Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Предисловие: Чем каждый день третьего тысячелетия в целом, XXI века в частности должен принципиально отличаться от дней века ушедшего?

Общий для всех нас вывод из частной истории, касающийся забитого дымохода у некоего финансового олигарха из Австрии

Начать предельно серьезный разговор о поддержании нашего здоровья я просто-таки вынужден с изложения такого события в своей жизни, в котором в предельно заостренном виде сошлось все то, что побуждает всех нас с особым вниманием отнестись к новациям, характерным для накатывающейся на нас новой эпохи мировой эволюции. О чем пойдет речь?

...Новый XXI век мне довелось встретить в славном городе Вене. Прибыл туда я по приглашению достаточно крупного финансового деятеля. Задачей моей было одоление его крайне тяжкого заболевания, в результате которого у него уже убрали часть легкого и теперь боролись за печень. Это был человек с огромным жизненным опытом, из его рассказов я мог составить представление о географической широте его интересов, во всяком случае, за те две недели, что я там пробыл, мне довелось из его разговоров услыхать названия более чем двадцати различных стран всех континентов, где ему пришлось поработать.

Судя по всему, это был достаточно состоятельный человек: что уж говорить, если меня поместили буквально-таки в дворцовых апартаментах, где одна «спаленка» была размером мало не в восемьдесят квадратных метров, а если сюда добавить гигантскую лоджию, украшенную скульптурами, с видом на роскошный старинный парк, кабинет, гостиную, столовую, кухню и служебные помещения, то это все занимало не менее двухсот квадратных метров. Ежевечерне мы совершали увлекательные экскурсии по всем выдающимся достопримечательностям чудесного города, наслаждаясь его архитектурой, театрами, музеями, винными и пивными погребками. Посещали храм, радовались общению с незаурядными людьми. Но, разумеется, главным делом, которым я был занят, являлось исцеление этого незаурядного человека.

Следует отметить, что я приехал туда, будучи хорошо подготовлен к данной ситуации и с точки зрения диагностической, и с позиций целительских; привез туда много устройств, побуждающих жизненные силы занемогшего организма резко активизироваться в борьбе с недугом. Дела наши день ото дня шли лучше и лучше, судя по показаниям объективных приборов. Мой подопечный во время наших прогулок двигался все более энергично, и все более оживленно обсуждали мы с ним разнообразные стороны быта и бытия. Да, конечно, это было совершенно естественным следствием нашей встречи, стремлением к обмену информацией и общению двух людей, образ жизни которых был различен. Но с другой стороны, в этих весьма откровенных беседах я в качестве врачевателя напряженно искал также и ответ на коренной вопрос – где же лежат истоки столь каверзного заболевания у человека с благополучной, в общем-то, судьбой и весьма высоким уровнем материального достатка? Должен добавить к этому также, что мой венский пациент отличался здоровым образом жизни, и не было у него того, что у нас принято называть вредными привычками. И поскольку я всей своей уже достаточно длительной практикой врачевания подвигнут к неукоснительному выводу, что огромную роль в зарождении практически любой болезни играют сдвиги в психической, духовной, умственной, эмоциональной сфере, то и пытался определить, где же скрывалась та внешне невидимая расщелина в как будто бы целостном, как будто несокрушимом состоянии человека, по которой откуда-то из бездны естества и поднялась, подобно родоновыми газам, ядовитая разрушающая здоровье субстанция.

И должен сказать, что, постепенно отсекая одну за другой возможные причины, постоянно сужая фокус напряженной аналитической мысли, я, наконец, пришел к совершенно определенному выводу: мышление этого человека какое-то время назад перестало адекватно, то есть соответственно истине, отображать действительность.

Мне могут возразить: так неужели же здоровыми являются только те люди, которые верно воспринимают действительность? И где же те критерии, которые являются безусловными? И кто же сможет утверждать о себе, что именно он является держателем абсолютной истины в последней инстанции?!..

Спокойно отвечаю: во-первых, неверная картина широко понимаемой действительности (а мой собеседник уже на протяжении десятков лет держал в мозгу панораму процессов, захватывающих нашу планету глобально), так вот, искаженная восприятием и аналитическим мышлением картина опасна именно для тех, кто по роду своей деятельности напрямую связан с результатами мыслительной работы. Смею предположить, что для тех, кто постоянно варится в узком практически неизменном материале профессиональной деятельности, среди одних и тех же устойчивых монотонных прав и обязанностей, подобная опасность фактически равна нулю. Так, например, если изо дня в день, из года в год, из десятилетия в десятилетия круг обязанностей, допустим, машинистки в издательстве был ограничен количеством и качеством перепечатываемых ею страниц, то катаклизмов с этой стороны ей ожидать не приходилось. И то можно предположить, что с отменой машинописи и переходом к компьютерному набору она, конечно же, могла испытать серьезнейшее расстройство, переходящее не просто в душевный дискомфорт, но и в срыв психического состояния, грозящий основам здоровья. Так что трудно в нынешнюю эпоху уберечься где бы то ни было от необходимости соответствовать ритмам времени. Что же касается банкиров и промышленников, особенно в условиях денежного обращения, подобного единой кровеносной системе для всех стран и континентов, но системе во многом иррациональной и социально провоцируемой разного рода «игроками» на сбои и разрушения, то для них консерватизм, застойность, отсутствие гибкости в представлениях о причинах и следствиях могут оказаться просто-таки губительными.

Во-вторых же, держателем критериев истины является лишь одна инстанция, и она непогрешима: это – практика, это из раза в раз подтверждающиеся, несмотря ни на какие теоретические построения, реальные факты.

И, возвращаясь к своему банкиру (повторяю: умному и остроумному человеку, склонному к закреплению своего жизненного опыта в виде афоризмов и аксиом), я с горечью стал осознавать, что сплошь да рядом истины, которые он держал за абсолютные и из которых исходил в своей повседневной практике, должны были его постоянно подводить. Но так как благодаря характеру твердому и в значительной степени консервативному он уже не в состоянии был корректировать, подправлять свои установки, то непрерывным потоком и в мелком, и в крупном жизнь должна была наносить ему непрерывные удары, омрачать его существование – даже тогда, когда он, что говорится, «в упор не замечал» этих разноречий с действительностью. Ну и что же, что не замечал? А то, что подсознание-то все время подвергалось давлению противоречащих его конструкциям факторов. Что я имею в виду, например? Разгуливал ли он со мной по чудесному городу, возил ли меня на авто по его окрестностям, он постоянно акцентировал мое внимание на том очевидном для него факте, что все прекрасное обладает извилистыми закругленными линиями. И без всякого напряжения, без тени сомнений он это – одну из своих устойчивых мыслей, которой он гордился, – мне демонстрировал. Но вот я стал осторожно задавать ему вопросы: но можно ли не считать прекрасными вот эти остроконечные белоснежные вершины Альп?.. Но неужели же мы не любуемся кристаллами, которые в своей первозданной форме не просто далеки от округлости, но, по сути своей, противоположны ей?.. Или разве не прекрасна вот та центральная остроконечная кирха, которая вся подобна как раз кристаллу горного хрусталя, а отнюдь не луковке?..

Я осторожно-осторожно задал ему вопрос: основательным ли в данном случае является его обобщение? И если смотреть на этот пример, как на некую модель, нельзя ли подойти к выводу о том, что не все его мыслимые операции, сводящиеся к обобщению сущего, в действительности являются истинными? Он в ответ, к сожалению для меня, весьма загорячился, стремясь любым путем доказать недоказуемое, и для меня как для врачевателя-диагноста стало достаточно очевидным, что упертость, простите за это вульгарное слово, то есть ожесточенное отстаивание не столько правильного положения, сколько своего собственного положения, есть, безусловно, один из серьезных источников дисгармонии духа, которая и могла привести к катастрофическим последствиям.

Мое убеждение окрепло, когда наши беседы коснулись проблем социальных. Так, например, для моего собеседника величайшей и абсолютной ценностью человека являлось и является право на собственность. И в связи с этой его аксиомой однозначно было определено, что капиталистический строй есть абсолютное благо, а социалистический – абсолютное зло. Когда я достаточно осторожно спрашивал его, почему же сплошь да рядом возникают ситуации, когда человек способен жертвовать не только своей собственностью, но и собственной жизнью во имя ценностей, которые, очевидно, для него более значимы, чем владение имуществом (я имел в виду не только спасение женщин и детей, прежде всего, во время кораблекрушения, но и примеры героизма – во имя и патриотических, и религиозных побуждений), он раздраженно нес какую-то несусветицу. Когда я задал ему вопрос о том, является ли варварская бомбардировка американской авиацией иракских нефтепромыслов акцией во имя свободы, и может ли он оспорить, что нет таких преступлений, на которые капитал не пойдет, если только запахнет тысячей процентов прибылей, он раздраженно прекратил диспут на эту тему, сообщив, что марксистские бредни его не интересуют. Я спокойно возразил ему в том плане, что говорю не о теоретических постулатах, а исключительно лишь о фактах, и спросил, как относится он к тому безусловному факту, что все серьезные рыночные государства ввели в свою социальную практику непременное планирование важнейших национальных программ, позаимствовав эту практику у Советского Союза. Как быть в подобном случае с утверждением, что социализм есть абсолютное зло, ибо посягает на введение в определенные рамки частной инициативы?..

И опять-таки ничего вразумительного я не услыхал. А ведь речь здесь шла уже, что ни говори, о сфере его непосредственных профессиональных интересов, а это значило, что не было и быть не могло гармонии и спокойствия в его, на первый взгляд, столь благополучной профессиональной деятельности. Это означало, что арсенал его финансово-коммерческих действий был ограничен заведомо зауженными представлениями, которые, конечно же, работали (и несомненно приносили ему хорошие дивиденды) в условиях четкого разделения мира на черно-белую окраску, но когда после ряда существенных катаклизмов общественная ситуация значительно изменилась, его мировоззрение стало не только несовременным, но и в ряде случаев приносило ему несомненные проигрыши и, во всяком случае, отставание по сравнению с более продвинутыми в своем мышлении конкурентами.

Дальше – больше. Сейчас я выхожу на тему, которая имеет непосредственное отношение к подавляющему большинству читателей этой книги, хотя они никоим образом, конечно, не являются олигархами финансового мира. Подобно тому, как действительность до поры до времени укладывалась в черно-белую шкалу представлений о ней моего пациента, и истинность этой окраски подтверждалась для него немалыми дивидендами от его реальной деятельности, точно так же, аналогично этой ситуации, весь окружающий его мир существовал только в качестве грубой материальной фактуры, которую можно было увидеть, пощупать, обнюхать, осязать, в крайнем случае, лизнуть языком. Все остальное было от лукавого. И вот в этих-то обстоятельствах вдруг появляется перед ним некий чудак в моем облике, который нагло утверждает, будто наряду с этим плотным миром, данным нам в непосредственных ощущениях, существует также и другой мир без запаха, вкуса и цвета, однако не менее реальный и могущественный, чем тот, в котором он жил и живет. Более того, этот чудак-целитель утверждает, что тонкие тела, окружающие человека, что тонкие энергии, которые невооруженным глазом нормальному человеку воспринять невозможно, являются на деле факторами жизни, может быть, более значимыми, чем те, которые он постоянно и повсеместно ощущает.

Мой оппонент не принимал никаких фактических доказательств в том случае, если они противоречили его устойчивым, выношенным представлениям, каким на самом деле является наш мир. Это выглядело примерно так: если факты не соответствуют моей теории, тем хуже для фактов... И сколько бы аргументов я ни приводил моему оппоненту, он утверждал, что это всего лишь десять фактов, а нужно чтобы их было не менее тысячи. На это я возражал, во-первых, что те факты, которые я приводил, принадлежат к разным качественным рядам, а во-вторых, если я приведу вам тысячу фактов, вы потребуете десять тысяч, ибо категорически против того, чтобы представить себе мир неизмеримо более богатым и многосложным, чем тот, который вы привыкли воспринимать. «Мой дорогой, – сказал я ему решительно, но с горечью, – каноны вашего сознания подобны дымоходу, снизу доверху забитому обломками кирпича и плотными пластами залежалой сажи. В подобном дымоходе нет и не может быть никакой тяги, способной разжечь активное, жадное пламя мысли, познающей мир. Врачи снова и снова могут вас резать и дальше, отрезать одну за другой части организма, вышедшие из строя. Вас можно без конца пичкать новыми и новейшими лекарствами. Вас можно облучать и накачивать ядохимикатами. Но это ни в коей мере не остановит развития болезни, ибо источник ее – в постоянных, хоть и не всегда осознаваемых, травмах, получаемых неверно настроенным познающим аппаратом. Потому и получаемых постоянно, что ваше мышление – плоскостное, консервативное, отсталое – не соответствует реальному состоянию мира. Буду говорить однозначно: не разобрав завалов, не прочистив дымохода сами, мы решающего перелома не добьемся!».

Да, конечно, это было непривычно для него, это было не только парадоксально, но и жестоко, но это было правдиво и потому необходимо.

Я покривил бы против действительности, если бы утверждал, что он сразу меня понял и принял. Мои аргументы, напротив, сначала вызвали у него ярость неприятия. Нет сомнений, что в какой-то момент он даже пожалел о том, что пригласил меня к себе. Но ведь человек-то он был умный и неординарный, и когда утихла первая – причем вполне естественная для людей подобного типа – реакция, элементарный прагматизм побудил его искать спасения жизни также и на этом пути. Он принял мои условия воздействия на его физическую субстанцию (с помощью средств и официальной, и традиционной медицины), но заодно признал – нехотя и не показывая полного согласия со мной, а как бы делая мне одолжение, – что готов двинуться также и тем путем, который предполагает большую гибкость мышления, чем та, которая характеризовала его в XX веке. «Но все красивое, однако, тем не менее, округло!» – все же упрямо заявил он. Я не стал спорить, важно было, что движение началось – движение в сторону одоления болезни, начиная с одоления косного, консервативного мышления.

Ради именно вот этого процесса, скажем так, приведения в порядок всех каналов, всех приемо-передаточных устройств в организме, вынужденно начавшегося в условиях опасных для жизни, экстремальных, именно ради процесса расширения сознания, процесса, необходимого всем нам (даже еще как будто бы и не больным или не очень больным) – я и затеял частный, на первый взгляд, разговор о вроде бы далеко не типической ситуации поездки некоего целителя в некую страну к некоему достаточно незаурядному деятелю финансовой империи. Пользуюсь случаем, чтобы обратить внимание читателей на то, что слово целитель имеет общий корень со словом целостность, и это далеко не случайно: исцелить человека – значит наладить его как целостную систему, а не «отремонтировать» некое, якобы отдельное, повреждение в его организме. Нет, я попрошу раз и навсегда запомнить каждого из своих читателей и вырубить подобно литерам в граните важнейшую для всей нашей будущей здоровой жизни мысль, что человек есть целостная система и, следовательно, от того, как протекают процессы в его сознании и подсознании, от того, адекватны ли они реальной действительности, не искажают ли они, не упрощают ли, не извращают ли картину окружающего мира, зависит, как это ни парадоксально, общее состояние нашего здоровья.

Так к чему именно здесь, в этой книге, обращенной к требованиям уже не только следующего века, но и грядущего тысячелетия, понадобилось это рассуждение?

Теперь прошу особого внимания!

Книга эта будет построена на следовании определенным, очень важным объективным константам, на которых зиждется наше здоровье. На которые оно опиралось, опирается и будет опираться. В отличие от некоторых систем, следование которым предполагает напряженное внимание к своему здоровью и ежесуточно по 26 часов занятий, связанных с оздоровлением, мы постараемся выявить и практически использовать некоторые действительно опорные моменты своего здоровья. На шкалу самолета, на шкалу автомобиля, на шкалу управления пароходом или атомной подлодкой выводится лишь несколько наиболее важных показателей, отражающих состояние устройства в целом. Точно так же и мы будем опираться лишь на самое главное. Повторяю: на то главное, что было основным для человека от века и пребудет таковым всегда.

И тем не менее, в Дневник здоровья мы обязаны ввести и такую совершенно обязательную константу, следование которой практически не определяло состояния здоровья в предбывшие века, но без которой сейчас никуда (в чем на собственном опыте и убедился господин финансист из славной альпийской республики). Эта константа – резко выдвинувшаяся вперед по сравнению с прошлыми веками духовная составляющая нашей жизни. Можно определить ее и иначе: как псиэнергию, о возрастании роли которой в грядущем пророчески писали еще в 30-е годы XX века Николай и Елена Рерихи. Можно определить эту константу и как необходимость постоянного, все более бытового потребления так называемых тонких энергий. Можно обозначить эту константу также и как заметную активизацию энергоинформационного обмена, который становится все более действенным участником и соучастником большинства процессов нашей личной, приватной жизни.

Снова и снова: ни в коей мере не уходя от извечных констант биологического плана, таких как основы правильного питания, дыхания, движения, семейной жизни и т. д., мы лишь добавляем к ним и основы биоэнергетические. Без следования этим новациям развивающегося мира, выпадая из эволюции человеческого сообщества, мы не только не сможем считаться современными людьми, но не сможем сохранить и приумножить свое здоровье. Да откуда же они взялись, эти новации? Давайте разберемся...

Грядущая эра новых технологий

Все мы спокойно или беспокойно, но совершаем естественный и привычный для нас и для всех наших предков полет на космическом теле в безмерных просторах Вселенной. Наша Земля, благословенная планета, вращаясь вокруг Солнца, перемещается вместе с ним из одного градуса Галактики, из одного сектора вечного и безмерного звездного неба в другой. А нам-то что до этого? Летим себе и летим... Да вот, оказывается, что дело нам до этого, тем не менее, однако, есть и весьма немалое: при перемещении из сектора, где господствуют одни созвездия, в сектор, где доминировать начинают другие. Здесь нет подобия перемещению, скажем, на теплоходе из Евпатории в Ялту, здесь начинают проявлять себя особенности, несравнимо более существенные даже, чем перемещение из степной в горную зону полуострова, вокруг которого мы путешествуем. Переход из одного великого астрономического знака, в данном случае, созвездия Рыб, под власть созвездия Водолея означает, что начинается новая полоса в жизни человечества. Завершается немалый период размером в 2600 лет и начинается новая, грандиозная по масштабам времени и изменениям на Земле, космическая эпоха в жизни планеты. Разумеется, было бы смешно говорить, что все изменения начались тотчас, механически с 2003 года, как только наша Земля пересекла некий незримый абстрактно существующий градус космической пропозиции. Изменения эти исподволь уже совершаются на протяжении, по крайней мере, полутора-двух столетий, мы переходим в эпоху Водолея постепенно и, перейдя в нее, перетащим из предшествующей эпохи также достаточно серьезный инертный груз всех своих человеческих обычаев, мнений и пристрастий. И, тем не менее, воздействие громадного Космоса, по сравнению с которым назвать нашу Землю песчинкой будет неимоверным преувеличением, воздействие сил Мироздания и в XXI веке, и на протяжении всего третьего тысячелетия и далее будет сказываться все отчетливей и отчетливей. Почему? Зайду издалека. Ни у кого не вызывает, к примеру, никаких сомнений роль Луны в нашей земной жизни: вослед за ее перемещением вокруг нашей планеты движется приливная волна высотой до шести метров!.. Да ведь и кровь наша – тоже жидкость, вот тебе и объяснение многих психологических состояний (особенно у женщин) в период полнолуния.

Теперь совершим стремительный логический переход: да неужели же небесные тела, в миллиарды раз большие, чем Луна, не оказывают своего специфического влияния на наше психосоматическое устройство? Да неужели же крутая смена собрания одних созвездий на собрание других созвездий не воздействует на него специфически, по-своему?.. Резонное возражение: но ведь созвездия эти в миллиарды же раз дальше от Земли, чем Луна-Селена!.. Так ведь и никто и не утверждает, что сила их непосредственного воздействия такова же: речь идет о непрестанном воздействии на человека, качественно ином, чем прежде. И уж если капля камень точит, то контактное и постоянное воздействие, качественно иное, чем прежде, исподволь накапливается и материализуется. Прежде всего, спектр излучения ощутимо меняет человеческие свойства. В какую же сторону? Не стану сейчас развивать тему в значительной степени оккультную, касающуюся закрытых знаний о природе космического воздействия в связи с переходом из одного знака зодиака в другой, из-под одного гигантского созвездия под другое – не стану потому, что мне совершенно не нужно задевать людей, которые в это не верят или, во всяком случае, сомневаются в подобных космических воздействиях на природу человека. Я пойду другим путем, очевидным для всех верующих и неверующих в то, о чем сейчас шла речь, и попрошу перед очевидностью не опускать решетку недоверия, формулируемую бессмертной фразой «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда».

За повседневной суетой, бытовыми заботами, политическими страстями мы, люди, похоже, выпускаем из внимания крупнейший качественный этап в истории человечества, настолько крупный, что от Адама таких этапов было всего два, и именно сейчас мы вступаем в третий. О чем речь? О качественном возрастании возможностей человека.

Начало первого этапа ознаменовалось резким увеличением механической силы человека, ростом его возможностей; в связи с этим он взял палку в руки и смог сбить с ветвей высоко растущее яблоко. Затем человек придумал много приспособлений для увеличения своей физической мощи, благодаря чему резко увеличился круг его возможностей: тут была и паровая машина в двадцать лошадиных сил, и ракета в двадцать миллионов лошадиных сил. Но все эти приспособления служили росту именно его физического потенциала: какая, в сущности, разница – сбить ли палкой яблоко над головой либо сшибить ракетой небоскреб по ту сторону планеты?

Этот этап длился (и продолжается сейчас) столько веков, тысяч и миллионов лет, сколько лет насчитывает история нашей популяции. Вся технология, все производство, вся господствующая мораль зиждились на вожделении технической мощи, на стремлении обрести прежде всего ее – в прямом или косвенном виде.

Эволюция человечества резко ускорила свой ход: середина XX века была четко ознаменована началом следующего, второго, качественно нового этапа возрастания могущества человека – миллионократным увеличением его интеллектуальной силы посредством появления быстродействующих электронно-вычислительных машин. Сейчас, когда их быстродействие достигает миллиарда операций в секунду, человек может ставить перед ЭВМ задачи и получать в считанные минуты такие решения, на которые прежде уходили бы десятки лет. Он может создать столь обширный банк информационных данных и (с помощью ЭВМ же) подготовить такие оригинальные программы их анализа и реализации извлеченных выводов, что раньше это являлось прерогативой лишь избранных, осиянных свыше – нынче же становится достоянием практически каждого образованного человека. Вся современная технология, все современное производство ориентированы сейчас не столько на увеличение мощи в лошадиных силах, сколько на интеллектуальную оптимизацию любого из процессов, на поиск принципиально новых, парадоксальных, либо совершенно невозможных для недавнего прошлого решений. (Разумеется, я говорю об идеале, о тенденции, а не о дремучей готовности забивать электронным микроскопом гвозди и стремиться, как при Гостомысле, к торговле прежде всего пенькой и дегтем либо нефтью и газом.)

История ускорила свое движение еще круче, и вот всего лишь какие-то десятилетия спустя мы стоим уже у истоков нового, третьего, этапа качественного возрастания потенциала человека. Этот этап несет с собой сказочные возможности принципиально иной технологии, иную, чем прежде, общественную и частную жизнь: третий, качественно новый, этап роста возможностей человека связан с созданием устройств, способных аккумулировать или многократно увеличивать духовные воздействия.

Мои постоянные читатели знают, что голословно я не выступаю, но опираюсь лишь на то, что испытал лично. Дело в том, что в 80-е годы XX века сначала один, а затем и с группой соратников, я работал над программой аккумуляции живой энергии в различного рода устройствах. Наше внимание было сосредоточено на благотворных изменениях, обращенных, прежде всего, к здоровью человека. Здесь не место раскрывать подробности, замечу лишь, что в этой сфере для воздействий практически нет категории пространства, и в этом – одно из существенных отличий технологии третьего этапа от прежних технологий. Например: убрать камни из почки человека или помочь ему другим образом можно и тогда, когда он находится, скажем, за сотни километров. Это не фантастика, это засвидетельствовано врачебными документами.

И вот оказалось, что эффективная технология, направленная на создание устройств, обращенных к укреплению здоровья и улучшению самочувствия человека, несет с собой и ряд побочных воздействий. Воистину неожиданным явилось исчезновение стаи хищных наглых крыс из ветхого старого домика в другом городе после того, как адресат был «обработан» из Санкт-Петербурга на оздоравливающее воздействие его почек. До этого крыс извести хозяйка не могла буквально ничем: над ядами они смеялись, жесть прогрызали и в отместку ночью гоняли старую женщину с дивана на кровать. И вот этому ужасу разом пришел конец. Худо ли?

Неожиданным для меня явился и эффект значительной активизации творческих возможностей; во всяком случае, заряженный «аккумулятор» позволил с абсолютно ясной головой работать гораздо больше и позже, чем обычно (он был прикреплен марлевой повязкой на лбу). Работу пришлось прекратить только потому, что полностью смещался режим дня, да и рука с авторучкой весьма уставала.

Не буду развивать здесь тему заметного повышения сексуальных возможностей у тех, кто «подпитывал» соответствующие зоны организма, не стану трактовать и другие любопытные последствия, которые вначале мы и не предполагали увидеть, хотя общие объяснения этому феномену имеются: коль скоро организм получает животворную энергию с лихвой, столь скоро он находит возможности распоряжаться ей целесообразно и по-хозяйски.

Эра био– (или пси-) энергии созревала исподволь, в недрах предшествующих пластов времени. Способности колдунов, магов, ведунов, волхвов, знахарей, шаманов, целителей и т. д., и т. п. известны людям давным-давно, и, Боже ж ты мой, сколько тысяч и тысяч из них, поименованных ведьмами или еретиками, поплатились за это: святейшей инквизицией они были сожжены на кострах или утоплены. Талисманы, заговоренные вещи, целительные еловые палочки или особо подготовленный воск – все это предметы из волшебного запаса колдунов, в том числе и русских, в том числе и тысячелетней древности. Сейчас, однако, в наши дни и годы – в значительной степени под воздействием космической эволюции – совершилась и продолжает осуществляться стремительная концентрация разрозненных то тут, то там тлеющих огоньков в огненные протуберанцы, бросающие новый яркий свет на все окружающее. Отовсюду поступают сведения о все новых и новых способах энергоинформационных воздействий, и что особенно важно, посредством разного рода приборов и устройств. Идея, витавшая в воздухе, как всегда это бывает, реализуется практически почти повсеместно, когда приходит для этого срок. Как сказать, кто тут первооткрыватель? Кто, к примеру, первым из людей когда-то взял в руки камень, чтобы расколоть им орех?..

К сожалению, когда люди взяли камень в руки, оказалось, что им можно разбить не только орех, но и лоб соперника. Умение расколоть атомное ядро, увы, проявило себя, прежде всего, содомской гибелью Хиросимы и Нагасаки, и быстродействие электроники также сплошь да рядом осуществляет себя в хищном мозгу ракеты, самостоятельно отыскивающей цель для уничтожения. То же самое может произойти (и уже, к сожалению, осуществляется) в технологии третьей ступени. Вот почему в нашей группе биоэнергетов, работающих над созданием и «снаряжением» аккумуляторов и разного рода исцеляющих устройств, приоритет был отдан, прежде всего, безупречной нравственности закладываемых программ. (Не стану сейчас вести теоретической дискуссии на тему терминологическую: вполне вероятно, что термин информационное воздействие может быть и более правомочен, чем воздействие биоэнергетическое или воздействие энергоинформационное, – для меня важно в данном случае подчеркнуть отличие нового качественного этапа технологии от технологий прежних периодов).

Спрашивается: ну а какое же отношение имеет эра третьей технологии к жизни рядовых людей, к бытию и быту нормальных членов профсоюза? А такое, что все те свойства, которые проявляются сейчас и проявлялись раньше у отдельных особей, суть качества, которые лишь дремлют до поры до времени в структуре каждого из нас. То, что на первый взгляд сейчас кажется аномалией, в действительности является нормой. Более того, когда-то эти свойства были распространенными, повседневными. Но, не будучи сейчас постоянно востребуемыми, они в известной степени атрофировались. И именно их слабость, на мой взгляд, является для человеческой природы аномалией.

Буду конкретен: если какой-либо древний человек, выходя из-за укрытия, не способен был ощутить, что за вон тем камнем скрывается саблезубый, то на этом его биография и завершалась. Естественно, детей подобный незадачливый охотник после себя не оставлял, а эстафету в будущее несли дети мужчин, более чувствительных к сигналам извне. Таким образом, из поколения в поколение палитра качеств, способствующих сохранению самой жизни, становилась все богаче в целом и тоньше в оттенках.

Но вот за тем самым камнем принялась, метафорически выражаясь, постоянно пастись корова, и жизнь скотовода уже перестала зависеть непосредственно от его сверхчуткой способности точно определить местоположение нужной скотины...

Мы знаем: функция рождает орган, орган рождает функцию. И наоборот – в связи с развивающейся цивилизацией увяли и соответствующие органы, и соответствующие функции. Самое любопытное заключается в том, что практически в каждом из нас сидят, ждут своего часа, как непроклюнувшиеся зернышки, зародыши подобной способности!..

Никогда не забуду, как на одном из уроков по биоэнергетике совсем еще необученные новички получили задание: руками на расстоянии изучить биополевые характеристики своих коллег. У каждого человека совершенно своя, сугубо индивидуальная аура, и трудность заключалась лишь в том, чтобы ее определить и выразить, так как мы лишены словесных символов для обозначения этой непривычной для нас сферы бытия.

Затем каждому по очереди завязывали глаза и в произвольном порядке проводили перед ним коллег. Узнаваемость по полевой оболочке достигла 80%! Вот вам и аномалия...

Диапазон не востребованных нами свойств беспределен! Всего один из тысяч и тысяч пример: задумывались ли вы, господа родители, как это так получается, что ваши маленькие дети могут в компании со сверстниками гонять и играть в свои игры с утра до вечера на какой-нибудь дачной улице, а поесть и поспать их не загонишь, потому что не хотят они есть и силы в них с каждым часом только клубятся и приумножаются? А дело в том, что своим здоровым инстинктом, посредством стихийно найденных движений и приемов, они подключаются к внешним источникам энергии, которые гораздо чище и мощнее, чем те синтетические сосиски, которыми вы пытаетесь их заманить в уже привычное для нас полумертвое болото.

Какие воистину чудесные свойства у наших детей легко, без намека на затруднения, открывались, когда они принимали участие в специальных занятиях для взрослых!.. Ведь для них все вновь познаваемое равноценно: что кровавый экран телевизора, что заземленность родителей, что открытия на специальных занятиях.

Если человек воспитывается всем окружающим миром в том духе, что мера его личной ценности – в количестве вещей, которые у него есть: ананасов, которые он съедает, долларов, которые он обрел любыми путями, власти над другими людьми, которой он пользуется, – то бедный наш шарик и жалкая судьба его обитателей!.. Если же мы переходим к тому пониманию, что наиболее ценны для нас наши внутренние возможности, раскрывать которые подталкивает нас мировая эволюция, что предела для их развития нет, что самая высокая форма власти – это власть над своими собственными удивительными способностями, вот тогда у нас появится шанс избежать глобальной экологической катастрофы. Вот тогда человек действительно станет мерой всех вещей, а не вещи – мерой человека. И значит, способности сверхтонко чувствовать, сверхмогущественно за счет собственных сил действовать, преодолевать категории пространства и времени – все это не аномалия. Это норма для того человечества, которое благодарно и критически способно опереться на весь без исключения предшествующий опыт – ради настоятельно воздействующих на него сил настоящего и будущего.

Правда ли это? Действительно ли необходимо вводить в занятия здоровьем не только биологические, но и биоэнергетические доминанты?

В ту далекую, уже доисторическую пору, когда увидела свет книга «Три кита здоровья», уровень общественного развития был такой, что говорить о биоэнергетике во всей полноте ее значения и ее возможностей – означало тогда подорвать доверие к автору и скомпрометировать важные положения, которые нисколько не утратили своего значения сейчас и, полагаю, никогда оного не утратят. Но и обойтись без этой темы тоже было невозможно. Поэтому в заключительном разделе книги в качестве весьма многозначительного элемента возможностей духовной энергии был напечатан небольшой, но концентрированный отрывок, посвященный материализации наших желаний относительно укрепления нашего же здоровья. Вполне вероятно, что лишь какая-то одна десятитысячная часть читателей не пропустила этот момент мимо своих глаз и ушей, мимо своего восприятия. Но годы шли, и новая парадигма исподволь расширяла свои границы, и я думаю, что сейчас уже в сто раз больше людей готовы к тому, чтобы хотя бы задуматься над новыми сведениями. Да, конечно, одна сотая от общего числа читателей – это отнюдь еще не превалирующее большинство, мягко выражаясь, но это уже и путь думающей части населения к новому знанию.

Ни в коей мере не будучи утопистом, считаю, что неверие в существование инстанций, которые нельзя увидеть простым глазом и невозможно пощупать, отличает не одного лишь упоминавшегося финансового олигарха: полагаю, что подобное недоверие есть отличительная черта многих и многих работников атомных электростанций, тружеников пера, а также операторов паровых молотов. Но мне-то хочется, чтобы, несмотря на свое отношение к этим субстанциям, все без исключения люди были бы здоровы по максимуму, и поэтому специально для них – для недоверчивых – я публикую здесь свое выступление на весьма представительном международном конгрессе «Реальность тонкого мира», принятое с одобрением в очень квалифицированной аудитории.

Коротко об одном нюансе этого выступления: дело в том, что подавляющее большинство ученых, чьи сообщения были там прослушаны, опиралось в своих доказательствах на приборные свидетельства, на фиксацию материй, о которых шла речь, с помощью дорогостоящей научной аппаратуры. Я пошел иным путем и представил свидетельства, которые можно было воочию, зримо разглядеть, не пользуясь никакой сверхсложной аппаратурой. Выступление мое называлось «Регистрация воздействий оператора на живые и неживые объекты» и посвящено было, как вы увидите из нижеследующего текста, тому, чтобы сделать явным, трансформировать в наглядный вид то, что сокрыто от очей. Я привожу здесь эти несколько страниц исключительно с той целью, чтобы мы хотя бы задумались о существовании наряду с общеизвестными доминантами еще и таких, которые надо также взять на вооружение. Итак, прошу вчитаться без предвзятости.

Уважаемые коллеги!

В истолковании той общей темы «Реальность тонкого мира», которая собрала нас здесь, я позволю себе сделать смысловой акцент на первом слове – реальность. Более того, смысл моего выступления будет заключен даже не в тех или иных доказательствах несомненного существования феномена, но в приведении доказательств бытовых, очевидных, получаемых без помощи сложной аппаратуры, без технических устройств.

Разумеется, свидетельства реальности «тонкого» мира, доставляемые электронной или акустической аппаратурой, то есть своеобразный «перевод» с языка, неизвестного и непонятного большинству современных ученых, на язык, повседневный в их научном быту, дело важное и абсолютно необходимое для утверждения истины. Перечень достоверных материалов, опубликованных у нас и за рубежом, практически необозрим. С чувством большого удовлетворения я принимал участие (в качестве подопытного кролика) в приборных исследованиях, проводимых в лабораториях известных ученых – доктора технических наук Г. Н. Дульнева и доктора медицинских наук А. Н. Хлуновского. Эти исследования подтверждали наличие телепатии (дистанционного воздействия) на больных. Был также весьма удовлетворен выводами группы авторитетных ученых об усилении защитных свойств крови после контактных и дистанционных воздействий на нее мной и т. д., и т. п. Но, повторяю, в данном выступлении я акцентирую внимание на наглядной регистрации реальности «тонкого» мира с помощью самых что ни на есть бытовых способов и приемов.

Построю некоторую лесенку примеров для восхождения от простых к сложным случаям.

Достаточно достоверным доказательством некой существенной жизненной силы, присущей человеку, является факт многомесячного сохранения свежести воды в незакупоренной бутылке емкостью 0,7 л. Вода в нее была налита из водопроводного крана и обработана двумя руками и взглядом, после чего содержимое было измерено обычной биолокационной рамкой (сигнал был очень высок) и бутылка была поставлена за стенку письменного стола, рядом с батареей центрального отопления. Раз в месяц или два она извлекалась, замерялась рамкой (заряд оставался неизменным), а вода «дегустировалась», являя абсолютную сохранность изначального вкуса. В конце концов, при какой-то праздничной уборке через год или более того бутылка с водой, которая так и не начала протухать, исчезла.

Примерно тогда же в лаборатории доктора химических наук К. А. Макарова в Первом медицинском институте мне было предложено воздействовать на воду правой рукой (рН-метр зарегистрировал увеличение в щелочную сторону на 1,5 единицы), а затем – на другую мензурку левой рукой (показатель изменился на 0,5 в кислотную сторону).

Эти простейшие опыты могут объяснить в какой-то степени воздействие рук и взгляда биоэнергета как непосредственно на больного с целью улучшения его здоровья, так и во время приема энергетической воды. Кстати говоря, симптомы исцеления вполне очевидны и без применения сложной специальной аппаратуры: у пациентов уходят боли и они возвращаются к нормальной повседневной жизни.

После воды поведу речь о дереве, точнее, об изделиях из дерева, а еще точнее, о кружочках, которые после их энергетизации мы с моими помощниками назвали «оберегами» (от древнерусского глагола «оберегать»). Надо сказать, что они проходили и приборные обследования. В частности, биохимическими способами (руководитель группы доктор медицинских наук Л. В. Пастушенков) было подтверждено их благотворное влияние на усиление защитных свойств крови, улучшение всех видов обменных процессов в организме человека и даже излечение хронических заболеваний.

Доктор биологических наук С. В. Сперанский (Новосибирск) в безупречно академической манере провел исследование воздействия «оберегов» на увеличение выживаемости онкозараженных белых мышей по сравнению с контрольной группой. Что же касается бытовых способов проверки активности «оберегов», то они были элементарно просты и доступны каждому: берутся два блюдечка с водой для прорастания семян (гороха, пшеницы, редиски и т. д.), лишь бы семена были свежими. Под одно из блюдец укладывается «обережек», второе является контрольным. Разница в скорости прорастания между семенами в блюдечке над «обережком» и контрольным столь очевидна и убедительна, что никаких других способов для утверждения позитивного результата не требуется. Кстати говоря, сам собой напрашивается практический вывод об изготовлении особых коробов или даже деревянных помещений, которые, будучи предварительно энергетизированы, способны заметно улучшить предпосевное состояние любого посадочного материала (и, следовательно, увеличить урожайность).

Подобным образом можно проверить «обереги», изготовленные из кости, воска, органической пластмассы и т. д.

После воды и дерева поднимаемся на следующую по сложности ступеньку: речь пойдет о земле. И не только как о почве, гумусе, многообразном биотическом содружестве, но и как о месте расположения на ней разного рода строений. Тысячи и тысячи свидетельств получены о губительных воздействиях био– и геопатогенных зон на все живое. Не вдаваясь сколько-нибудь подробно в эту огромную тему, напомню лишь, что, по авторитетным данным, до 2/3 онкологических заболеваний возникает у людей, постоянно проживающих или работающих в зданиях, расположенных в био– и геопатогенных зонах. По данным московских биолокаторов, это число еще больше и составляет 3/4. Лелею надежду, что когда-нибудь глухое невежество архитектурных ведомств будет все же преодолено и при проектировании зданий обязательно станет учитываться «ГОСТ» на отсутствие аномалий.

Что же, однако, делать, когда миллионы квартир уже выстроены на подобных неблагоприятных территориях? Самый распространенный совет – перестановка кроватей или рабочих столов из наиболее опасных на более спокойные места. Не возражая, разумеется, против этой рекомендации, хочу сообщить, что существует и значительно более радикальный способ полной трансформации биогеопатогенной зоны в область, подобную райским кущам, то есть в зону положительной силы.

В 1989 году в качестве члена Союза биолокаторов России я послал в его президиум свой отчет о подобного рода деятельности, подкрепив его актами, подписанными весьма уважаемыми биоэнергетами и заверенными администраторами высокого ранга. Мне, что вполне закономерно, поверили не до конца. Для того чтобы разобраться на месте, в Питер явились столь высокие авторитеты, как патриарх биолокации в нашей стране, президент Союза биолокаторов Н. Н. Сочеванов и выдающийся биолокатор, вице-президент Союза Е. К. Мельников. Им было предложено на собственный вкус выбрать наиболее неблагополучное, гиблое место в здании на Литейном проспекте, 34, где я тогда работал в издательстве, после чего мне была предоставлена возможность применить методику названной трансформации.

После этой процедуры, совершенной 9 июля 1990 года в 14 часов, оба корифея независимо друг от друга провели свою экспертизу и достоверно убедились в успехе проведенной операции, что и было зафиксировано в соответствующем подписанном ими акте. Не мое дело сейчас рассуждать, почему этот засвидетельствованный ими и опубликованный в прессе факт не получил никакого развития и был обойден молчанием. Я говорю здесь о другом – об очевидных доказательствах подобной переполяризации. То, что люди совсем по-другому начинают чувствовать себя в таких помещениях, для строгих оппонентов, очевидно, доказательством служить не может: а вдруг это сугубо психогенное воздействие?

Но мы пошли другим путем. Так, например, в цехе № 57 ЛОМО, где ситуация была столь плохой, что букет цветов, принесенный в это помещение утром, к обеду превращался в гербарий, а уж о самочувствии людей и говорить не приходилось, мы предложили хозяевам запротоколировать всхожесть семян в блюдечках, расставленных в цехе достаточно часто (по 21 на каждом из 4 этажей). Процент был зафиксирован ничтожный: от 0 до 15-20% в лучшем случае. После этого была проведена работа по трансформации зоны, и хозяевам было предложено вновь провести проверку тех же семян на всхожесть в тех же местах, что и прежде. Во втором протоколе появились числа от 40 до 90%. Все это весьма наглядно и абсолютно убедительно доказывает, что работа по ликвидации геопатогенных излучений на территории четырехэтажного цеха с основанием 1200 м2 прошла вполне успешно.

Надолго ли сохраняется эта переполяризация? Пока ответить на этот вопрос трудно, но мои замеры подтверждают, что спустя три года обработанные таким образом квартиры, залы, здания, площади «ведут» себя вполне благопристойно.

Продолжим восхождение по лестнице от неодушевленных к одушевленным объектам. Одним из нагляднейших экспериментов было энергоинформационное дистанционное воздействие (из Дома творчества писателей в поселке Комарове в Химико-фармацевтической институт на улице Профессора Попова в Санкт-Петербурге) на растительную массу раувольфии змеиной (испытуемое растение). Кандидат биологических наук Л. А. Николаева сообщила этаж и номер комнаты, в которой находится опытная банка, но не указала, где хранится точно такая же и в точно таких же условиях контрольная банка.

Воздействие «по адресу» совершалось на протяжении пяти вечеров. Результаты замера: в первой серии опытов превышение экспериментальной массы составило 25% (по сравнению с той, что стояла на контроле); во второй серии опытов, проведенной, чтобы исключить случайность, превышение массы достигло 40%.

Перейдем к другому объекту. Энергетизация старой яблони-антоновки позволила получить урожай около 4 тысяч яблок; на этом дереве плодов было едва ли не больше, чем листьев (дерево сфотографировано). Плоды пришлось собирать и после снегопада. На таком же точно контрольном дереве, расположенном через дорожку на расстоянии 10 метров, собрали всего около 30 яблок.

Тогда же часть посевного картофеля энергетизировали, другую часть для контроля сажали как обычно. Сорт был один и тот же в обоих случаях, земля одинаковая (давняя пустошь). При уборке каждый куст обработанного картофеля принес до ведра крупных, величиной с кулак, картофелин прекрасного вкуса (подрытые кусты также сфотографированы), на контрольном участке урожай с каждого куста оказался примерно в пять раз ниже. Любопытно, что в энергетизированное поле попали и сорняки. Один из них я сфотографировал: человек стоит под величественной лебедой, как под деревцем.

Напоминаю, что мы показываем способы обыденного обнаружения реальности «тонкого» мира. Думается, более элементарной и достоверной проверки, чем увеличение массы, трудно найти. В этой связи, переходя к человеку, я не стану разворачивать тему биоэнергетического целительства, чтобы не вступать в возможные споры о том, почему именно ишемический больной выздоровел или почему у человека исчезла опухоль, а обращусь опять-таки «к палате мер и весов». Существует возможность так наладить определенные психобиологические механизмы, что при движении – с включением этих механизмов – масса человека будет расти. Когда я, находясь в Доме творчества писателей в Комарове, совершал лыжные пробежки, то тридцатикилометровая гонка приносила в среднем за два часа прибавку веса около 2 килограммов, что аккуратно фиксировали мои коллеги.

Весьма приятно было узнать, что опыт оказался повторяем: перед тем, как пробежать с Ю. М. Дуловым кросс в 55 километров, я тренировал его в умении дышать особым образом. Перед пробегом мы его взвесили, и после более чем четырехчасового, весьма нелегкого кросса по лесам, холмам и долам в районе реки Оредеж, сопровождаемого достаточным потовыделением, взвешивание показало, что Юрий Михайлович... прибавил 1 килограмм.

Конечно, это гораздо меньше, чем достижения потомственных мастеров ушу, способных в доли секунды увеличивать свой вес двадцатикратно, оставляя следы в каменистой почве, фиксируемые киноаппаратом, но главное для меня – подчеркнуть простоту и доступность обыденных измерений в ситуациях необыденных.

Завершу свое изложение рассказом о случае более чем неординарном. Дело в том, что моя кошка Мурка весьма некстати для нас глубокой осенью завела «дачный роман». Когда бока ее заметно округлились, я обратился к ней с информационно-нравственным воздействием на тему, насколько неудачное время она выбрала для умножения численности своего рода, ибо скоро предстояло переезжать в тесную городскую квартиру. Воздействие оказалось весьма эффективным: достаточно быстро ее набухшие сосочки пришли в норму, и живот из округлого состояния вернулся к исходному. Короче говоря, беременность весьма наглядно исчезла, как бы рассосалась. Это происходило на глазах у тех, кто регулярно посещал нас на даче. Никаких приборов, разумеется, для наблюдения этой метаморфозы не требовалось...

Какой же вывод следует из всего вышеизложенного? Не стану тратить времени на очевидное, на то, что самые различные виды реальности «тонкого» мира способны находить свое проявление и в качестве легко наблюдаемых свойств мира плотного, грубого, легко регистрируемого нашими органами чувств, а не только сложными устройствами и приборами.

Нет, приведенные выше примеры, думается, выводят нас на качественно иной уровень логики. Основным следствием из сказанного должна явиться мысль о первенствующей роли этического, нравственного момента при нашем вторжении в «тонкий» мир.

...Дорогие читатели! От всей души прошу вас пожаловать на безбрежные просторы распахнувшегося перед нами Третьего тысячелетия, будучи морально подготовленными к тем замечательным дарам, которыми готова нас наградить Эпоха Новых Технологий!..

Сюжет повествования будет предельно прост и прямолинеен: наши действия с утра, от пробуждения, до вечера – вплоть до отхода ко сну, чтобы каждый наш день стал Днем Здоровья...

Назад Оглавление Далее