Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Сочи. Игры и шоу

«В душе каждого из нас горит огонь страсти. И задача всей нашей жизни – не дать ему угаснуть».
Мэри Лу Реттон

За три недели до игр в Сочи я получила официальное приглашение на шоу «Танцы со звездами».
А потом мне позвонила главный продюсер:
– Мы очень хотим, чтобы ты участвовала, – сказала она, – мы согласовали съемки с твоим спортивным графиком. Партнер отправится с тобой в Сочи. Там начнете репетировать первый танец.
Сроки были невероятными. Через три дня после гонки в Сочи начиналась премьера шоу. «Почему бы нет? Мне будет чем заняться после Паралимпиады», – подумала я. В тот момент я была в своей лучшей форме.
Я согласилась и в тот же день позвонила сестре, чтобы поделиться с ней хорошей новостью.
– О боже! Надеюсь, тебе в пару дадут Дерека Хафа! – закричала она.
Я слышала о Дереке, но, честно говоря, плохо его помнила, поскольку почти не смотрела шоу.
– Он такой классный! – продолжала Кристел. – И у него больше всех наград. Он гений!
Отлично, так и запишем.
Накануне Сочи мы с другими членами сборной США отправились в Аспен, в последний тренировочный лагерь. Однажды рано утром я проснулась, села в постели, и вдруг комната бешено закружилась.
– О боже, какой ужас! – закричала я.
Ко мне подскочила моя соседка.
– Что такое, Эми?!
– У меня кружится голова! – сказала я, стиснув виски ладонями.
Через две секунды вращение прекратилось. К завтраку я была в полном порядке. Однако позже, во время тренировки, это снова началось. Тренер отправил меня к врачу:
– Когда вы поворачиваете голову, садитесь или встаете, то ощущаете головокружение. Причиной такого симптома часто бывает травма головы.
Как раз такая, какую я пережила в Испании. Врач сказал, что на лечение уйдет несколько дней, а то и месяцев. Другими словами, голова может закружиться и в России, и в «Танцах со звездами».
Я уехала из лагеря и принялась судорожно искать в Интернете врача, который мог бы меня быстро вылечить. И нашла. В тот же вечер я вернулась домой, в Саммит-Каунти, в Колорадо, и отправилась к физиотерапевту, который принялся вращать мою голову из стороны в сторону, чтобы уменьшить головокружение. Но это не помогло.
Приехал продюсер «Танцев со звездами», назначил мне первую встречу, но я была так поглощена тренировками и всей этой историей с головокружением, что совершенно о ней забыла. К тому же я уже научилась не радоваться предложениям раньше времени, пока решение не будет принято окончательно. Я даже не до конца верила в то, что шоу вообще состоится, как тот клип Мадонны или фильм с Сэмом Джексоном.
Для меня сняли местную танцевальную студию, где должна была состояться моя первая встреча с будущим партнером.
В то утро я приехала на студию слегка взволнованная. Оператор уже был на месте. Он направил камеру прямо на меня.
– Привет, Эми! – навстречу мне вышел продюсер. – Вот ты и в «Танцах со звездами»! Волнуешься?
– Ну да, есть немного, – ответила я, на секунду задумавшись.
«Неужели это происходит на самом деле?» – думала я.
– Если бы ты могла выбирать партнера, кого бы ты выбрала? – спросил он.
Я вспомнила наш разговор с Кристел.
– Дерека…
Я не знала, как произносится его фамилия, поэтому назвала только имя. Какой стыд!
– Я сейчас пройду внутрь студии, – сказал продюсер, – а когда выкрикну твое имя, входи и там увидишь своего партнера.
Продюсер позвал меня, я подошла к двери и толкнула ее. Все это снимал оператор. Я вошла в крошечную зеркальную студию и прямо перед собой увидела этого милого парня с огромной улыбкой. На нем были облегающая термо-майка и джинсы.
«Офигеть – мне достался именно Дерек!» – подумала я.
– Привет! – сказал он, тепло меня обняв. – Я Дерек Хаф.
Ах вот как она произносится, – подумала я про себя, – рифмуется со «шкаф»!»
– Рада наконец-то познакомиться! – ответила я дрожащим голосом.
«О боже, это происходит на самом деле!» – мелькнуло в голове.
В этот самый момент у меня внезапно закружилась голова, и я слегка покачнулась.
– Все в порядке? – спросил он.
– Да, все отлично, – соврала я. – Просто что-то в голове зашумело.
– Почему ты решила участвовать в шоу? – продолжал он.
– Наверное, чтобы немного отвлечься, – ответила я. – И еще хотела поставить перед собой новую цель и проверить, на что способна. – Я указала на свои ноги. – Честно говоря, я понятия не имею, смогу ли я танцевать. Никогда не занималась ничем подобным.
Он взял мои руки в свои и посмотрел прямо в глаза.
– Знаешь, – сказал он. – Я вообще не хотел возвращаться в этом сезоне. Но когда продюсеры рассказали мне твою историю, я передумал. Так что давай вместе бросим вызов судьбе, детка. Готова?
Я улыбнулась.
– Для начала снимем эти штуки, – он кивнул на мои зимние ботинки, наклонился и принялся помогать мне их стаскивать.
«Как галантно!» – подумала я. Мне нравились его положительная энергетика и эта готовность взять все под контроль.
Он принес мою танцевальную обувь – обычные туфли на пятисантиметровом каблуке.
Я села, и Дерек надел их на меня, сначала левую, потом правую. В этот момент он впервые увидел мои металлические ноги.
– Ух ты, крутота какая! – произнес он, застегивая пряжку. – Прямо не терпится проверить, что у нас получится.
Я встала.
– Давай пока немножко потренируемся, – сказал он. – Руку на бедро.
Я сделала, как он сказал, не совсем уверенная в том, что смогу выполнить то, что за этим последует.
– Отлично!
Дерек наблюдал за тем, как я держусь, как будто делая в голове заметки.
– Мы сейчас чуть-чуть расслабимся и пошалим. Попробуем пару па из ча-ча-ча.
Он показал, что делать. Я, как могла, повторила. Но движения мои были скованными и неуверенными. В первые минуты я ужасно стеснялась, даже не ожидала, что мне будет настолько не по себе.
– Ты просто молодец, – старался ободрить меня Дерек.
Уверена, на самом деле он так не думал.
– Помни, мы пока просто развлекаемся. Ты когда-нибудь танцевала?
– Деревенскую чечетку в детстве.
Мы оба расхохотались.
– Здорово! Ну-ка покажи!
Я начала танцевать, и даже один раз, задрав колено к самой груди, выкрикнула:
– У-ху!
Мы посмеялись. Похоже, он впечатлился тем, как хорошо я умею двигаться.
– Можно попробовать вставить эти движения в какой-нибудь номер, – сказал он. – А еще какие танцы знаешь?
Я затрясла головой, как девушка из «Танца вспышки». Я недавно исполняла этот танец на вечеринке в стиле 80-х.
– Ясно, больше так никогда не делай! – со смехом ответил он. – А грейпвайн умеешь?
Я кивнула и показала ему. Это движение я выучила еще в детстве.
– О боже, – выдохнул он, – вот это было круто! Так бы и расцеловал тебя! – И он протянул руки, чтобы меня обнять.
В следующие два часа мне наконец удалось немного раскрепоститься. «А он мне нравится! – думала я. – Забавный и, если что-то не получается, тут же пытается найти решение, совсем как я». Пару раз у меня кружилась голова.
– Ничего страшного, – говорила я Дереку, но в глубине души у меня зрело беспокойство.
– У других команд три недели на освоение первого танца. У нас с тобой максимум несколько дней, – рассказал он в конце занятия. – Завтра мы позанимаемся еще пару часиков, а потом я улетаю. В следующий раз, наверное, увидимся в Сочи. Да?
Я кивнула, все еще не в силах поверить, что все это происходит на самом деле.
Я вернулась домой, залезла в Интернет и почитала о Дереке, посмотрела видео из 16-го сезона, где он танцевал с кантри-певицей Келли Пиклер. Иногда их движения были такими быстрыми, что я не могла даже за ними уследить! В некоторых танцах она так красиво тянула носок и так плавно двигалась. Сердце у меня упало. Получится ли у меня? Я позвонила Патрику.
– А если я на своих ногах не справлюсь? А вдруг я буду выглядеть попросту глупо? А если я не буду успевать за Дереком?
– Главное – не вылететь первой, продержаться хотя бы одну неделю, – ответил он.

После занятий с Дереком я улетела в Россию.
Всю дорогу, от сочинского аэропорта до Олимпийской деревни, я не отрываясь смотрела в окно. Я уже была в Сочи год назад с делегацией спортсменов, нас отправили тестировать трассы и качество снега. Теперь я была поражена тем, насколько тут все изменилось. Прошло меньше двенадцати месяцев, а это место из огромной строительной площадки превратилось в полноценную курортную зону, застроенную новыми зданиями. Даже сам факт пребывания в Олимпийской деревне казался мне невероятным. Я была в восторге уже от того, что просто нахожусь в России.
В Америке по телевидению дали анонс, что я участвую в новом сезоне «Танцев со звездами». Мой телефон, до этого тихонько лежавший у меня на коленях, внезапно начал жужжать как безумный. Это приходили сообщения в «Твиттер». Пришлось перевести его в бесшумный режим. Но, когда снова посмотрела на экран, все мои странички в соцсетях буквально разрывались от сообщений!
Так в моей жизни одновременно случилось два величайших и самых волнительных события: Игры и шоу. Меня переполняло чувство благодарности. Я посмотрела на небо и прошептала: «Спасибо!»
Мы зарегистрировались в отеле.
Олимпийская деревня оказалась мини-городом. Спортсмены из разных стран жили отдельно, каждая сборная в своем здании. В центре деревни был ряд из флагов всех стран-участниц – очень красиво! В самом городке были круглосуточный кафетерий, кинотеатр и даже магазин протезов. И все это рядом с базой отдыха у подножия горы.
Уже в деревне мы увидели, что качество снега оставляло желать лучшего. Мы знали об этом и раньше – в Колорадо весь февраль активно следили за подготовкой зимней Олимпиады по телевизору. Но, несмотря на опасения, мы были счастливы быть здесь. Эта поездка должна была стать исторической: впервые парасноубординг включили в программу Паралимпийских игр.
Каждое утро мы запрыгивали в шаттл, доезжали до горы и катались по четыре часа. Снег оказался еще хуже, чем на первый взгляд. На некоторых участках он был похож на зыбучие пески. В других местах поверхность была жесткой и заледенелой, смесью настоящего и искусственного снега. Средняя температура днем была около +10, погода была переменчивой. За один пробег поверхность под ногами превращалась в слякотную кашу, из-за чего было практически невозможно ехать на переднем канте.
– Забудь все, чему я тебя учил последние два года, – сказал Миа, мой тренер, увидев этот постоянно меняющийся снег. – Это не сноубординг – это серфинг какой-то!
В первый день практически вся наша команда в буквальном смысле упала в грязь лицом! При таком снеге приходилось заново учиться перераспределять свой вес. В первый же вечер ноги у меня были в ссадинах.
Но я была рада тому, что в горах у меня больше не кружилась голова. У нас был кабинет физиотерапии с ледяными компрессорами, которые отлично снимали все неприятные ощущения. Я ходила туда почти каждый вечер. Сильные ноги нужны были мне и для сноубординга, и для танцев.
Работы по подготовке трассы завершались накануне гонки прямо у нас на глазах. Трасса была очень крутой и узкой, совсем не такой, какую подготовили для олимпийских сноубордистов. Отчасти выбор этого участка объяснялся тем, что трасса заканчивалась недалеко от трибун, откуда зрители отлично видели спортсменов, проходящих через финишную прямую. Поскольку наш спорт впервые попал в Паралимпийские игры, нас должно было снимать телевидение.
С одной стороны, такой интерес прессы к адаптивному сноуборду был нам на руку. Этот спорт был нашим детищем, нам хотелось выглядеть круто как для зрителей на трибунах, так и для тех, кто будет следить за нами по телевизору. Но эта гонка обещала быть невероятно сложной. По пути нужно было совершать прыжки и огибать выступы, скорость при этом развивалась бешеная.
– Да уж, не так мы себе представляли эту трассу, – то и дело повторяли ребята из моей команды.
Я каталась неплохо и с каждым днем все ближе подходила к Бибиан. Я всегда стараюсь кататься так, чтобы каждый следующий пробег был лучше предыдущего, а в Сочи старалась изо всех сил. Тут я поняла, что главное – это допустить меньше ошибок, чем мои соперницы, сосредоточиться на том, что мне подвластно, и сделать все, что нужно, чтобы прийти к финишной прямой первой.
Дерек прилетел в Сочи. По утрам я тренировалась, а по вечерам танцевала. Я чувствовала себя необыкновенным везунчиком, что мне в пару достался партнер, в которого, казалось, был влюблен весь мир. Может быть, благодаря его советам я смогу продержаться в шоу больше недели? Мы начали репетировать ча-ча-ча и в конце концов довели его до сносного результата. За четыре дня до гонки я отодвинула танцы в сторону и полностью сосредоточилась на тренировках. Моей целью было подняться на пьедестал.
Наступил день соревнований – 14 марта 2014 года. Я специально встала пораньше, чтобы успеть потренироваться перед гонкой хотя бы несколько минут.
Наконец это свершилось! Для меня это была кульминация почти десятилетнего труда, это был дебют нашего спорта.
– Уже проснулась? – зевая и потягиваясь, спросила Меган, моя соседка по номеру и товарищ по команде.
– Ага, хочу по-быстренькому еще раз прогнать, – ответила я.
Но потренироваться я не успела. После разминки в спортзале я отправилась в кафетерий.
Одна из моих коллег увидела меня с другого конца кафетерия и помахала рукой.
– Готова? – спросила она, подойдя к моему столику.
– Всегда готова! – ответила я. – Будем надеяться, снег сегодня тоже в хорошей форме.
– Сейчас как раз пошел снежок, – сказала она. – Может, хоть как-то спасет ситуацию.
Я продолжила ковыряться в тарелке. В наушниках у меня играла песня «Madness» группы «Muse». Я часто ее слушаю, чтобы зарядиться адреналином и энергией перед гонкой.
Я откусила еще пару кусочков от блинчика, но никак не могла заставить себя доесть. От волнения кусок в горло не лез. Потом решила вернуться в номер. Пока я шла к лифту, мне позвонил Дэниел. Он тоже прилетел на соревнования.
– Как ты? – спросил он.
– Неплохо, очень даже неплохо, – ответила я, оглядываясь, чтобы еще раз убедиться в том, что идет снег. – Похоже, боги нас наконец услышали! Мы хорошо тренировались, проделали отличную работу, подготовились к соревнованиям. Теперь остается только выйти и выложиться по полной.
– У тебя получится, – заверил Дэниел. – Я знаю, ты всех сделаешь.
К 7:15 мы все собрались у подъемника.
– Помните, девочки, – сказал тренер, – делайте все то же самое, что и на тренировках.
Мы забрались на подъемник. С высоты гора показалась мне такой величественной и спокойной. В это спокойствие я влюбилась, когда впервые приехала на «Брайан Хед» с друзьями. Сколько воды утекло с тех пор! От Юты до Сочи – и все на этих бионических ногах.
По правилам гонки нам предстоял сначала пробный забег, потом три обычных. Те, кто придет к финишу последним, выйдут из соревнования, а оставшиеся будут бороться за победу. Мне хотелось, чтобы этот сезон стал кульминацией, хотелось откатать этот дебют так хорошо, как никогда прежде. Но на этой местности главной задачей было не навернуться. Погода снова изменилась. Снег теперь стал мягким и липким.
Пробный заезд.
– Старт!
Под ногами не снег, а какая-то слякоть. Нужно было искать такие участки, где можно безболезненно снизить скорость и взять ситуацию под контроль. Да, побить собственный рекорд было бы гораздо круче, но иногда побеждает тот, кто учится быть гибким и вовремя приспосабливается к переменчивым условиям.
Первый забег. Вот оно! Годы упорных тренировок – и все ради этого момента. Я сделала глубокий вдох и представила, как прохожу трассу. Воображение мне всегда помогало как в спорте, так и в жизни. В голове я нарисовала весь маршрут и представила в точности каждое движение тела. И оттолкнулась! Пять горок осталось позади, потом шесть выступов, я немного снизила скорость. Я знала, сейчас будет резкий прыжок, который мы отрабатывали на тренировке…
– И… вот сейчас… ДА!
Я приземлилась. Увидев финиш, я присела, раскрыла руки и поехала так быстро, как только могла. Последний прыжок – и вот финишная черта!
– Выдох!
Я посмотрела на секундомер: минута и восемь секунд. Я хорошо начала и ровно проехала весь маршрут. Но пришла третьей! Бибиан пересекла финиш на целых восемь секунд раньше меня. Вторая – Сесиль Эрнандес Сервелон из Франции. Да, я знала, что эту Бибиан обогнать нелегко. Но откуда, черт побери, взялась эта француженка? Я уже соревновалась с Сесиль на других Кубках мира, но всегда приходила к финалу раньше нее. В прошлой гонке я обогнала ее почти на десять секунд. У нее обе ноги здоровы, но она страдает рассеянным склерозом. Похоже, это был ее день.
Во второй раз вышло чуть лучше. Когда я пересекла финишную черту, циферблат показывал одну минуту и шесть секунд. Бибиан и Сесиль были всерьез настроены взять «золото» и «серебро», а я лишь пыталась не упустить возможную «бронзу». Моим коллегам по сборной приходилось еще хуже. Они постоянно тормозили, поскальзывались, падали и кувыркались.
После выступления они были так расстроены, что я собрала их всех в кружок и сказала:
– Ребята, я знаю, все совсем не так, как мы себе представляли. Но сейчас будет последний пробег. Помните, мы лучше всех, мы из кожи вон лезли, чтобы попасть сюда. Давайте просто оттянемся на полную катушку и насладимся каждым мгновением! В конце концов, не каждый день бывает дебют!
Мы «дали пять» друг другу и разошлись.
Третий раунд стал для меня самой настоящей борьбой за «бронзу». На старте я выпрямилась, сделала глубокий вдох, зажмурилась и снова представила маршрут.
– Ну же, Эми, – шепнула я себе. – Ты сможешь! Просто сделай то же, что и на тренировках.
Судья на старте посмотрел мне в глаза и спросил:
– Готова?
– Поехали! – ответила я.
Он начал обратный отсчет:
– Пять, четыре, три, два, один…
И я помчалась. Еще один трамплин… Крутой тройной скачок, и…
– Да!
Я грациозно приземлилась. Слова, которые я сказала своим коллегам, теперь крутились у меня в голове: «Оттянись на полную катушку и насладись каждым мгновением!» Я пересекла финишную черту, на ходу победоносно подняв кулак вверх. Меня переполняла гордость. Я стала первой парасноубордисткой, завоевавшей бронзовую медаль! Толпа ревела. Вспышки сотен камер сверкали над стадионом. Бибиан, которая уже была на финише, со слезами на глазах крепко обняла меня.
– Мы это сделали! – сказала я, чувствуя, что сама вот-вот расплачусь.
Во время церемонии вручения наград меня захлестнула волна эмоций. Нагнувшись, чтобы судья мог надеть мне на шею медаль, я почувствовала, как все внутри переполняется благодарностью. На этом пьедестале стояла не только я, но и все те, кому хоть раз в жизни сказали, что победить невозможно, но они не отступили перед непреодолимыми препятствиями. Со мной были все сноубордисты, которые упорно тренировались, мечтали о достижении цели и изо всех сил старались воплотить свою мечту. Это была их медаль, а я – лишь безмерно гордый ее хранитель.
Я стояла на пьедестале и со слезами на глазах вспоминала тот путь, что привел меня сюда. Я думала о том мальчике, что когда-то стрелой пронесся мимо меня на своем сноуборде и благодаря которому во мне проснулся интерес к этому спорту; о том дне, когда врачи сказали, что я никогда больше не смогу кататься, и когда я едва не покинула этот мир. Как давно это было! И вот теперь само мое участие в этих играх было не просто ответом – это было решительное «ДА!». Я закрыла глаза, поцеловала бронзовую медаль, которая так много для меня значила, и помахала людям внизу.
Дэниел вручил мне великолепный букет белых тюльпанов.
– Это тебе, детка, – сказал он и обнял меня. – Поздравляю. Ты просто молодчина!
Эта гонка вышла совсем не такой, как я себе представляла. Но я решила покорить эту трассу. Взять под контроль все, что могу, и подстроиться под то, что изменить не в состоянии. Именно так я поступала всю свою жизнь. Ведь не всегда мы выбираем свой путь и не всегда знаем, какие препятствия ждут за поворотом. Но главное – это раз и навсегда решить, бороться с бесконечными поворотами и препятствиями или поддаться им. Это и есть самый важный выбор и в спорте, и в жизни.

Назад Оглавление Далее