Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

5. Строки из писем

Нравственное здоровье общества в свете проблем инвалидов.

Это письма инвалидов - о равнодушии, грубости чиновников, врачей, окружающих людей. Кто-то из инвалидов не сдается и борется за себя, кто-то впадает в отчаяние и уже не верит ни во что.

Есть инвалиды, которые не плывут по течению жизни в ожидании чуда, а активно действуют, преодолевая невзгоды, сплачивая вокруг себя других инвалидов.

* * *

Тратиться ли на марку?

Так о каких открытых письмах инвалидов Президенту РФ может идти речь, когда не выполняются им же подписанные указы и законы, если откровенно и грубо нарушаются права человека! Все просьбы, жалобы, предложения, отправленные "наверх", возвращаются для решения вопроса "вниз" - туда, откуда они поступили. И люди уже не знают, сколько надо писать жалоб, чтобы добиться исполнения даже уже принятых судебных решений.

А эффект от предлагаемой акции предвидится таким: последуют типичные для нашего времени отписки да служебные переписки с горизонтальными и диагональными резолюциями.

Да и есть ли инвалидам резон в затратах на почтовые, не так уж дешевые конверты?

* * *

За рубежом употребляется термин "disabled" - человек с ограниченными возможностями. У нас же принято определение "инвалид", что значит обесцененный. Причем обесценивание ведется по группам: инвалиды третьей группы, могут работать; второй группы - могут не работать; первой --полностью нетрудоспособные. Но всегда, во всех случаях инвалиды всегда отделены от общества, отторгнуты от него. За рубежом деления инвалидов на группы нет!

Отношение же к инвалидам в России определяется не тем, что они больны, что им тяжело, а исходя исключительно из их полезности существующей общественной системе. А как человек, как личность никто из них никакой ценности не имеет.

И самое существенное для западного общества - инвалид хочет работать, и он работает. А вот у меня - я работаю в системе Академии наук, - требуют справку МСЭ каждые три года, чтобы проверить, не появилась ли на обороте запись о моей нетрудоспособности.

* * *

"Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть по одиночке!"

Для большинства из нас инвалидов первой группы жизненное пространство которых ограничено четырьмя стенами, - это практически сделать невозможно. Но мы все же пытаемся с помощью телефонов и писем хоть как-то вырваться из того замкнутого круга, в который вольно или невольно загоняют нас.

Почтовые услуги растут! Еще поговаривают, что в недалеком будущем будет введена поминутная оплата за телефонные разговоры. Так что наши телефонные рукопожатия становятся с каждым годом все слабее и слабее, как и наше здоровье.

Право на индивидуальную реабилитацию! Но хотелось бы знать, что под этим подразумевает наше законодательство? Ну куда нам тягаться с "Суперменом" Кристофером Ривом, который тратит на свою реабилитацию ежегодно до 400 тысяч долларов. Они там вообще чуть-что - наручниками себя к административным зданиям приковывают и интервью дают, а то и демарши колясочников по самым главным авеню устраивают. Одним словом, интересно живут..., а у нас что? У нас - городская инфраструктура, говорят, не приспобленная. Вот так и живем на минимальном прожиточном, физиологическом уровне.

* * *

Оказавшись наедине со своими проблемами, инвалиды совершенно теряются и не знают, что им предпринять в той или иной ситуации. Дороже дорогого для нас в это тяжелое время оказался информационно-консультативный телефон "Защити себя сам". Для нас он - ниточка, связывающая с жизнью, с людьми, возможность общения и выживания. Это наша возможность устоять в период срывов и отчаяния. Хочется поделиться радостью - мы набираем знакомый нам номер и находим заинтересованного собеседника. Если захлестнет дикая боль - мы опять набираем заветные цифры. Если хотим пожаловаться на несправедливость, попросить помощи и совета, узнать о чем-либо в области решения проблем инвалидов - опять набираем номер, который нас обязательно утешит, поможет и спасет!

Властным структурам надо сделать все возможное, чтобы сохранить жизнь этому телефону - "палочке-выручалочке" для инвалидов.

* * *

И еще одна серьезная проблема. Вот говорят: пандусы позволят инвалидам жить активной жизнью. Но даже, если у нас будут сделаны тысячи пандусов, инвалиды все равно будут сидеть дома. Им просто некуда идти! Мы задыхаемся от одиночества, от своей бесполезности, от дефицита информации.

* * *

К нуждам инвалидов можно подойти по-разному. Есть подход человеческий, а есть казенный. В нашей стране инвалид не должен чувствовать себя изгоем только потому, что здоровый чиновник не научился думать о них, принимая решение.

* * *

Действительно, неплохо было бы завести в прессе рубрику "Открытое письмо Президенту РФ" или "Если бы я писал об инвалидах". Может быть, совместными усилиями читателей мы сумеем пробить брешь в тесных рядах бюрократов: инвалиды - это тоже люди и о них нужно заботиться.

* * *

Путевки в санаторий стали совсем недоступны. А ведь это была единственная возможность для многих инвалидов хоть некоторое время пообщаться с товарищами по несчастью, поддержать друг друга и свое здоровье. Самое тяжелое испытание для инвалидов - не их физический недуг или болезнь, а ощущение своей ненужности обществу. Страшно, когда мы остаемся наедине со своими мыслями в четырех стенах, а весь живой мир бьется снаружи...

И вот за 10 лет, насмотревшись на всю эту показуху, ложь, обман, пустую суету, я решил уйти из ВОИ, поскольку инвалид в этом обществе нужен, как видно лишь для галочки.

* * *

Если, уж в ВОИ указывают инвалиду "свое место" из-за его недуга, унижая при этом его честь и достоинство, где же тогда то пристанище, в котором бы уважительно относились к любому человеку с ограниченными возможностями?!

* * *

Практически вся моя действительность заключена в четырех стенах дома. Всегда с нетерпением жду весну и лето, когда появляется хоть какая-то возможность общения с природой и людьми. Порой чувствуешь свою убогость так остро, что начинаешь задыхаться от безысходности и одиночества. Но я стараюсь не поддаваться отчаянию. Не строю "воздушных замков", живу в реальном мире, не верю никому и ничему, не думаю о будущем.

Нужно научиться радоваться тому, что у тебя есть. У меня - это мои родные, мой дом, сама Я.

* * *

Только раз в году с помощью курсантов военных училищ колясочники могут побывать в театре. Принимая с благодарностью услуги помощников, еще раз ощущаю свою "ограниченность" в этом не приспособленном для меня мире.

* * *

Я всегда старалась понять: почему инвалид, у которого свои взгляды и привычки, который отличается от всех, становится ненавистен обществу, где живет? Мне было больно. Окружающие же подавляли меня, как могли. Я так устала от зла и непонимания, что стала просто призраком, скрывающимся от людей.

* * *

Я убедился, что я не "белая ворона", что кроме меня есть люди, которые не смирились со своей участью, не обрекли себя на серое, бессмысленное существование. Мы обязательно, не смотря на все невзгоды, добьемся своего и станем по духу полноценными людьми.

Мы такие граждане Отечества, а значит, имеем равные права на место под солнцем. Мы есть! Мы не существуем, а живем, работаем, любим. И с этим общество должно считаться. Делать все возможное, чтобы сегодня победа давалась нам хотя бы "малой кровью".

* * *

Я не пессимист, не нытик. Я как та лягушка в молоке, что барахтаясь, все же пытается сбить масло и вылезти наружу, но ... наверное, молоко нынче не то - разбавленное.

* * *

Двадцать лет живу рядом с большим магазином. Но еще ни разу не была там - мешает лестница в несколько ступеней.

Различные приспособления для быта, спорта, отдыха, различные аппараты и приборы создадут инвалидам равные со здоровыми людьми возможности - в передвижении, учебе, труде, доступе к информации. Тогда и льготы, унижающие человеческое достоинство, не потребуются.

* * *

Куда бы я ни обращалась - везде бюрократия и волокита. Я устала в этой жизни. Дальше идет стена. Я не жалуюсь, но

Назад Оглавление Далее