Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Попасть в десятку

Нам не дано предугадать,

Как слово наше отзовется,

— И нам сочувствие дается,

Как нам дается благодать…

Ф. Тютчев

Попасть в десятку

Даты. Они склоняют нас к раздумьям, подведению итогов. Недавно исполнилось 30 лет с начала моей работы в своеобразной лечебной системе — гомеопатии. 30 лет я наблюдаю результаты этой необыкновенной терапии и нахожусь в состоянии постоянного удивления и восхищения. Горжусь, что судьба предоставила мне такую возможность.

Сначала хорошие результаты лечения воспринимались бездумно, с детской щенячьей радостью, ибо мне были неведомы прогнозы многих болезненных состояний, и успехи в трудных случаях воспринимались как должное. Понимание наступило позже.

Гомеопатия — это терапевтическая система, которая имеет единый принцип назначения лекарств — принцип подобия, следствием которого является применение веществ в малых дозах.

Смысл принципа подобия заключается в том, что врачи-гомеопаты для лечения применяют малые дозы тех лекарственных веществ, которые в больших дозах вызывают у чувствительного здорового человека сходные симптомы. Например, репчатый лук как пищевой продукт может вызывать жжение слизистых, слезотечение, боли в животе, а в виде гомеопатического препарата способен лечить эти же явления, скажем, при сезонном катаре; яды змей поражают сердечно-сосудистую и кроветворную системы и могут быть полезными при гипертонической болезни, капилляротокси-козе, свинец вызывает невриты и лечит их.

У каждого гомеопатического препарата есть показания к применению. Они очень индивидуализированы и содержат не только перечень болезненных явлений (в виде жалоб пациента и объективных изменений в состоянии его здоровья.), но и указание на факторы, от которых зависят эти явления, а также описание конституциональных особенностей людей, для которых данное лекарство может быть наиболее эффективным.

В начале своей врачебной работы, заучивая эти характеристики и пользуясь ими для назначения лекарств, я жила, как омела на дереве, за счет знаний, добытых и осмысленных предыдущими поколениями гомеопатов. Но за успехами следовали промахи — даже в случаях, которые казались понятными, похожими на ранее встречавшиеся. Удачи перемежались с непонятными для меня осечками. Это заставляло задуматься над многими обстоятельствами и учиться наблюдать, систематизировать, делать выводы, размышлять над прогнозами. Становилось ясно, что только тесное соединение знаний чисто гомеопатических с общемедицинскими и многими иными может способствовать тому, чтобы чудо исцеления стало повторимым, назначение лекарств — сознательным актом, а не простой примеркой того или иного препарата согласно симптомам лекарственной характеристики. В гомеопатии не должно быть простой подгонки «симптом — лекарство» или даже «болезнь — лекарство», желательно «больной человек — лекарство».

Многие годы продолжаются мои поиски сознательного врачевания по закону подобия для максимального снайперского владения методом. Круг поисков расширяется, способы познания усложняются и становятся увлекательными, подобными расследованию Шерлока Холмса. Думаю, что врачебное мышление сыграло немалую роль в творчестве К. Дойла. Уже много лет профессиональные мысли всегда со мной.

Знания в любых областях человеческой деятельности, будь то наука, искусство или даже ремесло, делают врача лучшим специалистом. Недаром советский терапевт академик Н. Д. Стражеско интересовался, смотрели ли его младшие коллеги спектакли МХАТ'а. Искусство во всех его проявлениях может питать врачевание, будить мысль.

В гомеопатии большое внимание уделяется собеседованию с больным. Взаимопонимание между больным и врачом очень способствует успеху лечения. Необходимо учитывать мнение больного о своей болезни, особенно о ее происхождении. Как бы странно ни выглядела его концепция болезни, в ней часто скрыт ключ к раскрытию патологии. Далеко не всегда легко разгадать ее корни, и отнюдь не всегда больному становится лучше после первого визита к врачу. Это очень досадно, так как больной хочет, чтобы исцеление пришло незамедлительно, а если первая попытка не достигла цели, он часто не дает возможности сделать вторую. Обычно мои старания увеличиваются, если я вижу, что пациент, не получивший сразу облегчения в своих страданиях, вновь приходит ко мне, чтобы продолжить совместные расследования его болезни…

Врачу-гомеопату часто бывает полезен разговор не только на тему о болезни. Однажды мне удалось избавить пациента от целого ряда неприятных явлений (до этого было несколько неудачных назначений) после того, как я услышала его рассказ о том, с каким вожделением в трудные военные годы он взирал на скелет селедки, валявшийся под забором. Любовь к соленому — показание для одного из гомеопатических препаратов. Можно было бы просто спросить об этом, но не всегда догадаешься. Непринужденный рассказ или наблюдение — прекрасный источник для профессиональных размышлений.

Как-то я осматривала ребенка лет четырех с температурой под 40°. Источник лихорадки был неясен — никаких болезненных явлений не отмечалось. Наблюдая за малышом, я заметила, что он все время стремится сесть на подушку. Я спросила, почему он так делает, и получила четкий ответ: «Как ты не понимаешь, мне иначе больно сидеть». В ягодичной складке был обнаружен малюсенький прыщик, оказавшийся головкой созревающего абсцесса.

Наблюдательность — свойство, приходящее с опытом и постепенно формирующее врачебную интуицию, порой так поражающую начинающего специалиста и пациента. Система гомеопатического врачевания чрезвычайно способствует этому.

Незабываемое впечатление произвела на меня консультация больной у моего отца, тоже врача-гомеопата. Это была сорокалетняя женщина, только что выписанная из стационара с банальными диагнозами: хронический холецистит, колит, неврастенический синдром. Весь ее болезненный облик, жалобы не казались мне объяснимыми такой патологией, но понять, где кроется беда, я не могла. Быстрота, с которой отец обнаружил опухоль придатков матки, меня потрясла. Больную направили в соответствующий стационар, где диагноз был подтвержден. К этому времени отец имел 30-летний врачебный стаж работы.

Наблюдения и размышления — постоянный источник новых идей в гомеопатии. Наблюдая за розами, поставленными в воду с добавлением лимонной кислоты, я обратила внимание на то, как быстро не стало в них признаков увядания и как долго они сохраняли свежесть. Привычно мысль скользнула дальше — лечу ли я кислотами людей? Лечу. Это наблюдение побудило меня к новым размышлениям об этом классе лекарств, к более широкому их применению. А в результате — немало эффективных прописей. Мы используем фосфорную, серную, соляную, азотную, уксусную, молочную, плавиковую, карболовую, борную и другие кислоты. Большинство кислотных препаратов влияет на физиологическую систему соединительной ткани, которая, по мнению академика А. А. Богомольца, наряду с нервной системой обеспечивает реактивность организма. От состояния соединительной ткани в большой степени зависит здоровье и продолжительность жизни.

Результаты применения кислот в гомеопатии вселяют оптимизм в отношении лечения многих тяжелых болезней, даже таких, как большие коллагенозы.

В наше время у больных часто встречается повышенная чувствительность к какому-либо химическому веществу, например к соединениям фосфора, меди, свинца, алюминия. Среди этих же или родственных им соединений и следует подчас искать лечебный препарат. Много лет тому назад ко мне на прием пришла молодая женщина с жалобами на исхудание, слабость, сухость кожи, потерю аппетита, боли в области желудка, вялость кишечника. У нее был диагностирован ги-поацидный гастрит, но обычные лечебные мероприятия не помогали. Профессиональная патология исключалась, и все-таки картина болезни так была похожа на отравление алюминием, что я задала вопрос, не было ли у нее необычного контакта с этим металлом. Ответ все разъяснил: женщина несколько раз покрасила волосы модной тогда алюминиевой краской. Гомеопатический препарат, содержащий алюминий, восстановил ее здоровье.

Гомеопатические лекарства готовят из веществ растительного, животного и минерального мира. Любое вещество может воздействовать на организм — важно выведать у природы показания к его применению в болезни. Но любое вещество — это уж слишком много. Количество лекарств может стать фантастическим и практически непознаваемым. Возникает естественная потребность в порядке. Более всего порядка в минеральном мире, вот почему Периодическая система элементов Д. И. Менделеева может быть источником вдохновения не только для химиков и физиков, но и для врачей и фармакологов. Элементы, находящиеся в одной группе Периодической системы, имеют более сходные показания к применению, чем стоящие в разных группах. То же самое можно сказать и о различных соединениях какого-либо вещества. Действие его на организм, конечно, не будет простым слагаемым действий составных частей, но круг влияния в известной мере будет очерчен. Это легко прослеживается на традиционных гомеопатических препаратах кальция углекислого, фосфорнокислого, сернокислого, фтористого и т. д. Такой подход дает возможность прогнозировать показания для применения новых препаратов с оглядкой на химических соседей, что может укоротить обычно очень трудоемкий процесс поиска лекарственного вещества.

Часто ориентация на химические свойства помогает врачу найти эффективное лекарство. В последние годы, к огорчению «любителей трав», считающих, что гомеопатия — это вид фитотерапии, в моих прописях — половина препаратов химического происхождения, хотя в гомеопатической фармакопее, узаконенной в Советском Союзе, две трети препаратов готовятся из растений. Мне постоянно вспоминаются слова моего школьного преподавателя химии: «Попова, если хотите стать врачом, — учите химию!» Почти во всех гомеопатических руководствах говорится о более фундаментальном действии на организм минеральных препаратов.

Знание классификации растений и животных также помогает ориентироваться в лекарствах. Естественно ожидать, что действие на человеческий организм растений и животных из одного семейства будет иметь больше сходства, чем принадлежащих к разным семействам. Зная, что красавка, паслен, табак, перец из одного семейства пасленовых или что препараты ботропс, ная, кроталюс, випера готовятся из яда змей, врач быстрее разберется в лечебных эффектах этих средств. Так что быть чуть-чуть ботаником и зоологом тоже неплохо.

К. Г. Паустовский говорил, что писательство — это состояние, а не занятие, а мне хочется сказать то же о врачевании. Для меня моя область врачевания — гомеопатия — больше, чем профессия. Это мой образ мышления и видения. Мое ухо даже само слово «гомеопатия» воспринимает отчетливее других слов.

Повседневная жизнь, чтение книг, даже кино и телевидение дают пищу для размышления о гомеопатии, о путях ее развития. Мне приятно было узнать, что отец П. Кюри занимался гомеопатией, что экспедицию Стэнли сопровождал врач-гомеопат. Во время показа по телевизору снаряжения «Тигриса» я сожалела, что в аптечке команды не было гомеопатических препаратов — в их пользе в такой экспедиции я не сомневалась. Читая описание предсмертных часов Пушкина, очень огорчилась, что В. И. Даль, находившийся тогда рядом с поэтом и знакомый с методом гомеопатии, не предпринял гомеопатического лечения (хирургическое вмешательство и сегодняшние фармакологические средства также могли бы спасти поэта, но их не было, а гомеопатия была).

О гомеопатии сегодня спорят, нередко ее ругают. Обычно ругают тем сильнее, чем меньше о ней знают. Чтобы судить о гомеопатии, недостаточно знать, что это лечение микродозами по принципу подобия. Мало знакомства с цитатами из работ основателя метода Ганемана, вырванными из контекста, оторванными от уровня естествознания его времени. Теоретические основы метода не идеалистичны, как часто думают, они содержат все предпосылки для понимания его с позиций диалектического материализма.

Предлагаемая книга состоит из отдельных коротких очерков, каждый из которых посвящен определенному лекарственному веществу, применяемому в гомеопатии. Исключение составляет мумие, которое не используют в гомеопатии. Оно избрано для иллюстрации путей, приводящих к расширению арсенала гомеопатических препаратов. Я считаю, что разностороннее знакомство врача с лекарственным веществом — залог максимально возможного успеха в лечении, поэтому, кроме медицинских сведений, привожу и информацию иного характера. Рассказы расположены таким образом, чтобы читателю было легче воспринимать особенности гомеопатического врачевания, которым, собственно, и посвящается эта книга — итог многолетних мыслей и впечатлений автора.

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы