Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Болезнь

Как и все девочки в этом возрасте, я была сильно влюблена. Но эта любовь оказалась для меня несчастливой, сердце мое было разбито и я надолго погрузилась в депрессию. Я чувствовала себя покинутой и забытой всем миром. Это состояние так меня удручало, что я начала мечтать о том, чтобы тяжело заболеть. Мне казалось, это помогло бы мне вернуть потерянного друга, вообще привлечь к себе внимание моих друзей, мамы и бабушки. Мне так хотелось безграничной любви и заботы! А потом бы я, конечно, быстро выздоровела.

"И если они не умерли, то они живы..." И выдумываемая мною болезнь вдруг действительно началась. В это время ходил азиатский грипп, возможно, именно его я где-то подцепила. Целую неделю я провела в постели. С большим трудом мне давался каждый глоток чая. Все суставы мои страшно болели, части тела тоже, я совершенно обессилела. Это состояние меня одновременно и пугало, и доставляло чувство удовлетворения: мое желание исполнилось. Сейчас можно только предполагать, было ли это предначертанием судьбы, или же просто ослабленный организм поддался инфекции.

В субботу болезнь обострилась, мне стало очень трудно дышать. Во время вдоха у меня было такое ощущение, будто я должна поднять, по меньшей мере, 100 кг. Встревоженная мама вызвала врача. Он быстро осмотрел меня и велел немедленно отправить в госпиталь. На носилках, которые я раньше видела много раз, меня внесли в машину "скорой помощи" и она помчалась с сиреной и мигалкой, увозя меня на другой конец города в Областной госпиталь (сегодня это университетская клиника). И хотя мне действительно было плохо, но все эти хлопоты вокруг меня многих людей меня очень занимали и я чисто по-детски наслаждалась всеобщим вниманием.

Меня поместили в маленькую палату, куда маму с бабушкой не пустили. Совершенно одинокая и неподвижная, лежала я в белоснежной постели. Все вокруг было тоже белое, голое, такое мертвое. Между тем, вошли медсестра и врач. Они расспросили меня о моем самочувствии, взяли кровь на анализ. И снова - одиночество и страх. Возле кровати я заметила звонок для вызова медсестры, но даже если бы я захотела, у меня не было сил им воспользоваться.

Ко мне снова подходили люди в белых халатах. Они задавали одни и те же вопросы: сколько мне лет, где живу, когда почувствовала недомогание, с чего оно началось, что болит и все в том же роде. Выслушивали, велели глубоко вдыхать, открывать рот...

Почти задыхаясь, совсем обессилевшая, по нескольку раз я отвечала им. На мои же вопросы или не отвечали, или говорили: "Опять началось", что мне было совершенно непонятно.

Последнее мое воспоминание еще из "той", первой моей жизни, - это большая белая комната, свисающая прямо надо мной огромная лампа. Я лежу рядом с большой машиной, вокруг меня - какие-то приборы и множество закутанных марлей лиц. Но вместо того, чтобы погладить мне руку или хоть как-то успокоить меня, они подают мне громкими голосами резкие команды: "Не дышать!", "Дышать глубже!" и еще что-то в этом роде. Я же не могу возражать, потому что, во-первых, не понимаю их, а во-вторых, я действительно не могу больше дышать...

Назад Оглавление Далее