aupam.ru

Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека

Рассказы | Восхождение на Мак-Кинли

Чистые сердцем

Вовка проснувшись, лежал с закрытыми глазами и пытался вспомнить, что послужило его пробуждению. Внутри у него было какое-то беспокойство, но от чего, он не мог понять. И тут как бы из далека, до него стал доноситься голос бабушки: «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят…», Вовку словно пружиной подбросило на кровати. «Чистые сердцем, чистые сердцем…» – повторял Вовка. Вот что его разбудило! Он уже не слышал молитвы бабушки, а торопливо одевался, как будто боялся опоздать на очень важную встречу.

Вчера после уроков Вовка зашел за Генкой, чтобы погулять с ним во дворе. Была пятница, и впереди были два выходных дня. Но друг предложил поиграть у него дома, пока не придет его мама. Дружить они стали недавно. Гена не был похож на других ребят, на его детском лице было выражение взрослого человека. Хотя они были ровесники, Гена на многие вещи смотрел по-взрослому. Переживал о маме, которой приходилось много работать, о сестренке, что она часто болеет. Мечты и желания у него были не по-детски серьезными и практичными.

Ребята стали играть в «чапаевцев». Щелкая пальцами по шашкам, сбивая их друг у друга. Лицо у Гены посветлело, сошло не присущее детям выражение серьезности и ответственности. Он бурно радовался своим победам, и не на шутку огорчался неудачам, но не на долго. Вдруг послышался стук двери в прихожей и мужской сиплый голос спросил: «Мать, ты дома?» Затем тишина. «Нету, пойдем на кухню», – сказал тот же сиплый голос. «Это батя с другом, давай потихоньку» – прошептал Генка, вновь став не по детски серьезным. Игра потеряла легкость непринужденность и протекала вяло, без азарта. Генка прислушивался к разговорам на кухне и без конца поглядывал на часы. Опять послышался стук входной двери и радостный голосок девочки: «Папа дома, папа дома!..» Ребята стали быстренько собирать шашки, чтобы пойти во двор. В комнату заглянула мама Гены, поздоровалась и кивком головы позвала сына. Это была невысокая худощавая женщина, темные круги под глазами немного старили ее, но красота все же была заметна. Гена был похож на нее.

– Антонина, – послышался тот же сиплый голос, который Вовка уже слышал, – смотри как Леночка меня любит, с рук не сходит, а Генка почему-то с подлобья смотрит, наверное, напеть ему успела про отца.

– А зачем мне ему про тебя плохое говорить, – ответила Генкина мать, – он уже большой, и сам видит, как ты себя ведешь.

–Генка, – позвал отец, – подойди-ка, я тебе объясню, как настоящим мужчиной стать.

–Тебе самому приятели невесть что наговорили, жизнь на перекос пошла, не просыхаешь от спиртного, и сына хочешь с пути сбить. Не слушай его, Гена, он сейчас злой на всех людей, на сердце грязь одна, поэтому и говорит плохое, – сказала мама гены.

Мы с Генкой быстро выскочили из квартиры.

–Отец недавно из тюрьмы пришел, – объяснил Генка, – мама сказала, что он по доверчивости своей попал, мужики наговорили, что можно легкие деньги зарабатывать, он и поверил. Принес домой что-то на хранение, а потом милиция с обыском пришла, ему за это два года дали. Мама говорит, он слабохарактерный, поэтому и попал под влияние плохих людей. А вообще он хороший.

Мы сидели на декоративном заборчике, отделявшем детскую площадку от проезжей части дороги.

–Мы с отцом и парусник делали, ходили пускать его на пруд. И воздушный змей запускали, и на рыбалку с ночевкой ездили, а сейчас…

Генка, не договорив, отвернулся от меня. Видно было, что он готов заплакать, но пересилив себя он сказал:

–Мама говорит, Бог даст изменится, ей кто-то сказал, что за него молиться надо.

–У меня бабушка каждое утро молится, – сказал Вовка, – я попрошу ее, чтобы она за твоего папу помолилась.

Ему очень хотелось помочь другу! Из надвинувшейся на город небольшой тучи стал накрапывать мелкий осенний дождь. Посидев еще немного, приятели разошлись по домам. По дороге домой Вовка забыл свое обещание. Дома он поиграл на компьютере, тут на глаза ему попался незаконченный звездолет из конструктора, позанимавшись этим делом, он лег спать.

Утром, проснувшись, Вовка оделся, сходил умылся, и уселся на кухне поджидая с нетерпением бабушку. Ему было стыдно, что он забыл вчера попросить бабушку помолиться за Генкиного отца. Время для Вовки текло очень медленно, ему казалось, что бабушка выйдет из своей комнаты не раньше обеда. Со двора доносился веселый смех ребятни и лай щенка. Вовка подошел к окну и стал смотреть, как щенок гоняется за мальчишками. Это отвлекло его, и мальчик не заметил, как подошла бабушка. Она положила руку ему на плечо и сказала:

–Храни тебя, Господь. Ты что проголодался, встал так рано?

–Есть я не хочу, – сказал Вовка, – у меня к тебе просьба.

–Какая просьба, оладушек хочешь? – спросила бабушка.

–Нет, Генкиной маме кто-то сказал, что нужно молиться за мужа, чтобы он опять хорошим человеком стал. Помолись за него пожалуйста.

–А он плохой человек? – бабушка внимательно посмотрела на внука.

–Не знаю, – ответил Вовка. – Генкина мама говорит, что у него сердце грязное и поэтому он говорит плохое. Бабуль, а как можно сердце помыть?

–Да как же его помоешь, ведь это не руки, не голова: под кран не засунешь – задумчиво отвечает бабушка. – Его пачкать не нужно, тогда и мыть не придется.

–Бабуль, – говорит Вовка во все глаза глядя на бабушку, – сердце же внутри находится, как же его испачкать можно?

–Как можно испачкать, говоришь? – бабушка пристально вглядывается в лицо внука, как бы определяя, сможет ли он правильно понять ее ответ. – Например, когда человек замышляет зло против другого человека, – это грех. Когда человек любит воровать или обманывать, когда не хочет прощать или завидует – это тоже грех. А любой грех – есть грязь для сердца, теперь знаешь, как можно его испачкать?

–Знаю – ответил Вовка, – как же теперь Генкиному папе быть, если сердце помыть нельзя?

–Генкиному папе самому нужно об этом подумать. В Евангелии написано: «Что не возможно человеку, возможно Богу». Пусть обратиться к Богу с этим вопросом, Он все может.

–Я сейчас к Гене пойду, расскажу, как его папе помочь можно – заторопился внук.

–Сначала по завтракай, потом иди, – возразила бабушка.

–Приду, потом поем – нетерпеливо возразил Вовка.

–Непослушание – это тоже для сердца маленькое пятнышко, – спокойно с улыбкой сказала бабушка.

Ни слова не говоря, Вовка сел за стол в ожидании завтрака.

Кто твой ближний

Жарким июльским днем Алеша с родителями переехал на новое место жительства. Тот факт, что микрорайон, в котором они теперь будут жить, находится на окраине города, его ничуть не смущал. Даже мама с радостью согласилась оставить общежитие в центральном районе города, только бы жить в отдельной квартире. Папа для подстраховки очень красочно рассказывал о небольшом лесочке, который в двух шагах от дома, где грибов и ягод растет больше чем листьев на деревьях. О круглом озере, которое возле этого леса, где караси такие жирные, что жарить их можно без масла. Мы весело хохотали над папиным рассказом, и были несказанно рады своей новой квартире.

Алёше понравилось гулять по этому лесочку, правда он больше походил на обыкновенную посадку, но лес, от этого ничуть не терял своей привлекательности. Мальчик любил играть то в пограничников, сидя в «секрете» в густом кустарнике. То шел как первопроходец, оставляя условные знаки тем, которые когда-нибудь пойдут по его следам. Пробовал он и карасей ловить, приходил и утром, и днем, но так и не смог выудить ни одного. Здесь на берегу озера Алёша познакомился с ребятами, Димой и Сережей. Как оказалось, они тоже не так давно переехали в этот микрорайон. Они стали вместе проводить свободное время. Все лето берег не пустовал, озеро притягивало людей своей доступностью и прохладой.

Так день за днем пролетело лето. Наступил сентябрь. Алёша пошел в школу, в шестой класс, а после уроков он ходил в секцию борьбы, куда записался еще во втором классе.

Как-то после тренировки придя домой, он застал родителей, оживленно беседующих о папином брате Николае, который позвонил и сказал, что заедет на пару дней если брат с женой не против. Мама почему-то называла его «немного странным», у Алёши это определение вызвало желание по быстрее увидеться с дядей. Родители готовились к встрече Николая, а сын пошел делать уроки. При встрече дядя сказал, что заехал порадоваться с нами, новому жилью. Вечер за разговорами пролетел быстро. Ничего странного за дядей Алеша не заметил, кроме слов «Слава Богу», или «Благодарю Господа моего Иисуса Христа», которые раньше мальчику не приходилось слышать. Алёше он пообещал рассказать о героях Библии. Весь следующий день мальчик ждал встречи с дядей, ему хотелось по быстрее узнать, что же это за герои. Дядя Коля рассказал о Давиде и Голиафе, каким образом юноше удалось победить великорослого тренированного воина, о Ное и его ковчеге, в котором спаслись от потопа люди и все живые существа. О самом мудром царе Соломоне, и о других героях. Еще дядя рассказывал о евангельских заповедях, по которым должны жить люди. За эти два дня, которые дядя Коля провел у них, Алёша узнал так много нового, что ему было искренне жаль с ним расставаться.

Дядя уехал так же неожиданно, как и появился. Время шло своим чередом. Была средина ноября. Дни стояли морозные, но снег еще не выпал. Вечером папа сказал, что нужно сделать кормушки для птиц, ведь скоро зима, и предложил Алёше сходить в лес посмотреть, где удобнее их повесить. В выходной день Алеша пошел в лес. За время учебы он был в лесу раз или два, да Ито в начале сентября. Тогда лес был красив своим разнообразием красок. Сейчас этого уже не было, только сосны стояли зеленые, выделяясь на фоне других деревьев, которые казались безжизненными. Мальчик походил по лесу, нашел подходящие на его взгляд деревья, на которых можно было развесить кормушки. Со стороны озера были слышны голоса. Алёша решил посмотреть на озеро. Выйдя из леса, он увидел компанию взрослых людей с детьми, которые расположились недалеко от воды. Они жгли костер и оживленно беседовали. По берегу, ближе к озеру шла девочка-подросток, ведя за руку маленького мальчика. Алеша посмотрел на озеро: «Странно, подумал он, вода почему-то стала темной, даже можно сказать черной, а ведь летом была светлая, прозрачная». Вдоль берега была небольшая, чуть больше метра кромка льда. Когда девочка поравнялась с Алёшей, кто-то из взрослых окликнул ее, повелев им идти обратно. Девочка развернулась, не выпуская руки мальчика, и они пошли обратно. В свободной руке мальчик держал какую-то игрушку. Уронив ее и увидев, что она, медленно скользит по льду в воду, ребенок выдернул свою ладошку из руки девочки и быстро шагнул за игрушкой на лед. Девочка не успела его схватить, мальчик, поскользнувшись упал, и скользнул по льду в воду. Девочка, испугавшись, пронзительно закричала. Алеша не раздумывая бросился спасать мальчика. Как только он ступил на лед, тот треснул и провалился под ним. Двигаясь вперед по инерции, Алёша упал в воду. Мальчик между тем ушел под воду с головой,

Алёша не вставая стал лихорадочно его искать. Нащупав его под водой, Алёша подтянул мальчика к себе, и встал на ноги. Воды было ему по грудь, и он с трудом продвигался к берегу, крепко прижав мальчика к себе. Подоспевший мужчина взял из рук Алёши мальчика и побежал по направлению жилого дома, другой помог Алёше выбраться из воды, и они тоже побежали домой. Мокрая одежда сковывала движения, бежать было трудно, но особую неприятность доставляла вода в ботинках. Алёша попросил мужчину остановиться, чтобы вылить воду. Пока снимал ботинки, выливал воду успел продрогнуть, но пока добежали до подъезда – согрелся. Мужчина спросил, в какой квартире он живет и проводил до двери. На звонок дверь открыла мама, она, вскрикнув от увиденного, стала помогать Алёше раздеваться, то ругая, то жалея его. На шум вышел папа, мужчина рассказал о случившемся и поблагодарив родителей за хорошее воспитание сына, ушел

После горячей ванны, в которой отогревался Алёша, семья собралась на кухне, за чашкой чая.

–Зачем ты полез в воду, – с тревогой в голосе спрашивает мама, – ты же мог утонуть?

–Я помогал своему ближнему, – стараясь говорить твердо сказал Алёша.

–Сын правильно поступил, по-мужски, – поддержал сына отец. Вдохновленный поддержкой отца Алёша продолжил:

–Дядя Коля мне говорил, есть две заповеди по которым жить нужно: «Возлюби Господа Бога твоего», это первая, и вторая: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя».

–Ну какой он тебе ближний, какой? Ты его ни имени, ни фамилии не знаешь, а говоришь ближний, – с болью в сердце сказала мама.

–Ближний не обязательно тот, кого ты знаешь, ближний тот, кого ты видишь в беде, и он нуждается в помощи, – ответил сын.

–А если бы ты стал тонуть, – не сдавалась мама, – кто бы тебе помог?

–Наверное, тот дяденька, который проводил меня до дома, – немного подумав, сказал Алёша и пошел к себе в комнату, чтобы осмыслить пережитое.

Сила прощения

В четверг Артёма не было на занятиях, в классе решили, может быть, простудился, ведь весна на улице. В пятницу классный руководитель сказал ребятам, что Артём лежит в больнице, ему срочно нужно сделать переливание крови, пусть каждый попросит своих родителей сдать кровь, чтобы помочь мальчику. Сашка заерзал на своем стуле, как будто он стал горячим. Он почувствовал себя виновным в том, что Артём лежит в больнице. «Но я его давно уже не обижал, – оправдывал он сам себя, – даже дружить предлагал, а он не захотел. Ну почему же мне плохо от того, что одноклассник лежит в больнице? Ведь это не по моей вине, ну обижал я его, и не его одного, а других тоже. Виталика вон побил, так родителей в школу вызвали, дома папа наказал за это, но с Виталькой же ничего не случилось». Как ни оправдывал он себя, не мог найти успокоения. Внутри у Саши что-то горело, он не знал, что ему сделать, чтобы пришел покой, чтобы освободиться от чувства вины и стыда. Он и клятву себе дал, что больше никогда не будет обижать Артёма, даже буде, если нужно, заступаться за него, когда тот выздоровеет, но и это не помогало.

Дома он рассказал родителям о просьбе учителя сдать кровь и с мольбой смотрел на них, чтобы они согласились. Мама сказала, что она не сможет, что на работе аврал, ее не отпустят. Пап к радости сына дал согласие. Но даже согласие папы сдать кровь почему-то не принесло успокоения. Половину ночи Сашка проворочался, прежде чем уснул.

На следующий день в школе, он с радостью сказал, что его папа идет сдавать кровь для Артёма, но эта радость была короткой. Все уроки он был тихим и ни к кому не приставал. Как только звонок сообщил об окончании последнего урока, он быстро выбежал на улицу и пошел домой. В голове роились мысли о том, как бы помочь однокласснику. Сперва он хотел писать короткие записки и положить их в почтовые ящики своего дома и в соседние тоже. Но потом передумал, люди не поверят. Мысли сменялись одна за другой, но все были какие-то не реальные. «А что, если мне самому, – тут у него перехватило дух, – и правда самому пойти по квартирам и рассказывать об Артёме, что ему срочно нужна кровь. Это же здорово!». Сашка не раздумывая пошел по подъезду обходя квартиру за квартирой, из подъезда в подъезд. Когда ему открывали дети, он спрашивал, есть ли взрослые дома, и когда взрослые подходили, рассказывал им об Артёме, что ему срочно нужна кровь. На первый вопрос: «Кто этот Артем, твой брат?», он замешкался, а потом смело отвечал, что Артём его друг. Чаще всего определенно никто не отвечал, но обещали позвонить родителям, т. к. Сашка для убедительности оставлял номер домашнего телефона. Не прошло и часа, а ему казалось, что он ходит с раннего утра, болели не только ноги, но и все тело. Он говорил себе: «Терпи Сашка, ты делаешь полезное дело, Артем же терпел тебя, когда ты его обижал, не отвечал злом на зло, тогда ты делал плохо, а теперь – хорошо. Интересно, что же в Библии о прощении написано, что Артем так вел себя со мной? И почему я у него об этом не спросил, может быть, там что-то важное написано». Так размышляя, Сашка подошел к очередному подъезду: «Этот пройду, и домой, а то завтра сил не хватит в школу пойти».

Придя домой он рассказал родителям, что ходил по квартирам и искал доноров для Артёма. Отец внимательно посмотрел на сына, потрепал его легонько по волосам, и прижал к себе: «Молодчина! – сказал он, – настоящая помощь другу». Сашке было немного не по себе, от того, что они не были друзьями с Артёмом, а даже наоборот. «Но я ему обязательно предложу быть моим другом, – подумал он, – лишь бы скорее выздоровел».

В понедельник учитель сказал: «Артёму сделали переливание крови, и он скоро поправится. Еще меня врачи просили поблагодарить друга Артёма, который нашел ему доноров. Этот мальчик из нашего класса или нет?» Мальчишки переглядывались друг на друга, пожимая плечами. Сашка моча сидел, не показывая вида, что это его работа, и это его называют другом Артёма. «Я сперва с ним и вправду подружусь, а потом можно будет и рассказать» – думал он.

Вечером он попросил родителей сходить с ним к Артёму в больницу, ему не терпелось увидеться с одноклассником, что быстрее подружиться. В палату к больному их не пустили, но разрешили передать фрукты, которые они принесли. Сашка написал записку: «Выздоравливай скорее. Твой друг Сашка». Артём был очень рад этой записке: «Хорошо, что не ответил злом на зло, – думал он, – приобрел себе друга». Ему вспомнилось, что говорит Иисус в Евангелии, когда Его распинали: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают». «Спасибо Тебе Иисус! Я обязательно расскажу о Тебе моему новому другу» – сказал Артём, его сердце переполняла радость!

Поход за подарком

В небольшом городе вместе с папой и мамой жили три брата. Костик, Тёма и Данька. Так называли их родители, друзья, да и все, кто их знал. Костику было одиннадцать лет, Тёме девять, а Даньке скоро исполнится пять. У братьев была своя комната – у окна стоял письменный стол, рядом на подставке аквариум, вдоль стен стояли кровати, двухъярусная и обыкновенная. У противоположной от окна стены стояла книжная полка, а рядом с ней большая картонная коробка, в которой лежали различные игрушки и другие нужные мальчишкам вещи. Все интересное, что происходило в этой комнате, чаще всего было на втором ярусе кровати. Ведь, как известно, у мальчишек много секретов, самые серьезные планы, мечты, желания, различные поделки, требующие секретного изготовления, всего не перечесть. Верхняя кровать Костика, как считали братья, была самым подходящим местом для обсуждения настоящих мужских дел. Даньке старшие братья не всегда разрешали принимать участие в своих разговорах. По началу он плакал и шел к родителям жаловаться на братьев. За это они называли его обидным словом «ябеда», а иногда не принимали в свои игры. Но со временем Данька сменил тактику. Он приглашал папу или маму в комнату и задавал различные вопросы, тем самым мешая братьям секретничать.

Этот вечер у мальчишек был необычным. Даньке разрешено было присоединиться к братьям. Разговор зашел о дяде Андрее, родном брате мамы, который должен вскоре приехать в гости. Мальчишки по очереди высказывали различные предложения, что, по их мнению, может привезти им в подарок дядя Андрей. То, перебивая, то, споря друг с другом, о том или ином предположительном подарке, каждый отстаивал свое мнение. У братьев оказалось больше желаний, и они, на взгляд Даньки, были интереснее тех, которые он мог придумать. Слушая их, и думая о чем-то своем, он незаметно уснул.

Проснулся Данька от громких возгласов, лежал он на своей кровати. За окном начинался новый день. Данька посмотрел на кровать братьев, она была пуста. Прислушиваясь к голосам, доносившимся из другой комнаты, Он поискал взглядом свою одежду. Боясь пропустить что-то интересное, он стал быстро одеваться, и не заметил, что надел футболку на изнанку. Когда мальчик вышел все засмеялись, глядя на него. Данька, смущенно улыбаясь, хотел спрятаться за маму, но дядя подозвал его к себе. Положив ему руку на плечо, дядя посмотрел на него и сказал: «Да, время идет» – и стал дальше продолжать свой рассказ. Братья, послушав еще немного, отправились к себе в комнату. Там Данька узнал, что сначала, дяде не давали отпуск, а когда дали, было трудно купить билет, поэтому он приехал без подарков. Но уже сегодня они все вместе пойдут в магазин, и он им что-нибудь купит. Ребята разыгрались, и чуть было не опоздали на главное действие сегодняшнего дня, поход за подарком.

Мальчишки вместе со взрослыми вышли на небольшую площадь, где стояли крытые торговые прилавки. Торговали здесь в основном овощами и молочными продуктами. Вокруг этой площади были большие магазины и магазинчики где можно было купить практически все. Кто-то первым заметил небольшую зеленую горку, немного в стороне от прилавков. Это было время первых арбузов. Поэтому эта зеленая ягодная горка, притягивала взгляды прохожих. Наша компания решила начать делать покупки именно с арбузов. Дядя Андрей брал арбуз, перекладывал с руки на руку, щелкал пальцами по нему, даже пробовал сжимать. Мальчишки с замиранием сердца следили за каждым его движением, пытаясь предугадать, какой из них он выберет. Наконец был выбран тот, который, по мнению дяди, был самым спелым.

Арбуз доверили нести ребятам. Покупка подняла настроение, и взрослые, весело переговариваясь, пошли дальше. Братья, чуть поотстав, шли за ними, бережно неся арбуз. Первым нес его Костик. Тёма, семеня рядом, договаривался с ним, откуда понесет он. Данька же, весело улыбаясь, заглядывал то на одного брата, то на другого, путаясь у них под ногами. Все внимание детей было приковано к арбузу. Предвкушая удовольствие, старшие братья мастерски изображали сценки поедания арбуза. Данька удивлялся, как здорово это у них получается, а он ничем похвастать не может.

Костик и Тёма уже успели пару раз подменить друг друга. Арбуз был хоть и желанным, но достаточно весомым подарком, и с ним было не удобно ходить по магазинам. Ребята решили отнести его домой, а потом присоединиться к остальным. Немного привыкнув к своей ноше, братья стали посматривать по сторонам. Вот стоят двое взрослых и с улыбкой смотрят на мальчиков. Мальчишки не произвольно замедлили шаг. А вот девочка показывает на них рукой и говорит кому-то из родителей: «Купи, купи!» Братья прошли дом и вместо того, чтобы повернуть во двор, прошли мимо. Они заметили ровесников, которые во все глаза с удивлением смотрели на ребят: откуда у них арбуз? Все вокруг смотрели на мальчиков кто с удивлением, кто с недоумением, а дети с нескрываемым желанием иметь такой же арбуз.

Братья не чувствовали под собой земли. Арбуз перестал быть тяжелой ношей, казалось, что он воздушный шар, который помогает им парить над землей. Еще никогда за всю свою жизнь, дети не были в центре внимания, и чтобы продлить это счастливое состояние, уходили все дальше и дальше от дома. Данька, наблюдая происходящее, улыбался в начале пути, но потом стал все чаще вопросительно поглядывать на братьев. Он не мог понять, чему они радуются и почему все дальше уходят от дома. А старшие братья, растворившись во времени и пространстве, наслаждались вниманием, неожиданно свалившимся на них. Ребята поглядывали на арбуз. Теперь им не хотелось его есть. Они понимали, что это не только вожделенная сахарная мякоть, но и объект внимания, которого им так не хватает.

Это непонятное блуждание Даньке порядком надоело, ему хотелось скорее получить свою сахарную долю. Он начал капризничать и звать домой. Братья нехотя согласились. Как только они направились домой, арбуз вновь стал неудобной ношей, оттягивающей руки. Придя домой, мальчишки увидели, что взрослые уже дома, и недоумевали где так долго ходили неслушники. Арбуз оказался сладким, просто сахарным.

После праздничного обеда троица опять собралась на втором ярусе. Они мечтали, как весной посадят у бабушки в огороде вместо картошки арбузы. Целое поле. «Конечно, арбузы лучше, они больше чем картошка и вкуснее…» – думал Данька засыпая, переполненный впечатлениями этого дня.

Назад Оглавление Конец