Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Работа как возможность реализовать себя

Каким образом в третьем тысячелетии использовать рабочее время для оптимального роста своего физического, духовного, интеллектуального и социального благополучия

«Принцип Амазонки» – генеральный способ обретения жизненной удачи

Эту главу я начну с самой высокой ноты – выше уже некуда: определения основных законов бытия всех без исключения живых существ. Мне известно три таких закона.

Первый: стремление к поддержанию стабильного равновесия всех процессов, совершающихся в организме, по отношению к внутренней и внешней среде, проще говоря – к устойчивому состоянию здоровья.

Второй: стремление к продолжению рода.

Третий: стремление раскрыть, полностью реализовать потенциальные возможности, сокрытые в данной живой структуре.

И вот именно с этой горы – вселенских законов – глядя, и будем говорить о том, что такое для нас работа.

Превращение зерна в полновесный колос...

Удивительная метаморфоза: превращение неуклюжей мохнатой гусеницы в многоцветную бабочку, прихотливо, невесомо порхающую между цветов...

Неукротимая сила, заложенная в головку гриба; мне доводилось видеть, как вспучился, треснул асфальт и из-под разлома появилась нежная шляпка шампиньона...

Все эти примеры говорят о неукротимой силе жизни, заложенной в семени, в зерне, в споре. В каждом из них живое существо с невероятной силой стремится проявить себя до конца и стать именно тем, чем оно должно быть, а не застыть, остаться на уровне зародыша.

Разумеется, этот биологический закон распространяется и на людей. Конечно же, человек должен освоить все этапы жизни, запрограммированные его видовыми особенностями, он должен пройти молодость и зрелость, дать потомство. Но, в отличие от животного, человек способен реализовать себя и как особь мыслящую, и как особь общественно-активную. Подчеркиваю оба этих важных качества, ибо, в отличие от таких, скажем, общественных существ, как пчелы или муравьи, человек способен гибко видоизменять свою внутреннюю программу в зависимости от создавшихся обстоятельств. Более того: хорошо известна теория, подтвержденная успешной практикой, предполагающая для человека необходимость периодически переходить к иному роду деятельности. Но при всех подобных переменах он должен опираться на особенности своей личности, своего характера, своих индивидуальных данных. Одному удается лучше работать с механизмами, другому – с детьми, третьему – с абстрактными формулами и т. д., и т. п. Но заметим – даже в пределах одной профессии существует еще более узкое деление по склонностям: иным из летчиков лучше работать в гражданской авиации, другим – служить в истребительных войсках.

Таким образом, счастье человека как существа биологического и социального одновременно зависит от максимально полного раскрытия заложенной в нем индивидуальной программы, от предельного развития его внутренних возможностей. Человек, застрявший на стадии лишь потребления внешних благ, – это недочеловек, аномалия, это лишь эмбрион, прекративший развитие. Идеология самодовлеющего потребления вредна не только экологической катастрофической перегрузкой для нашей маленькой планеты, но, прежде всего, саморазрушительным противостоянием фундаментальному закону бытия – требованию неукоснительной самореализации своей внутренней программы каждым из живых существ.

Работа, соответствующая нашим внутренним склонностям, и есть то важнейшее условие, которое позволяет нам воплотить свою генетическую программу въяве, она и есть одно из важнейших условий полноценной, полнокровной жизни.

Что мы без нормального заработка? Жалкое зрелище, прямо скажем! И однако сколь угодно насчитывается примеров того, что люди работают там, где им интересно, радостно, увлекательно, хотя в иных местах они могли бы зарабатывать много больше. А они почему трудятся здесь? Потому что возможность полностью реализовать свой внутренний потенциал равновелика стремлению к здоровью и стремлению к продолжению рода. И поняв значимость работы не только для своего материального благополучия, но и для благополучия генетического, отважимся подойти к проблеме оптимального использования рабочего времени. При унылом настроении, без постоянного удовлетворения процессом и результатами своего труда какое же может быть здоровье?.. Как же сотворить работу такой, какой она и должна быть?

Когда до проходных ворот остается минуты три ходу, мы несколько раз запускаем постулат, связанный с удачным решением проблем, которые, как мы знаем, встанут перед нами сегодня. То есть, перебрав перед внутренним взором последовательность дел, ожидающих нас на работе, обязательные и возможные контакты по службе, мы работаем с постулатом либо очень конкретным, призванным вытащить главное звено в тяжелой цепи наших дневных нагрузок, либо задаемся общей целью оптимального решения всех сегодняшних задач по мере их возникновения. Тем самым мы заранее совершенно безоговорочно и безапелляционно настраиваем себя на успех.

Самое главное в подготовке к трудовой деятельности – это неколебимый настрой на успех. Подобная психологическая направленность – это уже изменение судьбы, это уже приручение удачи. Мы хорошо знаем, что положительная мысль, добрая эмоция, яркая страсть как магнитом притягивают к себе материализацию задуманного. Увы, абсолютно такой же эффект приносят и страхи, унылая бесконечная умственная жвачка, совершенно неадекватная их преходящему характеру. Русская поговорка: «По согнутой шее лишь дурак не ударит» прекрасно формулирует в данном случае совершенно очевидную связь между причиной и ее последствиями.

Ни в коем случае нельзя даже в трудных обстоятельствах ставить акцент на провалах – напротив, любое доброе, удачливое положение надо взращивать в своем сознании и подсознании как зернышко под солнцем, как цветок при заботливом уходе. Свой успех, настрой на удачливость в работе тренировать и воспитывать следует постоянно, это уже не разовый постулат, это – создание мощной многоцветной ауры вокруг себя, которая со временем становится столь велика, что растворяется в окружающем нас Космосе, превращается в составную часть ноосферы, а потому данное психологическое состояние, свое ощущение ценности в качестве работника, гордость своей квалификацией, своим мастерством, своим умением найти парадоксальное решение, позволяющее выбраться из нелегкой ситуации – все это естественно и логично притягивает к себе успех.

И обратите особое внимание: подобную уверенность надо изначально закладывать в человека, нужно ее воспитывать в нем с самого детства! Какое безобразие – реагировать на поиски ребенком своего пути оскорбительными криками типа: «Что за кривые руки!», «Никогда у тебя ничего не получается толком!», «И откуда, бестолочь, у тебя только ноги растут!» и т. д., и т. п. Все эти «педагогические» уродства обернутся через достаточно короткие сроки появлением на производстве, или в фирме, или в НИИ робкого, опасливого, безынициативного работника – вашего ребенка, затурканного вами как раз тогда, когда нужно было поощрять его поиски самостоятельных решений. Поощрить, например, так: «Вот молодчина, папин помощник, решил все же колесики к автомобилю на место поставить! Ну, перепутал их местами, ничего страшного, давай поставим как следует, у тебя обязательно получится, видишь, какие ручки у тебя ловкие, и каждый пальчик какой гибкий».

За малейшее проявление трудолюбия, инициативы детей следует поощрять похвалой и участием в их трудах, дурные проявления высмеивать с юмором – именно как отдельные частные проявления, а не как общую характеристику личности («Ах ты, обормот! Никогда у тебя ничего не допросишься! Тебе только бы побездельничать!»). Повторяю: успех, удачливость в работе надо тренировать сызмала. Если же вы сами по каким-то причинам опоздали в этом направлении, если ваши детство и отрочество прошли под другим знаком, то вот теперь уже вы, взрослый человек, обязательно должны себя ежедневно, ежечасно, ежеминутно перестраивать в данном направлении!

Вам надо очень ясно решить, чего же вы хотите, и с предельной яркостью увидеть свою цель уже достигнутой. Здесь начинает действовать так называемый «принцип Амазонки»: не та из них лучше попадала в цель, которая долго целилась, а та, которая уже заранее отчетливо видела, как стрела попала в желаемую цель! Следовательно, еще и еще раз прошу вас: с возможной отчетливостью представьте себе вашу цель в качестве уже достигнутой. Сквозь единство пространства и времени в желаемом направлении в тот же час выстроится золотой туннель, формирующий и пересоздающий стремительный поток вашей мысли, чувства, воли в его материальное воплощение. И вперед!

Что конкретно обозначает это «вперед»? Выделим две константы, общие абсолютно для всех ситуаций: первая – это постоянное профессиональное совершенствование, вторая – это совершенствование отношений с людьми, которые составляют наш производственный коллектив.

«Растем над собой!»

Итак, сначала о первом: о своем росте как работника. Сразу скажу, что постоянное повышение своей квалификации, овладение все новыми и новыми навыками труда, расширение сферы деловых интересов и т. д. – это не только завоевание более прочного места под солнцем, но и абсолютная необходимая тренировка мозговых структур. Чем активнее поддерживается их постоянная форма, тем жизнеспособней они оказываются и тем устойчивее сохраняется общее здоровье. Как говорится, рыба загнивает с головы, но уж если голова постоянно свежа, мощна, непрерывно излучает все новые и новые импульсы, то и рыба (простите, вы сами) не будет подвержена загниванию. Не буду повторять того, что достаточно ясно выразил когда-то еще в «Трех китах здоровья», где особо подчеркнул роль мощного интеллекта для сохранения здоровья даже в катастрофических обстоятельствах. Короче говоря, чем мы не пользуемся, то теряем. Не стану останавливаться также и на абсолютно ясной для профессионального роста и самоутверждения необходимости постоянного освоения новых технологий, знаний и умений, которые вторгаются в мир, меняя старые критерии производительности труда и возможностей человека.

Простейший пример: конечно, можно представить себе машинистку, которая в силу консервативности своего характера не возжелает осваивать технику работы с компьютерным набором, но, спрашивается: каковы ее рабочие перспективы в условиях всеобщей компьютеризации? А каковы шансы на сколько-нибудь приличную зарплату?.. А чего стоит, например, стоматолог, работающий на бормашине происхождения до Рождества Христова и пользующийся навыками эпохи Малюты Скуратова? Боюсь, что в условиях профессиональной конкуренции его материальные успехи будут более чем скромными. Полагаю, какую из профессий ни взять, хоть связанную с издательским делом, хоть со сталелитейным, хоть с торговым – везде требуется постоянное обновление знаний. Обновление – с обязательной перспективой освоения качественно новых технологий третьего тысячелетия! И дело даже не в том, что отставшего будет бить долго сама действительность, пока, может быть, и не добьет вконец, сколько в том обязательном для любого специалиста – хоть слесаря, хоть капитана атомной подлодки, хоть коммивояжера – чувстве удовлетворения от постоянного возрастания своих навыков, своих знаний, своей жизненной силы.

Надеюсь, читатель обратил внимание на то, что в данном разделе я ни разу не употребил слова «карьера». Дело в том, что профессиональное совершенствование, профессиональный рост и карьера суть вещи различные. Продвижение вверх по иерархической лестнице в ряде случаев может совпадать с понятием профессионального роста, но этот армейский принцип – от солдата до маршала – совершенно не обязателен на гражданской службе. Тут – как, впрочем, и в армейских условиях – главным является совершенствование своего мастерства. Если ты учитель, то все лучше и лучше станешь доносить свой предмет до осознания его юными мозгами; если ты футболист, то достигнешь фантастических успехов, скажем, в дриблинге либо в исполнении штрафных ударов; если ты токарь, то научишься вытачивать семь сфер одна внутри другой и т. д., и т. п., но это не значит, что место директора в твоей школе, на твоем заводе, место капитана в твоей спортивной команде и есть та вожделенная цель, к которой следует стремиться.

Для достижения своей цели надо тратить время на такое развитие способностей, которое опережало бы развитие потребностей. Что же требуется для этого опережающего развития способностей? Никуда не денешься, требуется приучить себя к организованной постоянной работе и в смысле обеспечения фронта подсобных, подготовительных работ, и в смысле выработки системного графика последовательности своих действий. Спортсмены меня поймут: на таланте, на порыве, на хороших данных, может быть, и удастся с разгону добраться до второго разряда, но дальше – шалишь: дальше нужна «пилежка», нужна ежедневная, почти что каторжная работа, иначе – иначе со всеми своими блистательными данными ты только и будешь поглядывать со стороны, щелкая зубами, как поднимаются все выше и выше к мировым и олимпийским вершинам те, кого ты когда-то без труда трепал в тренировочных схватках...

Что еще требуется? Требуется развивать гибкость, нешаблонность мысли, ставя перед собой все более сложные задачи; требуется уметь разумно, по-мужски относиться к неудачам, не впадая в панику при поражениях, но извлекая из них надлежащие уроки. Поражение в победу претворить – таков один их опорных принципов моей жизненной установки; впрочем, это настолько большая тема, что о ней нужно говорить особо. И вот мы подходим к самому главному требованию, без выполнения которого вряд ли можно говорить о сколько-нибудь глубоком и серьезном развитии способностей именно в нашу эпоху, именно в то время, когда столь резко, будто сорвавшись после выстрела стартового пистолета, рванулись вперед почти все конкретные отрасли науки, техники, производства. В мире совершился информационный взрыв, знания сейчас обновляются кардинально чуть ли не каждые 5-10 лет. Многое, признанное совсем недавно, на глазах устаревает, в других сферах знания возникают необъясненные пока явления. Что же необходимо в этих условиях, чтобы не только не отстать от быстро удаляющегося гребня передовых знаний, но напротив, чтобы двигаться вровень с ним и даже опережая его? Требуется постоянно развивать в себе стремление схватить самую суть того дела, явления, процесса, к которому ты обращаешься. Во всяком деле ищи ключ! Ищи то, на чем зиждется все остальное. Ищи главную причину, основной движитель, ведущий конфликт, опорное положение, ключ ключей.

Не жалей усилий для того, чтобы проникать в суть все более высокого порядка. И вот тогда ты увидишь – и в этом же убедятся окружающие, – как действительно, будто на дрожжах, растут твои профессиональные способности.

Прошу понять меня правильно: я не имею в виду путь ученого теоретика. Речь идет совсем о другом. Речь идет о том, чтобы в любом деле, в любом занятии, в любом ремесле, любой ситуации, зная все конкретно и досконально, стремиться к познанию самой сердцевины, сумеешь этого достичь – тебе как работнику цены не будет! На своем пути ставь себе вехи: внутренне ориентируйся на мастеров высокой профессиональной выучки, затем – самой высокой, затем – высочайшей. Догоняй их и обгоняй!

Смертной ненавистью ненавижу я халтурщиков. Не приварил один из них достаточно надежно решетку под краном – и пошла на дно бесконечной стоимости самая передовая атомная подлодка с великолепным молодым экипажем, концентрирующая в себе все передовые достижения науки. И без меры восхищаюсь я подлинными профессионалами, мастерами с талантом от Бога. В памяти моей хранится некий парадоксальный эпизод, в котором воедино сошлись вся мерзость халтурной работы и практически гениальное мастерство.

В середине 80-х годов на гигантской Сургутской ГЭС, питающей электроэнергией всю нефтеносную Западную Сибирь, из строя вышел один из огромных котлов – многоэтажное сооружение, контролируемое ЭВМ. Специалисты с ног сбились, но причину опасных сбоев в работе агрегата найти не смогли. Простой электростанции, остановка ее на полный ремонт грозила неисчислимыми убытками всей стране. Обратились к академику-эксперту. Проанализировав данные всех датчиков, он задумался, затем решительно подошел к одному из блоков контролирующей машины и, выдернув провод (один из тысяч), показал всем плохо пропаянный конец, который и вносил дезинформацию в мощное устройство, питающее энергией целый огромный регион... Ремонт гиганта обошелся, следовательно, всего-то в цену одной пайки.

Из-за кого едва не произошла авария? Из-за халтурщика, подонка по душевной своей сути. Кто спас дело?

Работник, тот, кто способен проникать в самую суть своего ремесла. Я знаю высказывание: «Плох тот солдат, который не хочет быть генералом», но слышал и другое, которое мне лично больше по душе: «Стать равным среди первых, стать первым среди равных».

В этих словах честолюбие направлено не на то, чтобы урвать нечто, тебе по праву не принадлежащее, но на то, чтобы максимально раскрыть в себе тот потенциал, что заложен природой. Будет удачной работа, следовательно, возникнут все предпосылки и для счастливой жизни.

Повторяю и повторяю: Земля мала, возможностей для расчерпывания ее недр становится все больше, а содержимого этих недр – все меньше. Следовательно, необходимо разрабатывать прежде всего свои внутренние человеческие ресурсы.

Работа должна быть интересной, и работа должна быть для тебя трудной. Мне когда-то встретилась статья о докторе-ортопеде, враче-новаторе Илизарове, которая носила характерный заголовок «Предпочитаю рабочее вдохновение». В ней говорилось: «Обязательное условие утверждения себя в жизни – быть специалистом, знающим и умеющим человеком. Ты мастер, и это уже основа для самоуважения, для самоутверждения, для борьбы за дело, которое дорого тебе и людям. Нужно преодолевать мешающие условия, обстоятельства, неуклонно следовать к намеченной цели. Все начинается с усидчивости. Одни ходят в театр, кино, на вечеринку, другие корпят над учебниками. Мне больше нравится последнее. Говорят, нечего будет вспомнить. Вот когда станешь отвлекаться на сиюминутные ускользающие радости, тогда действительно нечего будет вспомнить... Каждому человеку необходима пусть малая, но победа в своем деле. Это приносит естественную радость. Ты убеждаешься в небесполезности своих усилий, умственных или физических».

Мой дорогой читатель, я хочу, чтобы ты был в жизни счастлив, а одной из опорных констант человеческого счастья является самоуважение мастера, работника, профессионала.

Хочу сейчас обратиться к такой практике, способствующей росту возможностей интеллекта, которая применима по отношению ко всем профессионалам, желающим увеличить свой мозговой потенциал. Речь пойдет о таких медитативных упражнениях, которые, не требуя много времени для исполнения, эффект тем не менее дают великолепный, вполне видимый и ощутимый – не только для самого работника, но и для его окружения, и для его начальства.

Собственно говоря, в использовании самососредоточения или освобождения коры больших полушарий головного мозга от перегружающей их суеты, в умении создать в мозгу центры доминантного возбуждения именно по необходимой для профессиональной деятельности тематике – во всем этом нет ничего нового. Умные и расчетливые менеджеры достаточно давно, чуть ли не с шестидесятых годов, как мне известно из рефератов зарубежных исследований, издававшихся когда-то нашей Академией наук, в целом ряде тех заведений, где велись напряженные теоретические исследования, регулярно и организованно проводили сеансы медитативных практик для господ мыслителей. Как известно, буржуи денег на ветер выбрасывать не любят, и расходы на организацию подобных мероприятий окупались столь многократно, были столь эффективны, что вдруг и достаточно быстро все сообщения на эту тему исчезли подобно тому, как в свое время так же вдруг из научной печати исчезли рефераты об этапах продвижения господ физиков к расщеплению атомного ядра.

Ничего конкретно не зная о методиках медитаций, применяемых в заокеанских НИИ, хочу предложить несколько относительно простых медитативных упражнений, практически пригодных для любого из тех специалистов, которые в наших условиях хотят добиться повышения своего умственного потенциала во имя постоянного профессионального совершенствования и вполне человеческой заработной платы.

С внешней насмешливостью и внутренним остервенением встретят мои советы те – увы, еще достаточно многочисленные – «кадры», которые в условиях плановой системы и гарантированной оплаты стремились работать по принципу «не бей лежачего». Вспоминаю, как в 70-е годы моя жена Полина по великой протекции поступила в одно богоспасаемое учреждение с громким общесоюзным, чуть ли не мировым титулом. Со всей благожелательностью ей предложили плановое задание на месяц; она же, придерживаясь наивных установок, полученных на предыдущей работе (кораблестроительный завод), концентрированно подумала, нашла общий алгоритм для разных предложенных ей процессов и выполнила это месячное задание за... два часа. О Боже, какому разносу она подверглась, каким перемещениям и понижениям по службе! Задание это у нее отобрали и передали другому работнику, который и получил за поштучное выполнение сходных процессов месячную премию, так как представил необходимые бумаги за два дня до окончания назначенного ему срока...

Почему возникла подобная начальственная ярость? Потому что переход на современные методы работы, многократное повышение производительности труда означали, что с объемом работы, входившей в компетенцию этого разбухшего монстра, способно справиться несравненно меньшее количество людей, а ведь ранг учреждения зависел, да и сейчас кое-где продолжает зависеть, от величины штата; означали, что сотрудников придется подбирать по принципу умения, а не кумовства; что в этих обстоятельствах специалисты могли задать вопрос и о самом директоре: «Не голым ли является король?» А проблема реального трудоустройства сотен и сотен людей, получавших здесь «зряплату»?.. Иначе говоря, проблема повышения производительности труда входила в противостояние с окостеневшим общественным строем – всего-то навсего... Не буду развивать далее эту тягостную тему, которая, однако, отнюдь не перестала быть актуальной, сколько бы ни звучал благовест со страниц газет о вхождении в систему рыночных отношений. Короче говоря, я обращаюсь не к начальнику того очень авторитетного учреждения, который, по-моему, продолжает возглавлять этот главк, а к тем вполне современным людям, которые, невзирая на возраст, осознали, что их человеческая ценность определяется их реальной профессиональной значимостью, а их общественный долг – поднять реальный статус России.

1. «Окорение коры». Подходя к работе, снимем перевозбуждение и полифункциональность коры больших полушарий своего мозга, как бы усушим ее, сосредоточим только на тех функциях, которые непосредственно связаны с нашей производственной деятельностью. Как это делается? Мысленно успокаиваем последовательно один за другим участки коры больших полушарий, отчетливо представляя себе, как из подобия некоего волнующегося океана они превращаются в неподвижное, четко очерченное подобие коры древесной – скажем, мощной коры многовекового дуба.

Успокаиваем поочередно: левую лобную часть – правую лобную часть, левую теменную часть – правую теменную часть, левую затылочную долю – правую затылочную долю, левую височную долю – правую височную долю.

Сейчас мы целиком устремлены только на решение производственных задач, подобно тому, как стрела на натянутой тетиве лука готова к неуклонному стремлению к цели, и ничто не может помешать ей поразить ее, как только она будет спущена. После того, как ее вынули из колчана и поставили в боевое положение, она представляет собой сугубо функциональный предмет, имеющий четкое назначение. После того, как мы произвели вышеописанное «окорение», мы так же функционально направлены прежде всего и исключительно на достижение обозначенной цели. Все побочные шумы, шорохи, словесные отвлечения для нас есть только фон, главное же – жесткая профессиональная работа.

Но вот когда мы после окончания трудового дня двинемся снова домой, нам необходимо вспомнить проделанную медитативную операцию, вернуть поверхности океана, образно говоря, волнения, способность воспринимать все детали окружающего нас мира, чирикание пташек-канашек – одним словом, опять включиться в мир многообразных жизненных обстоятельств.

Скромно напомню: если нас будут преследовать профессиональные неудачи, то весь окружающий мир предстанет перед нами в достаточно угрюмом обличье, так что большой смысл имеет проведение временных самоограничений, о которых шла речь.

2. Пробуждение и координацию обоих полушарий, о которых пойдет речь, можно тренировать всегда, практически во всех жизненных обстоятельствах. Суть дела: по складу ума каждый из нас является либо преимущественно левополушарником, и от природы ему более доступны логические процедуры, освоение точных наук, подсчеты и т. д.; другие же являются преимущественно правополушарниками, и это означает, что им проще фантазировать, представлять себе красочные образы вообще, мыслить в образной форме. Идеалом является, конечно, гармоническое развитие возможностей обоих полушарий, но увы: это присутствует далеко не всегда. А между тем совмещенная мощь обоих полушарий, конечно же, способна усилить и активизировать деятельность мозга в целом. Смысл того относительно простого упражнения, о котором я сейчас расскажу, в том и заключается, чтобы побудить к одновременной деятельности кору обоих полушарий. Но мало того, что начнет совершаться этот благотворный процесс, при выполнении данного упражнения автоматически будут отсечены все беспорядочные мелькания разнородных мыслей, прекратят змеиться бесчисленные ассоциации, характерные для повседневного процесса мышления, наступит благотворная внутренняя тишина, способствующая установлению прямых контактов ноосферы с нашим мозгом.

Итак: вы со всей возможной точностью начинаете внутренний счет чисел от 1 до 30, а вместе с тем, одновременно с процессом их мысленного произнесения, зажигаете своим воображением у себя на затылке большую рекламно-яркую, как будто бы из неона, цифру 1. Как только досчитали до 30, начинаете отсчет снова, а на затылке появляется огненно-яркая цифра 2. Продолжаете счет, и в свое время на затылке появляется красная, сиреневая или малиновая, как кому удобнее, цифра 3. И так далее. Подобным относительно нехитрым способом нам удается, во-первых, одновременно и равноправно включить полушария, ответственные и за соблюдение точности, и за работу фантазии, а во-вторых, сосредоточившись на решении разнонаправленных задач одновременно, мы начисто выключаем ту «бетономешалку», которая непрерывно грохочет в нашем мозгу, отвлекая нас от сосредоточенного внимания на жизненно важных проблемах.

Подобный тренинг возможен и по пути на работу, и в качестве предварительного условия перед периодом «бурь и натиска», когда вы хотите вплотную навалиться на очередную производственную задачу.

3. «Милицейская мигалка» – почему бы нам не представить у себя на плечах вместо своей собственной благословенной головы тот стеклянный колпак на крыше милицейской машины, внутри которого вращается устройство, посылающее во все стороны синий свет? Смысл данного упражнения очень глубок: дело в том, что наш важнейший для жизнерегуляции организма центр – гипоталамус работает, продуцируя вибрации, очень близкие по спектру к синему цвету. (Кстати говоря, при всех разноречиях в толковании центра чакр, Аджна-чакра, отвечающая за наш интеллект и расположенная в центре головы, всегда воспроизводится интенсивно синим цветом.)

Что же получается, когда мы представляем себе эту мигалку? Примерно та же обратная связь, которая характеризует поведение американцев, провозглашающих: «Улыбайся, и все будет в порядке!» Дело в том, что когда нам хорошо, мы улыбаемся, а если начинаем улыбаться, то, по закону обратной связи, нам становится хорошо. Точно так же и здесь: представляя вспышки интенсивного синего цвета, мы активизируем гипоталамус (или Аджна-чакру), который руководит нашей интеллектуальной и гормональной деятельностью. Таким образом, мы получаем возможность значительно интенсифицировать свои интеллектуальные усилия, находясь на работе, что, согласимся, есть очень полезная добавка.

4. Во время напряженного рабочего дня крайне необходимо время от времени давать себе отдых. Конечно, я не имею в виду богомерзкий обычай так называемых «перекуров», когда люди собираются в особо вонючих местах ради бессмысленного трепа и самоубийственного отравления своего организма десятками и десятками ядовитых смол. Нет, я говорю о релаксации – то есть о восстановлении работоспособности мозга, устающего, как и все остальные трудовые органы, а также и для восстановления всех остальных трудовых органов, если работа наша связана с физическими нагрузками.

Конечно, было бы замечательно, если бы во время рабочего дня вы имели возможность, спрятавшись в укромном уголке на несколько минут, принять «позу кучера», то есть сесть, безвольно опустив между коленей руки, и, преклонив голову, совершенно отключиться от действительности. Эти несколько минут дают полное возрождение всем переутомившимся системам. Но если по производственным или учебным обстоятельствам подобная ситуация невозможна, у вас есть вполне приемлемый выход: в положении стоя или сидя вы представляете, что вокруг ваших бедер вращается против часовой стрелки либо оранжевый шар, либо такой широкий пояс, который надевают штангисты, чтобы поберечь мышцы живота во время своих страшных перенапряжений. И вы начинаете представлять себе, как этот шар или пояс, вращаясь против часовой стрелки, начинает спускаться вниз с ваших ног и уходит в землю. Как только он исчез, на бедрах сразу же появляется следующий шар, начинает вращаться против часовой стрелки, скользит по винту и уходит в землю. Сразу же появляется третий и т. д., и т. п. Несколько минут подобной медитации – и ваши нервы полностью успокоились, уравновесились, голова отдохнула, и вы можете приступать к очередным трудовым свершениям.

Да, нам очень надо добиться успеха, удачи там, где мы прикладываем свои основные профессиональные усилия. Что касается меня лично, то полагаю, у меня достаточно много недостатков, но существует и одно безусловное достоинство: я – работник. На протяжении уже многих десятков и десятков лет разнообразных видов трудовой деятельности, осмысляя ее принципы, пришел к некоторым афоризмам, которые и осмелюсь здесь предложить, в том числе и потому, что смысл, сокрытый в них, на мой взгляд, имеет значение неких общечеловеческих констант. Вот эти жизненные выводы.

«Везет, если везешь». (Мои ученики на курсах во Дворце железнодорожников на последнем занятии преподнесли мне пирог, на котором та же мысль была выложена сахарными буквами в несколько ином варианте: «Везет тому, кто везет». Что же, не возражаю.)

«Используя течение, рули сам».

«Все приходит, только позже». Эта мысль очень важна для поддержания бодрости у тех, кто полагает, что отдача на вложенный труд должна совершиться незамедлительно, вроде как от спекуляции колготками. Нет, жизнь течет по более строгим и фундаментальным уложениям, она требует от тебя подтверждений, таланта не рвача, а работника. Кстати говоря, когда без тени уважения я отзываюсь о рвачах, я имею в виду «хватов» в любой отрасли человеческой деятельности. Что же касается профессиональной работы в сфере торговли и предпринимательства, то могу лишь с великим пиететом сослаться на книгу Ога Мандино «Величайший в мире торговец», выдержавшую с января 1968 года многие десятки переизданий во всем мире. Процитирую основные постулаты, выдвигаемые Мандино перед человеком на пути его профессионального совершенствования, и мы отчетливо поймем, что они имеют прямое отношение ко всем без исключения профессиям, ко всем без исключения тем, кто хочет стать профессионалом, в том числе и в торговле.

Я встречу этот день с любовью в сердце. Ведь это главный секрет успеха в любом начинании. Я найду повод каждого одобрить хоть в чем-нибудь, но труд выискивать причины для злословия – не для меня. Сейчас я делаю необходимый шаг, чтобы стать человеком и жить среди людей.

Я буду упорствовать, пока не добьюсь успеха. Я не овца, которая нуждается в понукании пастуха. Я лев, и я отказываюсь жить с овцами и разделять их участь. Я не буду слушать тех, кто сетует и жалуется, потому что их болезнь заразительна. Их место – среди овец. Что бы ни случилось, я буду строить дворец, камень за камнем, ибо я знаю, что многочисленные малые усилия приводят к завершению большого замысла. Я буду упорствовать. Я одержу победу.

Я – величайшее чудо природы. Я – уникальное создание. Я больше не стану подражать другим, вместо этого я представлю на рынок свою уникальность, я заявлю о ней и стану торговать ею. Я оказался на этой Земле не случайно. Я появился здесь с определенной целью – стать горой, а не песчинкой. Впредь я буду прилагать все усилия к тому, чтобы стать самой высокой горой, и я выжму все соки из своих способностей. Я буду расширять свои знания о себе, о людях, а также о товарах, которые продаю, и мои доходы благодаря этому увеличатся. Я выиграю и стану великим торговцем, ибо я неповторим.

Я проживу этот день так, как если бы он был последним. «Завтра» похоронено вместе со «вчера», и я не стану думать о нем больше. Я встречу восход криками радости, как узник, получивший отсрочку от казни. Каждый час сегодняшнего дня я должен беречь, ибо он не сможет никогда повториться. Его невозможно приберечь на завтра, ибо кто сможет оседлать ветер? Я буду упорно избегать убийц времени. Впредь я запомню, что отдаваться праздности – все равно что красть пищу, одежду и тепло у тех, кого любишь. В этот день я каждую минуту буду пить до дна, и, ощущая их вкус, я почувствую благодарность. Каждый час я сочту, и каждую минуту я посвящу только значительному. А если этот день и не окажется последним, тогда я преклоню колени с благодарностью.

Сегодня я буду властителем своих чувств. Но как мне управлять чувствами, чтобы каждый день был плодотворным? День будет неудачным, если у меня неподобающее настроение. Цветение деревьев и растений зависит от погоды, но я сам делаю себе погоду, ведь она – во мне. Если я принесу своим покупателям дождь, мрак и уныние, они ответят мне тем же и ничего не купят; если же я принесу покупателям радость, вдохновение и ликование, тогда они тоже будут радоваться, вдохновляться и ликовать, и моя «погода» позволит мне наполнить закрома золотым урожаем доходов. Я буду постигать древние тайны: слабый человек позволяет мыслям управлять его действиями, действия сильного подчиняют мысли. Если я почувствую себя расстроенным, я стану петь. Если почувствую печаль, стану смеяться. Почувствовав недомогание, я удвою усилия. Почувствовав страх, я брошусь вперед. Почувствовав себя подавленным, я надену новые одежды. Если я почувствую неуверенность, мой голос окрепнет. Почувствовав обеднение, я буду думать о богатстве, которое придет. Почувствовав себя несведущим, я вспомню прежние успехи. Почувствовав себя незначительным, я вспомню свои цели. Таких врагов, как печаль и отчаяние, распознать легко, но есть и другие, которые опасны: они приближаются с улыбкой и дружески протягивают руку. Контроль за ними я тоже не должен ослаблять. Почувствовав самоуверенность, припомню неудачи. Почувствовав довольство, я вспомню о голодных днях. Почувствовав благодушие, я вспомню состязание. Почувствовав величие, я вспомню унижение. Почувствовав могущество, я попытаюсь остановить ветер. Получив богатство, я вспомню время нищеты. Почувствовав гордыню, я вспомню мгновения слабости. Почувствовав себя бесподобным, я посмотрю на звезды. Сегодня я буду властителем своих чувств. И с этим новым знанием я также смогу понять и узнать чувства того, к кому я обращаюсь. Впредь я буду различать и понимать игру настроений, в самом себе и во всех людях. С этого момента я готов отвечать за каждое проявление моей личности. Я буду управлять своими настроениями через положительное действие, подчиняя их, я стану хозяином своей судьбы. Я стану властителем самого себя. Я стану великим.

Я посмеюсь над миром. Кроме человека, ни одно живое существо не способно смеяться. Впредь я буду приобретать привычку смеяться. Я буду улыбаться, и мое пищеварение улучшится; я буду радоваться, и моя ноша станет легче; я буду смеяться, и продлится моя жизнь – вот тайна долголетия, и я ею владею. А больше всего я буду смеяться над собой, ибо человек выглядит комичнее всего, когда воспринимает себя слишком серьезно. Я никогда не попадусь в эту ловушку ума. Хотя я и величайшее чудо природы, но вместе с тем разве я не всего лишь крупинка, которую несут ветра времени? Слова, сказанные древними, помогут мне пережить любое происшествие, оставаясь в равновесии. Слова такие: и это тоже пройдет. Когда я сильно скорблю, себя утешу тем, что скорбь проходит. Когда успех вскружит мне голову, я себе напомню, что пройдет и это. Впредь я буду плакать лишь от счастья, ибо печальным, сожалеющим и расстроенным не место в торговом ряду, тогда как каждую улыбку можно обменять на золото, а из каждого бодрого слова, сказанного от всего сердца, можно построить дворец.

Сегодня я стану достойнее во сто крат. Если цену листьев, глины, деревьев и шерсти человек своим трудом может увеличить тысячекратно, то разве я не могу это сделать с той глиной, которая есть человек и носит мое имя? Подобно зерну, которое взойдет, только если о нем позаботятся дождь, солнце и теплый ветер, моя мечта воплотится, только если я буду должным образом воспитывать свои ум и тело. Но, дожидаясь зрелости, зерно находится в зависимости от прихотей природы. Мне ждать не нужно, ибо я способен сам выбирать себе судьбу. Как это сделать? Сначала я поставлю цели на нынешний день, неделю, месяц и всю жизнь. Ставя себе цели, я припоминаю свои лучшие достижения и умножаю их во сто крат. И это станет нормой моей жизни в будущем. Я никогда не буду беспокоиться о том, что мои цели слишком высоки, ибо не лучше ли, нацелив стрелу на Луну, сразить только орла, чем, направив ее на орла, попасть в скалу? Пусть другие строят из своей глины пещеры, я из своей построю дворец.

Мои мечты бесполезны, мои планы – всего лишь прах, мои цели недосягаемы, во всем этом нет проку, если они не закреплены действием. Теперь я буду действовать. Действие – это пища, которой будет вскормлен мой успех. Отныне я буду помнить урок светляка, который светится только в полете, в движении. Я буду действовать, я буду действовать, я буду действовать сейчас же. Только действие определит, чего я стою на рынке, и чтобы поднять эту цену, я умножу свои действия. Когда лев голоден, он ест. Когда орел жаждет, он пьет. В бездействии оба погибнут. Я жажду успеха. Если я буду бездействовать, неудачи, страдания и бессонные ночи поглотят меня, и я исчезну.

Кто не восклицал в минуту опасности: «О Боже!» Впредь я буду молиться, но мои просьбы о помощи будут лишь просьбами о водительстве. Я никогда не стану молить о материальных вещах этого мира. Я буду молиться только о водительстве, чтобы мне был указан путь, и тогда моя молитва будет услышана. Пусть я стану таким, каким Ты задумал меня, когда посадил мое семя и благословил его расти в мировом винограднике...

Человек среди людей

Смею полагать, что сделанный мною дайджест, выжимку из небольшой книги следует перечитать еще раз, и не один раз. Полагаю, не напрасно она разошлась миллионными тиражами уже почти в двух десятках стран. Для меня ее цитация в этом месте раздела, посвященном постоянному профессиональному совершенствованию, полезна также и потому, что позволяет мягко, без каких-либо стыков перейти ко второй составляющей важной части нашего успеха, к той константе, которая заключается в принципах постоянного совершенствования своих отношений с окружающими сотрудниками.

Вряд ли найдется хоть один читатель, который усомнится в том, что человеческая среда, в которой мы работаем, есть чрезвычайно существенный фактор нашей жизни. Этот фактор может быть положительным, и тогда мы, опираясь на доброе к себе отношение, и живем счастливее, и работаем удачливее. Но, согласимся: если отношение в производственном (учебном) коллективе сложились неблагоприятно, даже равнодушно по отношению к нам, то и жизнь наша становится достаточно кислой, и работа идет через пень-колоду, и о каком продвижении или совершенствовании можно в данной ситуации говорить? И о каком здоровье?..

Ни в коей мере не призываю к приспособленчеству, и об этом еще выскажусь дальше, но хочу сразу же акцентировать главное: доброе отношение людей к тебе начинается с твоего доброго отношения к людям. Сплошь да рядом помехи при общении возникают не из недоброжелательства, но из разности ваших характеров, жизненного опыта, даже темперамента. Где же тот единый ключ, посредством которого можно отворять самые разные замки с «секретами» самых разных характеров? Ответ один: это наша доброжелательность по отношению ко всем без исключения столь разным людям. Ни в коем случае не говорю о льстивости или угодничестве, нет. Речь идет об изначальном праве на уважение любой индивидуальности. Если хочешь уважения к своей единственной, уникальной и неповторимой в мире личности, то за такую же уникальную и неповторимую личность держи – в соответствии с истинным положением дел – каждого из тех, с кем тебе суждено общаться на работе. Не на недостатках человека, которые могут быть недостатками только с точки зрения твоего недомыслия, но на позитивных сторонах сотрудников акцентируй свое внимание, и ты будешь на коне.

Поэтично пишет Мандино: «Я буду любить честолюбивых, ибо они могут вдохновить меня. Я буду любить царей, ведь они всего лишь люди; я буду любить простых людей, ибо они божественны. Я буду любить богатых за то, что они редки, и бедных за то, что их так много. Я буду любить юных за присущую им надежду, а старых – за мудрость, которую они несут нам. Я буду любить красивых, ведь глаза их тоже печальны, а некрасивых я буду любить за покой в их душах». Но к этим поэтичным строкам я предложил бы некоторую корректировку. Конечно же, любить других, чтобы обогащать свою душу, – дело полезное, но в данном случае на своем конкретном производстве было бы очень полезно ценить людей ради них самих, ибо это люди чувствуют сразу. И самое главное – доброе ваше отношение к окружающим должно проявляться в реальных делах. Одного в сложной ситуации нужно подбодрить, другой помочь перенести тяжелый груз, третьему дать совет, как избавиться от того или другого недуга, а может быть, и, пользуясь своими навыками, помочь ему конкретно; четвертого надо просто выслушать, ибо ему необходимо выплеснуть накопившиеся в его душе сомнения и недоумения, пятого нужно поощрить, а шестого пожурить, исходя из его же пользы и т. д., и т. п. То есть не быть к людям безучастным.

Прикидывайте, как ваши слова подействуют на человека, исходя из того, как бы подействовали они на вас самих, если бы вы услыхали их со стороны, ведь словом можно убить, а можно и вдохновить. Приведу сейчас некую восточную притчу о том, как одно и то же событие можно изложить диаметрально противоположенными способами.

Шаху приснилось, что у него выпали все зубы. Он вызвал первого толкователя снов и задал ему вопрос, что впереди ожидает его.

– О, горе тебе, шах, у тебя умрут все родственники! – воскликнул тот.

И возгневался шах за эти черные ужасные вести, и велел тут же отрубить голову человеку, осмелившемуся принести ему такую страшную новость. И вызвал он второго звездочета-толкователя и спросил у него, что значит сон сей?

И воскликнул тот: «О, великое счастье ждет тебя, шах: ты будешь жить долго и переживешь всех своих родственников!»

И наградил его шах драгоценными подарками, и отпустил, благословляя.

Но, собственно говоря, ведь и тот и другой сказали одно и то же. Разница лишь в том, что второй был человековедом, он нисколько не покривил против истины, но его формулировка учитывала индивидуальность вопрошающего. И опять-таки: если ты хочешь, чтобы бережно относились к твоей индивидуальности, то будь добр, столь же тактично веди себя и по отношению к другим людям. Разумеется, это большое умение, но тут ничего не поделаешь: коль скоро ты в самом деле решил профессионально совершенствоваться, то пойми, что добрые, человеческие взаимоотношения с коллегами по работе есть один из важнейших факторов, способствующих именно этому самому вожделенному профессиональному росту.

Мы говорим здесь о благожелательной атмосфере в коллективе по отношению к тебе как об одной из опорных констант нашего профессионального роста (а значит, душевного благополучия, а значит, крепкого здоровья). Разумеется, сплошь да рядом бывает, что, несмотря на наши старания, отношения с окружающими складываются не лучшим образом. Подобная ситуация сплошь да рядом характеризует взаимоотношения людей в так называемых творческих коллективах, где каждый не просто особенно, но в высокой степени эмоционально подвижен и склонен к завышенной самооценке. Достаточно неровными бывают отношения и в тех коллективах, где преобладают женщины – из-за их очень подвижной и подчас чрезмерно яркой эмоциональности. Тем не менее и в театральных труппах, к примеру, мастера сцены могут уживаться десятилетиями, с уважением относясь друг к другу (напомню хотя бы пример: Александрийский театр в Ленинграде, когда на сцену могли выйти занятые в спектакле такие гиганты профессионального мастерства, как Черкасов, Толубеев, Фрейндлих, Борисов, Меркурьев и сколько еще других замечательных актеров); да и в женских коллективах сплошь да рядом страсти, слухи, сплетни, соперничество первых красавиц не препятствуют, однако, ровной, слаженной, стабильной работе предприятия из года в год, из десятилетия в десятилетие.

Всем нам хотелось бы жить в мире – не только с самим собой, но и с окружающими. Тем не менее, конфликты возникают все время. Отчего же? В немалой степени из-за неверно избираемой нами языковой политики. Суть ее заключается в том, что мы стараемся так или иначе людей, вовлекаемых в поле наших отношений, принудить поступать в соответствии с нашей волей, с нашими желаниями, с нашими потребностями. То есть мы сами стремимся их перегнуть через колено, образно говоря, и сопротивляемся их аналогичным попыткам. Бывает и так, что вы «читаете в мыслях», то есть предполагаете у человека такие намерения, о которых он не ведал ни сном ни духом, – и опять конфликт! Американский психолог Маршалл Розенберг уже десятилетия разрабатывает и преподает методику, которую он называет ненасильственной коммуникацией. Суть ее проста: чтобы избежать насилия, психологического давления, необходимо научиться разговаривать по-другому, овладеть иным языком (добавлю: соответствующим языку действительности). Что это значит на практике? Прежде всего, поменьше императивных форм в нашей речи: сделай, исправься, отдай, а не то!.. Это значит также, что поменьше следует употреблять оценок в интерпретации намерений других людей, приписывания им чего-то, что вам только кажется; не следует увлекаться отнесением людей к тем или к иным группам, наклеиванием ярлыков. Все эти явные и неявные формы давления являются вредными коммуникативными привычками, ибо мешают плодотворному взаимодействию, ибо уводят в сторону от главного, ради чего люди хотели бы общаться друг с другом. Испытав давление – явное или скрытое – человек либо замыкается, либо начинает ответное нападение.

Попробуем же смотреть на мир иными глазами: не заранее предвзятыми, ожидающими постоянного взаимного сопротивления, постоянных пререканий, а с позиций иных: кто в чем нуждается и что в связи с этим переживает, чем бы человеку помочь, что бы ему дать?

Конечно, сплошь да рядом мы находимся в таких условиях, когда нам необходимо что-то у другого человека попросить или ответить на его желание. Но ведь все дело в том, как попросить и как ответить на это пожелание! Если вас о чем-либо просят, то не выдвигайте автоматически словечко «нет», не отказывайте, а исходите из большого слова «да», но при определенных условиях. То же самое будет заключено и в вашей просьбе, которая, таким образом, исходит из того, что можно найти выход из любой ситуации, и более того: ваша просьба есть подарок для другого.

Если исходить из языка действительности, то надо прежде всего понять, что именно переживает в настоящий момент данный человек, а не то, что он изрекает. Достаточно часто оказывается, что человек, который обращается к вам с неприемлемыми для вас грубыми требованиями, попросту не умеет сформулировать то, что он хотел бы. Вам необходимо сосредоточить свое внимание на точных, подлинных фактах, а не на эмоциональных их интерпретациях, нужна вера не словам, а потребностям, которые стоят за этими словами – вот в чем суть методики ненасильственной коммуникации.

Конечно же, можно достаточно резко указать слишком разговорчивому соседу по электричке, что его пронзительный голос не дает отдохнуть другим людям, но можно то же самое выразить по-другому, например, с мягкой улыбкой сообщить ему, что у него столь прекрасно поставлен голос, что его слышно, очевидно, и в соседнем вагоне; надо не гневаться на подобного невоспитанного человека, а грустить по поводу его неразвитости, недалекости, и тем самым мы не разрушаем свое сердце и свою психику, а переводим гнев в чувства, связанные с нашими добрыми потребностями. И если мы выскажем вслух это наше доброе сожаление, то нас поймут, не воспримут наше поведение как агрессию, и в свою очередь, не ответят нам троекрат сильнее. Подобная коммуникативная направленность – прежде всего, на благо себе и другим, то есть соответствующая действительной пользе – требует, конечно же, иного языкового аппарата, чем тот, которым в большинстве случаев мы только и владеем, но подобная перестройка, переключение тумблера на своей высокочувствительной аппаратуре позволяет нам фокусировать свое внимание прежде всего на своих нереализованных возможностях, а не на интерпретации действий других людей.

Хочу напомнить, что в разделе «А поутру они проснулись» мы в просоночном состоянии давали себе установку на добрые, веселые отношения с коллегами по работе. Хочу напомнить также, что в разделе, где говорилось о водных процедурах, мы посредством энергетического выброса во время опрокидывания на себя холодной воды добивались позитивной перестройки в отношении к себе со стороны человека, который почему-либо чинит нам помехи, «вяжется», вульгарно выражаясь, по поводу и без повода – вообще, несет отрицательный заряд. Напоминаю: вся эта книга обращена к возможностям, обычным для нового тысячелетия. Именно в данном ряду положительных воздействий хотел бы посоветовать каждому, у кого в этом возникает необходимость, использовать суггестивное воздействие на недоброжелателя – технологию целенаправленного духовного контакта. Что такое суггестия? По существу, это разновидность гипноза, осуществляемая без словесных формул. Суггестивное воздействие осуществляется путем передачи из мозга в мозг яркого образного представления о том, чего же ты хочешь. Описаны и достаточно известны факты того, как замечательный дрессировщик Дуров, отчетливо представляя себе, что именно должен выполнить его пес, демонстрировал воистину чудеса дрессировки: так пес, к примеру, открывал дверь, забирался на кресло, затем соскакивал с него и приносил в зубах хозяину трость. Поскольку Дуров работал, что называется, с листа, то есть выполнял пожелания, изложенные в случайно отобранной из множества записок, постольку свидетели и участники этих экспериментов испытывали настоящее потрясение. Они присутствовали въяве при прямой трансляции мыслей.

Разумеется, далеко не каждый из нас обладает способностью концентрировать свои представления с той же силой, что и идеальный дрессировщик. Разумеется, озлобленная на весь белый свет вахтерша тетя Маня далеко не так восприимчива к передаче мысленных посылов, как дуровская Каштанка, но, тем не менее, против вашего благожелательного посыла – например, «улыбнитесь, тетя Маша», она может и не устоять, если вы правильно осуществите передачу своего пожелания. Как выглядит в схеме методика суггестивного воздействия?

Волевой импульс зарождается у вас в виде золотистого шарика именно там, где возникал тот самый шарик, который мы запускали для реализации своего доброго, благородного постулата: он зарождается в витальной чакре позади пупка неподалеку от позвоночника. Далее этот шарик по уже известной нам методике движется вверх, собирает пожелания в районе сердечной чакры, после чего отправляется в голову, в Аджна-чакру, то есть он получает информацию о том, что такое вы собой представляете, и важнейшим элементом этой информации является по возможности наиболее яркий образ улыбающейся тети Мани – вот что нужно вашей сущности, чтобы эта обиженная жизнью женщина осветилась улыбкой, и все тут!

После того как вы подготовили почву, вы сеете зерно, то есть из своей Аджна-чакры транслируете этот шарик в Аджна-чакру тети Мани, после чего, продолжая работу, следите за тем, чтобы он начал растворяться там, но продолжил движение в Анахату тети Мани и окончательно растворился в ее витальной чакре позади ее пупка.

Разумеется, тренировать свои позитивные воздействия на людях – негуманно и ненаучно. Вот вам задание: подойдите к решетчатому забору, за которым сидит посаженный на цепь молодой барбос. Из-за безысходности своей судьбы, из-за четкого служения своему сторожевому инстинкту он, разумеется, громко и беспорядочно вас облает. Так вот, потренируйте свое умение суггестивного воздействия прежде всего на животном: сконцентрируйтесь, отчетливо представьте себе, как пес прекратил лаять и завилял хвостом, постарайтесь добиться своего. Вполне вероятно, что с первого раза у вас ничего не получится, но кто сказал, что и Дуров сразу же родился великим дрессировщиком?

Еще и еще раз напоминаю о том, что умение это мы развиваем исключительно ради благородной цели доброжелательных отношений между людьми. Упаси нас Бог использовать подобные навыки в злых своекорыстных целях – за это нам воздастся и, возможно, чрезвычайно сурово.

Мне приходилось общаться с талантливыми колдунами, которые свой дар использовали и во зло, лишь бы им заплатили. Один из них, поражавший меня своим могуществом, кончил крайне плохо – к сорока семи годам он имел уже четыре инфаркта. В конце концов он потерял свой уникальный дар и умер, сопровождаемый смешанным чувством презрения и облегчения со стороны тех, кто знал, какие аморальные безобразия и за какую плату он творил. Другая, также уникальная по своим возможностям женщина, способная, например, запросто общаться из Ленинграда со своим сыном, служившим на Памире, окончила свой век в психушке, ибо и для нее деньги не пахли: кому-то за плату или даже бескорыстно могла помочь со здоровьем, а кому-то за немалые деньги помогала, к примеру, извести нелюбимого мужа. Таков был печальный конец жизни людей, безусловно, уникальных по своим возможностям, но лишенных представлений о морали и нравственности.

Незавершенные раздумья о «крутом» эпизоде из жизни Альберта Игнатенко

Я люблю феноменального по своим возможностям человека Альберта Игнатенко и горжусь знакомством с ним. Мне кажется, что он своим личным примером являет наглядный образец того, каким в своем пределе, в дальнейшем развитии может стать каждый человек. Более сильного мастера суггестивных воздействий я не знаю. Стоит ему, к примеру, только обратиться к собранным на сцене самым разнообразным зрителям с сообщением: «Вы – на берегу озера», как каждый из них на виду у всего огромного зала начинает вести себя сообразно своим желаниям и потребностям. Одна женщина снимает с себя чулки и начинает тщательно стирать их в водах отчетливо ощущаемого ею озера, молодой человек залихватски начинает забрасывать спиннинг, двое спортивного вида юношей тотчас же стаскивают с берега в воду шлюпку и энергично начинают грести, кто-то располагается загорать, кто-то устраивает пикник, и т. д., и т. п. То есть сила воздействия этого одаренного и доброго человека – феноменальна. И тем не менее, я так до конца и не решил, как следует отнестись к эпизоду, о котором он мне как-то поведал.

Дело в том, что сборная Советского Союза по гребле стала раз за разом сдавать свои позиции в постоянном соперничестве с гребцами Германской Демократической Республики. И вот Альберта Венедиктовича назначили психологом в эту команду. Высокий, утонченно красивый, изящно одетый, явился он в клуб к богатырям, отличавшимся исполинской силой, но не самым богатым интеллектом. Их тренер, вовсю распустив свои пьяные уста, отреагировал на появление хрупкого интеллигента, как бык на красное полотнище. Ситуация накалилась до того, что он уже потянул было руки под одобрительный гогот своих подопечных к вороту Альберта, чтобы выкинуть его прочь. И тут случилось нечто неожиданное: тренер вдруг встал на четвереньки и, подобно борову, хрюкая, побежал вдоль комнаты. Сначала просто бежал и хрюкал на четвереньках, затем начал визгливо плакать, после чего взмолился о пощаде... Следует сказать, что этот эпизод произвел весьма сильное впечатление на сборную Союза по гребле. В дальнейшем у Игнатенко никаких конфликтов ни с руководством, ни с гребцами не возникало, и команда заслуженно одолела-таки гребцов ГДР. А когда все вместе торжествовали победу, и Альберт над полянкой для пикника остановил дождь, то его авторитет возрос еще более высоко. Таковы-то вот возможности суггестии, но я и поныне до конца для себя не решил: действительно ли нужно было тренера уподоблять хрюкающему борову, либо был и другой, более мягкий выход?

Почему столь большое место в данной книге я уделяю проблемам, связанным с работой, с принципами самосовершенствования, с принципами совершенствования своих взаимоотношений с сотрудниками? Не только потому, что эта проблема важна и значима сама по себе, но еще и потому, что она является для нас моделью, полигоном для отработки навыков в таких сферах бытия, которые в масштабах жизни для каждого из нас не менее важны, чем работа. Я имею в виду систему взаимоотношений со своими домашними, с ближними, родственниками, я имею в виду столь сложную проблему, как система взаимоотношений между супругами. Вот почему я предлагаю тщательно и внимательно отрабатывать нюансы человеческого общения на работе, потому что напортачить на этом черновике еще не значит получить двойку по сочинению, потому что здесь все легче исправить и переписать. В домашних же обстоятельствах каждая ошибка, каждая опечатка есть драма не в пример более тяжкая, и коллизию с оскорбленной по недомыслию тещей исправить, к примеру, будет много сложнее; тут уже переход из одного цеха в другой мало что поправит. Я уж не говорю о тех кровавых композициях, которые возникают из-за нашей безграмотности в отношениях с детьми и со своей лучшей половиной, все равно какого пола эта половина.

Итак, со всей возможной серьезностью рассматриваем ситуации, складывающиеся на работе, применительно не только к своей служебной ипостаси, но и в качестве учебного полигона для выработки безупречно правильной линии поведения со своими домашними, родственниками, супругом (супругой). Проанализируем сейчас, к примеру, такое состояние на работе, когда обозначился четкий конфликт между вами и вашими партнерами или вашим начальством. Что делать в сложившейся ситуации? Бывает, при подобных обстоятельствах такое, что дай, Господь, жизнь сохранить, не только здоровье!

Прежде всего, надо постараться понять оппонента, стать на его точку зрения, посмотреть на мир сквозь щели его глаз. Сплошь да рядом окажется, по зрелому размышлению, что в его позиции есть немалый резон, и тогда можно поискать компромисс между его требованиями и вашими возможностями. Так, например, неужели начальник цеха – не человек и не способен понять, что вы регулярно опаздываете потому, что ребенка возить в детский садик вам приходится далеко от дома? Почему бы из противника не превратить его в союзника, чтобы он, к примеру, походатайствовал о приеме вашего мальчика в более удобный для вас детский садик?.. Спокойный трезвый взгляд на ситуацию с учетом пожеланий оппонента вполне по силам каждому конкретному человеку в сложившихся конкретных обстоятельствах. Была бы только на это его добрая воля.

Но возникают конфликты и посерьезнее, когда вы, все понимая, тем не менее, с оппонентом не согласны. Что сказать по этому поводу? Опять-таки, зовем на помощь константное положение, то есть вековечную мудрость, сформулированную восточными мудрецами уже давным-давно. Вчитайтесь же: «О Господи, дай мне сил, чтобы я мог изменить то, что я могу изменить; дай мне разум, чтобы я понял то, чего изменить не в силах, и научи отличать первое от второго».

Если мы по-настоящему усвоим ту истину, что усилия прикладывать имеет смысл там, где эта затрата принесет результат, то жизнь существенно изменится. Я не собираюсь обсуждать те случаи, когда человек стремится к достижению результата ценой даже собственной жизни: это положение экстремальное, выходящее за пределы обыденности; мы же сейчас размышляем о повседневности поведения, о людях, не загнанных в угол выбором «жизнь или смерть». Короче говоря, я веду речь о том, что каждый, кто решает ввязаться в какую-либо переделку, перестройку или перестрелку, заранее должен определить соотношение сил – своих и противостоящих, трезво оценить боевые навыки – свои и оппонентов. Короче говоря, он должен исходить из афоризма, который чеканили мастера на булатных клинках: «Без дела не вынимай, без чести не вкладывай». Карась-идеалист из бессмертной сказки Салтыкова-Щедрина всей сложности той действительности, которая его окружала, не учитывал и полагал, что достаточно будет спросить у щуки: «А знаешь ли ты, щука, что такое добродетель?», как щука мгновенно перевоспитается. А щука не перевоспиталась – она лишь настолько удивилась этому дурацкому вопросу, что пасть ее сама собой открылась, и карася потоком воды втянуло прямо в желудок этой щуки.

Какой вывод можно сделать из притчи великого русского сатирика? Слабые души иных карасей-идеалистов придут к выводу, что лучше всего будет, осуждая щук в тихих тенистых закуточках, держаться от них подальше. Но могут быть и другие выводы. Например, такие, которые предполагают реальное влияние на щук, исходя из факторов, способных на них воздействовать по-настоящему.

Конечно, внешне картина выглядит благородно: размахивая шпагой, кинуться на средоточие зла! Явиться эдаким спасителем, человеком со стороны, и сходу все переделать!.. Но, думается, чаще бывает гораздо более полезным напрячь свой интеллект, чтобы обдумать, ким образом ходкое, глубоко укоренившееся растение-сорняк извлечь из той почвы, в которой оно так крепко сидит. Короче говоря, порыв хорош, когда нужно выбросить распоясавшегося хулигана из трамвайного вагона, но если речь идет о явлениях несравнимо более сложных, то здесь нужен и более сложный подход – подход конструктивный, предполагающий не только готовность бороться за свои идеалы, но и умение за них бороться. Предпринимая какие-то усилия, нужно знать своих союзников, нужно знать, к чему ты стремишься и что из этого может получиться. Если этого нет, то результаты поступков могут оказаться прямо противоположными тому, чего ты хотел.

Завершенные раздумья о «крутом» эпизоде из жизни Юрия Андреева

Приведу историю из собственной жизни. Я повел себя как последний болван, полагая, что достаточно будет выступить на общем собрании научно-исследовательского института против людей бесплодных, превративших науку исключительно в кормушку для себя и своих приближенных, как все сразу станет на свои места. Еще бы, ведь на моей стороне абсолютная правда: подумать только, что иные из докторов наук годами получали зарплату, сопоставимую с Государственной премией, не давая при этом абсолютно никакой отдачи!..

Не тут-то было!.. Начался в моей жизни такой удивительный спектакль, такой трагикомический фарс, что я мог только диву даваться. Впрочем, если бы не хорошее спортивное здоровье, то досматривал я бы этот спектакль уже из больницы, а может быть, даже из морга. Суть в том, что чем меньше воинствующие бездельники, которых я обличал, работали на науку, тем больше у них было времени для «организационной работы» – для сплочения, для возни, для интриг на любом уровне. С восхитительной талантливостью они превратили меня... в обвиняемого. Гроссмейстеры интриг, они поставили дело так, что оправдываться должен был уже я, причем по обвинениям более чем вздорным. Эти сплоченные изощренные мастера имитации науки сделали все, чтобы отпугнуть от меня и вообще запугать всех, кто мог выступить моим союзником. В лучших традициях дона Базилио из оперы «Севильский цирюльник», какие только слухи они ни распустили!

Конечно, это сейчас мне смешно вспоминать, как на общем партийном собрании, когда кто-то спросил из зала: «С какой формулировкой будем исключать?», секретарь партбюро ответил: «Давайте сначала исключим, а формулировку потом придумаем». Это сейчас мне жалко его, безвольного и бесплодного прислужника ведущих членов ученого совета, ибо блистательный офицер в прошлом, сумевший во время войны в лейтенантском звании заслуженно получить орден Александра Невского, он был не просто нулем, но отрицательной величиной в науке и, чтобы выжить в той среде, готов был в лепешку разбиться перед власть предержащими. Это сейчас нет у меня ничего, кроме презрения, к той даме, которая тогда возглавляла сектор советской литературы, а в ходе так называемой перестройки стала возглавлять сектор антисоветской литературы; тогда чувства мои были отнюдь не элегическим.

И получилось, что правды я не добился, что на работе стало гораздо хуже, потому что коллектив, на глазах которого разворачивался весь спектакль, получил вполне наглядный урок: вот что будет с каждым, кто осмелится выступить с критикой порядков, удобных для тех, кому нужна не сама работа, а лишь ее видимость. Короче говоря, эта вакханалия, оставившая глубокий рубец в моей памяти, постоянно напоминает: стремясь улучшить жизнь, необходимо действовать не только с рыцарской отвагой, но и с немалым умом!

Конечно, эта история чрезвычайно обогатила меня как литератора: в ней было столько интересных ходов, столько психологических открытий, столько гротескных ситуаций, столько высказываний, которые не мог бы придумать ни один самый лучший драматург!.. Может быть, когда-нибудь я еще и напишу сатирическую пьесу под названием «Болван»: фактический материал прямо-таки жаждет художественного воплощения, актуальности своей он не утрачивает. Я, центральный персонаж будущей гротесковой пьесы, не подумал ни о союзниках, ни о расстановке сил, ни о готовящемся изменении в руководстве. Не подумав об этом, я принес вред делу – если не считать, конечно, обретения бесценного жизненного урока и глубочайшего убеждения в том, что битва жизненных принципов гораздо сложнее, многостороннее и опаснее, чем борьба шахматных королей. Ни корявое право нынешнего Российского государства, ни состояние профсоюзных и юридических органов не является, увы, подмогой новым донкихотам.

И тем больше восхищения вызывают те замечательные люди, которые примером всей своей жизни утверждают активную и мудрую позицию в борьбе за добро. В своих книгах, посвященных здоровью, я уже приводил достаточно большой и скорбный перечень тех новаторов в борьбе за здоровый образ жизни, которых сожрали, пропустили через тюрьмы или психушки господа правящие медики, которым никакого дела не было до здоровья людей и человечества, у которых одна была боль и забота – собственное благополучие любой ценой. Тем не менее, я хотел бы завершить этот скорбный перечень на оптимистической ноте:

вспомним человека, которому при жизни следовало бы поставить памятник – доктора-ортопеда Илизарова. Через какую клевету, недоверие, прямой подрыв своей работы пришлось ему пройти после того, как он открыл и начал внедрять принципиально новый метод лечения переломов! Некоторые видные и виднейшие специалисты-ортопеды, возросшие на старых принципах, сделали все возможное и невозможное, чтобы очернить этого человека, чтобы помешать ему, чтобы остановить и скомпрометировать тот способ лечения, который не укладывался в рамки их профессиональных представлений. Но, предположим, что Илизаров сник бы, сдал, махнул бы на все рукой и в лучших традициях безвольных людей запил бы? Сколько больных в результате этого осталось бы несчастными? Не сосчитать...

Но, к сожалению, немало честных и добрых людей вышли в жизнь, будучи не готовы к борьбе за то, чтобы сделать ее лучше, умнее, счастливее. Вышли – и сломались.

Дорогой читатель, я прошу тебя: когда ты решишься ввязаться в схватку во имя прогресса в своей отрасли, еще и еще раз напряги свои мозговые извилины. Серьезный, глубокий просчет всего, что требуется для победы, спасет тебя от серьезного и глубокого просчета по жизни, прости мне этот каламбур.

Вот какие очевидные, по-настоящему константные выводы следуют абсолютно логично из безусловной необходимости нашего постоянного профессионального совершенствования и из необходимости нашего постоянного совершенствования в искусстве общения с людьми на своем родном производстве, в своем родимом НИИ, в своей кровной фирме.

Обеленный перерыв

Обеденный перерыв на производстве, большая перемена в школе или произвольно установленный час обеда – это час, когда закрываются двери для посетителей в вашей фирме. Если рабочий день на вашем предприятии начинается очень рано, то начало обеденного перерыва иной раз могут назначить даже и ранее полудня, что не есть правильно, ну, а в принципе обеденный перерыв начинается повсеместно где-то с 12 часов дня и отклоняется от этой вехи не очень значительно, и это есть правильно (вспомним константы X. Даймонда). Сразу возникает технический вопрос: что лучше – питаться в столовой или приносить пищу с собой из дома?

Я хорошо еще помню те обильные столовские времена, когда на каждом уважающем себя предприятии богатый буфет или обширный ассортимент предлагаемых в столовой продуктов был явлением ординарным. Наверное, никогда не изгладятся из моей памяти объявления, которые буфетчица Лена время от времени прикрепляла к меню в буфете Пушкинского дома. Они вызывали веселое восхищение у всех сотрудников этого академического заведения: «Эскалоп свиной из баранины» или «Сегодня мозок (что означало „мозгов“) нет». Остроумцы иногда приписывали к этим объявлениям комментарии типа: «А зачем они нужны для научной работы?» и вообще изощрялись в словесах как могли.

Но главное-то – в том, что было над чем изощряться. Не забуду также, как был потрясен однажды, когда в столовой ЦК КПСС на 1 рубль 02 копейки я набрал обед из шести восхитительных блюд, едва уместившихся на подносе. Правда, когда через некоторое время мне пришлось отобедать в муниципальной столовой самообслуживания, расположенной на Александр-плац в Берлине, я с еще большим удивлением увидел, что репертуар этого отнюдь не закрытого заведения был неизмеримо шире, чем тот, которым пользовались аппаратчики главного учреждения великой державы. Как быть, однако, сейчас, когда цены в столовых очень даже кусаются? Призываю подойти с ясной и трезвой головой к этой проблеме: безразлично, будет ли она произрастать из столовской скатерти-самобранки или из своих домашних закромов.

Итак, какие же константные факторы должна учитывать, решая насущную проблему питания, наша трезвая голова? В самом сжатом виде повторю то, что уже неоднократно утверждал и в «Трех китах здоровья», и в «Исцелении человека».

Наше питание должно быть, прежде всего, живым, то есть максимально сконцентрировавшим в себе энергию Солнца. Именно эта характеристическая черта – «живье», как я ее обозначаю, а не пошлое, давно обветшавшее, наигубительнейшее для здоровья учение о количестве калорий должно лежать в основе нашего подхода к выбору своей пищи как на обед, так и на все последующие трапезы. Очень коротко, чтобы не повторяться: Солнце – вот источник всего живого на Земле, растение – вот что, прежде всего, усваивает и трансформирует, материализует эту животворную энергию. Мясо, рыба, молоко, яйца, мед – это следующая ступень преобразования солнечной энергии, и вполне возможно потреблять вышеназванные продукты, если они действительно являются натуральными, «живыми», а не представляют собой, например, вымороженное мясо, произведенное на комбикормах с гормональными и вообще чужеродными добавками, которые и привели, к слову сказать, английский крупный рогатый скот к тому состоянию, к которому и привели – я имею в виду смертельную опасность этого мяса для здоровья человека. Если это мед, то он должен быть образован пчелиным семейством из цветочной пыльцы, а не из сахарного сиропа. Если это куриное яйцо, то оно должно происходить от птицы, живущей абсолютно полнокровной для себя жизнью, а не влачащей жалкое существование затворницей, лишенной света, живых кормов и внимания петуха-благодетеля. И так далее, и тому подобное. Конечно, с точки зрения калорийности, пирожное, изготовленное из убитого продукта – белой муки, представляющей собой лишь срединную, клейковинную часть зерна, смешанной с белым сахаром, в котором нет ни искры живой жизни, замешанное на белом молоке, которое перед тем было восстановлено из порошка и начинено консервантами химического происхождения, повторяю, с точки зрения калорийности, а также так называемой сбалансированности белков, жиров и углеводов это изделие будет безупречным. Но по сути своей это не только символ, но и само воплощение всего того губительного, что принесла с собой «цивилизация» в сей мир, породив бесчисленное количество самых тяжких заболеваний. Вот почему два больших яблока или овощной супчик, сваренный в очень недолго кипевшей воде, или стакан простокваши с несколькими перьями зеленого лука, или травяной чай с лепешками из пророщенной пшеницы, или горстка ядер грецких орехов вперемешку с изюмом – все это в количествах смехотворных, с точки зрения поборников калорийности, способно принести вам не только насыщение, не только прилив энергии, но и веселый, добрый, оптимистический настрой, ибо само придаст вам дополнительные силы, а не потребует изъятия их из ваших ресурсов на переработку балластных веществ, в которых полностью отсутствуют энзимы, то есть те живые вещества, которые и способствуют быстрейшему расщеплению и усвоению пищи.

Ваша пища должна содержать по возможности более высокий процент клетчатки, то есть тех грубых клеток, которые кишечником не могут быть усвоены, но которые выполнят великолепную по своим целям работу, заставив с максимальной нагрузкой включиться в дело перистальтику, то есть активизируют мышечную систему кишечника. Что это дает? То, что вы избежите атонии, то есть отмирания функциональных способностей желудочно-кишечного тракта; то, что вы избежите целого сонма болезней, среди которых еще далеко не худшие запор и геморрой. Грубые растительные корма, по возможности необдирный хлеб, отсутствие рафинированной изысканной пищи, которая способна усваиваться чуть ли не автоматически, не побуждая кишечник трудиться, – вот обязательная ваша установка, независимо от того, приносите ли вы питание из дома или направляете свои стопы в столовую. Если это не так, то уже не на меню вашего буфета следует повесить объявление «Мозок нет», а прикрепить булавкой непосредственно к вашему пиджаку, платью или школьному костюму.

Приспособительные возможности человеческого организма исключительно велики, и, в отличие от автомобиля, который сразу же зачихает, закашляет и остановится, если вы в его бензобак зальете одновременно воду, солярку и бензин, ваш «бензобак» способен перерабатывать еще и не такие смеси! Но вот вопрос: нужно ли это для вас и полезно ли для вашего «бензобака»? Не лучше ли все-таки придерживаться такого способа питания, который еще в начале века теоретически был обоснован лауреатом Нобелевской премии великим русским физиологом академиком Иваном Петровичем Павловым, а затем – правда, без ссылки на него, – знаменитым американским врачом-натуропатом Г. Шелтоном был реализован практически под названием «Раздельное питание»? Целая гора мудрых и подробных наставлений и объяснений уже издана по этому поводу и вполне доступна каждому культурному человеку. Изложу для напоминания только самую суть.

Итак, смысл раздельного питания заключается в том, чтобы не заставлять желудок переваривать одновременно вещества, требующие различного химического подхода, чтобы не выделять одновременно на разных участках пищеварительного тракта, начиная от ротовой полости и вплоть до тех отделов кишечника, по которым перемещается пища, несовместимые друг с другом кислоты и щелочи. Вот и все, так коротко и просто.

Что это означает на практике? То, что зеленушка, то есть все продукты растительного происхождения, великолепно дружат с продуктами белкового происхождения (к ним относятся рыба, мясо, яйца, молоко, все их производные). Это значит также, что вся зеленушка, все продукты питания, растительные по своему происхождению, вполне лояльно, доброжелательно, по-союзнически относятся к продуктам так называемой углеводной группы – то есть ко всему мучнистому, крахмалистому, сладкому. И это же означает, что продукты белковой группы и продукты углеводные между собой не контачат, что их одновременное потребление способно привести – и приводит – организм к достаточно сложным коллизиям, к противостоянию различных групп ферментов, которые выделяются организмом для расщепления этих противоположных по способам переработки продуктов. Ценой больших энергетических затрат организм, в конце концов, худо-бедно, но с задачей, поставленной перед ним хозяином, у которого «мозок» нет, справится, но без конца, изо дня в день, из года в год изнуряемый, он, конечно же, адекватно – тягостным заболеванием – отреагирует в свое время на подобное надругательство.

А практически: если вы мясоед, то, ради Бога, пожирайте этот трупный продукт вместе с несколькими перьями лука и пучком всякого рода травок, но только, ради Бога, не с картошкой или макаронами! Не ешьте, пожалуйста, сосисок, запеченных в булочки, избегайте трески по-польски (то есть в сопровождении пюре) и т. д., и т. п. С другой стороны, всевозможные изделия из макарон, из «бульбы», самые разнообразные каши также насыщайте всевозможными зелеными добавками – луком, перцем, петрушкой, сельдерюшкой и т. д., и т. п.

Жизненно значимое указание: реализовать лозунг «Лучше меньше, да лучше!» по отношению к питанию мы сумеем, введя отныне и на всю оставшуюся жизнь нерушимую привычку к долгому, тщательному пережевыванию всей без исключения пищи – к доведению ее до такой консистенции, чтобы она превратилась, в конце концов, в тестообразную кашицу, замешанную на обильно выделяющейся слюне. Как во время дыхания мы исповедуем стратегический принцип «не торопись выдохнуть – не торопись вдохнуть» во имя значительного повышения КПД усвоения и кислорода, и углекислого газа, так и во время приема пищи мы исповедуем принцип «не торопись проглатывать». Его неукоснительное автоматическое выполнение принесет следующие блага: а) полную переработку всех компонентов еды, расщепляемых щелочью (а слюна обладает сильной щелочной реакцией), и, следовательно, отсутствие избыточной полноты; б) потребление заметно меньшего количества еды, способной насытить, чем прежде; в) такой «маленький» штрих в судьбе, как значительное, на десятки лет, увеличение продолжительности жизни – всего-навсего...

Важное замечание: время от времени – настоятельно прошу вас! – теорию и практику раздельного питания забывать! Пускай на вашем столе во время радостных пирушек или торжественных праздников, или дней рождения будет все смешано-перемешано против всех правил здорового питания! Отчего же так?!. Да оттого, что нельзя отучать организм напрочь от преодоления тех трудностей, которые постоянно ставит перед ним наша благословенная цивилизованная действительность. Откуда вы знаете, в каких обстоятельствах придется вам оказаться? А вдруг вас по льготной путевке отправят в дом отдыха? А там, уверяю вас, повара будут изо всех сил стараться, чтобы смешать в единую кучу во время завтрака, обеда, полдника и ужина все, что только можно и чего нельзя, лишь бы реализовать деньги, отпущенные для этого, скажем, Домом Возрождения героев-ветеранов. И вы, правоверный сторонник раздельного питания и вообще здорового образа жизни, уже на вторые-третьи сутки либо протянете ноги, либо вас увезут оттуда с признаками страшного отравления, либо вам придется объявить голодовку. Да нужно ли лишать свой организм тренированности в преодолении разного рода ядовитых веществ, возникающих при так называемом нормальном питании? Нет уж, пусть будет он всегда готов к труду и обороне. А что касается эмоциональной, достаточно высокой температуры тех дружеских вечеринок, на которых вы без тормозов и ограничений в плане питания будете гуливать с близкими вам по духу людьми, то она будет способствовать перевариванию и усвоению всей той мешанины, которую вы запихаете в свой многострадальный желудок – ради его же готовности к неприятностям более серьезного плана...

Очень прошу вас, измените свой стереотип, устоявшуюся привычку употреблять сразу после того, как вы поели, теплую сладкую жидкость! Подумайте сами: ваш пищеварительный тракт выделил для расщепления продуктов совершенно определенное и закономерное количество тех или иных соков, началась серьезная работа по переработке горючего, необходимого для поддержания на высоте рабочего тонуса. И вдруг – бабах: сверху эти соки заливаются и разбавляются в немыслимой пропорции жидкостью. Естественно, работа пищеварения заметно ослабевает и останавливается. Но мало того, что вы разбавили концентрацию желудочного сока, вы влили в желудок не просто жидкость, но жидкость сладкую – очевидно, для того, чтобы вызвать там процесс брожения!.. Воистину, «мозок» нет.

А как же доказать своему пищеварительному тракту, что мозги все-таки есть? А очень просто! Сделайте перерыв между потреблением твердой пищи и принятием заключительного жидко-сладкого аккорда. Пусть вы перетерпите полчаса, если больше не удается, выигрыш ваш в масштабах жизни будет измеряться многими годами, причем годами жизни здоровой. Худо ли?

Стоп! А как же быть с абсолютно справедливым указанием X. Даймонда на то, что 70% от общего объема нашей пищи должна составлять жидкость (чтобы соответствовать ее количеству в организме)? А так, что потреблять ее нужно не только в качестве воды, но и в виде супов (щей, борща), а главное – в составе овощей, фруктов, соков, которые хороши и вполне вероятны до обеда.

Не стану здесь ввиду общеизвестности повторять ту истину, что есть надо меньше, а двигаться больше; не буду здесь говорить о том, что вы и так знаете: о необходимости регулярных очисток организма на всех уровнях, подобно тому, как не оставляете вы в пренебрежении тот станок, на котором работаете, тот автомобиль, на котором ездите на дачу; не стану здесь даже привлекать вновь и вновь ваше внимание к заманчивым горизонтам энергетического дыхания, о котором говорил несколько раньше и которое способно насыщать нас самыми тонкими, самыми чистыми вибрациями, по сравнению с которыми любая, даже самая превосходная, материальная пища качественно очень и очень уступает. Напомнив об этих константах, я хочу выйти на уровень предложений также константных по отношению к питанию, но предполагающих значительно более серьезный подход к своему здоровью, чем у нас это принято в повседневности.

Экскурс за истиной в I век и. э.

Совершим небольшой историко-филологический экскурс в прошлое, который поможет нам, однако, совершить духовно-физиологический взлет в будущее... Мог ли даже в самых счастливых своих снах видеть создатель «сатир» римский поэт Ювенал, что протекут века и тысячелетия, а его будут цитировать, правда, совершенно не подозревая о первоисточнике. И мог ли он даже в самом дурном сне предположить, что цитировать станут лишь одно из не самых важных для него изречений, но при этом существенно упростив и примитизировав его смысл! Короче: кто только и как только ни ласкал языком мысль о том, что «здоровый дух живет в здоровом теле». Более того: только в здоровом теле возможен здоровый дух; чуть расширительней: только у здорового человека и мысли здравые и т.д., и т.п. Из всего этого следует абсолютный приоритет здорового тела над здоровым духом, и я думаю, что под плакатом «В здоровом теле – здоровый дух» с удовольствием «качаются» всевозможные организованные и неорганизованные бандиты, которых принято почему-то стыдливо именовать «рэкетирами».

Ей-богу, древнеримский сатирик не был идейным вдохновителем современных банд-формирований! Он писал, ставя совершенно иной смысловой акцент в своем послании, переплывшем через океаны двух тысячелетий: «Надо молить, чтобы ум был здоров в теле здорового человека, чтобы дух был здоров в теле здоровом. Бодрого духа, который не знает страха, проси для себя в молитвах». Таким образом, мысль первоисточника, если перевести ее в афоризм, предстает много интересней, чем плоская пропись, намозолившая глаза своим несоответствием реальной действительности, а именно: здоровому телу да здоровый бы дух! Как видим, здесь зависимость отнюдь не автоматическая, дескать, было бы здоровое тело, так здоровый дух возникнет сам собой. Нет, мысль звучит иначе: давайте-ка, ребята, видеть горизонты более далекие и высокие, чем одно только здоровое тело, давайте видеть их и стремиться к ним!

Весь этот комментарий к маленькому эпизоду из истории мировой культуры я привел с той целью, чтобы показать, как проявляет себя тенденция упростить, а по существу, сделать вредной мысль, изначально диалектически богатую, но трудную для примитивных мозгов. Правильно просил в свое время Карл Маркс видеть существенную разницу между Иисусом Христом и, как он говорил, «жирными епископами».

И что же следует из всего этого экскурса применительно к теме, которую мы стремимся свести к безусловным константам, к теме правильного питания? А то, что мы со всей определенностью должны решить: живем ли мы для того, чтобы есть, или едим, чтобы жить?

Каждая личность самодостаточна и имеет абсолютное право на выбор своего личного индивидуального пути. И если некто – скажем, Иван Никифорович – твердо понял для себя, что основную радость в жизни ему доставляют рецепторы языка и верхней части неба, где в изобилии сосредоточены вкусовые оболочки, то это его интимное дело; точно такое же, как, например, у Никифора Ивановича, который твердо решил для себя, что смысл его индивидуального бытия – в постоянном раздражении нервных окончаний, расположенных в головке его полового члена; точно так же, как личным делом является и мнение Прокопа Прокопьевича о том, что радость его бытия зависит только от полноты восприятия структурами мозга любых разновидностей алкоголя.

Точно так же, индивидуально-ответственным является решение Эразма Эриковича по возможности часто и безвылазно пребывать в состоянии наркотического кайфа; так же и абсолютно правомочным по отношению к себе является стремление, например, Бенедикта Бенциановича, а также Дубаря Похотьевича к максимально широкому, поэтически выражаясь, симфоническому многозвучию гурманства, пьянства, сексуальных излишеств, наркотического и никотинного отравления – это его или их индивидуальное решение.

Одно лишь досадует до слез, что будучи очень быстро – причем в корчах, муках и страданиях – смыты в отхожее место человеческого развития, они вместе с собой тянут и немалое число людей, которые, к несчастью, так или иначе связали себя с этими представителями мира протоплазмы родственными или деловыми узами. Не могу не вспомнить маленький смешной анекдот о том, как по заданию геронтологического института студенты со всем почтением стали спрашивать у некоего встреченного ими старца:

– Наверное, вы, дедушка, не курили?

– Ну что вы, деточки, курил, аж все зубы коричневыми стали.

– Ну уж, дедушка, наверное, не пили?

– Ой, деточки, что вы, пил как бочка, не просыхая.

– Ну уж, наверное, дедушка, вели целомудренный образ жизни?

– Ой, что вы, деточки, первым блудодеем был и всем блудодеям пособник.

– Так сколько же вам лет, дедушка?

– Уже 32, деточки, уже 32...

Что же касается нас, то, не будучи ни в коей мере аскетами и прекрасно понимая все те радости, которые способно даровать нам полнокровное, истинно человеческое бытие, мы, тем не менее, едим, чтобы жить. Конечно же, еда должна быть приятной, доставляющей удовольствие и радость, но не той доминирующей величиной, не тем идолом, которому в жертву мы должны принести свою жизнь. Нет, полнокровная, полноценная жизнь человека – вот та ценность, ориентируясь на которую мы и будем рассматривать действительно серьезные последствия нарушения правильного, нормального, здорового питания.

Неподвижный образ жизни как порождение нынешней цивилизации, сопровождаемый не просто неправильным питанием (белки вперемешку с углеводами при отсутствии, к тому же, зелени), да еще и постоянным перееданием, приводит к столь широко распространенному болезненному явлению, как избыточный вес. Избыточный вес – это избыточный жир, это наличие тканей, которые, не участвуя в общем обмене веществ, тем не менее, требуют для себя все большей и большей дани. Это достаточно быстрое в масштабах жизни нарушение обмена веществ и, как следствие, целый сонм болезней самого высокого губительного рейтинга: и онкология, и сосудисто-сердечные отклонения, и диабет, и многие другие «радости». Вполне возможно, что вы наслышаны о том, что излишние жиры в организме – это плохо; не исключаю, что вы уже два раза принимались делать физзарядку и даже по пять минут махали руками перед открытой форточкой. Не исключаю и того, что, поддавшись на мои уговоры, вы сподобились два раза пешком пройти до работы аж три остановки! Вполне вероятно, что вы пробовали посидеть на диете, прочитанной в популярном журнале или списанной у подруги, но, поскольку особых успехов на этом поприще не снискали, то и махнули рукой на все заботы-хлопоты и поплыли, влекомые бурным потоком повседневности, от одного излишнего килограмма к другому, а далее к третьему, а там, глядишь, через десяток лет – и к десятому, а там уже вот она, не за горами, откуда ни возьмись, преждевременная старость со всеми ее красотами и скорбная заметка в стенгазете (там, где этот жанр еще сохранился) за подписью «группа товарищей».

Но ведь у нас есть возможность одолеть эту грозящую катастрофу, у нас есть возможность из года в год, из десятилетия в десятилетие носить костюм или платье одного и того же размера, а именно такого, который был у нас в студенческие или аспирантские годы или даже меньше того! Где же ключ от этого несносимого гардероба? Вот здесь мы и вспомним подлинного, а не упрощенно поддельного Ювенала: «Умная мысль и бодрый дух – вот что требуется для того, чтобы тело сохраняло свое здоровье!». И в этот момент у меня мелькнула ассоциация: коль скоро мы заговорили о гардеробе, вспомнилось саркастическое пожелание Маяковского: «Эх, к такому платью да еще бы голову!». Сейчас я достаточно четко буду говорить о доминирующих установках. Чтобы не упустить мысль, сразу скажу: у многих и многих определяющим фактором для поддержания телесной формы является вполне законное стремление либо вновь забраться в свою прежнюю одежду, либо подобрать свое тело до такого-то размера, которому соответствует вот такой-то хорошенький костюмчик. Может быть и более жесткая мотивировка. Например, в такой-то фирме не держат девушек и женщин толще 46-го размера, считая, что элегантность служащих – лицо фирмы. Я уже рассказывал как-то, что мне в Берлине никак не удавалось пригласить в ресторан прикрепленную ко мне секретаршу, и только в последний день перед отлетом она согласилась пойти со мной и после мучительных колебаний, отражавшихся на ее хорошеньком личике, отчаянно махнула рукой: «Так и быть, выпью бокал колы!» И в ответ на недоуменный взгляд пояснила: «Скоро лето, я должна быть в форме». Это при том, что ее размер и так был где-то 40-й или 42-й...

Да, подобные побудительные мотивы для многих могут играть огромную организующую роль, и я с большим уважением отношусь к ним. Но, вместе с тем, должен заметить, что это внешний фактор, что это побуждение, идущее извне. А мне хотелось бы остановиться сейчас на мотивации более высокого порядка, идущей изнутри, от самой сущности, сердцевины человека.

Что такое по существу переедание? Разновидность все той же болезни безразмерного потребительства, которая побуждает человека хапать побольше тех вещей, которые ему практически не нужны, набирать побольше собственности, с которой не управиться, но – лишь бы была; захватить побольше власти, которая будет использована не для совершенствования общественного порядка, но ради удовлетворения раздутого тщеславия, ради расширения возможностей самообогащения. Привычка к потреблению благ извне, проявляемая во всех без исключения болезненных разновидностях потребительства – вот что такое привычка к перееданию: «Ну еще чуть-чуть вот этого вкусненького, а потом еще немного вот этого сладенького, а потом еще чуть-чуть вот этого аппетитненького, а потом еще, и еще, и еще...». А потом – у данного индивидуума – ожирение, диабет, гангрена, да откуда все это? Да все оттуда же.

Понимаю, на какие незыблемые устои я замахиваюсь. Прекрасно помню насмешливое присловье «Бодался теленок с дубом», но, тем не менее, полагаю, что кроме страстной установки «жить, а не гнить!», кроме доминирующего направления на высокое здоровье, которого не может быть при избыточном весе, кроме этой яркой лампы на своем индивидуальном маяке, каждый из нас способен зажечь еще многократно более яркий прожектор-установку, освещающий единственно возможный спасительный путь для человечества в целом. И путь этот, спасительный для нашей бедной маленькой планеты, ведет из страны безмерного и безразмерного потребления внешних по отношению к нам благ, к беспредельному развитию наших внутренних возможностей, раскрытию могучего потенциала, таящегося в духовных и физических недрах каждого из нас.

И, кстати говоря, наш подход именно к питанию может с безупречной точностью вывести нас на путь раскрытия и развития нашего потенциала, до поры до времени дремлющего в недрах нашей личности. Энергетическое дыхание № 1, например, – вот путь к значительному уменьшению потребляемых продуктов. Аутотропное питание – процесс вполне возможный, но пока мы дозреем до него, совершенно не обязательно быть метафизиками, которые живут по принципу «либо – либо». Нет, давайте жить и питаться, исходя из законов высокой диалектики, что в данном случае означает как натуральное, общепринятое питание, исходя из принципа «необходимо и достаточно», так и питание энергетическое, позволяющее нам усваивать энергию не только из перерабатываемой пищи, но и прямо из окружающей среды. Далее, по ходу изложения сюжета этой книжки, мы обратим внимание и на другие типы энергетического дыхания, усвоение которых способно перевести каждого из нас на качественно новую ступень в эволюции к состоянию богочеловека. А пока снова и снова прошу вдуматься в одну из важнейших для человека установок, имеющую действительно базовую константу: есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть – со всеми вытекающими из нее уточнениями и перспективами.

Назад Оглавление Далее