Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Часть третья. Из нашей переписки

Кто хочет выздороветь - труда не пожалеет

Наш сын измучился. Жена от него ушла, хотя знала, что псориаз не передается от человека к человеку. Очень просим опубликовать схему биологически активных точек для лечения псориаза. Прибор «Эледиа» у нас есть. Методику освоили. Избавили себя от мучительных болей в поясничном отделе позвоночника.

Супруги Щербаковы, г. Ульяновск.

Аналогичным просьбам нет конца. О том же просят наши давние подписчики, очень милые супруги Бурлаковы из села Красногвардейское Ставропольского края.

А что я знаю на сегодняшний день о лечении псориаза приборчиком «Эледиа»? Собственного опыта у меня нет (объять необъятное немыслимо). Леднев же успешно лечил и запатентовал свой метод лечения псориаза. Как же он лечил?

Во-первых, по схеме биологически активных точек (см. Атлас).

Во-вторых, каждую бляшку псориаза он обрабатывал отдельно, передвигая лечебный электрод всего на 2 мм, — и по окружностям, и по диаметрам.

Работа эта очень трудоемкая, не каждый посторонний лекарь за нее возьмется. Но тот, кто болен сам и кто хочет вылечиться, надеюсь, труда не пожалеет.

Для облегчения обработки бляшек Иван Андреевич изобрел специальную насадку в виде круглой щетки с несколькими электродами, на которые подается «минус». «Щетка» накрывает сразу объемистую площадь.

Когда я был в Обнинске у Леднева в последний раз, он мне показывал эту «щетку».

«Точки надо знать…»

У меня родились идея — добавить к аппарату «Эледиа» световой или звуковой индикаторы для более точного нахождения биологически активных точек. Что скажете на это?

Н. Ермаков, г. Колпино Ленинградской обл.

Вы предполагаете, что изобретатель Леднев не мог сам сделать пустяковый индикатор? Мог! Но не делал. Почему?

Во-первых, достоинство «Эледиа» как раз в том, что в нем нет ничего лишнего. Поставьте индикатор — цена прибора возрастет!

Во-вторых, индикатор в «Эледиа» практически есть стрелка микроамперметра, которая, отклоняясь, показывает напряжение и силу тока.

В-третьих, Леднев опять-таки множество раз подчеркивал, что лечить надо через «больные» точки, в которых сопротивление повышено. Если же применять световой или звуковой индикаторы, точки с повышенным сопротивлением можно пропустить. «Биологически активные точки нужно знать, а не искать, ползая по коже!» — подчеркивал Леднев.

Кстати, даже слепому человеку не нужно встраивать звуковой индикатор в приборчик «Эледиа» (а такие предложения от конструкторов — любителей тоже поступали), потому что мы же подбираем силу тока по ощущению легкого покалывания при «переплюсовке».

Совсем недавно я сильно отравился (как позже выяснилось, недоброкачественной капустой из овощного магазина): рвота, расстройство, головокружение, слабость. Пью традиционные лекарства, а они не помогают (то ли штамм бактерий какой-то необычный, то ли срок годности лекарств истек). К вечеру второго дня, измучившись, беру приборчик в руки и лечу себя. Но как? Под одеялом, на ощупь, раз пять за ночь (не зажигать же ночью свет, не тревожить же родных!). Поставлю лечебный электрод на кожу над тем местом, где болит, и жду, когда кожу защипет. Защипало — нажму на кнопку переключения полярности: если уколы чересчур сильны, убавлю силу тока, если слабы — прибавляю.

Через сутки и работал. Все прошло.

Кому лечение сразу не дается…

Был у вас на консультации. Вы показали, как лечить, и пролечили меня приборчиком «Эледиа, после чего мне стало легче. А дома что-то дело не поищи.

Е. Школьников, г. Пенза.

Приобрел прибор «Эледиа», по вашему совету. Три раза попытался вылечить себя — потыкал сзади в поясницу. Бесполезно.

В. Хунмичев, г. Смоленск.

Надо сказать, что теперь, когда заводские приборы стали доступны для людей, беспомощных пациентов стало больше, чем было прежде, когда приборчики «Эледиа» умельцы изготовляли сами. Почему? Предполагаю: во-первых, при самостоятельном изготовлении по схеме человек глубже вдумывался в смысл методики и потому успешнее ею овладевал; во вторых, по-видимому, действовал неумолимый естественный отбор — на изготовление прибора решались наиболее активный, любознательные люди! Недаром среди лучших целителей преобладали инженеры-электронщики и физики. Теперь же — купил прибор, потыкал, разочаровался, отложил… Властвуют пассивность, неуверенность.

Так вот, кому лечение сразу не дается, я предлагаю обучаться в два этапа.

Первый (о нем я уже упоминал, когда рассказывал о лечении детей). Включите ток и ждите отклонения стрелки вправо. Дождались — выставьте ток по ощущению приятного тепла или легкого покалывания (помните: «Терпеть не надо!»). И теперь этим приятным током пролечите точку минуту или две. Пролечили, переходите к следующей биологически активной точке. И так пролечите все точки, относящиеся к конкретному заболеванию.

Второй этап. Когда набьете руку (хорошо овладеете первым простейшим методом), переходите ко второму: включили прибор, дождались отклонения стрелки, выставили ток по ощущению и тут же (не мешкая) нажмите на кнопку переключения полярности. Увидите — стрелка падает влево. Это и есть асимметрия. Отпустите кнопку и лечите точку «минусом».

Чем же отличается второй метод от первого? Нажатием на диагностическую кнопку, то есть дополнительной диагностикой точки на асимметрию.

Почему я говорю: «дополнительной»? Да потому, что элемент диагностики есть и в первом случае. Это — быстрота и характер пробоя точки, о чем я уже говорил раньше.

Не спешите

По описанию приборчика «Эледиа» в журнале мне изготовили аппарат, а он не работает. Ток в цепи есть: при замыкании электродов стрелка микроамперметра отклоняется до предела, когда же «опорный» электрод пациент зажимает в ладони, а я прикладываю «лечебный» электрод к хэ-гу или другой точке на теле, то стрелка иногда лишь чуть вздрагивает, а то и вовсе не двигается. Либо я что-то делаю не так, либо надо ждать «пробоя» очень долго?.. Сколько?

Людмила Николаевна М., совхоз «Индустриальный».

Что у вас не так, на расстоянии разобраться нелегко. Возможно, «подсела» батарейка: при замыкании контактов стрелка микроамперметра в вашем приборе отклоняется, а пробить точку на теле ток не может, потому что у него не хватает силы; на теле ведь сопротивление больше! Скорее же всего, ошибка ваша историческая: вы спешите! Каждая точка, как я уже писал неоднократно, имеет свое индивидуальное сопротивление. Чтобы ее «пробить», на каждую точку нужно затратить «свое время» — от нескольких секунд до нескольких минут. На лице точки пробиваются почти мгновенно, на спине — дольше, на стопах — с большим трудом. Точка хэ-гу — особая. Она лежит в мышечной мякоти и пробивается не сразу. Хэ-гу — классическая точка для учебы. Как я «пробиваю» хэ-гу?

«Опорный» электрод зажат в ладони, допустим, левой руки, «лечебный» стоит на хэ — гу правой руки, ток я вывожу на максимум (то есть сопротивление 470 к Ом из цепи выключено) и терпеливо жду, когда стрелка активно отклонится. И после этого приступаю к диагностике и лечению.

Читая утвержденную инструкцию…

Доктор ФиС, при беременности лечение аппаратом «Эледиа» противопоказано?

А. Шибаев, г. Мончегорск.

Доктор, а после 75 лет прибором действительно нельзя лечиться?

В. Веретенников, г. Калининград.

Эти вопросы посыпались со всех сторон. Верчу головой, отвечаю; шея заболела. Особенно взволновала меня сцена, происшедшая в мое короткое отсутствие и переданная мне пожилой мужчина, давний подписчик и поклонник нашего журнала, мечтал купить прибор, пришел сияющий, а прочитал в инструкции противопоказания и сник, расстроился невероятно. Боли — не то в коленках, не то в пояснице — измучили его. Я было хотел его догнать, вернуть и рассказать, как дело обстоит. Но не догнал.

Почему же якобы нельзя лечиться аппаратом «Эледиа», если вам больше 75 лет? Кто предоставил нам такую информацию? Запрет родился, увы, на уровне медицинского базара: кто-то где-то сказал слово против и достаточно. У нас же всюду очень любят запрещать и «не пущать». Прямо эпидемия какая-то!

Но как же бесчеловечно в данном случае запрещать лечение пожилым и старым людям. Ведь именно в старости человек чаще болеет и страдает, а ему мы говорим: «Остальным-то можно лечиться приборчиком «Эледиа», а вам нельзя, вы уже свое отжили, как-нибудь дотянете в мучениях до роковой черты!»

От одного «научного» коллеги я однажды получил «убедительное» разъяснение: «Нельзя лечиться электропунктурой после 75 лет, потому что у стариков мало сил, а электропунктура может отнять у них последние».

Но разве не отнимает силы хроническая боль — нудная, мучительная, сжигающая, повторяющаяся день за днем, неделя за неделей? Отнимает!

На протяжении многих лет (еще до разрешения Минздрава) я избавлял от болей в пояснице и суставах стареньких людей милых, терпеливых, очень близких, которым было и за семьдесят пять, и за восемьдесят, и за девяносто лет. И как же они были благодарны — не мне (что мне!) — Ивану Андреевичу Ледневу, изобретателю!

Беременность — еще одно противопоказание, проникшее в утвержденную инструкцию. Но почему при беременности нельзя лечить аппаратами «Эледиа»? Доказательств снова нет, логика отсутствует. Применять без крайней надобности и безоглядно химиотерапию и антибиотики при беременности действительно опасно: антибиотик ослабляет, а «химия» доходит до плода. Воздействуя же на точки слабым током, мы можем быстро ликвидировать было начавшееся заболевание без отрицательных последствий. Только не надо трогать биологически активные точки, которые могут прервать беременность; китайская медицина предоставляет нам такие точки. Однако прибором «Эледиа», действуя и на эти точки, аборта вряд ли вы достигнете, даже если захотите: ток — слаб, раздражитель — недостаточен.

Я проконсультировался на этот счет с опытными акушерами и гинекологами. Они со мной согласны. Набирал и собственный опыт. На основании этого и осмеливаюсь высказать особое мнение.

Теперь пора сказать, как проникли эти самые запреты в инструкцию, утвержденную Минздравом Российской Федерации.

Когда заводской прибор «Эледиа», сделанный в Перми, был наконец утвержден в Минздраве и когда нами всеми от этой радости овладела эйфория, у Н.В.. Державинского, представителя завода, спросили на Комиссии:

— Какие противопоказания?

— Противопоказания? Фактически их нет, — ответил Державинский, как думал. И услышал от Г — а, зам, председателя Комиссии, который все на свете «знает» и слово которого на Комиссии закон:

— Идите отсюда. Вы — некомпетентны!

Державинский ушел, а что же делать? И стал высасывать из пальца противопоказания — переписывал их из других инструкций, ходил и спрашивал у медиков, что еще бы запретить, чтобы проскочить через неумолимую Комиссию. Так и наскреб — беременность, возраст свыше 75 лет, состояние алкогольного опьянения.

Честно говоря, все мы, сторонники «Эледиа», тогда отнеслись к этому шагу легкомысленно, Считали: лишь бы побыстрее проскочить последнее препятствие, пусть даже с мелкими издержками, позже объясним, с какими поправками следует читать утвержденную инструкцию. Да не успели. А теперь расхлебываем собственную оплошность.

Состояние алкогольного опьянения — запрет, на мой взгляд, и вовсе с оттенками курьеза. Пьяный человек лечить себя не даст. Но если он согласен — на здоровье! Раз ко мне (по настоянию своей жены, как позже выяснилось) пришел пьяный пациент. Возбужден, лицо красное… Я пролечил его по специальным точкам: краснота и хмель исчезли! «Зачем вы, доктор, сняли кайф?» — сказал пациент и на дальнейшее лечение не явился. В другой раз другого человека я вытащил из тяжелейшей опиатной абстиненции: он метался, был в полубреду, а во время лечения заснул, спал до утра. Причем вот что было интересно: силу тока я подбирал по глубине дыхания. Дыхание учащалось и сбивалось, как только я давал чрезмерно сильный или очень слабый ток. На оптимальном токе отрицательной полярности я держал пациента часа четыре, пока лечение не перешло в глубокий и спокойный сон. Опорный электрод я приклеил лейкопластырем к ноге (из ладони больной его выбрасывал), лечебным действовал в основном через точку на спине да — чжуй. Однако утром больной вспомнить ничего не мог — не знал, отчего ему стало ночью хорошо. По этой причине от дальнейшего лечения отказался.

Об опухолях — отдельный разговор. За 15 лет я, естественно, из поля зрения этот вопрос не выпускал. Американский специалист по рефлексотерапии Уоррен, например, считает, что современная боязнь врачей любой физиотерапии неоправданно преувеличена. Такой же точки зрения придерживаются и многие наши вдумчивые онкологи. Специалисты же из Новосибирска в своей онкологической практике без боязни применяли прибор «Эледиа»: страдания он облегчает, но саму болезнь пе лечит. Сила тока же в «Эледиа» настолько маленькая, что бояться, по их мнению, перерождения доброкачественных опухолей в злокачественные никаких оснований нет. В своей практике я тоже применял «Эледиа» (по настоянию больных и близких) у безнадежных пациентов: на какое-то время облегчение наступало, но не более того. Экспериментировал я в этом направлении недостаточно.

А как быть пожилым мужчинам при задержке мочеиспускания, аденоме? Ведь аденома, как правило, доброкачественная опухоль, механически пережимающая мочеиспускательный канал. Не может ли она переродиться? В этом случае я отвечал и отвечаю с предельной откровенностью; если бы у меня была задержка из — за аденомы, я взял бы прибор и непременно пролечил себя по точкам, потому что электропунктура если и не избавит меня от аденомы, то наверняка ликвидирует мучительную функциональную задержку, которая всегда сопровождает задержку механическую.

Другим же людям этого я не могу рекомендовать. Каждый человек свою судьбу решает сам. Однако поддаваться панике тоже, по-моему, не дело. У меня на теле более десятка липом.

— жировых доброкачественных опухолей. На них внимания не обращая, я лечу себя приборчиком, когда мне надо.

Хаос точек

Можно ли справиться с перитонитом, применяя «Эледиа»?

Н.Т.. Павлов, г. Магадан.

Когда в восемьдесят первом я писал комментарий к первой статье «Управление без сбоев» Леднева и Усачева, об этом случае я даже не упоминал. Побоялся, что коллеги — медики пойдут в непримиримую атаку на прибор и метод Леднева. Теперь приборчик разрешен, а из песни слова, как говорят, не выбросишь.

…Заместитель начальника адлеровского авиапорта Н. погибал в местной больнице от перитонита. Ни один антибиотик на него не действовал. И безнадежного больного (по просьбе родственников, пусть хоть чуть, — чуть поживет в своих стенах!) выписали умирать домой, Тут и прилетел в авиапорт Иван Андреевич. И за три дня поставил «безнадежного» на ноги!

Что же произошло с больным, если взглянуть на процесс с высоты сегодняшнего накопленного опыта?

Убийственно действовали на организм при той стадии перитонита уже не столько микробы и их яды, сколько очаги раздражения с брюшины. На ней же — миллионы чувствительных рецепторов. И все они, вовлеченные в зону воспаления, посылали в мозг сигналы «SOS» о нестерпимой боли. И в центрах управления мозга от этого грандиозного потока наступил хаос, так называемый шок от боли — центры (от хаоса) потеряли способность управлять!

Приборчик же «Эледиа» (в руках умелого и терпеливого Ивана Андреевича), переходя от точки к точке и добавляя свободные электроны, восстановил нарушенную проводимость (на уровне синапсов) между вегетативными центрами и органами. Болезнь исчезла!

К слову, антибиотики в той ситуации и не могли помочь — они лишь еще сильнее снижали естественную сопротивляемость живого организма и усугубляли хаос.

Вместо заключения

Шесть лет страдаю остеохондрозом, поменял квартиру, чтобы не подниматься по лестнице пешком, несколько раз лежал в стационаре, объездил все известные мне медицинские авторитеты, бабок, дедок, а в периоды обострения жить не хочется»… Спасибо вам за прибор «Эледиа, а за надежду для таких, как я.

M С. Хоменко, доктор технических наук, г. Киев.

Лет пять назад один мой приятель сделал мне прибор «Эледиа». Честно говоря, отнесся я к нему как к очередной панацее. Прибор лежал без дела. На счастье (я не оговорился — именно на счастье грохнул меня радикулит. Под рукой оказалась книги по рефлексотерапии Э. Тыкочинской. Выписал из нее точки, попросил жену обработать их, после чего встал и пошел! С тех пор и поверил в Леднева и его метод.

С.С.. Тер — Оганесян, врач-дерматолог, г. Краснодар.

Я собирал смолу — живицу с сосен. Приехал в бор на мотоцикле, стал снизу — вверх нарезать канавки на стволе — поясницу мне и прострелило. Хоть волком вой, ни кашлянуть, пи сесть на мотоцикл. Tym и вспомнил, как вы, доктор Фи С, лечили себя слабым током прямо от двух батареек КБС, когда сломался ваш прибор «Эледиа». Чем, думаю, хуже аккумулятор с мотоцикла? Зажал в ладони оголенный провод с «плюсом», а другим проводом с «минусом», обнаженным на конце, дотянулся до спины. Лечу на ощупь. Боль отступила. Домой я сразу не поехал.

Нарезал подсечку к пятнадцати деревьям.

В.П.. Смирнов, г. Первоуральск.

Я мог бы до бесконечности отвечать на письма и приводить выдержки из них о том, как люди одолели беды с помощью заводского или самодельного приборчика «Эледиа», однако понимаю: надо закругляться. И одновременно ощущаю: чего-то важного в этой главе и книге я не договорил. Не скрою, чувство недоговоренности усиливают строчки из письма очень симпатичного доктора технических наук Хоменко. О том же пишут и Гречихин из Нижнего Тагила, Прошин из Москвы (один бросил лыжи и располнел, другой штангу и теперь боится взглянуть на себя в зеркало, такой у него стал «неспортивный вид»).

Я не сомневаюсь, что прибор «Эледиа» при обострениях поможет Хоменко, Гречихину и Прошину, но он не убавит лишний вес, не выправит осанку, не натренирует мышцы, сосуды, сердце, легкие. Одного прибора мало!

Есть и еще одно соображение не в пользу приборчика «Эледиа». Я уже говорил, что даже очень слабый ток с потенциалом «плюс», которым очень долго лечила медицина, для организма не безвреден. А любой другой ток? «Мало ли что выяснится через двадцать — тридцать лет, — пишет В. Петров из Братска. — Нужны глубокие исследования, а, как вы сами говорите, наша наука с ними не спешит».

Это верно, но, рассуждая так, мы понимаем, что эта полемика исходит от «лукавого». Ведь куда большей силой тока (в тысячи раз большей, чем в приборчике) и всевозможными индукционными и магнитными полями современный человек облучается повсюду — в кабинах самолетов, электропоездах, на пультах управления и даже в физиотерапевтических лечебных кабинетах, где от стационарных установок УВЧ (на расстоянии полуметра!) вспыхивают лиловым светом индикаторные изолированные лампы!.. Не уходить же нам от всех этих токов в первобытные пещеры.

И все-таки, если мы чего-то до конца не знаем, лучше немножечко перестраховаться (Петров прав). Исходя именно из такой позиции, я считаю, что приборчиком «Эледиа», например, при обострении остеохондроза надо пользоваться в том случае, когда не помогают более простые, более доступные и более естественные методы лечения гимнастика, бег, лыжи, самомассаж, жесткая постель и прочее.

В этом пункте (единственном, с самого начала!) мои взгляды не совпадали со взглядами Леднева и Усачева, которые все-таки чуть-чуть недооценивали роли регулярных физических нагрузок в оздоровительной системе человека и рекомендовали пользоваться приборчиком «Эледиа» для снятия умственной усталости днем и вечером через соответствующие точки. Зачем? Когда для отдыха (и, попутно, незаменимой тренировки!) есть другие более надежные и более комплексные средства, апробированные столетиями! Впрочем, все ли так благосклонно относятся к незаменимым спортивным увлечениям? «Со своим распространенным и трижды осложненным остеохондрозом, доктор Фи С, вы катаетесь на лыжах с гор, ходите в походы, — пишет врач невропатолог Валентин Николаевич С. — На мой взгляд, уж не обижайтесь, вы — легкомысленный безумец?»

«Вашу деятельность я не одобряю, считаю ее вредной: вы не даете людям спокойно отдыхать — поднять с семьей, покушать, посидеть в выходной день у телевизора»«- Дмитрий Степанович К.

Моему остеохондрозу (я только что пересчитал, оттолкнувшись от юношеской травмы) более пятидесяти лет. Действительно, возраст не младенческий. И теперь еще нередко, пробудившись утром, мне трудно убрать за собой постель из-за скованности и тупой боли в пояснице. Но через 30 минут я возвращаюсь с улицы здоровым человеком (домочадцы меня не узнают!). Что же меня преображает? Не могу удержаться, повторю: мои 1000 — 1400 гимнастических движений и полутора-километровая пробежка, которые я (среди недели!) никогда не пропускаю, да плюс к этому ударные нагрузки в выходные дни и в отпуске походы с рюкзаком и на байдарке, катание на лыжах, работа в огороде! Я знаю: ими не только можно, но и нужно заниматься. Они тоже лечат!

Но лечат тех, кто регулярно упражняется, кто наработал запас прочности на случай внезапных житейских перегрузок или неточных дозировок. Если же выскакивать на лыжню и горки от случая к случаю или уходить в походы растренированные, можно (и здоровому!) достукаться до заболевания!

Откровенно говоря, своему остеохондрозу я даже благодарен за то, что он не разрешает мне лениться, тренироваться кое-как, пропускать зарядку и пробежки, и тем самым… отодвигает преждевременную старость, дряхлость.

Мой внук живет в Измайлове, на 14-м этаже. Я навещаю его раза два в неделю. И частенько в его хорошем новом доме, словно башня, лифт стоит. Испорчен. Для многих (н не очень старых) эта самая поломка — настоящая беда, полу оторванность от мира шарканье и воркотня на лестничной площадке, свистящее дыхание, бледность кожи, таблетки валидола под язык, даже вызов «скорой» из-за сердца. Да, да и вызов «скорой»-тоже!., А я иду то с рюкзаком и лыжами, то с велосипедом на плече, без остановок и боязни за свое сердце и сосуды. Иду на наработанном запасе прочности. Чем наработал я запас? Своими «дурацкими» лыжами, байдаркой, гимнастикой, пробежками!

Так кто же из нас двоих прав, в конце концов: я или врач невропатолог Валентин Николаевич С, который считает меня «легкомысленным безумцем»?

Остановлюсь еще раз на двух характерных изъянах тренировки. Сегодня ведь очень многие из нас работают в огородах в выходные дни безудержно, с зари до зари, а среди недели физически не упражняются.

«Мы получили за городам «шесть соток», — пишет Н.Е.. Уваров из Владимира. — При нашей педагогической зарплате это все же выход: сажаем морковку, свеклу и картофель. Но вот при возвращении домой мне прострелило в электричке поясницу. Месяц провалялся на «больничном». Секрет обострения — в автоматическом изменении мышечного тонуса (см. «Моя болезнь ошибок не прощает»). Если к концу дня вы очень сильно утомитесь, мышцы вашей поясницы могут расслабиться чрезмерно и, когда вы будете садиться на стул (или на лавку в электричке), они не смогут удержать ваши позвонки от неожиданных смещений. Опасайтесь этого кисельного расслабления мышц в поясничном отделе позвоночника, измененного остеохондрозом! Научитесь правильно вести себя в этот критический момент: отдыхайте лучше лежа, а если отдыхать придется сидя — сидите с выпрямленной спиной без полу поворотов и полу перекосов, прижимаясь ягодицами и лопатками к спинке, не наклоняйтесь резко (тем более, с полу поворотом), не делайте неожиданных движений, прежде чем встать, напрягите мышцы спины и поясницы. Иначе может внезапно прострелить!

Другой механизм прострела, о котором надо помнить: переутомленные мышцы сводит судорога (из-за накопления в самой мышце недоокисленных продуктов), а судороги ущемляют нервы и сосуды или сдвигают позвонки. Однако это, как правило, следствие не одноразового, а длительного физического переутомления, которое накапливается день за днем. Мой старший брат горнолыжный тренер по профессии очень грамотно ведет себя при своем хроническом остеохондрозе: знает дозу оптимальной физической нагрузки, ежедневно выполняет свой лечебный комплекс. А тут поехал в отпуск на байдарках в компании с малознакомыми людьми. Долетели они на вертолете и сели прямо в глушь, куда задумали (река Лых, приток Оби). Тут бы им перемещаться не спеша, рыбачить, собирать ягоды — грибы и наслаждаться. А знакомые заторопились: целый день гребут по 12 — 14 часов, рыбачат из байдарок на ходу в скрюченных сидячих позах. Спят совсем помалу. Чуть свет проснулся — в путь! Оказывается, в эдакую даль они отправились вроде на разведку, чтобы потом еще когда-нибудь сюда вернуться, а сейчас — скорее назад, в Москву, чтобы успеть на «Жигулях» к ласковому морю. Такова была мечта их жен. Мечта нормальная. Но почему бы о ней не рассказать до отправления в поход?

От всей этой спешки, недосыпания, однообразной позы, перенапряжения у брата и разыгрался мучительный приступ остеохондроза с контрактурой мышц и перекосом (приборчика «Эледиа» у него с собой не было — это моя недоработка). Еле-еле в позе «Квазимоды» он добрался до Москвы, где я его избавил от страданий. Отстать от лихой компании и передохнуть в пути брат не мог — его жена боялась задержаться в глухомани без знакомых.

Еще на память — пустяковый профилактический момент. Вроде бы подумаешь, какое дело, если во время передвижения на лыжах, езды на велосипеде, гребли или вскопки грядок в огороде поясница оголилась? Здоровому на самом деле ничего не будет. При хроническом же остеохондрозе почти наверняка появятся скованность и боль.

Раз я поднимался на Чегет с лыжами на плечах (подъемник не работал). Взмок. Сел передохнуть на лыжи и не подложил под себя шапочку, рукавицы, не проверил сзади поясницу, а она оголилась, свитер и рубашка выскочили из брюк. Мигом прострелило!

И ведь вот что парадоксально: распарившись в парилке, могу выскочить обнаженным в снег или окунуться в речке — ничего со мною не случилось. Могу, взмокнув на лыжне, быстренько сменить на финише нижнюю рубашку на сухую без последствий на морозе 10 — 20 градусов! Здесь происходит, как я говорил, лишь игра сосудов, кратковременное охлаждение всего тела. А кожа оголится только поясница, ее мышцы (рефлекторно!) сводит судорога, судорога смещает позвонки, ущемляет нервы и сосуды!

Что же делать?

Повращайте тазом в одну сторону, в другую. Проделайте привычный комплекс упражнений. Помассируйте поясницу пальцами или кулаком. И если боль не отпускает, откройте Атлас Ивана Андреевича Леднева на нужной вам странице, возьмите прибор «Эледиа» в руки и смело, без раздумий пролечите себя по биологически активным точкам!

Вращать ли головой

Обращаю внимание редакции и читателей на 6-е упражнение, которое рекомендует доктор ФиС в книге «Атлас Леднева» на странице 9 для борьбы с остеохондрозом: вращение головой по часовой стрелке и против нее, по 50 раз. В журнале «Здоровье>, № 2. 1991 г. (а у меня подшивки), написано, что при шейном остеохондрозе это упражнение делать нельзя ни в коем случае об этом же мне неоднократно говорится лечение врачи), так как оно может привести к травме, особенно опасно повреждение материальные кровеносных сосудов проходящие через позвоночник к мозгу… Кто же прав: журнал Здоровье» и люди врачи или доктор ФиС Не нанесет ли вред это шестое упражнение? Вообще я полагаю, что ученым и врачам, прежде чем рекомендовать сомнительные упражнения, надо бы между собой договориться до единых взглядов, а тому, кто дал неверную информацию, публично извиниться.

В.П.. Сухоруков, Молдова.

Кто же из нас прав — журнал «Здоровье» и ваши врачи или я, уважаемый В.П.. Сухоруков, попытаюсь объяснить. И начну с одной встречи.

…Стоит бабуся на платформе, согнутая в пояснице под прямым углом: в одной руке палка, в другой — хозяйственная сумка, а на лице страдание. Как же ей, бедняжке, трудно стоять, ходить, куда-то ехать! Хорошо хоть соседка поднесла до электрички сумку.

Ноги у бабуси полусогнуты в коленках, чтобы и с палкой не упасть вперед лицом, а затылок максимально поднят, чтобы глаза видели впереди хоть метр дороги.

Теперь бабусе удобно только сидеть в нестерпимой позе, либо мыть полы, полоть рядки в огороде.

Из учебников медвуза мы давно знакомы с этой крайней степенью проявления болезни Бехтерева — позой, словно буква «Г», или позой «сидящего сапожника». Другая крайность и разновидность тяжелейшего заболевания — поза «унтер-офицера на параде», при которой позвоночник закостенел в выпрямленном положении: больной ходит прямо и поворачивается направо и налево всем телом, а не головой (шея скована). Вторая крайность менее мучительна, с ней легче жить.

У моей матери не было болезни Бехтерева, но постоянная работа в сидячей позе (почти без отдыха и выпрямлений) под конец жизни и ее сковала, превратив в букву «Г». Мы с ней догадались, что надо делать, слишком поздно, когда процесс стал трудно обратимым. А надо было упражняться — упорно, ежедневно, с акцентом всего комплекса на разгибание в пояснице! Между прочим, моя мать была детским врачом, автором книг, отличнейшим специалистом, но тогда верных взглядов на это заболевание и правильных рекомендаций не было. Это теперь ведущие специалисты говорят и пишут (например, профессор Р.Э. Агобаоова г. Здоровье». № 11, 1988 г.): «Холите пешком и на лыжах, занимайтесь греблей, плавайте. Ваше спасение — в движении!» А тогда при болезни Бехтерева (и намеках на нее) движений опасались, пугали ими: «Ни в косм случае, будет еще хуже!»

Однако бабуся в позе буквы «Г» на платформе с палочкой и сумкой не со страниц былой литературы. Я ее видел у электрички не так давно, когда уже получил письмо от Сухорукова с сомнениями по поводу упражнения № 6 и упреками в мой адрес. Как же вышло, что эту страдающую бабушку никто из врачей вовремя не предупредил, не научил, как предотвратить болезнь?

Не знаю.

Либо врачи, к которым она обращалась, глухи к передовым идеям, отстали, книги и журналы не читают, либо безразличны и очень характерны для нашей медицины.

— Сколько вам лет'? — спрашивает такой врач бабушку после осмотра.

— Семьдесят, — отвечает она.

— Так что же вы хотите! — говорит врач и снова утыкается носом в историю болезни. Пишет.

Кому нужна тщательная запись в истории болезни? Во всяком случае, не бабушке. Ей нужно сострадание, участие, живое слово, продуманный совет специалиста.

Если бы бабуся, у которой, возможно, и не болезнь Бехтерева, а обыкновенный остеохондроз, делала гимнастику, если бы ей вовремя сказали, убедили, научили, она бы не мучилась сейчас.

Не знаю, как мои коллеги, а я, ваш доктор ФиС, всегда испытываю стыд и боль, когда встречаю на улице результаты врачебных ошибок.

В.П.. Сухоруков предлагает мне сначала договориться со всеми врачами и учеными о едином взгляде на мое шестое упражнение — вращение головой, а потом уже рекомендовать его. Но я не могу отвечать за взгляды всех врачей, не могу всех убедить. Мне это не под силу. И вообще эдакая монополия на взгляды, по-моему, чревата остановкой элементарного прогресса. И еще: я же свои взгляды и свои упражнения не навязываю. Я лишь делюсь с людьми тем, что знаю, — своим опытом и здравым смыслом. Кому не нравится шестое упражнение, пусть его не делает.

Надо сказать, что журнал «Здоровье» (до смены в нем главного редактора и состава всей редакции) на протяжении многих прошлых лет с удивительным упорством (причем в одних и тех же выражениях: «Ни в коем случаев) нападал на это простое упражнение — вращение головой. То оно будто бы неминуемо приводит к гипертонии, то к опасному перераспределению крови в центральной нервной системе человека, то, как видите, — к повреждению сосудов, питающих наш мозг. Посмеиваясь про себя, я почти 40 лет ежедневно делаю это упражнение. Оно улучшает подвижность в шейном отделе моего больного позвоночника, оно препятствует отложению солей и развитию остеохондроза, оно снимает утром остаточные боли в пояснице, оно улучшает кровоснабжение мозга и обменные процессы, убыстряет мышление, зарабатывает запас необходимой прочности, делает человека более приспособленным к жизни! Об этом пишут, в частности, бывшие больные, мои последователи. Многие из них довели количество вращений на зарядке в сумме до 500 (я выполняю всего 100) и сообщают, что стали хорошо переносить качку, а прежде не могли плавать на катере, летать на самолете, ездить на машине и в автобусе. Из-за слабости вестибулярного аппарата их укачивало, мучили головокружение и тошнота. Ныне у них самочувствие хорошее.

Ну а теперь отвечу Сухорукову на вопрос: не может ли мое шестое упражнение принести кому-то вред? Может! Как, впрочем, и любое другое упражнение, если его применять безграмотно, бездумно, нарушая принцип постепенности. Если вы, к примеру, при далеко зашедшем остеохондрозе шейного отдела позвоночника и почти полной растренированности сразу сделаете на зарядке 50 вращений в одну сторону и 50 в другую, да еще энергично, быстро, с полной амплитудой, — у вас и голова закружится, и тошнота появится, и боли обострятся, а возможно, и артериальное давление подскочит. Чтобы этого не случилось, начните с 5 — 10, а то и с 2 — 3 вращений головой с неполной амплитудой — в одну сторону, в другую. И прибавляйте по одному повороту через два, четыре, шесть дней. Так постепенно и совершенно безболезненно вы доберетесь до моих 100 (в сумме) вращений на зарядке.

Схема эта для совсем ослабленных, замученных остеохондрозом, болтливых, После вращения у вас будет с минуту кружиться голова — не бойтесь. Это нормальная физиологическая реакция на вращения. Голова легонько и у меня кружится после вращений, но кружится дольше и сильнее, если ею вращать только в одну сторону. Вращение в противоположную сторону нейтрализует головокружение! Когда же после вращений я выполняю еще 50 поворотов головы направо и налево и 50 кивков головой вперед-назад, никакого головокружения не бывает.

Можно упражнять вестибулярный аппарат и шею микродозами, по несколько раз в день. Микродозы надежно лечат ослабленного и больного.

Леднев о лечении диабета

Как считают врачи, у моего мужа нарушена функция печени из-за диабета. Как подобраться к лечению этого заболевания?

Р.П.. Викторова, г. Мурманск.

У моего отца диабет с осложнениями на сосуды ног. Врачи пугают, что дело может кончиться гангреной и ампутацией. Неужели ничем нельзя помочь?

Вера П., г. Первоуральск.

Мой брат живет на уколах инсулина. Мы к этому привыкли. Но год назад он почти ослеп из-за кровоизлияния в сетчатку. Есть ли какая-нибудь надежда?

Наталия Уварова, г. Новокузнецк.

В последние годы своей жизни Иван Андреевич Леднев (вместе с нижегородскими профессорами В.Г.. Вогаликом и М.В.. Вогаликом) вплотную занимался лечением диабета, в результате чего им была написана уникальная брошюра с шестью самостоятельными схемами биологически активных точек для лечения прибором «Эледиа» разных форм заболеваний диабетом.

Почему же вместо одной схемы, напечатанной нами в «Атласе Леднева» на странице 127, в брошюре шесть? Да потому, что диабет необычайно многолик — вызывает различные формы функциональных нарушений. У одного лишь повышается содержание сахара в крови (из-за того, что его поджелудочная железа выделяет мало инсулина). У другого это повышение сопровождается осложнением на печень, желчный пузырь, 12-перстную кишку, желудок. У третьего страдают сосуды головного мозга, что вызывает головные боли, повышает артериальное давление. У четвертого идет снижение зрения вплоть до кровоизлияния в сетчатку. У пятого наблюдается спазм сосудов нижних конечностей, эндартериит, что может закончиться гангреной.

Ниже мы помещаем шесть схем биологически активных точек из брошюры Леднева, которые надо использовать для лечения диабета и его последствий.

С чего же надо начинать лечение'? И что об этом писал сам Леднев?

«Утвердившееся мнение в практической медицине о том, что незаменимым средством лечения диабета являются уколы инсулина, таит в себе больше вреда, чем пользы. Сторонний инсулин (то есть введенный) не способствует восстановлению утраченной функции самой поджелудочной железы. Напротив, как и всякий гормональный препарат, он усыпляет, убаюкивает, обманывает. «Для чего мне напрягаться и трудиться, — будто бы размышляет сам собою организм, — если можно получить инсулин без труда со стороны!»

Все, вместе взятое, приводит к частичной атрофии железы, к разрегулировке нервной системы, в результате чего у больного снижается сопротивляемость, меняется общий сосудистый тонус, возникают застойные явления и наступает кислородное голодание клеток, в том числе нейронов коры головного мозга, особенно чувствительных к нехватке кислорода, а это, в свою очередь, вызывает повышение артериального давления и головные боли, расстройство зрения и слуха, спазм сосудов нижних конечностей (эндартериит).

… Многолетняя практика лечения электропунктурой больных, страдающих сахарным диабетом, в том числе с детства и в том числе со «стажем» заболевания более десяти лет, показала возможность восстановления функции поджелудочной железы при исключении стороннего инсулина. И не только восстановления функции, но и устранения сопутствующих осложнений — вплоть до восстановления зрения после излияния крови в сетчатку глаза.

Вполне понятно, что для достижения положительных результатов требуется тем больше труда и затрат времени на лечение, чем значительнее изменения, которые претерпела нервная структура. Однако восстановленному здоровью время не может служить эквивалентом, ибо здоровье, как говорят, неоценимо ни во времени, ни в валюте.

Снижению функции поджелудочной железы нередко сопутствуют застойные явления в желчном пузыре и желчных протоках, нарушения функции печени, что снижает активность пищеварительных ферментов, выделяемых поджелудочной железой в 12-перстную кишку. Потому при лечении больных сахарным диабетом необходимо воздействовать не только на биологически активные точки поджелудочной железы, но и на точки печени, желчного пузыря, 12-перстной кишки, то есть комплексно.

Ну а теперь ответ на вопрос: с чего начинать лечение (за один присест все точки не пролечишь)?

Разумеется, со схемы 1, где даны биологически активные точки, которые надо обрабатывать при повышенном содержании сахара в крови. Далее вы выбираете ту схему, которая ближе всего подходит к вашему индивидуальному заболеванию и осложнению: если у вас неполадки с пищеварением, то диагностируете и обрабатываете «минусом» точки печени, желчного пузыря, 12-перстной кишки, желудка; если осложнение на сетчатку глаза, то берите схему, связанную со зрением; если на ноги, то схему, относящуюся к сосудам ног, и т. д.

Завершать лечение во всех случаях имеет смысл обработкой общеукрепляющих точек, причем туг лечение обязательно надо проводить и первым и вторым методами. То есть сначала (после диагностики на асимметрию) пролечить точку постоянным током отрицательной полярности в течение минуты-двух, что восстановит проводимость на уровне синапсов, а потом током переменной полярности, нажимая пальцем на диагностическую кнопку (10 раз) со скоростью один раз в секунду — для раздражения вегетативных центров и повышения иммунитета».

Я, доктор ФиС, ничего не могу добавить к лечению диабета методом Леднева. Собственного опыта у меня нет.

Откликов от читателей, которые начали лечение, пока пришло недостаточно. Мы их ждем. Пишите!

Назад Оглавление Конец