Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Трудоустройство Трудоустройство

Глава 4. Индивидуальная программа реабилитации инвалида - зачем она нужна?

Индивидуальная программа реабилитации (ИПР) задумывалась как инструмент реализации права граждан с инвалидностью на социальную защиту и должна представлять собой комплекс мер, позволяющий инвалиду полноценно интегрироваться в общественную жизнь. Можно долго рассматривать процесс эволюции в нашей стране самой ИПР, методов формирования реабилитационных программ и отношения самих инвалидов к этой карте. Отметим только два момента, каждый из которых несёт в себе и положительные, и отрицательные моменты. Первый, что состоялся переход от нежелания самих специалистов службы медико- социальной экспертизы заполнять ИПР для людей с инвалидностью к обязательному её формированию при первичном или очередном освидетельствовании на инвалидность, независимо от желания человека. И второй момент - если раньше карта ИПР воспринималась, как редкое благо, которое могло открыть двери к недоступным для других людей реабилитационным услугам и техническим средствам реабилитации, то теперь она многими воспринимается, как некое наказание, отрывающее у человека с инвалидностью около месяца в каждом году на общение с врачами.
Можно долго рассуждать о проблемах формирования и реализации Индивидуальной программы реабилитации инвалида, но, ограничиваясь рамками материала и темой трудоустройства людей с инвалидностью, подробно остановимся на аспекте оценки способности лица к трудовой деятельности и рекомендациях по созданию специальных условий труда.
Медико-социальная экспертиза в соответствии с законодательством должна носить комплексный характер и оценивать все аспекты ограничений жизнедеятельности человека с инвалидностью, включая оценку способности лица к трудовой деятельности. И уже на основе полученной информации формировать перечень конкретных мер, услуг и мероприятий, который позволит решать медицинские и социальные проблемы инвалида. Действующее до 1 января 2005 года Примерное положение о медико-социальной экспертизе предусматривало, что в состав комиссии при формировании раздела профессиональной реабилитации должны входить специалисты по профориентации, эргономике и физиологии труда. Понятно, что на практике их там не было, но документами введение этих специалистов в состав МСЭ было предусмотрено. Пришедшее ему на смену и ныне действующее Постановление Правительства Российской Федерации от 16 декабря 2004 года № 805 "О порядке организации и деятельности Федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" не определяет состав специалистов МСЭ, но и не запрещает введение специалистов по труду в состав комиссии. Исходя из того, что на МСЭ возложено определение ограничения трудоспособности человека с инвалидностью, логично ставить вопрос о наличии в составе комиссии этих специалистов, причём не только в правовых документах, но и в практике применения.
В целом, это один из самых актуальных вопросов формирования Индивидуальной программы реабилитации инвалида. Врачи и психологи, являющиеся штатными сотрудниками бюро медико- социальной экспертизы, не имеют должной квалификации, опыта и возможностей, чтобы самостоятельно заполнить все реабилитационные программы ИПР (напомним, что в ИПР входят медицинская, социальная и профессиональная программы реабилитации). Если в формирование программы медицинской реабилитации входит обязательное посещение целого списка врачей, то программы социальной и профессиональной реабилитации отдаются на откуп самим сотрудникам МСЭ, что в результате приводит к поверхностному и непрофессиональному их заполнению.
Мы пытались воздействовать на эту ситуацию, предложив систему, при которой специалисты социальной защиты населения и службы занятости населения оказались бы вовлечены в процесс формирования карты ИПР, но наши попытки не имели большого успеха. Отчасти это объясняется нежеланием соответствующих структур брать на себя дополнительную нагрузку и отсутствием квалифицированных кадров, которые могут профессионально заполнить реабилитационные разделы ИПР. Примером могут служить те же самые "специальные условия труда для людей с инвалидностью". Ведь ни сотрудники бюро МСЭ, ни специалисты службы занятости населения, не знают, что они должны собою представлять и каков механизм определения тех условий, при которых человек с инвалидностью сможет эффективно работать. Врачи могут составить список медицинских противопоказаний (в том числе, профессий), но социальные факторы и возможности профессиональной реабилитации инвалида остаются вне их компетенции. Сотрудники службы занятости населения могут обозначить потребности человека в услугах профориентации, профессионального обучения/переобучения, содействие в трудоустройстве, но создание специальных условий труда инвалида, в силу уже упомянутых проблем и отсутствия соответствующих государственных программ, остаётся за бортом их деятельности.
Особенную актуальность процесс и критерии определения трудоспособности человека с инвалидностью приобрели в связи с переводом всех государственных социальных выплат в зависимость от СОСТД (степени ограничения способности к трудовой деятельности) инвалида. Так как в медико-социальной экспертизе работают исключительно специалисты медицинского профиля, то и основными факторами для её определения становятся возможности инвалида, связанные с его здоровьем. Социальные факторы никто не оценивает (более подробно об этом рассказано в главе о степенях ограничения способности к трудовой деятельности), но в соответствии с действующим законодательством их роль является очень важной и их субъективная оценка со стороны самого инвалида и сотрудника МСЭ закономерно может привести к конфликту. А в случае конфликтной ситуации между инвалидом и службой медико- социальной экспертизы по поводу установления степени ограничения способности к трудовой деятельности кто сможет выступить в роли экспертов по этому вопросу? Федеральная служба занятости населения помимо того, что является частью государственной системы, и, следовательно, не может быть полностью самостоятельна в принятии таких решений, также не имеет необходимого опыта и соответствующих специалистов. Общественные объединения не достигли уровня профессионализма, который позволит им быть общепризнанными экспертами в этом вопросе, кроме того, государство пока не привыкло воспринимать их как равноправных партнёров. Пожалуй, на данный момент просто нет независимых организаций, которые могут дать квалифицированное и объективное заключение о профессиональной пригодности инвалида, чтобы использовать эту информацию в МСЭ и, при необходимости, в суде.
Другой вопрос для обсуждения - насколько вообще необходимы подробные расписанные мероприятия социальной и профессиональной программ реабилитации в ИПР? Возможно, стоит ограничиться только определением ограничений инвалида, связанных с его состоянием здоровья, а более конкретные услуги для человека с инвалидностью могут быть сформированы уже соответствующими специалистами. Тем более, как мы рассмотрим далее, создание специальных условий труда возможно только с учётом конкретной вакансии, на которую он претендует.
Это непростой вопрос, но ответ на него позволяет определить дальнейшую стратегию и направление работы по реформированию системы формирования Индивидуальной программы реабилитации. То ли добиваться включения в состав комиссий бюро медико- социальной экспертизы квалифицированных специалистов по вопросам труда и социальной реабилитации, то ли ограничиться в ИПР определением только медицинских факторов и направлениями для прохождения социальной и профессиональной реабилитации в профильные учреждения. А уж в самих этих организациях специалисты подробно распишут необходимые инвалиду мероприятия и услуги, и сами обеспечат их исполнение. Хотя всё равно остаётся вопрос о создании подобных организаций и подготовке соответствующих специалистов.

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы