня. Сколько же мне надо работать? — думала Надя. — Но нашли ли мне заместителя? А если нет, как же оставить детей без пионервожатой?»

Полная тревоги, Надя подошла к детдому. Едва открыла калитку, как к ней подбежал Коля, а за ним и другие комсомольцы. Они рассказали о присланной из райкома старшей пионервожатой.

— Мы уже познакомились с ней. Она сейчас у директора.

Надя поспешила туда. Тамара Сергеевна ей обрадовалась.

— Мы о тебе сейчас говорили. Познакомься!..

— Маруся Зуева! — обрадовалась Надя. — Неужели Татьяна Васильевна отпустила тебя к нам? Тамара Сергеевна! Лучшей пионервожатой не сыскать: Маруся еще по моим рассказам полюбила наших детей. Всегда расспрашивала меня о них. Даже по именам знает. И работать станет лучше меня!

Тамара Сергеевна ласково поглядела на Надю и, улыбаясь, сказала:

— Я уверена, что Мария Андреевна скоро подружится с детьми. Твоей работой мы тоже довольны, Надя, и если б не экзамены, не отпустили бы тебя. Мы скоро уедем на дачу, а ты занимайся спокойно. Если же помощь нужна будет, — все наши педагоги охотно помогут тебе. Не забывай нас!

Наде трудно было расставаться с детдомом даже на месяц. Она всем сердцем привязалась к детям, и они отвечали ей доверием и любовью. Все сердечно провожали ее, желали хорошо сдать экзамены.

Дома Надя всё рассказала Люсе.

— Значит, ты свободна? Берись сейчас же за учебники! — торопила та подругу.

Надя смотрела в окно. Казалось, она ничего не слышала. Люся подошла к ней. Слегка приподняла Надину голову.

— Что с тобой?

Надя вздрогнула и улыбнулась.

— Прости, Люся! Ты что-то спрашивала? Я думала о детдомовцах… Хорошо, что мы с тобой выбрали профессию педагога. Это самое, самое лучшее! Теперь я совершенно убеждена в этом. Но как мало я еще знаю и мало могу дать ребятам! Когда мы кончим вуз, мы глубже, лучше поймем детей!

— Правильно, Надюша! А потому, не теряя времени, давай составлять план работы…

Окончив его, Надя заявила:

— Я, наверно, провалюсь! Почему-то свободный месяц мне казался длинным-предлинным. Сейчас посмотрела на график — страшно стало!..

Люся засмеялась.

— Теперь я спокойна за тебя. Ты знаешь сроки и не будешь терять времени. Я всегда так поступаю.

Подруги вставали рано утром и принимались за самое трудное. К вечеру оставляли что полегче. Иногда к ним заходила Варя.

После переезда на новую квартиру Надя значительно реже встречалась с ней.

— Идти к тебе далеко, — говорила Варя.

Получив отпуск, Надя предложила ей готовиться вместе. Говорила, что втроем заниматься лучше. Та отказывалась:

— С Люсей ты давно привыкла заниматься. Сейчас она и живет у тебя. Значит, вам надо вместе готовиться. За меня ты не беспокойся! Я уже договорилась с Семеновой. Мы с ней рядом живем, нам удобно.

И всё же Наде казалось, что она поступила неправильно. Иногда, после дня напряженной работы, сделав больше намеченного, они с Люсей заходили к Варе узнать, как идут у нее дела.

Когда сдаешь экзамены, то и говорить хочется только о них, о том, что приготовил, сколько осталось. Варя на расспросы Нади отвечала:

— Надоело всё об одном! Расскажи лучше что-нибудь…

Люся заметила, что Варя избегает говорить с ними о своих занятиях. Она считала себя косвенно виноватой в отчуждении между подругами. Ей хотелось наладить эти отношения. Кроме того, она видела, что Варя стесняется, не хочет показать свое незнание. И Люся нашла путь. Она просто, по-комсомольски, заставила Варю показать, что ей трудно, объяснила. Потом еще зашла, взяла с девушки слово, что та будет приходить, когда встретится ей непонятное.

Постепенно натянутость в их отношениях исчезла, и Варя — открытая, прямая — охотно рассказывала обо всем подругам.

Однажды, когда девушки собирались уходить от Вари, та предложила:

— Пойдемте в общежитие к ребятам! — так Варя называла рабочих — учеников вечерней школы. — Они, наверно, уже вернулись из библиотеки.

Девушки познакомили Люсю с Осокиным и другими товарищами.

Заниматься в общежитии было трудно. Степан Осокин обычно с утра уходил в Публичную библиотеку и оставался там до закрытия. После первого разговора с Люсей Осокин заметил Наде:

— Подруга твоя серьезно работает. Из нее выйдет толк!

Более высокой похвалы у Степана не было.

Когда начались экзамены, Люся сдавала их не хуже Степана, а по литературе даже лучше. Надя была подготовлена слабее. За этот месяц, занимаясь вместе с Люсей, она много сделала и всё же догнать своих друзей не могла.

Экзамены ей давались нелегко, но она упорно работала и сдавала на четверки. Подруги любили заниматься у открытого окна. Еще с первыми теплыми днями Надя выставила зимнюю раму. Лед давно прошел. По Неве скользят пароходики. Буксиры тянут тяжело нагруженные баржи. Наде хочется бросить учебники и пойти гулять.

— Нельзя! — останавливает ее Люся. — Еще два экзамена, и — мы свободны!

Надя уже не смотрит на заходящее солнце, на тихую гладь Невы. Она должна повторить все билеты. А как еще много невыученных!.. Проходит час, два…

— Больше не могу! — говорит Люся, закрывая учебник.

Теперь Надя посмотрела на подругу:

— Первый раз слышу от тебя такие слова! Да как же ты похудела, Люсенька! Мама тебя не узнает. Скажет, что ты здесь плохо питалась…

— А ты на себя посмотри, Надя!

Они подошли к зеркалу и рассмеялись.

Но настал день, когда всё было кончено. Счастливые, вышли они из школы. Неподалеку в садике их ждали товарищи. Осокин сказал:

— Поздравляю с получением аттестата зрелости! Мы решили этот вечер провести все вместе, на Островах. Принимаете участие в прогулке?..

И вот они летят на пароходике по Неве, которая так долго их манила. Светлый и радостный спускается вечер…

Надя получила письма от бабушки и Вали. Старушка писала: «Я хочу этим летом собрать внучат у себя. Пожалуй, ты не узнаешь брата. Да и он забыл, как ты выглядишь. Пора вам в родное гнездо залететь! Поживете лето, а осенью, если уж так хочется, летите обратно! Я так соскучилась без вас! Приезжай, Наденька, непременно! Вале я уже послала денег. Ее отпускают на всё лето…»

Письмо сестренки веселое. Она мечтает скорее увидеть родную деревню, бабушку, брата, ходить за ягодами, грибами, купаться в Шелони. И Наде уже не терпится ехать к бабушке, но как же быть: ведь она с детдомовцами собиралась на дачу поехать. Девушка сидит у окна, и Нева уже не радует ее, — манит Шелонь, тянет домой.

«Там, наверно, еще цветут яблони, жаворонки поют… Как хочется повидать знакомые места!»

Надя печально глядит на байдарки, скользящие по Неве. Люся вчера сразу после прогулки уехала к матери, не с кем сейчас посоветоваться… Они так привыкли обо всем говорить друг с другом!

«Пойду в райком!» — решила Надя и, быстро соскочив с подоконника, вышла из дому.

— Надежда?!. Легка на помине! Ты кончила? Сдала экзамены? Я ждала тебя вчера. Думала, ты зайдешь, расскажешь…

— Я так и хотела, Татьяна Васильевна! Но товарищи по школе решили отпраздновать получение аттестата зрелости.

— Значит, можно тебя поздравить? И видно, что неплохо сдала экзамены. Мы сейчас о тебе с секретарем говорили. Ты хорошо работала в детдоме и учиться успевала. За лето тебе необходимо отдохнуть, набраться новых сил. Мы постановили дать тебе путевку в крымский санаторий. Что ты на это скажешь? — Татьяна Васильевна думала, что Надя обрадуется. Но девушка стояла растерянная.

— А как же с детдомом?.. Я ведь должна с ними жить на даче!

— Об этом не беспокойся. Мы договорились с Тамарой Сергеевной: Зуева согласна пробыть там всё лето.

— Татьяна Васильевна, поехать в Крым, увидеть Черное море — это моя давнишняя мечта!..

— Ну, вот она и осуществится!

«А как же Геня и Валя?..» — думает девушка.

— Что-то смущает тебя, Надя? Расскажи! Может, найдем выход? — улыбаясь, спрашивает Татьяна Васильевна.

И без утайки, как привыкла, Надя всё поведала своему старшему товарищу. Даже письмо бабушки показала.

— Я брата плохо помню. Мне… мне необходимо их повидать. — И совсем по-детски добавила: — И в Крым очень хочется!..

Татьяна Васильевна задумалась.

— Подожди здесь. Я посоветуюсь с секретарем…

Прошло несколько минут. Наде они показались длинными. «Что же мне выбрать?» — который раз спрашивала она себя. Давно ли она мечтала о поездке к бабушке, как о большом счастье? Тяжело вздохнув, решила: «Поеду домой!».

Вернулась Татьяна Васильевна.

— Ты нам задала нелегкую задачу, Надя. Всё же мы нашли выход… А что с тобой? У тебя вид «двоечницы»!

— Я должна поехать к бабушке, — решительно сказала Надя.

— Вместо санатория мы дадим тебе путевку в крымский дом отдыха. Ты проведешь там две недели, а потом поедешь к своим.

Такого решения вопроса Надя не ожидала. Она бежала из райкома, земли под ногами не чувствуя, а внутри всё пело: «В Крым!.. В Крым!.. В Крым!..»

Глава тринадцатая

Минуло лето. Опустели дачи. В садах еще доцветают одиноко георгины, астры. Недавно такая оживленная, теперь дорога безлюдна. Изредка покажется автобус, даст гудок. Но пассажиров нет, и он уходит дальше. Тихо на дороге. Одни птицы хозяйничают на ней.

А утро ясное, солнечное! В прозрачном воздухе дрожат, переливаются осенние паутинки. Но вот остановился автобус. Из открывшейся двери его выскочили юноши и девушки в светлых платьях. Веселые, они легко спрыгнули с подножки. Автобус умчался.

Девушки идут по середине дороги. Они болтают с товарищами, шутят, а сами зорко следят: увидят цветы или красивые листья — бегут за ними. Юноши их обгоняют, рвут целые охапки зелени и подают своим спутницам. Приходится отбирать самые лучшие, и всё же букеты в руках девушек уже похожи на снопы. Их даже трудно нести…

С дороги свернули на хорошо утоптанную тропинку. По обе стороны ее — огороды. Многие овощи уже созрели и убраны. Среди крепкой, темнопурпуровой листвы свеклы плешинками выглядят огуречные грядки с пожелтелой, высохшей ботвой. Зато капуста разрослась на славу! Ее огромные кочаны делают грядки сплошь белыми.

Словно бахромой, деревья и кусты обрамляют пестрый ковер огородов. Они соперничают своими красками с грядками. Вот высокие березы со стройными стволами. Они еще зеленые, и только кое-где осень позолотила листву. Рядом стоит небольшая ель. А дальше — клен. В нем целая гамма зеленых, оранжевых, красных оттенков. Огненно пылают гроздья рябины. Всюду золото, золото наступающей осени… И как всё горит, сверкает в этот солнечный день!

Тропинка раздвоилась. Одна спускается, другая ведет на горку.

— Нам сюда! — крикнул Леонид, взбираясь наверх.

Подошвы скользят, девушки падают. Подъем становится всё круче и круче. Ровными рядами стоят высокие сосны.

— Твоя «близкая» дорожка, Леонид, наверно окажется самой длинной!

— Еще приведет нас в другое место! — смеялись товарищи.

Вера, посмотрев на часы, серьезно забеспокоилась.

— Мы опоздаем! Нельзя заставлять себя ждать, — сказала она.

— Терпенье, терпенье, товарищи! Еще несколько минут, и мы будем у цели, — уговаривал их Леонид. Он внимательно вглядывался в какие-то отметинки на деревьях.

— Чудесный лес! Стволы прямые, ровные, как натянутые струны!

— Тебе, Наташа, всё напоминает скрипку. Ты жить без нее не можешь!

— А разве ты, Сережа, отказался бы послушать музыку вот здесь, в этом солнечном, золотом лесу?

— Скорее ко мне! — закричал Леонид. Когда все подошли, он сказал: — Смотрите!..

Внизу, словно в зеленой чаше, лежало озеро — голубое и гладкое, как зеркало. На противоположном берегу стоял большой двухэтажный белый дом с башней посредине.

— Неужели это он?..

— Нас заметили! — радостно сказал Леня. — Спускайтесь!..

Через озеро к ним плыла большая белая лодка. Приняв пассажиров, она снова пересекла озеро и подошла к пристани. Наташа выскочила первая. К ней подбежала Лиза.

— Как мы давно не встречались! Пойдем, я покажу тебе!..

Лиза потащила подругу. Леонид присоединился к ним. Обгоняя всех, они побежали к дому.

Вера здоровалась с детдомовцами. К ней радостно бросилась Надя.

— Как ты поправилась, Надюша, и загорела!

— Это — горячее крымское солнце. Там я совсем черная была. А ты, Вера, выглядишь прекрасно. Мы нарочно пригласили вас пораньше. Хотели до приезда гостей всё вам показать. А главное — поговорить с вами.

Они шли по аллее, усыпанной песком. Кругом — высокие сосны. Между ними сверкало озеро.

— Какое удивительное место нашли для детдома! Я больше месяца путешествовала по Карельскому перешейку, видела много замечательных мест, но это — не уступает им!

— Я и не знала, Вера, что ты бросила своих микояновцев!

— И не думала бросать. После экзаменов, как обычно, я уехала в лагерь. В июле у старших явилась мысль отправиться в туристский поход. Вместе с комсомольцами завода они наметили интересный маршрут. Директору понравилась инициатива ребят. Он предложил мне идти вместе с ними.

— Хорошо было? — спросила Надя, сворачивая с аллеи на зеленую площадку. Здесь было царство цветов. В газоны вплетались клумбы. Они были самых разных форм…

— Откуда вы такие цветы достали?

— Это всё вырастили Иван Иванович и наш завуч. Они всё лето жили здесь и много поработали…

Вдоль дорожки стояли высокие и низкие скамейки, удобные тележки, кресла на колесах. Дети легко передвигались на них. Широкий, ровный скат вел с застекленной террасы. Она окружала дом.

— В дождливую погоду рамы сдвигаются, — показывала Надя. — Крыша тоже стеклянная. Здесь паровое отопление. Зимой тепло будет.

Вера подошла к большим шкафам, стоявшим вдоль стен. Там были игрушки, разнообразные игры и хорошая библиотека. Стены террасы, мебель — всё было выкрашено в светлые тона.

Надя провела Веру по всему дому, показала ей спальни девочек, столовую, классные комнаты.

Они вошли в пионерский зал.

— О такой комнате можно только мечтать, правда, Надя?

— Здравствуйте, Вера Аркадьевна!

Худенькая, высокая девочка на костылях подошла к ним.

— Галя, Галечка, неужели это ты?! — взволнованно повторяла Вера, обнимая девочку. — Поправилась!?

Галя стояла на костылях, в белом платье. Бледная, тоненькая и еще слабая. Но она улыбалась, и улыбка ее была полна счастья.

— Почему ты здесь, Галя, а не в саду? — удивилась Надя.

— Вы же знаете, Надежда Павловна, мне поручили выступать с ответной речью на митинге. Я и ушла сюда. Хочу продумать ее. Боюсь, что не смогу сказать так, как хочется. Можно очень сильно чувствовать и не уметь выразить словами.

— Не мучайся! Ты найдешь эти слова. Мы уходим, не будем мешать тебе.

Выйдя из пионерской, Вера спросила, кто поручил Гале выступить.

— Это было желание ребят, — ответила Надя.

Накануне Тамара Сергеевна знакомила детдомовцев с программой праздника.

— В пять часов, после торжественной линейки, должен быть митинг, — говорила она. — Сюда приедет много гостей. Нас будут приветствовать, поздравлять с переездом в новый дом, специально выстроенный для детей-инвалидов. Кто из ребят выступит с ответным словом?

Коля волновался. Ему казалось, что отвечать должен обязательно кто-нибудь из комсомольцев. Мальчик оглядывал товарищей. Мысленно проверял каждого.

«Лизу?.. Она неплохо скажет… Может, Юрку?.. Или Нину?.. Нет, не то!..»

Дубков приподнялся.

— Коля, ты хочешь высказаться?

Услышав приглашение Тамары Сергеевны, мальчик растерялся. Он и не думал выступать.

— Сам-то я плохо говорю. Искал, кто бы из нас мог хорошо рассказать, как мы живем…

— И на ком же ты остановился?

— По-моему, лучше всего Гале выступить.

— А ведь верно! — поддержал его Юра.

— Галя!.. Пусть Галя говорит! — отозвалось несколько человек.

Коля продолжал:

— Она такая… такая беззащитная и хрупкая… — Если б она была в капиталистической стране, она бы и трех дней не прожила в их трущобах! Пусть Галина сама расскажет про себя. И это будет про всех нас.

Галя, услышав свое имя, подумала: «Это невозможно!».

Робкая, застенчивая, она не могла представить себя на трибуне. И она должна будет говорить, рассказывать о себе то, что ей так трудно!

— Я не могу… — прошептала она подошедшей Тамаре Сергеевне.

Та тихо сказала:

— Тебя просят товарищи. Для всех важно знать, как вы живете.

— Я понимаю, как Гале трудно, — задумчиво сказала Вера. — Но, пожалуй, на примере ее жизни лучше всего видно, что дает наша страна детям-инвалидам.

— Вера, я знала, что здесь строится дом для наших ребят, но когда приехала сюда, была поражена всем, что увидела. Посмотри, вот это наш зал. Как хорошо сделана сцена! Здесь будет выступать не только самодеятельность детдома, но и артисты из города. Сегодня после торжественного собрания Театр юных зрителей покажет нам свою новую постановку.

— Да, Надя, в таком доме и с такими ребятами хорошо работать! В прошлом году тебе нелегко было. Я удивлялась, как ты справляешься с работой и учишься. А как сейчас? Институт, Надя, — не вечерняя школа. В нем надо бывать каждый день и много заниматься. Успеешь ли ты?

— Не волнуйся, Вера! Я уже поняла, что совместить работу здесь и вуз — невозможно. Надо было выбирать. Сначала я думала остаться здесь. Но Екатерина Казимировна, всегда такая мягкая, ласковая со мной, тут строго сказала: «Неправильно поступаешь! В нашей стране отставать нельзя. У тебя уже сейчас нехватает знаний. Учись! На стипендию скромно, но проживешь. Кончишь институт — приедешь сюда знающим педагогом. Гораздо больше пользы принесешь!..

— Она правильно говорит, — заметила Вера. — Я тоже живу на стипендию, а летом, как на практику, еду в пионерлагерь. Советую и тебе так же поступать.

— Я так и решила. Зуева соглашается остаться здесь. Ребята ее полюбили. Она сейчас в отпуске. Как только вернется, — я перееду в город. Иначе нельзя. Я совсем мало бываю в институте… Кажется, меня зовут? — сказала Надя, прислушиваясь.

Они спустились в сад. Наде сообщили, что к ней приехали гости и ждут ее на спортивной площадке. Это явились Люся, Осокин и Варя. Надю они не нашли. Лиза предложила им сыграть в волейбол. Гости увлеклись игрой. Веру увела Тамара Сергеевна. Она хотела осмотреть, всё ли готово к приему гостей. Надя, услышав шум на футбольной площадке, побежала туда.

Мальчики громко спорили. Джек неистовым лаем старался помочь своему хозяину. Коля, красный, но, видимо, довольный, доказывал Жене, что так бить нельзя. Он изобразил, как тот играет. Все рассмеялись: уж очень точно Коля передал манеру товарища! Даже Женя перестал хмуриться и громко захохотал.

— Как же ты, Чемпион, станешь отсюда ходить во Дворец пионеров, в студию художественного слова? — спрашивал Дубкова Сережа.

— А у нас теперь свой преподаватель. Он будет руководить драматическим кружком, ставить спектакли. Мы еще к вам в школу приедем выступать!

— Приезжайте, всегда будем вам рады. А вот ты мне что скажи: как же Лиза, ты и другие в школе учиться будете? В город далеко ездить.

— А зачем в город? Школа на станции, меньше километра отсюда. У детдома есть свой автобус. Нас отвозят туда и привозят. Тамара Сергеевна не хочет, чтобы мы пешком ходили. Вот как у нас теперь, дорогой Сережа! А ты приезжай к нам почаще. У нас есть радиокружок. Мы с тобой и Гошкой столько нового придумаем! Он сидит там целыми днями.

Надя пошла искать своих друзей. Окончив партию, они легли на солнышке у большой сосны. Было по-летнему тепло…

— Приветствую вас, товарищи студенты! — обратилась Надя к друзьям.

Все вскочили. Одна Варя осталась лежать на спине. Она смотрела на небо сквозь пушистые ветви. Летом ей пришлось жить в городе, много заниматься перед экзаменами в Текстильный институт. Теперь она наслаждалась, греясь на солнце.

— Товарищи! — продолжала Надя. — Вы согласились помочь мне. Гости уже собираются. Нужно их принимать, устраивать. Наши педагоги и воспитатели сегодня с ног сбились. Работы еще очень много!

— Пожалуйста, располагайте нами! Я по части слесарных работ и электричества, — сказал Осокин. — Гостей занимать не умею, а всякую другую работу — с большим удовольствием!

— Не прибедняйся! — остановила его Люся. — Ты же теперь студент Политехнического института!

— Лиза, готовы ли пионеры к торжественной линейке? — спросила Надя.

— Разве уже пора? — испугалась Лиза. Она с увлечением расспрашивала Леонида о физико-математическом факультете, куда он был принят.

— Через час начало. Надо посмотреть, где ребята и готовы ли они?

— Я буду тебе помогать, — сказал Леонид, догоняя девушку.

— Люся и Степан, идите со мной!..

— А меня ты забыла? — спросила Варя сонным голосом. — Здесь так хорошо!..

— Ну и отлично! Отдыхай. Если нужно будет — я пошлю за тобой ребят.

Приветствуя вновь прибывающих гостей, Надя удивлялась отсутствию Славы. Он обещал приехать рано и до сих пор не явился.

«Наверно, зачитался и всё забыл!» — с досадой думала Надя.

Она напрасно сердилась: Вячеслав прекрасно помнил об этом знаменательном дне. Он приехал, и не один, а с целой делегацией от школы-интерната слепых.

«Вот молодец!» — думала Надя, радостно здороваясь с Зиной и с маленькими незрячими баянистами. И вдруг она замерла на месте, пораженная. Она не верила своим глазам, увидев знакомое, такое милое, дорогое лицо.

— Аня! — крикнула она. — Аня, родная…

Она остановилась, с изумлением глядя на веселое лицо Славы, улыбающуюся Зину и сияющую Аню.

— Как ты попала сюда, Аня? Надолго ли?

— Навсегда, Надюша! Теперь я уже не расстанусь с тобой.

Надя ничего не понимала.

— Да не томите, расскажите мне всё! — просила она друзей.

— Это всё сделала Зина, — объяснил Слава. — Она узнала, что Аня мечтает встретиться с тобой, и принялась хлопотать за нее.

— Всё было очень просто, — прервала его Зина. — Аня — стахановка. Ее охотно приняли в наши мастерские и дали общежитие. Теперь она — ленинградка и будет не только работать, но и учиться в нашей вечерней школе.

Наде не хотелось оставлять Аню, но удары гонга сзывали всех на физкультурную площадку. Над «зрительным залом» широко раскинулись ветви деревьев с позолоченными осенью листьями, а сквозь них просвечивало синее-синее небо.

Гости уже в сборе: райкомовцы, представители общественных организаций, шефы — военные и от завода, родственники детей…

Детдомовцы — веселые, счастливые — шумно занимали места. Им отвели правую сторону площадки. На ковре, маленьких стульчиках, табуретках, в креслах на колесах уселись младшие и слабопередвигающиеся. Старшие разместились на скамейках.

Галя сидела рядом с Машей. Она волновалась. Коля был недалеко. Он шутил, старался развлечь, ободрить ее, но сегодня это ему плохо удавалось.

После торжественной линейки Тамара Сергеевна объявила:

— Слово предоставляется секретарю райкома ВКП(б).

— Мои юные друзья! — начал он. — Товарищи воспитатели! От имени райкома партии поздравляю вас с подарком Родины — новым детским домом, построенным для детей-инвалидов, пострадавших в суровые дни Великой Отечественной войны. Этот дом будет для вас родным домом. Постройка его является новым ярким примером отеческой заботы нашего правительства о детях, о вас — будущих строителях коммунизма. Помните и выполняйте указания И. В. Сталина, данные им молодежи на восьмом съезде комсомола: «Чтобы строить, надо знать, надо овладеть наукой. А чтобы знать, надо учиться. Учиться упорно, терпеливо».

…После всех речей и приветствий с ответным словом выступила Галя. Она сильно волновалась, пока шла к трибуне. Множество глаз, смотревших на нее, окончательно смутили девочку. Ей хотелось уйти, отказаться от предоставленного ей слова.

«Нельзя! — остановила она себя. — Меня выбрали товарищи!»

Галя медленно поднялась на подмостки. Ей предложили кресло, но девочка отказалась.

Она стояла на костылях — еще такая худенькая, слабая. Но ее ноги уже не были безжизненными, делавшими Галю такой несчастной. Они ее слушались. Галя ходила!

Все ждали, когда Галя заговорит. Здесь, на трибуне, девочка уже не боялась. Она всем существом почувствовала: это — ее долг рассказать о том, что сделала для нее Родина.

— …Мы от всего сердца благодарим правительство и партию за прекрасный подарок, — начала она громко. — В таком доме, где сделано для нас всё, мы обязаны хорошо учиться и работать. И верьте — так и будет!.. Фашисты готовят новую войну. Они равнодушно убивают миллионы людей. Их не трогают страдания сирот и калек…

Галя остановилась на мгновенье. На нее смотрели горящие глаза ее товарищей. Голос ее зазвенел еще громче и отчетливее:

— Мы ненавидим фашизм! Война лишила нас близких, сделала калеками. Правильно сказал Коля: таким, как я, в капиталистических странах нет места! А у нас человек дороже всего. Наша социалистическая Родина стала нам настоящей матерью. Она заботится о нас, делает всё, чтобы детство наше было радостным. В детдом я попала круглой сиротой и калекой. Товарищи здесь были такие же сироты, как я. Мы вместе учились, вместе работали. Здесь я окончила четырехклассную школу. Стала заниматься в заочной. Перешла в шестой класс. Все эти годы училась в нашей швейной мастерской. Теперь меня считают квалифицированной портнихой. Значит, я работоспособна, я могу работать!.. Воспитатели и директор всегда внимательны и ласковы к детям. А наш доктор Дмитрий Яковлевич и врачи в больнице! Сколько они сделали для меня!.. — Голос Гали дрогнул и снова зазвенел. Девочка выпрямилась. Лучистые глаза ее засияли. — Ведь я не ползаю больше!.. Товарищи! — повернулась она к детдомовцам, — помните, какие мы с Машей были беспомощные? Помните, как дождь нас мочил, а мы не могли сами добраться до дому? А теперь Машенька уже совсем хорошо ходит, и я встала на ноги. Все мы скоро сможем работать. И так хочется жить и бороться, бороться за дело мира! Наша Коммунистическая партия высоко подняла знамя мира. Советский Союз идет в авангарде борьбы за мир для всего человечества. Наш долг — отдать все силы этому великому делу!..

Популярные материалы Популярные материалы