Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Встреча с Калле 10 августа 2012 г. Часть 6

Главной целью нашей поездки в Финляндию была встреча с Калле Кенкелле. Калле Кенкелле - это человек с ограниченными возможностями, колясочник, да еще вынужденный постоянно пользоваться дыхательным аппаратом. Этот человек изменил отношение к инвалидам в своей стране. Он занимается этим уже 40 лет. Создал свою организацию «Порог» в Хельсинки. Мы с Татьяной Сергеевной давно хотели познакомиться с ним.
Финское телевидение узнало о нашем необычном визите и решило снять одно наше утро. Они ждали нас внизу, в холле гостиницы. Мы, как обычно, плотно позавтракали, наконец собрались и отправились к Калле необычным для инвалидов России способом - на метро. Спускались мы туда на лифтах. Сначала первым лифтом на переход. Там мы увидели разноцветные автоматы «Кока-кола» и автоматы для продажи жетонов. На следующем лифте мы спустились непосредственно к поездам метро.
Метро меня поразило. Там очень мало народа. Хотя это был рабочий день, пятница. За всю свою жизнь я был в Москве в метро лишь дважды: один раз маленьким, с отцом, второй раз с моим другом Гришей Рогожкиным (сейчас он священник). Запомнилась только давка.
Когда мы все спустились на второй уровень, поезд подъехал. Мы дружно погрузились в два вагона. Во время поездки нас все время снимали на камеру. Мы вышли через две остановки. Названия станции я не помню. На платформе около вагона мы увидели инвалида на прогулочной коляске и сразу поняли их отличие от наших. Оказывается, наши коляски - это для дома. А те, что мы видели у финских инвалидов, - для прогулки.
Мы вышли из метро, полюбовались городским видом и направились в офис. На лифте поднялись на пятый этаж и попали в зал для встреч. Стремительно въехал на своей электрической коляске Калле и стал пожимать всем руки. Рука у него оказалась мягкая. Мы расселись за большим столом. Калле сказал: «Ну вот, наконец-то вы доехали!» Предложил нам кофе, чай.
Начало разговора вышло неожиданным - он вдруг начал рассказывать про свои недавние проблемы с инвалидной коляской. У нас в России проблемы такие же, но намного хуже, и мы сразу нашли общий язык. Немного спал страх, ушло напряжение. До этой встречи я год искал контакта с ним. Мне очень мешал языковой барьер. Еще я пытался найти на русском языке его книгу «И стал моим домом весь мир». Но так и не нашел. А в России такая книга одна - у Татьяны Сергеевны. Если честно, я даже не рассчитывал на личную встречу.
Калле сообщил, что в следующем году организации «Порог» исполняется 40 лет. Он рассказал, как они ее создавали. Калле вспоминал: «Когда я начал создавать эту организацию 40 лет тому назад, я был очень злым тогда. И до сих пор я злой».
Он поделился опытом, как надо говорить с чиновниками, которые не хотят тебя понимать: «Когда я начинаю излагать им проблему, они сразу сообщают причины, по которым не могут этого сделать. Тогда я даю им совет: «Подумайте и скажите мне, что вы можете сделать по этой проблеме». И тогда происходят удивительные вещи: они начинают думать, и проблема постепенно решается».
Хочу от себя добавить: надо попробовать этот опыт у нас в России. Еще очень важная для меня вещь: когда Калле только начал менять политическую систему по отношению к инвалидам (доступная среда), то ему директор одного интерната сказал, что это сломает экономику. А вышло наоборот: Финляндия стала богатой страной. Напрашивается вывод: государство, которое заботится о благе граждан-инвалидов своей страны, богатеет. И наоборот: у нас большая страна, об инвалидах заботы мало (кроме последних пяти лет), а страна бедная.
Чиновники предложили Калле: «Давайте мы часть жилья сделаем доступной для инвалидов, а часть оставим как есть». Хочу высказать свое мнение. Любой представитель власти может неожиданно быстро оказаться прикованным к инвалидной коляске. И как он попадет в собственную квартиру, как будет ходить за продуктами? Калле на эту глупость чиновников промолчал. Он считает, что все жилье должно быть доступным. И я с ним согласен.
У нас в России Калле несколько раз был в Санкт-Петербурге. Он сказал, что любит этот город. Ему нравится Эрмитаж. Сейчас к нему таможенники и администраторы гостиниц стали лучше относиться, а раньше, по его словам, было так: «Когда я спускался на рецепцию, то они мне всегда говорили, что я их от чего-то отрываю». Мне это очень знакомо...
Калле был несколько раз в Выборге проездом. Там очень высокая платформа. Еще он пожаловался на лифт для инвалидов, хотя, если честно, я даже удивился, что там лифт вообще есть. Когда Калле подъехал к лифту, то увидел табличку «Вес не больше 500 кг». Он заехал в лифт, но тот не тронулся с места - перегрузка.
Тогда Калле снял аккумулятор, но это не помогло. Тогда он слез с коляски, отключил аппарат искусственного дыхания и пересел на стул. Лифт опять не поехал. Калле даже снял свою шапочку, которую не снимает никогда. И лифт поехал. Как удивительно это наше российское авось! Я хочу через эту статью заставить обратить внимание на проблему: чтобы они починили лифт для инвалидов на вокзале в городе Выборге.
Потом разговор пошел про транспорт в Финляндии. Калле объяснил, что раньше транспорт - метро, электрички, троллейбусы - был неприспособлен и потому недоступен для инвалидов. Сейчас картина изменилась полностью. 95% автобусов оборудованы для инвалидов, а 5% необорудованных будут проданы в г. Санкт-Петербург.
Кенкелле похвалил поезд Хельсинки-Санкт-Петербург. В Финляндии для инвалидов оборудованы все поезда. Калле вспомнил, что его вносили в поезд последний раз в 1976 году. Первый автобус для инвалидов в Финляндии запустили в 1983 году.
Калле пригласили на пуск первого поезда метро для людей с ограниченными возможностями. А он пригласил полицейский оркестр. Много музеев и храмов в Хельсинки доступны для инвалидов. Мне кажется, это очень важно.
Квартиры предоставляются не только людям с сохранным интеллектом, но и людям с ограниченными умственными возможностями. Им назначают помощников, получающих зарплату от государства. Таким образом, человек может жить сам. У нас такого нет. И люди, попавшие в беду по состоянию здоровья, вынуждены жить в интернате. В Финляндии даже если человек с ограниченными возможностями хочет жить отдельно от родителей, это вполне реально. Но это не само так случилось, а стало результатом деятельности Калле и созданной им организации «Порог». Потом разговор зашел об университете. Сейчас мало кто из инвалидов Финляндии может позволить себе учиться в университете. Это там пока проблема.
Я запомнил рассказ Калле о его родителях. Оказывается, у его мамы есть русские корни. У него половина родственников по материнской линии из Выборга, а половина из Приморска.
Он рассказал про свой обычный рабочий день. Примерно 60% своего дневного времени он работает языком (говорит).
В свою организацию они стараются брать людей с ограниченными возможностями, но иногда берут физически здоровых.
Потом был маленький перерыв на чай и кофе. Затем перешли к дебатам: мы задавали вопросы, а Калле отвечал.
Татьяна Сергеевна задала вопрос по поводу его книги. Она чуть- чуть рассказала, как к ней попала книга «И стал моим домом весь мир». Все началось с того, что у нашего художника Андрея Щекутьева была выставка картин. На выставке присутствовала атташе по культуре из финского посольства. Она познакомилась с Татьяной Сергеевной и дала почитать ей книгу на русском. Так мы узнали про Калле Кенкелле. И захотели с ним познакомиться. Татьяна Сергеевна задала вопрос: «У вас есть еще такие книги на русском?» Калле ответил, что у него один-единственный экземпляр, остальное все роздано. Он попросил у нас помощи, чтобы мы эту книгу на русском языке перепечатали в электронном виде. Мы обещали ему помочь, договорились так: мы ее наберем заново на русском, а в Финляндии переиздадут.
Начался разговор о пользе таких больших интернатов для инвалидов, как у нас. Калле сказал, что у них интернаты называются институтами. Или домами для инвалидов. Если честно, мне это название больше нравится. Оно более человечное. Марина Германовна сказала, что в нашем интернате 500 человек, директора зовут Леонид Иванович Мусатов. Что проживающих возят в театры, на другие мероприятия и борются с тем, чтобы они не сидели дома. У нас в интернате 180 человек с диагнозом ДЦП. Рассказала про ФОК (физкультурно-оздоровительный комплекс), тренажерный зал, бассейн, аппарат «горный воздух».
Ира Мовчан спросила: «А у вас в интернатах чем люди занимаются?» Калле рассказал два случая.
Когда однажды он приехал в такое заведение, то увидел группу людей, которых привезли в столовую для обеда. Он их спросил: «Что вы здесь делаете?» Они ответили: целый час ждем обеда. Калле заметил: за этот час можно много чего сделать. У них нет воли к выбору. Велели ждать - они и ждут.
А второй случай он рассказал такой. Когда ему было плохо несколько лет тому назад, его положили в больницу. С ним лежал сосед, который находился там уже 20 лет. Ему каждый день включали телевизор. И Калле однажды спросил, почему он смотрит один и тот же канал. Ответ его поразил: «Мне медсестра его выбирает». То есть, за 20 лет этот человек отвык выбирать что-либо сам. Хочу добавить от себя: я на своем жизненном пути встречал много таких людей. Мне кажется, над этой проблемой надо работать. Когда у человека есть воля к выбору, он внутренне свободен.
Калле сказал, что у них в стране инвалиды не такие богатые. Они не могут ездить за границу каждый год. Но государство работает над тем, чтобы их жизнь была достойной.
Калле познакомил нас с секретарем по культуре Исмо, который тоже передвигается на коляске. Он организует выставки художников. У них свои выставочные залы в трех городах: Турку, Хельсинки, Тампере. Затем Исмо рассказал про фестиваль «Кино без барьеров». Этот фестиваль ежегодно проводится в Хельсинки и в других городах. На этом фестивале обязательно должны присутствовать инвалиды на колясках. Мы узнали в этом году, что и у нас в Москве проходит «Кино без барьеров». В этом году на этом фестивале будут показывать финскую панк-группу, где играют люди с ограниченными возможностями. У меня есть идея: объединить эти два фестиваля, чтобы они к нам в Москву приехали и поделились фильмами и опытом проведения фестивалей.
Затем Андрей Щекутьев задал вопрос Калле: «У нас есть в Москве реабилитационный центр «Царицыно», там проводится лечение в течение трех месяцев. Он относится к Минздраву. В обычной больнице сейчас держат 10 дней. А как герой вашего рассказа умудрился пробыть в больнице 20 лет и что это была за больница?» Как я понял из ответа Калле, это была не совсем больница, а что- то типа интерната.
Еще он рассказал забавную историю - случай в аптеке. Его знакомый со своим помощником поехал в аптеку, ему понадобилось лекарство от кашля. Он попросил лекарство у аптекаря, но из-за невнятного произношения фармацевт его не понял и переспросил у помощника: «Ему точно нужно лекарство от кашля?» Он думал, что этот человек на коляске сам не знает, чего хочет. Лекарство в конце концов дали. Калле сказал, что у них часто бывают такие проблемы. Однажды он поехал в какую-то местность, где люди на улице ему сказали: «Вы куда собрались? У вас банный день четверг». Калле гордо ответил: «Я не в баню, а на работу». То есть если инвалид куда-то выходит на улицу, то это либо в баню, либо в больницу - такой вот стереотип в Финляндии. А у нас в России другой - инвалиду сразу милостыню подают.
Затем один из нас, Зураб, задал вопрос: «А у вас есть какие-то мечты? Чего вы еще не достигли в своей жизни?» - «У нас еще много проблем, - ответил Калле. - В Хельсинки только 10% жилья доступно для инвалидов. Моя задача - чтобы страна была полностью доступной для нас».
Дальше он рассказал впечатляющую историю. В 90-х годах поезда в Финляндии были полностью недоступны для инвалидов. А Калле нужно было попасть в другой город - в Турку. Он решил использовать эту ситуацию для протеста. На своей инвалидной коляске поехал в этот город - 170 км. Безо всякого транспорта! Меня это потрясло. И еще он пригласил на свою акцию полицейский оркестр г. Хельсинки. Дирижер сказал: «Для таких событий мы не играем, но ради вас - пожалуйста».
Калле - настоящий революционер. Он сказал: «Жалобы на плохую жизнь ничего не изменят. А вот такие акции многое меняют».
И я пожалел, что у нас такого человека пока нет, а лишь статьи пишут на эти темы.
Еще Кенкелле рассказал нам, что в середине 80-х стал депутатом муниципалитета. Его поправки к законам одобрили 140 депутатов из 200, а 60 были против.
От себя хочу заметить, что на улицах Хельсинки можно встретить президента, депутатов без охраны. Калле пожаловался: «Только два человека из Парламента не хотели меня видеть даже на улице. Но их быстро уволили из Парламента за это». И поделился с нами своим опытом: «В нашей стране инвалид должен быть активным. Если он не будет ничего делать, а только жаловаться, то государство не будет ему помогать. Зайдите на наш сайт «Порог» и увидите, какие акции мы проводили.
Наконец до меня дошла очередь задать вопрос. Мой вопрос был про финансы. Я прочитал у них их сайте, что доходы от казино идут на благотворительность. Он сказал: «Это у нас монополия». Очень хорошая система. Я пояснил, что у нас в России казино - криминальная тема.
«А где у вас еще организация «Порог», кроме Финляндии? - спросила Татьяна Сергеевна. - Я слышала, что в Казахстане есть». - «Порог» у нас в пяти странах: Казахстане, Узбекистане, Таджикистане, Киргизии, Туркменистане, - ответил Калле. - Только в Узбекистане и Таджикистане нам тяжело работать».
«А есть ли у вас организация в Москве?» - поинтересовалась Татьяна Сергеевна. Калле ответил, что есть еще в Санкт-Петербурге. Калле часто бывает там. Ему нравится этот город, и он хочет довести организацию до ума. Пожаловался, что это трудно, инвалиды «какие- то депрессивные, сидят в своих квартирах, и им ничего не надо».
Еще Калле рассказал, как он 30 лет тому назад написал письмо в посольство Финляндии в России. Хотел найти среди россиян инвалидов. Ему ответили: «У нас нет инвалидов, это проблема капиталистов».
Это письмо вызывает у меня обиду за Россию. До 1973 года Калле думал, что он один такой инвалид. Когда он видел инвалида, гуляющего по улице, закрывал на это глаза (депрессия). А потом он произнес хорошую фразу, которая мне понравилась: «Проблема в том, что мы себя не любим». Меня эта фраза задела за живое.
Затем я задал еще один вопрос: «А у вас, когда ребенок-инвалид рождается в семье, государство дает ему реабилитолога?» Пастор Ээро мне сказал, что когда в финской семье рождается инвалид, то ему предоставляется множество реабилитационных программ и родителям объясняют их возможности.
Калле дал нам задание: найти начальника вокзала в Выборге и пожаловаться ему на лифт, чтобы вложенные в его строительство деньги оправдались. Второе поручение - набрать в электронном виде на русском языке его книгу «И стал моим домом весь мир», а они издадут ее на русском. Третье - он хочет сделать две совместные выставки художников-инвалидов Финляндии и России, просил нас помочь с поиском таких художников.
У Калле в Америке есть боевой соратник - Джуди Хьюман, специальный советник при госсекретаре США по правам людей с инвалидностью. Она передвигается на инвалидной коляске и занимается проблемами инвалидов на уровне политики, часто ездит в другие страны, защищая их права.
Последнее пожелание Калле было таким. У него в Хельсинки есть друг, который занимается темой «инвалиды и политика». Калле хочет, чтобы его друг приехал в Москву и провел форум «Участие инвалидов в политике», а мы бы послушали.
На этом наша встреча подошла к концу. Когда мы выехали на первый этаж, Исмо показал нам маленькую выставку картин.
Мне Калле как человек очень понравился. У него огромная сила воли, я считаю его героем Финляндии. Ему удалось создать такую систему, которая обеспечивает комфортную жизнь для людей с ограниченными возможностями. Я очень счастлив был познакомиться с ним. Если честно, мне хочется и дальше продолжать с ним общение. На свете мало таких людей. Я пока никого похожего не встречал, а хочется, чтоб таких людей, как Калле, было больше. И тогда все у нас получится и все будет хорошо.

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы