Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Самовнушение всегда с нами

Различают два вида самовнушения, причем первый имеет две разновидности (см. схему). Одной пользуются с давних времен, но большей частью неосознанно, в силу выработанных привычек (пассивное, нецеленаправленное самовнушение). Другая разновидность — активное, или целенаправленное, самовнушение. Второй вид самовнушения осуществляется с помощью специальных приемов, главным образом расслабления скелетных мышц. Он получил название аутогенной тренировки, смысл которой состоит в необходимости вызвать особое состояние организма, при котором приемы самовнушения наиболее эффективны.

Медицине известны факты, когда самовнушение делает людей инвалидами, преждевременно сводило в могилу, оно же спасало от смерти и многих страданий. Удивительно, как мало люди знали об этом методе психического воздействия, а ведь способность к нему свойственна человеческой психике, и пользоваться им легко, если надлежаще овладеть методикой. Поистине самовнушение всегда с нами.

Самовнушение всегда с нами

Самовнушение применялось в Древней Греции, Индии и других странах. В России одним из первых его стал применять В. М. Бехтерев (1890 г.). Уже тогда были получены ощутимые результаты. Так, известный в то время психотерапевт Я. А. Боткин сообщил, что он вылечил себя самовнушением от такого тяжкого заболевания, как невралгия тройничного нерва.

Что же такое самовнушение? На поставленный вопрос мы ответим словами старейшего психотерапевта К. И. Платонова. Он определял самовнушение как «явление внушающего воздействия, идущего не извне, а изнутри, со стороны следовых корковых процессов, связанных с прошлыми раздражениями второй сигнальной системы». Он рассматривал самовнушение как условнорефлекторный механизм, при котором слово может вызвать определенные реакции и без произнесения или написания его. Короче говоря, самовнушение, в широком смысле слова, есть методика психогигиенического, психопрофилактического и психотерапевтического воздействия человека на самого себя посредством мысли, слова, с целью благотворного влияния на свое душевное состояние, настроение, эмоции, чувства, влечения, волевой процесс и работоспособность.

Термин «самовнушение» применяется много лет. Но почти до последнего времени не было попытки вскрыть психофизиологический механизм метода самовнушения. Многие считали, что этот метод воздействует через подсознательную сферу психики и не освещается логическим осмысливанием. Это нашло отражение даже в художественной литературе. Н. В. Гоголь описал историю с Пульхерией Ивановной, которая, будучи глубоко суеверным человеком, уверовала в близость своей кончины, начала к этому готовиться, перестала принимать пищу и вскоре угасла. Этот факт следует отнести к случаям отрицательного самовнушения.

В настоящее время принято говорить о целенаправленном, или мотивированном, самовнушении. Именно оно стало эффективным приемом психического самовоздействия, который содержит в себе элементы, активизирующие личность. Это самоубеждение (аутодидактика) и самовоспитание. При нем может иметь место внушение, воспринятое без участия воли и логического осмысливания, но каждый человек в силах этого не допустить. Тогда не будет случаев отрицательного самовнушения. Вот несколько поучительных примеров.

Известен факт, когда человек, случайно закрытый в вагоне-холодильнике, «замерз», хотя аппаратура холодильника не была включена. Одно психическое переживание привело к печальному исходу. Этого бы не случилось, если бы человек, оказавшись в вагоне-холодильнике, внушил себе: «У меня есть силы согреться. Мне будет тепло, если буду работать мышцами, упражняться. Я сумею дать знать людям о себе...» Известен факт из жизни нецивилизованных народов (остров Ява). В населенном пункте совершилось преступление. Чтобы выявить преступника, позвали колдуна. По представлениям односельчан, тот должен знать все. И колдун знает, что если он не выявит виновного, люди перестанут верить в его колдовство. Всех подозреваемых он напоил «колдовской» жидкостью — достаточно ядовитым, однако не смертельным зельем. Все смело пили, будучи совершенно уверенными, что, если кто не виноват, на того жидкость не подействует. Тут же впал в отчаяние виновник преступления. Он уже поверил (следовательно, внушил себе) в безнадежность своего положения. В организме у него произошли резкие изменения в форме нарушения вегетативных функций, а через некоторое время его нашли мертвым. Как на виновного, так и на невиновных подействовала сила самовнушения.

Часть людей не верит в самовнушение, а между тем оно присутствует на каждом шагу. Вот мы утром встаем, завтракаем, готовимся идти па работу. Прежде чем выйти из квартиры, осматриваем себя перед зеркалом, поправляем волосы, воротничок, всматриваемся в свое лицо. Психотерапевт В. Леви утверждает, что в данном случае человек, сам не подозревая того, производит самовнушение. Оставшись довольными своим видом, мы ощущаем бодрость, избыток энергии и смело идем на работу, будучи совершенно уверены, что справимся с порученным делом. Как видим, здесь не высказываются слова убеждения или внушения, но они мелькают где-то в сфере сознания. Разве это не пример положительного самовнушения?

А вот другой пример. Человек увидел себя в зеркале бледным и неосвеженным. Ночь спал плохо, под глазами, как ему показалось, синие круги. И все же этот человек силой воли поборол чувство некоторого дискомфорта. Он сделал ряд движений, входящих в комплекс утренней гигиенической гимнастики, мысленно сказав себе: «Сейчас выйду на свежий воздух и непременно буду чувствовать себя нормально. Я не таков, чтобы раскисать и поддаваться настроению». Приосанившись, он пошел уверенной походкой. И в этом случае было сделано положительное самовнушение.

И, наконец, третий пример: человек увидел себя в зеркале, как ему показалось, нездоровым и тут же упал духом. Еще бы, ведь он сегодня спал хуже, чем всегда. Возникла мысль: «Не начало ли это какой-нибудь болезни?» А тут, как нарочно, и в сердце кольнуло, потребовались таблетки. Иногда в таких случаях даже обращаются к врачу. Здесь налицо отрицательное самовнушение в ущерб здоровью. Отнесись данный человек критически к своим ощущениям, и все было бы по-другому.

А вот высказывания известных людей. Кто читал книгу П. С. Виноградской «Памятные встречи» («Советская Россия», 1972), тот помнит рассказ автора книги о своем воз44 вращении с фронта после окончания гражданской войны. Перед отъездом фронтовые друзья договорились, оформив демобилизацию, вернуться работать туда, где воевали. Придя на прием к Е. Д. Стасовой, Виноградская услышала короткое и безапелляционное: «Направим тебя в отдел по работе с женщинами!» Это не входило в ее планы. Было обидно. Вот-вот прорвутся слезы. Но она твердила себе: «Военному человеку слезы не к лицу, не к лицу...» Это удержало от слез.

Почти также поступал Герман Степанович Титов, когда, будучи курсантом авиаучилища, впервые садился за руль самолета: «Спокойнее, все будет хорошо», — говорил он себе мысленно.

«Я не могу бояться, — говорил Л. Н. Толстой словами своего любимого героя Андрея Болконского. — Одна эта мысль внушила смелость князю, и он „медленно слез с лошади между орудиями“.

Самовнушение может вызвать в организме человека значительные сдвиги. Так, известно, что некоторые пациенты, обучающиеся методике самовнушения, после нескольких сеансов довольно быстро погружались в состояние глубокой стадии гипноза. У них наступала мышечная восковидная гибкость и «каталептический мост», а также глубокая анестезия, они не чувствовали боли.

Но, может быть, эти люди имели повышенную внушаемость? Да, несомненно. Степень внушаемости у каждого человека различна. Одни упрямы и предубеждены, другие рассеянны и не могут концентрировать ощущения.

На вопросе о повышенной самовнушаемости стоит остановиться. Известный в нашей стране психиатр профессор В. А. Гиляровский описал такой случай. Один известный московский гипнотизер, придя в станционный буфет и увидев свободное место, направился к столу, за которым сидели муж и жена, хорошо знавшие его по выступлениям. Жена подумала: «Ну вот, кажется, садится против меня. Сейчас загипнотизирует». Не успел гипнотизер сесть, как эта женщина изменилась в лице, склонила голову и уснула. Приведенный факт объясняется только повышенной самовнушаемостью женщины.

Рассказывая о повышенной самовнушаемости отдельных людей, И. П. Павлов приводил примеры мнимой беременности, говорил о религиозных фанатиках, которые в период гонений шли на всевозможные страдания и, наивно веря в существование загробного царства, с радостью умирали, не испытывая мук. Он утверждал, что сила самовнушения иногда бывает настолько значительной, что даже «уничтожение» организма может происходить без малейшей физиологической борьбы со стороны организма.

Чем можно объяснить такое воздействие самовнушения? В основном двумя факторами: прежде всего возникновением гипноидного фазового состояния (самогипноза), а затем длительным и многократным повторением слов самовнушения.

Противопоказаний для применения самовнушения почти нет, если не считать острых органических или психических заболеваний. Показания очень широкие. Метод самовнушения помогает выработать и повысить защитные силы организма в борьбе с болезнью. Как считают многие ученые, методом самовнушения разрушаются необоснованные опасения за свое здоровье, достигается облегчение неприятных, болезненных ощущений и изменение отношения к психотравмирующим обстоятельствам. Благодаря целенаправленному самовнушению укрепляются воля и эмоциональная устойчивость.

Академик П. К. Анохин писал в 1972 году: «Человечество вступило в эру чрезвычайных эмоциональных нагрузок.

Мы можем противостоять этому, лишь воспитывая волю, научившись управлять эмоциями и разумно преодолевать так называемые «эмоциональные стрессы». С этим нельзя не согласиться.

На страницах научных журналов слово «стресс» стало все чаще и чаще появляться после того, как в 1935 году молодой ученый Ганс Селье опубликовал небольшую статью, озаглавленную «Синдром, вызываемый разными повреждающими агентами». Речь шла о множестве признаков, свойственных всем заболеваниям вообще, независимо от их характера и происхождения. Эта статья положила начало учению о стрессе, то есть о состоянии неспецифического напряжения в живом организме, вызванном самыми разнообразными, подчас не имеющими ничего общего друг с другом причинами.

Начало стресса, его первую стадию — реакцию тревоги, ученый рассматривал как «призыв к оружию», к мобилизации всех защитных сил организма. Это нечто вроде колокольного звона, набата, возвещающего о надвигающейся опасности. Затем следует фаза приспособления (адаптации), или, по Селье, стадия резистеитности.

Если стрессор продолжает атаку, наступает третий период стресса — стадия истощения. Суть ее заключается в том, что организм теряет наиболее важную для его жизнедеятельности способность приспособляться (адаптироваться) и к условиям существования и к сверхсильным раздражениям, болезням.

Представление о стрессе возникло не случайно. Оно связано прочными нитями с учением французского физиолога XIX века Клода Бернара о постоянстве внутренней среды организма, с положениями и выводами русской материалистической физиологической школы И. М. Сеченова, И. П. Павлова, Н. Е. Введенского, А. А. Ухтомского. Оно перекликается также со взглядами советского ученого Л. А. Орбели на приспособительную роль симпатической нервной системы, с работами американского физиолога У. Кеннона о гомеостазе (постоянстве внутренней среды) и многими другими научными концепциями.

Жизнь современного человека с его повседневными заботами и переживаниями порождает подчас длительное и стойкое состояние стресса. Война, бомбардировки, воздушные налеты, голод, безработица, эпидемии, стихийные бедствия дают слишком много поводов для возникновения всех стадий стресс-реакции. Но не каждое заболевание, не каждое волнение можно рассматривать как истинный стресс. Лишь сочетание болезни с травмой, страхом, болью, психическими переживаниями вызывает предельное напряжение организма.

Чтобы противостоять этому, нужно уметь в совершенстве владеть самовнушением и применять его в качестве средства самовоспитания и укрепления воли.

Известно, что наш организм, несмотря на многочисленные, подчас очень резкие воздействия внешней среды, в том числе и эмоциональные стрессы, в подавляющем большинстве случаев остается здоровым. Это объясняется тем, что регулирующие механизмы организма, как правило, работают слаженно, в нем сохраняются уравновешенность нервных процессов и постоянство внутренней среды. Так, почти без изменений остаются такие показатели, как температура тела, давление крови в артериях, количество питательных веществ, воды, солей, витаминов, гормонов, ферментов, кислорода и других веществ, циркулирующих в крови.

Мы уже говорили о том, что человек — это система, в высочайшей степени саморегулирующаяся, сама себя поддерживающая и даже совершенствующая. К числу аппаратов саморегуляции наряду с баро— (давление в артериях), механо-, термо— и хеморецепторами, вместе с чувствительными нервами и соответствующими центрами мозга надо отнести и аппарат эмоций. Ведь эмоции выражают наше отношение к воспринимаемому и к самому себе. Они есть первая, часто еще неосознанная, оценка воспринимаемого, побуждающая нас к действию.

Элементарные эмоции — жажда или голод — влекут за собой активные действия с нашей стороны, чтобы поддержать в организме уравновешенное постоянство среды. Удовлетворение этих потребностей сопровождается положительной эмоцией. Но человек существо социальное, и его стремления не ограничиваются удовлетворением только биологических потребностей. Они вытекают из целей жизни отдельных личностей и потребностей общества. Удовлетворение этих сугубо человеческих потребностей сопровождается высшими эмоциями, а потребность в их удовлетворении порождает сознательные активные волевые действия, которые и умножают выносливость и приспособляемость организма человека к окружающей его среде.

Но раздражители могут быть чрезвычайно сильные (экстремальные), свыше пределов физиологической приспособляемости. Иногда они не отличаются силой, но зато действуют продолжительное время, и механизмы саморегуляции в этих случаях оказываются уже неспособными полностью обеспечить нормальную жизнедеятельность организма.

Особо чувствительны нервные механизмы. Стоит, например, возникнуть каким-либо причинам для душевных волнений, как мы начинаем осознавать нарушение своего благополучия и даже ощущать те или другие явления дискомфорта в теле. В этом случае одни люди, осознав создавшееся положение, спокойно взвесив все обстоятельства, вырабатывают необходимые меры, нацеливают себя и других на то, чтобы справиться с возникшими трудностями или как-то снизить их отрицательное влияние. Таких людей мы называем волевыми людьми.

Волевые качества вырабатываются в процессе воспитания, самовоспитания в процессе всей жизни, и особенно в годы формирования личности, а следовательно, не без целенаправленного самовнушения, А как эти качества каждому необходимы в жизни! Ведь они удесятеряют силы.

Возьмем для примера жизнь спортсменов в период напряженных соревнований — чемпионатов Европы, мира и олимпийских игр. Психологи спорта различают у одних боевую готовность и спокойную уверенность, у других — апатию и состояние «предстартовой лихорадки» (рассеянность, чрезмерное волнение, неустойчивость настроения, суетливость, нервозность и т. п.) Ив этих случаях рациональная мысль, разумное влияние на самого себя в форме самовнушения окажут большую услугу, помогут повлиять на волевой процесс. Вот пример из воспоминаний гимнастки Л. С. Латыниной. Освоены «таинства» психорегулирующей тренировки. Настоятельно желание победить. Это воля команды. Последняя тренировка. Приобретена и проверена уверенность в умении концентрировать силы. В результате «спокойствие в каждом жесте».

А что такое воля и волевой процесс? Какова их связь с целенаправленным самовнушением? Психологи определяют волю как способность человека управлять своим поведением, мобилизовать свои силы на преодоление трудностей, стоящих на пути к цели. Воля — это та сторона психической жизни человека, которая получает свое выражение в сознательной направленности действий.

Воля может быть сильной и слабой. Слабость воли выражается в противоречивом поведении человека. Маленькое препятствие в достижении цели для человека со слабой волей подчас становится непреодолимым. Его слова расходятся с делом. При глубоких формах безволия человек порой теряет всякую активность и даже утрачивает желания. Человек же с сильной волей, тем более владеющий приемами целенаправленного самовнушения, способен преодолеть трудности, кажущиеся иногда неимоверными, непосильными с точки зрения физиологических возможностей его организма. Сколько известно убедительных фактов из истории Великой Отечественной войны, когда воины, горя желанием выстоять, победить, проявляли поистине чудеса героизма! Тогда перед людьми стояла великая цель победы. А великая цель порождает великую энергию. Следовательно, чем выше идейные мотивы, которыми руководствуется человек, тем сильнее проявляется его воля.

Как протекают волевые процессы? Они представляют собой интеллектуальные моменты, включающиеся в волевые акты. Возникают они, когда перед нами встает определенная цель. Она-то и вызывает побуждение к действию. При сложных волевых актах вслед за побуждением к действию начинается фаза обсуждения и борьба мотивов. Принимается решение, за которым следует его выполнение, наиболее трудная часть волевого процесса.

Сила воли проявляется не только в целенаправленном совершении действий, но и в торможении влечений. Ведь в основе волевых действий лежат те же основные нервные процессы: возбуждение и торможение. Человек сильной воли умеет постоянно осуществлять власть над собой, контролировать собственные непроизвольные импульсы и в случае необходимости подавлять их. Он не позволяет накапливаться чувству раздражения, не допускает вспышек гнева, ярости, отчаяния или страха. Он умеет сдерживать себя. Таковы основные черты волевого человека.

Чтобы быть таким, каждый должен обладать самодисциплиной, постоянно заботиться о воспитании в себе положительных волевых свойств (стойкость, смелость, решительность, неподатливость к отрицательным внешним влияниям и др.). Эти качества приобретаются не сразу, они воспитываются с детства в течение всей жизни. Сила примера окружающих, убеждение и внушение в явных и скрытых формах вырабатывают правила поведения. Мысль, как действовать в том или другом случае, становится постоянной спутницей жизни. Решение, вытекающее вслед за этой мыслью, «действовать только так, а не иначе» есть не что иное, как плод самовнушения. Таким образом, вывод ясен: самовнушение может выступать в качестве средства или метода самовоспитания.

Какие существуют приемы, позволяющие более рационально влиять на свою психику и волевые процессы? Влиять на них не так-то просто. Надо помнить, что многие психические процессы и вегетативные реакции не поддаются прямому волевому усилию. На этой основе и создалось неверие в силу самовнушения у той части людей, которые не овладели тонкостями методических приемов. Нужно косвенное влияние. Следует прежде всего отрешиться от бесплодных попыток преодолеть симптомы, навязчивые мысли и представления прямым волевым усилием. «Такие попытки противоречат законам работы мозга... Наши чувства подвластны лишь косвенному влиянию через систему физических действий», — пишет профессор П. В. Симонов.

А что собой представляет система физических действий? Как влиять на свои чувства косвенным образом? Скажем прямо, что точных рецептов, тем более ускоряющих выработку сильной воли, не найдено. Да их и быть не может. Главное — придерживаться выработанного плана действий, настойчиво добиваться намеченной цели, и никаких «не могу». Революционерка Инесса Федоровна Арманд писала своей дочери из эмиграции, что сила воли как мускул — ее нужно тренировать. «Ты должна, — писала она, — не только уметь молчать, не только уметь сдерживаться, но и уметь действовать».

А если цель на несколько лет? Ее нужно расчленить, выработать последовательность действий, поставить ближайшие и отдаленные задачи. Выполнению цели должен быть посвящен каждый отрезок времени, каждый день. Совершенный шаг в этом направлении должен найти эмоциональное удовлетворение. Сделал. Получилось. Накапливается опыт. Легче совершать следующий шаг. Вырабатывается график. Устанавливается ритм деятельности. Действия становятся привычными. Мысль, слова одобрения действий как один из элементов самовнушения применяются на всех этапах развития деятельности. Новая трудность — и опять логический расчет, самовнушение в форме ободрения: «Справлюсь! Выдержки хватит! Я не хуже других».

А. М. Горький не говорил о самовнушении и аутогенной тренировке. Но чутьем он глубоко понимал значение самовоспитания и развития воли. Он писал: «Уже и маленькая победа над собой делает человека намного сильнее. Тренируя свое тело, человек становится здоровым, выносливым, ловким. Так же следует тренировать свой разум, свою волю».

Изложенное дает нам право подчеркнуть, что самовоспитание является составной частью целенаправленного самовнушения. Благодаря ему можно выработать положительные волевые свойства. Волевой человек лучше противостоит отрицательному влиянию любого эмоционального стресса.

Назад Оглавление Далее