Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Образование Образование

Попытка найти свой путь

Я заболела полиомиелитом в возрасте 9 лет. Заразилась, по видимости, на спектакле в кукольном театре: позже я встречала больных детей, которые также были на этом спектакле. Заболевание протекало тяжело; к общему параличу добавилось двустороннее воспаление легких. Мама в течение 10 дней не отходила от моей кровати и не снимала с головы белой косынки. Когда через 10 дней сняла, её черные волосы стали белыми. Состояние мое через месяц несколько улучшилось, воспаление легких прошло, и я встала на костыли.
Далее была большая и трудная дорога по восстановлению здоровья. В течение 8-ми лет были ежегодные поездки в Евпаторию и местные санатории, лечение дома. Все усилия родителей были направлены на мое лечение. Только сейчас в полной мере приходит понимание всего, что они сделали для меня.
В институте им. Г.И.Турнера мне была сделана операция - фиксация позвоночника. Хочется еще раз поблагодарить врачей, осуществивших эту операцию: проф. М.И.Акатова, Л.Н.Казакову. Период операции - подготовительный и послеоперационный - занял около 10 месяцев. Мне было 14 лет, и я училась в 8-м классе. Обучение проходило в больничной палате. После операции полгода нужно было постоянно лежать на вытяжении, и я не вставала. Рядом со мной лежали мои подруги-одноклассницы (с некоторыми из них дружеские отношения продолжаются до сих пор). Уровень преподавания был очень высок. Я могла судить об этом потому, что в моей 222 школе (бывшей Петершуле) также был высокий уровень преподавания, и разницы практически не было. В целом обстановка в институте была теплой, и воспоминания остались самые хорошие.
Сейчас можно сказать, что в этот период времени - 14-15 лет, период формирования личности — были заданы определенные жизненные ориентиры. Ориентирами этими являются высокий уровень самооценки, требовательность к себе, необходимость жить без скидок на болезнь, стремление к самореализации. Именно такие настроения в целом были определяющими в институте им.Г.И.Турнера в 1961 году. На пациентов не смотрели как на потенциальных инвалидов, способных лишь к самым простым работам, но весь коллектив института - врачи, учителя, персонал - готовили нас к серьезной многотрудной жизни.
После окончания школы я решила поступать на архитектурный факультет инженерно-строительного института (ЛИСИ). Поступить удалось не сразу: был год работы в Архитектурно-Планировочном Управлении (чертежница). В следующем, 1966 году было два выпуска - 10 и 11-е классы. Конкурс на факультет был 12 человек на место. Поступление в институт, конечно, было большим праздником в нашей семье.
Начались годы учебы в институте: лекции, семинары, подачи проектов, — интересные встречи, замечательные люди, сложные взаимоотношения и, конечно, студенческие практики. В то благословенное время (для нас, поскольку мы были молоды) казалось, что мы, как архитекторы- градостроители, на самом деле сможем смоделировать всю жизнь общества.
Пролетело пять лет. Во время защиты диплома со мной произошла большая неприятность. За день до защиты мы с отцом (он помогал мне на дипломе) поздно вечером возвращались домой, и я забыла на трамвайной остановке сумку с двумя пояснительными записками к дипломам - свою и однокурсника Н.Кодаченко. Ночные походы в милицию и трампарки ничего не дали: записки пропали. Защищать диплом без записок нельзя, и пришлось мне за день до защиты переписать с черновиков две записки. Чертежи остались не вполне завершенными, но диплом был защищен.
После окончания института я работала архитектором- градостроителем в различных организациях нашего города. В частности, во время работы в институте проектирования городов (Ленгипрогор), мне довелось побывать в различных уголках нашей страны: на Дальнем Востоке, в Башкирии, на тюменском севере и т.д. Я участвовала в разработке и защите проектов генеральных планов городов в качестве автора-архитектора. В1984 году я вступила в Союз Архитекторов СССР.
Однако наступили 90-е годы, генеральные планы переставали быть актуальными, и нужно было искать свое место в новой системе ценностей. Мне помог случай. Однажды мне позвонила знакомая (я никогда не прекращала дружеских отношений с моими товарищами с ограниченными физическими возможностями) и предложила принять участие в подготовке перевыборной конференции Куйбышевского районного отделения ВОИ (Всеросийского общества инвалидов). Конференция была проведена, и меня избрали заместителем председателя этой организации.
Через некоторое время появилась возможность стажировки в США в качестве руководителя общественной организации инвалидов. В середине 90-х годов в нашей стране существовала программа Центра Гражданских Инициатив (CCI) по организации стажировок в США российских бизнесменов, в том числе т.н. «non profit» - руководителей общественных организаций. Необходимым требованием было знание английского языка, т.к. переводчики в программе не предусматривались. Я знала язык немного - в рамках ВУЗа, оконченного в 1972 году. Координатор программы, Дэйл Нидлс, поговорив со мной о программе стажировки (я предложила тему архитектурного обустройства Санкт-Петербурга для людей с ограниченными физическими возможностями), сказал, что тема подходит, но необходимо улучшить знание языка.
Потянулись месяцы напряженного изучения языка: несколько курсов при CCI, постоянно включенный приемник с Би-Би-Си. Никогда в жизни учеба не давалась мне так тяжело. Во время второго приезда Дэйла трудностей в разговоре у нас не было.
И вот подготовка поездки осталась позади, начался визит, который определил для меня мое новое место в складывающемся мире, характер и направление дальнейшей работы. Поездка была удивительно интересной - огромное количество интересных встреч, знакомство с различными организациями по адаптации людей с ограниченными физическими возможностями, новое понимание доступной городской среды.
В США судьба подарила мне знакомство с Филис Кэнжеми, руководителем организации «Whole Access» («Полный Доступ»), ставшей моим близким другом. Филис необыкновенно активна и доброжелательна, ее помощь в организации моей поездки была очень важна для меня. Передвигаясь на коляске, она, тем не менее, побывала в нашем городе в 1996 году и выступила с лекцией о состоянии с доступностью городской среды в США.
Возвращаясь в моей истории к событиям конца 1994 года - окончание стажировки в США и возвращение домой - следует сказать, что после некоторого шока, вызванного этой поездкой, направление моей дальнейшей работы стало для меня совершенно ясным. Это должна быть работа архитектора-градостроителя по разработке проектов для естественной интеграции в городскую среду людей с ограниченными физическими возможностями.
Для более успешной реализации задуманного несколькими моими друзьями и мною было создано Общество инвалидов «Возможность», в уставные цели которого входило в том числе и участие в разработке проектов по созданию доступной городской среды.
Одной из первых работ в этом направлении была «Концепция создания в Санкт-Петербурге доступной городской инфраструктуры», разработанная в период подготовки заявки на проведение в нашем городе Олимпиады-2004.
В 1999 году наша организация получила грант Института «Открытое Общество» (Фонд Сороса) на разработку проекта «Доступный Санкт-Петербург», в котором предполагалось обустройство города в рамках предстоящего празднования 300-летнего юбилея. В настоящее время проект практически завершен.
Заканчивя мой краткий автобиографический очерк, хочется сказать, что жизнь много раз ставила передо мной, казалось, непреодолимые препятствия. Много раз я сталкивалась с непониманием, зачастую подводило здоровье. Но потом наступала новая, «светлая» полоса и жизненная ситуация представала совсем в другом свете.

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы