Логотип сайта aupam.ru
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Гостеприимная Америка | Восхождение на Мак-Кинли

6 мая. Соединенные Штаты Америки, город Сиэтл. Прилетели уставшие, сутки у нас увеличились с 24 часов до 36. Посетили клуб деловых людей. Он расположен на 75 этаже небоскреба, сооруженного из стекла и бетона, что для нас, людей провинциальных, очень непривычно. Страшно было подходить к стеклянной, на вид такой хрупкой, стене, но любопытство оказалось сильнее. Летели на знаменитом «Боинге – 777». Матвей договорился, чтобы нас с Игорем разместили в бизнес классе, сделать это было не очень сложно. Во – первых, свободны были почти все места, во – вторых, Аэрофлот – наш спонсор. Мы выиграли в комфорте, но в остальном проиграли, нас попросту не покормили. Хорошо, что Степан пришел нас проведать, узнать, не нужно ли нам чего, и, как оказалось, нужно. Он сходил куда-то, и нам принесли поесть, предложили напитки – в общем стало как у людей.

Из Сиэтла – прямым рейсом в Анкоридж. Встретили хорошо. Специально за нами была прислана машина с подъемником для инвалидного кресла-коляски. Матвей хотел нас отправить на обычном легковом автомобиле, но Патрик, водитель, очень удивился: можно ли ехать инвалидам в необорудованной для них машине.

7 мая. Ночевали на горнолыжной базе для инвалидов. Сделали продуктовые запасы для экспедиции, немного успели расфасовать по рационам. Выяснилось, что вдень на одного человека придется из хлебобулочных изделий по полторы галеты и десять-двенадцать крекеров. Для нас, известных русских хлебоедов, этого очень мало.

Приготовили снаряжение и одежду. Ждем отправки в Талкитну. Когда собирался дома в эту экспедицию, жена Таня настоятельно советовала взять теплые вещи, но я отказался, рассчитывая, что раз такая серьезная экспедиция, то и одежда будет достойной. Но на деле оказалось не совсем так. Нижнее белье было тонким, хорошо, что дали три пары. Олег, когда выдавал его, толи в насмешку, толи серьезно объяснял: «Вот тонкое, вот среднее, а это толстое». Мы же между собой решили так: одно надел это тонкое, еще одно надел – стало среднее. Ну, а когда все три комплекта на тебе – это толстое. Как тут не вспомнить совет жены взять теплые вещи из дома.

Штаны-полукомбинезон из непромокаемой ткани оказались б/у, о чем красноречиво свидетельствовали заплатки. У Игоря – б/у пуховика, Как говорится, с миру по нитке, а у нас от прошедших экспедиций по одежке, и готово обмундирование.

8 мая. Приехали ночью в Талкитну. Небольшая деревня с посадочной полосой для легкомоторных самолетов. Ночевали в палатке под навесом, возле аэродрома, было тепло, но тесно.

9 мая. Утро началось с песни «День Победы». Кто первый запел, не помню, но допели вчетвером на весь поселок. Получилось не очень правильно, но от души.

В течении дня фасовали продукты. Второй день идет дождь. В Анкоридже жили в деревянном двухэтажном доме. Это горнолыжная база для инвалидов. Она расположена на окраине жилого сектора, рядом столовая. Все приспособлено для инвалидов.

Запомнилось и отношение совершенно незнакомых людей. На удивление приветливо с нами здоровались, даже маленькие дети посылали приветствие, сжимая и разжимая ладошку. На этом фоне не могу не вспомнить, как однажды ехал на коляске по родному городу.

Навстречу шла молодя мама, ведя за руку ребенка. Малыш, увидев меня, громко спросил: «Почему дядя большой, а на коляске?» Мама дернула его за руку и строго отчитала: «Смотри под ноги, а не по сторонам». Вот такой контраст.

Во время фасовки продуктов зашел разговор о предстоящем подъеме на Мак-Кинли. Кто-то предложил сходить на гору и обратно за один день. Шутку не сразу поняли, ведь на Аляске сейчас полярный день, и впереди еще не один месяц, пока он закончится.

10 мая. Артур разбудил всех в семь утра. На улице идет не большой снег, но и такое непогожее утро не смогло омрачить этот день, день моего рождения. Все меня поздравили, было приятно: все-таки впервые отмечаю его в Америке. Постепенно погода наладилась, стало тепло и солнечно. Зарегистрировались у рейнджеров (спасателей). Меня почему-то записали лидером, т. е. руководителем команды. Выглядит это так: экспедиция Матвея Шпаро, руководитель Григорий Царьков. Я принял это как еще один подарок ко дню рожденья.

Весна на Аляске только начинается. За не долгое пребывание заметил, что в здешнем обиходе много русских названий. Есть горный хребет «Николай». Слова вилка, ложка у эскимосов означают то же самое, что и у нас. Очень популярны изделия из дерева, резные рекламные щиты, фигуры зверей и животных, срубы жилых домов и административных зданий из калиброванного дерева, вместо пакли современный материал – силикон. Везде асфальт. Возле здания почты стоит телефон – автомат. Отсюда можно позвонить в любой уголок Земли, где есть телефонная связь. Звонок в Россию стоит 25 центов, независимо от того, куда будешь звонить: на Камчатку (она рядом с Аляской) или к нам в Башкортостан. Сейчас мне из Америки дешевле позвонить брату в Хабаровск, чем из дома.

Да, деревни наши пока что очень разнятся по уроню жизненного комфорта. В наших деревнях в лучшем случае можно встретить таксофоны. Если есть возможность провести домашний телефон, можно пользоваться Интернетом. Цивилизация… Но мне, как городскому жителю, бывает приятно посмотреть на бревенчатый дом, украшенный резьбой, с палисадником в цветах, «журавлем» над колодцем. Воображение тут же рисует пруд со стайками гусей и одинокими фигурами рыбаков, телят, пасущихся не вдалеке небольшими группками, ну и, конечно же, веселую неугомонную ребятню. Такие незамысловатые картины мне роднее, чем парадные портреты их «вылизанных» заокеанских сестер с размеренно текущим ритмом жизни.

11 мая. Спали в помещении аэропорта, было тепло, даже жарко. Спал без спальника. Ночь прилетели журналисты НТВ и академик Максимов. Матвей долго не мог сосчитать, сколько же нас стало человек вместе с журналистами и гостями из Анкориджа, чтобы на всех приготовить завтрак. Вроде бы пустяк, но не хочется терять марку гостеприимного хозяина далеко от родного дома. Журналисты привезли статьи с нашей пресс-конференции, было интересно сравнивать то, как ты себе представляешь эту экспедицию и взгляд со стороны.

Ездили с Игорем на смотровую площадку, смотреть Мак-Кинли возил нас Артур. Он живет и работает в Анкоридже, переехал из России четыре года назад. На прежне родине жил в Рязани, был женат, но «заболел горой», разговоры у него только о Мак-Кинли. Заочно знаком с Агафоновым. Говорит, что Александр был его кумиром в детстве, и Артур хотел быть похожим на него.

Гора выглядит грациозно и недосягаемо. Эта величественная картина несколько поколебала мою уверенность в успехе экспедиции. Ведь не зря она у американцев не просто гора, а символ красоты, величия, могущества. Очень популярны снимки горы при ярком освещении солнца. Она в это время золотистого цвета и притягивает взгляд как огромный золотой самородок.

Личный ледоруб Артура хранится в музее рейнджеров, он единственный, кто с 1963 года побывал на вершине зимой. Это было в конце декабря 1997– начале января 1998года. Поднимались они вдвоем с напарником до отметки 3300 метров. Отсюда Артур пошел один, а напарник остался его ждать. У них был уговор: ждать десять дней, а затем уходить вниз. Напарник не выполнил уговора, и это в какой-то мере послужило Артуру спасением. Товарищ ждал его не десять дней, а двенадцать. И Артур пришел… на двенадцатые сутки. Невозможно представить, что пережил его напарник, за эти дни, ожидая возвращения своего спутника с восхождения.

В условиях полярной ночи с ураганными ветрами и сильными морозами он продолжал ждать и тогда, когда закончился срок, продолжая верить в лучшее. После пережитого этот человек на отрез отказался ходить в горы не только с Артуром, но вообще ни с кем.

Сегодня были в музее Аляски. Оставил пару строк от себя на память о пребывании в таком далеком и таком родном для россиян уголке земли.

В 19-00 местного времени улетаем на ледник Кахилтна, что расположен на высоте 2200 метров над уровнем моря, и примерно в пятнадцати-двадцати километрах от Мак-Кинли. Вещи упаковали и отнесли к самолету. Я забыл оставить посуду для еды, хотя об этом предупреждали, и остался без обеда, не хотел просить у других, чтобы не показать свою оплошность. Нужно быть не только внимательным, но и исполнительным, нужно так организовывать свой быт, чтобы все было под рукой, да и вообще было… Нам раздали логотипы спонсоров, чтобы нашить на куртки, а я в Москве оставил нитки с иголкой. Шил «цыганской» иглой, намучился. Скорее бы начать то дело, ради которого мы здесь.

Назад Оглавление Далее