Логотип сайта aupam.ru
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Творчество Творчество

Страница 17 | Только будь со мной

Наша группа отправилась на ужин в ресторан на территории гостиничного комплекса. Несмотря на усталость, мы прекрасно провели очередной день на лыжах. Сегодня Чарли снова был моим напарником. Я старалась скрыть безумную радость, когда он подошёл сообщить мне эту новость. Чарли всё ещё держал меня за страховочные тросы, и я продолжала падать на снег. Тем не менее, я перестала испытывать ужас, глядя на крутые заснеженные склоны. Восхождение на подъёмник тоже давалось мне теперь с меньшим трудом, поэтому я могла окинуть взглядом потрясающий пейзаж: голубое небо, сверкающий на солнце белоснежный снег, разноцветную одежду людей на склонах, переливающуюся всеми цветами радуги.

В этот раз Чарли взял меня на более крутой склон для начинающих. Он сделал пару снимков на свой дорогой фотоаппарат и сказал, что нет ничего прекраснее гор.

– Дух захватывает от их величия. В горах понимаешь, насколько ты ничтожен, – сказал Чарли. – Они возвращают гордецов с небес на землю.

Сегодня мы недолго катались на склонах, потому что Чарли хотел показать мне национальный парк Роки-Маунтин. Мы взяли напрокат скутер, и чтобы я с него не свалилась, Чарли пришлось зафиксировать мои ноги, поставив свои ступни на мои. Когда мы разогнались, я рассмеялась, радуясь тому, что я на свежем воздухе, и вокруг меня простирался дивный новый мир. Над нами парили вершины гор. Они были в тысячах километров от нас, и я поняла, что имел в виду Чарли, говоря об их величии. Должно быть, мы выглядели, как едва заметные точки на полотне этого грандиозного пейзажа. Но больше всего мне нравилось просто быть с Чарли. До встречи с ним я не смела даже и мечтать об отношениях с парнями, но теперь в моём сердце теплилась надежда.

Во время спуска с гор мне было интересно наблюдать за другими лыжниками из нашей группы. Некоторые из нас были уже опытными спортсменами и не нуждались в постоянном присутствии помощников. Но большинство были такими же, как я: мы падали, словно кегли, но всё равно поднимались и продолжали движение. Новые синяки на руках лишь закаляли наш дух.

За то время, что мы провели вместе, многие члены группы рассказали о себе. Джереми в Гватемале выстрелили в спину бандиты. У него в рюкзаке была огромная энциклопедия, спасшая ему жизнь: пуля застряла в позвоночнике, не задев органы.

Майлз получил травму во время матча по регби. Эндрю попал в автокатастрофу, когда ему было семнадцать. Он был на заднем сидении и без конца напоминал сидевшему за рулём другу, чтобы тот оставил в покое магнитолу и притормозил. Мелисса, самая старшая в группе, извинилась:

– Я просто упала с садовой лестницы. Подрезала плющ.

Чарли смотрел на меня, когда я сказала, что со мной несчастный случай произошёл по моей вине. Я не смотрела по сторонам, вышла на дорогу, и меня сбила машина. К счастью, водитель не пострадал.

Я обратила внимание, что здесь, как и в больнице, существовала особая иерархия уровня травм. Мой Т12 выглядит просто царапиной по сравнению с С7 у Фрэнки. Она парализована ниже ключиц. В больнице сначала решили, что у неё обычное смещение позвонков – классическая ошибка. Часто перелом уровня С7 не замечают на рентгене.

Фрэнки упорно трудилась, чтобы научиться жить самостоятельно. Она говорила, что ей повезло – у неё не парализованы руки, что является редкостью для подобной травмы позвоночника.

Ещё мы делились друг с другом историями о путешествиях. Я рассказала своим новым друзьям о первой поездке в Лондон, когда пожилой мужчина взял меня на руки. Все смеялись, и, что самое удивительное, в ретроспективе эта история тоже показалась мне смешной. Джереми постоянно путешествовал, и однажды его самолёт совершил вынужденную посадку в Найроби. Пассажиры его рейса не успели на стыковочный рейс, поэтому всех разместили на ночь в пятизвёздочном отеле, а его оставили в аэропорте.

Эндрю поведал о первой ночи, которую он провёл дома, вернувшись из больницы. Он жил в съёмном доме с верандой. К нему в гости пришли друзья, посмотрели телевизор, выпили пива. А потом ушли, оставив его на диване, а кресло оказалось в другом конце комнаты.

– Мне пришлось звонить им и просить вернуться. Хорошо, что дверь осталась открытой.

А Мелисса рассказала, как муж отвёз её во Францию, сказав, что они едут отдыхать.

– И вдруг вокруг меня оказались люди, возложившие руки мне на голову. Они говорили мне, что если я очищу душу от демонов, то буду исцелена. И, знаете, что самое удивительное? Мы всё ещё женаты!

Нас это изрядно рассмешило.

Парни обсуждали свои инвалидные кресла, как мужчины обычно обсуждают спортивные машины. Они говорили, какую максимальную скорость можно было на них развить, и рассуждали о том, что у каждого должно быть два набора колёс: для дома и для улицы. Мы все сошлись во мнении, что нам повезло, что тяжеловесные инвалидные кресла из стали остались в прошлом. Моё кресло, лёгкая спортивная модель, было сделано из титанового сплава и имело съёмные колёса.

В конце вечера все разошлись по своим комнатам.

– Я сам могу открыть дверь, – заявил один из парней в инвалидном кресле, когда Чарли попытался помочь ему.

Я догнала Чарли.

– Скажи честно, я не отношусь к тебе снисходительно, не опекаю тебя? – обратился он ко мне.

– Конечно, нет. Слушай, инвалидность не делает людей душками. Этот парень, наверное, просто устал. Не принимай это на свой счёт.

Мы добрались до моей спальни.

– Вот мы и на месте. Спокойной ночи, – сказала я. Как бы я хотела, чтобы моя комната была чуть дальше. И находилась бы в другом конце здания. Или вообще в другом месте, чтобы мы могли провести всю ночь в пути.

– Спокойной ночи, Кас.

Он наклонился и поцеловал меня в щёку. Как жаль, что нельзя было поставить этот момент на паузу, чтобы его лицо как можно дольше было рядом с моим.

Назад Оглавление Далее