Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Как я стал спинальником

Трижды прав доктор, который в одной из телевизионных передач сказал как-то, что врачей много, да хороших среди них - поискать. Я убедился в этом на собственном печальном опыте. Не буду называть здесь фамилии медиков, которые не смогли мне вовремя помочь, номера больниц, в которых меня лечили совсем не от того, от чего надо было. Моя задача - не обличать, а научить товарищей по несчастью тому, как выстоять.
До сорока восьми лет я чувствовал себя здоровым, способным на любую работу, в том числе и тяжелую физическую. Но как-то вдруг появились боли между лопатками, стал подтягивать левую ногу. В 1984 году по этому поводу меня взяли в нервное отделение моей первой больницы, где провели курс лечения, включая магнитоэлектрическую терапию, массаж, грязи, ванны и лечебную физкультуру, периодически делая для контроля рентгеноскопию позвоночника. Выписали с диагнозом, который определил местный профессор: заболевание боковых столбов позвоночника (болезнь Штрюмпеля).
Через год я вынужден был обратиться в ту же больницу с теми же жалобами. Пролечили три недели по прежней методике - улучшений никаких. Диагноз оставили прежний.
На третий год обратился в другую больницу. Лечился столько, сколько было рекомендовано. И опять все то же: улучшений никаких, диагноз прежний. Ну как же: ведь его поставил известный светило.
Два года спустя по настоянию родных обратился в нервное отделение клиники, пользовавшейся известностью в городе. Там меня тщательно обследовали и подлечили. Я даже почувствовал небольшое улучшение в ногах. Для консультации был приглашен нейрохирург с ученой степенью. И он подтвердил прежний диагноз.
После этого я не обращался к врачам несколько лет, но ежегодно, в продолжение восьми лет, отдыхал летом в спортлагере на озере Еловое под Миассом и одновременно проходил лечение в соседнем санатории (радоновые ванны, грязи, массаж, электрофорез, ЛФК). Занимался утренней зарядкой, работал со спортивными снарядами, ездил на велосипеде, ходил по грибы и ягоды, купался в озере, увлекся подводной охотой. При таком активном отдыхе о болячке забывал, хотя от здешних медиков слышал про аномалии в своем опорнодвигательном аппарате.
А вскоре и сам почувствовал, что происходит неладное, так как уже начал ходить с тросточкой и держаться за стену. Родные уговорили подлечиться в больнице, где, по отзывам, работали корифеи невропатологии. Профессор осмотрел меня всего один раз, заглянув в открытый рот, и поставил диагноз: опухоль спинного мозга в шейном отделе позвоночника. Приставил ко мне пять молодых врачей - стажеров. Пять раз я подробно рассказывал историю своей болячки. Каждый внимательно слушал, кивал головой, задавал различные вопросы, что-то записывал.
- Иван Петрович, у вас что-то не то. Давайте- ка, я направлю вас на томографию, - услышал я от одной из стажерок.
Благо, в это время заведующая отделением была в отпуске. В противном случае не видать бы мне томографии! Заключение гласило:
"В шейном отделе межпозвоночные грыжи С4- С5, С5-С6, С6-С7. Определяется умеренная атрофия спинного мозга грудного отдела. Данных за опухоль спинного мозга нет".
После этого моих молодых врачей как ветром сдуло. Меня же направили на консультацию к нейрохирургу из другой больницы. Посмотрев снимки и оценив мои дела, специалист предложил сделать операцию. При этом он популярно рассказал, в чем она будет состоять и каких последствий следует ждать.
Было очень горько, что медицина целых двенадцать лет потратила на выяснение реального диагноза и упустила время, когда надежды на излечение еще были. Не воодушевляло и сдержанное отношение врачей к хирургическому лечению межпозвоночной грыжи. Из-за неоднозначности результатов к хирургическому вмешательству прибегают главным образом в экстренных случаях (при острых болях, при воздействии грыжи на другие органы).
Но для подстраховки и по настоянию родных я все-таки решился. Талантливый, как говорили, специалист с ученой степенью согласился заняться мною. С большим трудом мы собрали требуемые полтора миллиона рублей. Суть предложенной операции заключалась в том, чтобы со стороны спины рассечь тела шейных позвонков и расклинить их в зоне грыжи, затем установить трубку, скрепляющую три-четыре позвонка. Считая такой эксперимент неоправданно рискованным, мы с родными не дали на него согласия. Врач за полученную сумму одарил нас советом поехать на операцию в Швейцарию.
Здоровье между тем все ухудшалось, и пришлось- таки довериться нейрохирургу. Перед операцией в спинной мозг на уровне шейных позвонков ввели контрастную жидкость. Эта процедура была исполнена так, что больше походила на экзекуцию. После нее приказали несколько дней не двигаться и на пятый день сделали операцию по удалению грыжи между позвонками С4 - С5. Ее последствия - полная обездвиженность, потеря чувствительности отдельных участков тела, нарушение работы тазовых органов, затруднение дыхания - не заставили себя долго ждать.

Разрезали. Зашили.
Можно пробовать вставать.
О Боже! Что такое?
Парализованы конечности и спина. Соседи по палате, увидав такое,
стали утверждать:
"Еще одного спинальником-шейником
сделали навсегда".
И вот лежу в кровати, как в гробу.
Над головой карга, старуха-смерть
с косою зубоскалит.
Все норовит меня столкнуть куда-то вниз,
И черти в этом ей активно помогают...

Когда появился крестцовый пролежень, поместили на многофункциональную кровать. Стало легче менять положение тела; удалось уменьшить появление новых пролежней, избежать неприятностей с опорожнением; появилась возможность выполнять оздоровительные упражнения с использованием балканской рамы.
Через полтора месяца после операции настоятельно предложили выписаться, поскольку нейрохирург свою задачу выполнил, а выхаживать больного должны другие врачи. И родственники.
Так вот я и превратился в инвалида первой группы.

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы