Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Творчество Творчество

Ветлебю

И Новый год, и январские морозы уже остались далеко позади. Люди радовались тому, что дни стали длиннее и часто светило солнце. Но больше всех этому радовались маленький голубой автобус и папа Каоса — после Нового года из-за сильных морозов туристы перестали ездить в горы, и у голубого: автобуса почти не осталось пассажиров. "А вдруг люди решат, что я никому не нужен?" — думал автобус, и ему было грустно. Каос, как обычно, каждый вечер ждал у окна, чтобы взглянуть на автобус, который возвращался из последнего рейса. Но грустный автобус часто проезжал мимо, забыв остановиться и потанцевать перед Газетным домом.

Теперь же, когда снова засверкало солнце и стало теплее, автобус сразу повеселел. Теперь он уже не забывал останавливаться, чтобы потанцевать перед Каосом, и только после этого спешил дальше к автобусной станции.

Каос и Бьёрнар. Олауг и Пончик

В эту субботу папа, мама и Каос не поехали в Лилипутик, потому что папа и мама были заняты на работе. Каос проснулся утром от непривычной тишины. Типография молчала. По субботам она не работала. Газету напечатали ещё вчера, и сегодня все отдыхали. Шагов па лестнице тоже не было слышно, зато гул водопада доносился очень отчётливо — у водопада не было выходных дней.

Папа уже ушёл — сегодня он ехал с первым рейсом, и его ждало много пассажиров, — а мама ещё спала. Мама Каоса всегда просыпалась с трудом. Она вставала, умывалась и долго ни с кем не разговаривала.

Каос это знал и старался не тревожить маму в такие минуты. Он надел тапочки и прямо в пижаме уселся на тахте в гостиной. И тахта сразу превратилась в голубой автобус, а подушки у него за спиной — в пассажиров, которые ехали в горы. Автобусу не хватало только руля. Каос сбегал на кухню и нашёл там подходящую крышку от кастрюли. Он крутил руль то вправо, то влево, и автобус легко слушался руля.

— У всех есть билеты? Автобус отправляется! — шёпотом объявил Каос.

И автобус тронулся в путь. Папин автобус редко танцевал перед Газетным домом, если он вёз много пассажиров, но автобус Каоса не мог удержаться. Исполнив свой танец, он покатил дальше мимо заснежённых полей и усадеб, а потом въехал в лес.

Началась самая интересная часть пути, потому что в лесу Каос увидел всех зверей, каких встречал в своих поездках папа, — лосей, лисицу и зайца. Каосу не случалось видеть их самому, лишь один раз он заметил лося, забредшего на поле, и ещё несколько белок. Белок в лесу было много, они жили даже в городе; во всяком случае, на дереве, растущем у водопада, у Каоса была своя знакома белка. Так что белки были вроде не в счет.

Но во время игры он мог видеть все, что хотел. Он даже остановил автобус и начал рисовать встретившихся ему зверей.

В гостиную вошла мама, которая, наконец, проснулась по-настоящему.

— Доброе утро, Каос! — сказала она. — Не хочешь ли одеться и позавтракать?

— Хочу, — ответит Каос, — но мне нужно сначала дорисовать лося, довезти до гостиницы пассажиров и вернуться в город. Не могу же я бросить автобус посреди леса!

— Конечно, не можешь, — согласилась мама и ушла на кухню.

Каос быстро закончил рисунок, забрался на тахту и погнал свой автобус к гостинице. Там он высадил пассажиров, развернулся и поехал в город. Он ехал очень быстро, ему уже было некогда смотреть по сторонам; он не стал танцевать перед Газетным домом, а поехал прямо к автобусной станции, оставил там свой автобус и побежал на кухню завтракать.

— Поешь скорей, и пойдём, — сказала ему мама.

— К кому же я сегодня пойду, ведь сегодня суббота? — удивился Каос.

— Сегодня ты пойдёшь со мной в аптеку и побудешь там, пока папа не вернётся из рейса. К Бьёрнару сегодня нельзя, приехал его папа, и они будут заняты.

— Папа читает Бьёрнару всякие умные книги, и потом они о них беседуют. Эва тоже много читает ему вслух.

— А разве мы с папой тебе не читаем? Но ты видишь своего папу каждый день, а Бьёрнар — только раз в неделю.

— Да, это очень редко, — вздохнул Каос. Мама посмотрела на его рисунок.

— Какая красивая собака! — сказала она и вдруг спохватилась: — Или, может быть, это лошадь?

Каос с упрёком взглянул на маму:

— Это лось!

— Значит, не лось, а лосиха, потому что. У неё нет рогов, — сказала мама.

— А я видел лося без рогов, — сказал Каос — Может, в другой раз нам встретится лось с рогами.

Они поели, оделись и вышли из дома, как будто был самый обычный рабочий день. Но шли они не к Бьёрнару с Эвой, а в аптеку, где работала мама. Аптека находилась совсем близко, за мостом, перекинутым над водопадом.

— Если хочешь, можем постоять на мосту, у меня есть немного времени в запасе, — предложила мама.

Каос подошел к перилам и встал на нижнюю планку. Мама поддерживала его. И казалось, что водопад спрашивает у них "Угадайте, где я?" Его и, правда, не было видно, он прятался под большими льдинами, оттуда слышался шум бегущей воды, а из трещин вырывались фонтаны брызг.

— Скоро уже лёд растает, и водопад начнёт расти, — сказала мама — Помнишь, каким большим он был прошлой весной?

Аптека помещалась в третьем доме от водопада. Мама вынула из сумки связку ключей.

— Ты всегда сама открываешь аптеку? — спросил Каос.

Каос и Бьёрнар. Олауг и Пончик

— Нет, просто сегодня я обещала прийти первой. Скоро придут Свава и Конрад.

Мама открыла дверь, и в нос им ударил обычный аптечный запах. Каос хорошо знал его, он много раз был в аптеке. По этому запаху он узнал бы аптеку, даже если б его привели сюда с завязанными глазами. Мама подняла шторы и открыла окно, потом сняла пальто, повесила его в шкаф и надела белый халат.

— Посмотри, Каос, можно мне остаться в этом халате или надо взять чистый? — спросила она.

Каос внимательно оглядел маму и даже обошел вокруг неё, чтобы убедиться, что сзади на халате нет пятен, — халат был белоснежный.

— Ни пятнышка, — успокоил он маму. В этом белом халате мама выглядела совсем иначе, чем дома, особенно по утрам, когда она пила кофе и никак не могла проснуться по настоящему. В белом халате мама двигалась быстро, уверенно и говорила больше, чем обычно.

— Пойдёшь погулять или побудешь здесь? — спросила она у Каоса.

За аптекой был небольшой дворик, где Каос мог поиграть, но сегодня ему не хотелось уходить из аптеки — он ждал Сваву. Свава так же, как и мама, отпускала больным лекарства и всегда дарила Каосу пустые коробочки, которые покупатели оставляли в аптеке. Она собирала все коробочки и хранила их в своем шкафу. Каос мастерил из этих коробочек дома. Он склеивал их друг с другом, и у него получался дом с несколькими комнатами, а из самых маленьких коробочек делал столы, стулья и кровати. Иногда ему помогали папа или мама, но чаще всего — дядя.

Каос и Бьёрнар. Олауг и Пончик

— А Свава обязательно придёт сегодня? — спросил Каос у мамы.

— Обязательно.

— А Конрад?

— И Конрад тоже. Мы со Свавой можем отпускать лишь те лекарства, которые продаются без рецепта. Лекарства по рецептам имеет право отпускать только провизор. Конрад — провизор, он много лет учился.

— Поула тоже провизор, — сказал Каос. Поула была в аптеке самой главной и знала про лекарства всё, но сегодня она была выходная, так же, как и практикантка, недавно пришедшая в аптеку.

— А вот и Свава! — сказала мама.

— Здравствуй, Каос! — поздоровалась Свава. — Как хорошо, что ты сегодня пришёл, а то у меня в шкафу уже нет места. Мне все отдают коробочки для тебя, но шкаф-то у меня не резиновый. Можешь сложить их в этот большой пакет, только сперва полюбуйся, как они красиво выстроились!

Коробочек, правда, было очень много, и все разные. Каос внимательно разглядывал каждую и складывал их друг на друга. Мама протирала полки у него за спиной. Свава наводила порядок на прилавке — к приходу покупателей всё должно было быть готово. Каос тоже проверил прилавок, а потом оглядел скамью, на которой покупатели ждали, пока приготовят лекарство. Над скамьёй висело большое объявление.

— Что тут написано? — спросил он у Свавы, хотя мама уже много раз читала ему это объявление.

— Тут написано, чтобы родители не присылали детей за лекарствами, — сказала Свава.

— Почему? Если родители больны, значит, ребёнок должен принести им лекарство.

— Да, бывает, что приходится идти в аптеку ребёнку. Но, к сожалению, не все дети знают, что некоторые лекарства очень опасны. Кроме того, дети могут потерять лекарство по дороге.

— Взрослые тоже могут потерять!

— Конечно, могут, но, как правило, они более внимательны, чем дети.

— Если меня попросят принести лекарство, я его ни за что не потеряю, — сказал Каос. — И я знаю, что никакое лекарство нельзя принимать без мамы. Мама мне объясняла, она всё знает.

Наконец пришёл Конрад, видно, он всю дорогу бежал и запыхался.

— Здравствуйте, девочки! — весело сказал он.

Каос огляделся, в аптеке не было никак девочек, тут вообще не было никого, кроме мамы, Свавы и его. Значит, девочками Конрад назвал маму и Сваву? Вот смешно!

— Неохота работать в субботу, правда? — продолжал Конрад. — А что поделаешь? У болезней нет выходных. Был уже кто-нибудь с рецептами?

— Пока нет. Мы только открыли, — ответила мама.

Конрад скрылся за перегородкой, увешанной полками. Там стоял его стол и стул и там Конрад готовил лекарства. Он мог приготовить любое лекарство, какое выпишет врач.

В аптеку вошёл старик и протянул маме рецепт.

— Это лекарство надо готовить, — сказала мама. — Вам придётся подождать. Если хотите, можете пока пойти по делам в город.

— Я лучше подожду здесь, — сказал старик и сел на скамью.

"Конечно, здесь лучше, — подумал Каос. — Здесь тепло и уютно и интересно смотреть, как мама и Свава отпускают лекарства".

Приходили ещё люди с рецептами, Конрад работал, не покладая рук. Мама и Свава принимали рецепты. На один из них мама надела красный зажим, похожий на зажим для белья.

— Ты хочешь повесить его сушить? — удивился Каос. — Разве он мокрый?

— Нет, — шёпотом ответила мама. — Такие зажимы мы надеваем на рецепты, если лекарство нужно приготовить срочно, но не говорим об этом покупателю, чтобы не напугать его. — Мама наклонилась к Каосу и прижала палец к губам.

Об этом надо обязательно рассказать Бьёрнару, подумал Каос. Обычно Бьёрнар, который много читал, сообщал Каосу что-нибудь интересное, но ведь про такое он нигде не мог прочитать!

Аптека опустела, и мама снова принялась за уборку. Потом она присела на табуретке за шкафом. Скинув туфли, мама стала крутить ступнями.

— Хорошее упражнение, если ноги устали. — Объяснила она Каосу, смотревшему на неё во все глаза.

В это время в аптеку вбежала женщина. Она держала на руках девочку, которая была никак не меньше Каоса.

— Скорее! Помогите! — громко заговорила женщина. — Сегодня суббота, работает только дежурный врач, но он ушёл по вызову…

— Что случилось? — Мама быстро надела туфли.

— Моя дочка проглотила несколько таблеток. Это очень сильное снотворное. Я только на минутку отлучилась на кухню. Ей плохо! Смотрите, какие у неё глаза! Я пыталась вызвать у неё рвоту… Давала молоко… Что ещё нужно сделать? Мы в городе недавно, у меня нет здесь знакомых… Сделайте что-нибудь, умоляю!..

— Вызови "скорую помощь"! — сказала мама Сваве.

Свава позвонила по телефону, но ей сказали, что единственная машина "скорой помощи" уехала в горы к трамплину, там кой-то лыжник сломал ногу.

— Девочку надо срочно отвезти в больницу! — решила мама. — Возьмём такси.

— Где тут можно найти такси? — спросила женщина.

Мама на секунду задумалась.

— Ты справишься без меня? — спросила она у Свавы. — Я сама отвезу их в больницу.

— Конечно, справлюсь! Поезжай! Мама быстро надела пальто, сапожки, Каос тоже оделся — ему никто ничего не сказал, но он знал, что не должен отпускать маму одну: вдруг ей понадобится его помощь?

— Беги вперёд, там, на площади должны стоять такси, — шепнула ему мама.

Каос побежал, но на площади не было и одной машины. Вскоре к нему подошла мама и женщина с девочкой на руках.

— Что же делать? — сказала мама. — Ждать нельзя. Придётся остановить попутную машину.

Но это оказалось не так-то просто: три машины проехали мимо, хотя мама отчаянно махала рукой. Вдруг Каос насторожился: он услыхал знакомый звук, и тут же на площадь выехал маленький голубой автобус. Это папа возвращался из рейса. Каос с мамой замахали ему руками, но папа не понял их знаков, он думал, что они просят автобус потанцевать. Автобус потанцевал и хотел ехать дальше. Мама выбежала и загородила ему дорогу, Каос не переставал махать руками. Тогда папа понял, что что-то случилось, и остановил автобус.

Каос и Бьёрнар. Олауг и Пончик

— Скорей! Отвези нас в больницу! — крикнула мама, показав на женщину с девочкой на руках. — Только, пожалуйста, поскорее!

Папа оглянулся на пассажиров:

— Придётся нам сделать небольшой крюк, а потом я развезу вас по гостиницам. Девочку надо срочно отвезти в больницу. Кто очень торопится, может выйти здесь.

Торопился только один человек. Мама, Каос и женщина с девочкой на руках сели в автобус, и папа дал газ.

Так маленький голубой автобус превратился в "скорую помощь".

Назад Оглавление Далее