Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Трудоустройство Трудоустройство

Новиков М.Л. Обзорно - аналитический материал по итогам исследования потребностей инвалидов в специальных условиях труда и существующих барьеров на рабочем месте

Постановка проблемы

Создание специальных условий труда для людей с инвалидностью до сих пор остается одним из актуальных вопросов, без решения которого невозможен успех в обеспечении трудовой занятости данной категории населения. Слишком много мифов, стереотипов и неопределенностей возникает как в процессе создания специальных условий труда для инвалидов, так и в определении, из чего они непосредственно состоят. Это является серьезным «тормозом» в принятии и реализации государственных программ в данной области и не позволяет объективно оценить реальные потребности людей с инвалидностью. Нельзя принять эффективные управленческие решения трудоустройства инвалидов, если в полной мере отсутствует информация о сложившейся ситуации. Добиться максимальной эффективности при минимальных затратах, определить насколько соответствует намечаемое решение и принимаемые программы мнениям и пожеланиям людей с инвалидностью — все это невозможно при дефиците информации о реальных потребностях инвалидов в специальных условиях труда. Именно дефицит подобной информации в значительной мере создает проблемную ситуацию в сфере трудовой занятости инвалидов.
Почему возникает проблема трудоустройства людей с инвалидностью? Во многом потому, что в процессе побора подходящей для них работы и эффективной дальнейшей трудовой деятельности им требуются специальные, то есть отличные от тех, которые предлагаются для других граждан, технологии и условия. Определение этих различий и возможнные пути их устранения — тот необходимый «плацдарм», с которого только и можно начинать процесс «выравнивания» возможностей инвалидов в сравнении с другими гражданами в сфере трудовой деятельности. Эти меры могут реализовываться двумя путями: компенсацией ограничений возможностей инвалидов через установление для них определенных гарантий трудовой занятости; подтягиванием уровня эффективности труда людей с инвалидностью до общепринятых стандартов. Первый путь подразумевает законодательные меры, которые сейчас в общемировой практике реализуются через запрет дискриминации людей с инвалидностью при приеме на работу и в дальнейшей трудовой деятельности, а также через установление норм квотирования рабочих мест для инвалидов. Меры второго пути носят организационный и технологический характер, когда изменяются инструкции, график работы или должностные обязанности под индивидуальные особенности человека с инвалидностью и с помощью использования современных технических средств ему создаются особые специальные условия труда. Происходит взаимный процесс адаптации предоставленной вакансии и инвалида с целью создания условий труда, при которых человек с инвалидностью сможет наиболее эффективно выполнять необходимый объем работы и где он сможет лучше проявить свои способности.
Безусловно, необходимо комбинировать представленные пути решения проблемы трудовой занятости людей с инвалидностью и методы их достижения. Но в любом случае нужно определить нынешние потребности инвалидов в специальных условиях труда и уже на их основе строить дальнейшие предположения о наиболее эффективных действиях, которые позволят решать обозначенные задачи. Проведенное анкетирование является одним из первых наших шагов по отражению объективной современной ситуации с трудоустройством инвалидов. Выяснение профиля потребностей людей с инвалидностью в специальных условиях и «барьеров» на пути их трудоустройства будет являться базой для наших дальнейших исследований.
Современные государственные программы ориентированы на некоего «усредненного» инвалида и массовые показатели. Для госструктур это гораздо проще, чем работать с индивидуальными потребностями каждого инвалида. Одной из основных целей проведения опроса была необходимость показать, что неэффективность нынешних государственных программ интегрированного трудоустройства людей с инвалидностью во многом заключается именно в этом. Государственные и общественные программы только тогда могут стать эффективными, когда будут ориентированы на возможности каждого конкретного инвалида, на подбор индивидуального комплекса мероприятий. Важной, а можно даже сказать основной составляющей решения этих проблем должны стать меры организационного характера, о которых речь пойдет дальше.
Мы старались найти результаты исследований, которые помогли бы нам понять нынешнюю ситуацию инвалидов на рынке труда. Наиболее интересные, на наш взгляд, и близкие к тем идеям, которые мы описали, оказались данные ЦИЭТИНа, полученные в рамках комплексной целевой программы «Медико-социальная реабилитация и занятость инвалидов Москвы в 1995 - 1997 гг.».
При анализе данных у нас возникли вопросы о понятийном аппарате, используемом конкретно в этом исследовании и в целом при формировании законодательства и государственных программ, направленных на решение проблем трудовой занятости людей с инвалидностью. Вот некоторые из них:
1. Что входит в понятие «специально-созданные условия труда»? Это исключительно материально и финансово затратные мероприятия, такие как создание доступной окружающей среды и приобретение дополнительного оборудования? Или в это понятие входят и организационные мероприятия, например изменение графика работы или должностных обязанностей?
2. Из чего состоит понятие «трудовая адаптация»? Это сугубо психологическая помощь человеку с инвалидностью по вхождению в трудовой коллектив? Или она включает в себя обучение профессиональным навыкам непосредственно на рабочем месте? В таком случае как соотносится этот термин с понятием «профессиональное обучение»?
3. Что подразумевает под собою «профессиональная реабилитация»? Какие конкретно мероприятия должны в нее входить?
Вообще, на наш взгляд, отсутствует необходимое наполнение используемых понятий в сфере трудоустройства инвалидов. Возникает ощущение, что сначала стали использовать эти столь популярные термины, а лишь потом задумались — из чего (каких мероприятий) они непосредственно состоят. Мы постарались пойти обратным путем. Сначала определить потребности инвалидов в специальных условиях труда и существующие барьеры на рабочем месте и лишь затем их группировать по сходным признакам, обобщать, классифицировать и подбирать подходящие названия (возможно используя официальную терминологию). Таким образом, мы предполагаем получить информацию о естественных потребностях инвалидов в сфере трудовой занятости, что в дальнейшем может служить основой для построения программ по решению проблем их трудоустройства (эти проблемы могут реализовываться как нашей организацией, так и государственными структурами).
Проблемная ситуация в сфере трудоустройства инвалидов носит (І)теоретический характер, так как отсутствуют четкие представления и модели, способные эффективно решать все возникающие при этом вопросы, и (2) практический характер, так как существуют определенные теоретические разработки, но недостаточно изучены (ясны) способы их практического осуществления. Примером могут служить результаты уже упомянутого исследования: выявлена высокая потребность в профессиональной реабилитации - 62,6% (у молодых 73-83%), но как практически осуществлять эту профессиональную реабилитацию, неясно.
В целом проблема трудоустройства инвалидов, выступающая объектом исследования (объект - явление или сфера социальной действительности, выступающая как непосредственный носитель проблемной ситуации, на которую направлена познавательная деятельность), может быть сформулирована рядом следующих вопросов:
• Что требуется людям с инвалидностью, чтобы успешно трудоустраиваться?
• В чем отличие потребностей инвалидов при трудоустройстве и дальнейшей трудовой деятельности от потребностей других работников?
• Какие именно условия труда и устранение каких барьеров могут повысить конкурентоспособность людей с инвалидностью на рынке труда?
• Является ли труд инвалидов менее эффективным, чем труд остальных работников? Если да, то за счет чего можно эту разницу в эффективности труда уменьшить?
• Какие конкретные программы и услуги требуются инвалидам, чтобы успешно трудоустраиваться?
В рамках данного исследования, мы решили ограничиться поиском ответов на два основных вопроса, которые выступят предметом исследования (предмет - стороны, свойства, характеристики объекта, подлежащие непосредственному изучению):
1) Какие специальные условия труда требуются людям с инвалидностью при трудоустройстве и дальнейшей трудовой деятельности и насколько они удовлетворены созданием этих условий?
2) С какими барьерами сталкиваются инвалиды в процессе работы, и насколько серьезным ограничивающим фактором это для них становится?
Мы считаем, что ответы на эти вопросы будут являться необходимым структурным элементом ответов на все ранее заданные вопросы, что они ориентированы на связи между ними и отражают один из центральных вопросов проблемы. Выбранные вопросы также очерчивают границы (рамки) предпринимаемого исследовательского поиска и являются необходимым условием целевой ориентации и концентрации исследовательского процесса.

Цели исследования:

1. Определить потребности людей с инвалидностью в специальных условиях труда и узнать, насколько на современном этапе они удовлетворены созданием этих условий, а также расшифровать само понятие «специальные условия труда» (из каких мероприятий и услуг оно состоит исходя из потребностей инвалидов).
2. Узнать с какими барьерами сталкиваются люди с инвалидностью при трудоустройстве и дальнейшей трудовой деятельности, какие барьеры для них являются основными и насколько серьезным ограничивающим фактором они становятся.
3. Провести моделирование проблемной ситуации с вынесением прогностических заключений о возможном ее развитии и решении.
Для достижения поставленных целей нами были заложены программные исследовательские задачи, которые формулировались как конкретные целевые установки, определяющие необходимую поэтапность решений:
1) Выяснение и сопоставление количественных показателей потребностей людей с инвалидностью в специальных условиях труда и существующих барьеров на рабочем месте.
2) Выяснение степени удовлетворенности респондентов решением проблемы по созданию каждого вида специальных условий труда, а также показателем важности каждого из отмеченных барьеров для возможности осуществления их трудовой деятельности.
3) Типологизация и группировка по сходным признакам вариантов ответов на вопрос о специальных условиях труда и существующих барьерах на рабочем месте.
4) Выяснение зависимости потребностей в специальных условиях труда и существующих барьеров на рабочем месте от формы инвалидности.
5) Установление причинно-следственных связей между формой инвалидности, существующих барьерах на рабочем месте и потребностью в тех или иных мероприятиях по созданию специальных условий труда.
6) Объяснение полученных взаимосвязей через включение их в социальный контекст исследуемой проблемы и получение экспертных оценок результатов исследования.
7) Составление прогнозов возможного изменения объекта исследований, то есть проблемы трудоустройства инвалидов, при разных вариантах воздействия на него со стороны заинтересованных государственных структур и общественных объединений.
При подготовке к исследованию мы исходили из того, что создание специальных условий труда может состоять из (1) мероприятий, требующих определенных материальных вложений, а также из (2) услуг, которые могут быть обеспечены исключительно интеллектуальными усилиями и не требуют финансовых затрат.
К первой группе относятся:
• создание доступной среды для инвалидов с нарушениями опорно-двигательного аппарата и зрения;
• приобретение дополнительного оборудования (в том числе компьютеров, оргтехники и программного обеспечения, специально адаптированных для использования людьми с инвалидностью), позволяющего эффективно работать инвалидам по зрению, слуху и с нарушением опорно-двигательного аппарата;
• обращение к платным услугам специализированного сервиса, например приглашение сурдопереводчиков или перевод печатных материалов на азбуку Брайля.
Вторая группа включает:
• изменения графика работы, которые могут заключаться как в уменьшении количества рабочего времени (в день или в неделю), так и в создании условий «гибкой занятости» со свободным посещением рабочего места, в возможности перерывов во время рабочего дня или выполнении части работы в домашних условиях;
• изменения некоторых правил в организации, которые позволят сотрудникам с инвалидностью чувствовать себя более комфортно на рабочем месте и эффективно справляться со служебными обязанностями, например, соблюдение тишины на рабочем месте или предоставление возможности побыть в одиночестве;
• адаптацию рабочих функций или служебных обязанностей к индивидуальным возможностям инвалида и установление специальной системы его взаимосвязи с другими работниками. Это может заключаться, например, в уменьшении физической нагрузки или в письменных инструкциях и заметках на работе, в помощи со стороны
коллег, необходимости в наставнике.
Центральной гипотезой подготовки опроса являлось то, что (1) в современных условиях при создании специальных условий труда для людей с инвалидностью слишком большое значение придается факторам из первой группы, требующих материальных и финансовых вложений, в ущерб мерам организационного характера второй группы. Из этой гипотезы вытекают предположения, что (2) основными причинами проблем в трудоустройстве инвалидов являются социальные и психологические барьеры, такие как отношение к инвалидам работодателей и коллег по работе, излишняя опека родственников и близких, а также трудности в получении образования и профессиональных навыков в среде своих сверстников. В свою очередь предположение о преимущественно социальных причинах возникновения проблем трудоустройства людей с инвалидностью может стать объяснением описательной гипотезы (3) о неготовности современного российского общества в целом и работодателей в частности к различным мерам организационного характера. Именно (4) они препятствуют серьезному интеллектуальному вниманию к индивидуальным физическим и психологическим особенностям каждого человека, что в результате выливается в серьезные ограничения возможности использования его трудовых возможностей.
В целом, в ходе проведения данного этапа исследования мы должны найти подтверждения (или не найти их) тому, что основными препятствиями для трудоустройства людей с инвалидностью в современных условиях являются:
1. отсутствие условий доступности инфраструктуры как непосредственно на рабочем месте, так и в целом по городу;
2. личностно — психологические проблемы людей с инвалидностью;
3. дискриминационные барьеры в отношениях работодателей и коллег по работе к сотрудникам с инвалидностью;
4. отсутствие учета индивидуальных физических и психологических особенностей каждого человека с инвалидностью при формировании программ по трудоустройству;
5. отсутствие системы поддержки инвалидов на рабочем месте;
6. отсутствие программ и специалистов по созданию специальных условий труда, заключающихся прежде всего в адаптации графика работы и служебных обязанностей к индивидуальным возможностям инвалида.
В ходе исследования мы стремились проследить также взаимосвязь между формой инвалидности, с одной стороны, и «барьерами» в трудовой деятельности, а соответственно потребностями в конкретных мероприятиях по созданию специальных условий труда, с другой. Данная информация будет полезна при формировании программ профессиональной реабилитации, так как позволит разделить инвалидов на категории, в зависимости от их нужды в тех или иных реабилитационных мероприятиях. При этом мы настаиваем, что без учета индивидуальных особенностей каждого человека с инвалидностью процесс его трудоустройства не может быть эффективным.

Методы сбора информации

Методом сбора первичной информации было выбрано проведение опроса в форме анкетирования. В нашей ситуации это явилось наиболее простым и доступным (в плане методик и технического оснащения) методом проведения исследования, в то же время адекватным его целям.
Для заполнения респондентами анкет предполагалось в основном применять разовые выборочные групповые опросы (во многих случаях проводились и индивидуальные), то есть использовались ситуации, когда есть возможность при непосредственно-личном контакте работать сразу с несколькими респондентами, порой даже с целой группой. При таком опросе в одно и то же время в определенном месте может опрашиваться от 10 до 40 человек. Было необходимо, чтобы мы смогли в максимально сжатые сроки и при незначительно задействованных людских ресурсах проанкетировать большое количество людей и, в то же время, иметь возможность контролировать процесс опроса, помогая респондентам правильно разобраться в вопросах анкеты. Вторым методом стало соблюдение условия, чтобы каждый из двух основных вопросов о нуждаемости в специальных условиях труда и существующих барьерах на рабочем месте сопровождался четкой инструкцией, как следует выбирать варианты ответов и как их правильно отметить в анкете.
Помимо этого мы в ограниченном количестве использовали форму бесконтактного опроса. Оставляли анкеты в государственных или общественных организациях, где инвалиды имели возможность самостоятельно заполнить опросные листы нашего исследования. Анкета была вывешена также на сайте нашей организации. Его посещали и отвечали на вопросы в электронном виде. Были предприняты попытки телефонного опроса. Но эти формы опроса не дали значительного результата (в частности, анкетирование по телефону занимало слишком много времени на каждого респондента).
В качестве специалистов, обеспечивающих проведение анкетного опроса в регионах, выступили сотрудники общественных организаций, наших постоянных партнеров по реализации совместных проектов. В Самаре это была СООИК «Ассоциация Десница», в Тольятти — ТГООИ «Центр независимой жизни», в Ростове-на-Дону - РГООИ «Феникс», во Владикавказе — Фонд поддержки инвалидов с нарушением опорно-двигательного аппарата.

Опросник о специальных условиях и барьерах на рабочем месте

Форма инвалидности: город:
Группа инвалидност:
Степень ограничения способности
к трудовой деятельност: Ж М
Текущее место работы:
Желаемое место работу / развитие карьеры:
Возраст:
Пожалуйста, поставьте отметку напротив всех специальных условий на рабочем месте в которых Вы нуждаетесь (слева), а также обведите насколько Вы удовлетворены именно предоставлением отмеченных Вами специальных условий (справа), при этом Вы можете пропустить не отмеченные Вами ранее пункты. После этого переверните страницу и отметьте барьеры, с которыми Вы сталкиваетесь во время работы (даже если Вы сейчас не хотите работать или у Вас нет работы).
Спасибо за Ваше участие в опросе!
Специальные условия на рабочем месте
Насколько вы удовлетворены созданными условиями Шкала: 1 Условия никогда не были созданы
2 Не удовлетворен
3 Достаточно удовлетворен
4 Очень удовлетворен

Отметьте при необходимости
Обведите

Гибкий график работы 1 2 3 4
Перевод материалов в подходящий формат (напр. Брайль) 1 2 3 4
Возможность передвигаться на инвалидной коляске 1 2 3 4
Возможность во время работы побыть в одиночестве 1 2 3 4
Тишина на рабочем месте 1 2 3 4
Регулярные перерывы в течение рабочего дня 1 2 3 4
Дополнительные перерывы для отдыха в течения дня 1 2 3 4
Изменение рабочих функций или профессиональных обязанностей 1 2 3 4
Наличие специального оборудования для выполнения работы 1 2 3 4
Специальные приспособления (программы) для компьютера 1 2 3 4
Дополнительный контроль и обратная связь, помощь наставника 1 2 3 4
Сурдопереводчик или дополнительные устройства для общения 1 2 3 4
Помощь в транспортировке к месту работы и обратно домой 1 2 3 4
Уменьшение физической нагрузки на работе 1 2 3 4
Дополнительные больничные дни или дни отдыха сверх уже разрешенных работодателем 1 2 3 4
Изменение температуры помещения на работе 1 2 3 4
Помощь дома при подготовке на работу, сопровождение к месту работы 1 2 3 4
Письменные инструкции и заметки на работе, контроль со стороны коллег 1 2 3 4
Другое (уточните) 1 2 3 4

Отметьте все барьеры (слева), с которыми Вы сталкивались при работе (даже если Вы сейчас не работаете), а также обведите, насколько это являлось барьером для Вас (справа).
Насколько этот барьер актуален для Вас? Шкала: 1 Никогда не является барьером
2 Редко является барьером
3 Иногда является барьером
4 Часто является барьером Отметьте, если является барьером
Обведите

Физическая среда, где я живу, не позволяет мне добираться до работы (на собеседование или на работу) 1 2 3 4
Физическая среда на рабочем месте не позволяет мне добираться до работы (на собеседование или на работу) 1 2 3 4
Я не могу добиться приглашения на собеседования 1 2 3 4
Со мной проводили собеседования, но никогда не предлагали работу 1 2 3 4
На рабочем месте работодатель несправедливо ко мне относится 1 2 3 4
Для меня не созданы специальные условия на рабочем месте 1 2 3 4
Я просил создать специальные условия, но они не были созданы 1 2 3 4
Мои коллеги относятся ко мне иначе из-за моей инвалидности 1 2 3 4
Мои коллеги не поддерживают меня (не помогают мне) на работе 1 2 3 4
Я не получил необходимых профессиональных навыков из-за инвалидности 1 2 3 4
Я не получил необходимого образования из-за моей инвалидности 1 2 3 4
Мои родственники не хотят, чтобы я работал 1 2 3 4
Дорогой мне человек (супруг, подруга) не хочет, чтобы я работал 1 2 3 4
Если я буду работать, я потеряю льготы, связанные с инвалидностью, поэтому я не хочу работать 1 2 3 4
У меня недостаточно физических сил работать целый день 1 2 3 4
Я не могу сконцентрироваться для работы целый день 1 2 3 4
У меня нет мотивации к тому, чтобы работать целый день 1 2 3 4
У меня слишком болезненное состояние для того, чтобы работать 1 2 3 4
У меня есть зависимости (алкоголь, чрезмерная потребность в лекарствах и т.п.), которые не позволяет мне работать целый день 1 2 3 4
Я боюсь работать целый день из-за жёстких требований к работе 1 2 3 4
Я думаю, у меня мало навыков, полезных на работе 1 2 3 4
Я опасаюсь обстановки, где много незнакомых людей 1 2 3 4
Меня устраивает возможность сидеть дома и не работать 1 2 3 4
Я должен (должна) заботиться о детях, и поэтому не могу работать 1 2 3 4
Я не решаюсь попросить о создании специальных условий 1 2 3 4
Я не знаю, какую работу хочу в долгосрочной перспективе 1 2 3 4
Другое (укажите) 1 2 3 4

Барьеры при работе

Описание закономерностей изучаемого явления и выводы

При изучении демографической части анкеты было выявлено большое (24,9%) количество инвалидов с обозначенной третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности. Напомним, что это те люди, которые в соответствии с действующим российским законодательством признаются «неспособными к трудовой деятельности или которым противопоказана трудовая деятельность». Нам стало интересно, почему количество таких людей с инвалидностью столь велико и каков профиль потребностей в специальных условиях труда этих людей, что заставляет российские государственные структуры отказываться от возможности их трудоустройства?
Попытки прояснить данный вопрос через возрастную группировку участников исследования не позволили выявить каких-либо явных закономерностей. Видна только тенденция не назначения людям с инвалидностью старше 45 лет первой степени ограничения способности к трудовой деятельности в пользу второй и третьей степени. Достаточно ожидаемые результаты дала перекрестная группировка ответов респондентов о степени ограничения способности к трудовой деятельности и о группе инвалидности. Подавляющее большинство инвалидов с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности имеет первую группу инвалидности: 75,2% от количества инвалидов с первой группой инвалидности и 82,6% от общего количества инвалидов с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности. Все остальные инвалиды с обозначенной третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности имеют вторую группу инвалидности. Зафиксирован только один случай (который можно отнести к статистической погрешности), когда инвалид с третьей группой инвалидности имел третью степень ограничения способности к трудовой деятельности.
При анализе соотношения между назначением степеней ограничения способности к трудовой деятельности и региональной принадлежности участников опроса были получены интересные результаты. Так, в Москве и Московской области выявлены наиболее частые случаи, когда у людей с инвалидностью степень ограничения способности к трудовой деятельности не установлена: 36,7% от количества опрошенных. В других регионах этот показатель не превышает 3%. В то же время в Москве и Московской области реже всего назначается инвалидам третья степень ограничения способности к трудовой деятельности - 6,1%. Не так много инвалидов имеют третью степень ограничения способности к трудовой деятельности и в Ростове—на—Дону - 21,3% от общего количества опрошенных. Зато в Самаре этот показатель оказался необычайно высок - 45,7%.
Чтобы проверить степень влияния на полученные результаты особенностей подбора респондентов в разных городах, нами была отслежена связь между местом жительства и группой инвалидности, а также местом жительства, группой инвалидности и степенью ограничения способности к трудовой деятельности. Нам удалось прояснить причины дисбаланса в назначении степеней ограничения способности к трудовой деятельности в разных городах. Так, оказалось, что в городе Самара среди опрошенных было 52,3% инвалидов первой группы. Это, в соответствии с выявленной взаимозависимостью между установлением группы инвалидности и назначением степеней ограничения способностей к трудовой деятельности, дало соответствующие результаты. А в городах Ростов-на-Дону и Москве среди респондентов было наименьшее количество инвалидов первой группы - 25,0% и 17,5% соответственно, что также повлияло на результаты опроса.
Все это несколько нивелировало фактические региональные различия по назначению степеней ограничения способности к трудовой деятельности. Однако прослеживается достаточно четко, что в Москве и Московской области людям с инвалидностью реже, чем в других регионах, назначают третью степень ограничения способности к трудовой деятельности. Чтобы окончательно прояснить сложившуюся ситуацию, нами был проанализирован профиль респондентов через связь между местом жительства и формой инвалидности. Если проанализировать разницу в форме инвалидности между опрошенными в Москве и Самаре (где были выявлены наиболее полярные результаты в назначении третьей степени ограничения способности к трудовой деятельности), то она окажется несущественной. В Москве и Московской области (в процентом соотношении) было опрошено больше людей с инвалидностью по общему заболеванию, а в Самаре с детским церебральным параличом и ограничениями по зрению (по остальным формам инвалидности количество опрошенных практически совпадает), что в целом не могло серьезно повлиять на приведенные ранее результаты.
Очень интересны результаты связи между назначением степени ограничения способности к трудовой деятельности и формой инвалидности. Оказалось, что наиболее часто третью степень ограничения способности к трудовой деятельности устанавливают инвалидам с нарушением опорно-двигательного аппарата (43,9% от общего количества респондентов с данным видом физических ограничений). Следующими по частоте назначения третьей степени ограничения способности к трудовой деятельности идут инвалиды с нарушениями зрения (35,7% от общего количества опрошенных инвалидов по зрению), детским церебральным параличом (28,6% от общего количества опрошенных инвалидов с ДЦП) и общим заболеванием (17,7% от общего количества опрошенных инвалидов по общему заболеванию). Говорить о тенденциях установления степеней ограничения способности к трудовой деятельности для инвалидов с ментальными нарушениями очень сложно из-за небольшого количества опрошенных людей с данной формой инвалидности (в нашем исследовании третью степень ограничения способности к трудовой деятельности имели 2 человека или 18,2% от общего количества опрошенных людей с ментальными нарушениями). Людям с нарушениями слуха третью степень ограничения способности к трудовой деятельности не устанавливают. В ходе проведенного исследования нами был выявлен только один такой случай, что находится в пределах статистической погрешности.
Больше всего безработных оказалось среди инвалидов со второй и третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности - 45,8% и 37,5% соответственно (здесь и далее проценты исчислялись исходя из варианта ответа по месту работы). Как оказалось, инвалиды со второй и третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности весьма активно работают в общественных объединениях — 37,7% и 36,2% соответственно от общего количества зафиксированных случаев трудоустройства людей с инвалидностью в общественных объединениях. В коммерческих структурах уже виден сильный перекос в сторону трудоустройства инвалидов с первой и второй степенью ограничения способности к трудовой деятельности в ущерб инвалидам с третьей степенью. Среди людей с инвалидностью, работающих в коммерческих структурах, в ходе исследования выявлено 10,6% инвалидов с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности, 70,2% - со второй степенью и 12,8% с первой степенью. В государственных учреждениях было отмечено трудоустройство 26,7% инвалидов с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности, 53,3% инвалидов со второй степенью и 13,3% с первой степенью. При анализе результатов и процентного соотношения трудоустройства инвалидов с различными степенями ограничения способности к трудовой деятельности следует учитывать разницу в их общем количестве. Например, инвалиды с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности активно трудоустраиваются в общественные объединения, адекватно своей относительной численности - в государственные структуры и нечасто - в коммерческие.
В соответствии с утвержденными государственными нормативами вторая степень ограничения способности к трудовой деятельности устанавливается инвалидам, которым требуется создание специальных условий труда, а третья степень тем, кто признан «нетрудоспособным или кому противопоказана трудовая деятельность». Но как мы видим, эти люди вполне успешно работают в общественных объединениях, трудоустраиваются в государственные учреждения и коммерческие структуры, учатся в учебных заведениях. Следовательно, или несовершенна действующая система классификации людей с инвалидностью по их трудовым возможностям или нынешние программы по трудоустройству инвалидов неэффективны.
Эти выводы подтверждаются и данными, где прослежена взаимосвязь между степенями ограничения способности к трудовой деятельности и желаемым местом работы. 24,1% инвалидов с установленной третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности желают работать по профессиям, которые подразумевают работу исключительно в офисных или производственных условиях. Процент здесь и далее исчислялся исходя из варианта ответа по желаемому месту работы, поэтому полученный результат практически полностью совпадает с соотношением инвалидов с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности к остальным участникам исследования. Похожий результат получился и в варианте ответа «работа свободных профессий», который отметили 23,8% инвалидов с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности. Даже то, что среди желающих получить надомную работу преобладают инвалиды с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности (60,0%), показывает возможность этих людей полноценно трудиться, надо только обеспечить необходимые условия и подходящие специальности.
Инвалиды с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности в качестве потребностей в специальных условиях труда чаще всего называли «помощь в транспортировке к месту работы и обратно домой» - 74,2%, «гибкий график работы» - 69,9%, «помощь дома при подготовке к работе, сопровождение к месту работы» - 66,7% и «наличие специального оборудования для выполнения работы» - 63,4%. Процент исчислялся от общего количества респондентов с данной степенью ограничения способности к трудовой деятельности. Инвалиды с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности оказались наименее удовлетворенными «наличием специального оборудования для выполнения работы», предоставлением «специальных приспособлений (программ) для компьютера», а также «помощью в транспортировке к месту работы и обратно домой».
Наиболее часто упоминаемыми со стороны инвалидов с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности барьерами на рабочем месте стали: «физическая среда, где я живу, не позволяет мне добираться до работы (на собеседование)» - 78,5% и «физическая среда на рабочем месте не позволяет мне добираться до работы (на собеседование или на работу)» - 64,5%. Весьма популярными оказались ответы: «у меня недостаточно физических сил работать целый день» - 55,9%, «если я буду работать, я потеряю льготы, связанные с инвалидностью, поэтому я не хочу работать» - 55,9% и «со мной проводили собеседования, но никогда не предлагали работу» - 51,6%. Отметим также, что часто в качестве барьеров на рабочем месте назывались «я не получил необходимых профессиональных навыков из-за инвалидности» - 51,6%, «я не получил необходимого образования из-за моей инвалидности» - 49,5% и «мои родственники не хотят, чтобы я работал» - 49,5%.
Если оценивать актуальность барьеров на рабочем месте для инвалидов с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности, то их список оказался очень широк. Наиболее часто являются барьерами: «физическая среда, где я живу, не позволяет мне добираться до работы (на собеседование)», «физическая среда на рабочем месте не позволяет мне добираться до работы (на собеседование или на работу), «у меня недостаточно физических сил работать целый день», «я не получил необходимых профессиональных навыков из-за инвалидности» и «я не получил необходимого образования из-за моей инвалидности». Весьма актуальны и такие барьеры: «я не знаю, какую работу хочу в долгосрочной перспективе», «для меня не созданы специальные условия на рабочем месте», «со мной проводили собеседования, но никогда не предлагали работу». Все перечисленные барьеры были отмечены более чем в 40% варианта ответа «часто является барьером» и часто встречаются в варианте ответа «иногда является барьером». Близки к этому показателю оказались барьеры «если я буду работать, я потеряю льготы, связанные с инвалидностью, поэтому я не хочу работать», «я не могу добиться приглашения на собеседование» «я боюсь работать целый день из-за жестких требований к работе» и «я просил создать специальные условия, но они не были созданы». Наименее актуальными барьерами оказались «меня устраивает возможность сидеть дома и не работать» и «мои коллеги не поддерживают меня (не помогают мне) на работе».
Другой особенностью, сразу бросающейся в глаза, стало большое количество инвалидов, указавших, что они не имеют места работы (44,1%). Если к ним присовокупить 9,1% респондентов, не ответивших на данный вопрос (что, также, с достаточной степенью основательности может свидетельствовать об отсутствии места работы), то данный показатель заметно превысит 50% от общего числа участвовавших в опросе.
Показатель безработицы очень высок среди людей всех форм инвалидности. Больше всего безработных оказалось среди людей с ментальными нарушениями (54,5%) и ограничениями по слуху (52,2%). Близким к 50%-ой отметке оказался уровень безработицы среди инвалидов по общему заболеванию - 48,7%. У респондентов с оставшимися формами инвалидности уровень безработицы находится в районе 40%: у людей с нарушением опорно-двигательного аппарата - 42,2%, у инвалидов с детским церебральным параличом - 40,0%, у лиц с ограничениями зрения - 38,0%.
В качестве потребностей в специальных условиях труда безработные граждане чаще всего называли «гибкий график работы» - 72,1%, «помощь в транспортировке к месту работы и обратно домой» - 59,4%, «регулярные перерывы в течение рабочего дня» - 54,5% и «уменьшение физической нагрузки на работе» - 52,1%. Безработные люди с инвалидностью оказались наименее удовлетворены «изменением рабочих функций или профессиональных обязанностей», «возможностью передвигаться на инвалидной коляске», наличием «специального оборудования для выполнения работы», и «специальных приспособлений (программ) для компьютера», предоставлением «дополнительных больничных дней или дней отдыха», «помощью в транспортировке к месту работы и обратно домой», а также присутствием «сурдопереводчиков или дополнительных устройств для общения». В сумме варианты ответов «условия никогда не были созданы» и «не удовлетворен» по данным пунктам превысили отметку в 60% от общего количества респондентов, отметивших данный вариант. Подобный показатель по предоставлению «дополнительного контроля и обратной связи, помощи наставника», «уменьшению физической нагрузки», «помощи дома при подготовке к работе, сопровождению к месту работы», «изменению температуры помещения на работе» превысил отметку в 50%.
Барьерами на рабочем месте безработные граждане чаще всего называли: «физическая среда, где я живу, не позволяет мне добираться до работы (на собеседования)» - 65,5%, «у меня недостаточно физических сил работать целый день» - 63,6%, «я не знаю какую работу хочу в долгосрочной перспективе» - 57,0%, «со мной проводили собеседования, но никогда не предлагали работу» - 55,2% и «я не получил необходимых профессиональных навыков из-за инвалидности» - 50,3%. По остальным пунктам показатели не превысили уровня в 50%. По степени актуальности существующих барьеров на рабочем месте сумма вариантов ответов «иногда является барьером» и «часто является барьером» превысила уровень в 70%. Суммарный показатель практически всех барьеров - выше 50%. Менее 50%-ого уровня актуальности оказались лишь барьеры: «меня устраивает возможность сидеть дома и не работать» - 45,1%, «мои родственники не хотят, чтобы я работал» - 44,2%, «дорогой мне человек (супруг, подруга) не хочет, чтобы я работал» - 35,0% и «мои коллеги не помогают (не поддерживают) меня на работе» - 32,4%.
Значительное количество респондентов (39,4%) затрудняется в указании желаемого места работы или развитии карьеры, что означает большую потребность людей с инвалидностью в услугах по психологической поддержке и профессиональной ориентации. Большинство оставшихся инвалидов (27,5%), вопреки устоявшимся мнениям, стремятся работать вне дома. Лишь 8,0% респондентов отметили, что хотели бы получить надомную работу и еще 1,9%, что им нужна работа рядом с домом. 23,3% опрошенных людей с инвалидностью указали желание работать по профессиям, которые при определенных условиях позволяют трудиться как в офисных условиях, так и на дому. Мы понимаем условность разделения профессий и сфер деятельности на те, которые подразумевают работу исключительно в офисных условиях и на те, которые позволяют трудиться и на дому. Но наши выводы о предпочтениях значительного количества инвалидов к труду в более свободных условиях и с гибким графиком работы подтверждают результаты дальнейшего исследования. В ответе на вопрос о потребностях в специальных условиях труда подавляющее количество респондентов (73,8%) отметило «гибкий график работы» и (53,0%) «регулярные перерывы в течение рабочего дня».
Если рассматривать удовлетворенность людей с инвалидностью созданием тех или иных специальных условий труда, то средний показатель ни по одному из вариантов ответов не превысил значения «достаточно удовлетворен». К этому значению вплотную приблизились «регулярные перерывы в течение рабочего дня» и «возможность во время работы побыть в одиночестве», близки «гибкий график работы», «дополнительные перерывы для отдыха в течение дня» и «тишина на рабочем месте». Наименее удовлетворены люди с инвалидностью предоставлением «специальных приспособлений (программ) для компьютера», «переводом материалов в подходящий формат (например, азбука Брайля)» и «помощью в транспортировке к месту работы и обратно домой». Средние показатели по этим вопросам оказались близки к критерию «не удовлетворен». Самый низкий показатель удовлетворенности оказался у варианта «сурдопереводчик или дополнительное устройство для общения» (средний показатель оказался ниже критерия «не удовлетворен»).
Наиболее часто упоминаются в ответах респондентов два барьера на рабочем месте, которые условно можно отнести к объективным факторам: «физическая среда, где я живу, не позволяет мне добираться до работы» (62,0%) и «у меня недостаточно физических сил работать целый день» (61,0%). Далее следуют барьеры, причинами которых можно признать психологические и социальные аспекты взаимоотношений с окружающими и собственные личностные проблемы людей с инвалидностью: «со мной проводили собеседования, но никогда не предлагали работу» (53,2%), «я не получил необходимых профессиональных навыков из-за инвалидности» (50,3%), «я не знаю, какую работу хочу в долгосрочной перспективе» (47,3%), «мои коллеги относятся ко мне иначе из-за моей инвалидности» (47,3%) и «на рабочем месте работодатель несправедливо ко мне относится» (45,5%). Наименее часто в качестве барьеров на рабочем месте указывались: «я должен (должна) заботиться о детях и поэтому не могу работать» (16,0%), «меня устраивает возможность сидеть дома и не работать» (19,8%), «у меня есть зависимости (алкоголь, чрезмерная потребность в лекарствах и т.п.), которые не позволяет мне работать целый день» (20,9%) и «у меня слишком болезненное состояние для того, чтобы работать» (27,3%).
Эти выводы подтверждаются результатами оценки актуальности существующих барьеров на рабочем месте. Участниками опроса ответили, что наиболее часто являются барьерами «физическая среда, где я живу, не позволяет мне добираться до работы», «у меня недостаточно физических сил работать целый день» и «со мной проводили собеседования, но никогда не предлагали работу». Также, следует отметить, что в качестве актуальных барьеров на рабочем месте часто упоминаются уже обозначенные социальные факторы: «я не получил необходимых профессиональных навыков из-за инвалидности», «я не получил необходимого образования из-за моей инвалидности» и, как следствие указанных барьеров, «я не знаю, какую работу хочу в долгосрочной перспективе». Часто упоминаемый последний вариант подтверждает результаты затруднения респондентов в указании желаемого места работы и развития карьеры. В качестве наименее актуальных барьеров на рабочем месте были указаны: «меня устраивает возможность сидеть дома и не работать», «дорогой мне человек (супруг, подруга) не хочет, чтобы я работал», «я должен (должна) заботиться о детях, и поэтому не могу работать» и «мои коллеги не поддерживают меня (не помогают мне) на работе».
Значительное количество инвалидов (20,6%) указали местом своей работы общественные объединения. Причиной этого отчасти стало то, что во всех регионах полевые исследования проводились сотрудниками общественных объединений и одними из первых они проанкетировали своих коллег. Хотя тенденция роста трудовой занятости значительной части людей с инвалидностью именно в секторе НКО прослеживается достаточно четко. Инвалиды, работающие в общественных объединениях, наиболее часто в качестве потребностей в специальных условиях труда называли «гибкий график работы» - 79,2%, «регулярные перерывы в течение рабочего дня» - 68,8%, «помощь в транспортировке к месту работы и обратно домой» - 68,8%, «наличие специального оборудования для выполнения работы» - 63,6%, «уменьшение физической нагрузки на работе» - 62,3% и «дополнительный контроль и обратная связь, помощь наставника» - 61,0%.
Наименее удовлетворены сотрудники общественных объединений наличием «специального оборудования для выполнения работы» и «специальных приспособлений (программ) для компьютера», а также «переводом материалов в подходящий формат (например, азбука Брайля)» и предоставлением «сурдопереводчиков или дополнительных устройств для общения». По перечисленным потребностям в специальных условиях труда сумма ответов «условия никогда не были созданы» и «не удовлетворен» превысила показатель в 50% от общего количества респондентов, отметивших данный вариант. Отметим только небольшое общее количество человек, отметивших в качестве потребности в специальных условиях труда предоставление «сурдопереводчиков или дополнительных устройств для общения» (7,8% от общей численности трудящихся инвалидов в общественных объединениях, или 6 человек). По всем оставшимся потребностям в специальных условиях труда удовлетворенность сотрудников общественных объединений оказалась на достаточно высоком и среднем уровнях.
Инвалиды, работающие в общественных объединениях, чаще всего в качестве барьеров на рабочем месте указали: «физическая среда, где я живу не позволяет мне добираться на работу (на собеседование)» - 74,0%, «у меня недостаточно физических сил работать целый день» - 64,9%, «со мной проводили собеседования, но никогда не предлагали работу» - 59,7%, «я не получил необходимых профессиональных навыков из-за инвалидности» - 58,4% и «мои коллеги относятся ко мне иначе из-за моей инвалидности» - 57,1%. Как и в случае с безработными инвалидами, люди, работающие в общественных объединениях, отметили высокую актуальность практически всех барьеров на рабочем месте (подсчет проводился по сумме ответов «часто является барьером» и «иногда является барьером» и их отношению к общему количеству респондентов, отметивших данный барьер). Наиболее часто упоминались: «у меня недостаточно физических сил работать целый день» - 90,0% и «я не могу сконцентрироваться для работы целый день» - 82,3%. Реже всего (меньше уровня 30% - ой отметки) были отмечены барьеры: «мои родственники не хотят, чтобы я работал» - 28,6%, «дорогой мне человек (супруг, подруга) не хочет, чтобы я работал» - 21,9%, и «мои коллеги не помогают (не поддерживают) мне на работе» - 21,4%.
По сравнению с общественными объединениями (20,6%) и коммерческими структурами (16,0%), очень немного людей с инвалидностью находят себе работу в государственных организациях (5,3%). Если такое и случается, то это в подавляющем большинстве государственные учреждения социальной сферы (центры социального обслуживания населения, центры реабилитации, учебные заведения, библиотеки и т.д.). Во всем исследовании нами был отмечен только один случай, когда человек с инвалидностью работает в государственной структуре, несвязанной напрямую с социальной сферой (администрация города Самары).
Инвалиды-сотрудники коммерческих структур в качестве потребностей в специальных условиях труда чаще всего называли «гибкий график работы» - 78,3% и «регулярные перерывы в течение рабочего дня» - 70,0%. Несколько реже упоминались «уменьшение физической нагрузки на работе» - 56,7% и «дополнительный контроль и обратная связь, помощь наставника» - 50,0%. Количество указанных вариантов ответа по другим потребностям в специальных условиях труда не превысил 50%-ой отметки. Люди, работающие в коммерческих структурах, оказались наименее удовлетворенными «возможностью передвигаться на инвалидной коляске», «помощью в транспортировке к месту работы и обратно домой», «переводом материалов в подходящий формат (например, азбука Брайля)» и «предоставлением сурдопереводчиков или дополнительных устройств для общения». Сумма вариантов ответов «условия никогда не были созданы» и «не удовлетворен» по данным пунктам превысила уровень в 60% от общества количества респондентов, работающих в коммерческих структурах, а в случае «предоставления сурдопереводчиков или дополнительных устройств для общения» приблизилась к уровню в 90%. Подобный показатель по предоставлению «дополнительных больничных дней или дней отдыха», наличию «специального оборудования для выполнения работы», «специальных приспособлений (программ) для компьютера» и «изменению температуры воздуха на работе» превысил уровень в 50%.
Люди с инвалидностью, которые устроились работать в государственные структуры, в качестве потребностей в специальных условиях труда чаще всего отмечали «гибкий график работы» - 70,0% и «предоставление дополнительных больничных дней или дней отдыха» - 50,0%. Остальные потребности не превысили 50% - ого уровня. Наименее удовлетворены инвалиды, работающие в государственных структурах, «переводом материалов в подходящий формат (например, азбука Брайля)» и «предоставлением сурдопереводчиков или дополнительных приспособлений для общения». Сумма вариантов ответов «условия никогда не были созданы» и «не удовлетворен» по данным пунктам превысила уровень в 60% от общества количества респондентов, работающих в государственных организациях. Показатели по потребностям в «письменных инструкциях и заметках на работе, контроле со стороны коллег», «дополнительном контроле и обратной связи, помощи наставника», а также «помощи в транспортировке к месту работы и обратно домой» составили 50%. Отметим только небольшое количество респондентов, работающих в государственных структурах, что могло повлиять на достоверность полученных результатов (например, по показателю «предоставление сурдопереводчиков или дополнительных приспособлений для общения» выводы делались на основе ответов трех респондентов).
В качестве барьеров на рабочем месте, инвалиды, работающие в государственных структурах, чаще всего отмечали «у меня недостаточно физических сил работать целый день» - 58,3% и «со мною проводили собеседования, но никогда не предлагали работу» - 51,7%. Остальные варианты не превысили уровень 50% - ой частоты упоминания со стороны общего количества респондентов. Сотрудники государственных организаций наиболее актуальными барьерами, существующими на рабочем месте, называли «у меня есть зависимости (алкоголь, чрезмерная потребность в лекарствах), которые не позволяют работать мне целый день» - 100%, «у меня недостаточно физических сил работать целый день» - 87,5%, «со мною проводили собеседования, но никогда не предлагали работу» - 85,8%, «я не получил необходимых профессиональных навыков из-за инвалидности» - 80,0%. Снова отметим небольшое количество респондентов, работающих в государственных структурах, что могло серьезно отразиться на объективности итогов исследования. Например, по барьеру «у меня есть зависимости (алкоголь, чрезмерная потребность в лекарствах), которые не позволяют работать мне целый день» выводы делались на основе ответов трех человек.
Если в целом анализировать итоги взаимосвязи существующих барьеров на рабочем месте и месте работы (в том числе его отсутствия), то определенные выводы можно сделать по многим пунктам. Например, отсутствие доступной среды по месту жительства и на рабочем месте очень часто является причиной безработицы для людей с инвалидностью. В целом, это является крайне актуальной проблемой и для работающих инвалидов, лишь сотрудники общественных объединений несколько реже отмечали актуальность наличия доступной среды для их трудовой деятельности. То, что инвалиды, сотрудники государственных структур, относительно редко отмечали в качестве барьеров доступность окружающей среды можно объяснить тем, что среди последних преобладают инвалиды по общему заболеванию и люди с нарушениями зрения. В государственные структуры нечасто трудоустраиваются люди, которые по тем или иным причинам (как из-за ограничений по здоровью, так из-за психологических или мотивационных проблем) не могут работать полный рабочий день. Люди, сталкивающиеся с подобными проблемами, находят себе возможность трудиться либо в общественных объединениях (несколько реже в коммерческих структурах), либо остаются безработными. Инвалиды, работающие в общественных объединениях, реже, чем сотрудники государственных организаций и коммерческих структур, а также безработные отмечали, что с ними проводили собеседования, но никогда не предлагали работу. Сотрудники общественных объединений в качестве барьеров чаще остальных участников исследования отмечали, что не могут добиться приглашения на собеседования, но в то же время реже других указывали на его актуальность.
Безработные инвалиды отмечали, что они «не знают, какую хотят работу в долгосрочной перспективе». Еще одной серьезной проблемой безработицы, отмеченной респондентами, стало отсутствие специальных условий труда. Меньше всего это как барьер отмечали сотрудники государственных учреждений, чаще всего сотрудники общественных объединений. При этом безработные граждане и инвалиды, работающие в общественных объединениях, чаще других отмечали, что просили создать специальные условия труда, но они не были созданы.
Барьеры в виде отсутствия необходимых профессиональных навыков и образования из-за наличия инвалидности, чаще всего отмечали инвалиды, не имеющие работы, а также сотрудники общественных объединений, реже всего сотрудники государственных учреждений. Безработные инвалиды, чаще других респондентов, отмечали несправедливое к себе отношение со стороны работодателей. Они же вместе с людьми, работающими в коммерческих структурах, указывали на актуальность проблем отношения к себе из-за инвалидности иначе, чем к другим сотрудникам. Менее всего этот барьер актуален для инвалидов, работающих в коммерческих структурах. Наибольшую поддержку со стороны коллег получают сотрудники государственных организаций и общественных объединений.
Потерять льготы, связанные с инвалидностью, больше других боятся безработные инвалиды и сотрудники общественных объединений. Совершенно естественно, что возможность сидеть дома и не работать оказалось барьером для безработных инвалидов.
Небольшое количество инвалидов (три человека, или 0,8%), ответивших, что работают на дому, можно объяснить тем, что (1) на рынке труда предлагается мало надомной работы (вопрос требует дополнительного исследования), (2) исследование проводилось преимущественно в офисных условиях без обхода респондентов по месту их жительства. Можно предположить, что им было сложно выйти из дома, а, следовательно, участвовать в исследовании. Этим же можно объяснить и некоторый позитивный баланс между работающими и безработными инвалидами. Фактически, по нашим наблюдениям, людей с инвалидностью, не имеющих постоянного места работы, гораздо больше.
В общественных объединениях находят себе работу преимущественно инвалиды с детским церебральным параличом (32,7% от общего количества инвалидов с ДЦП), нарушениями опорно-двигательного аппарата (28,1% от общего количества инвалидов с нарушением ОДА) и ограничениями по зрению (24,0% от общего количества инвалидов по зрению). Несколько реже в общественных объединениях находят себе работу инвалиды по общему заболеванию (11,5% от общего количества инвалидов по общему заболеванию) и совсем редки случаи трудоустройства в общественных объединениях людей с нарушениями слуха (в исследовании был зафиксирован только один подобный случай) и с ментальными ограничениями (не зафиксировано ни одного случая).
Зато инвалиды с нарушениями слуха и ментальными ограничениями активно трудоустраиваются в коммерческие структуры — 30,4% и 27,3% соответственно (проценты здесь и далее исчислялись исходя из общего количества инвалидов с данным видом физических ограничений принявших участие в исследовании). Весьма значителен процент трудоустройства в коммерческие структуры и у инвалидов с ограничениями функций зрения и по общему заболеванию — 24,0% и 20,5% соответственно. Сложнее трудоустраиваться в коммерческие структуры инвалидам с нарушением опорно-двигательного аппарата (13,3%) и совсем мало оказалось трудоустроенных в коммерческие структуры инвалидов с детским церебральным параличом (в исследовании зафиксирован только один подобный случай).
В государственные организации наиболее успешно трудоустраиваются инвалиды с нарушением зрения (12,0%) и по общему заболеванию (9,0%). Гораздо реже в государственные структуры трудоустраиваются инвалиды с нарушением опорно-двигательного аппарата (2,3%) и совсем редко инвалиды по слуху и люди с детским церебральным параличом (зафиксировано по одному случаю). В ходе исследования не зафиксировано ни одного случая трудоустройства в государственные организации инвалидов с ментальными ограничениями.
Любопытны результаты анализа ответов респондентов с вариантом «студент». Среди ответивших подобным образом оказались исключительно инвалиды с нарушением опорно-двигательного аппарата и детским церебральным параличом. Отсутствие людей с другими формами инвалидности, обучающихся в настоящий момент в учебных заведениях, можно признать только интересным наблюдением, которое требует дополнительного исследования.
Изучение ответов по взаимозависимости формы инвалидности и желаемого места работы дало следующие результаты: проблемы в профориентации, когда респондент не смог указать, не знает или у него нет желаемого места работы, а также предполагает трудоустройство в любой сфере, оказались у людей со всеми формами инвалидности. Примерно 30 — 40% людей с различными формами инвалидности затруднились указать, как они видят свое желаемое место работы или возможность развития карьеры. Исключение составили только инвалиды с нарушением слуха, среди которых затруднились дать ответ на такой вопрос только 16,8% опрошенных.
Инвалиды по слуху чаще всего отмечали профессии, которые подразумевают работу исключительно вне дома - 41,7%. Это отчасти можно объяснить тем, что их оказалось значительно меньше, чем людей с другими формами инвалидности, среди затруднившихся дать содержательный ответ о желаемом месте работы, а процентное соотношение вычислялось исходя из общего количества респондентов с данной формой инвалидности. Ответы по предпочтению работать вне дома среди людей с другими формами инвалидности распределились следующим образом: инвалиды по общему заболеванию - 32,9%, с детским церебральным параличом — 29,1%, с нарушением опорно- двигательного аппарата - 21,9%, инвалиды по зрению - 21,6%. Немного меньше желающих работать по профессиям, которые подразумевают работу исключительно вне дома, оказалось среди людей с ментальными нарушениями — 18,2%.
Чаще всего называли профессии, которые допускают свободный график и возможность работать как в офисе, так и на дому инвалиды по слуху — 37,5%. Далее следуют люди с нарушением опорно-двигательного аппарата - 28,1%, с ментальными нарушениями - 27,3%, инвалиды по зрению — 25,5% и с детским церебральным параличом — 23,6%. Меньше всего указывали профессии с возможностью свободного графика работы инвалиды по общему заболеванию — 12,7%.
Вопреки устоявшемуся мнению не слишком много людей с инвалидностью стремится работать в домашних условиях. Общее их количество составило 8%. Если смотреть их распределение по формам инвалидности, то наибольшее желание работать на дому проявили инвалиды по общему заболеванию - 10,1% (здесь и далее приведено процентное соотношение ко всем опрошенным респондентам с данной формой инвалидности). Отметим, также, стремление части инвалидов с ментальными нарушениями работать на дому — 9,1% (напомним о малом количестве респондентов с данным видом ограничений) и инвалидов с нарушением опорно-двигательного аппарата - 8,6%.
Значительно меньшее желание работать в домашних условиях оказалось у инвалидов по зрению - 5,9%, с детским церебральным параличом — 5,5% и ограничениями слуха — 4,2% или один зафиксированный случай. 5,9% инвалидов с ограничением функций зрения, 2,5% по общему заболеванию и 1,6% с нарушением опорно-двигательного аппарата отметили свое желание найти работу рядом с домом, что вполне объяснимо отсутствием доступной среды для свободного передвижения людей с инвалидностью и возможными проблемами со здоровьем.
Анализ итогов взаимосвязи формы инвалидности и потребности в специальных условиях труда на рабочем месте позволил сделать следующие выводы. Все инвалиды, независимо от формы ограничений, в качестве потребностей в специальных условиях на рабочем месте чаще всего отмечали «гибкий график работы». Но, в целом, удовлетворенность обеспечением «гибкого графика работы» у инвалидов оказалось достаточно высокая, за исключением людей с ограничениями функций зрения и слуха. Все инвалиды оказались достаточно удовлетворены предоставлением «регулярных перерывов в течение дня» (несколько менее — инвалиды по зрению). «Помощь в транспортировке к месту работы и обратно домой» в качестве потребности чаще других отмечали инвалиды с нарушением функций опорно-двигательного аппарата, зрения и с детским церебральным параличом. Наименее довольны ее обеспечением оказались незрячие люди. Необходимость в «уменьшении физической нагрузки на работе» активно называли все инвалиды, за исключением людей с ограничениями по зрению. Особенно в этом нуждаются инвалиды по общему заболеванию.
«Письменные инструкции и заметки по работе, контроль со стороны коллег» в качестве потребности в специальных условиях на рабочем месте чаще других указывали люди с нарушением опорно- двигательного аппарата и инвалиды по зрению, а наименее удовлетворены их созданием инвалиды по общему заболеванию и уже упомянутые люди с нарушенными функциями зрения. Несколько меньше «дополнительный контроль и обратная связь, помощь наставника» нужны инвалидам по общему заболеванию и по слуху, наиболее этим удовлетворены люди с нарушением опорно-двигательного аппарата и детским церебральным параличом. «Помощь дома при подготовке к работе, сопровождение к месту работы» более всего востребованы людьми с нарушением опорно-двигательного аппарата, с детским церебральным параличом и инвалидами по зрению. Люди с ограниченными функциями зрения и слуха оказались наименее удовлетворены данным видом специальных условий труда. «Помощь в транспортировке к месту работы и обратно домой» в качестве потребности чаще других называли инвалиды с нарушением опорно-двигательного аппарата, затем люди с детским церебральным параличом и ограничениями по зрению. Инвалиды по зрению оказались наименее удовлетворены этим.
Инвалиды по зрению чаще других отмечали потребности в специальных приспособлениях (программах) для компьютера, а инвалиды по слуху оказались меньше других удовлетворены наличием специального оборудования для выполнения работы. «Возможность передвигаться на инвалидной коляске» в качестве потребности чаще других называли инвалиды с нарушением опорно-двигательного аппарата, а наименее удовлетворены оказались люди с детским церебральным параличом. Вполне естественно, что необходимость «перевода материалов в подходящий формат (например, азбука Брайля) чаще других была востребована инвалидами по зрению, а «сурдопереводчики или дополнительные устройства для общения» людьми с ограничениями слуха. Они же и оказались наименее удовлетворены данными потребностями в специальных условиях на рабочем месте. Отдельные показатели по степени удовлетворенности обозначенными потребностями среди инвалидов с другими формами ограничений не могут приниматься к рассмотрению в связи со статистической ненадежностью из-за малого количества респондентов отметивших данный вариант ответа.
Взаимосвязь формы инвалидности и существующих барьеров на рабочем месте позволила обнаружить следующие тенденции. «Физическую среду, где я живу, не позволяет мне добираться до работы (на собеседование)» в качестве барьера чаще других упоминали инвалиды с нарушением опорно-двигательного аппарата, затем инвалиды по зрению и с детским церебральным параличом. Они же (только люди с ДЦП несколько менее других) указывали на наибольшую актуальность данного барьера. Интересно, что и те инвалиды по слуху, которые указывали на доступную среду по месту жительства, как барьер при трудоустройстве, отмечали его большую актуальность. Похожая ситуация и с барьером «физическая среда на рабочем месте, не позволяет мне добраться до работы (на собеседование)» - чаще всего его упоминали инвалиды с нарушением опорно- двигательного аппарата и детским церебральным параличом. Наибольшую актуальность данного барьера отметили инвалиды с нарушением опорно-двигательного аппарата, а также люди с нарушенными функциями зрения и слуха.
«Недостаток физических сил для того, чтобы работать целый день» чаще других упоминали инвалиды с нарушением опорно-двигательного аппарата, по общему заболеванию и с детским церебральным параличом. Другие респонденты также отмечали его большую актуальность. «Боятся работать целый день из-за жестких требований к работе» больше других люди с детским церебральным параличом, несколько реже инвалиды с нарушением опорно-двигательного аппарата и по слуху. Актуальность данного барьера отмечали все участники опроса. «Трудности в концентрации для того, чтобы работать целый день» несколько реже указывали инвалиды по зрению. Они вместе с инвалидами по детскому церебральному параличу больше других отмечали актуальность этого барьера. Несколько меньше его актуальность фиксировали люди с нарушением опорно-двигательного аппарата и ограничениями по зрению, еще реже инвалиды по общему заболеванию. «Отсутствие мотивации к тому, чтобы работать целый день» люди с различными формами ограничений отмечали на одном уровне. На его актуальность больше других указывали инвалиды по зрению и слуху, потом инвалиды по общему заболеванию и еще меньше - люди с нарушением опорно-двигательного аппарата и детским церебральным параличом. «Слишком болезненное состояние для того, чтобы работать» чаще других отмечали люди с нарушением опорно-двигательного аппарата и инвалиды по общему заболеванию, чуть реже люди с детским церебральным параличом. Инвалиды по зрению и слуху указывали на этот барьер редко. Актуальность данного барьера больше всего отмечали инвалиды по общему заболеванию. На существующие «зависимости (алкоголь, чрезмерная потребность в лекарствах), которые не позволяют работать целый день» чаще других указывали люди с нарушением опорно- двигательного аппарата, детским церебральным параличом и инвалиды по общему заболеванию (инвалиды по зрению и слуху указывали на этот барьер очень редко). Как и в предыдущем барьере, его актуальность чаще других отмечали инвалиды по общему заболеванию.
Инвалиды с нарушением опорно-двигательного аппарата и детским церебральным параличом чаще других отвечали, что «не получили необходимых профессиональных навыков из-за своей инвалидности» и «не получили необходимого образования из-за инвалидности», но и другие люди с инвалидностью, указавшие на данные барьеры, отмечали их большую актуальность. Аналогичная ситуация с барьером «я не знаю, какую работу хочу в долгосрочной перспективе». Думают, что «у них мало навыков, полезных для работы» чаще других люди с детским церебральным параличом. Актуальность данного барьера больше других отмечали инвалиды по слуху и немного меньше - люди с нарушением опорно-двигательного аппарата.
«Отсутствие специальных условий на рабочем месте» чаще остальных отмечали люди с нарушением опорно-двигательного аппарата и инвалиды по слуху. Об актуальности данного барьера заявили все респонденты, только инвалиды по общему заболеванию несколько реже других. «Просили создать специальные условия труда, но они так и не были созданы» больше других (они же отметили и наибольшую актуальность этого барьера) указывали люди с нарушением опорно-двигательного аппарата, инвалиды по зрению и слуху. Инвалиды с детским церебральным параличом этот барьер и его актуальность отмечали немного реже. «Не решаются попросить о создании специальных условий труда» несколько меньше других инвалиды по зрению, но они же отметили его наибольшую актуальность (здесь следует учесть невысокую достоверность из-за малого количества респондентов, среди которых подсчитывалась актуальность данного барьера). Немного меньше актуальность данного барьера отмечали люди с детским церебральным параличом, с ограничениями слуха и инвалиды по общему заболеванию. Еще чуть реже люди с нарушением опорно-двигательного аппарата.
«Если они будут работать, то потеряют льготы, связанные с инвалидностью» в качестве барьера больше других отмечали люди с нарушением опорно-двигательного аппарата и детским церебральным параличом, но все инвалиды указывали на большую актуальность данного барьера, только инвалиды по общему заболеванию - несколько реже других. Среди них меньше всего людей с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности, которая обеспечивает наибольшие социальные выплаты и льготы.
Несколько чаще других участников опроса инвалиды с нарушением опорно-двигательного аппарата, детским церебральным параличом и нарушениями слуха отмечали, что «коллеги по работе относятся к ним иначе из-за инвалидности». Наибольшую актуальность данного барьера указали люди с нарушениями зрения и слуха. «Отсутствие поддержки со стороны коллег по работе» как барьер, чаще других отмечали люди с нарушением опорно-двигательного аппарата и инвалиды по слуху, последние указывали на его значительную актуальность. «Не могут добиться приглашения на собеседования» чаще всего люди с нарушением опорно-двигательного аппарата и детским церебральным параличом, больше других среди ответивших отмечали его актуальность инвалиды по зрению. На то, что «с ними проводили собеседования, но никогда не предлагали работу» больше других также отвечали люди с явными формами инвалидности: нарушениями опорно-двигательного аппарата, детским церебральным параличом и ограничениями по зрению, но и все остальные респонденты отмечали актуальность этого. «Опасаются обстановки, где много незнакомых людей» инвалиды с нарушениями зрения, затем с детским церебральным параличом и нарушением опорно-двигательного аппарата. Больше других на актуальность данного барьера указывали люди, которым сложнее ориентироваться в незнакомой обстановке и больших информационных потоках: инвалиды по зрению и слуху.
«Родственники не хотят, чтобы они работали» отмечали чаще других люди с нарушением опорно-двигательного аппарата и детским церебральным параличом, на актуальность данного барьера больше других указывали инвалиды по зрению. «Дорогой мне человек (супруг, подруга) не хочет, чтобы я работал» в качестве барьера больше других отмечали инвалиды с нарушением опорно-двигательного аппарата, его актуальность - люди с нарушением зрения, затем инвалиды по слуху. Общий показатель среди людей со всеми формами инвалидности, «кого устраивает возможность сидеть дома и не работать», оказался невысок, так же, как и количество отметивших актуальность данного барьера (немного чаще других этот барьер отмечали люди с нарушением опорно-двигательного аппарата, детским церебральным параличом и инвалиды по зрению).
В результате кластерного анализа потребностей в специальных условиях на рабочем месте были получены интересные комбинации. Оказались вместе сгруппированы: «регулярные перерывы в течение дня», «дополнительные перерывы для отдыха в течение дня» и «гибкий график работы». Эту общую потребность можно обозначить как «изменение графика работы» человека с инвалидностью. К ним приближена «возможность передвигаться на инвалидной коляске», которую можно отнести к случайным факторам, а можно найти связь между стремлением инвалидов к более гибкой занятости и недоступностью окружающей среды для свободного перемещения.
В следующей группе оказались объединены: наличие «специального оборудования для выполнения работы» и «специальных приспособлений (программ) для компьютера». Эту потребность можно обозначить, как «приобретение специального оборудования». Примкнувшую к ним потребность в «тишине на рабочем месте» можно объяснить тем, что это является важным моментом для инвалидов по зрению, которые во многом и просили наличие специальных программ для компьютера.
«Дополнительный контроль и обратная связь, помощь наставника», «уменьшение физической нагрузки на работе» и «дополнительные больничные дни или дни отдыха» объединяет «некоторое изменение параметров выполняемой работы». К данной группе примкнула специфическая потребность «перевода материалов в подходящий формат (например, азбука Брайля)». Перечисленные потребности актуальны для людей с ограничениями зрительных функций. Специфическая потребность инвалидов по слуху в «сурдопереводе или дополнительных устройствах для общения» оказалась близка к потребности «тишина на рабочем месте», что также свидетельствует об особых желаниях людей с данной формой инвалидности.
«Изменение рабочих функций или профессиональных обязанностей» по результатам кластерного анализа стоит рядом с «письменными инструкциями и заметками на работе, контроле со стороны коллег» Их можно обозначить как «помощь в освоении служебных обязанностей». «Помощь в транспортировке к месту работы и обратно домой» находится по соседству с «помощью дома при подготовке к работе, сопровождением к месту работы», что в целом означает «решение транспортных и организационных проблем, сопровождение к месту работы». Перечисленные четыре потребности, плюс «изменение температуры помещения на работе» находятся достаточно близко друг к другу, что свидетельствует об их значительной взаимосвязи.
Результаты кластерного анализа существующих барьеров на рабочем месте показали следующее. Вместе сгруппированы: «со мной проводили собеседования, но никогда не предлагали работу», «я не получил необходимых профессиональных навыков из-за моей инвалидности» и «я не получил необходимого образования из-за моей инвалидности». Объединяет данные барьеры общая проблема, связанная с «недостаточной профессиональной готовностью» соискателей с инвалидностью.
Барьеры «я не могу добиться приглашения на собеседование» и «я не решаюсь попросить о создании специальных условий труда» объединяет нерешительность соискателя с инвалидностью. «Для меня не созданы специальные условия на рабочем месте», «я просил создать специальные условия, но они не были созданы», «на рабочем месте работодатель несправедливо ко мне относится» строятся на отношениях сотрудника с инвалидностью и руководства организации. Барьеры «коллеги по работе относятся ко мне иначе из-за моей инвалидности» и «мои коллеги не поддерживают меня (не помогают мне) на работе» объединяют отношения инвалида с коллегами по работе. Все они составили одну большую группу, где барьеры связаны между собою «проблемами взаимоотношений сотрудника-инвалида с работодателем и коллегами по работе».
Между барьерами «если я буду работать, я потеряю льготы, связанные с инвалидностью, поэтому я не хочу работать» и «я не могу сконцентрироваться для работы целый день», оказавшимися рядом, сложно найти прямую и очевидную связь. Зато барьеры «физическая среда, где я живу, не позволяет мне добираться до работы (на собеседование)» и «физическая среда на рабочем месте не позволяет мне добираться до работы (на собеседование)» очевидно связывает между собою «проблема доступности окружающей среды». Недалеко расположился барьер «я опасаюсь обстановки, где много незнакомых людей».
«У меня недостаточно физических сил работать целый день», «у меня нет мотивации к тому, чтобы работать целый день», «у меня есть зависимости (алкоголь, чрезмерная потребность в лекарствах), которые не позволяют работать целый день», «у меня слишком болезненное состояние, чтобы работать целый день», «я боюсь работать из-за жестких требований к работе», «я должна (должен) заботиться о детях, поэтому не могу работать целый день» образовали новую группу барьеров. Нетрудно заметить, что эти барьеры объединены общей проблемой «изменение графика работы». К этой группе примкнул барьер «я думаю, у меня мало навыков, полезных на работе», основанный на психологических, а возможно и профессиональных ограничениях людей с инвалидностью.
Барьеры «мои родственники не хотят, чтобы я работал», «дорогой мне человек (супруг, подруга) не хочет, чтобы я работал» имеют общую проблему, связанную с «влиянием ближайшего окружения» на человека с инвалидностью. Остались вне групп барьеры «я не знаю, какую работу хочу в долгосрочной перспективе» и «меня устраивает возможность сидеть дома и не работать», которые напрямую связаны с психологическим состоянием инвалида.

Решение проблемы: рекомендации и предложения

1) Четверть российских инвалидов имеет третью степень ограничения способности к трудовой деятельности. Официальными государственными структурами эти люди признаются «нетрудоспособными гражданами или гражданами, которым противопоказан труд». Но многие из них уже сейчас работают, учатся или стремятся вести полноправную трудовую и общественную жизнь (а не работать на дому, как часто представляют ситуацию государственные структуры). Нынешняя безработица среди людей с инвалидностью и признание со стороны государственных организаций части инвалидов «нетрудоспособными гражданами» имеют в своей основе не объективные ограничения способностей из-за состояния здоровья, а социальные факторы. Основными барьерами на пути трудоустройства инвалидов, которым сейчас устанавливают третью степень ограничения способности к трудовой деятельности, являются недоступность окружающей среды для свободного передвижения, трудности в получении работы с гибким графиком и отсутствие специальных условий труда на рабочем месте. Нынешняя социальная политика Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации вместо снятия барьеров и создания условий для включения инвалидов в трудовую занятость направлена на устранение части инвалидов с рынка труда путем признания их «нетрудоспособными гражданами». Отметим, что по результатам исследования третью степень ограничения способности к трудовой деятельности чаще всего устанавливают людям с нарушением опорно-двигательного аппарата, детским церебральным параличом и инвалидам по зрению.
2) Социально значимым для людей с инвалидностью является барьер: «если я буду работать, то потеряю льготы связанные с инвалидностью, поэтому я не хочу работать». Это подчеркивает несовершенство действующего российского законодательства, которое лишает людей с инвалидностью стимула к труду. В качестве рекомендации мы предлагаем изменить действующую систему установления размера государственных социальных пособий инвалидам: вместо использования критерия «степень ограничения способности к трудовой деятельности» перейти на учет их фактического дохода. И, конечно, нельзя за разрешение на труд лишать людей с инвалидностью положенных им льгот (например, права на сопровождающее лицо при поездке на санаторно-курортное лечение).
3) Один из неиспользуемых ныне ресурсов — это трудоустройство людей с инвалидностью в государственных учреждениях. В ходе исследования было выяснено, что в государственных организациях работает гораздо меньше инвалидов, чем в коммерческих структурах и общественных объединениях. Мы считаем, что именно государство должно показывать пример всем другим работодателям в привлечении людей с инвалидностью в качестве трудового ресурса. Возможно, потребуются специальные программы по созданию рабочих мест и трудоустройству инвалидов на базе государственных учреждений. Преградой на пути трудоустройства инвалидов в государственные организации чаще всего является жесткий график работы. Коммерческие структуры и общественные объединения оказались гораздо более гибкими в этом вопросе.
4) Большое количество людей с инвалидностью находит себе работу в общественных объединениях, причем часто это те инвалиды, которым сложно трудоустроиться в коммерческих структурах и государственных учреждениях. Работа в общественных объединениях позволяет им трудиться с гибким графиком работы и здесь они не чувствуют психологического дискомфорта и дискриминации со стороны окружающих. Государству следует развивать и поддерживать (в том числе финансово) деятельность общественных объединений, так как они не только помогают в решении социальных проблем, но и предоставляют реальную возможность трудоустройства для людей с инвалидностью.
5) Вполне ожидаемо в ходе исследования выявились большие проблемы с доступностью окружающей среды для свободного передвижения людей с инвалидностью. Отметим, что нормы обеспечения доступности всех зданий общественного и жилищного фонда, а также транспортной инфраструктуры заложены в федеральном законодательстве (Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» и Градостроительный кодекс Российской Федерации). Это позволяет нам утверждать, что возможность свободно передвигаться для инвалидов с нарушением опорно- двигательного аппарата, зрения и слуха является реализацией их гражданских прав, заложенных в Конституции Российской Федерации и федеральном законодательстве. Но пока власти серьезно (а не декларативно) не займутся решением данной проблемы и не создадут систему, в которой будет невозможно нарушение законодательства в вопросах создания доступной среды для инвалидов, большая часть людей с инвалидностью останется вне рынка труда. Параллельно необходимо развивать систему социального такси. Причем эта система должна обеспечивать возможность инвалидам не только однократно пользоваться его услугами (например, для посещения поликлиники), но и ежедневно использовать для поездок на работу, учебу.
6) Не все профессии и рабочие места позволяют устанавливать для сотрудника гибкий график работы, но в этом видится одна из основных проблем в трудоустройстве людей с инвалидностью. Преодолеть этот барьер возможно только путем адаптации существующих вакансий к возможности человека с инвалидностью или создания новых рабочих мест. На сегодняшний день такая деятельность никем (никакими организациями) не проводится. «Изменение графика работы» как одна из важнейших составляющих создания специальных условий труда для человека с инвалидностью даже не осознается. Следует учитывать эту особенность при профессиональном обучении инвалидов. Требуется сделать упор в профессиональной подготовке людей с инвалидностью на профессии, которые изначально позволяют работать с гибким графиком: юрисконсульт, компьютерный дизайнер, программист, психолог и т.д. Укажем, что в ходе исследования значительная часть инвалидов изъявляла желание работать именно по таким специальностям. Предостережем от создания очередного мифа о том, что всем инвалидам нужен свободный график посещения рабочего места. «Свободный график» и «гибкий график» - совершенно разные вещи. Требуется учет индивидуальных особенностей потенциального сотрудника, так как жесткие требования на работе отталкивают инвалидов от активных попыток трудоустройства.
7) Достаточно большую актуальность в создании специальных условий труда имеют такие направления, как «изменение параметров выполняемой работы» и «помощь в освоении служебных обязанностей». Это включает в себя «дополнительный контроль и обратную связь, помощь наставника», «уменьшение физической нагрузки на работе» и «дополнительные больничные дни или дни отдыха», а также «изменение рабочих функций или профессиональных обязанностей» и «письменные инструкции и заметки на работе, контроль со стороны коллег». Отметим, что все это меры организационного характера, не требующие прямых финансовых вложений. Это разрушает один из устоявшихся мифов, что создание специальных условий труда подразумевает исключительно материальные затраты. Оказывается, что не менее важными, а зачастую и единственно необходимыми мерами по созданию специальных условий труда являются организационные мероприятия по адаптации параметров и графика работы к индивидуальным возможностям инвалида, а также помощь самому работнику в освоении возложенных на него служебных обязанностей. Чтобы определить, как именно требуется изменить рабочее место, нужны специалисты, разбирающиеся в данных вопросах. В нашей стране пока отсутствуют и подобные специалисты, и программы их подготовки. Чтобы восполнить этот пробел, следует ввести соответствующие курсы в высших и средних специальных учебных заведениях и, возможно, дополнять и повышать квалификацию сотрудников государственной службы занятости населения.
8) Финансово затратной частью для работодателя является приобретение специального оборудования, куда входят и приспособления (программы) для компьютера. Конечно, у него нет особого желания таким образом тратить денежные средства. Но даже если руководство организации решит приобрести специальное оборудование для создания рабочего места для человека с инвалидностью, встает вопрос о том, где это можно сделать. В подавляющем количестве случаев работодатель не найдет организации и специалистов, которые поставят ему необходимое оборудование, а также обеспечат его установку и техническое обслуживание. Рынок предоставления специализированных услуг и сервиса для работодателей, которые хотят создать рабочие места для людей с инвалидностью, отсутствует полностью. Трудно представить, что в нынешних социально-экономических условиях эту нишу на рынке заполнят коммерческие структуры. Поэтому требуется создание подобного сервиса на базе государственных организаций или общественных объединений, которым от государственных структур будут делегированы соответствующие полномочия и предоставлены финансовые средства. Эти организации должны обеспечить и предоставление таких услуг, как сурдоперевод и дополнительные устройства для общения и перевода материалов в подходящий формат (например, на азбуку Брайля).
9) Проблемы трудоустройства находятся в зависимости от возможности и условий получения людьми с инвалидностью образования и профессиональных навыков. Пока инвалиды не будут иметь полноценного доступа к образовательной системе, проблемы их трудоустройства останутся нерешенными. Недостаток образования и профессиональных навыков находится в тесной корреляционной связи с трудностями получения работы после проведенного у работодателя собеседования. Чтобы начать менять ситуацию, требуются программы профессиональной подготовки и переподготовки безработных людей с инвалидностью, например на основе краткосрочных курсов. Нынешние программы в этом направлении малоэффективны, что приводит к неудовлетворенности инвалидов профессиональными навыками и бесперспективности в трудоустройстве.
10) Отсутствие необходимого образования и профессиональных навыков у инвалидов ведет к психологической неуверенности в собственных силах. Напомним, что дословно барьеры в опросе звучали так: «я считаю, что из-за своей инвалидности я не получил необходимого образования» и «я считаю, что из-за своей инвалидности я не получил необходимых профессиональных навыков». К ним следует добавить: «я не могу добиться приглашения на собеседование», «я не решаюсь попросить о создании специальных условий труда», «я не знаю, какую работу хочу в долгосрочной перспективе» и «меня устраивает возможность сидеть дома и не работать». Становится очевидной необходимость психологической подготовки инвалидов к успешному трудоустройству. Данная подготовка может осуществляться в виде Клубов ищущих работу с психологическими и практическими тренингами по навыкам поиска и закрепления на работе, проводимыми по программам для людей с инвалидностью.
11) Люди с инвалидностью часто отмечают проблемы во взаимоотношениях, а зачастую и откровенную дискриминацию со стороны работодателей и коллег по работе. Такие барьеры, как «для меня не созданы специальные условия на рабочем месте», «я просил создать специальные условия, но они не были созданы», «на рабочем месте работодатель несправедливо ко мне относится», «коллеги по работе относятся ко мне иначе из-за моей инвалидности» и «мои коллеги не поддерживают меня (не помогают мне) на работе» фигурируют в ответах инвалидов со всеми формами ограничений. Данные вопросы могут быть урегулированы только через целенаправленную работу по формированию позитивного общественного мнения к возможностям людей с инвалидностью, а также через принятие и контроль над реализацией специального антидискриминационного законодательства по примеру ведущих западных стран.
12) Влияние ближайшего окружения (в виде барьера «мои родственники не хотят, чтобы я работал») отмечается людьми с инвалидностью нечасто. Подобные проблемы наиболее актуальны для инвалидов, имеющих трудности с самостоятельным передвижением. Безусловно, этот вопрос требует дополнительного изучения. Но при формировании программ по трудоустройству инвалидов необходимо учитывать влияние родственников и, возможно, часть психологической работы проводить именно с ними.

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы