Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Трудоустройство Трудоустройство

Ткаченко Владимир Сергеевич, доцент, кафедра социологии и социальной работы Северо-Кавказского государственного технического университета «Проблемы профессионального высшего образованияи последующего трудоустройства молодых инвалидов»

Ткаченко Владимир Сергеевич, дата рождения 22 ноября 1947 года, образование высшее, закончил биологический факультет Горьковского государственного университета по специальности «биолог, учитель биологии и химии», кандидат биологических наук. С 1999 года доцент кафедры социологии и социальной работы Северо-Кавказского государственного технического университета. До этого времени работал начальником отдела реабилитации инвалидов Министерства труда и социальной защиты населения Ставропольского края. Прошел в 2003 году обучение по программе ЮРРЦ «Консультант НКО». Руководитель Рабочей группы компонента демонстрационных моделей Канадско-Российской программы по инвалидности.
Получение высшего профессионального образования для молодых людей с инвалидностью, возможно, является одной из существенных форм социальной интеграции, позволяющей им не только обеспечить собственные потребности в жизнедеятельности, но и дающей основу для приобретения психологической стабильности и уверенности в жизни.
На пути достижения этого состояния существуют препятствия, которые, по-видимому, снижают мотивацию для выбора образования в качестве профессиональной карьеры еще до реального столкновения с ними. В настоящем сообщении хотелось бы проанализировать наиболее крупные и часто встречающиеся проблемы, обозначив возможности их решения.
Несомненно, ключевым здесь является выбор профессии, при котором информация о преимуществах, приобретаемых гражданином с получением диплома о высшем образовании, должна сопровождаться объективным описанием и характеристикой возможных проблем в предстоящей производственной деятельности. К сожалению, в России отсутствует устойчивая система профессиональной ориентации молодых инвалидов. Базой для нее должны были бы быть учреждения медико-социальной экспертизы, однако практика показывает, что эксперты МСЭ слабо владеют информацией об условиях труда даже по самым распространенным профессиям, не говоря уже об условиях труда по профессиям, связанным с современными технологиями и интеллектуальным трудом. Поэтому описания условий труда в той или иной профессии молодой человек с инвалидностью должен разыскивать самостоятельно либо рассчитывать на поддержку энтузиастов. Насколько показывают наблюдения, молодые люди с инвалидностью ориентируются в поле профессий по информации от родственников, друзей и знакомых, поэтому при выборе ими профессии часто доминируют традиции (я стану по профессии «как мама» или «как тот хороший человек, который приходит мне помогать»). Очень слабо представлены при профессиональном выборе вопросы рациональных условий труда, потребностей работодателей в свойствах будущих работников и некоторые другие реально действующие факторы.
Большую дискуссию и общественный резонанс вызывает адаптация процесса обучения в высшем учебном заведении, включая доступность учебных зданий и помещений. По-видимому, в этой сфере основные трудности состоят не столько в адаптации самих помещений и условий учебы, сколько в формулировании студентами своих потребностей при обучении. Беседы со студентами, имеющими инвалидность, показывают, что большинство из них способно преодолеть существующие физические барьеры самостоятельно. Для людей с тяжелыми видами нарушения функций передвижения возможно введение индивидуального обслуживания, дистанционного обучения, индивидуального режима обучения и т.д. В принципе, все эти проблемы можно решить в рамках существующего законодательства и регламентации учебного процесса при согласовании интересов студентов и преподавательского состава учебного заведения. Сложность в том, что студенты не рискуют выдвигать требования, опасаясь отрицательной реакции со стороны представителей вуза в виде неудовлетворительных оценок и последующего отчисления. По нашему мнению, такая опасность существует. Для защиты прав студентов с инвалидностью должны шире использоваться студенческие общественные организации, в том числе и объединения студентов с инвалидностью.
По окончании учебного заведения наступает период наибольших трудностей в жизни дипломированного специалиста с инвалидностью.
Нужно признать, что в России трудоустройство представляет собой проблему для выпускников всех категорий. Но у молодых инвалидов эти проблемы обостряются еще и потому, что работодатели перегружены различными мифами о трудовых способностях инвалидов. Они считают, что такие работники маломобильны в производственном пространстве, обладают сниженной коммуникацией, имеют меньшую производительность труда, избегают повышенных нагрузок. В какой-то степени и сами инвалиды согласны с бытующими представлениями о трудовых потребностях инвалидов. Наш опрос, в котором приняли участие более 500 инвалидов, показал, что на первое место среди причин, препятствующих трудоустройству, инвалиды ставят опасения работодателей, что инвалидам потребуются особые условия труда и дополнительная забота. В отделах кадров предприятий опасаются, что в требованиях создания специальных условий труда инвалиды будут неограниченно придирчивы, и не хотят создавать себе дополнительных трудностей. Вероятно, следует расширять информационную работу по вопросам инвалидности среди работодателей и предпринимателей.
В основе российского законодательства по обеспечению специализированных рабочих мест лежат рекомендации индивидуальной программы реабилитации инвалидов. Но, как уже было указано, специалисты МСЭ не ориентируются в трудовых условиях по большинству профессий, поэтому содержание рекомендаций в индивидуальных программах реабилитации инвалидов часто весьма беспорядочно и бессмысленно. Парадокс в том, что законодательно и нормативно деятельность специалистов МСЭ по выработке трудовых рекомендаций в России имеет удовлетворительную регламентацию. Тем не менее, приходится постоянно сталкиваться с практикой, когда эксперты МСЭ предлагают, а нередко и требуют от освидетельствуемого гражданина указать специализированные условия труда, которые ему могут предоставить на предприятии, куда тот желает поступить на работу. Это создает массу взаимных согласований, когда работодатель желает знать, что разрешено или рекомендовано инвалиду, а эксперт МСЭ желает знать, что может предоставить работодатель.
Мы считаем, что целесообразно организовать кампанию на территории России по повышению квалификации специалистов МСЭ в вопросах трудовых рекомендаций, либо реорганизовать деятельность МСЭ таким образом, чтобы их эксперты доверяли рекомендациям специализированных НКО, защищающих интересы инвалидов.
В таких организациях должна быть собрана вся информация об условиях, в которых реализуются профессиональные обязанности. Это и профессиограммы по основным профессиям, пригодным для освоения людьми с нарушениями здоровья, и уже известные решения специализации рабочих мест с использованием технических средств и организационных приемов, и правовые и нормативные акты, позволяющие вводить специализированные рабочие места и специальные условия труда.
В заключение вновь необходимо указать, что пути решения обозначенных трудностей реальны, необходима только система согласования интересов инвалидов и работодателей, причем первые шаги должны делать сами инвалиды и их общественные организации. Они должны проводить свою политику более активно и последовательно, учитывая реальности законодательной базы и социальной ситуации.

Назад Оглавление Далее