Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

IV. Дорога на север (2011 год) часть 1

Нами, ребятами из Психоневрологического 20-го интерната города Москвы, этот проект «Дорога на север», был задуман два года тому назад. «Дорога на север» - это поездка в Санкт- Петербург и Финляндию. Итак, с чего все начиналось.
В такой длинной поездке, как эта, в Санкт-Петербург, я участвовал первый раз. Два года тому назад Андрей Щекутьев (мой друг, художник) и я захотели поехать в Санкт-Петербург и Финляндию. Мы сформировали группу, в которую вошли люди с ограниченными возможностями и с творческой жилкой: четыре художника (Андрей Щекутьев - графика, живопись, философская тематика, Ольга Земская, Ольга Шафранова - иллюстрации к сказкам, и Юля Туманова), поэтесса Ира Мовчан, автор сборника стихов «Живой строкой живет душа», «Свечение души», и я, Алексей Карлов, в качестве публициста и философа. Хоть и собирались, но я про себя думал, что это бред: «Как это возможно?»
Оказалось, возможно.
Мы дружим с очень хорошей женщиной, Татьяной Сергеевной Грачевой. Она нам помогает осуществлять наши мечты. Я познакомился с ней в 2001 г. Услышал про нее от Иры Мовчан, рассказывавшей о поездке в Германию. Потом, на прогулке в Тропаревском парке, узнал ее поближе, и она очень понравилась мне как человек.
Однажды мы говорили о ней с Леной (моя подруга), которая сказала, что Татьяна Сергеевна нравится ей своей московской интеллигентностью, абсолютным спокойствием в самых трудных (невообразимых) ситуациях и тактичностью. Татьяна Сергеевна как-то сказала, что «инвалид» - неверное слово, возникшее во время Первой мировой войны. Гораздо лучше словосочетание «человек с ограниченными возможностями», точно отражающее положение вещей. В этом словосочетании первое слово «человек», и это мне нравится больше всего.
Татьяна Сергеевна предложила также слово «волонтер» заменить на «добровольный помощник», так как «волонтер» - военное понятие, а «добровольный помощник» - это как добрая помощь. Может, и не она открыла этот смысл, но она с ним абсолютно согласна и обратила на него наше внимание. Я очень хочу, чтобы у всех людей было такое же понимание, как у нее, и тогда нам, людям с ограниченными возможностями, жить будет намного легче. И мы никому не будем мешать.
Татьяна Сергеевна обладает очень ценным качеством: превращать в реальность все наши самые бредовые мечты, оставаясь при этом совершенно спокойной. Она велела нам самим узнавать, как эту поездку реализовать.
Тогда у нас еще не было Интернета. На дне рождения Иры Мовчан в январе 2008 года мы познакомились с Ольгой Эдуардовной Зайкиной. Ольга помогла нам добыть нужную информацию и познакомила с Равилей Фастовой-Морозовой, редактором городской социально-политической газеты «Мы - часть общества» из Санкт-Петербурга. У нас постепенно с этой газетой установились теплые отношения. Ольга Эдуардовна приносила газетные вырезки и распечатки из Интернета о деревне Светлана вблизи г. Волхова, в 150 км от Санкт-Петербурга. Деревня называется Светлана по имени ее учредительницы, не дожившей до ее создания в 1994 году.
А впервые об этой деревне я услышал из телевизионной передачи «Один день». Ведущий передачи Кирилл показал, что там живут люди с ограниченными возможностями - с диагнозами «даун», ДЦП и т. п.
Каждый ценится здесь как личность. «Главное, чтобы было развитие, - считает директор интерната Сара. - У каждого человека свои сроки, для кого-то требуется несколько месяцев, кому-то три года, а кому-то вообще это не нужно. Но если все уже идет по накатанной дороге, то надо менять. Для этого иногда требуется достаточно много мужества».
Дело в том, что нашу компанию ребят давно интересуют альтернативные психоневрологическому интернату учреждения. Я поделился этой информацией с Татьяной Сергеевной, для которой тоже очень важно именно наше развитие как личностей. Потом у нас на какое-то время все затихло, но мы на этом не остановились...
А потом Татьяна Сергеевна предложила нам написать письмо в деревню Светлана. Это задание она дала мне. Письмо я составил и отправил Ольге Грачевой, директору фонда «Ради будущего», для редактуры и корректуры. Адреса деревни Светлана мы так и не нашли. С помощью Интернета мы нашли информацию об этой деревне. Там были указаны номера мобильного и городского телефонов. На сайте Светланы нашли замечательный видеоролик. Потом мы с волонтером Леной Фроловой решили отправить SMS, но ответа неделю не было. Когда Лена приехала ко мне, мы решили позвонить в Светлану. Нам ответила директор деревни Сара. Она сказала, что мы обратились поздно и на одну ночевку нас принимать неудобно, к ним надо приезжать как минимум на неделю. Так что Светлана из повестки дня выпала.
Ольга Эдуардовна ездила в Санкт-Петербург (частная поездка) - узнать о возможных условиях нашего пребывания. Она была в Социальном доме № 1 Санкт-Петербурга и встречалась с Равилей, узнала подробнее про компанию «Либерти». «Либерти» - это специализированное туристическое агентство, которое занимается турпоездками и экскурсиями для людей с ограниченными возможностями. По приезде в Москву Ольга все рассказала нам и поддержала наши планы.
Лена Фролова сообщила нам про акцию «Рождественский подарок», и мы на сайте этой акции выложили информацию о своем проекте. Спонсора в том году для нас так и не нашлось, но это ничего: попытка не пытка. На какое-то время снова наступило затишье. Однако мы очень хотели добиться поставленной цели и не собирались сдаваться. Тут произошло очень важное событие: в конце октября прошлого года нам поставили Интернет. Дела пошли проще, так как стало легче собирать информацию и связываться с людьми.
В конце февраля 2010 года в интернат впервые пришел Юра Бурьян, который сразу стал помогать, ему было интересно. Потом, в мае, мы с Татьяной Сергеевной устроили совещание в парке около интерната. Были определены цели и задачи поездки. Она спросила нас, кто что хочет посмотреть в Санкт-Петербурге и окрестностях. Моей заявкой было Царское Село. Впоследствии я не пожалел об этом. Наметили сроки визита к директору интерната Леониду Ивановичу Мусатову. В конце мая рассказали ему о проекте «Дорога на север» - он одобрил и обещал помочь.
Жилье (где нам в Санкт-Петербурге остановиться) мы нашли случайно. В начале мая Лена ездила в Санкт-Петербург на учебу. Их группу поселили в гостинице международной благотворительной организации «Каритас». По словам Лены, это был прекрасный коттедж. На втором этаже дома находился «Дом Каритас для одиноких и пожилых людей». У меня возникла идея поселиться в таком прекрасном коттедже. Лену пришлось долго уговаривать, чтобы она спросила, возможно ли это. Через неделю Лена осмелилась спросить, и ей сказали, что это возможно. Так Лена сэкономила нам деньги: самое главное - жилье - было найдено. Потом мы с Леной договаривались со специализированным турагенством «Либерти» об экскурсиях по городу и окрестностям.
Оставалось самое трудное - найти деньги на поездку. Я помню, как Лена сказала мне: «Не переживай, я сделаю так, что ты все равно поедешь в Санкт-Петербург». Друзья Татьяны Сергеевны начали собирать для нас деньги. Татьяна Сергеевна через Лену рассказала мне, что вначале бюджет поездки составлял 240 тыс. руб.: 20 тысяч с каждого участника. Хочу заметить, что накануне отъезда из Москвы запланированная сумма была набрана полностью, а свои деньги мы тратили лишь на личные покупки.
Я помню, как после встречи с директором интерната Татьяна Сергеевна поехала на Ленинградский вокзал и встретилась с администратором. Там ей сказали, что в одном составе одно место для инвалидов. Когда я узнал об этом, подумал: «Что за советский дурдом? Почему нельзя сделать целый вагон или хотя бы несколько купе в одном вагоне?!» Мне давно Андрей Щекутьев показывал видеокассету, на которой я увидел, какие поезда в Германии. Я запомнил, как везли группу тяжелобольных людей с ограниченными возможностями в одном вагоне на встречу с Иоанном Павлом ІІ. Почему же нельзя у нас в России сделать такие специализированные вагоны для людей с ограниченными возможностями? С поездом ничего не вышло, но это даже к лучшему, потому что на автобусе были все свои и не было чужих глаз. К тому же неизвестно, дали бы нам автобус для экскурсий в Санкт-Петербурге.
В турагенстве «Либерти» нам предложили лететь на самолете. Но мы побоялись тяжелой посадки и спуска по трапу. Ира Мовчан рассказывала, что когда она летела на самолете в Германию, ей не понравилось, как не слишком трезвые служащие русского аэропорта затаскивали их в самолет вперед ногами. Поэтому от самолета мы решили отказаться (мне показалось, что самолет - это экстрим). Группа поддержки обратилась во Всероссийское общество инвалидов (ВОИ). Оказалось, что во Втором автобусном парке есть две колонны с транспортом, рассчитанным на перевозки людей с ограниченными возможностями. Неожданно нам повезло: у единственного в России автобуса для инвалидов «Волжанин» было «окно» в графике - неделя в конце августа. И ВОИ предоставило нам его бесплатно! И этот автобус довез нас до Санкт- Петербурга, а также возил нас по городу. И у нас в группе прибавился еще один человек: водитель нашего автобуса Андрей. Мы благодарны Надежде Викторовне, нашему соцработнику, и Таисии Николаевне из фонда «Ради будущего» за помощь в поиске автобуса.
Я начал искать спонсоров по Интернету. Обращение, составленное Ольгой Грачевой, я через контакты в «Моем мире» разослал по списку 140 друзьям на «Моем мире». Уже через два часа пришли скептические отзывы типа «Кто вам даст? Это невозможно». Они ошиблись. Оказалось, это возможно. В церквях с помощью Владлены Владимировны, нашего петербургского друга, мы собрали треть суммы. Мы очень благодарны МХАТу им. Чехова. Мы также благодарим наш 20-й Психоневрологический интернат за оказанную помощь в организации поездки и оплату всех экскурсий по городу с посещением ресторана.
Потом было общее собрание всех, кто поедет. К сожалению, наша художница Ольга Земская не смогла поехать по состоянию здоровья. Вместо нее неожиданно для себя в состав группы вошел Володя Панфилов. От интерната назначили веселую и добрую медсестру Ирину.

* * *

Наконец наступил понедельник 23 августа - наш отъезд в Питер - первый день поездки. Мы с нетерпением ждали автобуса. После 40 минут ожидания списка отъезжающих и погрузки в 10 часов мы выехали.
Ехали долго, 18 часов. Я с радостью смотрел в окно на Россию. И заметил одну вещь: люди живут бедно, в старых деревянных домах без заборов. Никого не боятся. Не как у нас в Подмосковье, где у всех заборы.
В поселке Эммаус мы стояли в пробке около трех часов из-за аварии. Но мы не унывали, перекусили. Эта пробка на самом деле дала нам урок терпения. Татьяна Сергеевна рассказала немного о Питере, точнее, об истории его возникновения. Там с XVI века жили различные финские племена, а потом поселились ингерманландцы. Мы учили это слово и смеялись, потому что с первого раза и не выговоришь. И вдруг в салоне появился... дым. Водитель Андрей пошел искать причину. Оказалось, задымились тормозные колодки. Но Андрей пообещал нам доехать до Петербурга. Ехали медленно. Я наслаждался закатом, потому что редко его вижу и очень люблю. Потом наступила ночь. На небе появилась Большая Медведица и огромная луна. В автобусе почти все спали, а я любовался небом. Я очень люблю ночь.
Около трех часов ночи мы въехали в Питер. Я поздоровался с городом. Город спал. У меня было ощущение, что мы в Санкт- Петербурге одни. Потом долго искали гостиницу по карте. Подъехали к окраине Санкт-Петербурга. И вдруг город ожил. Наконец, мы нашли проспект Энгельса, потом свернули. Водитель и Лена в четвертом часу утра вышли из автобуса и пошли искать гостиницу. Она оказалась во дворе. В темноте не было видно, как развернуться, и нам пришлось выезжать на колясках и тащить вещи в дом.
Дорога была долгой и полной приключений, но зато теперь я точно
знаю, что могу провести в автобусе 18 часов, и рад за себя.

* * *

Начался второй день путешествия. В 10 часов мы встали и спустились завтракать на автоматическом лифте. В столовой «Каритаса» мы познакомились с хорошей женщиной Галиной, которая отлично готовит. После мы с ней подружились.
После завтрака разобрали сумки, и к нам пришел Гриша Рогожкин, ставший во время поездки нашим главным помощником. Он наш друг и православный священник. Гриша остроумный и добрый. Дом сразу наполнился шумом и весельем. Потом мы пошли с Леной посмотреть дом, сходили на первый этаж, зашли в часовню. Мне там очень понравилось. Я заметил одну вещь: почти все двери в доме были открыты. Лена показала мне портрет основателя дома - отца Хартмута Канна. Затем мы решили прогуляться во дворе. Описали круг около дома, потом Лена ушла, и я начал изучать территорию сам. Мне очень понравилась архитектура здания. Захотелось узнать побольше о его жителях.
Минут через 15 мы поехали на наш первый «семейный совет». Решили, чем будем заниматься после обеда. Мы собрались поехать посмотреть Невский проспект, но водитель сказал, что надо чинить машину. Заехали на шиномонтаж и полтора часа меняли колеса.
Татьяна Сергеевна в автобусе рассказывала нам о жизни Пушкина. Я узнал, что Пушкин стрелялся на дуэлях 13 раз, а влюблялся 200 раз! Я посчитал, что у Пушкина каждый месяц была любовь. Мне захотелось попасть в лицей, где Пушкин учился. Решили поехать ужинать, а потом на вечерний Невский проспект. И тут хлынул дождь. Мы ехали по Невскому и рассматривали город. Меня поразила его архитектура. Несмотря на потоки воды с неба, мы, надев дождевики, решили выйти из автобуса и проехаться на колясках по проспекту. Я тихо про себя ругал Лужкова: у нас в Москве высокие бордюры при переходе через тротуары, а в Питере везде есть съезды для колясок. Мне очень понравились низкие парапеты.
Поразил Казанский собор и еще то, что в Северной столице много католических храмов. Мне показалось, что я в Европе. Очень понравилась арка при Адмиралтействе, Дворцовая площадь, впечатлила Александровская колонна. Она держится на собственном весе (600 тонн) и, когда я там был, она не упала. Мне понравилось здание Эрмитажа. Его этажи выполнены в пропорции золотого сечения. Удивила красота наличников, окон и статуи наверху. Хотя на улице был дождь и мы все промокли, ночной Питер мне понравился. Вернулись в гостиницу в 12 ночи, попили чай и легли спать. Второй день закончился.

* * *

25 августа, третий день, с утра дождя не было. Дождавшись экскурсовода, которую звали Стасей, мы отправились в Стрельню и Петергоф. В автобусе Стася рассказала немного о Питере, и я начал прикалываться над Гришей. Спрашивал, как на Руси относились к введению других обычаев Петром Первым: например, стрижка бороды и подрезание длины кафтанов, и правда ли, что Санкт-Петербург построен на костях.
Хочу выразить свое отношение к Петру Первому: для меня этот человек - величайший из императоров. Я восхищаюсь им, потому что он такой огромный город создал на воде. Он очень много сделал для России, потому что как ни услышишь о чем-нибудь новом, так оказывается, это ввел Петр Первый. Он любил красиво жить (поражает великолепие Санкт-Петербурга, его домов, музеев, памятников). Он первый «прорубил окно в Европу», нарушив изоляцию (в духовном смысле) России. Петр Первый сумел преодолеть сильное сопротивление бояр, чем не могут похвастаться многие современные правители. И мне кажется, он был хорошим воспитателем для своего народа. Хоть жесток, но справедлив. Это, подчеркиваю, моя точка зрения.
Из окна автобуса мы увидели памятник «танцующему Ленину» («Ленин ловит такси»). Мне показалось, что Ленин просит внаглую о помощи (милостыню). Я подумал: «Молодец мужик, так и надо». Далее мы увидели верстовые столбы, которые Екатерина устроила, чтобы версты отмерять. Проехали Константиновский дворец и приехали в Стрельню. Мне там очень понравились комнаты. Особенно запомнилась спальня, потому что там нет окон, всегда полумрак и шторы около кровати. Я помню комод, шахматы и карты. Это называется Фортунная комната. Я там перепутал: подумал, что это такие карты, а это были деньги. Петр Первый любил играть в шахматы. Там был шахматный столик, доска и фигурки. Мне приглянулась столовая и рабочий кабинет Александра, только там не хватает компьютера с Интернетом. Еще мне полюбилась грелка для ног и железная грелка для кровати. Потом часть нашей группы пошли осматривать второй этаж, 13-ю комнату. А кто не смог подняться без специальных средств, опять проехались по всем двенадцати комнатам. На улице была общая фотосессия.
Затем мы сели в автобус и поехали в Петергоф. Вышли из автобуса около автостоянки и поехали в парк. По обеим сторонам дороги стояли палатки, мне очень пришелся по душе ремень с надписью на пряжке: «Я ненавижу "Дом-2"». Я тоже не люблю «Дом-2».
Вскоре показались ворота парка, и там у нас возникла маленькая проблема. Оказалось, на днях в Петергофском музейном комплексе поменялся директор. Изменился порядок прохода на территорию, а никто из нашей группы, включая экскурсовода, об этом не знал. У нас не было пенсионных удостоверений для получения бесплатных билетов, и охранник никак не хотел пропускать нас на территорию парка. Мы стояли минут 40, пока конфликт не разрешился. Нас очень удивило поведение охранника и вахтера около турникетов. Мне показалось, что вахтеры вели себя неоправданно жестоко, а одна из наших добровольных помощниц, пожилая женщина Владлена Владимировна, потом подошла и сказала охраннику тихо и вежливо (под проливным дождем): «Вы садист». И я заметил одну вещь: когда мы выходили из парка, был уже другой охранник, ворота были настежь открыты, и он спокойно сидел и смотрел, как мы выходим из ворот, и не боялся посторонних, так как фонтаны перестали работать.
В конце концов мы заплатили за билеты полную стоимость и въехали в парк. И тут начался ливень. Мне кажется, Самсон выкупал всех нас в своем фонтане. Первым фонтаном был «Адам и Ева». Потом Самсон, разрывающий пасть льву. Экскурсовод Стася нам объяснила, что Самсон символизирует Россию, а лев - Швецию. Можно сказать так: Петр Первый побеждает Швецию. Еще впечатлил вид Петергофского дворца снаружи, только жаль, что мы туда не попали. Невозможно было посмотреть все.
Наконец, все мокрые, мы приехали в ресторан «Оранжерея». Нас хорошо приняли. И, как назло, в это время выглянуло солнце, но фонтаны уже закончили работу. Еда понравилась, но ресторану я поставил бы среднюю оценку по сравнению с другими двумя. Играла классическая музыка, и наша группа там была одна.
На обратной дороге к воротам парка снова начался ливень, и мы вымокли до нитки. Но в автобусе началось веселье: Оля Шафранова просто смеялась, Тоня Бобкова искала на себе сухую вещь и нашла, да так, что мы хохотали полчаса и согрелись от смеха. Никто не заболел! В автобусе Стася рассказала нам, почему фонтаны выключают в 18 часов. Оказалось, к фонтанам ведут деревянные бамбуковые трубы и их начинают чистить. Каждый год зимой их меняют.
Домой мы вернулись в 9 вечера, в гостинице поужинали. За ужином было собрание, на котором решили чинить тормоза автобусу. Мы с Леной пошли осуществлять мою идею о встрече с жителями Дома для одиноких и престарелых. Монахиня нас приняла хорошо, мне она понравилась, и я удивился, что она одна ухаживает за 18 людьми ежедневно. Мне захотелось посмотреть этаж, но было поздно. Потом мы рассказали Татьяне Сергеевне о встрече. Она очень заинтересовалась: и ей, и моим друзьям тоже захотелось познакомиться с жителями дома. Потом у меня возникла идея показать обитателям Дома наши работы (картины, афоризмы, вышивки). Идею одобрили. Уже было поздно, и мы пошли спать. Итак, третий день закончился.
На четвертый день предстояла большая поездка в Психоневрологический интернат № 3, находящийся в Петергофе. Утром Татьяна Сергеевна встала очень рано, так как они с шофером накануне договорились, что поедут вдвоем в автопарк (режимное учреждение), чтобы там ослабили тормозные гайки. Нас туда могли и не пустить. Наконец нам повезло: на страже был добрый охранник, который помог обратиться в администрацию автопарка. Тормоза ослабили с помощью Татьяны Сергеевны, которая нажимала на педаль тормоза. Водитель что-то откручивал, находясь в яме под автобусом.
Они с победой вернулись в гостиницу. И мы поехали в Петергоф во второй раз, только теперь в Психоневрологический интернат № 3. По наивности своей я думал, что мы успеем и в интернат, и на фонтаны. И, как назло, в тот день ярко светило солнце и не было дождя.
В автобусе состоялась очень интересная дискуссия. Татьяна Сергеевна задала будущему священнику Грише вопрос: «Почему Господь отвернулся от русского народа, допустив революцию и Гражданскую войну? Ведь Санкт-Петербург был колыбелью революции». Гриша, как мог, ответил на этот вопрос. Он напомнил нам, что Петр Первый объявил себя императором, а сан Патриарха отменил. Но у меня была другая версия: последний русский император Николай ІІ как политик был очень слаб, и его отречение от престола вызвало смуту. Большинство людей не знали, кому подчиняться.
И тут возникла еще одна тема: почему на Руси так много разных религий и русский народ все принимает. Владлена Владимировна сказала, что русский народ добрый, он со всеми хочет дружить, к тому же всегда находится в поиске истины. Мне кажется, она права. Есть в этом хорошая сторона, а есть плохая. Хорошая сторона, что у нас каждая традиционная религия принимается хорошо, а плохая - что безнаказанно мучают людей секты. На этом дискуссия закончилась.
Мы снова долго ехали до Петергофа в пробках и битый час искали этот Психоневрологический интернат № 3. Он оказался в березовой роще. Подъехали к воротам. Ребята, гулявшие на улице, рассматривали наш длинный автобус с любопытством.
Нас встретила Марина, руководитель организации «Перспективы». Эта организация работает с очень тяжелыми инвалидами. Они организуют поездки, лагеря, пикники, походы. Самостоятельно организовали лагерь на берегу Финского залива на три месяца. Я не представляю, как у них это получилось. Наша поездка в Санкт-Петербург - это семечки по сравнению с лагерем. Зато нам есть к чему стремиться.
Территория интерната похожа на нашу, но у них есть плюс - решетка вместо каменной ограды, которая изолирует от внешнего мира. Сквозь решетку проще смотреть на свободную жизнь за забором. Мы заехали на вахту. У меня было такое ощущение, будто я перенесся на восемь лет назад, когда поступил в 20-й Психоневрологический интернат в Москве. Тогда у нас тоже был капитальный ремонт. И такой же плохой пандус.
Нас привезли на 2-й этаж, в арт-студию. Началась беседа. «Перспективы» тоже сотрудничали с деревней Светлана, и в этом году их ребята ездили туда отдыхать. Потом нам сообщили, как они работают. Например, Марина рассказала нам об истории их сотрудничества с интернатом № 3. Сначала «Перспективы» работали в психоневрологических интернатах с детьми. Потом дети выросли, а прекращать с ними отношения нельзя. Тогда «Перспективы» отправили письма во все подобные интернаты для взрослых с предложением сотрудничества. В Питере 13 детских и 13 взрослых интернатов. Откликнулось руководство только интерната № 3. Так возникло смешанное отделение, театр, лагеря отдыха и многое другое.
Мы начали задавать вопросы. Как устроено их смешанное отделение, чем они занимаются, помогает ли им государство? Как я понял, они выиграли грант правительства Санкт-Петербурга (во главе с Валентиной Матвиенко) и какую-то сумму денег получили для начала. Еще я помню, они хотели снять в городе штаб-квартиру. Они рассказали, что их работа заключается в помощи при уборке комнат, мытье больных, гулянии с ними, организации и проведении занятий. Волонтеры устраиваются работать на год и получают деньги от пожертвований в Германии. Немецкая организация с центром в Берлине устраивает сбор средств в Германии и Англии. Основательница движения - Маргарита Фонденбург.
Нашему государству должно быть стыдно. Государство в нашей стране не может финансировать такую организацию. Еще мы узнали, как у них работают люди с ограниченными возможностями. Им платит не государство, а эта организация. Они выполняют работу санитаров. Недееспособным помогают покупать продукты. Добровольные помощники обучают их работать на компьютере. Это все сообщила нам руководитель «Перспективы» Марина.
Затем слово взяла Елена. Она организатор арт-театра. В театральных постановках у них только этюды. Лена сообщила, что с этюдами они ездили в Швейцарию, показав там пять пантомим. Еще она рассказала, как они ставили спектакли и показывали их в Швеции. На стенах комнаты висели работы художников-аутистов. Великолепные работы, мне понравилось.
Наш Гриша задал вопрос о своем, наболевшем: «Если взрослый инвалид захочет учиться, как они ему помогают?» Марина сказала, что они этим не занимаются, этим занимается интернат, что у них есть одна девушка, передвигающаяся на коляске, и она сама учится в вечерней школе. Мы видели ее накануне, когда ехали на автобусе к фонтанам. Она самостоятельно ехала на коляске в школу.
Потом мы отправились в художественную мастерскую. По дороге я задал вопрос: «Помогает ли вам Департамент соцзащиты Санкт- Петербурга?» Ответили, что не помогает, но и не мешает работать. Мы зашли в арт-мастерскую художников. Там были две молодые девушки, ведущие студию (они так не хотели себя выделять, что мне показалось, они живут в интернате). Я понял свою ошибку, когда они заговорили. Работы ребят мне понравились. Запомнился глухой Миша (он напомнил мне Лукина Сашу, который в нашем интернате живет); девочка, увлеченно рисовавшая цветок возле меня, и другие. Они показали свои работы, а мы свои. Я запомнил, что у них была выставка в Митьках, куда наш художник Андрей хотел попасть. Наши работы их поразили, особенно картины Андрея и вышивка девочек. Ира Мовчан оставила сборник своих стихов, и Татьяна Сергеевна рассказала про мои афоризмы. Мы подарили им журналы, в которых печатаются работы наших ребят и где их ребята тоже могут печататься. Обстановка была семейной, но вдруг в 15:50 зашли Марина с Леной и сказали, что надо срочно выходить, чтобы успеть на лифты. Они и так нас долго ждали.
На улице нас окружили около двадцати ребят. Мне запомнился юноша двадцати пяти лет, показавшийся лидером в этой компании (а может быть, и всего интерната). Он был спинальник, но руки двигались хорошо, сам крутил свою коляску. Речь свободная, и он легко и быстро нашел с нами общий язык. Они были москвичам очень рады и восхищались нашим длинным автобусом. В Санкт-Петербурге у инвалидов такого нет.
Мы уехали в гостиницу и вернулись домой в 18 часов, раньше, чем обычно. Потом пошли ужинать. Татьяна Сергеевна нам с Леной дала задание сходить на третий этаж и договориться о встрече на воскресенье. Сестра Андриана согласилась. Потом я ее попросил, чтобы она нам с Леной показала этаж.
Мне очень там понравилось: было чисто, уютно и светло, как дома. Я даже удивился, как монахиня ежедневно одна такое делает. Еще помню, был уютный холл, где четыре старушки играли в карты. Затем она пригласила нас посмотреть столовую. Там большой телевизор, диван; одна бабушка смотрела телепередачу «Давай поженимся». Сестра коротко рассказала, как они там хорошо живут. Ни от кого не зависят.
Я задал вопрос: «А им там не скучно жить?» Она сказала, что им некогда скучать. К ним приезжают добровольные помощники, и ежедневно служит Литургию православный священник. Я даже удивился: ведь «Каритас» при католической церкви. Потом задал ей вопрос: «А у вас православных много?» Оказалось, почти все, кроме одной. Я порадовался, что здесь обращают внимание на нужды людей, а не на их конфессиональную принадлежность. Мы попрощались и отправились на свой этаж.
Оказалось, уже начался общий сбор группы, где поздравляли нашего помощника Вадика с днем рождения. Вадику подарили кружку с видами Санкт-Петербурга, а Гриша купил большой арбуз. Мы с Леной рассказали о результатах нашего визита к сестре Андриане.
Позже большинство ребят отправились мыться и стирать, а я и Лена пошли посмотреть на озеро за домом. Видимо, во время летней жары оно высохло, так что в конце долгого пути по корням деревьев мы обнаружили лишь озерцо. Но мы все равно час погуляли в лесу и вернулись в наш коттедж.
Около лифта встретили высокого мужчину, у которого были проблемы со зрением. Накануне после ужина мы громко разговаривали за его дверью, и он вышел и сделал нам небольшое замечание. Сегодня он приветливо поздоровался с нами, и у нас завязался разговор. Он немец, переехал в Россию, проживает в Питере в этой гостинице. Здесь принял православие. Он оказался добрым и захотел пожать мне руку на прощание. Сначала моя рука была напряженной, а со второго раза он с удовольствием сказал: «Ну вот, расслабился». Лотер (так звали нашего нового знакомого) по профессии массажист. Потом мы поехали на наш этаж.
Скоро все уснули. Засыпая, я думал: «Какая огромная разница между жизнью престарелых в этом доме Милосердия и казенной жизнью 1070 больных в интернате № 3, где палаты на шестнадцать человек». Мне бы хотелось, чтобы таких домов, подобных «Дому Каритас для одиноких и пожилых людей», было много по стране. По дороге Москва - Питер я видел много неосвоенных земель, где можно построить целые поселки из таких домов. С этой мыслью я уснул.

* * *

Следующим было утро пятого дня. Мы приехали в Царское Село (г. Пушкин). Вместо часа ехали три часа: пробки. С нами ехала другая экскурсовод, Оля. Погода стояла отличная.
Меня поразила красота сначала дворца, а потом усадьбы. Из окна автобуса увидел популярный памятник, где юный Пушкин сидит на скамейке. Хотелось подойти, присесть на лавочку, поговорить с ним.
Нам показали дом, где молодые супруги Пушкины проводили медовый месяц. Наконец, мы подъехали к дворцу Екатерины І. Эту экскурсию заказывал я, и так получилось, что меня первого пригласили в лифт. Обслуживал мужчина-лифтер. Мне показалось, что ему подходит должность не лифтера, а какого-нибудь чиновника. Он назвал меня Гагариным. Как он угадал: ведь я родился 12 апреля. Поразил торжественный золотой зал. Я обалдел от этой красоты. Такого никогда не видел в жизни. Даже не могу описать этого великолепия. Не хватает слов такую красоту описывать.
Еще мне понравилась вторая комната, где был накрыт стол с золотыми яблоками из сахара. Императрица не любила натуральные яблоки, но любила яблоки из сахара. Потом мы перешли в третий зал. Он самый большой (900 кв.м). Огромная картина во весь потолок восхитила всех. Мы сделали общие снимки. Можно было сфотографироваться с дамой, разодетой, как Екатерина, или с «Меншиковым». Еще я запомнил белый рояль. Говорят, на нем играл сам Элтон Джон. Четвертая комната раньше была столовой. Там императрица принимала кавалерию солдат. Потом другая комната, где императрицы надевали платья. Пышное женское платье весит 23 кг.
Потом мы проходили белую парадную лестницу. Вдоль стен стояли китайские вазы. Запомнилась комната, где стены расписаны от пола до потолка одними картинами (сейчас это назвали бы фотообоями). Наконец, мы попали в знаменитую Янтарную комнату. Когда ехали, экскурсовод немного рассказал об ее истории. Янтарную комнату подарил Екатерине Первой шведский король, а потом Петр Первый отблагодарил его полком солдат-гвардейцев. Немцы вывезли комнату во время Великой Отечественной войны. Потом, когда война кончилась, ее начали восстанавливать по фотографиям и по памяти. Она открылась недавно. Несколько миллионов долларов пожертвовала Германия. Эту комнату, к сожалению, нельзя фотографировать.
Потом мы вошли в помещение, где Екатерина принимала военных. Там три стола: один по низу скатерти опоясывает Георгиевская лента, другой - Андреевская, третий - Владимирская. Наш Гриша очень хотел покушать за этими столами. В каждой такой комнате он шутливо интересовался: «А это для нас накрыли?» Я тоже был бы не прочь покушать там. И понравилась столовая, где висят картины с изображением дичи. Сразу подумалось: «Вот столовая для охотников».
Жилые комнаты закончились, и дальше начались комнаты как в музее, с экспонатами. Мне запомнилась походная кровать Александра
Второго. Она была очень похожа на раскладушку. Еще помню кирасы, вес их около 20 кг. Их носили мужчины. Игрушечные модели пушек, которые должен был сделать каждый офицер, выпускник военного училища, впечатляют точностью исполнения. На этом выставочные экспонаты закончились.
В завершение чудесного осмотра мне снова повстречался лифтер- чиновник, спросивший: «Ну как, понравилось, Гагарин?» Я сказал: «Да».
Из-за пробок времени на экскурсию по парку не осталось. Очень жаль. Я так хотел посмотреть сам парк. Будем надеться, еще его увидим.
Мы долго шли к выходу; пока подъезжал автобус, купили сувениры. Поехали обедать в ресторан. Бери что хочешь и сколько хочешь. Мы поели там: было очень вкусно и очень много. Наелись по-настоящему. Я понял, что такое шведский стол. Этому ресторану надо дать первое место по сравнению с остальными. Мы сели в автобус и поехали.
Вечером у нас были гости: отец Яцек Дудка - польский священник, старый знакомый Татьяны Сергеевны. В Санкт-Петербурге он учится русскому языку в университете и служит в церкви Святой Екатерины. Он нам всем (мне и моим друзьям) очень понравился: тактичен, умен, остроумен и спокоен. Я ему вопрос задал: «А как вы думаете, католическая и православная церкви когда- нибудь помирятся?» Он сказал: «Мне очень жаль, что православная и католическая церкви враждуют между собой. У меня много есть друзей, православных священников и католических, и меня тоже волнует этот вопрос». Потом я о. Яцеку подарил свои афоризмы. На следующий день он закончил проповедь в храме Св. Екатерины моим афоризмом про четыре подруги (жизнь, боль, любовь и смерть). Итак, пятый день закончился.
Шестой день - суббота. Была прогулка по городу на автобусе (обзорная экскурсия). Ее вела Стася. Она нам показывала город. Мы видели крейсер «Аврора». Еще высаживались на набережной Невы, откуда видна Петропавловская крепость. Стася рассказала нам интересную историю про огромный золотой шпиль крепости. Однажды во время сильной грозы ангелу на шпиле покоробило крылья, и не было человека, который мог бы туда залезть и исправить их. Екатерина ІІ долго искала мастеров, но откликнулся на ее просьбу только один бедный крестьянин, который любил выпить. Он залез и все исправил. Екатерина сказала ему: «Проси чего хочешь». А он попросил справку, чтоб ему в кабаках бесплатно наливали. Во время опьянения он эту справку потерял, подошел к императрице и попросил ее поставить печать на шею. Так появился популярный жест - щелчок пальцем по шее: «выпить хочу».
Ровно в 12 часов был выстрел из пушки. Я от неожиданности чуть не взлетел.
Набережная мне очень понравилась. Около воды морской воздух: такое ощущение, что ты на море. Запомнились ростральные колонны с кораблями на мысу Васильевского острова. Стася нам немного рассказала про Медного всадника. Камень, на котором он стоит, весит 600 тонн. Это гранит, цельный кусок. Статуя - единственная в мире, которая имеет три точки опоры, одна из них - хвост лошади.
Река Нева мне понравилась больше, чем Москва-река. Она шире и красивее. Шпиль Петропавловской крепости как будто горит на солнце. Впечатление такое, будто от солнца свет, и от шпиля свет. Из окна автобуса мы видели популярные гостиницы - «Асторию» и «Англетер», где погиб Сергей Есенин. В окне автобуса показались знаменитые «Кресты». Я посмотрел на это здание и вспомнил мой любимый сериал «Бандитский Петербург». Стася рассказала, что сейчас «Кресты» работают как тюрьма, но ее собираются перевести в другое здание, а из этого сделать музей.

Назад Оглавление Далее