Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Социальная реабилитация Социальная реабилитация

Часть 4. Сводные результаты исследования состояния НКО, работающих с инвалидами, в Приволжском Федеральном округе

Исследование деятельности некоммерческих организаций, работающих с инвалидами в городах и областях Приволжского федерального округа, объединило семь субъектов Российской Федерации — Нижегородскую, Кировскую, Самарскую и Оренбургскую области, Пермский край, Республики Башкортостан и Марий Эл.

Алла Балашова

4.1. Общая характеристика участников

В опросе участвовало в общей ложности 80 некоммерческих/общественных организаций (Таблица 1). Из них большую часть составили организации Самарской области (26), Нижегородской области (20) и Перми (18). Выборку по другим субъектам трудно назвать репрезентативной, хотя полученные данные позволяют дополнить общую картину и выделить основные тенденции в развитии деятельности инвалидных организаций в ПФО и обозначить общие проблемы, с которыми им приходится сталкиваться.

Таблица 1. Участники исследования.

  Количество участников
Пермь 18              
Кудымкар   3            
Ижевск     4          
Самара       26        
Оренбург         2      
Нижний Новгород           20    
Киров             4  
Йошкар-Ола               3

«Возраст» представленных организаций колеблется от 2 до 12
лет. В процентном соотношении картина «продолжительности жизни» организаций выглядит следующим образом (Таблица 2).

Таблица 2. «Возраст» организаций.

  до 5 лет 5-10 лет более 10 лет
Пермь 5 4 9
Кудымкар     3
Ижевск 2 1 1
Самарская область/Оренбургская область 5 16 7
Нижегородская область 3 7 10
Кировская область   2 2
Республика Марий Эл   1 2
% 18,75% 38,75% 42,5%

42% организаций осуществляет свою деятельность более 10 лет. Среди них довольно много организаций, образованных еще в советский период (ВОС, ВОГ, Красный Крест), а также организаций «первой волны», созданных посл выхода закона «Об общественных объединениях» в 1991 году.
Немногим меньше — 38,75% — организаций, имеющих рабочий стаж 5-10 лет. Хронологически это связано с выходом второй редакции закона «Об общественных объединениях» в 1995 году и закона «О некоммерческих организациях».
18,75% участников опроса действуют менее 5 лет, однако по активности и разнообразию направлений деятельности ни в чем не уступают «старшим товарищам».
Сегментирование по основным направлениям деятельности выглядит следующим образом (Таблица 3).
Основной вид деятельности представленных организаций можно охарактеризовать как оказание отдельных и комплексных социальных услуг инвалидам, обобщенных понятием «социальная реабилитация», — так или иначе реабилитационные услуги оказывают более 70% опрошенных организаций.
На втором месте — деятельность по защите прав инвалидов, оказания различного рода юридических услуг — подобные услуги оказывают более 60% участников исследования.
Третью позицию в рейтинге делят между собой три направления — психолого-педагогические и медико-социальные услуги (40% участников), организация условий для творческой реабилитации инвалидов и спортивно-оздоровительная деятельность (40% участников), а также обучение специфическим навыкам и реабилитационным технологиям (причем не только инвалидов, но и их ближайшее окружение, и специалистов медико-социальных и реабилитационных учреждений), включая разработку методических материалов (37,5%).
Информационно-просветительскую деятельность осуществляют 27,5% опрошенных, адресную благотворительную помощь, включая помощь в быту, оказывают около 24% опрошенных.
Лишь у 12,5% опрошенных выделеным и осознанным направлением работы является публичная деятельность, активное взаимодействие с социумом, продвижение идеи толерантного отношения к людям с инвалидностью, принципов равных прав и равных возможностей.
К сожалению, на последнем месе — деятельность по представлению интересов НПО в государственных и иных организациях, разработке законодательства и контролю за его выполнением. О своем участии в подобной работе заявили лишь 4 пермские и 3 ижевские организации. Участники из других регионов не отметили этот пункт либо по причине отсутствия подобной деятельности в практике, либо по причине ее низкой эффективности.
Что касается целевых групп, ю все организации, принявшие участие в исследовании, ориентированы на работу с инвалидами (основная целевая группа) и их ближайшим окружением (семьи, родители, воспитывающие детей-инвалидов). Деятельность части организаций ориентирована также на опосредованные целевые группы — государственные служащие (сотрудники органов власти), предприниматели (как потенциальные благотворители и работодатели), преподаватели образовательных учреждений, где обучаются инвалиды, учащиеся средних и высших учебных заведений.
Внимание большинства организаций сосредоточено на молодых инвалидах, детях-инвалидах и инвалидах трудоспособного возраста. В то же время велико внимание к близкому окружению детей-инвалидов.

Таблица 3. Виды деятельности.

  A B C D E F G H I
Нижегородская область 14 2 17 11 9 2 5 10  
Кировская область 2 1 4 5 3   2    
Республика Марий Эл     4   2   3    
Пермь 5 12 9 5 10 5     4
Кудымкар 1   1   3 2      
Ижевск   1 4 2 3       3
Самарская/Оренбургская области 8 16 18 9 19 13 9    
% М. а м. а К ы. М. Я

A - Разработка методических материалов обучение специфическим навыкам, реабилитационным технологиям
B - Психолого-педагогические услуги, Медико-социальные услуги C - Реабилитация социально-психологическая, профессиональная, трудовая
D - Реабилитация творческая организация досуга, Спортивнооздоровительная деятельность E - Защита прав, юридические услуги
F - Информационно-просветительская деятельность, производство информационных продуктов G - Адресная благотворительная помощь
H - Публичная деятельность, продвижение идей толерантности, равных прав, инклюзивного образования I - Представление интересов НПО в государственных и иных организациях, разработка законодательства и контроль за его выполнением
Рассматривая опыт работы общественных организаций и их кадровый состав, трудно сделать общие выводы.
Так, в Нижегородской области и в Перми около 50% организаций имеют 5 и менее штатных сотрудников, в то время половина самарских организаций имеют в штате более 10 сотрудников. Лишь 7,5% нижегородских организаций имеют штат более 15 человек, тогда как 30% самарских организаций, указали численность сотрудников от 10 до 30 человек, и 10% — более 50 сотрудников.
При этом часть организаций (в Нижегородской области — около 20%) вообще не имеют штатных сотрудников, выполняя работу на добровольных началах.
Практически все организации используют труд привлеченных специалистов и добровольцев, их количество зависит от «загруженности» организации — количества реализуемых проектов, постоянных потребителей услуг и т.д.
Эксперты по определенным специфическим направлениям имеются далеко не во всех организациях (около 20%), зачастую руководители НПО затрудняются охарактеризовать своих сотрудников как экспертов, хоя отмечают высокий профессиональный уровень и опыт работы.
В большинстве организаций персонал работает либо полный, либо неполный рабочий день, в зависимости от загрузки (наличия проектов, грантового финансирования или договора с государственными службами).
Одной из задач исследования было выяснение уровня проектной культуры общественных организаций, наличие опыта реализации собственных проектов. Исследование показало, что подобного опыта недостаточно.
Так, 18% опрошенных нижегородских организаций вообще не имеют практического опыта реализации собственных проектов, несмотря на то, что многие из них участвовали в различных грантовых программах и местных конкурсах проектов, однако ни один из их проектов не был одобрен. Основную же деятельность организации не рассматривают как проектную, поскольку, зачастую, в ней отсутствуют признаки проектного подхода — нет четко сформулированных целей и задач, не определены ожидаемые результаты и критерии оценки эффективности деятельности, а также нет определенности в выборе методов.
Более 60% самарских организаций за последние 3 года имели опыт проведения своих собственных проектов, при этом четверть опрошенных имеет опыт выполнения государственного социального заказа. Однако существенная деля организаций (35%) не занималась проектной деятельностью последние 3 года. С точки зрения исследователей, причинами проектной пассивности опрошенных НГО могли служить отсутствие желания разрабатывать проекты, недостаток финансовых средств и других ресурсов для их реализации, отсутствие доступа к получению грантов.
Большая часть нижегородских организаций, принявших участие в опросе(60%), имеют стабильную проектную практику, ежегодно реализуя от 1 до 3 собственных проектов или участвуя в реализации партнерских проектов с другими НПО. Именно среди них нашлось 4 организации (15% от общего числа респондентов), имеющие реальный опыт выполнения государственного социального заказа (не менее 3 выполненных договоров). 11% респондентов имеют разовый опыт выполнения государственного социального заказа и 74% респондентов никакого практического опыта выполнения государственного социального заказа не имеют.
Большинство пермских респондентов (88%) ответили, что они имеют опыт реализации социальных проектов, а также опыт реализации социального заказа или оказания услуг на основе договора в рамках целевых программ (72%).
Все пермские и ижевские организации хотя бы 1 раз реализовывали социальный проект, в то же время только одна организация из Кудымкара имела такой опыт. Только 4 (22%) неправительственных организации из Перми реализовывали социальный заказ. В других городах такого опыта у НПО нет. Основной формой взаимодействия является работа в рамках договорных отношений.
На вопрос о степени готовности НПО к выполнению государственного заказа на оказание социальных услуг, 84% пермских респондентов ответили, что они готовы, указывая на наличие необходимых ресурсов в своих организациях: 64% сказали, что они имеют обученные кадры, 40% - имеют опыт в предоставлении услуг и отработанные методики, 32% имеют необходимую материально-техническую базу, 16% - помещение и 32% - обученных волонтеров.
52% нижегородских организаций заявили о своей готовности выполнять госзаказ, подтвердив наличие необходимых для этого ресурсов, как материальных, так человеческих, методических, информационных и т.д. 30% респондентов выразили желание выполнять госзаказ, несмотря на определенные трудности в ресурсообеспечении (нехватка кадров, помещения, финансовых средств, технологий и т.д.). При этом лишь 18% опрошенных подтвердили собственную неготовность выполнять госзаказ, мотивируя его отсутствием опыта, человеческих, технических, методических ресурсов и стабильного финансирования.

4.2. Социальные услуги, предоставляемые общественными организациями

Пермский край
На вопрос: «Какие именно социальные услуги организация способна оказывать?» 64% респондентов ответили, что это социально-бытовые или социальномедицинские услуги. Юридические, психологические консультации готовы предоставлять 44% НПО. Заниматься профориентацией, профессиональной реабилитацией, а при определенных условиях трудоустройством - 28% респондентов. Услуги по оранизации и проведению благотворительных мероприятий готовы предоставлять 20% опрошенных НПО. Высказали желание предоставлять услуги социокультурной терапии, заниматься организацией досуга и развитием творческого потенциала инвалидов - 24% от опрошенных НПО. Образовательные услуги для инвалидов и их родственников готовы предоставлять 12% респондентов, столько же готовы проводить обучающие семинары и тренинги по различным вопросам деятельности общественных объединений.
Волго-Вятский регион (Нижегородская и Кировская области, Республика Марий Эл)
Более половины (52%) респондентов готовы оказывать консультационные и обучающие услуги для родителей детей- инвалидов, помогая им осваивать реабилитационные технологии, решать социально-психологические проблемы в воспитании ребенка-инвалида, его адаптации в социуме.
44% опрошенных организаций готовы предложить организацию досуговых и оздоровительных мероприятий, кружковую работу для детей и взрослых с инвалидности, а также занятия в интегрированных группах.
30% участников опроса готовы обеспечивать консультационное сопровождение семей, где есть взрослые или дети-инвалиды. Предоставлять услуги специалистов (педагогов, психологов, медиков и т.д.) готовы 26% организаций. Готовы осуществлять патронаж 22% организаций.
15% опрошенных готовы обучать инвалидов основам независимой жизни и столько же — консультировать по пользованию современными техническими средствами реабилитации. Юридические консультации готовы предоставлять 11% организаций, столько же (11%) готовы обучать инвалидов основам профессии, содействовать в профориентации и трудоустройстве.
Самарская и Оренбургская области
Правовые образовательно-консультативные услуги готовы оказывать 68% организаций, услуги социальной интеграции — 64%, социально-психологическую помощь оказывают 57%, услуги по трудоустройству — 46%, информационно-консультационные услуги — 46%, содействие в решении проблем повседневной жизни — 43%, содействие в социокультурной реабилитации — 32%, оказание материальной помощи — 32%, медицинские услуги — 25%.
При всем богатстве выбора предлагаемых НПО социальных услуг, большой проблемой остается отсутствие стандартов предоставления социальных услуг населению. Отсутствие их на региональном уровне препятствует развитию системы государственного социального заказа, более активному включению НПО в реализацию региональных и муниципальных проектов и программ в поддержку инвалидов. С другой стороны, отсутствие описанных и регламентированных стандартов предоставления социальных услуг внутри организации является препятствием в осуществлении мониторинга и оценки качества предоставляемых организацией услуг.
Так, почти у 60% нижегородских организаций, принявших участие в исследовании, отсутствуют описанные или регламентированные стандарты предоставления социальных услуг. Отдельные усилия по описанию этих стандартов предпринимали 11% организаций. Системную работу по стандартизации собственных услуг ведут 18% организаций. Наличие принятых стандартов предоставляемых услуг уверенно подтвердили лишь 11% респондентов. Говоря об опыте оценки качества социальных услуг, наличие такового подтвердили 48% опрошенных организаций. У 52% подобного опыта нет.
На вопрос «Есть ли в вашей организации, описанные или регламентированные стандарты предоставления социальных услуг?» 88% пермских респондентов ответили, что таковые отсутствуют. В комментариях давали пояснения, что они работают либо по своим методикам, либо по рекомендациям для государственных учреждений, либо по методикам, полученным от зарубежных фондов.
При выяснении наличия у специалистов НПО опыта оценки качества социальных услуг, 76% респондентов дали отрицательный ответ, пояснив, что качество услуг оценивается по отзывам клиентов или сторонних наблюдателей (журналистов, специалистов социальных служб и т.п.). Были высказаны пожелания по организации обучения персонала НПО вопросам оценки качества предоставляемых услуг.
В большинстве опрошенных общественных организаций инвалидов Самарской и Оренбургской облатЕй отсутствуют регламентированные стандарты предоставления социальных услуг:
такая ситуация характерна для 69% организаций-участниц опроса. Лишь треть опрошенных организаций ориентируются при оказании услуг на определенные стандарты (32%). Чаще всего в качестве стандартов выступают положения, закрепленные законодательством РФ или региональными органами исполнительной и законодательной власти.
Несмотря на общую картину со стандартами деятельности, особо хочется отметить различия в установках представителей разных НГО в отношении необходимости указанных стандартов. Так, по мнению одних, подобные стандарты необходимы, поскольку выступают своеобразной программой деятельности, другие, напротив, намеренно отказываются от разработки стандартов, реализуя в своей деятельности идею адресного, индивидуального подхода к решению каждой проблемы.

4.3. Активность организаций, работающих с инвалидами, в развитии партнерства и межсекторного взаимодействия

Основной целью исследования было определение отношения некоммерческих/общественных организаций инвалидов к участию в партнерском взаимодействии как с другими НПО, так и с органами власти и бизнес-компаниями, наличие опыта межсекторного взаимодействия.
Дополнительные интервью, провщенные с лидерами некоммерческих организаций, работающих с инвалидами, показали, что одним из основных условий успешного развития партнерства, по мнению большинства лидеров НПО, является наличие ресурсов внутри самой некоммерческой организации — денежные средства на реализацию собственных проектов и программ, оплату персонала, арендные и коммунальные платежи; материальнотехническая база (помещение, офисное и специальное оборудование, средства связи, транспорт и т.д.), методики и социальные технологии, как адаптированные, так и разработанные самостоятельно (авторские), профессиональные компетенции и опыт работы персонала, развитые связи с представителями других секторов и СМИ, репутация и имидж организации. Другими словами, организации нужно «иметь что редложить в качестве вступительного взноса» при формировании партнерства.
Оценивая роль и перспективы развития НГО в Российской Федерации в целом и в своем регионе в частности, большинство информантов указало на проблемы с финансированием деятельности российских НГО. Общее мнение можно выразить словами одного из опрошенных: «финансирование НПО по- прежнему оставляет желать лучшего» (Самарская область).
Неслучайно среди других барьеров деятельности НГО большинство респондентов назвали отсутствие реальной возможности получения бюджетного финансирования (84% — Пермский край, 75% — Самарская и Оренбургская области, 74% — Волго-Вятский регион).
Вторым серьезным барьером в деятельности современных НГО выступает нестабильное законодательство, причем для Нижегородской и Кировской областей он выглядит более значительным, чем отсутствие финансовой поддержки со стороны государства (81% — Волго-Вятский регион, 64% — Самарская и Оренбургская области, 60% — Пермский край).
В этом рейтинге проблемы профподготовки персонала организаций, недостаточный опыт взаимодействия с государственными, коммерческими структурами, а также с другими общественными организациями среди самарских организаций набрали абсолютно ровное количество баллов — по 17,9%.
Для других организаций наиболее значимым препятствием видится отсутствие опыта взаимодействие с государственными организациями (37% в Волго-Вятском регионе и 36% в Пермском крае) и отсутствие взаимодействия и согласованности с другими НПО, действующими в том же направлении (36% в Пермском крае и 22% в Волго-Вятском регионе), далее по значимости следуют отсутствие опыта взаимодействия с бизнес структурами и слабый уровень профессиональной подготовки специалистов в самих НПО.

4.4. Источники финансирования деятельности общественных организаций

Волго-Вятский регион
Исследование источников средств нижегородских НПО показало, что большинство опрошенных организаций практически в равных объемах получает средства как из благотворительных фондов (отечественных и зарубежных) в виде грантов (так или иначе грантовую поддержку получают 74% респондентов), так и в качестве благотворительных отчислений (корпоративных пожертвований) из бизнес-организаций — такие пожертвования получают также 74% респондентов. Чуть меньше организаций могут рассчитывать на средства бюджета — в разных объемах и с различной периодичностью государственную поддержку в рамках целевых программ получают 66% опрошенных организаций. Здесь необходимо отметить, что дополнительные опросы лидеров НПО Нижегородской области показали, что бюджетные средства, получаемые НПО, весьма ограничены и лишь частично (порой менее 50%) покрывают затраты на реализуемые программы, так что в большинстве случаев для реализации программ НПО вынуждены одновременно прибегать к помощи бизнеса и ресурсам партнерских организаций, реализуя на практике принципы софинасирования.
Хозяйственную деятельность рассматривают как источник средств лишь 30% организаций, участвовавших в опросе, частные пожертвования от населения — 15%. Как стабильный источник финансирования назвала программу международного сотрудничества по поддержке своей целевой группы (больные системными заболеваниями крови) 1 организация (3,5%) — подобный опыт нужно рассматривать скорее как исключение, нежели правило.
Пермский край
На вопрос, какие способы используют НПО для поиска средств на реализацию собственных проектов в последние 3 года, 84% респондентов ответили, что чаще всего это разноуровневые грантовые конкурсы. Основная масса НПО получали гранты в российских (48%), региональных (52%) или муниципальных (44%) конкурсах. 28% из числа опрошнных НПО получали финансирование от зарубежных фондов. Второй по значимости источник, указанный респондентами — государственная поддержка в рамках целевых программ (72%). На третьем месте хозяйственная деятельность (48%). Только 28% НПО указали, что они получали поддержку от бизнеса.
Пермские неправительственные организации практически все получали гранты (89%), более половины — поддержку в рамках целевых программ (61%), половина занимаются хозяйственной деятельностью, 39% — когда-либо получали средства от бизнеса. Кудымкарские НПО осуществляли свою деятельность в основном за счет целевых программ. Предсталители Ижевска имели финансирование как от грантовых фондов, так в рамках прямой государственной поддержки. По одной НПО из Кудымкара и Ижевска указали, что получали финансирование в виде благотворительных пожертвований.
Самарская и Оренбургская области
Для большинства организаций ововными источниками финансирования остаются конкуры грантов (57%) и государственная поддержка в рамках целевых программ (50%), хозяйственную деятельность рассматривают как источник существования 35,7% организаций, поддержку бизнеса — 28,6%.
Обобщая ситуацию, сложившуюся в настоящее время для развития деятельности некоммерческие организаций, участники исследования разделились на оптимистов и пессимистов.
Так 48% респондентов Пермского края считают, что стало хуже, чем несколько лет назад, меньшая часть (20%) считают, что стало лучше, 24% уверены, что ничего не изменилось, а 8% ответили, что есть как положительные, так и отрицательные моменты. В комментариях респонденты отмечали, что к негативным моментам относят недостаточное внимание со стороны властей к третьему сектору, а к положительным — развитие социального проектирования и партнерства.
Что касается отдельных городов, то почти 40% респондентов из Перми считает, что стало хуже. Мнение остальных разделилось на равные группы между суждениями, что стало лучше и ничего не поменялось. Все НПО из Кудымкара сказали, что ситуация стала хуже. Респонденты из Ижевска в большинстве считают, что ситуация ухудшилась.
74% респондентов Волго-Вятки отметили, что ситуация для негосударственных организаций в настоящее время стала хуже, чем несколько лет назад, 11% считают, что ситуация стала лучше, и 11% — что ситуация никоим образом не поменялась, а 4% затруднились дать ответ на этот вопрос.
Оценивая перспективы развития некоммерческих организаций, 25% волго-вятских респондентов испытали затруднения с ответом на вопрос, а 25% — пессимистичны в своих прогнозах: «Если не будет взаимодействия с органами власти, то и перспектив, и развития не будет»; «Сложно говорить о перпективах в условиях нестабильного законодательства и неадекватной оценки работы НПО со стороны общества». Однако 50% респондентов считают, что «Перспективы у НПО есть — при условии поддержки со стороны органов власти и бизнеса и целенаправленной работы по совершенствованию механизма социального заказа».
На предложение выразить свое отношение к перспективам развития некоммерческих организаций 56% пермских респондентов заявили, что это зависит от государства — как федеральных органов исполнительной и законодательной власти, так и региональных. Однако 12% считают, что надо астивизировать собственную деятельность и начать объединять усилия НПО.

4.5. Перспективы развития партнерства

Основной блок вопросов касался отношения респондентов к пониманию сущности партнерства и возможности установления партнерства между неправительственными организациями, а также выстраивание межсекторных отношений.
Анализируя опыт партнерства внутри некоммерческого сектора и в межсекторном пространстве (Таблица 4), 85% волго-вятских респондентов отметили наличие такого опыта во взаимодействии с другими некоммерческими организациями, 81% имеет опыт взаимодействия с государственными и муниципальными органами, 74% — опыт взаимодействия с бизнес-организациями, 70% — с организациями в других регионах.
Опыт взаимодействия с органами власти и госструктурами в Самарской и Оренбургской областях есть у 78,6% опрошенных организаций, у 53,6% есть позитивный опыт взаимодействия с бизнес-струтурами, 96,4% имели положительный опыт создания партнерских союзов и достижения обоюдно выгодных результатов с другими НПО.
На вопрос «Есть ли у вас опыт партнерского взаимодействия?» все пермские респонденты ответили утвердительно. Практически все организации имели опыт партнерских отношений, чаще всего с государственными и муниципальными органами (92%), на втором месте партнерство с НПО в своем регионе (84%) или за его пределами (64%), и лишь 60% НПО заявили, что они имели партнерские отношения с бизнесом.

Таблица 4. Опыт партнерства.

  Взаимодействие
с органами власти с бизнесструктурами с НПО региона с НПО других регионов
Волго Вятский регион 81% 74% 84% 70%
Самарская и Оренбургская области 78% 53% 94%  
Пермский край 92% 60% 84% 64%

Формулируя свое понимание понятия «Партнерство», все респонденты использовали как эмоциональные, так и рациональные характеристики. Так, значительная часть использовала термины «взаимопонимание», «доверие», «взаимная поддержка»,
«взаимовыручка и помощь друг другу». Около 40% организаций так или иначе определили суть партнерства в совместных действиях, направленных на решение общей задачи, достижение общей цели, отмечая равноправность всех участников этих действий.
Во фразе «Партнерское объединение неправительственных организаций возможно/невозможно...» подавляющее большинство респондентов выбрало первый — положительный — вариант. Немногочисленные отрицательные ответы мотивируются тем, что интересы НПО никогда не совпадают полностью.
Непременными условиями для развития партнерства отдельно названы желание сотрудничать и справедливое распределение финансовых средств. Необходимость партнерства подтверждается комментариями: «Партнерство возможно и нужно, так как это позволяет усилить общественный сектор в целом и каждую организацию в отдельности, расширить ресурсные возможности, потенциал, иметь большее влияние в общественной жизни» (Нижний Новгород).
Отвечая на вопрос: «Какой деятельностью, по их мнению, должно заниматься партнерское объединение НПО?», респонденты выделили основные направления деятельности партнерского объединения НПО (Таблица 5):
- юридическая помощь, защита инересов участников партнерства
- оценка и мониторинг законодательства и знакомство НПО, входящих в объединение, с их результатами;
- информационная поддержка (создание и поддержка общего сайта, сбор, анализ и предоставление членам обобщенной информации и т.п.);
- совместное преодоление бюрократических барьеров;
- установление партнерских связей с другими регионами и развитие международных отношений.

Таблица 5. Направления деятельности объединения НПО.

Партнерское объединение НПО должно Волго Вятский регион Самарская и Оренбургская области Пермский край
Оказывать юридическую поддержку, защищать интересы участников 81,5% 66,7% 40%
Оказывать информационную поддержку (создать и поддерживать общий сайт, собирать, анализировать и предоставлять членам обобщенную информацию) 78% 61,9% 56%
Способствовать установлению партнерских связей с другими регионами и развитию международных отношений   61,9% 52%
Преодолевать бюрократические барьеры 66% 57,1% 56%
Осуществлять оценку и мониторинг законодательства и знакомить с этим НПО, входящие в объединение 63% 23,8% 60%
Оказывать бухгалтерскую поддержку 59% 33,3% 12%
Оказывать помощь в продвижении организации в целом и организаций участников, через выстраивание отношений со СМИ 55% 57,1% 32%
Выступать от имени НПО, входящих в состав, по спорным вопросам или вопросам, способным вызвать негативное отношение власти 52%   44%
Другое   4,8%  

Отвечая на вопрос, каким образом должно обеспечиваться более эффективное сотрудничество НПО (Таблица 6), организации- участники исследования сочли оновными механизмами реализацию совместных проектов (около 80% в Волго-Вятском регионе и Пермском крае, тогда как в Самарской и Оренбургской областях — только 60%) и обмен опытом (более 70% в Самарской и Оренбургской областях и Пермском крае, но менее 50% в ВолгоВятском регионе).
Наиболее эффективным способом обеспечения сотрудничества волго-вятские организации считают об=единение усилий по лоббированию интересов и законов, обеспечивающих деятельность НПО (80%). В других регионах и отношение к этому способу другое — чуть более 60% в Пермском крае и менее 50% в Самарской и Оренбургской областях. Есть заметная разница и в оценке эффективности совместной деятельности — в Пермском крае только около 30% организаций поддержали этот механизм, в остальных регионах — около 60%.
Характерно, что внедрение новых методов работы с клиентами рассматривают как условие повышения эффективности менее 30% респондентов (в Пермском крае — 36%), а совместный фандрайзинг — менее 15% (в Волго-Вятском регионе — 18,5%).

Таблица 6. Механизмы повышения эффективности партнерства НПО.

Механизмы Самарская и Оренбургская область Пермский край Волго Вятский регион
Реализация совместных проектов 60,7% 80% 78%
Обмен опытом 75% 72% 48%
Объединение усилий по лоббированию интересов и законов, обеспечивающих деятельность НПО 46,4% 64% 81%
Совместная деятельность 57,1% 32% 60%
Внедрение новых методов работы с клиентами 28,6% 36% 26%
Совместный фандрайзинг 14,3% 12% 18,5%

4.6. Основные выводы

Опрос показал, что на региональном уровне есть потребность в объединении НПО, которое будет способствовать развитию каждой организации в отдельности и всего третьего сектора в целом, укреплению репутационного, оргнизационного и профессионального потенциала НПО.
Результаты опроса показали, что при абсолютном (100%) принятии идеи развития партнерских отношений как между НПО, так и в межсекторном пространстве, на разных этапах развития и в разных экономических условиях некоммерческие организации занимают либо лидирующую, инициативную позицию (сильные организации, имеющие успешный опыт и хорошие результаты работы), либо пассивную, выжидательную (организации с явно нестабильным финансированием, с отрицательным опытом взаимодействия).
Большая часть организаций имеет партнерские отношения с другими НПО, хотя единства в понимании целей партнерства и механизмов взаимодействия нет. Впрочем, возможно, обобщенные результаты этого исследования смогут продемонстрировать НПО, что у них достаточно много общего (начиная с ценностей и миссии, понимания целей и социальной значимости деятельности гражданских институтов и заканчивая способами решения весьма похожих проблем), чтобы прийти к решению объединить усилия для достижения большего социального эффекта.
НПО стремятся развивать взаимоотношения с органами власти и бизнес-структурами, основываясь на принципах партнерства, хотя не везде и не всегда это удается. Основная проблема видится в том, что потенциальные партнеры в лице сотрудников органов власти и предпринимателей традиционно видят в представителях НПО просителей, да и сами НПО по многолетней привычке скорее склонны просить, нежели предлагать.
Нельзя не отметить, что именно взаимодействие с органами власти и поиск государственной поддержки (как материальной, так и моральной) определяется большинством респондентов как непременное (а в индивидуальных случаях — едва ли не единственное) условие стабильной работы и дальнейшего существования организации.
С другой стороны, нельзя отрицать факт роста самосознания НПО, настаивающих на том, что их задача — работать максимально эффективно, иметь реальную поддержку со стороны населения, уметь объединяться и вести диалог, т.е. быть социально-значимыми настолько, что ни власть, ни б1знес просто не сможет их игнорировать.
При этом самим НПО есть, что предложить партнерам. Спектр услуг, предоставляемых неправительственными организациями, достаточно разнообразен и постоянно расширяется, что можно рассматривать как одно из очевидных преимуществ развития проектной культуры (и здесь Пермская область уверенно занимает лидирующую позицию).
Проблемой для большинства регионов остается отсутствие установленных стандартов предоставления социальных услуг, не позволяющее НПО активно включаться в выполнение государственных, региональных и местных программ в качестве полноценных партнеров и исполнителей государственного социального заказа.

Назад Оглавление Конец

Популярные материалы Популярные материалы