Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Осмысленная дорога на работу в качестве пути в третье тысячелетие

Как по максимуму реализовать свой потенциал

На работу пешком – почему?

Самое время поговорить о цивилизации, предполагая значительно более серьезный подход к своему здоровью, чем у нас это принято в повседневности. Разве не подвела она чуть ли не к каждому подъезду большого и среднего городов средства технического перемещения? Так почему же мы не должны пользоваться этими благами и достижениями? Конечно, должны: когда времени уже совсем нет или когда переместиться надо на большие расстояния – скажем, от Петербурга до Москвы. Но в принципе следует очень и очень бояться данайцев, дары приносящих. Очень просто высчитать, чем обернется в масштабах жизни этот роскошный «дар» технического, электрического, механического перемещения в пространстве без малейшего мускульного усилия: сначала дистрофией и слабостью мышечного аппарата, вслед за этим – дисфункцией всей сердечно-сосудистой системы, вслед за этим – психическими расстройствами из-за длительного стояния в «пробках», вслед за этим – длительным пребыванием по разным поводам в лечебных заведениях, а затем отбытием на тот свет с опережением положенных нормативов примерно вдвое. Таким образом, прямой проигрыш составляет не только качество жизни (хронические заболевания, постоянная слабость), но и количество жизни, не дожитой до пределов не одного, а многих десятилетий. Такие-то дары, такой-то вот подарок...

Как бы ни изощрялась в своих технических наработках современная удивительно уродливая в своей античеловеческой направленности цивилизация, альтернативы физическому движению нет и быть не может, ибо движение – это основа самой жизни. Своего рода символом, притчей о том, как не может уйти от движения самый суперсовременный человек, является для меня двух-трехчасовая работа на велоэргометре и с эспандерами, которую во имя самосохранения ежедневно должны проводить летающие на сверхсовременных космических аппаратах астронавты. Скажу без обиняков: супружеские пары, которые катят на велосипедах по Приморскому шоссе в субботу и в воскресенье, представляются мне гораздо более мудрыми людьми, чем семейные же пары, совершающие выезды на уик-энды посредством кабриолетов: движутся-то машины, а от обездвижения страдают люди, которые считают себя, однако, хозяевами своей судьбы.

Итак, почему необходимо использовать для передвижения пешком (бегом, на велосипеде, на лыжах, вплавь и т. д.) любую представившуюся возможность? По той простой причине, что питание всех без исключния клеток, всех без исключения органов, которые и составляют в совокупности каждого из нас с вами, осуществляется посредством циркуляции крови, которая и должна дойти до каждой клеточки, до каждой альвеолочки. Подобных сосудистых путей, в том числе и диаметром не шире волоска, в нашем с вами организме, дорогой читатель, насчитывается около ста тысяч километров – «всего-то» два с половиной экватора земного шара.

Глубочайшим общераспространенным заблуждением на уровне господствующего мифа является представление о сердце в качестве то ли мотора, то ли насоса, засылающего кровь во все эти жилы, жилочки и капилляры, несущие жизнь и отдельно взятым клеткам и всем органам в целом. Любой сколько-нибудь грамотный инженер если не расхохочется, то язвительно улыбнется, если ему сообщат, будто мощное нефтеперекачивающее устройство, например, в Сургуте, будь оно высотой хоть в три, четыре, пять этажей, способно перегнать нефть на две-три тысячи километров по нефтепроводам, достигающим диаметра чуть ли не двух метров – вязкость прокачиваемой нефти столь велика, что если не ставить на протяжении каждых приблизительно ста километров станции для дополнительной подкачки, то нефть застынет в стальных трубах, а богатырский насос в Сургуте попросту лопнет либо остановится.

Так как же можно предполагать, что на расстояние, многократ большее, чем у самых-самых трансконтинентальных нефтепроводов, по сосудам, неизмеримо более тонким, чем гигантские трубы, которые несут нефть из Азии в Европу, посредством насоса, который в миллионы и миллионы раз слабее, чем многоэтажный котел в Сургуте, можно продвинуть жидкость, многократно более вязкую, чем нефть? Стоит поставить вопрос таким образом, чтобы сразу же стала абсурдной мысль о сердце-насосе, накачивающем кровь во все бесчисленные трубопроводы человеческого организма, мысль, распространенная, однако, настолько широко, что является аксиоматической даже для медицинских учебников.

Как же выглядит ситуация на самом деле? Разумеется, более сложно. Во-первых, картину надо поставить с головы на ноги и понять, как это объяснили уже в начале двадцатого века замечательные физиологи, и среди них – лауреаты Нобелевской премии, что движение начинается как раз от низов, от вакуумированного подсоса, идущего от капилляров. Во-вторых, и ради этого я заговорил здесь о движении, потому, что громадную роль в процессе кровотока играют скелетные мышцы: только благодаря их постоянной работе около шестисот дополнительных подкачивающих станций в организме обеспечивают нормальный ход кровотока. В-третьих, чрезвычайно важную роль в организации потока крови играет наше так называемое портальное сердце – печень, которая в ряде случаев берет на себя подавляющую часть нагрузки, приходящуюся на само сердце. И, наконец, неизмеримо более сложной ролью, чем это обычно представляется, является роль самого сердца – уникального, беспрецедентного в Мироздании живого механизма, который посылает определенные сигналы, регулирующие всю систему прохождения волны по крупным, мелким и мельчайшим сосудам, и сигналов, регулирующих движение уже отработанной крови. Искусственно созданное сердце лишь тогда позволило жить теленку, которому его вживили, когда, наряду с толкательно-возвратными функциями, оно стало осуществлять и функции командно-организующие по отношению ко всей кровеносной системе вышеозначенного пациента.

Не стану сейчас дразнить скептиков сведениями о сердечной чакре Анахате, расположенной, по указаниям восточной медицины, в непосредственной близости от сердца, не стану отвлекаться на разговор о так называемой душе, вполне реальные снимки которой во время ее расставания с телом видели уже тысячи людей и которая также базируется в районе сердечной сумки; я акцентирую внимание читателей лишь на практическом выводе из всего сказанного: чем активней работает наша мышечная система, тем полнокровней функционирует сосудисто-сердечная система, тем более регулярное и полноценное питание получают все наши ткани. В противном случае – совершенно очевидная их атрофия, отмирание, совершенно логичные по этому поводу болезни, закономерно подводящие к заметке, подписанной «от группы товарищей» в стенгазете, если она, конечно, еще сохранилась на предприятии безвременно усопшего. Господи! А всего-то ему было недосуг, ему было жаль времени, которое он должен был ежедневно затратить на 6-8 тысяч шагов. Вот почему я и утверждаю категорически и безапелляционно: на работу и с работы надо по возможности ходить пешком. Разумеется, не следует свои маршруты прокладывать по набережной реки Фонтанки или по Загородному проспекту, или по другим безмерно загазованным магистралям, всегда, в конце концов, можно найти и параллельные пути с гораздо более чистым воздухом. Что же касается затрат времени, то эти часы оборачиваются целыми годами продленной жизни – причем жизни здоровой, с ясным мышлением (ибо капилляры работают и в мозгу), а не беспомощной и маразматической.

Но движение – это не только жизнь: это еще и жизнь спокойная, освобожденная от губительного воздействия на нас застойных стрессов. Я не случайно сказал «застойных», ибо периодически воспринимаемые стрессовые ситуации в известной степени даже полезны, ибо они тренируют нервную систему, не дают отрешиться от реальной обстановки, погрузиться в засасывающее болото розовых иллюзий. Напомню, что когда мы окатываемся ведрами холодной воды, то в известной степени переживаем стрессовую ситуацию, и эта процедура тренирует нашу стрессоустойчивость к гораздо более крупным потрясениям, то есть играет роль своего рода предупредительных прививок, вырабатывающих иммунитет к потрясениям неизмеримо большего масштаба. Стресс пришел – стресс ушел, и все нормально. Но вот если стресс пришел и остался, и более того, стрессовая ситуация начинает разматываться все круче, если состояние, неблагоприятное для нашей психики, оказывается постоянным, хроническим, застойным, то вот это уже беда, от которой необходимо освобождаться. И освобождаемся!.. Одни «от стрессу» начинают «заливать за воротник» и становятся омерзительными в быту запойными пьяницами, другие «от нервов» начинают втягивать в свои розово-голубые воздушные мешки серо-коричневый табачный дым и превращаются в дурно пахнущих невротиков, которые во имя своей наркотической привязанности готовы отравлять дымами всех присутствующих и все помещения вокруг себя площадью до пятисот квадратных метров, как показали бесстрастные исследования. Третий во имя успокоения начинает пропускать через себя килограммы и центнеры химикатов, добиваясь тем самым прямо-таки фантастического загрязнения всех внутренних органов и зависимости от таблеточной медицины.

И те, и другие, и третьи суть люди попросту безграмотные, ибо они не ведают азбучной, константной истины, которой от роду всего-то какой-то миллион лет. Истина эта заключается в следующем: искони для наших далеких пращуров любое стрессовое состояние, любая волнующая информация имела самое непосредственное отношение к проблеме сохранения жизни. Сохранение жизни требовало и мышечных усилий, и немалых: бежишь ли ты от мамонта; бежишь ли ты с ордой сородичей на мамонта, вооружась копьями и камнями; испытываешь ли ты чувство голода, посему в поисках корешков или дичи должен перемещаться по достаточно обширному пространству; испытываешь ли ты любовное вожделение, а потому либо сражаешься с соперником, либо выкрадываешь невесту из чужого стана – во всех этих и в бесчисленном количестве аналогичных случаев сохранение твоей жизни и сохранение твоего рода требовали обязательного и немалого количества движения. И возник неукоснительно работавший, работающий и такой, который будет продолжать работать и после нашего ухода из этого мира, механизм, согласно которому при эмоциональном возбуждении в кровь выбрасываются гормоны, значительно облегчающие процесс движения, процесс физической нагрузки. Цепь причин и следствий очевидна и бесспорна: возбуждение – выброс в кровь адреналина – возможность интенсивной физической работы – сохранение жизни (и продолжение рода). Повторяю: так было, есть и будет, ибо человек создан живым существом, а не искусственным роботом, напрочь лишенным страстей и оценивающим действительность миникомпьютерными мозгами вне всякого участия эмоций.

Но вот прошло сколько-то сотен и десятков тысяч лет, мы перестали бегать за мамонтами или от мамонтов, за собранными, умытыми и уложенными корешками направляемся в супермаркет и с дубиной в руках не бьемся уже за обладание скуластой и мосластой подругой. Мы сидим за рулем автомобиля, сидим за столом престижной фирмы, сидим за пультом программного управления многопрофильного станка или даже атомной электростанции. Но разве наша жизнь хоть на йоту стала менее эмоциональной, чем тогда, когда мы грелись у костров в пещерах? Разве ситуации на дороге, в фирме, в цеху или на атомной станции в ряде случаев не только не менее волнуют нас, чем возбуждали коллизии наших пращуров в древности, но и оказываются подчас не в пример более драматичными и жестокими по отношению к нашей жизни?.. И возникает убийственная для здоровья и жизни (и сохранения рода) цепочка: волнение – выброс адреналина в кровь – неподвижность – многочисленные разнокалиберные аномалии психики и соматики, то есть души и тела.

Разве окрик хама-начальника, разве угроза разорения фирмы, разве ошибка оператора атомной станции не есть стресс, подчас на много порядков по силе своей превосходящий эмоциональные встряски у наших предков? Так нет же, сидим на своем стуле как приклеенные, а сложнейшие системы внутри нас тем временем превращаются в хлам. Чего тут только не приходится ждать: инфарктов, инсультов, спастических колитов, полового бессилия и без конца других аналогичных «радостей».

Глубоко надеюсь, что в свете всего вышеизложенного мы еще и еще раз осмыслим функцию движения для сохранения собственной жизни – причем жизни качественной, здоровой.

И в завершение этой темы – еще одна константа: наш организм столь податлив на заботливое отношение к нему, что в нем запрограммировано постоянное повышение возможностей, их рост, но при непременных условиях:

а) нагрузки должны быть постоянными, регулярными;

б) многоплановыми;

в) после восстановления от предыдущей нагрузки очередная должна быть либо несколько больше предыдущей, либо качественно более сложной, чем она.

Эту разницу каждый устанавливает для себя индивидуально, но если максимум исподволь увеличивать, то человек через некоторое время даже сам не поверит: он ли это так далеко сумел уйти от изначального, ныне смехотворного для него уровня.

И еще раз: вольному воля, спасенному – рай.

А ходить-то умеем ли? А умеем ли дышать?

Итак, мы отважно двинулись пешком (или на велосипеде, или на роликах, или в сельской местности на лыжах) на работу. Само собой разумеется, что осанка прямая, красивая, статная, что мы несем себя, плечи развернуты, и нос ни в коей степени не бороздит дорогу перед ногами, как это характерно для походки такой красавицы, как Баба Яга, например. Очевидно и то, что шаги наши – легкие и пружинистые.

Один секрет, касающийся рациональной ходьбы, в качестве сюрприза я оставил напоследок, когда нам уже будет некуда деваться от принятого решения двигаться пешком: речь пойдет о постановке стоп. Поскольку голова дана нам не только для того, чтобы нести в себе рот, заглатывающий пищу, но также и для того, чтобы думать, я попрошу каждого проделать простенький эксперимент: пройтись либо по влажному песку, либо по снегу, либо по пыли – словом, по такой поверхности, на которой остались бы ваши следы. Что окажется? Что стопы мы во время ходьбы ставим практически параллельно одна другой. Ну и что? А как же иначе? Подождем удивляться, обратимся если не к биомеханике (тут далеко не все специалисты), то хотя бы к элементарной логике (здесь все профессора). При подобной манере перемещения, во-первых, весь вес нашего тела перекатывается практически через один-единственный большой палец; во-вторых, именно на размер этого большого пальца (допустим, три-четыре сантиметра) дом шагу увеличивается, скажем так, холостой пробег, то есть преодоление не пространства, а величины своей собственной стопы, нарочито удлиненной.

Каков же выход из этой, как будто бы совершенно естественной ситуации? А тот, который давным-давно, уже много веков назад нашли для себя индейцы Северной Америки: они передвигаются вперед слегка косолапя, ставя ноги чуть-чуть по-медвежьи. Что это дает? Опять-таки, пройдитесь уже подобным стилем, даже несколько утрируя косолапость, по той поверхности, которая запечатлит ваши следы. Окажется, что при такой походке вес тела перекатывается уже не через один-единственный выступающий палец, но через практически ровную линию всех пяти пальцев стопы. А это значит, что равномерная нагрузка заметно уменьшает усталость соответствующих мышц стопы, и означает также отсутствие каждый раз, на каждом шагу, необходимости преодолевать, перекатываться через 3-4 дополнительных сантиметра. Что такое 3 сантиметра при шаге, скажем, в 80 сантиметров? Ерунда, ничто. Ну а если этих шагов уже – 100, то 3-4 метра из них, пройденных с нерациональной затратой времени и усилий, – это уже кое-что значимое. А если этих шагов – 1000?..

Разумеется, я не призываю к утрированно косолапой походке, мое дело в данном случае – лишь обратить ваше внимание на то, над чем вы никогда не задумывались. Скажу более: легкое постепенное перемещение пяток в сторону от оси, по которой движутся ваши ступни, значительно рационализирует также и работу всех сопряженных мышц вашего двигательного аппарата. Разумеется, нужна будет некоторая перестройка, потому что никто нигде и никогда не учил нас двигаться рационально. Но обратите внимание: вот побежала – например, за уходящим трамваем – совершенно нетренированная женщина, чьи мышцы никогда не испытывали нагрузок общепринятого тренинга. И что же? Вы увидите, что на каждом шагу сзади она отбрасывает каждую ногу подчеркнуто вбок. Почему? Да потому, что в силу тонкости своего мышечного восприятия, она поступает так, как ей легче и удобней. Итак, побережем от постоянно травмирующей перегрузки большие пальцы наших ног и заодно научимся ходить более рационально. Принятое нами решение двигаться в день не менее 5-8 километров во имя своего здорового долголетия несомненно побуждает нас к этому.

Господин Журден, согласно собственным показаниям, запротоколированным некогда комедиографом Мольером, всю жизнь говорил прозой, но не подозревал об этом. Мы всю жизнь передвигаемся пешком неправильно, но об этом также не подозреваем. Более того: всю жизнь мы дышим неправильно, но полагаем, что иначе, чем мы это делаем – «вдох-выдох», – ничего иного и быть не может, и придумать невозможно, да и незачем. График пилы, зигзаги вверх и вниз, обозначающие чередования вдоха и выдоха – вот единственное, что мы признаем, а все остальное – от лукавого.

Дыхание – живой огонь нашей жизни. Погаснет этот процесс окисления клеточек крови хотя бы на несколько минут, и погаснет вместе с ним и сама наша жизнь. Так можно ли себе даже вообразить нечто более жизненно важное и насущное, чем этот процесс, прерывание которого равнозначно смерти? И допустимо ли бездумно на протяжении отпущенных нам лет относиться к нему как к чему-то второстепенному, малозначимому? Уж если мы, собираясь в долгий путь, считаем правильным для себя учитывать бессмысленное прохождение величиной в три сантиметра на каждом шагу, то уж в механизме, который определяет само наше существование на протяжении десятков лет, разобраться следовало бы с достаточной степенью основательности.

Не думаю, что в этой книге, посвященной константам здоровья, следует разводить теоретическую полемику по поводу многообразных, насчитывающих десятки разных рекомендаций, систем дыхания, данной теме я посвятил особую работу «Твое волшебное дыхание». Мое дело сейчас – не впадая ни в какие крайности и пристрастия, выделить самую суть дела. А суть эта такова, что в процессе дыхания для нас физиологически важными являются и момент вдоха, и момент выдоха, и моменты задержки дыхания (паузы) между вдохом и выдохом. Графически изображенный график дыхания представляет собой не пилу, а рисунок зубцов крепостной стены с вертикальными линиями, обозначающими как вдох, так и выдох, и горизонтальными площадками между зубцами и на поверхностях зубцов, обозначающими паузы между вдохом и выдохом. Это самое общее и самое главное; что же касается индивидуальных особенностей каждого человека и каждого из переживаемых им моментов, то величина вдоха и величина выдоха и размер задержек, отображаемый на графике горизонтальными линиями, – дело совершенно индивидуальное, определяемое каждый раз в зависимости от обстановки.

Я аплодирую тем энтузиастам, которые убеждены, что тонус организма зависит от количества набранного в процессе дыхания кислорода, потому что лечебные результаты, достигаемые ими, восхищают. Я в восторге от тех фанатов, которые убеждены, что смысл дыхания не в потреблении кислорода, а в как можно длительном пользовании углекислым газом, накапливающимся в легких при задержках дыхания, по той причине, что достигаемые ими успехи в исцелении от множества недугов не могут не радовать. Впечатляющих успехов достигают также многие благородные экспериментаторы, которые, так или иначе, варьируют ритмику как вдохов и выдохов, так и пауз между ними. Да будут благословенны все последователи и сторонники пьянящего кислородного дыхания, и сторонники кислородного голодания, и мастера прерывистого и всех иных стилей оздоровительного дыхания – да будут благословенны они по той простой причине, что осмысленно относятся к этому важнейшему из важных процессов жизнедеятельности организма.

Что же касается нас, обыкновенных членов профсоюза, а также школьников, студентов, пенсионеров, многосемейных мамочек и одиноких девушек, то нам достаточно опираться на многотысячелетний опыт йоговского дыхания, китайской дыхательной системы цигун, дыхательной системы древнего Вьетнама, в сохранившемся и великолепно отшлифованном виде доживших до наших времен и процветающих сейчас. Смею считать, что не частности и детали, важные для мастеров разного уровня посвящения, составляют суть, смысл, ядро этого громадного массива бесценного человеческого опыта, а именно сочетание, гармонизация в едином процессе дыхания разных его составляющих компонентов. Органический их союз, их взаимодействие, взаимопроникновение, взаимоподдержка таковы, что жизненные показатели при переходе на график, который я условно обозначаю как рисунок крепостной стены, способны по-настоящему обрадовать.

Не буду многословным: в тот вечер, когда я пришел к правилу «не торопись выдохнуть и не торопись вдохнуть», я с легкостью пробежал более двадцати километров, хотя до той поры и пять-шесть километров составляли проблему. Далее прошли годы и десятилетия, за которые график крепостной стены стал уже для моего дыхания единственно возможным, осуществляемым автоматически, абсолютно без участия сознания.

И вот почти одновременно – так получилось случайно, но мы знаем, что случайностей не существует – сначала было испытано мое умение насыщаться кислородом. Одна из лучших моих учениц, врач первой категории Галина Скутте, получив в Москве международный диплом с удостоверением о том, что она является мастером ребефинга, провела сеанс этой разновидности свободного дыхания со мной и другими моими учениками. Смысл этого полезного действия, как известно, заключается в том, что под воздействием специфической методики дыхания наступает своего рода кислородное опьянение, позволяющее человеку в достаточно короткие сроки освободиться от глюков-зажимов как в психике, так и на физическом уровне. Короче говоря, разлеглись мы на подстилках и под руководством мастера начали целенаправленно трудиться. Через некоторое время с большим сочувствием я стал воспринимать раздающиеся с разных сторон комнаты стоны, болезненные выкрики, судорожные рыдания и тому подобные свидетельства освобождения от блоков, мучительно терзавших до того моих ближних. Галина мягко и бережно ходила между ними, осуществляя необходимую коррекцию процесса. «Усталые, но довольные», как говорится, обсуждали потом участники этого события совершившиеся с ними перемены, а я всего-то и мог, что молча, с большим любопытством, сидеть рядом с ними. Со мной лично ничего не произошло, как я ни старался. Разумеется, Галину эта ситуация с учителем весьма озаботила, и через несколько дней она приехала ко мне в сопровождении двух маститых преподавателей этого типа свободного дыхания. С большой охотой старался я поддаться всем их методическим указаниям: дышал и как загнанный пес, и как еле слышимый ветерок в пустыне, эффект был один – нулевой. И тогда мне пришло в голову объяснение, которое я изложил озадаченным преподавателям, после чего мы все дружно и с облегчением рассмеялись: как же я мог опьянеть от усиленного потребления кислорода в течение 30-40 минут, если перед тем на протяжении десятков лет ежедневно по часу-полтора-два, а то и более, я активно этот кислород потребляю во время своих достаточно интенсивных по нагрузкам пробежек. (А надо сказать, что особым моим пристрастием пользуются кроссы по пересеченной местности.)

А некоторое время спустя было испытание на дружбу уже не с кислородом, а с углекислым газом, и опять-таки это было в присутствии доброго десятка моих учеников в ту еще пору, когда я вел занятия в подвале дома № 5 по улице Петра Лаврова. Короче говоря, мы начали отрабатывать тему «лечения контуром». Соединившись контактно свободными руками друг с другом, все участники посредством своих берущих рук сначала очищали тело лежащего между нами испытуемого от отрицательной информации, а потом, с помощью рук дающих, насыщали его тело великолепной пропущенной сквозь себя космической энергией. Результаты этих оздоровительных процедур были великолепны, но я веду сейчас речь не об этом, а о том, что ради техники безопасности и очистка, и подкачка обязательно осуществляются только на выдохе. То есть, набрав сначала полные легкие воздуха, операторы, работая руками с пациентом, имеют право только на выдох. Тот же, кому воздуха начинает недоставать, либо отводит свою руку от излечиваемого человека для того чтобы в это время вдохнуть, либо вообще выходит из цепочки. И вот когда число операторов, сокращаясь и сокращаясь, дошло до минимума, то есть я один остался над пациентом, то предложил всем вместе провести эксперимент. Выставив в качестве антенны около плеча левую ладонь (берущую), я попросил всех присутствующих давать на нее энергетический поток и фиксировать время, в течение которого буду дающей рукой после вдоха работать с лежащим на массажной кушетке учеником. Включили секундомер, начали работать. Фиксировали каждые 20 секунд и особо отмечали протекание минуты. Результаты впечатлили всех нас, высказывалось мнение о том, что эту процедуру можно было бы даже демонстрировать в цирке, потому что на этом одном выдохе я работал без малого около пяти минут... Вот такая-то была задержка дыхания, которую, полагаю, мог бы одобрить даже сам Константин Павлович Бутейко. Справедливости ради надо сказать, что опыт, конечно, был не чистым, ибо никто и никогда до сих пор не анализировал физиологические процессы, совершающиеся в организме под действием мощной, поступающей извне энергетики. Тем не менее, эксперимент показал, что я нахожусь в достаточно добрых отношениях и с углекислым газом, накапливающимся в легких. Успех и первого, и второго испытаний смею отнести исключительно к жизни по графику дыхания, где равно важны все элементы.

Вперед и выше – на уровень сверхвозможностей: энергетическое дыхание № 1 и энергетическое дыхание № 2

Конструктивный разговор о дыхании есть наилучший повод для выхода на громадную тему овладения теми удивительными возможностями, которые будут определять жизнь человека в XXI веке, в третьем тысячелетии в целом. Тема эта – биоэнергетика. Можно обозначить ее и как психоэнергию, а можно и как энергоинформационный поток. Суть – в прямом концентрированном воздействии мысли (или чувства) на материальный объект с целью его трансформации. Подчеркиваю: прямом, ибо косвенное – дело обычное, то есть задумал нечто и реализую замысел посредством инструментов: скажем, осаждаю градовое облако спецснарядом с помощью выстрела из зенитного орудия. Я же говорю сейчас – наглядно сопоставляя примеры – о рассеивании облака силой взгляда, заряженного желанием, приказом. То есть веду сейчас речь о том третьем этапе технологии, которого касался в предисловии. Подобие Бога, человек уподобляется Создателю, материализуя въяве свое идеальное мысленное представление. Таков истинный путь эволюции человека и человечества!.. Так двинемся же по нему.

Поведав чуть выше о прямой связи, которая существует между энергетикой и возможностями дыхания, я уже вышел на новый, следующий, уровень представления о том, что есть дыхание. «В первых строках своего письма» я говорил о нем с точки зрения жизненно важной, традиционно трактуемой, пусть и с разными акцентами, как о способе насыщения крови и, следовательно, всех без исключения клеточек организма атмосферными газами. Сейчас же обратимся к иному аспекту дыхания – также жизненно важному, но далеко не столь общеизвестному, хотя специалистов, продвинутых в этой области человеческого знания, насчитывается достаточно много. Речь пойдет о дыхании как о средстве, способе насыщения нашего организма живой энергией, получаемой с помощью мысли, воображения непосредственно от окружающей нас среды, а не благодаря процессам переработки питательных веществ в организме. Задев эту тему, мы незамедлительно перемещаемся из области наших возможностей в область наших сверхвозможностей. Собственно говоря, поскольку так называемые аномальные возможности по существу являются как раз нормальными, то есть такими, которыми и человек, и человечество должны владеть, реализуя свой потенциал, постольку надо уточнить: переходим только с точки зрения обыденных представлений о возможном и сверхвозможном, потому что практически в каждом дремлют и только ждут сигнала к пробуждению воистину божественные силы, таланты, потенции.

Напоминаю, что мы движемся на работу и это время используем для укрепления своего здоровья посредством физической нагрузки на мышечную систему и с помощью поставленного верно дыхания. То, о чем сейчас я буду говорить, опирается исключительно на успешную практику, на немалый уже опыт, а вот об исторических масштабах этого опыта я предлагаю судить по ознакомлении с одним достаточно потешным эпизодом. Изрядное время тому назад для слушателей нашей школы психофизического совершенствования «Единство» мы проводили занятия на туристической базе, расположенной в районе живописнейших лемболовских озер и холмов. Среди других занятий были там, конечно, теоретические и практические уроки, посвященные особенностям энергетического дыхания. И вот, спустя некоторое время – то ли два, то ли три месяца после этих занятий – еду я как-то в электричке и просматриваю свежий номер журнала «Наука и жизнь». Внимание мое привлекают строки, посвященные особенностям энергетического дыхания, и я начинаю читать эту статью с повышенным вниманием. Читаю и начинаю испытывать всевозрастающее недоумение: «Кто ж это из моих дорогих лемболовских учеников оказался столь шустрым, что сумел за такие короткие сроки так оперативно сдать и напечатать в популярном журнале те тезисы, которые с превеликим тщанием я внедрял в их сознание и повседневную практику?!» Сразу обращаюсь к подписи – о, смех! о, юмор! Оказывается, редакция с большим пиететом опубликовала дотоле закрытые, используемые лишь аристократической элитой древнекитайского государства основы дыхания «ци-гун»... И всего-то только четыре тысячи лет прошло с тех пор, как их отработали и стали ими пользоваться, и вот, слава Богу, изобрел я велосипед, да еще рассердился на то, что чертежи его мои слушатели опубликовали без моего на то соизволения... Спрашивается, так на какой же опыт будут опираться те советы, которые я сейчас хотел бы предложить для употребления всем поспешающим на работу? Скажу одно: на объективный опыт, на несомненные константы. Если в разных местах, в совершенно иные эпохи, пользуясь совершенно различными предпосылками, приходят к одним и тем же выводам, стало быть, за выводами этими – совершенно реальное дело. Излагая их, я смею двигаться на своем «велосипеде», не останавливаясь на деталях и отличиях его конструкции от древнекитайского «велосипеда».

Не будучи уверен в знакомстве своих читателей с теми предыдущими книгами, в которых я уже так или иначе энергетического дыхания касался, в частности, с книгой «Твое волшебное дыханье», изложу сейчас эти выводы в достаточно компактном виде.

Энергетическое дыхание № 1: его смысл заключается в том, что все четыре основные составляющие этапа дыхания (вдох – задержка – выдох – задержка) мы используем для подпитки с помощью чистой мощной энергии окружающей среды тех наших органов, которые либо несколько ослаблены, либо, мы полагаем, должны получить дополнительную дозу энергии. И хотя работа эта по существу медитативная, основанная на операциях с мыслеобразами, имеющиеся вполне достоверные биологические и химические замеры свидетельствуют об изменении целого ряда важных физиологических параметров в организме. Но для того чтобы не останавливаться в недоумении перед выводами естественных наук, сложность которых далеко не каждому из нас подходят по уровню подготовки, мы можем поступить гораздо проще и наглядней: взвеситься, например, как это делаю я, перед 40-минутной утренней пробежкой и взвеситься, вернувшись после нее. Разница подчас до плюс 600 грамм свидетельствует совершенно безапелляционно о том, что процессы, связанные с биоэнергетическим дыханием № 1, которое я исключительно использую во время бега, протекают неукоснительно, и дела им нет ни до каких теоретических положений, сформулированных в учебниках физики для девятых или даже для десятых классов!..

Иногда дышится не столь интенсивно, и тогда я прибегаю примерно в том же весе, что и выбежал, но и этого достаточно для суждений о неукоснительной работе энергетического дыхания №1, так как каждый сколько-нибудь подготовленный спортсмен знает, что во время бега, в связи с физическими нагрузками, вес непременно падает, уменьшается. Если же он после достаточно интенсивной нагрузки остался на месте или несколько возрос, то сюда вмешиваются законы из иной физической парадигмы.

Короче, какова непосредственная техника энергетического дыхания № 1, позволяющая подпитываться от природы? Сразу следует сказать, что во время этого дыхания мы должны вступать в тесную неразрывную связь с могучими энергоносителями, потенциал которых на много порядков выше нашего, как-то: с солнцем, небом, облаками, купами деревьев, морем, горой, рекой и т. д.

Этап первый. Глядя на них, тот вдох, который мы делаем через нос, мысленно осуществляем через некую воронку в солнечном сплетении, которая вбирает в себя и отправляет внутрь организма разлитую в мире мировую энергию.

Этап второй. Во время задержки дыхания мы мысленно в районе солнечного сплетения формируем некий энергетический шарик или плазменное облачко и увеличиваем его все время, пока продолжается задержка дыхания.

Этап третий. Во время выдоха, который на самом деле происходит через нос или рот, мы это энергетическое облачко мысленно посылаем напрямую в тот орган, который, на наш взгляд, нуждается в поддержке – например, в сердце.

Этап четвертый. Во время паузы, задержки дыхания это энергетическое облачко мы растворяем в том органе, который решили энергетизировать, подпитать.

Далее все снова и снова. Подпитывать можно постоянно один и тот же орган, можно запустить процесс подпитки по часовому кругу, можно направлять это облачко произвольно то в верхнюю часть организма, то в нижнюю и т. д. Ни смысл данного вида энергетического дыхания, ни его результаты от этого не изменятся.

Могут быть и другие разновидности энергетического дыхания № 1. Например, втягивать на вдохе разлитую в мире энергию через копчик, там же формировать это облачко и по позвоночнику посылать его в темя, а во время выдоха из темени, подобно струям душа, изливать накопленную внутри организма энергию – от маковки до самого низа. Можно и по-другому: каждый выдох из копчика направлять в тот или иной орган и т. д., и т. п. Суть одна: поскольку наше внимание и в момент вдоха, и в момент накопления энергетического облачка, и в момент его транспортации, и в момент его растворения приковано последовательно к тому или иному органу, этот орган или эти органы обретают под воздействием мыслительной, наглядно-образной работы концентрацию рассеянной вокруг нас мировой энергии. Вспомним, что величайший из современных ученых А. Чижевский видел источники ее в икс-лучах солнца, которые слишком сложны для анализа в механических или в электромагнитных приборах, но вполне воспринимаемы и усваиваемы оказываются на уровне биологических систем.

Смею предложить еще один воистину удивительный тип энергетического дыхания № 1: вбирание солнечной энергии той стороной нашего тела, которая к солнышку в данный момент обращена. Для того чтобы подтвердить свою высочайшую оценку этого варианта энергетического дыхания № 1, поведаю о двух эпизодах.

Эпизод первый. Как только прихотливо ни складываются взаимоотношения целителя с теми людьми, которым ему довелось когда-то помочь! Так, например, уже достаточно давно я принял весьма активное участие в судьбе одного тяжело заболевшего малыша, и, естественно, отношения с его родителями стали более чем дружественными, практически родственными. Осознав до конца, какие беды для детей несет пребывание в экологически загрязненном воздухе большого города, они отказались от своей высококвалифицированной работы на индустриальном гиганте, продали городскую квартиру и купили дом в сельском поселке с большим участком под огород, обзавелись и домашней скотиной, которую совершенно логично надо было хорошо кормить. Для этого, когда созрели травы, они вместе с другими односельчанами отправились на сенокос в экологически чистейшие места в районе Ладоги.

Обладая достаточно серьезными навыками косьбы, я предложил им себя в качестве батрака на время этой страды, и предложение с охотой было принято. Стояла пора белых ночей, незаметно переходивших в ясное утро и в день, залитый раскаленным солнцем, во всю свою исполинскую мощь светившим с безоблачного, выцветшего от жары неба. И мои «хозяева», и другие их помощники – все с головы до пят были завернуты в хлопчатобумажные одежды, чтобы не получить жесткого ожога или теплового удара во время этой работы, которая совершенно не напрасно именуется словом «страда». Каждые 15 минут они подбегали к бадье с квасом, стоявшей под развесистым деревом, и ежечасно устраивали перекуры, перерывы и тому подобное, чтобы хоть немного отдохнуть: травища стояла буквально стеной. Я же работал в одних только плавочках и в небольшой панамке, воздетой на макушку, никакой жажды не испытывал; что же касается усталости, то, напротив, с каждым часом работы расходился, что называется, все более азартно. Почему же так? Да потому, что, войдя в своего рода медитативное состояние, я не отвлекался в своих мыслях на беспорядочную умственную жвачку, но каждый вдох свой мысленно сопровождал втягиванием через кожу, вбиранием всей поверхностью, обращенной в тот момент к Светилу, солнечного света с последующей транспортацией его поочередно во все внутренние органы: и в сердце – для его бесперебойной работы, и в желудок – для его поддержания, и в кишечник – для его нормального функционирования. Словом, то по кругу, то по вертикали я транслировал исполинские по мощи вибрации Солнца с поверхности вглубь.

Обеденный перерыв мне нужен был только потому, что трава под палящим с небосклона огнем стала жесткой, и косить ее было уже тяжело, так как быстро тупилась коса. Пока мои молодые подельники плескались в ласковых водах беспредельной Ладоги, пока отсыпались они в роскошном сосновом бору, подступившем к тончайшим пескам прибрежного пляжа, я в охотку посгребал ту часть сена, которая уже успела подсохнуть, немного поплавал, немного «принял на грудь» окрошки и снова был готов к трудовым свершениям. Ни есть, ни пить, ни спать я не хотел, силы во мне прибывали, а кожа оставалась практически того же умеренно загорелого цвета, с которым я приступил к работе: даже следов эритемного (ожогового) воздействия лучей на мне не наблюдалось. Молодые спутники мои обходились до поры до времени без комментариев, но когда через сутки после окончания работы я продемонстрировал им, что кожа на руке под ремешком от часов практически не отличается по цвету от всей остальной поверхности тела, то эти в прошлом высокообразованные физики смогли произнести лишь что-то невразумительное, так как у них самих те части лица и рук, которые не были прикрыты платком и одеждой, превратились в подобие доброго украинского борща, который варят, как известно, с изрядным количеством красного-прекрасного буряка. До этого свидетельства моей несгоревшей кожи они могли лихо высказывать предположения о том, например, что «были люди в наше время, могучее, лихое племя, богатыри не вы», что вот-де, какой попался им справный работник всего-то за две миски окрошки и т. д., то есть сводить неведомый им до того ни из теории, ни из практики феномен прямого обращения энергии Солнца в энергию мышечной работы к общедоступным и понятным каждому способностям, может быть, очень крепкого от природы человека. Но вот как объяснить с позиций высочайшей теории отсутствие сгоревшей кожи – вот на этой, так сказать, корочке от лимона они поскользнулись и вместе со своей высокой и очень самодовольной наукой хорошенько шлепнулись в грязь.

Эпизод второй. Тут уже в грязь шлепнулся я сам, когда по недомыслию решил, что если Солнце спрятано за облаками, то и ультрафиолетового излучения можно не опасаться. События разворачивались следующим образом: вместе с женой и старшим внуком Саней, которому было к тому времени лет шесть-семь, от городка Тернаус мы совершили восхождение через несколько снежных перевалов к подножию Эльбруса. Нашей целью был источник Джил-Су, о чудотворных свойствах которого мы были наслышаны. О благословенные времена, когда без каких бы то ни было сложностей можно было явиться в географическую точку местности, которая находится как раз на границе Кабардино-Балкарии и Чечено-Ингушетии!.. Встреченные по пути чабаны приветливо угощали нас лепешками с молоком, а джигитам, ежедневно приезжавшим по горным тропам на гарцующих конях к источникам за здоровьем, мы были интересны как путники из далекой местности, но отнюдь не как объекты для похищения и последующего выкупа. Они сажали Сашку с собой на коня и давали пострелять из настоящих ружей по бесчисленным сусликам.

Мы жили в неглубокой пещере под скалой, ежедневно по два раза ходили к источнику, вода которого, потребляемая литрами и ведрами, в течение недели буквально дочиста вымыла всю грязь из наших потрохов и особенно из печени, питались очень скромно, чем Бог пошлет (впрочем, до той поры, пока мне довелось помочь с заболеванием позвоночника кому-то из джигитов, и на следующий день нам в пещеру сбросили свежезаколотого барашка, мешок картофеля и мешок всякой зеленушки). Именно в те дни я работал над повестью о великой целительнице Татьяне Александровне Буревой и всячески компоновал в голове материал этого произведения о воистину святой женщине, нашей современнице, которая прошла тюрьму в панской Польше, сибирскую ссылку, ожесточенное злобное гонение Минздрава, и тем не менее, в свои 80 с лишним лет, сохраняя удивительную ясность разума и неколебимое здоровье, продолжала оказывать активную помощь тысячам и тысячам людей.

Утром, нацепив плавки и кроссовки, по горной тропе я бежал вверх к Эльбрусу, зигзагами одолевая подъем и вбирая стороной, повернутой к Солнцу, его энергию. Бежал я, что говорится, «на автомате», обращая внимание лишь на то, чтобы как можно дальше обежать пасущиеся высоко в горах на альпийских лугах стада овец, охраняемые очень серьезными овчарками. Я бежал в разреженном воздухе высокогорья, на высоте значительно выше трех километров, и хотя горное солнце ослепительно заливало весь сказочный пейзаж вокруг, в том числе и белоснежную сдвоенную вершину Эльбруса, буквально звездопад шел в голову мне с неба в виде все новых и новых стилистических оборотов, поворотов сюжета, оттенков психологических характеристик действующих лиц и т. д., и т. п. Я бегал по горам два-три-четыре часа с тем, чтобы вернуться к двенадцати часам, когда в небольшое озерцо рядом с источником приходила пора погружаться мужчинам (до той поры в нем плескались женщины – обитательницы стихийно возникшего рядом с источником палаточного городка).

Ни разу никогда и никакого даже подобия ожога кожи, облучаемой светилом, у меня не было, за исключением того единственного случая, когда я побежал в серый пасмурный хмурый денек, когда весь небосклон был задернут мрачноватыми тучками. Именно тогда я отключил механизм впитывания солнечной энергии, и, как оказалось, совершенно напрасно! Уже к моему возвращению в бассейн рядом с источником я был похож на хорошо сваренного рака, и после освежающего купания мы вынуждены были истратить на смазывание моей безобразно обожженной кожи все запасы детского крема, кислого молока и вазелина. Два дня я не мог появиться на свет Божий из тенистой пещеры, пока кое-как не пришел в норму. Эксперимент был безупречный: как только механизм первого энергетического дыхания, рассчитанного в тот момент на аккумуляцию солнечной энергии через кожу, был отключен, и как только внимание рассеялось, как только медитативно-трансовое состояние было отключено, возмездие наступило неотвратимо. Но, на мой взгляд, этот жестокий урок прекрасно послужил для науки, ибо отрицательный результат также есть результат, а общий итог тех знаний и умений, которые я получал вследствие этого, был, как вы сами понимаете, достаточно однозначным – можно сказать, фундаментальным.

Научная добросовестность побуждает меня на этой удивительной и увлекательной теме энергетической подпитки непосредственно от Солнца сделать следующий акцент: и когда я «батрачил» на сенокосе, и когда я подобно Вседержителю, посредством построения повести творил целый новый мир, – и в этом, и в другом, и во многих аналогичных им случаях данная разновидность энергетического дыхания № 1 осуществлялась во время активной физической нагрузки. В спокойном состоянии – скажем, развалясь на пляже или в иных условиях ленивой недвижимости – я никогда этим солнечным дыханием не пользовался (просто не хотелось) и, естественно, результатов не знаю. Интуиция подсказывает мне, что в данной и в аналогичных ей ситуациях некую особую роль играет активно работающая кардиоида, этот волшебный представитель четырехмерного мира, но, может быть, важную роль играет также весьма тонизированная при нагрузках 100 000-километровая сеть капилляров.

Напоминаю, что я рассказываю здесь о вполне практичном устройстве «своего велосипеда». Кому угодно обратиться к практике дыхания ци-гун – тому открыты сейчас все дороги, это не то, что было некоторое время назад, когда я был по-хорошему ошарашен, прочитав популяризаторскую статью в журнале «Наука и жизнь».

Итак, следуя своей практике, которая, конечно же, уходит корнями в те самые глубинные слои, из которых произрастают и корни ци-гуна, перехожу к энергетическому дыханию № 2. И по форме, и по функциям оно разительно отличается от дыхания № 1. Как внешне выглядит человек, который решит им заняться? Во-первых, ему удобнее всего будет сидеть, положив локти на стол, руки сжать и кулаки в виде трубочки приставить к межбровью (так называемому «третьему глазу»). Далее, внешне вдох осуществляется через рот – достаточно громко, причем в два этапа, с подсосом в завершение вдоха. Живот в это время сильно выпячивается. Далее следует пауза, после которой совершается медленный выдох через рот. Таков внешний антураж этого дыхания. А что же по существу? По существу это очень сложный процесс, первая половина которого имеет ключевое слово «добавить», а вторая половина этого дыхания имеет ключевое слово «убрать». Причем и прибавить, и убрать можно как нечто материальное – например, вес тела в определенном месте, так и нечто информационное – например, добавить работоспособности коре больших полушарий головного мозга во время экзаменационной сессии, убрать кисту на яичнике.

Процесс самого дыхания протекает, следовательно, таким образом: через трубку в районе «третьего глаза», созданную моими кулаками, на вдохе я вбираю энергию и направляю ее туда, куда мне нужно нечто добавить. При этом я обязательно представляю себе то место или тот орган, который должен получить подкрепление – скажем, увеличение работоспособности сердца, или увеличение объема дельтовидных мышц, или увеличение объема худенькой попочки, которую считает неэстетичной молодая девушка и т. д., и пр. Далее происходит пауза, во время которой энергия растворяется там, куда ее послали с таким-то или таким-то пожеланием, а в это время психологический рычаг перекидывается подобно железнодорожной стрелке на другие пути, и во время выдоха вы работаете уже совершенно другим органом или совершенно другой функцией. На этот раз вы видите уже, например, изобильные жиры в районе своего тазобедренного сустава и на выдохе гоните их непосредственно через покрывающую их кожу прочь, вовне, или вы удаляете ощущение боли из колена и гоните эту боль через мениск прочь, наружу, или вы ремонтируете свой мочевой пузырь и удаляете циститные воспаления напрямую через стенку брюшины над лобком и так далее без конца.

Работа эта достаточно тяжела, но менее пяти минут подряд заниматься ею не стоит, больше – сколько угодно. Я уже рассказывал как-то, что мне довелось присутствовать на соревновании людей с избыточным весом, которые только посредством энергетического дыхания № 2 за три часа непрерывной работы убрали до пяти килограммов жировых тканей, что и было зафиксировано никелированными медицинскими весами.

Имеется и походный вариант энергетического дыхания № 2, когда вы находитесь в пути и не имеете возможности поставить локти на крышку стола: в таком случае, несколько напрягаясь, вы проделываете в принципе ту же процедуру, представляя, что энергетические поступления в подкачиваемый орган, работающий на стадии «добавить», осуществляются прямо из межбровья к месту назначения. На наших занятиях по медитативному бегу с курсантами мы практикуем иногда и энергетическое дыхание № 2, хотя оно и требует большой сосредоточенности, потому что надо следить, чтобы не споткнуться о какую-либо корягу.

Хочу сообщить, что люди с особо развитыми способностями могут убрать крупные неприятности в своем организме посредством энергетического дыхания № 2 за сроки, которые при других обстоятельствах могут показаться фантастическими: чередуя принципы этого дыхания с мыслеобразом огненного шара, посылаемого в район опухоли, один удивительно волевой и усидчивый человек в течение трех суток почти непрерывной работы практически убрал свою опухоль.

Как видим, сверхвозможности, до поры до времени дремлющие в нас, будучи пробужденными и вызванными к активной деятельности, способны творить то, что в представлении непосвященных вполне может уподобиться евангельским чудесам. Это означает, что богочеловек живет в каждом из нас, надо лишь вырастить его.

Конечно, известная логика была бы в том, чтобы именно здесь я рассказал об энергетическом дыхании № 3, но, думаю, более уместно будет прочесть о нем в моей книге «Мужчина и женщина», поскольку, наиболее сложный изо всех возможных видов энергетического дыхания, он требует гармонического солидарного участия в нем мужчины и женщины.

А пока коротко подытожу: то время, что мы движемся на работу или отдаем физической тренировке своего тела, является не только не пропащим для нас, но, напротив, оказывается удивительным резервом укрепления здоровья физического и психического.

Подъем на более высокий уровень своих сверхвозможностей: пересоздание судьбы

То время, когда мы движемся на работу, мы можем использовать в высшей степени продуктивно также и для того, чтобы переустроить, пересоздать свою судьбу, – ни больше ни меньше. Любой скептик свободно может перевернуть несколько страничек, чтобы не забивать себе мозги теми сведениями, которые не апробированы Минздравом. Вольному воля. Тем же читателям, которые полагают, что держателями абсолютной истины могут являться и некоторые иные инстанции, чем Минздрав, здесь предоставляется реальная возможность существенно изменить свою жизнь. Работа, которую я предлагаю выполнять во время движения к месту службы, станет обычной и привычной в третьем тысячелетии для людей, созданных по подобию Божьему, и названа мною «постулирование», ибо в основе ее лежит глубоко и серьезно продуманная нами какая-либо жизненно важная формула – постулат, материализация которого реально улучшила бы нашу жизнь. Необходимое условие оговариваю сразу же: пожелание, формулируемое в постулате, обязательно должно иметь только добрую направленность, но ни в коем случае не «чтобы у Маньки сдохла корова». К человеку, работающему с негативным по смыслу постулатом, зло вернется многократ умноженным, да так шарахнет его, что он долго-долго не сможет прийти в себя, если вообще способен будет вернуться к норме.

Смысл постулирования заключается в том, что наше желание, несущее в себе информацию о нашей личности, оплодотворяется исполинской энергией Космоса и растворяется в Информационном поле нашей планеты, становясь объектом приложения всех добрых сил Мироздания.

Как осуществляется эта процедура, секрет могущества которой в объединении возможностей коры обоих полушарий нашего головного мозга: левого – логического и правого – фантазийного? Мы должны продумать и четкую императивную установку, например, «Здоровье – матери», и одновременно представить своему внутреннему взору образ веселой, доброй матери. Механизм успешной работы здесь тот же, что и в русских народных заговорах («убирайся, хворь, из Верочкиной ручки в этот сухой сучок» – и точный приказ, и конкретное наглядное представление).

Далее: желание свое следует привязать к какому-то не очень отдаленному времени – скажем, не к 2087 году, а несколько поближе, допустим, с исполнением через две-три недели. Мысль должна быть выражена предельно кратко, квантом, импульсом, ключевым словом, ибо подобная формулировка пульсирует в недрах вашего сознания и подсознания.

Итак, каким образом в плане чисто техническом осуществляется постулирование? Прежде всего, мысленно мы образуем золотой шарик в пространстве между пупком и позвоночником – там, где находится витальная чакра, концентрирующая в себе нашу биологическую, жизненную суть.

Этот шарик, все так же мысленно, мы подымаем в район чакры сердечной – Анахаты, где он вбирает в себя всю информацию, все представления о нашей духовности, эмоциональности.

Далее этот шарик, увеличиваясь в объеме и плотности, поднимается в череп, где, сотворив многократные вращения вокруг Аджны-чакры, несущей в себе все характеристики нашего менталитета, нашего разума, и становится носителем всех сведений о том, что мы представляем собой в физическом, эмоциональном и рациональном планах.

После этого мы, опять-таки мысленно, раскрываем верхушку черепа там, где находится Сахасрара – чакра, отвечающая за нашу связь с окружающим нас Космосом, и по световоду этот золотой шарик, запущенный нами, стремительно летит бесконечно высоко – туда, где движется Солнце.

В околосолнечном пространстве рядом со светилом он беспорядочно вращается во всех направлениях, вбирая в себя могучую космическую энергию.

И вот, когда секунд через 15-20 его подпитывания мы каким-то неведомым чутьем ощутим, что он уже насыщен солнечной энергией, в тот момент мы кратким мгновенным импульсом и посылаем в ядро этого шарика постулат, образно говоря, оплодотворяя его нашим желанием.

После этого важнейшего акта шарик отнюдь не сразу по световоду возвращается к нам назад: нет, он еще некоторое время продолжает вращаться, кружиться, кувыркаться, вбирая всеми своими сторонами энергию Мироздания, и только после этого начинает по световоду скользить назад – туда, откуда отправился в свое вселенское путешествие.

Оказавшись в голове, он начинает постепенно растворяться в ней и далее, опускаясь в сердечную чакру, также оставляет значительную часть объема и информации, делится с Анахатой могучей энергией, а затем возвращается к месту отправки, к витальной чакре, и там уже окончательно растворяется.

С промежутком приблизительно в минуту мы осуществляем постулирование каждый раз с тем же самым пожеланием – трижды.

На протяжении дня можно этот акт совершать столько раз, сколько раз вы почувствуете в себе свежую силу, азарт и стремление его сотворить. В результате наше желание становится не только нашим, но и составным элементом – пускай крошечным – окружающей нас сферы разума, ноосферы, а энергия гигантской Вселенной вливается в нас на всех уровнях – и на сознательном, и на духовном, и на физическом, обеспечивая исполнение задуманного.

Разумеется, такие качества, как истовость, как искренность, как страстное желание – вот что должно отличать этот посыл, а не вялая, через легкую зевоту, скучно прочитанная мысль. «Немедленное спасение, возрождение жизненных сил моего красавца-сына!» – таков был постулат одной из моих учениц, когда врачи сообщили ей после операции, что у медицины, увы, есть пределы возможностей. У медицины они действительно существуют; у человека же, объединившего свое чувство, свою страсть, свою огненную мысль с великим Космосом, таких пределов нет. К мальчику вернулось сознание, заработало сердце, ожили все жестоко травмированные органы. Сейчас это высокорослый, в меру улыбчивый, прекрасно успевающий в науках студент...

Еще эпизод из сонма и сонма подобных ему: «Нужна работа на лето, без нее не прожить», – такова была мысль другой моей ученицы, пенсионерки по возрасту, которую она оформила в образный импульс-постулат. Как результат – совершенно неожиданное на первый взгляд, но вполне закономерное предложение ей через знакомых провести лето в качестве няньки-гувернантки с маленькой девочкой, дочкой так называемых «новых русских» и т. д., и пр.

Спрашивается, чем отличается постулат от молитвы? Тем, что молитва – всегда просьба, причем сплошь да рядом такая, на мой взгляд, которая обременяет Творца бесконечным количеством мелочей и суетных забот – я сказал бы, совершенно не по его великому рангу. Ни в коем случае я не против обращения к Господу по таким поводам, которые имеют важное или важнейшее воздействие на жизнь человечества, народа, играют роль в укреплении твердых мировоззренческих устоев или в решающие моменты судьбы. Но без конца, по поводу и без повода, домогаться внимания и помощи со стороны Создателя – не является ли подобная привычка попросту говоря попрошайничеством, стремлением получить сплошь да рядом то, чего проситель не заслуживает, чего хочет добиться, не прилагая к тому никаких собственных усилий? Я высоко чту молитву «Отче наш», ибо она направлена на воссоздание гармонии и справедливости в мире, но «помоги, Господи, мне объегорить в операции с векселями директора такого-то концерна»?..

Чтобы до конца стала ясной разница между постулатом и молитвой, скажу, что позитивный, всегда положительный по своему настрою импульс, который мы транслируем в ноосферу, в Космос, во Вселенную, полностью соответствует основному закону Космоса для человека и человечества: коль скоро тебе даровано такое великое благо, как жизнь, столь скоро ты этот удивительный, уникальный дар должен отрабатывать, продолжая, неся его дальше. Таким образом, все те положительные по смыслу, по существу своему желания, которые мы продуцируем и направляем во Вселенную, суть слагаемые великого и всеобщего вектора, коий своими добрыми посылами мы стремимся еще больше укрепить и увеличить.

Вот почему наше движение на работу способно не только укрепить нашу сосудисто-сердечную систему, не только уравновесить психику, но и весьма благотворно сказаться на изменениях нашей судьбы, наших близких, которым мы четко и конкретно в оговоренные, не размытые сроки искренне желаем добра. Постулирование капитально послужит системности нашего мышления, если мы хорошенько поработаем над стратегическим планом своей судьбы и создадим некий блокнот, в котором на разных страницах будут обозначены разные стороны нашей жизни и те рубежи, на которые мы хотим выйти. Там будут, например, такие параграфы:

• работа (удовлетворение от нее, постоянный рост квалификации, повышение оплаты);

• улучшение материального уровня (в том числе и жилищные условия);

• здоровье (конечно, с определенной детализацией по органам и функциям) и т. д., и пр.

О чем тут нужно сказать? Разумеется, рубежи должны соответствовать реальности, и полагаю, например, что постулат о замужестве с Дэвидом Копперфильдом вряд ли будет поддержан на «диспетчерском» уровне Вселенной. Планы, конечно же, должны составляться в последовательности исполнения, ступенька за ступенькой, либо от малого ко все более крупному, либо в виде накопления равных элементов, но, безусловно, они должны иметь исподволь увеличивающееся количество того добра, которое способны принести вам и окружающим ваши постулаты.

И еще очень важное условие: разумеется, подобная медитативная работа обязательно должна сопровождаться и реальными физическими действиями. Так, например, несравнимо более мудро поступит тот, кто постулаты о возрастании своего здоровья будет чередовать с реальной заботой об упорядочении, например, питания, движения, борьбы со стрессами, чем тот, кто будет двигаться лишь на медитативном уровне.

И, кстати, о движении: я заметил, что эффективность постулирования в значительной степени возрастает от того, что мы посылаем импульс в небеса во время хорошей физической нагрузки. Так, например, когда мы во время медитативного бега вводим тему постулирования, то по дороге непременно стараемся найти по возможности крутой пригорок высотой не менее 40-50 метров, предварительно взбежав на него, а уже потом, спустившись, работать со своим постулатом. Кстати говоря, несколько раз взбежать на подобную горку, а потом озаботиться своим здоровьем – занятие весьма логичное в плане построения именно этого самого здоровья.

Приведу сейчас один из разительных примеров: не столь давно капитан первого ранга по званию, доктор медицинских наук привез ко мне на дачу, прежде чем положить в клинику Военно-медицинской академии, совершенно ослепшего генерала из космического управления с просьбой помочь ему, ибо все возможности официальной медицины оказались беспомощными. Что мы сделали? Я привязал к своей правой руке палку, а другой конец привязал к руке слепца. Мы вышли с ним на шоссейную дорогу, ведущую к соседней станции, и, не торопясь, побежали, благо его космическая тренированность в большой степени сохранилась. Каждые пять минут мы останавливались и посылали постулат: «Возвращение зрения как можно быстрее!» Таким образом мы пробежали пять километров в одну сторону, пять – в другую, и достаточно эффективно поработали. Назавтра генерала отвезли в город, а через день я навестил его в клинике глазных заболеваний Военно-медицинской академии. Какова же была моя радость, когда я узнал, что у генерала вернулось 8-10 процентов зрения, то есть он уже мог видеть контуры человека, который с ним беседует, и различать цвет его рубахи!..

В связи с этим случаем я, конечно же, должен пояснить и методику коллективной работы с общим постулатом: отличие от индивидуальной работы заключается в том, что в определенном, заранее обусловленном «месте сборки», примерно в трех-четырех метрах над головами всех участников, их индивидуальные шарики сливаются в единый значительно более крупный золотой шар, который далее уже один представляет общие интересы на всех этапах. Различие заключается и в том, что заранее оговоренный старший группы поэтапно называет все операции, начиная от зарождения шарика, и тогда, когда, по его мнению, большой шар под Солнцем уже напитался достаточным количеством энергии, он четко командует: «Постулат!», и именно в эту секунду все участники действия одновременно посылают единый мысленный импульс в лоно насыщенного энергией коллективного золотого шара.

Что еще сказать о постулировании? Следует знать, что человека из вселенского пространства получить гораздо труднее, чем исполнить процедуру или организовать какой-либо процесс. Приведу пример: некоторое время тому назад, когда меня особенно заела суета и текучка, я «заказал» референтку-помощницу. И назавтра, в перерыве между занятиями школы «Единство», знакомые спрашивают меня: «Не нужна ли вам в помощь женщина, обладающая большим опытом научной и организационной работы?» – «Конечно, нужна!» Действительно, эта референтка оказалась очень достойным человеком и прекрасным исполнителем; достаточно сказать, что перед уходом на пенсию она была ученым секретарем академического института. Но время шло, и начали сказываться недостатки ее «зрелого возраста»: когда мне нужна была оперативная помощь, она должна была «пасти» внука, а это дело святое; кроме того, я, разумеется, не мог просить ее о транспортировке увесистых фолиантов или о срочной поездке за уникальной справкой в ту или иную библиотеку и т. д. Мы простились вполне дружески, но я опять остался наедине с суетой сует и всяческой суетой, которая отвлекала меня от решения таких задач, которые надлежало решать именно мне, и только мне. Снова постулировал я желание: «Референтку, и побыстрее» и буквально через день-другой на большом общественном мероприятии, куда пригласил меня старший сын, я обратил внимание на заведующую секретариатом этого съезда, которая среди общего гама, шума, выброса эмоций четко и оперативно решала все возникающие процедурные и статистические вопросы. После вечернего заседания я подошел к ней, представился и спросил, не хотела бы она работать со мной, на что она, ни секунды не мешкая, ответила: «Конечно, хочу!» Как оказалось, еще в студенческие годы она высоко чтила мои академические труды и вообще была достаточно подготовлена к этой встрече, которая, разумеется, была не случайной. Мы успешно и солидарно проработали с ней более трех лет, и этот конкретный пример доказывает, что обретение необходимого человека посредством постулирования есть дело не простое и не одномоментное.

Для того чтобы логически завершить тему похода на службу, сообщу, что группа натренированных единомышленников способна пересоздать многое и очень многое: можно, объединив усилия, практически мгновенно помочь больному ребенку по просьбе его отца; можно создать в общественном мнении интерес к тому или другому важному участку общечеловеческих судеб (например, к участи пленных в тех идиотических войнах, которые были развязаны бездарными правительствами); можно при наличии достаточно подготовленных консолидированных соратников предотвращать и природные катастрофы и т. д., и т. п. Вот почему, проводя время от времени курсы, направленные на развитие возможностей и сверхвозможностей у посещающих их слушателей, я немалое время уделяю на каждом занятии тренировкам именно постулирования, и много славных проблем нам удавалось решать. Как знать: может быть, подобная тренированность большого числа людей способна будет уже в недалекие времена предотвращать и очень крупные неприятности? Как знать, как знать...

Защита от недобрых воздействий

Уж коли мы заговорили о таких умениях, которые не валяются под каждой лавкой, не являются обыденными и широко распространенными, то весьма кстати разговор о новых, необычных, но весьма полезных навыках имеет смысл продолжить как раз в том самом разделе, который посвящен нашему походу на работу. Эти минуты или десятки минут мы можем использовать с коэффициентом полезного действия не то что какие-то жалкие 100 процентов, но 200 и даже 300!.. Я имею в виду создание вполне реальных шансов на биополевую защиту для человека, двигающегося в далеко не всегда благоприятных условиях.

Мы идем мимо проносящихся рядом средств передвижения, которые разрывают все живое пространство вокруг себя губительными электромагнитными выбросами, мы проходим под линиями электропередач, по которым течет ток высокого и сверхвысокого напряжения, искажающий, деформирующий биологические поля людей, зверей и растений, попадающих в зону их действия. Наш путь пересекается с маршрутами тысяч и тысяч людей, из которых далеко не все благожелательно относятся друг к другу и готовы, мгновенно взорвавшись, послать отрицательный эмоциональный выброс, прогибающий или даже пробивающий нашу полевую оболочку. Явившись на работу, мы, что вполне вероятно, можем попасть под разнос неумного или невоспитанного начальника, у которого невыносимо болит зуб или которому наставила рога жена. Подлежащий сокращению пьяница, озлившись на весь мир, вполне способен «врезать» вам какую-либо мерзость в самую душу и т. д. Перечень может быть достаточно длинным. Спрашивается: нужны ли нам все эти разнообразные стрелы, дротики и копья, способные разрушить и нашу душу, и наше тело? Ответ, думаю, однозначен: разумеется, ничего этого нам не нужно. Но как же защититься от всего этого?

Конечно, если вы незаурядно добры – до святости, то от вашей полевой оболочки, как от башенной брони тяжелого танка, рикошетом будут отлетать все ненавистные флюиды дураков, человеконенавистников и просто хулиганов. Но доброта не спасет от могущественных, чуждых нам вибраций ЛЭП; доброта не предохраняет от воздействия биогеопатогенных зон; она бессильна там, где болящий каким-нибудь вирусным ОРЗ, и не подумав прикрыть ладонью рот, обчихает вас целым облаком болезнетворных брызг.

Для подобных случаев, для предохранения от названных и многих других опасных воздействий имеется арсенал защитных мер. Скажем, вы идете через старое кладбище – его эманации могут быть даже похуже, чем присущие высоковольтным передачам; а уж пикники, устраиваемые на местах массовых захоронений тысяч и тысяч безвестных крестьян, вбитых в болото царем-реформатором!..

Во всех этих и подобных им случаях прошу вас представить себя внутри полого шара, который вращается сразу во всех плоскостях. Внутренняя оболочка этого шара – абсолютно черная, наружная – зеркальная. Не то что при реальной опасности, но даже при намеке на неблагоприятное воздействие на вас извне вы должны, не думая, совершенно автоматически очутиться в подобном двухслойном шаре и закрутить его. Это только поначалу кажется трудной задачей: далее, когда вы овладеете этим искусством до автоматизма, возникновение вокруг вас подобной защиты будет происходить даже раньше, чем вы успеете это осознать.

А сейчас потренируемся в постановках защит разного рода против воздействий вполне живых ненавистников или просто истериков, инстинктивно возжелавших подпитаться вашей психической энергией.

Если злобный крикливый выпад является с их стороны действом одноразовым (допустим, вы попали человеку под горячую руку или виноваты лишь в том, что ему хочется есть, он голоден), то мгновенно – мысленно, разумеется – закручиваем вокруг себя по часовой стрелке своего рода веретено, или сигару, или ракету – кому что легче представить. Любопытно, что очень быстро вращающийся вокруг вас мыслеобраз подобного веретена позволяет вам спокойно, не раздражаясь (ибо ненавистные флюиды не достают вас), разглядывать машущего руками, с исказившимся лицом, начальника (супруга, представителя ЖЭКа, пьяного попутчика в электричке и т. д.), не резонируя на его злобные эмоции. И поскольку вы спокойны, в конце концов может случиться так, что вам станет жалко его, страдающего и корчащегося, и вы совершенно естественно, заботливым голосом спросите: «Что, Петр Никифорович, очень зуб болит? Может помочь чем?..» И от этого неожиданного в подобных ситуациях вопроса Петр Никифорович, как проткнутая камера, выпустит накопившуюся в нем злобу и тихонько осядет. Тут его и бери голыми руками.

Этот способ, однако, хорош там, где вам надо отреагировать мгновенно и поддерживать состояние подобной защиты секунд 10-15-20. А как быть, если требуется поставить защиту гораздо более долговременную – скажем, не только на время пути от дома до работы, но и на все рабочее время, ибо вполне возможно, что некий недоброжелатель или недоброжелательница на работе получает садистское наслаждение, изводя вас, либо же вам надлежит двигаться через места, не отличающиеся благонравием населения? В подобных случаях защиту ставим более серьезную.

Технология ее организации выглядит следующим образом: вы отчетливо представляете себе, что в горизонтальной плоскости над вашей головой расположен четырехконечный крест с золотыми шариками на его концах. Чтобы легче было это представить, решите, что над вашей головой на вертикальной оси, проходящей через макушку, расположены лопасти вертолета. И вот эти лопасти, этот крест начал вращаться по часовой стрелке. Какую фигуру в этом случае образует след от золотых шариков? Правильно, круг. Но вот, вращаясь, крест начинает с каждым оборотом опускаться вниз и скрываться под землей. Какую фигуру, спрашивается, в данном случае образовали его вращающиеся и одновременно опускающиеся золотые наконечники? Правильно: золотой цилиндр, трубу, которая снаружи, по диаметру крестовины, окружает вас без единой щелочки, без зазора.

Как только первый крест ушел в землю, так сразу над вашей головой появляется второй, диаметром несколько шире. Он проделывает ту же эволюцию, опускаясь в землю, и вы – уже в двухслойной золотой трубе. И так далее – эмпирически установлено, что абсолютно непробиваемой защитой является золотая труба из восьми слоев. С наработкой навыка постановка этого восьмислойного цилиндра вокруг вас займет сначала считанные минуты, затем – считанные секунды. И проделывать эту процедуру необходимо столь же неукоснительно, как чистить зубы. Сошел с крыльца – и начал ставить цилиндр за цилиндром. Подобной защиты хватит на целые сутки. Причем обратите внимание: мы открыты для подпитки от матушки Земли и открыты для благодатных воздействий сверху от батюшки Космоса, но совершенно надежно защищены от всевозможных неблагоприятных вибраций как живого, так и мертвого вещества спереди, сзади, с боков.

И в заключение: я никого не насилую, никого в свою веру не тяну. Хочешь – делай, не хочешь – как хочешь. Об одном лишь прошу: не надо хихикать, прежде чем сами не испытаете эти пропозиции в натуре. Нужно ли вспоминать, кто смеется последним?.. И, по аналогии, я вспомнил легенду о том, кто последним... плачет! Перескажу ее (автор – бразильский писатель Педру Блок).

В далекой стране некто увидел Голубую гору, которую, кроме него, не видел никто! И за это его убили – чтобы не выделялся. Но через некоторое время тот, кто предал его, тоже увидел это чудесное зрелище. И рассказал об этом другим. Убили и его. Затем убили еще многих других, кто тоже ее, прекрасную, видел... Прошли годы, и, наконец, все могли рассмотреть то, за что раньше казнили, и удивились: как можно было не видеть Голубую гору? И вдруг услыхали, как плачет один бедный старик, который так и не смог увидеть Голубую гору. И все закричали: «Убьем этого старца! Зачем нам такой отсталый и убогий чудак?»

Мне кажется, мы сейчас уже миновали среднюю часть этой жуткой, но правдоподобной легенды. Так не будем же ждать участи этого последнего жалкого слепца!.. Мы вошли уже и в век, и в тысячелетие таких технологий, которые базируются на раскрытых, развернутых исконных возможностях человека.

Назад Оглавление Далее