Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Профилактика Профилактика

Стремление победить болезнь

Очень многое в лечении переломов зависит от отношения больного к ситуации, в которой он оказался. От бодрости духа, надежды на выздоровление, активности больного зависит, как быстро он сможет встать с постели.

Приведем два письма, авторы которых могли бы послужить примером мужества, целеустремленности, веры в себя. Первое было опубликовано в журнале «Будь здоров», второе – в приложении к журналу «Физкультура и спорт».

«Прошлой осенью приключилось со мной несчастье. Вышла во двор повесить только что выстиранную старую кофту (лучше бы она так и висела в шкафу!), а тут откуда ни возьмись две собаки. Играли друг с другом и подкатились мне под ноги. Я упала и лежу, не могу подняться. Соседи увидели, перенесли меня в дом. Потом приехала „скорая“, отвезли меня на рентген и поставили диагноз: „закрытый перелом шейки бедра как следствие остеопороза“.

Приятельницы мои стали охать, сочувствовать. Одна из них, в прошлом врач, предупредила, что в свои 75 лет я уже не смогу обходиться без костылей.

Но я решила во что бы то ни стало победить болезнь. С самого начала старательно выполняла все предписания врача. Мне помогала внучка – без посторонней помощи при такой болезни не обойтись. Она давала мумие – одну таблетку, растворенную в столовой ложке воды, трижды в день. Чтобы не было пролежней, протирала „опасные места“ спиртом или крепким раствором марганца. Заботилась о том, чтобы я ела много продуктов, богатых кальцием. Присланная врачом массажистка разминала мне плечи, спину и грудь, чтобы избежать застойных явлений в легких. Мне назначили и лечебную гимнастику. Я думала: как же заниматься, если боль мешает приподнять ногу даже на сантиметр? Но я делала упражнения, глотая слезы, и говорила себе: „Ты будешь ходить!“

По натуре я человек коммуникабельный, поэтому не могла лежать без общения, просила подруг навещать меня каждый день. Когда они приходили, не „нагружала“ их своими проблемами, а, наоборот, старалась вникать в их дела, шутила и вспоминала разные веселые случаи из нашей жизни. Врач меня очень хвалила за это. Она сказала: „Из нескольких десятков пациентов с переломом шейки бедра таких упорных и веселых у меня было всего двое-трое. И они выздоравливали гораздо быстрее“.

Через полтора месяца я начала потихонечку становиться на костыли. Это было трудно. Потом стала делать маленькие шажки, все больше и больше. И, несмотря на усталость, постоянно делала упражнения, массировала ногу. На третий месяц после перелома уже выходила во двор, а вскоре с палочкой отправилась на прогулку к морю.

Сейчас хожу без палочки и продолжаю делать гимнастику. Жалею, что раньше не занималась ею. Ногу поднимаю легко, по словам своих подруг, „словно балерина“. Не думаю, что они очень преувеличивают.

Белла Ефимовна Токарская,

г. Евпатория»

«В 1977 году после безуспешного шестимесячного пребывания в стационаре по поводу перелома шейки бедра, трещины тазовой кости, перелома лодыжки и повреждения колена (характер повреждения не установлен) меня на носилках доставили домой. Дальнейшее лечение в больнице признали бесполезным. Я не могла сидеть без поддержки и вставала на костыли только минут на пять. Мне сказали: „Ходить уже не сможете“. Мне было тогда 83 года, но я осмелилась не согласиться.

Стала лечиться сама. И только народными средствами, которые рекомендуют следующее.

1. Конечность с переломом должна быть неподвижной. (Для этого моя ступня была вложена в широкую петлю из грубого холста. А петля подвешена к спинке кровати. Петля не сжимала ступню, но и не позволяла ей двигаться. Пятка упиралась в постель, точнее, лежала на постели, не нажимая на нее.)

2. Не перебинтовывать место перелома, а при болях только накладывать на него бинт, смоченный медвежьей желчью. При отсутствии ее можно использовать медицинскую аптечную.

3. Не допускать ни растираний, ни массажа.

4. Во избежание пролежней народный лечебник советует: „Кости не вороши, не три, а кровь разгоняй“, „пальцами захвати кожу и мышцы щипком и выверни немного в сторону по винту, и рядом также захватывай и вывертывай, на кость не дави“.

За 6 месяцев больничного лежания я так ослабла, что не могла даже сидеть, поэтому щипково-винтовой „разгон“ крови начинала от колена, насколько доставала рука. Таких щипков получалось десять, а по окружности ноги – четыре ряда. Такой „разгон“ крови я устраивала и на здоровой ноге, а затем и на руках – от пальцев до плеча.

5. Поморский лечебник отмечает: „Без пяты и пальцев ступне ходу нет“. Следовательно, и на них надо было „кровь разгонять“. Это делали мои друзья. Так же растирали и икры. При таком „разгоне“ (несколько раз в день) новыми пролежнями я не обзавелась, а те, что привезла из больницы, залечила листьями подорожника.

Первые движения ногой я начала, не вынимая ступни из петли. Слегка напрягая ногу, приподнимала ее, отрывала пятку от постели на 1–2 см и сразу же опускала на место. После небольшого перерыва повторяла упражнение. Сколько раз в день – не считаю. Много. Преодолев эту высоту и уже научившись задерживать ступню во взвешенном состоянии, начала подкладывать под пятку твердую подушечку и поднимала ногу уже с этой новой высоты. Толщину подушечки постепенно увеличивали, я уже больше не опускала ступню на постель. Под колено тоже подкладывала твердую подушку. Через месяц я уже поднимала ногу на 20–25 см.

Для того чтобы начать упражнения, которые заставили бы ногу двигаться, надо было удостовериться, что кости срастаются и зарастает трещина. Рентгеновский снимок (я не была связана ни с одной больницей) – роскошь недоступная. Я воспользовалась своим „способом“, единственно мне доступным. Поднимала ногу без петли и опускала ее уже не на подушку, а на постель. Первые подъемы на 2–5 см, затем смелее – на 10–15. И наконец – на 25–30 см. Решила: коли могу продержать ногу на такой высоте несколько секунд, не ощущая боли, значит, могу начинать движения в стороны.

Опираясь ногой на пятку (лежа в постели), я осторожно продвигала ее к краю кровати. Сначала на 5—10 см, потом на большие расстояния. А через 12 дней осмелилась понемногу свешивать больную ногу с кровати, подталкивая и поддерживая ее здоровой.

Через 64 дня домашнего лечения я уже подолгу твердо стояла у кровати на двух костылях. Но не могла шагнуть. Наверное, боялась.

Одновременно с упражнениями для ног, но в другие часы, я училась садиться. Тоже очень постепенно отрывалась от подушек, опираясь на локти, затем на кисти. Когда научилась сидеть по 5—10 минут, начала раскачиваться вперед-назад, вправо-влево. Со временем смогла и вращать корпусом, уже не опираясь на руки. Тогда стала массировать икры и ступни ног самостоятельно.

Первые „шаги“ я начала делать на месте, держась за спинку кровати: поднимала пятку, опираясь на пальцы, затем – наоборот. Потом, держась за спинку, попробовала шагать на месте, постепенно поднимая колено все выше. Через 10 дней могла уже продвигаться вдоль спинки кровати. Через 16 дней встала на два костыля и сделала первые три шага. Все шло очень медленно. Упражнялась я по утрам, когда друзей рядом не было и мне никто не мог помочь.

Еще через 6 дней я преодолела пять ступеней лестницы…

В 83 года я добилась того, что кости, мои старые кости, срослись. А костная выварка – это традиционное поморское лекарство – у меня в те трудные дни была каждодневно. Спасибо друзьям.

А расписала я это так подробно потому, что уверена: в лечении недопустимо останавливаться на полпути и ни в коем случае нельзя пренебрегать опытом народной медицины.

Ксения Гемп»

Как вы видите, люди сами справляются с тяжелейшими трудностями, но когда они окружены заботой, участием и деятельной помощью близких, любую беду можно преодолеть. Ниже приведен рецепт костной выварки, которую применяла автор письма.

Поморский рецепт от переломов

Поморы лечат переломы выварками из костей копытных животных и различных видов рыб. Этот способ распространен по всему Беломорью. Пользовались им и жители Архангельска.

Для получения лечебного состава, который применяют в виде навара или студня, используют любые кости лося, оленя, домашнего рогатого скота, но все же предпочтение отдают костям ног, грудины, ребер, хвоста. [1] Кости, конечно же, лучше брать свежие. Но можно и хорошо замороженные (только не перемороженные!).

Способ получения навара и студня известен каждой хозяйке, но приготовление лечебного требует соблюдения некоторых особых условий.

Кости промывают тщательным прополаскиванием, их не трут, не скоблят, ничего из них не вымывают. Затем осторожно раскалывают или разрубают на куски длиной 2–4 см, но в мелочь не дробят, чтобы не засорять навар осколками и костными крошками. Это крайне важно, потому что навар ни в коем случае нельзя процеживать.

Готовят в эмалированной посуде под крышкой, а поморы предпочитают глиняные горшки с крышками.

Кости, уложенные в посуду, заливают холодной водой так, чтобы она их слегка покрывала.

Воду не солят, не добавляют никаких приправ.

Кастрюлю с костями, залитыми водой, ставят в печь после выпечки хлебов, когда температура там примерно 100 °C, и оставляют на 5–7 часов, а то и до утренней топки. При этом идет медленная выварка костей, при которой студнеобразователь не нарушается. Кастрюлю извлекают из печи до ее остывания. Печей теперь у нас, горожан, нет. Я пользовалась электроплиткой с регулятором температуры. До закипания применяла максимальный режим, а затем 2–3 часа выдерживала на минимальном. Потом ставила кастрюлю «догреваться» в ящичек, дно, стенки и крышка которого выложены сеном и обиты старым ватным одеялом.

С готового навара снимают жир, с костей срезают все хрящи, дробят их и растирают деревянным пестиком, толкушкой (но не на мясорубке). Также поступают с мелкими костями, которые распарились и поддаются растиранию. Растертые хрящи и кости соединяют с наваром. Лечащийся, кроме того, обсасывает все кости.

Для лечения используют или навар, или студень, кому как нравится. Лично я всегда предпочитала навар. Варила его на 3–4 дня. В первый день употребляла свежий, в последующие – застуденевший, разогревая его (но не доводя до кипения). Кстати, при употреблении навар можно посолить (только не заранее), можно даже заправить отдельно отваренными овощами, лапшой, рисом и т. д.

Норма ежедневного приема по старинной поморской записи – «стакан навару либо студня каждодневно. Для большого мужика, либо перелом застарел – еще можно добавить половинку. Лишка ни к чему».

А вот поморские советы относительно времени приема несколько расходятся.

Первый. «Со сна, как опростаешься, пить навар на голодный желудок, горяченький, глоточками, не выхлебывать зараз. Пить без хлеба. А студень после сна сразу не едят, он после утрешнего, то есть после завтрака, погодя немного, с час. К вечеру же потребляй творог, можно и стовку, запивай сывороткой». (Стовка– это творог, хорошо выдержанный в печи и отжатый. Его в Поморье заготовляли на длительное хранение в период хорошей дойки коров.)

Второй. «Навару стакан в обед выпей первым. Вместо него можно и студень. Подсаливай немного, как употребляешь. Творог на ужин тоже потребляй, запивай не молоком, а сывороткой».

Но и в том, и в другом совете есть предостережение: «Воздержись от вина, пива, браги». При возможных перерывах в приеме навара можно заменить его раствором или желе из желатина.

Назад Оглавление Далее