Логотип сайта aupam.ru
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Мак-Кинли манит… | Восхождение на Мак-Кинли

14 мая. Спали в другой палатке, специально для телерепортажа. Было холодно. Борис оставил открытым вход, чтобы оператор снял нас спящими. Как у них получилось, не знаю, но из-за этого я замерз. Фотографировались с флагами, вдруг в это время прилетел американский военный вертолет. Мы, наверное, слишком громко кричали: «УРА!» Заброску продуктов и снаряжения отложили еще на один день. После обеда съемки для НТВ. Завтра мы с Борисом дежурные, подъем в пять утра, чтобы в семь часов парни смогли пойти на заброску.

Сегодня был первый тренировочный поход далеко за лагерь. Мы с Игорем шли на палках, до этого тренировки были на жумаре. Шли траверсом, было очень трудно, нам не стали выдвигать лыжу. Поясню. Для движения траверсом (наклон в лево или право) нам одну лыжу делали ниже другой, и мы могли сидеть ровно. После каждого толчка палками, сани съезжали с тропы вниз, долго выбираешься, еще толчок и опять нужно выбираться на тропу. Иногда без посторонней помощи было невозможно подняться на тропу. После долгих мучений, глядя на то, что до нашей проблемы никому нет дела, я в резкой форме обратился к Матвею. Он парировал: «Если трудно, нужно вернуться в лагерь, ох уж мне эти инвалиды». Мне стало неприятно. Хотя я понимаю, что не все у него ладится, как у начальника экспедиции, но почему-то мы с Игорем оказались крайними. Нам многое пришлось пережить, прежде чем принять участие в этом походе.

Чтобы оказаться здесь мы прошли отборочные туры, в каждом из них мы были лучшие. И попали сюда не по благотворительности. Многое мы можем делать не хуже других. И отношение к нам должно быть как к равным. По сути дела, все мы работаем на одно имя, наша экспедиция называется «Восхождение Матвея Шпаро».

По приходу в лагерь помолился, попросил Господа Иисуса, чтобы не срываться, а сделать свое дело и быть спокойным. А спокойствие и хладнокровие очень нужны. После общения с Господом, настроение наладилось.

В апреле 2001года я в составе команды инвалидов нашего города был в Уфе на соревнованиях. Был весенний бег по шоссе в зачет спартакиады инвалидов, которая проводится ежегодно. Проводит спартакиаду бессменный руководитель Габдуллин Фаниль Низамутдинович. Приехал, чтобы попрощаться с теми, с кем не один год соревновался, я твердо решил завершить свои спортивные выступления. Мне уже перевалило за сорок. Здесь встретился с председателем Общероссийской Общественной Организации Инвалидов Маратом Юсуповым. Он-то и рассказал, что нужны спортсмены для восхождения на гору, только почему-то вместо Мак-Кинли назвал Килиманджаро. Также сказал, что занимается всем Шпаро Дмитрий Игоревич. Я дал предварительное согласие и сказал, что после обсуждения с женой дам окончательный ответ. Приехав домой, рассказал Тане о предложении сходить в экспедицию не совсев обычную, но, как мне казалось интересную. Весь вечер мы с моей верной подругой возвращались к теме безопасности в горах, говорили о том, как же все-таки можно инвалидам забираться на гору, и многом другом. Пришли к выводу, что можно попробовать, а отказаться никогда не поздно. Результат нашего разговора – я здесь в команде и отказываться от намеченного не собираюсь.

Наше восхождение начнется с того, что мы спустимся на двести метров по склону и только потом начнется постоянный подъем. До какой высоты дойдем, не знаю, но хочется до последней – 6194 метра над уровнем моря.

15 мая. Подъем в пять часов. Как трудно расставаться с теплым и вполне обжитым спальником! Но другого варианта нет. Завтрак не приготовишь, пока не выберешься на свет белый и не переберешься в «зиму» нашу кают-компанию и столовую. Воду мы накипятили с вечера, спать легли в половине первого ночи, вода до утра не успела промерзнуть. Тонкая корочка льда быстро растаяла на огне.

На завтрак картофельное пюре с беконом, чай, кофе, какао, напиток или кисель – на выбор. Главное, чтобы был кипяток. Над вершиной Мак-Кинли появились облачные тарелки. Как объяснили рейнджеры, это предвестники плохой погоды. Поживем – увидим…

Анатолий подшучивает над Игорем. Тот никак не может запомнить название «элеутерококк». У него получается то «элеукок», то «элекотерок» и т.д. Игорек рассеян постоянно что-то теряет. Думаю, это сказывается горняшка. Она проявляется по-разному, в зависимости от индивидуальной реакции организма на недостаток кислорода. Игорь потеря часы и попросил Анатолия пойти поискать. Тот предложил Игорю поискать их на месте, где он сидит. Игорь ответил, что потерял их за лагерем, и попросил Анатолия пройти по тропе, по которой мы вернулись в лагерь. Тот ушел, а Игорь нашел-таки часы воле себя.

Парни ушли на заброску. Связывались с ними по рации, у них все хорошо. Завтра наша очередь выдвигаться. Мы смотрим на маршрут и видим, как все новые и новые команды уходят по нему к горе. Прилетели двое парней из Свердловска. У всех к нам особый интерес, наверное, не верят, что мы сможем пройти маршрут до горы и подняться на вершину. Медобследования проводятся каждый день. Наше состояние наблюдает академик Максимов Аркадий. На маршруте нас будет наблюдать наш Док, на каждом промежуточном лагере. Как нам объяснили, результаты, полученные в ходе нашей экспедиции, помогут медикам в работе с космонавтами. У них в невесомости работают в основном только руки, а ноги пассивные так же, как и у нас, спинальников, кровь больше циркулирует в верхней половине туловища.

До второго лагеря примерно девять километров, высота 2400 метров, далее расстояние между лагерями будет меньше. Надвигаются плотные облака, наверное, погода испортится. На обед приготовили кашу гречневую на сливочном масле с беконом. На ужин вермишель, угадайте, с чем? Правильно, с беконом! Скоро от него устанем, а кушать нам его целый месяц, если не больше. Не успел рассказать про Игоря и его потери, как сам потерял чехол от спальника и пока не нашел. Сколько находимся здесь, я не могу нарадоваться полярному дню. Ложишься спать – светло, встаешь – светло. А на Эльбрусе, чтобы утром одеться, по сто раз перетрогаешь все свои и своего напарника вещи, пока найдешь то, что тебе нужно. Не зря все-таки парни решили сходить на гору за «день».

В составе нашей экспедиции сегодня третий и последний день рождения у Афанасьева Виктора, Витька, как все его зовут.

Завтра подъем в шесть часов, и, если будет хорошая погода, мы выдвинемся в первый промежуточный лагерь на маршруте ледник Кахилтна – Мак-Кинли. Слава богу! Быстрее бы закончить начатое дело. Днем подходил Матвей, спрашивал, с кем мне лучше идти с Максом и Губаевым, или с Витьком и Агафоновым. Я сказал, что лучше с Максом и Губаевым, но пойду с Витьком и Агафоновым, потому что Борис не сможет сработаться с Максом и Губаевым. Матвей выслушал меня, положил руку на плечо, сжал пару раз, сказал «хорошо» и ушел.

Назад Оглавление Далее