Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Глава 1. История китайского искусства врачевания

Медицинские свидетельства и труды

В легендарных изречениях Конфуция в том виде, в каком они дошли до нас, прослеживается ранняя история Китая, отстоящая от нас на тысячелетия до рождения Христа. Шэнь Нун, изобретший плуг, Желтый император, с именем которого связывают особенности национальной одежды и церемоний, даже Великий Юй, который повелевал реками, – все они легендарные личности, а сами легенды, вероятно, возникли в XIII—XI веках до нашей эры в так называемый Чжоуский период. Археологические находки, относящиеся к эпохе неолита, не согласуются с ними. Во время II тысячелетия до нашей эры правила династия Шан, или Инь, как ее называли позднее. Раскопки в северной части нынешней провинции Хэнань, проведенные в начале XX столетия, выявили ценные находки, относящиеся к периоду Шан-Инь, в том числе использовавшиеся в гадательной практике кости с начертанными на них иероглифами. На них же впервые были обнаружены надписи, обозначавшие различные заболевания, в частности иероглиф со значением «чесотка».

Однако первые находки с письменами ничего не говорят нам о медицине. В них просто обозначены названия болезней и растений, которые позднее использовались в медицинских целях. Так, в большом поэтическом сборнике «Книга песен» («Ши-цзин»), значительная часть которого была составлена в X—VI веках до нашей эры, мы находим обозначения большого числа растений, в дальнейшем широко использовавшихся в медицине, таких, как, например, чернобыльник (Artemisia vulgaris).

«Книга перемен» («И-цзин») имеет основополагающее значение для искусства врачевания; в ней можно найти отрывки, относящиеся к первой половине I тысячелетия до нашей эры. В приложении под заголовком «Си-цзы» впервые появляются понятия об инь-негативном (для обозначения темного, холодного, женского) и ян-позитивном (для обозначения светлого, теплого и мужского). Эти понятия изначально обозначали два фундаментальных, противоположных друг другу элемента материального мира, все явления которого являются производными от их непрерывного взаимодействия. Медицина приняла эту концепцию и, как мы убедимся в дальнейшем, изменила ее, преследуя свои цели. Таким образом, инь и ян стали не только точкой отсчета для будущих обсуждений, но и источником ложных представлений.

Вторым основополагающим трактатом является глава «Великий принцип» («Хун фань») из «Книги истории» («Ши-цзи»). Судя по той форме, в которой она дошла до нас, этот труд относится к эпохе Хань, но вполне возможно, что некоторые его главы были написаны не позднее первой половины I тысячелетия до нашей эры. Именно в этой главе впервые упоминается о гармонии между человеком и Вселенной, о пяти первоэлементах, из которых состоят Вселенная и микрокосмос человека.

Связь между Севером и элементом вода, между Югом и элементом огонь, между Востоком и элементом дерево, между Западом и элементом металл и между Центром и элементом земля представляет собой учение, на которое часто ссылаются в традиционном искусстве врачевания.

Подобным же образом исторические труды позволили передать по наследству многие медицинские традиции. Довольно ценным, например, является комментарий под названием «Цзо-чжуань», который, как говорят, был написан Цзо Чиу Ми-ном, жившим между V и III веками до нашей эры. Он содержит первое упоминание об акупунктуре. В «Исторических записках» («Ши-цзи»), написанных в I веке до нашей эры, мы находим повествование о жизни выдающегося врача Бянь Цяо (Чин Юэжэня), который жил приблизительно за пятьсот лет до нашей эры. Он был первым, кто ставил диагнозы, исследуя пульс больного. Столь же ценный вклад в медицину можно найти в книге под названием «История позднего периода династии Хань» («Хоу Хань Шу»), датируемой V веком нашей эры, а также во многих других источниках. Со временем медицинские сведения стали собирать в энциклопедиях и словарях, а также в научных сборниках, посвященных конкретным заболеваниям. Сборники знакомили с жизнью и деятельностью врачей, упоминали различные труды по медицине. Одна из таких работ – «Энциклопедия императора Тай Цуна» («Тай-пин-и-лань»), состоящая из 1015 глав. Другой грандиозный сборник – «Императорская энциклопедия» («Гу-цзинь-ту-шу-цзи-чэн»), или «Полное собрание сочинений старого и нового времени», – был издан в 1726 году нашей эры. В нем 10 084 главы, охватывающие весь спектр научных, в том числе и медицинских, знаний того времени.

Первым крупным трактатом, посвященным медицине, является сборник под названием «Канон Желтого императора о внутренней медицине» («Хуанди нэйцзин»). В него приблизительно в 26 году нашей эры Ли Чуко включил все популярные книги по лекарственным препаратам и медицинские труды предыдущих столетий. Некоторые фрагменты этого сборника несомненно относятся к III столетию до нашей эры, а другие, вероятно, еще древнее. Но Ли Чуко не просто собирал сведения, он их еще и обрабатывал. Сборник написан в форме беседы; Желтый император (Хуанди) большую часть времени беседует со своим придворным лекарем Ци Бо о взаимосвязи между человеком и природой, о первоэлементах, о причинах заболеваний и их лечении. Они обсуждают важность с медицинской точки зрения полярных сил инь и ян, акупунктуры и прижигания, не забывая упомянуть о массаже и дыхательной терапии. Впоследствии сборник был разделен на две основные части «Су-Вэнь» и «Лин-Шу». Даже современная медицинская литература сохраняет такое подразделение.

Такого же рода древнее сочинение «Книга о болезнях» («Нан-цзин») связывают с именем врача Бянь Цяо, который жил в V веке до нашей эры, как бы то ни было, вряд ли этот труд мог быть создан до Ханьской эпохи, в III или II столетии до нашей эры. Согласно преданию, Бянь Цяо был выдающимся врачом своего времени, который в борьбе с суевериями стремился создать рациональную основу для медицины. Рассказывают, что однажды он осматривал принца государства Ко, который лежал ничком без сознания, нащупал его пульс и убедился, что тот жив. Вскоре он поставил его на ноги с помощью различных лекарств.

Живший с середины III и в начале II столетия до нашей эры Чжан Чжун Цзин, или Чанг Чи, как его также называли, написал две знаменитые медицинские книги «Как лечить различные виды горячки» («Шан-хань-лунь») и «Очерки из золотой комнаты» («Цзинь-гуй-яо-люэ»). Оба произведения обращаются к методике использования акупунктуры, прижигания, дыхательной терапии, психотерапии и массажа. Список лекарственных средств, упомянутых в книгах, включает жаропонижающие средства, диуретики, рвотные, успокаивающие и тонизирующие средства, а также несколько болеутоляющих снадобий. Труды Чанг Чи входят в число наиболее выдающихся медицинских книг того периода.

Современником Чжан Чжун Цзина был Хуа То – родоначальник анестезии. К сожалению, не сохранился его трактат, и все, что нам известно о его жизни, – это некоторые подробности, содержащиеся в «Истории позднего периода династии Хань» (из «Хроник Хоу Хань-Шу»). Судя по биографии Хуа То, он начал заниматься медициной, чтобы помочь воинам, получившим ранения в многочисленных сражениях. Он смешивал лекарства с вином и использовал эту смесь в качестве обезболивающего средства. Правитель одного из княжеств, деспот Цао Цао, страдал от мигрени, а заклинания его придворных магов не приносили результата. Хуа То его вылечил. Тогда Цао Цао пожелал, чтобы такое медицинское светило служило только ему одному, и предложил Хуа То стать его придворным медиком, но тот отказался. Тогда тиран бросил его в тюрьму, а потом велел казнить. По другой версии, Цао Цао боялся, что врач хочет лишить его жизни, и в силу этих соображений казнил его. В тюрьме Хуа То написал книгу об искусстве врачевания, в которой собрал воедино все свои знания и опыт, но затем уничтожил ее, так как начальник тюрьмы не пожелал ее сохранить, и таким образом был утерян рецепт обезболивающего средства.

Этот выдающийся врач также создал комплекс упражнений для укрепления тела, основывающийся на имитации движений тигра, оленя, медведя, обезьяны и птиц.

Широко известен труд III столетия нашей эры «Книга о пульсе» («Мо-цзин»). Ее автор Ван Шухэ приводит гораздо больше способов исследования пульса, чем известно современной медицине. Эта книга является одним из фундаментальных трудов традиционного китайского искусства врачевания в области исследования пульса. Этот замечательный медик также написал комментарий по «Канону Желтого императора о внутренней медицине», не утративший своего значения и сегодня.

Параллельно с этими медицинскими трактатами создавались и книги по фармакологии. Первой в мире фармакопеей является «Книга лекарственных средств Шэнь-нуна» («Шэнь-нун-бэн-цао-цзин»), относящаяся к периоду между II веком до нашей эры и II веком нашей эры. В этой книге содержится перечень всех известных в то время лекарств и способов их возможного применения. Авторы более поздних фармакологических сборников в большей или меньшей степени использовали первую фармакопею в качестве основы, проверяли или развивали ее алхимическую методику. Безусловно, рецепты, которых там более трехсот, не согласуются с методами современной фармакологии. Ртуть, а также сера часто предписываются в первой фармакопее для борьбы с кожными недугами.

Большое число перечисленных в ней лекарств представляют собой просто популярные домашние средства. Долгое время многие из них использовались придворными алхимиками в попытке получить золото или открыть эликсир вечной жизни. Нам известно, что в Европе алхимия подсказала путь к современной химии, аналогичное развитие имело место и в Китае. В своем труде («Бао Пу-цзы»), созданном в первой половине IV столетия нашей эры, даосский врач и алхимик Гэ Хун писал об эликсире вечной жизни. Результаты его экспериментов, по меркам современных требований, показывают, что ему удалось получить многие химические экстракты, приготовить «фармацевтический яд» и ряд составов и смесей. Живший в конце V столетия Тао Хунцзин был одновременно магом, врачом и аптекарем. В ходе своих опытов по превращению ртути в золото он открыл несколько ценных лекарств.

Известным врачом начала Танского периода был Сунь Сымяо (581—682 годы нашей эры), труд которого «Тысяча золотых рецептов» («Цзянь-цзинь-фан») поднимает главные вопросы лекарского искусства того времени, в нем можно найти самые действенные рецепты для лечения различных заболеваний. Этот период отмечен большим прогрессом в искусстве врачевания, поскольку к тому времени преобладавшему в Китае философскому и религиозному учению даосизму стал составлять конкуренцию буддизм, влияние которого все возрастало. Обе религии использовали медицину для того, чтобы приобрести последователей, и с научной точки зрения переиздание их приверженцами многих медицинских трудов того времени имеет важное значение. Особый интерес представляют переводы буддистами выдающихся индийских медицинских трудов на китайский язык, в частности трактаты именитых индийских врачей Дшарака и Сушрута.

В начале VII столетия нашей эры императорским декретом, еще за двести лет до основания такой школы в Салерно, было учреждено первое медицинское учебное заведение. Согласно преданию, в этой школе обучалось 300 врачей и в ней были выдающиеся учителя, которые обучали акупунктуре, лечебному массажу и магическим заговорам. Последние были представлены в искусстве врачевания благодаря буддистскому влиянию, но никогда не играли важной роли. Главное в искусстве врачевания было представлено хирургией, лечением детских заболеваний, прижиганием, лечением болезней глаз, носа и ушей, а также стоматологией.

В Танский период была также произведена ревизия медицинских книг. Были не только усовершенствованы старые книги по медицине и фармакологии, но и внесены в них новые лекарственные средства, так что количество стандартных лекарств достигло 844. Изобретение печатания способствовало распространению медицинской литературы.

Рост торговых и культурных связей с внешним миром в X—XIV веках нашей эры также имел огромное влияние на развитие медицины. В 1027 году под руководством Ван Вэйи была отлита из бронзы фигура в рост человека, на которой были отмечены жизненные точки, подлежащие воздействию методом акупунктуры и прижигания. Учащиеся практиковались на этой бронзовой фигуре в определении этих точек на теле.

Лю Юншу (1120—1180(?) подверг пересмотру «Канон Желтого императора о внутренней медицине» и сократил перечень заболеваний с 1500 до 17 основных типов. Во время этой работы было обнаружено и ликвидировано большое количество ошибок. Что касается воззрений, накопленных за тысячу лет, значительная часть их оказалась заблуждением, а часто одни и те же болезни обозначались по-разному, в зависимости от того, как их называли в различных частях огромной Китайской империи. Лю Юншу подобным же образом сократил количество рецептов с 7000 до 371, убрав все устаревшие, непригодные, основанные на суевериях или явно вредоносные. По его мнению, для успешного лечения болезней не обязательно требовались дорогие лекарства, а скорее те, которые были действительно эффективны.

В 1578 году появилось фундаментальное издание «Фармакопея» («Бэнь-цао-гань-му»). Его автор – врач и фармацевт Ли Шичжэнь (1518—1593) изучил много сотен ценных медицинских трудов, появившихся к тому времени, исследовал лекарственные сборы, дал описание 1892 различных лекарственных средств, разделил их на 16 категорий и 60 подкатегорий, собрал около 10 тысяч рецептурных прописей. Этот важнейший труд получил мировое признание как самая выдающаяся книга по фармацевтике того времени. Она получила распространение в Азии, но также стала известна на Западе, была переведена на японский, латинский, французский, русский, английский, немецкий и другие языки. Ли Шичжэнь также является автором книги «Восемь особых меридианов» («Чи-чжун Па-май»), в которой он обращает внимание на роль, которую играют пульс и особые меридианы на теле человека. Список трудов по медицине был бы неполным, если не упомянуть сборник под названием «Золотое зеркало медицины» («И-цзун-цзинь-цзянь»), появившийся в 1749 году. Восемьдесят ведущих врачей составили его, следуя императорскому указу, и он считается самым важным руководством по общей медицине эпохи династии Цин.

Упомянутые нами труды по медицине и фармацевтике – лишь самые выдающиеся из сотен ценнейших книг. До сего дня еще не проведено полного исследования огромного количества комментариев, появившихся вслед за этими фундаментальными основополагающими трудами. Их научная оценка станет задачей будущих поколений. В настоящее время в Китае для исследования доступны 4250 важнейших трудов по традиционной медицине.

Исторический обзор

Если сравнить с точки зрения хронологии сокровищницу китайского искусства врачевания и великих столпов китайской медицины с важнейшими фигурами и событиями истории западной медицины, то станет видно, что Бянь Цяо, родоначальник пульсовой диагностики, по-видимому, был современником Гиппократа, Хуа То и Чжан Чжун Цзин были современниками Галена, а бронзовая фигура для изучения акупунктуры и прижигания была отлита, по всей вероятности, в то же самое время, когда Авиценна написал свой «Канон врачебной науки» (XI век). «Канон Желтого императора о внутренней медицине» явно и недвусмысленно обращается к кровообращению, о котором в Европе еще не будут знать добрых 1500 лет до английского врача и знатока анатомии Уильяма Харви (1578—1657).

Постановка диагноза методом исследования пульса (этой китайской методике 2500 лет), анестезия, применявшаяся еще за два столетия до нашей эры, и первое применение примитивной вакцинации – все это указывает на то, что во многих отношениях китайское искусство врачевания опережало медицину Запада. Черепа, обнаруженные во время археологических раскопок, свидетельствуют также о том, что трепанацию черепа практиковали в Китае тысячи лет назад. Но если все это так, то как объяснить последовавшие прогресс западной медицины Нового времени и застой в развитии традиционного китайского искусства врачевания?

Чтобы понять причины этого, необходимо четко представлять себе общественно-историческое развитие Китая.

Многие полагают, что традиционное китайское искусство врачевания состоит из неких загадочных и магических знаний, которые восходят к ушедшей в небытие «золотой эре» и которые возносят его на качественно более высокий уровень, чем тот, которого достигла современная медицина. Этот взгляд ошибочен. Китайская медицина, так же как и западная, переживала период отставания в своем развитии. Не следует забывать, что медицинская наука на Западе смогла к началу Нового времени избавиться от старого схоластического подхода, ограничивающегося лишь внешним наблюдением явления, и стала привлекать эксперимент и аналитический метод, подкрепляя таким образом научные теории практическим опытом. И хотя эксперименты проводились по разработанной методике и им придавалось большое значение даже в более ранний период, главным образом алхимиками, они ставились примитивно и настолько неосознанно, что медицинские знания приобретались скорее способом накопления фактов и эмпирического подбора. Большей частью они состояли из выводов, сделанных на основании конкретного опыта, приобретенного первоначально из практики лечения специфических болезней, то есть эмпирическим путем. Обобщение в отсутствие аналитического эксперимента могло, таким образом, приводить к ошибочным выводам.

Наши знания о китайской древности большей частью взяты из легенд. Конкретными свидетельствами служат археологические раскопки, которые были начаты примерно на пороге ХХ века. Древние остатки, извлеченные на свет, предметы утвари и гадальные кости указывают на архаичное устройство общества, еще не приобретшего государственности и в котором ван, иначе говоря, правитель, имел права и обязанности племенного вождя. Что касается хозяйственной сферы, скотоводство и землепашество имели важное значение, но по соседству с императорским дворцом развивались и процветали ремесла, которые главным образом служили делу прославления религиозных культов и укреплению императорской власти. Земля и рабы были общественной собственностью, торговля была еще не развита, а стольный град в основном служил местом, где крестьяне должны были платить налоги. Это был своеобразный патриархальный уклад, который развивался на протяжении эпохи Шан-Инь и который также был характерен для периода Чжоу, в I тысячелетии до нашей эры.

В течение этого времени искусство врачевания все еще зиждилось на привычном опыте, к которому добавлялись разные новые элементы. Все это богатство практического опыта было направлено на поддержание здоровья соплеменников, рабов и крестьян, но прежде всего самого императора. Конечно, тут не обходилось и без магии, поскольку зачастую не находилось естественного объяснения заболеваний.

Первые лекари были сродни шаманам, которые лучше разбирались в лечении ран и кожных заболеваний, чем внутренних болезней. Они также применяли заговоры, в которых сочетались элементы рационального и мистического. Как мы уже отмечали, то, о чем свидетельствуют гадальные кости, предполагает, что основная часть знаний в начале древнего периода имела отношение к лечению ран в области живота, болезней ушей, носа, глаз, полости рта, зубов, а также переломов костей. Каменные иглы применялись для вскрытия фурункулов и нарывов, и был известен принцип трепанации черепа. Патриархально-бюрократическое общество в Чжоуский период (XI—III века до нашей эры) характеризовалось переходом от государства с примитивной культурой к государству античного типа. История всего этого периода заполнена бесконечными войнами между различными царствами, стремившимися возвыситься друг над другом. Земля и те, кто ее обрабатывал, оставались общественной собственностью. Царь олицетворял общество. Вероятно, именно в это время учение о пяти первоэлементах, которое рассматривается в главе «Великий принцип» «Книги истории», и концепция инь-ян в приложении «Си-цзы» к «И-цзин» объединились в традиционном искусстве врачевания.

Огромное влияние на общество оказал Кунцзы, или Конфуций (в латинизированном варианте произношения), – философ, живший в Чжоуский период с 551 по 479 годы до нашей эры, согласно преданию. Сам он не увековечивал свое учение на бумаге, но его ученики, наряду с прочими книгами, составили сборник «Беседы и суждения» («Лунь-юй»), который послужил важной основой для формирования общественного устройства как в то время, так и в дальнейшем. Конфуций в основном ратовал за те моральные принципы, которые позволяли осуществлять правление мирным путем.

Принципы Конфуция базировались на приверженности патриархальным отношениям и родственным узам, которые объединяют живых и умерших. Согласно воззрениям философа, тело человека, которое он получил от родителей, нельзя было уродовать после смерти, его надлежало вернуть родителям в целости и сохранности. Это было формой выражения верности своим предкам, и в этом кроется основная причина примитивного уровня медицинских знаний в областях хирургии, акупунктуры и анатомии. В Китае экспериментировали на телах повешенных преступников, тела расчленялись, но делалось это, как и в средневековой Европе, тайно, и ампутированные части тела подлежали захоронению вместе с казненным, которому они принадлежали. Эти традиции продолжали существовать до китайской революции, они упоминаются как в старинных книгах, так и в новой литературе, о них также говорится в заметках путешественников.

В этот период к конфуцианству добавилось еще одно философское направление, зародившееся в крестьянской среде, оно имело сильное влияние в обществе. Со временем оно стало соперничать с учением Конфуция во многих районах страны и позднее стало известно как даосизм. Эта философия представлена в философской поэме «Лао-цзы», или, как ее называли позднее, «Дао-дэ-цзинь». Считается, что ее написал мудрец по имени Лао Тань, или Лао Цзы («Старый мастер»). В этой поэме излагается концепция или принцип дао («путь»), который представлен в виде естественного закона, применимого ко всему, в противовес патриархальному порядку вещей, который проповедовал Конфуций. Это философское направление возымело огромное влияние на традиционное искусство врачевания, и оно, уже однажды отбросив свою первоначальную точку зрения об исключительности внешнего осмотра, пришло к обоснованию диаметрально противоположного утверждения, в котором нашлось место и даосской алхимии.

В дохристианские эпохи в разное время в различных частях Китая отдавалось предпочтение другим методам лечения. Например, в восточной части страны, в районе современной провинции Шаньдун, лечение осуществлялось с применением каменных игл; в западной части, там, где теперь находится провинция Шэньси, – лечебными травами; на севере, на территории современной провинции Хобэй, – прижиганием; на юге, в районе современной провинции Хубэй, – металлическими иглами, а в Центральном Китае, на месте современной провинции Хэнань, – массажем. Конфуцианцы осуждали все методы, связанные с магией и предсказанием судьбы. Бянь Цяо усовершенствовал технику определения пульса, а философские учения также сыграли свою роль в искусстве врачевания.

Патриархальная аристократия постепенно обнаружила опасного врага в лице аристократической элиты небольших городов. Аристократы богатели и рвались к власти. Именно они поддержали Цинь Шихуана, который объединил царства в 221 году до нашей эры и в 213 году сжег книги конфуцианцев с целью помешать патриархальной аристократии прийти к власти (однако книги по медицине и сельскому хозяйству избежали уничтожения, так же как и гадальные книги).

Династии Цинь было суждено пасть, поскольку ни культура, ни товарное производство в городах не получили развития, достаточного для поддержания ее власти. Тем не менее пришедшая ей на смену династия Хань (206 год до нашей эры – 220 год нашей эры) смогла возродить патриархальную аристократию и сохранить единство Китая. Чжан Чжун Цзин, а также первый анестезиолог Хуа То жили именно в тот период.

Вступление Китая в Средние века, так же как и в Европе, было отмечено нашествием кочевых племен. Важным поворотным пунктом в духовной жизни этой эпохи было распространение буддизма, и в этот же период появились переводы важных медицинских трудов с различных языков Индии. В период династии Тан (618—907 годы нашей эры) процветали торговля и культура. И хотя государство опиралось на патриархальную систему правления, феодальные землевладельцы также имели привилегии, что означало, что их класс уже набрал силу в противовес императору. Последний, издавая указы, стремился вернуть их в лоно патриархальности и укрепить таким образом власть правящего центра, стабильное положение которого привело к значительному развитию торговли и культуры в городах. Однако крестьяне угнетались, и только те из чиновничьей среды, кто поддерживал центральное правительство, чувствовали себя в безопасности. Такие резкие социальные контрасты продолжали существовать и при династии Сун (960—1276 годы нашей эры). Развивались производство и торговля в городах страны, и создавались учреждения, подобные современным банкам. Изобретение компаса способствовало мореходству, и китайские купцы, таким образом, получили возможность захватить в свои руки часть торговли в районе южных морей, которая до этого была монополией арабов. Появились денежные купюры, которые первоначально печатались на пропитанном духами шелке. Публиковались объемные труды и энциклопедии. Жестокая борьба разгорелась между врачами по поводу различных изменений, которые вносились в древнее, передаваемое из поколения в поколение искусство врачевания. Возрождение философии также повлияло на развитие медицинской теории.

Неоконфуцианская литература излагает базовые материалистически ориентированные принципы объяснения явлений природы на основании учения об инь-ян и приписывает взаимодействию этих естественных принципов появление пяти первоэлементов (земля, огонь, вода, металл и дерево), составляющих все мироздание. Эти идеи нашли свое отражение у философа Чжоу Цзы, или Джоу Дуни (1017—1073 годы нашей эры). Другой философ того времени, Чжан Цай (1020—1077 годы нашей эры) утверждал, что начало и конец всех вещей определяются борьбой между противоположными силами инь и ян и что всякое действие в природе является результатом столкновения этих двух антиподов.

Вслед за монгольским нашествием и образованием династии Юань (1280—1368 годы нашей эры) для Китая наступил период жестокого угнетения. Монгольские лидеры были против конфуцианства, и в результате огромное количество литературы и медицинских трудов, которые до этого запрещались, теперь смогли увидеть свет.

В эпоху Мин (1368—1644 годы), когда монголы были изгнаны, произошел огромный подъем в развитии торговли, который, в свою очередь, привел к укреплению городов. К концу правления династии Мин Европа вступала в эру открытий. Европейские мореплаватели привозили домой пряности и лекарственные снадобья, а из Китая завезли камфору и опиум, который там первоначально использовался лишь в лечебных целях.

В XVI веке в Китае начали основываться торговые компании. В 1516 году португальские суда бросили якорь у Кантона, Китай старался обособиться, отказываясь давать разрешение иностранцам заходить в его гавани.

В этот период в Китае было опубликовано более 50 медицинских трудов о ветряной оспе. В середине XVI века китайские врачи установили, что жидкость из пузырчатых высыпаний или порошок, сделанный из подсохших корочек, являются мощными средствами иммунизации. И этот способ борьбы с оспой стал применяться в общей медицинской практике. Иммунизацию взяли на вооружение русские врачи, впоследствии они завезли ее в Турцию. Что касается Запада, то лишь в 1717 году англичанин Эдвард Дженнер открыл способ прививки от оспы.

К концу эпохи Мин выдающийся врач и фармацевт Ли Шичжень составил свою объемную фармакопею. Однако педантичная казуистика и чрезмерность философской догматики мешали прогрессу в искусстве врачевания. Медицинская доктрина достигла своего апогея в Цинский период (1644—1911 годы), перегружаясь комментариями на такие же комментарии и одновременно бичуя застой, в котором погряз Китай.

В 1644 году китайская феодальная знать призвала в страну маньчжуров, чтобы с их помощью подавить массовое крестьянское восстание под руководством Цзы Чена; но маньчжуры, захватив всю власть в Китае, основали новую династию Цин (1644—1911). Они всячески угнетали китайский народ, и, опасаясь иностранного влияния, эта правящая верхушка порвала все культурные и торговые связи с соседними странами, чтобы сохранить свою власть. В период правления императора Кан-си (1662—1723) деятельность многих астрономов была запрещена, потому что они ориентировались на западную астрономию. Были также изъяты книги по астрономии, которые написал и перевел на маньчжурский язык миссионер Доминик Парренен. Маньчжурские правители отдавали предпочтение китайскому языку, выпуская комментарии на классические труды. Таким образом, в период правления чужеземных императоров (почти 270 лет) китайская медицина во многом испытывала гнет наукообразной казуистики и критики, которой подвергались первоисточники. Пожалуй, единственно позитивным результатом этого было выявление того факта, что отдельные труды оказались плагиатом, и таким образом был определен их истинный возраст.

После первой опиумной войны (1839—1842 годы) западные колониальные державы сохранили свой плацдарм в Китае, чем ускорили распад общественного устройства, которое существовало там не одну тысячу лет.

После опиумной войны Ост-Индская компания основала больницы в Кантоне и Макао. Китай таким образом познакомился с европейской медициной, которая вызывала в стране все возрастающий интерес, особенно после введения в практику анестезии (1846 год). Однако первоначально существовало недоверие к западной медицине, вероятно, потому, что она пришла в Китай после его поражения в опиумной войне.

Конец почти трехвековому правлению маньчжурской династии положила революция 1911 года. Сунь Ятсен был объявлен президентом новопровозглашенной республики. Но в 1920-е годы начались революционные сражения и гражданские войны, в результате которых в 1927 году победителем вышла партия гоминдан, а Чан Кайши стал президентом.

Партию гоминдан мало заботило наследие традиционной медицины, и она заклеймила ее как ненаучную ересь. Чан Кайши даже предложил издать декрет, запрещающий практиковать врачам, остававшимся приверженцами традиционного лекарского искусства. Однако это предложение вызвало такую бурю протеста в бывшем в то время столицей городе Нанкине, что правительство в конце концов уступило. Тем не менее оно сделало все, чтобы ограничить деятельность тех врачей, которые обращались к традиционному искусству, и углубить пропасть между врачами, обученными по-новому, и приверженцами старой школы.

С победой компартии в 1949 году был положен конец смуте и гражданской войне. Первая Всекитайская конференция по вопросам гигиены, состоявшаяся в 1950 году, установила новый порядок в области медицины, при котором за основу принималось традиционное искусство врачевания, рассматриваемое через призму современной научной методики. Одновременно поощрялось изучение современных методов лечения врачами, обученными традиционному лекарскому искусству.

Этот почин дал замечательные результаты, о которых будет упомянуто ниже.

Взаимосвязь медицины и философии

Всякое изложение истории медицины, по-видимому, не может обойтись без замечаний о философском и социальном аспектах ее развития.

Китай занимает обширную территорию со специфическими климатическими и геологическими особенностями. Различные проблемы терапии отличаются своеобразием в зависимости от особенностей региона. В Южном Китае в зоне более теплого климата заболевания коренным образом отличаются от тех, которые встречаются в Северном Китае, где климат более умеренный, и болезни, распространенные в Западном Китае, отличаются от тех, которые характерны для приближенного к морю востока страны. История искусства врачевания тоже показывает, что различные способы эмпирического подхода получили распространение в разных направлениях лекарской практики. Каждое из них приспособлено к местным климатическим условиям, и каждое отличается своей четко очерченной методикой. Не следует забывать, что до того, как состоялась коронация первого императора (221 год до нашей эры), Поднебесная империя состояла из мелких и, как правило, враждующих между собой царств. В силу этого можно легче понять, почему переданные потомкам знания в области традиционной медицины выглядят запутанными и в них встречаются разночтения, если сравнивать по регионам. Письменные документальные источники Южного Китая, в политическом отношении более важные и исторически более древние, сохранились лучше, чем те, которые происходят из окраинных и более отсталых горных и пустынных районов страны. Эти географически обоснованные различия еще больше усложняет лингвистическая ситуация, так как в различных китайских провинциях одни и те же заболевания были известны под разными названиями. Это создало ряд трудностей в терминологии, которые сохраняются и по сей день. Рассматривая историю китайского искусства врачевания с философской точки зрения, мы можем выделить пять различных эпох:

1) эпоха простого эмпиризма;

2) эпоха создания теорий;

3) эпоха накопления опыта и развития теорий;

4) эпоха расхождений между теорией и практикой;

5) эпоха перестройки и синтеза.

Эпоха простого эмпиризма

Этот период знаменует начало развития искусства врачевания в Китае и характеризуется простым наблюдением природы, уделением внимания климатическим условиям, а самое главное – признанием внешних симптомов заболевания – все вкупе с полным отсутствием систематизации. Наблюдение при этом являлось характерной чертой, и его результаты интерпретировались с привлечением элементов магии, тех, которые можно встретить при рассмотрении истории медицины других цивилизаций. В этот период времени в качестве хирургических инструментов применялись каменные иглы, а также широко использовались лекарственные растения, осуществлялась трепанация черепа.

С незапамятных времен люди вдоль и поперек бороздили Китай, занимались торговлей, работали, вели войны. И таким образом медицинские знания передавались из региона в регион, и им придавалось большее или меньшее значение в зависимости от климатических условий и других факторов.

Следует отметить, что легенды, повествующие об этих ранних временах, имеют в основном более позднее происхождение и они до сих пор не подтверждены никакими материальными свидетельствами.

Эпоха создания теорий

Невозможно установить точную дату начала этого периода. Единственное, что можно сказать со всей определенностью, – это то, что развитие концепции инь-ян и учения о пяти первоэлементах позволило прямолинейному эмпиризму в области медицины начать формировать четкую единообразную систему. Считая со времени появления отдельных частей книг «И-цзин» и «Шу-цзин», эту эпоху можно приближенно отнести к первой половине I тысячелетия до нашей эры. Как мы увидим в дальнейшем, концепции, представленные в обоих этих трактатах, тесно переплетаются со сведениями из области медицины и в них дается теоретическая основа традиционного искусства врачевания.

В дополнение к этим учениям концепция «пути» (дао), проповедуемая в даосизме и в книге «Дао-дэ-цзин», оказала огромное влияние на теорию медицины, поскольку, благодаря своей специфике, по сравнению с конфуцианством она служила прекрасной основой теории, рассматривающей как болезнь, так и состояние здоровья как явление, свойственное всем людям, независимо от их социального положения.

Даосизм был тесно связан как с придворной жизнью правящих классов, так и в не меньшей степени с незатейливой жизнью простых людей. Трудно провести грань между монастырским и светским искусствами врачевания в Китае. Жизнь даосских врачей-отшельников была так же тесно связана с простым народом, как и с жизнью при дворе. Мы только знаем, что некоторые даосские отшельники проводили время в медитации и занимались научными изысканиями. Другая часть даосов занималась магией, колдовством, подчинением себе собственного «эго» («транссубстанциация»), алхимией и проблемами продления жизни. Все перечисленное можно найти в «Каноне

Желтого императора о внутренней медицине», в котором Ли Чуко собрал и систематизировал все письменные труды и отрывки, касающиеся искусства врачевания, появившиеся за столетия до рождения Христа.

Эпоха накопления опыта и развития теорий

Этот период тесно связан с возникновением и развитием связей между Китаем и Индией. Контакты активизировались главным образом в результате проникновения из Индии буддизма. Мы знаем из краткого экскурса в историю, что Китай познакомился с буддизмом уже в I веке нашей эры, но мы не можем говорить о каких-то тесных связях вплоть до VI века нашей эры. В буддизме нет системы каст или же каких-либо иных различий по социальному признаку. От различных индийских философов он перенял то, что давало универсальные знания, а не отдельные факты с преобладанием конкретного над абстрактным. В дополнение к сведениям, касающимся причин заболевания и учения о «благородном восьмеричном пути», монахи также принесли с собой в Китай индийские культурные ценности и в том числе познакомили с общими методами врачевания, применявшимися в Индии. Перевод письменных трудов известных индийских врачей Дшараки и Сушриты, как и других медицинских трактатов, стал возможен благодаря буддистским монахам. Есть очевидная причина того, почему монахи интересовались лекарским искусством: освобождение от страданий и универсальная любовь ко всем живым существам являются фундаментальными принципами буддистского учения. Вот почему так много буддистских монахов, ставших знаменитыми врачами, оставили след в истории китайской медицины. Именно в силу их влияния, психологического фактора, если не какого-либо еще, китайская буддистская медицина заслужила безоговорочное доверие народа, ведь последователи конфуцианства и в еще большей мере даосы подходили к медицине как теоретики. Это заключение подкрепляется тем фактом, что буддистские письменные источники, дошедшие до нас, несмотря на свою устаревшую терминологию, понятнее и ближе к реальности, чем даосские медицинские трактаты.

Контакты с Индией не только изменили практику врачевания, но и прививали образ мышления, характерный для индийской философии. Это вело к ее смешению с уже существовавшими в Китае теоретическими постулатами. К примеру, как в буддизме, так и в китайской медицине встречаются элементы йоги. Распространение буддизма в Китае, таким образом, имело особо важное значение для искусства врачевания, так как оно обогатилось знаниями, которые добывались на основе и теории, и практики, что вело к дальнейшему развитию китайской медицины.

С точки зрения конфуцианства, безусловно, применение хирургических методов, использовавшихся в Индии, было невозможным, поскольку, как мы уже видели, конфуцианское учение, основываясь на своих философских принципах, категорически возражало против всякого нанесения увечий телу. Традиционное китайское искусство врачевания много потеряло из-за этого воззрения, препятствовавшего развитию практических анатомических навыков и хирургических методов.

Эпоха расхождений между теорией и практикой

На этот период пришлось правление династий Мин и Цзин, и в нем со всей очевидностью проявилась взаимосвязь между историей философии и общества. До сих пор мы говорили только о сотрудничестве монастырской и светской медицины; теперь же нам придется обсудить противоположные позиции официальной медицины и народных врачей. Эпоха Мин была временем застоя в развитии Китая, а в Цзинский период страна переживала полный упадок.

В области медицины в это время приоритетное место занимали комментарии на медицинские произведения, нежели сами оригинальные труды, и официальная медицина приобретала все большее влияние. Градация медицинских должностей лишь отражала уровни в общественной иерархии, а не соответствующую степень мастерства. На официальном государственном экзамене требовалось обязательное знание трудов, которые считались классическими, а также комментариев к ним и различных ссылок на медицинские и литературные источники; даже написание поэм было частью экзамена. Сдавать такие госэкзамены стоило дорого, поскольку они были средством приобретения высокого общественного положения, титулов и престижных должностей. Поверхностные обсуждения вопросов теории носили характер переливания из пустого в порожнее. В результате камня на камне не оставалось от оригинального фундамента искусства врачевания.

Врачи, имевшие официальный статус, практиковали редко, а если и делали это, то лечили больных, занимавших высокое общественное положение. О простых людях заботились так называемые «народные» врачи. Многие из этих врачей не сдавали государственного экзамена и, поскольку из-за этого не имели возможности получить доходное место, были вынуждены зарабатывать на жизнь лечением представителей менее состоятельных слоев населения. Однако среди них было немало тех, кто был серьезно заинтересован в своих пациентах, и потому их не волновали теории официальных врачей; вместо признанных теорий они исследовали причины заболеваний и записывали результаты своих наблюдений. Так появлялись династии именитых врачей, которые не стремились получить официальный статус, а, следуя семейной традиции, отдавали свои силы практическому применению знаний. Эти врачи лечили простых людей, которые относились к ним с понятным доверием. Однако по-настоящему нуждающимся приходилось лечить себя самим, опираясь на те крупицы знаний, которые им удавалось приобрести. Нередко то, как практиковали и что рекомендовали народные врачи (поскольку они не всегда были общительны), резко контрастировало с модными теориями, которых придерживались в официальных кругах, и возможно, поэтому считалось, что распространение их опыта наносит вред общественному положению и влиянию официальных врачей. Исключительная скрытность была единственным оружием народных лекарей против представителей официальной медицины.

Знания традиционной народной медицины в Китае сохранились и сегодня, и в настоящее время их собирают по всей стране. По сравнению с чисто теоретическими сведениями эти «фамильные секреты» имеют подлинную ценность для медицины, поскольку они получены на основании практического опыта и в основном ориентированы на лечение конкретных заболеваний и недугов. Знания такого рода – кладезь информации для исследований в области традиционного искусства врачевания.

Эпоха перестройки и синтеза

Этот период начался с окончанием революционной войны в 1949 году и продолжается до сих пор. Задача современного медицинского исследования состоит, помимо прочего, в сборе, публикации и изучении традиционных методов врачевания в соответствии с научными методами.

Назад Оглавление Далее