Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Глава первая. Как это было

В свои 77 лет Александра Николаевна Стрельникова была абсолютно здоровой женщиной. Она не знала, что такое остеохондроз, гипертония, сердечная слабость. Впрочем, что такое сильнейшая сердечная боль, она знала. Ведь первый сердечный приступ, который Стрельникова остановила своей гимнастикой, был ее собственный...

Начало

О своей юности Александра Николаевна никогда никому не рассказывала. Избегала затрагивать эту тему, как будто чего-то боялась. И даже я, ее единственный ученик и ассистент, почти ничего не знал о первой половине ее жизни. Так ... отдельные эпизоды из детства и юности, проведенных на Дальнем Востоке.

И вот через шесть лет после трагической гибели моей наставницы меня разыскала в Москве женщина, передавшая весточку от Нины Николаевны Стрельниковой, родной сестры Александры Николаевны, - третьей из сестер Стрельниковых, о существовании которой я и не подозревал. В очень преклонном возрасте живет она сейчас в Австралии, практически обездвижена, больна тяжелой неизлечимой болезнью. Более 60 лет Нина Николаевна пыталась разыскать свою мать и сестер. Уже после гибели Александры Николаевны прочитала о дыхательной гимнастике Стрельниковой в одной из российских газет, где, к счастью, был указан мой адрес и даже телефон.

Единственная оставшаяся в живых из троих сестер, Нина Николаевна написала мне о том, о чем так и не успела рассказать Александра Николаевна.

Их отец, Николай Дмитриевич Стрельников, был красивым мужчиной, старше своей жены - Александры Северовны. Ей было 17, а ему - 37, когда они познакомились на уроках пения у Давыдова... Мама, как пишет Нина Николаевна, удрала с уроков из школы, и они явились к родителям, уже обвенчавшись.

Лето 1919 года застало Александру Северовну и трех ее дочерей, Александру, Нину и Татьяну, во Владивостоке, куда их занесло революционной бурей. Сюда перебралась, спасаясь от красного террора и сестра Александры Северовны Лидия с мужем. А главу семьи, Николая Дмитриевича, девочки видели в последний раз на станции Зима. О дальнейшей его судьбе Нина Николаевна не могла мне больше ничего сообщить. В ее памяти только осталось, что отец много играл с дочерьми, любил сажать их себе на плечи...

В 1924 году Лидия Северовна с мужем уехали в Харбин, забрав с собой Нину - очень слабенькую девочку, чтобы помочь Александре Северовне содержать семью. С тех пор Нина Николаевна больше не видела мать и сестер.

"А ведь я когда-то собиралась переплыть Амур!" - сказала мне однажды Александра Николаевна (она всю жизнь была прекрасной пловчихой, а в юности - даже чемпионкой Новосибирска).

Теперь, спустя несколько лет после ее гибели, я узнал, почему она хотела это сделать! Она мечтала повидаться с сестрой! Но именно тогда она встретила "такие чудесные синие глаза" (из письма младшей Александры сестре Нине, которое та более чем через полвека после его получения переслала мне в Москву), что..."Из-за этих "голубых глаз", - напишет мне Нина Николаевна из Австралии, - Шурка раздумала переплывать Амур и удирать в Харбин. Вышла замуж. Но неудачно. Мама написала: "Шура несчастлива в браке, разошлась. И вообще забудьте о нашем существовании".

Шел 1934 год, в СССР начинались сталинские репрессии.

На старых фотографиях, присланных мне с другой части земного шара, семья Стрельниковых запечатлена на даче с поваром-китайцем и на пикнике с друзьями - белогвардейскими офицерами. Детская память Нины Николаевны Стрельниковой на всю жизнь запечатлела портрет матери, где она изображена в полный рост рядом со стулом из черного дерева ("из спинок стульев мы, дети, пытались выковыривать фарфоровые медальончики в бронзовой оправе").

Александра Северовна Стрельникова была в молодости необычайно красивой женщиной. У моей наставницы на фортепиано стоял тот самый портрет ее мамы в молодости (к сожалению, портрет после гибели А.Н. Стрельниковой пропал). Чудом сохранилась любительская фотография, на которой один мой пациент заснял меня на фоне этого портрета.

Судьба пощадила А.С. Стрельникову и ее дочерей. Их не коснулись репрессии.

В довоенные годы Стрельникова-старшая уже применяла отдельные упражнения будущей уникальной системы дыхания. Просматривая старые бумаги Александры Николаевны, я обнаружил документ из Народного комиссариата здравоохранения, присланный на имя А.С. Стрельниковой, в котором говорилось: "Ваше предложение под названием "Метод лечения астмы дыхательной гимнастикой" поступило в бюро изобретений Техсовета Наркомздрава СССР 29 апреля 1941 года, зарегистрировано под № 4268 и направлено на заключение. Результаты Вам будут сообщены".

Но разразилась война, и было уже не до гимнастик.

Как же все началось? Из чего возникла эта уникальная система?

Бессчетное количество раз слышал я от Александры Николаевны одну и ту же фразу, которую она произшь сила на своих лекциях: "Когда я, молодая певица, потеряла голос, мама стала искать способ его восстановления. Так постепенно была изобретена гимнастика,". o Александра Николаевна не любила рассказывать о себе, и лишь по отдельным фразам, по некоторым замечаниям я смог представить себе, как все начиналось.

Они жили тогда с мамой в Сокольниках, в старом одноэтажном доме, в котором когда-то были "конюшни. Мать и дочь Стрельниковых знали лишь в узком кругу столичных певцов. Их дыхательная гимнастика улучшала красоту тембра, расширяла диапазон голоса у тех, для кого пение было профессией, и "делала" голос тем, кто хотел петь, не имея на это особых природных данных.

Стрельникова-младшая в то время была очень больна. От тяжелых, упорно повторяющихся, всегда с равной периодичностью, приступов боли в груди у нее начало сдавать сердце. Стрельниковы имели обширные связи в медицинском мире Москвы, но, увы, никто из врачей, даже самых известных, не в силах был помочь Александре Николаевне.

И вот однажды, осенней ночью, Стрельникову-дочь Вывела из забытья резкая боль в груди, сковавшая все тело и комом подступившая к горлу. "Мама! - закричала Александра Николаевна. - Я задыхаюсь!"

Телефона в доме не было, до ближайшего автомата - целый квартал, Александра Северовна в ужасе распахнула настежь все окна в комнате, чтобы дочери было легче дышать. Но легче не стало... И тогда, судорожно ловя ртом воздух, младшая Александра вдруг подумала: "Стрельниковская гимнастика!" Не "моя", не "наша", а именно стрельниковская! Собрав последние силы, со стиснутыми зубами, она стала шумно нюхать воздух, делая по 4 коротких, резких вдоха; И через несколько мгновений поняла, что доживет до утра.

Именно в эти страшные минуты мать и дочь осознали, что создали не только дыхательную гимнастику, возвращающую голоса актерам и певцам, но что-то гораздо большее, что-то, что может сделать человека здоровым! Так было положено начало новой оздоровительной системе.

Мать и дочь

Перед войной Александра Северовна жила в Новосибирске, она работала в местной филармонии педагогом-вокалистом, а Стрельникова-младшая проживала в Москве, ее пригласили петь в Музыкальный театр имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко. Когда началась война, Александра Николаевна переехала к матери в Новосибирск. Здесь она руководила художественной самодеятельностью, разъезжая с агитбригадой по Новосибирской области,

В 1953 году Александра Николаевна вернулась в Москву, привезя троих учеников-вокалистов. Двое из них поступили в Московскую консерваторию, третий - в Институт имени Гнесиных. Чуть позже перебралась в столицу и Александра Северовна. Дочь стала работать педагогом-вокал истом в Центральном Доме культуры железнодорожников, а мать - с артистами Московской государственной эстрады.

Молва об удивительной гимнастике, благодаря которой голос звучит чище и звонче, постепенно распространялась по Москве. К Стрельниковым на уроки пения стали приходить известные певцы и драматические артисты.

Народная артистка СССР Людмила Касаткина (тогда уже известная всей стране актриса, снявшаяся в фильме "Укротительница тигров"), побывавшая на уроках у Стрельниковых, убедила руководство Театра Советской Армии взять в штат этих уникальных педагогов, за считанные дни ликвидировавших у нее кровоизлияние в голосовые связки, которое поликлиника Большого театра не могла вылечить в течение нескольких месяцев. Из этой же поликлиники к Стрельниковым начинают направлять певцов и актеров хирург-фониатр В.А. Загорянская-Фельдман и врач-оториноларинголог Д.А. Шахова. Из лоркабинета Института имени Гне-синых к Стрельниковым стали приходить студенты-вокалисты, а также дикторы, учителя с "сорванными" голосами, направляемые фониатром В. Л. Чаплиным.

Окрыленная поддержкой научных светил и своим успехом, Александра Николаевна решается подать во Всесоюзный научно-исследовательский институт государственной патентной экспертизы (ВНИИГПЭ) заявку на изобретение.

Ей было что регистрировать. Ее дыхательная гимнастика не только восстанавливала певцам дыхание и голос, но и вообще необычайно благотворно воздействовала на организм в целом.

28 сентября 1973 года ВНИИГПЭ впервые в истории музыки зарегистрировал авторское право преподавательницы пения на "Способ лечения болезней, связанных с потерей голоса", установив его приоритет от 14 марта 1972 года. Свидетельство было зарегистрировано под № 411865.

Сколько раз потом этот документ будет выручать А.Н. Стрельникову! Сколько раз она будет мне говорить: "Какое счастье, что у.меня есть авторское свидетельство, иначе меня бы уже давно стерли с лица земли!"...

Применение стрельниковской дыхательной гимнастики на практике показало, что спектр болезней, при которых она помогает, очень широк. Об уникальной целебной гимнастике стала писать центральная пресса. Но вместе с народным признанием росло и неприятие официальной медицины. Высокопоставленные чиновники из Минздрава не хотели мириться с тем, что какая-то "самозванка", у которой не только медицинского, но и педагогического образования, в общем-то, не было, посмела проникнуть на их "территорию" и делать то, что им самим не удавалось. Используя предоставленное в их распоряжение новейшее медицинское оборудование для различных исследований, пульмонологи тем не менее оказались, как сейчас выражаются, неконкурентоспособными перед методикой Стрельниковой.

Александры Северовны Стрельниковой уже не было в живых. Через несколько лет после получения дочерью свидетельства, закрепляющего за ней право на изобретение "Способа лечения болезней, связанных с потерей голоса", Стрельникова-старшая в возрасте 88 лет скончалась от тяжелых травм, полученных в результате наезда автомобиля. (Страшное совпадение: ее дочь смерть тоже будет подстерегать на улице.)

К сожалению, я не знал Александру Северовну, так как познакомился с Александрой Николаевной в начале 1978 года. К тому времени она переехала из Сокольников в крохотную квартирку на улице Тухачевского. Видел лишь хранившуюся у Александры Николаевны старую любительскую кинопленку, на которой ее мать выходит в сад и садится в кресло-качалку. Кадры длятся несколько секунд.

- Маму любили все, - рассказывала мне Александра Николаевна. - И она очень по-доброму относилась к людям. Я - совсем другая, я не могу любить всех!

- Шуренька! - сказала как-то Людмила Ивановна Касаткина, когда мы с Александрой Николаевной были у нее в гостях. - Вы знаете, как я к вам отношусь...

Но какая у вас была мама! Она была святая!

Только через несколько лет после моего знакомства с Александрой Николаевной она как-то призналась, что незадолго до смерти Александра Северовна сказала ей:

- Через год к тебе придет мальчишка, его будут звать так же, как и твоего мужа (второй муж Александры Николаевны, Михаил, погиб в 1943 году). Научи его всему, он будет лечить после нас!

- Почему ты сказала "ко мне", мама? - спросила удивленно Александра Николаевна. - Почему не "к нам"?

- А меня уже не будет в живых, дочка! - ответила старшая Стрельникова.

"Язычница"

Александра Николаевна Стрельникова не только была замечательным педагогом, но и сама обладала прекрасным голосом. Она считала, что это в немалой степени заслуга дыхательной гимнастики.

Когда в 1953 году в Московской консерватории прослушивали ее учеников-вокалистов, консерваторские светила засомневались: "То, что они все прекрасно поют и владеют хорошей школой, еще не доказывает правильности методики... Вы, Александра Николаевна, просто собрали лучших самодеятельных певцов Москвы!"

И тогда Стрельникова встала и затянула "каторжное" по сложности исполнения ариозо Кумы ("Глянуть с Нижнего") из оперы П.И. Чайковского "Чародейка". Все оцепенели... Замерев от восторга, слушали женщину, чьи заслуги они еще несколько минут назад отвергали. Ну как же! Какая-то выскочка говорит о собственной методике постановки голоса, идущей вразрез со всеми общепринятыми рекомендациями, традиционными для певческих школ Англии, Франции и даже Италии!

Декан вокального факультета Гуго Натанович Тиц буквально впал в прострацию, а бывшая солистка Большого театра профессор Елена Катульская воскликнула: "Боже! Какая певица!.. Я отказываюсь участвовать в этой гнусной травле!"...

Каждый раз, присутствуя на домашних "сабантуях" у Александры Николаевны, где собирались певцы и актеры, которым мать и дочь Стрельниковы когда-то "чинили" голоса или которых просто учили петь, я давился слезами, слушая, как исполняет Александра Николаевна неаполитанские народные песни и романсы Вертинского... А так, как пела она русскую народную песню "Ноченька", не споет больше никто и никогда! Она обладала таким темпераментом и страстью, что, казалось, будто ее энергия может сокрушить все на своем пути.

Стройная, порывистая, стремительная... Рассыпанные по плечам рыжие волосы, пронзительный, демонический взгляд горящих глаз...

И голос, этот необычайный голос... Те, кому довелось его слышать, будут помнить всю жизнь.

Когда она пела, хотелось плакать... Она пела так, как будто ее сжигали на костре!

"Язычница!" - говорила она о себе.

А еще эта талантливая женщина писала стихи. Вот одно из поздних ее четверостиший:

На пороге Зимы я хочу

Увлекаться на час, опьяняясь...

Не торгуясь - за все заплачу!

И ни в чем никогда не раскаюсь!

У Александры Николаевны было какое-то сверхъестественное внутреннее чутье: она не могла объяснить, по каким признакам, но совершенно точно определяла болезнь человека, достаточно ему было сделать несколько упражнений гимнастики.

Уже потом, через несколько лет совместной работы, я понял, что по тому, как человек двигается, как он дышит, как он смотрит, она могла сказать, чем он болен.

Но были и другие случаи настоящего ясновидения, Помню, как-то летом мы отдыхали с Александрой Николаевной в Крыму, в Судаке. Вдруг неожиданно на пляже ее охватило сильное беспокойство. Я спросил, в чем дело.

- Что-то случилось, - сказала Александра Николаевна и, немного подумав, глядя на морской горизонт, добавила: - Случилось в театре... - и еще через несколько секунд уверенно и твердо произнесла: - В Театре Моссовета...

Тут надо уточнить, что последние лет пятнадцать-двадцать Стрельникова работала педагогом-вокалистом в Театре Сатиры и в Театре имени Моссовета.

На следующий день утром я купил в киоске газету "Советская культура". Когда я вслух прочел: "Умерла Фаина Георгиевна Раневская", Александра Николаевна вздрогнула, лицо ее на несколько мгновений' помертвело...

Однажды вечером, придя домой из Театра Сатиры, она сказала:

- Миронов и Папанов изменили манеру игры, и ЭТО мне не нравится.

Я понял, что ей не нравится не сама новая манера игры выдающихся актеров, а те причины, которые заставили ее изменить. Вскоре, возвратившись с работы поздно вечером, не раздеваясь, в прихожей, она сообщила каким-то странным, неестественно глухим голосом:

Умер Папанов, - и, прислонившись спиной к двери, глядя остановившимся взглядом в глубь комнаты, тихо и обреченно произнесла: - И мне кажется, следующим будет Андрюша...

Она медленно сползла по двери на пол и несколько минут сидела так в прихожей, глядя невидящими глазами куда-то в пустоту. Затем тяжело встала (это при ее-то легкости и порывистости!) и, не раздеваясь, прошла в комнату.

Андрея Миронова не стало очень скоро...

Трудный путь к признанию

Первым в нашей стране о необычной дыхательной гимнастике рассказал журнал "Изобретатель и рационализатор" (№ 7 за 1975 год), который поместил фотографию Андрея Миронова, выполняющего комплекс стрельниковских упражнений. Через год там же был опубликован и сам комплекс упражнений. В 1975 году сановный журнал "Советский Союз", выходивший еще и в нескольких странах на Западе, напечатал небольшую заметку о Стрельниковой и ее дыхательной гимнастике, которую Минздрав СССР всегда воспринимал в штыки.

Заставило журнал это сделать заявление известной в то время эстрадной певицы Ларисы Мондрус, которая, покинув пределы нашей страны, сказала на пресс-конференции в ФРГ западным журналистам, что в СССР "нет условий для т орческой личности! Пример? Пожалуйста! Мой педагог по вокалу Александра Николаевна Стрельникова!.." Буквально в ближайшем номере журнал "Советский Союз" написал о том, что А.Н. Стрельникова - известный педагог и работает в лучших театрах Москвы. Западный обыватель должен был сделать вывод, что Мондрус клевещет на советскую действительность.

Александра Николаевна Стрельникова всю свою оставшуюся жизнь была благодарна Ларисе Мондрус за это заявление. И когда кто-либо приезжал из-за границы, всегда интересовалась ее судьбой. И пусть не обижается Лариса на мою учительницу за то, что та так

никогда и не решилась позвонить ей. Боялась... Не за себя - за дело, которым занималась, ведь гимнастику еще надо было утверждать! Слишком хорошо помнила Стрельникова сталинские времена...

При жизни Александры Северовны мать и дочь поддерживали друг друга. После смерти матери Александре Николаевне пришлось сражаться с Минздравом в одиночку. Официальная медицина требовала от нее "научного" обоснования дыхательной гимнастики (можно подумать, что чем полнее и серьезнее так называемое научное обоснование метода, тем уникальнее его лечебные свойства!).

А людям, приезжавшим к А.Н. Стрельниковой за помощью со всех концов Советского Союза, было не до научного обоснования гимнастики. Болезнь - вот в чем была их проблема. Они надеялись на эту дыхательную гимнастику как на чудо, которое поможет им избавиться от приступов удушья, головных болей или эпилептических припадков.

Да и какие научные обоснования можно было требовать от Стрельниковой, ведь она не работала в клинике, у нее никогда не было своей лаборатории.

Александра Николаевна металась из одной клиники в другую, прося, умоляя провести исследования и тем самым доказать, что ее гимнастика поможет несчастным задыхающимся людям. Но ей везде отказывали. А пока не было официального научного обоснования, она постоянно слышала в свой адрес: "Вы не медик! Не имеете права лечить!"

К счастью, спасало авторское" свидетельство: по советскому законодательству она имела право принимать дома, благо никакого дорогостоящего оборудования для "внедрения изобретения" Стрельниковых в практику не требовалось. Наоборот, такое лечение само могло бы приносить доход государству, организуй оно прием Александрой Николаевной больных из-за рубежа.

Из письма А.Н. Стрельниковой в газету."Правда":

"Француз, случайно наблюдавший результаты нашей гимнастики, сказал: "Не понимаю этой страны... Она могла бы озолотиться, эксплуатируя Стрельникову. Неужели это никому не нужно?!"

И еще фрагмент из того же письма:

"Примерно 4 года назад ко мне пришли две пожилые дамы: полная и худая. Обе врачи. Полная сказала: "Я писала Вам. Вы выслали описание гимнастики, и, несмотря на то, что мне 63 года и у меня тяжелая астма, мне стало лучше... Проверьте, все ли я делаю правильно?"

Худая сказала: "Я из Австрии, доктор медицинских наук. Проверьте и меня. Считаю, что в такой необыкновенной гимнастике надо немедленно сообщить министру здравоохранения!"

Наш медик, сопровождавшая ее, возразила: "Да ее сразу удавят/ Пусть сидит и не рыпается!" И я сидела и не рыпалась"...

Однажды на вечере в Доме актера к Александре Николаевне подошел ведущий врач-фониатр столицы и, брызжа слюной ей прямо в лицо, прошипел: "Вас убить мало!" Кстати, в свое время этот врач безуспешно лечил меня от потери голоса таблетками прозерина"...

Вслед за журналом "Советский Союз" о гимнастике Стрельниковой написали газеты "Вечерняя Москва", "Московская правда", "Советская культура", "Социалистическая индустрия". Начал писать об А.Н. Стрельниковой и любимый народом журнал "Физкультура и спорт". Опубликовав первую статью в мартовском номере за 1980 год, этот журнал снова и снова возвращался к материалам об удивительной гимнастике. И даже в годы беспрецедентной "минздравовской травли моей учительницы, когда все остальные издания хранили гробовое молчание, "ФиС" продолжал публиковать на своих страницах материалы о стрельниковской дыхательной гимнастике. Скольким читателям облегчил он страдания, знакомя с ее принципами и методикой!

Газета "Труд" также опубликовала (21 апреля и 21 мая 1981 года) две прекрасные статьи о дыхательной гимнастике, обладающей фантастическими лечебными свойствами. И что же? Журналиста, написавшего эти статьи, - Николая Гоголя - уволили за это с работы!

Однако именно после публикаций в "Труде" тесная двухкомнатная квартирка Александры Николаевны подверглась настоящей осаде больных! Очередь желающих попасть на лечение стояла в ширину всего лестничного пролета с первого этажа по четвертый. Помню, соседка, живущая на третьем этаже, возвращаясь из магазина с полными сумками, не могла пройти к себе в квартиру (лифт кто-то из предусмотрительных больных вывел из строя, чтобы вновь прибывшие, входя в подъезд, вставали в очередь на первом).

- Куда лезешь без очереди?! - рявкнул кто-то на соседку, пробиравшуюся в свою квартиру.

- Живу я здесь! Понятно?!

- Знаем мы вас, "жильцов"!.. Небось специально продуктов накупила, чтобы без очереди пролезть!

Вполне естественно, что жильцы стали принимать экстренные меры для "самозащиты": звонить и писать в ЖЭК, в отделение милиции, в исполком и даже на Петровку, 38, требуя выселить "целительницу" за сто первый километр от Москвы.

В жаркую погоду, правда, проблемы с жильцами временно снимались. Мы выводили всех своих пациентов (иногда их количество достигало более двухсот пятидесяти человек) на "собачью площадку" перед домом, ставили в круг и занимались. Александра Николаевна считала, а я ходил по кругу и исправлял ошибки.

Однако жалобы соседей все же дошли и до районной прокуратуры. Приехал молодой, энергичный главный прокурор Хорошевского района Москвы, посадил Александру Николаевну в служебную машину и, привезя в свой кабинет, заставил написать заявление об отказе от частной практики.

Толпа на лестничной клетке ломилась в дверь, я периодически выходил за порог квартиры и объявлял, что Стрельниковой запретили принимать больных. А сама Александра Николаевна в это время в бессильной ярости металась по квартире.

Понятие "Мой дом - моя крепость!" в то время абсолютно ничего не значило. Участковый, а иногда и целый наряд милиции несколько раз вваливались в квартиру Александры Николаевны даже среди ночи. Посмотреть, не ведется ли здесь прием больных?

В течение нескольких дней задыхающиеся люди вместе с детьми молча стояли под нашей дверью. Иногда кто-то из малышей, у которого начинался приступ удушья, закатывался в плаче. Больные никак не могли понять: как это - им "не имеют права помочь"... Почему?! И надеялись, что Стрельникова наконец-то "смилостивится" и начнет обучать их гимнастике, ради которой они съехались с разных концов огромной страны.

В один из таких дней, когда видеть и слышать задыхающихся детей стало уже невмоготу, Александра Николаевна не выдержала. Рванувшись к двери, она распахнула ее настежь и сказала:

- Входите!..

Противники и сторонники

А теперь, дорогой читатель, я приведу отрывки из писем и статей. Их много, они написаны разными людьми или подготовлены в различных учреждениях.

Я познакомлю вас лишь с некоторыми. Прочитайте внимательно, и вы поймете, через что пришлось пройти Александре Николаевне. Но она все это вынесла, стерпела, смогла достойно ответить и убедить. Ведь именно от этого зависела судьба ее гимнастики, а значит, и судьбы тысяч больных.

Из письма Стрельниковой в "Правду"*, где она рассказывает об эксперименте, который Минздрав СССР наконец разрешил провести: "... и дали мне на 12 уроков зал в Институте курортологии. Спасло письмо из Звездного городка. В нем сообщили о хороших результатах гимнастики.

Я начала работать, несмотря на то, что руководство института сделало все, чтобы завалить эксперимент. Комната не проветривалась, жара была 30°, а сердечники и астматики стояли плечом к плечу. Я имела право отказаться, но была так уверена в своей гимнастике, что даже не колебалась... Результаты были прекрасные! Люди менялись на глазах!

Правда, ко мне иногда подходили ученики и говорили: "Что происходит? Я лежала и сидела. Теперь хожу, бегаю, поднимаюсь на четвертый этаж, а докторша, к которой я прикреплена, смотрит зелеными от ненависти глазами и говорит: "Не вижу улучшения!" Мне бы надо забеспокоиться. Но результаты были так хороши, уроки коллективные шли так красиво, что я была счастлива и думала: "Пустяки! Они поймут!.." И они поняли, что, если дать ход нашей гимнастике, надо перестроить всю медицинскую практику. Проще завалить Стрельникову.

После окончания занятий с первыми тремя группами Н. Ф. Солошенко из Минздрава мне сказал, что гимнастика признана полезной при аллергической форме астмы и, комиссия считает, что ее можно рекомендовать "наравне с другими гимнастиками". Я знала, что это ложь, что по силе и результативности наша гимнастика неизмеримо сильней. Она просто Могущественна!!!

За тридцать лет практики не было случая, чтобы наша гимнастика не помогла при болезнях органов дыхания. Дети-астматики поправляются даже гораздо быстрее, чем взрослые. Так неужели невозможно создать мне нормальные условия для работы ?"

Однако заметка "На поверку - знахарство", опубликованная в газете "Советская Россия" 27 апреля 1982 года, заявляла прямо противоположное:

"Мне довелось участвовать в комиссии, созданной Минздравом СССР, - пишет в ней председатель комиссии В.А. Силуянова. - В задачу ее входило дать научную оценку занятиям А.Н. Стрельниковой. Членам комиссии она изложила свою малограмотную "научную" концепцию. Это и неудивительно, ведь Стрельникова не имеет никакого медицинского и педагогического образования. Из разговора с ней выяснилось, что ее мать некогда занималась восстановлением голоса у артистов. Очевидно, кое-что и было перенято дочерью. Со временем дочь перестала заниматься вокалистами и переключилась на больных, страдающих "заиканием", бронхиальной астмой, сердечно-сосудистыми заболеваниями: гипертоническая болезнь, пороки сердца. Сеансы давались частным образом и за определенную плату.

Поскольку немалому количеству легковерных больных надо было дать четкий и научно обоснованный ответ, члены комиссии решили предоставить Стрельниковой возможность продемонстрировать на больных так называемую дыхательную гимнастику.

Было создано три группы. В первую входили больные с "заиканием", во вторую - с сердечно-сосудистыми заболеваниями, в третью - с бронхиальной астмой. В каждой группе было примерно от 21 до 28 человек.

Все больные были предупреждены, что идут на эксперимент. Врачебный контроль осуществлялся на самом высоком методическом уровне. И что же? Через 21 день занятий ухудшение большинства показателей, отражающих функциональное состояние органов и систем, наблюдалось практически во всех трех группах.

Отрицательные данные выявлены во время и после занятий А.Н. Стрельниковой (они проводились ею самой) у больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Трех человек, что недавно выписались из больницы и чувствовали себя относительно хорошо, пришлось снова определять в стационар. Несколько человек, почувствовав себя плохо, ушли со второго-третьего занятия.

С больными бронхиальной астмой эксперимент проводился дважды - в июле и декабре прошлого года. У нескольких больных во время занятий появились сильные приступы удушья, которые не снимались физическими у применениями, предлагаемыми А.Н. Стрельниковой.

Присутствовавшие на заседании за "круглым столом" специалисты единодушно заявили, что с подобным появлением различного рода частных "лечебных" методик, не имеющих под собой научной основы, следует решительно бороться, прямо объявляя их проявлением знахарства".

После публикации в "Советской России" интервью В.А. Силуяновой, заведующей кафедрой лечебной физкультуры 1-го Московского медицинского института им. И.М. Сеченова (сейчас это академия), председателя Ученого совета Минздрава СССР/ председателя "проверочной" комиссии по оценке результатов "эксперимента", Александра Николаевна кинулась в Институт курортологии с просьбой дать ей посмотреть медицинские карты занимавшихся у нее людей и заодно списать их адреса и телефоны.

Дорогая моя учительница, доверчивая и бескорыстная, посвятившая себя милосердию, привыкшая дарить, а не брать (сколько бесплатных уроков она дала тяжелобольным людям за всю свою жизнь - не сосчитать!), не записала во время "эксперимента" адреса и телефоны пациентов. Не послушалась советов, постеснялась. Не знала тогда, с кем имеет дело...

Директор Института курортологии и физиотерапии усмехнулся ей в лицо:

- Я не имею права дать вам медицинские карты. Вы - не медик!

Пытаясь найти справедливость, А.Н. Стрельникова обратилась в Минздрав:

"Я занималась в Институте курортологии в июне- июле, ноябре-декабре 1981 г. Занятнее больными проводила действительно я, дала каждой из 5 групп по 12 уроков...

Программа обследования моих учеников мне была абсолютно неизвестна, неизвестна и сейчас; и я была удивлена тем, что ни одно обследование не проводилось у меня на глазах. И когда я сказала, что для исследования стрельни-ковской гимнастики пневмограф не годится, его немедленно принесли в комнату для занятий и заставили некоторых учеников делать выдохи непосредственно после каждой моей команды "стоп", зная, что это ухудшает результаты, потому что пневмограф тренирует выдох, а стрельниковская гимнастика - вдох... Стрелъниковские уроки по восстановлению голоса состоят из дыхательных и певческих упражнений, для которых необходимо пианино. Его в Институте курортологии не было, и никто не имел права обследовать звучание голоса там, где не было звуковых уроков, Считаю обследование звучания неправомочным. Да и зачем оно нужно сердечникам и астматикам, не понимаю.

Мне очень хорошо известно, что от нашей гимнастики статуса астмы не бывает. Бывает одышка, которая имеет форму приступа. Надо дать ученику передохнуть и снова учить дышать. Статусы я много раз останавливала, и не только я, но и мои ученики.

В 57-й больнице, по просьбе медиков, я остановила приступ астмы у молодого человека во время своей лекции на глазах у всех, у дочери билетерши Театра Сатиры- у нее дома, хотя там был такой случай, что я не надеялась на это.

Не надо быть медиком, чтобы с первого взгляда на запись спирографа понять, почему стрельниковская гимнастика останавливает приступ астмы, и с первого взгляда на запись капнографа - насколько улучшается газообмен. Почему в Институте курортологии ни одной такой записи не было сделано? Почему, когда нашу гимнастику проверяли биологи, результаты были отличные, а когда медики- якобы плохие?

С решением Института курортологии согласиться не могу и еще раз прошу немедля дать мне возможность списать адреса всех учеников, занимавшихся у меня тогда, чтобы я могла доказать истину. Я знаю, что не все медики были моими противниками. Были и сторонники стрелъ-никовской дыхательной гимнастики, поэтому прошу сообщить мне имена и адреса всех членов комиссии Института курортологии".

В Минздраве СССР ей, конечно же, никаких адресов не дали, отправив снова в Институт курортологии. Вот так и металась Стрельникова между двумя государственными учреждениями. И везде один и тот же ответ: "Вы не медик, не имеете права!"

Обессиленная, почти что сломленная, уже ни на что не надеясь (именно в один из мрачных дней того безысходного периода ее жизни она сказала: "Я устала становиться на колени потому, что я выше многих докторов медицинских наук!.."), она одно за другим пишет три письма главному редактору газеты "Советская Россия"., опубликовавшей заметку "На поверку - знахарство".

Вот отрывки из Них:

"...Среди биологов, физиков, физиологов противников у нашей гимнастики нет, да и число медиков, которые лечатся ею, лечат своих детей и родителей, неудержимо растет.

Я читала лекции о нашей гимнастике в сотнях советских предприятий и учреждений, в первую очередь в медицинских, в том числе и в Четвертом управлении. С удовольствием прочту и у Вас в редакции, потому что Вы должны знать человека, о котором пишете.

Из Кишинева доктор Седун, из Ленинграда подполковник медицинской службы Коган сообщают о хороших результатах применения нашей гимнастики для больных. И еще многие, которых я не знаю, так как учета не веду, нет возможности!

Но не это главное. Не надо быть медиком, чтобы с первого взгляда на миллиметровки биологического кабинета понять, почему у астматиков от нашей гимнастики прекращаются приступы астмы. Видно, что объем вдоха увеличивается сразу, с первого урока...

Два года назад мне ученик рассказал: "Мой приятель работал в нашем посольстве во Франции. Часто болел. И какой-то француз ему сказал: "Пойдите к месье такому-то, я имени его не знаю, он отлично лечит органы дыхания какой-то странной гимнастикой". Приятель пошел. И через неделю сказал французу: "Что значит Европа! Как мы отстаем!" На что тот ответил: "Вы ошибаетесь.. Это Ваша, а не наша гимнастика. Я ее привез из Москвы, из Сокольников. Обучила некая Стрельникова". Я спросила, как живет француз. "Скромно. Небольшой двухэтажный особняк". А у меня 12-метровая комната для занятий. И я 30 лет не могу добиться зала.

Мне думается, что советский человек должен думать прежде всего так: полезно ли то, что я делаю, государству.

Наша гимнастика закрыла сотни бюллетеней, десятки, а может быть, и сотни людей сняла с инвалидности. Иногда даже без встречи со мной: люди делали гимнастику по описанию! А сколько детей растут здоровыми, потому что их вовремя ко мне привели? И я не тяну с государства зарплату, как многие доктора наук, а плачу ему сколько могу. Создайте условия - заработаю валюту, а она ой как нужна сейчас!

Опровержения мне не нужно. Высказывание Силуяновой вызвало горячее сочувствие ко мне, и приток учеников еще увеличился! Надеюсь, что и в Вашей редакции захотят познакомиться со стрельниковскои гимнастикой. В конце лекций я всегда демонстрирую ее и вызываю желающих ее сделать. Надеюсь, что и Вы захотите услышать мой рассказ".

"В дополнение к моему письму я хочу рассказать только случай из моей практики.

26 апреля этого года в двенадцать часов ночи в моей квартире прозвучал телефонный звонок, и женщина, заливаясь слезами, закричала: "Не бросайте трубку! Я говорю из Киева! У меня умирает (она так и сказала: умирает) девятилетний сын! Второй месяц статус астмы, а у него аллергия на лекарства. Ваша гимнастика- последняя надежда. Можно ли делать ее в таком состоянии?" - "Должно! Вы ее знаете?"- "Да, я один раз была на Вашей лекции и Вы там ее показали!" - "Начинайте сию же минуту!" И я объяснила по телефону темп и дозу гимнастики. 28 апреля в 8.30 утра я снова услыхала ее голос: "Александра Николаевна! Благословляю имя Ваше! Благословляю встречу с Вами! Мы остановили приступ за 30 минут.

Сын ходит, ест, говорит! Мы уже в Москве. Можно привезти его к Вам?" "Везите скорее!"- закричала я. И через 30-40 минут они были у меня. Вошел бледный худенький мальчишка, но с нормальным дыханием, и стал делать стрелъниковскую гимнастику...

Вы позволили глупой, злобной, бездарной женщине облить меня грязью на страницах Вашей газеты. Вы знаете и я знаю, что ни Силуянова, ни весь институт, в котором она работает и который стоит государству многие тысячи, за все свое существование ничего подобного не сделали. И Вы стали соучастником черного силуяновского дела! И Вам не жаль детей? И не страшно? И никто у Вас в семье не задыхается по ночам от астмы? И не заболеет никогда?..

Медики считают себя оскорбленными, а Вы-то, Вы-то, как могли этого не понять? Ведь страшно жить, когда видишь, как всенародное, да что там - глобальное, открытие душат люди, потерявшие совесть!"

И еще один отрывок - из третьего письма главному редактору газеты "Советская Россия":

"Разве Вы не знаете, что у современной медицины нет, - слышите?- нет средств борьбы с астмой? Я видела детей, оглохших совсем, навсегда, потому что антибиотиками лечили пневмонию, на фоне которой шла астма. Результаты: слух потерян навсегда, а пневмония и астма все те же. Видела взрослых с перерезанным горлом, иногда с двух сторон. Им обещали, что астма кончится, а она продолжалась. И мне стоило нечеловеческих усилий научить их дышать, Я это делала, и астма отступала. А гормоны?., которые калечат не только почки и надпочечники, но и половую сферу, хотя медицина не любит признаваться в этом.

У меня перед глазами стоит 7-летний мальчик из ГДР, которому давали гормоны, потому что он задыхался. А моя гимнастика могла бы остановить приступ шутя и предупредить новые: Советский народ "повально", по вашим же словам, делает стрельниковскую гимнастику, следовательно, она нужна ему. Так почему же Вы пошли не с ним, а против него?! Я уверена, что редакция Ваша, телевидение, радио, "Правда" завалены письмами с требованием показать, описать стрельниковскую гимнастику. Она пришла вовремя, и на нее ушли две жизни: моей матери и моя. Как Вы могли, не видя меня, не зная, кто я, облить грязью не меня, а огромное всенародное дело. Да что там всенародное! Глобальное!

Молодые корреспонденты Вашей газеты несколько раз были у меня, брали интервью. Одна, видимо наиболее добросовестная, была на семинаре врачей, съехавшихся из многих городов, в том числе и зарубежных, и видела восторженный прием, оказанный мне медиками. И все-таки корреспонденция не пошла. Почему?

Почему Вы стоите не на стороне нового и великого, а на стороне старого и отжившего, а главное, недобросовестного? Ну подумайте, подумайте честно, как гражданин и человек: кто может понять и найти правильное дыхание: медик или певец, ставший педагогом-вокалистом? Стоматолог, венеролог, уролог, хирург - отпадают сразу. Ларинголог, который встречается с певцами ежедневно? Нет, он смотрит гортань и связки - и все. Профессор Загорянская говорила: "Мы видим до сих пор, а Стрельникова до сих!" И показывала первый раз до основания шеи, а второй - до пояса. И она была права. Терапевт слушает дыхание, но не вникает в его сущность. Он констатирует: то и то-то затемнено. Но не думает о том - почему и что сделать, чтобы исправить. Певица, потерявшая голос и понявшая, что его не вернуть, если дыхание организовано неверно, ищет правильный вдох как средство к жизни и находит его.

Я могу одно Вам сказать: Вы губите не только взрослых, но и детей, совсем маленьких детей, которые задыхаются по ночам и у которых единственная возможность спастись - стрельниковская гимнастика. Я не предполагаю, я знаю, знаю это из 30-летней практики, а остальное пусть решит Ваша совесть".

Но только четыре года спустя, заваленная письмами в защиту Стрельниковой, редакция "Советской России" была вынуждена напечатать объективную статью о ее методе. Она наконец-то вышла 14 февраля 1986 года под заголовком "Дышать или не дышать?"

Корреспондент газеты С. Каленикин, прежде чем написать статью, побывал на приеме у А.Н. Стрельниковой и побеседовал с присутствовавшими на сеансе гимнастики пациентами, с матерями детей, больных астмой.

Но скептики не унимались.

В ответ на статью в "Советской России" "Медицинская газета" 21 марта 1986 года, спасая честь мундира, поместила статью председателя Ученого совета О. Гаврилова, в которой он сообщал, что при "эксперименте" Стрельниковой у 40% пациентов самочувствие осталось без изменений, у 29% результат был отрицательный и только у 31% - положительный.

Александра Николаевна в ответ пишет письмо в "Медицинскую газету":

"...29% -результат отрицательный? Но ведь может быть, что хроническая пневмония, на фоне которой шла астма, дала от гимнастики вспышку с повышением температуры, в результате которой пошла многолетняя мокрота, пробки и сразу могло наступить облегчение, но мне не дали довести дело до конца.

Легкое головокружение бывает в первый урок. Но оно бывает и когда человек, долго находившийся в душном помещении, выходит на свежий воздух. Неужели этого не знали медики Института курортологии? Сообщите им, что это не вредно.

В качестве отрицательных результатов было упомянуто у 1-2 человек повышение давления и нарушение мозгового кровообращения. Но давление может повыситься от любого движения, и это не может доказать, что движение- вредно, а что касается мозгового кровообращения, то откуда это стало известно, если не было ни одной энцефалограммы? Впрочем, ни одной спирограммы, то есть решающего документа, когда речь идет о дыхании, тоже не было.

Было повышение давления? Почему же мне никто не сказал об этом? Я бы изменила темп и дозу! Во всяком случае, все эти последствия незначительны и временны. А так как истина познается в сравнении, сравните отрицательные результаты общепринятой медицины и стрельниковской гимнастики. Вот письма, которые я получаю.

"У моего старшего сына был диатез. Лечили- перешел в экзему. С экземой мы были в Ростовской, Краснодарской и двух московских больницах. Лечили. Получили астматический бронхит и потерю зрения. (Рост, обл., Замовниквоский р-н, п.о. Камышев, Давыдова Н. И.)".

"Болею 4-й год. Заболел воспалением легких. Положили в больницу, стали колоть. Давление поднялось до 280/145. Кололи. Лучше не стало. Давление- 220/110, стабилизировалось. Прочитал в газете о Вашей гимнастике, стал ее делать. Давление 140/80, 160/90. Но дышать пока трудно. Там мало написано. Вышлите комплекс. (Саратовская обл., г. Пугачев, Юрьев В.П.)".

"Нашей дочери 9 лет. 5лет болеет астмой. Что только мы не делали! Нашему ребенку становится все хуже. Появились приступы с потерей сознания. (Владимирская обл., г. Гороховец, Тункина Т.Н.)".

"В моей семье страдают этим, недугом трое. Все попытки лечения заканчиваются неудачей. Помогите! Фронтовик, инвалид ВОВ. Иркутская обл., Тайшетский р-н, Новобирюсинский пос. Выставкин С. Г.".

"Пришлите комплекс. Инвалид II группы, мне 55 лет. Не могу сходить за хлебом. Суховей А.В. Ростовская обл., г. Салъск".

"Ей сейчас 34 года, 4 раза лежала в больнице в тяжелом состоянии. Ничто не помогает. Из выступления "Советской России" видно, что Минздрав будет исследовать Вашу гимнастику. Это, вероятно, кончится после ее или Вашей смерти. Просим выслать методичку. Амурская обл., г. Свободный. Отец и дочь Розановы".

"Запишите на прием. И материнское Вам спасибо. Вы поставили на ноги дочь. 4 года она не знает лекарств. Начала заниматься аэробикой. Калининград, Корнакова".

"Славик лежал, не мог приподняться. Стал делать "Повороты", "Ушки" и "Малый маятник". Через несколько минут дыхание стало ровным. Киев, Кулишенко".

Было и такое письмо: "Спасибо за методичку, но девочка уже умерла в машине "скорой помощи".

И зная все это, специалисты оценили "однозначно отрицательно" гимнастику Стрельниковой!

Разве от нее кто-нибудь ослеп или оглох, как от антибиотиков? Или были навсегда искалечены почки, надпочечники, нервная система, половая сфера и позвоночник, как от гормонов?

И даже если положительный результат был у 30 процентов больных, и тогда наша гимнастика - единственный способ борьбы с бронхиальной астмой, дающий реальный результат, не принося вреда организму, потому что бронхоскопия наносит травмы бронхам, иногда очень тяжелые, а гормоны калечат человека навсегда, и, судя по тому, что сейчас их стали давать даже детям (а иные официальные способы безрезультатны), их вред велик.

Прошу Вас, члены редакции "Медицинской газеты", во имя клятвы Гиппократа, когда-то данной вами, вместо того, чтобы присоединяться к противникам нового, - помочь мне размножить методичку, чтобы не повторилось письмо о том, что девочка умерла раньше, чем ее получила".

Однако "Медицинская газета" так и не опубликовала комплекс стрельниковской гимнастики.

Но вот в январском номере журнала "Здоровье" за 1989 год была опубликована статья, которая называлась "Дышать по Толкачеву или по Стрельниковой?" В связи с ухудшившейся в последние годы экологической обстановкой и ростом заболеваний бронхолегочной системы редакция журнала в ответ на многочисленные письма с просьбой рассказать о различных дыхательных методиках собрала за "круглым столом" ряд ведущих специалистов в этой области. Б.С. Толкачева-то за "круглый стол" пригласили, а вот А.Н. Стрельникову позвать "забыли". Вместо нее выступила доктор медицинских наук Е.И. Сорокина из Всесоюзного научного центра медицинской реабилитации и физиотерапии (бывший Институт курортологии), кстати, кардиолог, а не пульмонолог.

Она сообщила:

"Сейчас очень многие увлекаются дыханием по Стрельниковой. Мы у себя в институте проверяли эффективность этого метода. Преимуществ перед классической дыхательной гимнастикой не обнаружили. Мало того, были зарегистрированы даже случаи обострения бронхиальной астмы. А вот при хроническом бронхите парадоксальную гимнастику Стрельник'овой можно использовать более широко".

Обратите внимание на слова: Более широко. Впервые представитель официальной медицины признал за стрельниковской гимнастикой право лечить, хотя и с оговорками.

Лед потихоньку начинал трогаться...

Все остается людям

Сентябрь 1989 года. Потрясающей красоты бабье лето!.. Александра Николаевна не ведет официального приема больных, потому что у нее отпуск и она собирается отдыхать. Как всегда, хочет поехать в Крым, в свой любимый Судак. Но обстоятельства потребовали ее присутствия в Москве. Стрельникова ждет свою ученицу, солистку "Гранд-опера", которая, позвонив из Парижа, предупредила, что приедет на уроки пения не одна, а с двумя французскими врачами, очень заинтересовавшимися дыхательной гимнастикой.

Днем Александра Николаевна занимается с одним-двумя внеплановыми иногородними больными, которые были в Москве проездом, а к вечеру спешит в свой любимый Серебряный Бор. Она всегда плавала до самых морозов, пока Москва-река не покрывалась льдом.

Проходит день за днем, Александра Николаевна начинает нервничать: ученица уже давно должна быть в Москве, а ее все нет. И даже не звонит! Что случилось?..

Уговариваю не ждать и ехать отдыхать (год был особенно напряженный). В случае чего дам телеграмму, и, кажется, она готова уступить.

На несколько дней собираюсь съездить к матери в подмосковный Сергиев Посад. В пятницу днем прощаюсь с Александрой Николаевной. Она стоит посередине комнаты возле стола, как-то виновато улыбается и смотрит на меня, будто хочет запомнить.

Думал ли я тогда, обнимая свою учительницу, что больше уже никогда ее не увижу? Нет, конечно! Но было странное ощущение чего-то вставшего между нами. Словно она была уже где-то далеко-далеко...

После нескольких дней, проведенных в Сергиевом Посаде, я вдруг почувствовал возрастающее с каждым днем чувство тревоги, безысходности, тоски. Начал звонить в Москву Александре Николаевне. Никто не поднимал трубку, хотя я знал, что она должна быть дома. И я рванулся в столицу.

Дверь квартиры была почему-то опечатана, а в ней торчала записка: "Миша, срочно позвони. Евгений Михайлович" (племянник А.Н. Стрельниковой. - М.Щ.). Ключ не всовывался в замочную скважину, и я не сразу понял, что врезали новый замок...

Как рассказывали, мне позже, этот день в Москве был теплым и солнечным. Но вечером небо быстро заволокло тучами, и начался дождь. Александра Николаевна, выкупавшись, спешно засобиралась домой. Стала переходить дорогу... Из-за поворота на огромной скорости вылетели два пьяных парня на мотоцикле и сбили Александру Николаевну. Потеряв управление, врезались в столб и погибли сами. Три нелепых смерти одновременно...

Хоронили Александру Николаевну 20 сентября. И снова было тепло и солнечно. Листья на деревьях, желтые-желтые, почему-то не опадали...

Не буду описывать похороны. Дай Бог, чтобы те дни остались самыми страшными в моей жизни!

После гибели Александры Николаевны предстояло сделать все, чтобы метод Стрельниковых продолжал жить и приносить пользу людям. Это лучшее, что можно было сделать в память об Александре Николаевне.

Хотя задача эта была очень сложной. Ведь даже сама Стрельникова с невероятным трудом отстаивала право на жизнь для своего детища.

Первыми на помощь пришли драматические актеры, много лет знавшие Александру Николаевну и испытавшие на себе чудесные свойства ее гимнастики: Армен Джигарханян, Маргарита Терехова, Галина Яцкина, певица Ольга Воронец.

Несокрушимой стеной встала на мою защиту народная артистка СССР Людмила Касаткина. Именно она, добрый гений стрельниковского дома, выбивала в 60-е годы первое жилье тогда еще никому не известным провинциальным педагогам матери и дочери Стрельниковым. Именно она открыла для актеров стрельниковскую гимнастику. И вот теперь Людмила Ивановна снова была в числе тех, кто помог мне встать на ноги как специалисту-профессионалу.

Вот уже девять лет работаю я один, без моей наставницы. Я бережно храню документ, подписанный Александрой Николаевной, свидетельствующий, что я являюсь ее 'единственным учеником и творческим наследником. Так же как при жизни Александры Николаевны, раздаются частые звонки с просьбами о помощи, приезжают больные люди с надеждой получить исцеление.

Хочется помочь всем, особенно больным детям.

До сих пор достаю из почтового ящика письма, адресованные А.Н. Стрельниковой, до сих пор по телефону нет - нет да и услышу: "Александру Николаевну пригласите, пожалуйста, к телефону!"...

Первое медицинское учреждение, в котором я еще при жизни моей учительницы начал внедрять дыхательную гимнастику, была Московская городская клиническая больница № 50 широкого профиля.

Всегда с теплотой вспоминаю одного из хирургов (за мной были закреплены все четыре хирургических отделения), который, присылая на занятия дыхательной гимнастикой своего очередного прооперированного больного, каждый раз не забывал мне напомнить:

- Прошу вас, Михаил Николаевич, только без фанатизма!..

- Если я буду заниматься с больными без фанатизма, - ответил я как-то ему, - вы не будете присылать своих больных ко мне. Потому что они тогда не будут так быстро выздоравливать!

В 1992 году в подростковом отделении Центрального НИИ туберкулеза мною был проведен эксперимент. Вот что о нем писала заведующая детско-подростковым отделением, врач-фтизиатр высшей категории З.В. Евфимьевская:

"С марта по июль 1992 года на базе детско - подросткового отделения Центрального научно-исследовательского института туберкулеза Российской академии медицинских наук проводился эксперимент по реабилитации больных туберкулезом подростков с помощью дыхательной гимнастики по методу Стрельниковых на фоне стандартной химиотерапии. Отмечено значительное улучшение общего состояния больных, улучшение гемодинамики, ЭКГ и функции внешнего дыхания. Быстрее рассасываются инфильтративные изменения в легких и наступает заживление полостей распада.

Особенно хорошие результаты отмечены у подростков, страдающих кроме туберкулеза вегетососудистыми дистопиями".

А в отделении лечебной физкультуры 9-й поликлиники Московского гарнизона наша гимнастика применяется с 1988 года. Вот как отзывается о ней один из лучших специалистов Москвы по реабилитации больных, врач высшей категории З.П. Мелихова:

"Я знакома со многими нетрадиционными методами лечения: гимнастикой йогов, дыханием по Бутейко, гимнастиками цигун, тайцзицюань, методом су-джок, даосской дыхательной системой. В каждом из них есть свое рациональное зерно. Но все они требуют от человека максимальных энергетических затрат, а некоторые - даже перестройки всего образа жизни и рассчитаны на месяцы и годы упорной напряженной тренировки.

Для стрелъниковской гимнастики нужен один квадратный метр комнаты и открытая форточка. Через 10 минут после начала занятий появляется совершенно другое самочувствие: бодрость, легкость во всем теле, прекрасное настроение. То есть в минимальный срок - максимальный результат. А это как раз и необходимо современному человеку при нашем образе жизни".

Положительный эффект стрельниковской дыхательной гимнастики отмечен и в Центральной поликлинике № 1 Министерства внутренних дел России и подтвержден актом о внедрении ее в лечебную практику. В своем интервью журналу "Воин" (1996, № 8) Надежда Дмитриевна Егоркина, заслуженный врач России, кандидат медицинских наук, начальник противотуберкулезного отделения Центральной поликлиники №1 МВД РФ, говорит: "С Александрой Николаевной Стрельниковой я поддерживала дружбу и профессиональный контакт в течение многих лет. За это время я лично убеждалась в эффективности ее метода и была ей очень признательна за то внимание и терпение, с которыми она занималась с моими пациентами в моем присутствии.

Гимнастику Стрельниковой я применяю при лечении больных с различными заболеваниями органов дыхания более 10 лет. Если пациенты делают гимнастику регулярно, то положительный эффект всегда ярко выражен (острые пневмонии излечиваются в течение 10-14 дней без антибиотиков, с подключением патогенетических препаратов). Следует отметить, что очень важно правильно выполнять упражнения стрелъниковской гимнастики.

В этом плане надо отдать должное единственному ученику и ассистенту А.Н. Стрельниковой- Михаилу Николаевичу Щетинину, который квалифицированно ведет занятия, получая блестящие результаты. Тяжелых больных с бронхиальной астмой, обострениями хронических обструктивных бронхитов я всегда направляю к М.Н. Щетинину, так как только он может быстро оказать лечебную помощь, купируя гимнастикой приступы удушья, а затем отработать индивидуально с каждым пациентом этап самостоятельных занятий".

И наконец, хочу привести высказывание известного хирурга - фониатра, доктора медицинских наук, профессора - оториноларинголога В.А. Загорянской-Фельдман (газета "Здоровье детей", 1995, № 11, 12):

"Более 30 лет наблюдаю великолепный лечебный эффект стрелъниковской дыхательной гимнастики у певцов и актеров с различными заболеваниями голосового аппарата. Она полезна всем и в любом возрасте, особенно детям, при частью простудах и ОРЗ. Улучшая общие обменные процессы, эта дыхательная гимнастика укрепляет весь организм ребенка, делает его здоровым!"

Итак, вы, наверное, уже убедились в том, что наша гимнастика способна творить чудеса. Однако хочу предупредить, что некоторые нечистые на руку дельцы от медицины, которые, к сожалению, всегда существовали и существуют, пытаются эксплуатировать нашу гимнастику, делая на этом прежде всего деньги и нисколько не заботясь о результатах лечения. Сколько раз мне приходилось слышать, что пациент, пройдя курс лечения в таком-то медицинском центре и заплатив за это внушительную сумму, не почувствовал никакого улучшения. И когда этот пациент у меня на приеме начинает демонстрировать стрельниковскую гимнастику, хочется сказать тем, у кого этот несчастный прошел "курс лечения": "Побойтесь Бога, господа!"

Кстати, пользуясь правом единственного творческого наследника А.Н. Стрельниковой, я недавно юридически прекратил практику двух лжеучеников, работавших в центрах народной медицины по системе Стрельниковой. Думаю не о своих интересах, а прежде всего о больных людях, обманывать которых просто грешно.

И снова вспоминаются мудрые слова моей учительницы: "Что касается сопротивления элитарных медиков- оно закономерно, потому что признание стрелъниковской гимнастики уничтожит целый ряд докторских диссертаций, а внедрение заставит перестроить медицинскую практику, а не только говорить о готовности это сделать".

Времена меняются... Сейчас уже никого не нужно убеждать в колоссальных лечебных свойствах стрельни-ковской гимнастики. В стране нет такого города, а в городе - хотя бы одной клиники, в которой не применялись бы стрельниковские упражнения. Сейчас разве что откровенный вредитель, имеющий медицинский диплом и ненавидящий своих пациентов, может утверждать, что наша гимнастика вредна. Правда, находятся и такие...

Даже традиционная лечебная физкультура, в которой десятилетиями рекомендовали делать "глубокий" вдох на раскрытии грудной клетки, стала предлагать делать вдох на встречном движении рук (как в нашем упражнении "Обними плечи") и наклоне вперед (как в упражнении "Насос"). При этом, правда, оговаривается, что воздух нужно посылать в нижние широкие основания легких. Да не пойдет он туда, господа профессора традиционной ЛФК! Не пойдет потому, что вы скопировали у нас только движение (умалчивая, кстати, что подсмотрели его у Стрельниковой). А сам-то вдох остался тот же самый, традиционный: длинный и абсолютно пассивный! Так что слышите звон, да не знаете, где он! Вернее, не желаете знать... Отсюда и нулевой результат!

Но теперь у вас, дорогие читатели, наконец есть эта книга. Внимательно изучите рекомендации, приведенные в ней, и не спеша осваивайте каждое движение. Ваши терпение и настойчивость будут вознаграждены самым ценным призом на свете - крепким здоровьем.

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы