Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Врачи (1)

Через некоторое время разболелись мои оба больших пальца. Собственно, я эту боль ощущала уже давно. И только теперь, когда она стала невыносимой, я сообщила об этом лечащему врачу. К этому врачу, которого я окрестила "Марципановая свинка", у меня было больше доверия, чем к предыдущему. Все равно было крайне сложно войти кем-либо в контакт, так как врачи менялись каждые три месяца. Так я познакомилась со многими и пальцев на двух руках не хватит, чтобы их пересчитать. И также не хватит слов, чтобы описать их черты характера. И наконец-то я набралась мужества показать мои ноющие пальцы. Ногти так глубоко вросли, что, глядя на эти глубокие, загноившиеся и воспаленные раны, из-за которых стали совершенно бесформенными, он засомневался, можно ли обойтись без операции. Он пообещал мне вначале испробовать ванночки, примочки, мази, в общем все возможное, И это меня успокоило. Но ничего не помогало, или прошло слишком мало времени с начала лечения. Но доктор терпеливо ждал, пока я сама решусь на операцию. Я ему за это благодарна. И вот надо было решаться -страдания стали невыносимыми. В ночь перед принятием решения я представила себе, как это будет. На следующее утро доктор Зутер - хирург, еще один хирург и нарколог пришли посмотреть, как мои дела, в каком я состоянии и насколько глубоко надо резать. Срок был установлен - понедельник, два часа дня. Все время до операции я не могла думать ни о чем другом. Хоть мне и было страшно, но я рассматривала все это как небольшое прключение, которое делало мой повседневный быт немного интересней, несло какие-то перемены. С воскресенья до понедельника у меня уже не было сна. Все утро я не находила себе места. Наконец, наступило два часа. Перед операцией мне нельзя было обедать.

Ровно в два часа пришли хирург, анестезиолог и операционная сестра. Так как я дышала искусственно, было проще провести операцию на стадии интенсивной терапии. Со всем необходимым они пришли ко мне. Нарколог обследовал мои руки, пытаясь найти вены. Но вскоре он эту попытку оставил. После паралича мои локти не гнулись, то есть сухожилия были уже короче. Поэтому найти вены на руке было невозможно. Доктор решил меня не мучить и мы решили, что он даст мне наркоз через шланг дыхательного аппарата. Он предупредил меня, чтобы я не впадала в панику, когда начну постепенно терять сознание. Но на этот раз я на удивление хорошо перенесла это состояние - от полузабытья до потери сознания. Иногда мне даже нравилось это "путешествие в Вечность".

Как только доктор ввел мне атропин, чтобы не так кровоточили кровеносные сосуды, мое сердце начало бешено колотиться. Но доктор успокоил меня и сказал, что после наркоза сердце опять придет в норму. Так оно и было. Я проснулась как новорожденная. Не было больше ни боли, не сердцебиения, только волчий аппетит, но есть мне можно было только на следующее утро. Невозможно описать мои страдания от голода в эту ночь.

Вскоре мои пальцы приняли прежнюю форму и я, полная гордости, при каждом удобном случае это демонстрировала. Врач разделил со мной мою радость.

Назад Оглавление Далее