Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Физкультура Физкультура

Глава 1. Особенности развития моторики здоровых детейи детей, страдающих детским церебральным параличом

Особенности развития моторики здоровых детей

Чтобы понять особенности патологического развития двигательной системы, необходимо знать ход развития моторики здорового ребенка.
Развитие моторики происходит поэтапно. По мере формирования вышележащих отделов мозга последние начинают контролировать и подчинять себе деятельность нижележащих структур (С. Н. Давиденков, 1923; В. М. Бехтерев, 1926; Н. К. Боголепов, 1951, и др.). Движения ребенка в возрасте 1—2 мес хаотичны, беспорядочны. Они регулируются древними структурами ствола (Т. П. Симеон, И. И. Модель, П. И. Гальперин, 1935; М. Б. Цукер, 1947, 1974, и др.).
По мере развития ядер среднего и межуточного мозга, особенно коры больших полушарий, эти примитивные движения постепенно затормаживаются и начинают развиваться точные, целенаправленные движения, характерные уже для ребенка старше 2—3 лет.
Новорожденному и ребенку первых месяцев жизни присущи так называемые врожденные двигательные рефлексы. К врожденным двигательным рефлексам относятся известные рефлексы Голанта, Бабкина, Переса, Робинзона, рефлекс опоры нижних конечностей, рефлекс опоры верхних конечностей, труппа оральных рефлексов — рефлекс сосания, поисковый, ладонно-ротоголовной и др.
Для понимания механизмов развития нарушений тонуса мышц и движений при различных формах детского церебрального паралича ведущее значение имеют тонические врожденные рефлексы новорожденного.
1. Лабиринтный тонический рефлекс, проявляющийся у ребенка первых недель жизни легким напряжением мышц разгибателей шеи, спины, нижних конечностей при положении ребенка на спине. К концу первого месяца жизни рефлекс этот в положении на спине уже не выявляется. В положении ребенка на животе под влиянием тонического лабиринтного рефлекса происходит повышение тонуса мышц-сгибателей, благодаря чему голова приводится к груди, руки сгибаются во всех суставах и приводятся также к груди, ноги, согнутые во всех суставах, приводятся к животу. Влияние тонического лабиринтного рефлекса при положении ребенка на животе исчезает на 2-м месяце жизни.
2. Тонический рефлекс с головы на туловище проявляется тем, что при повороте головы ребенка, лежащего на спине, его туловище проделывает одномоментно с поворотом головы поворот в ту же сторону. Этот рефлекс является врожденным и сохраняется у ребенка в течение первых 3 мес—поворот происходит блоком, т. е. всем туловищем, как его описывает французский невропатолог — Ann Degrasies(1956).
3. Тонический рефлекс с таза на туловище проявляется тем, что при повороте таза ребенка в ту или иную сторону туловище его поворачивается одномоментно в ту же сторону. Так же как и предыдущий рефлекс, рефлекс с таза на туловище исчезает ко 2—3-му месяцу. С этого времени повороты верхней и нижней части тела могут совершаться изолированно — появляются механизмы торсии. Эти механизмы оказываются очень важными для дальнейшего развития моторики: ребенок начинает удерживать равновесие с помощью легких поворотов туловища сначала сидя, затем стоя с помощью этих механизмов. Устойчивость тела при вертикальном его положении в силу развития возможности изолированного движения верхней и нижней половины туловища значительно повышается. Возможность раздельных поворотов плечевого и тазового пояса значительно облегчает локомоцию, а также всю произвольную моторику рук, движение головы в стороны и пр.
4. Тонический шейный симметричный рефлекс проявляется тем, что при опущенной вниз голове повышается тонус мышц сгибателей верхних конечностей и разгибателей нижних. При запрокидывании головы назад повышается тонус разгибателей верхних и сгибателей нижних конечностей. Влияние этого рефлекса может быть более сложным, если он сочетается с сохранившимся лабиринтным тоническим рефлексом. К концу 2—3-го месяца у здорового ребенка этот рефлекс угасает.
5. Тонический шейный асимметричный рефлекс выражается тем, что при повороте головы в сторону рука, к которой обращено лицо, выпрямляется, повышается тонус разгибателей плеча, предплечья, кисти. В мышцах руки, к которой обращен затылок, повышается тонус сгибателей. Рефлекс угасает у здорового ребенка ко 2—4-му месяцу жизни.
6. Хватательный рефлекс новорожденного проявляется тем, что ребенок, захватив любой предмет, вложенный ему в руку, удерживает его. Если вложить в руки новорожденного палочку и поднять ее вверх, он не выпустит палочку из рук и повиснет на ней.
Тонические рефлексы у здорового ребенка постепенно ко 2—6-му месяцу угасают. Начиная с этого времени, т. е. со 2-го месяца развиваются установочные рефлексы, определяющие возможность статики, локомоции и в значительной степени произвольных движений. Особенно сложной, но и особенно важной в плане становления установочных рефлексов является деятельность тех структур мозга, которые ответственны за преодоление силы земного притяжения.
Способность преодоления сил земного притяжения называется антигравитацией. Без тех сложнейших механизмов, которые осуществляют антигравитацию, ни животное, ни человек не могли бы, не только ходить, бегать, лазить и др., но и удерживать тело в положении стоя или сидя.
Процесс установки тела человека в вертикальное положение контролируется сложной системой различных структур головного и спинного мозга, развитие и становление которых происходят постепенно на протяжении 1—2-го года жизни ребенка.
На первых этапах развития антигравитационных механизмов основную роль играют структуры вестибулярного анализатора. Вестибулярный анализатор в период внутриутробного развития контролирует все развитие моторики. К 7-й неделе внутриутробной жизни лабиринтный аппарат оказывается уже вполне сформированным и по своему строению близок к строению взрослого человека, к 12-й неделе происходит миелинизация нервных волокон, идущих от лабиринта к вестибулярный ядрам, а к 24-й—полностью миелинизируется весь путь от лабиринтов к ядрам головного мозга, волокна вестибулярных путей, идущих в спинном мозге и от спинного мозга к мышцам.
Раннее созревание вестибулярного аппарата на все: его уровнях объясняет значимость поступающей от него импульсации для созревания моторики и работы внутренних органов.
Первым, наиболее примитивным проявлением деятельности вестибулярного аппарата является лабиринтный тонический рефлекс, который у здорового ребенка держится первые 2—4 нед жизни. Первым, уже значительно более сложным установочным рефлексом, контролируемым деятельностью лабиринтов, является, лабиринтный установочный рефлекс — эта первый антигравитационный рефлекс. Ребенок с его появлением начинает отрывать голову от поверхности на которой лежит, приподнимать голову и, опираясь на предплечья, удерживать приподнятой верхнюю половину туловища. В дальнейшем по мере развития мозга подключаются к этому же рефлексу сложные механизмы двух основных для освоения вертикального положения тела и удержания его в этом положении рефлексов — шейный симметричный цепной установочный и шейный асимметричный цепной установочный.
Практически любое нарушение деятельности сложнейшего антигравитационного механизма на всех его уровнях приводит к той или иной форме нарушения установки тела, а следовательно, и к той или иной форме нарушения развития установочных рефлексов, а отсюда— статики и локомоции.
Развитие установочных рефлексов. Со 2-го месяца жизни у здорового ребенка развивается установочный лабиринтный рефлекс с головы на шею, о котором упоминалось выше. Ребенок начинает «держать голову».
С этого момента начинает развиваться установочный шейный цепной симметричный рефлекс под влиянием этого рефлекса возникает напряжение тонуса мышц-разгибателей шеи, спины, а после 4-5го месяца жизни — мышц-разгибателей нижних конечностей, сначала при положении ребенка на животе, затем при вертикальном положении тела.
Формирование разгибательного тонуса в мышцах шеи, спины и нижних конечностей определяет возможность удержания тела в положении сидя, стоя, при ходьбе.
С 3—4го месяца жизни у здорового ребенка формируется установочный цепной шейный асимметричный рефлекс, дающий возможность сохранять равновесие при всех этих положениях тела. Если слегка подтолкнуть ребенка, сидящего на столе, например, вправо, — он вытянет в сторону наклона туловища правую руку, а голову отведет влево. Левая рука поднимется вверх и в сторону. Этим путем ребенок удержит теряемое равновесие.
Одновременно развивается еще ряд установочных рефлексов — рефлекс с тела на тело, с головы на туловище, с туловища на голову, рефлекс Ландау и др., каждый из которых имеет важное значение для формирования тонуса позы (постурального тонуса) и фазического тонуса мышц, позволяющего развиться произвольным движениям.
Рефлекс с тела на тело имеет особенно большое значение, так как он в определенной степени регулирует положение тела в пространстве, удерживая его в нормальном для него положении. Его значимость хорошо иллюстрируется следующими опытами Магнуса (1926). Если положить кролика на бок, он сейчас же в силу наличия рефлекса с тела на тело примет свое обычное положение. Однако, если положить кролика на бок и одновременно на свободную боковую поверхность тела положить доску с легким грузом (который кролик может свободно преодолеть), животное останется лежать в приданном ему положении. Рефлекс с тела на тело как бы «гасится» тем, что проприоцепторы обеих половин тела получают однотипное или близкое по интенсивности раздражение. Рефлекс контролируется в значительной степени лабиринтами. Это заключение обосновывается тем, что если у кролика предварительно, незадолго перед опытом экстирпировать один из лабиринтов, то переход в обычное положение тела из положения лежа на боку не происходит.
Рефлекс Ландау формируется из двух фаз. Первая фаза: ребенок 6—7 мес, уложенный на край стола так, чтобы грудь его не касалась поверхности стола, разгибает туловище, поднимает голову и грудь, руки выбрасывает вперед. Он удерживается в этом положении 1—2 мин.
Вторая фаза: ребенок 8—10 мес, положенный спинкой вверх на край стола так, чтобы ноги его не касались поверхности, поднимает их вверх, располагая в одну линию с туловищем.
Так проявляются выпрямительные установочные рефлексы.
Овладев возможностью удерживать тело в положении сидя, стоя, т. е. овладев тонусом позы, ребенок начинает совершать все более и более сложные по своему характеру движения. Это удается ему не сразу — процесс вычленения каждого движения оказывается сложным.
Паратония. При овладении каждым новым видом движений ребенок не сразу включает только нужные для этого движения группы мышц. Первоначально, стремясь, например, протянуть руку и взять игрушку, он включает в движение не только мышцы пальцев, кисти, предплечья, плеча, но и мышцы шеи, туловища, тазового пояса.
Интенсивность напряжения этих мышц различна, но тонус повышен почти в каждой группе мышц тела ребенка. По мере тренировки движения выполняются с использованием только тех мышц, которые необходимы для данного движения.
Элементы паратонии сохраняются и у взрослого в сложных двигательных ситуациях. Так, например, если взрослый человек начинает обучаться катанию на коньках, при первых движениях то льду у него напрягаются не только мышцы ног, но и мышцы всего тела вплоть до мышц лица, и лишь через определенное время у него появится возможность осуществлять передвижение по льду главным образом за счет движений нижних конечностей, туловища, без напряжения мышц рук, шеи, лица.
Повышение тонуса мышц для выполнения произвольных автоматизированных и полуавтоматизированных движений может происходить и чаще всего происходит по механизмам коконтракции.
Коконтракция — это явление также физиологическое. Все установочные рефлексы и все принимаемые и удерживаемые ребенком позы осуществляются на основании механизмов коконтракции. Так, при удержании тела в вертикальном положении нижние конечности превращаются в колонны, поддерживающие туловище; в этом положении однозначно повышается и тонус сгибателей бедра и голени, и тонус разгибателей. Если бы повышался только тонус разгибателей, произошло бы переразгибание в тазобедренных и коленных суставах, что помешало бы удержать равновесие тела и в меньшей степени препятствовало бы ходьбе. Такое одновременное повышение тонуса мышц, определяющее возможность удержания позы конечности, и называется коконтракцией и является важнейшим компонентом позного тонуса.
Для осуществления многообразных движений верхних конечностей коконтракция столь же необходима, как и для нижних. Так, например, ребенок, находящийся в положении сидя, хочет взять флажок и помахать им. Для этого он должен протянуть отведенную и разогнутую в локтевом и лучезапястном суставе руку и, удерживая ее в этом положении, захватить флажок, проделать затем несколько отводящих и приводящих движений в лучезапястном суставе. Для удержания этой позы плеча и предплечья напряжение тонуса только разгибателей недостаточно. Это привело бы к переразгибанию во всех суставах и невозможности сохранить принятую позу.
Обязательным компонентом постурального механизма (т. е. механизма позы) и в данном случае, как и в любом другом, будет одновременное напряжение и мышц-разгибателей и мышц-сгибателей предплечья и кисти, степень которого обусловливается необходимостью удержания суставов в нужном положении.
У детей первых месяцев жизни явления коконтракции отсутствуют. Постепенно по мере развития установочных рефлексов, появления и быстрого развития постуральных механизмов — овладение позой сидя, стоя, многочисленными позами тела, конечностей, туловища — формируются механизмы коконтракции, без которых удержание тела или его части в любом положении было бы невозможно. А так, как каждое движение есть результат последовательной, быстро происходящей смены поз, то, следовательно, невозможным становится и осуществление движения.
Развитие произвольной моторики подготавливается, таким образом, рядом сложных преобразований в двигательной системе, развитием сложных форм постуральных тонических реакций, обеспечивающих удержание тела в пространстве, пластическую фиксацию принятых поз, возможность вычленения и воспроизведения отдельных, изолированных движений.
В деятельности двигательного анализатора существенное значение имеет не только возможность овладения тем или иным движением, но и создание следового образа данного движения. Например, в течение первого года жизни ребенок овладевает актом ходьбы. Это происходит не сразу. Первоначально он с трудом удерживает равновесие, с трудом переставляет ноги, напрягая нужные группы мышц туловища и конечностей, с трудом преодолевает паратонию, которая распространяется вначале даже на пальцы рук. Затем постепенно вычленяются те изолированные движения туловища и нижних конечностей, которые нужны для ходьбы, последняя становится полуавтоматизированным актом — ребенок идет, не создавая заново всякий раз всю систему шаговых движений.. Это происходит потому, что уже при первых движениях овладения ходьбой активное участие в движениях принимает не только собственно двигательный, но и кинестетический отдел двигательного анализатора, где чувствительные, кинестетические клетки фиксируют следовый образ проделанного движения, создают память о нем. Постепенно складывается схема проделываемого движения. Развивается память движений, которая становится все обширнее, глубже, и уже ребенок 12—14 лет без всякого напряжения проделывает бесчисленные формы самых различных по характеру движений, совершенно не фиксируя своего внимания на том, как, в какой последовательности, с какой силой, при каком напряжении мышц эти движения должны быть проделаны.
Схема положения тела и схема движений — это та основа, которая создается в течение первых лет жизни и на которой затем строятся любые нужные человеку формы специальных движений: танец, катание на коньках, на лыжах, специфические движения при различных видах деятельности — пианиста, слесаря, плотника и др. Они также вначале воспроизводятся с трудом, а затем постепенно создается их следовый образ, закрепляются схемы положений тела, необходимых для этих движений, и затем — схема движений, на основе которых они выполняются уже полуавтоматически.

Назад Оглавление Далее