Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Часть 2. Эпопея с колясками

Уже к сентябрю стало более или менее ясно, что отечественных все равно, что не существует. Мчались бы мы по бездорожью на танках – наши, возможно, лучшие в мире. Пробивались бы на грузовиках – тоже краснеть не пришлось бы. Легковые машины подготовили бы, наверное, на пять с плюсом. Хуже с мотоциклами, почти безнадежно с велосипедами и просто безвыходно с инвалидными колясками. В теории: Всё для блага человека, а на практике – всё не для блага человека. Впрочем, забыл: инвалиды ведь у нас люди второго сорта (или не люди?), они осчастливлены уже тем, что работают на дому или на специализированных мануфактурах. Ездить им никуда не надо, так что, виноват, противоречий с популярным лозунгом эпохи развитого социализма нет.
Подходящие коляски делают за границей, и, стало быть, будем искать их там.
В конце октября несколько человек из Клуба отправились в американский штат Миннесоту, чтобы подвести итоги советско-американской экспедиции 1989 года Берингов мост и разработать стратегию новой российско?американо?канадской экспедиции Озера-побратимы, цель которой – породнить озера Байкал, величайшее в мире по запасу воды, и Верхнее (Superior), самое большое на Земле по площади. Любопытно, что слова Озера?побратимы по-английски звучат так: Lakes are sisters, то есть озера?сестры.
Пол Шурке, американский соруководитель экспедиции Берингов мост, в Миннеаполисе познакомил меня со своим бывшим компаньоном Крегом Лесом, одним из директоров компании Wilderness Inquiry, которая занимается туристскими путешествиями для инвалидов: по тайге, на байдарках по рекам, на лыжах, на собачьих упряжках. Нет, не только для инвалидов – путешествия организуются для смешанных групп: и ables и disables вместе. Философия Крега в том, что в походах осуществляется та самая интеграция, которая должна разрушить психологические барьеры между здоровыми и инвалидами.
Вместе с Крегом я был дома у Джона Галланда – парня в инвалидном кресле, известного спортсмена. Пригласил его участвовать в маршруте Москва – Киев – Кривой Рог, и Джон, явно заинтересованный, размышлял, что ответить. Открытый и очень приятный молодой человек показал мне журнал, в котором рассказывалось об альпинистских путешествиях в инвалидных колясках. Джон объяснил, что хорошо разработана и популярна в Америке технология восхождения на вершины для людей без ног. В ледник вбиваются специальные крючья, на них подвешиваются канаты, человек из кресла пересаживается в нарты и подтягивает сам себя. Работа трудная, требуется страховка, но все-таки продвижение вперед и, стало быть, вверх калека осуществляет самостоятельно.
Я вспомнил, конечно, Андрея Желудова. Выходит, Андрей, путь на Эльбрус открыт, можно покорить вершину Европы в инвалидных колясках (нартах). Я рассказал о проекте Крегу, который загорелся: давай сделаем вместе.
Разговоры с Крегом Лесом были полезны, мы подписали договор, по которому Wilderness Inquire и Клуб Приключение планировали совместную работу: возможно, подъем на Эльбрус и, точно, обмен группами байдарочников, смешанными командами – согласно идеям Крега. К тому же он брал на себя обязательства: добыть подходящие инвалидные коляски для пробега Москва – Киев – Кривой Рог и помочь найти американских специалистов для участия в медицинском обследовании в Сестрорецке. Мы ликовали, однако эти радости, как оказалось, были преждевременными.
Факс от Леса 21 ноября 1990 года:
Джон Галланд не будет участвовать.
Рик Джост, американский спортсмен-колясочник согласился быть членом команды, которая пойдет от Москвы до Киева. Рику 37 лет, он ветеран вьетнамской войны и предан гонкам на инвалидных колясках. Джост – стойкий и упорный человек. Я думаю, что он проявит себя с самой лучшей стороны.
Еще один инвалид хочет принять участие в проекте. Это Пол ван Уинкль – гонщик суперкласса. Он установил мировой рекорд и получил золотую медаль на 23?х Олимпийских играх в Лос?Анджелесе, а на 24?х в Сеуле был вторым.
Пол бельгиец. Но скоро он женится на американке и сможет сменить гражданство. Вызывает ли это сложности для Вас? (Честно говоря, я не понял Крега: почему гражданство Пола ван Уинкля могло иметь значение?)
Мой совет: возьми и Рика, и Пола. Разговаривая с ними, я настаивал, чтобы один из них (или оба) приехали к вам весной под Ленинград в Сестрорецк. Во многих смыслах они будут превосходными тренерами.
Если ты не согласен, то сообщи мне, и я продолжу поиски тренера?доктора.
Теперь об инвалидных колясках. Я контактировал со многими людьми, но никто пока не сделал дельного предложения. Однако, Пол ван Уинкль и его невеста Шарон Лимперт дружат со многими изготовителями колясок и пытаются вовлечь их в проект. К тому же Пол сотрудничает с немецкой компанией Сопур (Sopur), производящей инвалидные коляски. Он думает, что фирма будет заинтересована в совместном проекте в СССР.
Я разговаривал с Патриком Рейнхартом из Wheels for Peace. Он предложил нам помочь ему в серьезной программе – отправить из США в СССР инвалидные коляски. Подводя итог, хочу сказать: мы найдем для вас инвалидные кресла.
Мой факс Крегу Лесу от 20 декабря 1990 года:
Дорогой Крег! Я послал тебе факс 28.11.90г., в котором выразил радость по поводу намерений Рика Джоста и Пола ван Уинкля. Наши спортсмены, начиная с 14 января, три недели проведут в реабилитационном центре в Сестрорецке. Они пройдут полное медицинское обследование, в том числе с применением больших физических нагрузок. В результате предполагается отобрать не более восьми человек, которых чуть позже мы пригласим в город Саки на берегу Черного моря. Здесь спортсмены будут тренироваться в течение месяца.
Думаю, американские парни должны присоединиться к нам в Саках и, конечно, привезти коляски – без них мы не сумеем извлечь из тренировок необходимый прок. Конечно, Рик и Пол могли бы быть с нами и в январе. Жаль, что у меня нет информации от тебя.
Ответ пришел на следующий день:
Дорогой Дмитрий, спасибо за факс. Я получил и его, и твое сообщение от 11 ноября, в котором ты официально пригласил Пола и Рика.
Я очень огорчен, но вчера они позвонили мне и сказали, что не поедут. Рик и Пол беспокоятся о своем здоровье и встревожены политической ситуацией в СССР.
Сроки сжаты, и я представляю себе, как ты расстроишься, прочитав об отказе. Я обещаю тебе, что буду продолжать поиски подходящих людей. Я знаком с врачом по реабилитации в Клинике Майо (Mayo Clinic), который весьма заинтересован всей этой затеей.
Факс от Крега Леса от 28 декабря:
Я говорил еще с двумя людьми, которые хотят присоединиться к проекту. Это Эд Ласковский, кандидат медицинских наук, врач?реабилитолог из Клиники Майо, один из лучших специалистов в мире, и Боб Бардвелл – атлет в инвалидной коляске, участвующий в марафонах. Оба – Боб и Эд – заинтересованы в приезде в Саки на тренировки.
Я не знаю этих людей лично, но у них прекрасная репутация.
Надеюсь, ты получил мой последний факс, информирующий, что Пол и Рик выбыли. Они испугались, и я сожалею об этом.
29 декабря 1990 г., факс от Эдварда Ласковского:
Я врач по спортивной медицине и реабилитации. В нашей клинике работают ведущие терапевты и хирурги США. Благодаря высокому уровню медицинской практики, хорошо поставленному процессу образования и научным исследованиям клиника известна и в США, и в других странах. Меня крайне интересует спортивная подготовка инвалидов и сам инвалидный спорт – те области, которые быстро развиваются, как в смысле участия людей, так и в смысле технологий. Для большинства здоровых инвалиды кажутся чужими, но, принимая участие в спорте, они добиваются признания, поскольку становятся видны их истинные потенциалы и способности.
Я буду рад предложить любую поддержку, которую я в состоянии оказать. Я совершенно убежден, что область спортивной медицины связана с инвалидами. Во?первых, с помощью спорта физический статус и самовосприятие инвалидов могут быть существенно улучшены, причем подобного невозможно добиться с помощью других видов деятельности. Во?вторых, исследования инвалидов?спортсменов могут дать многочисленные новые идеи для лечения и ухода за инвалидами.
Проект путешествия Москва – Киев – Кривой Рог заманчив и может дать нам исключительные возможности в сферах образования, культуры и спорта.
Я был бы счастлив осуществить медицинскую поддержку спортсменов во время супермарафона. Подобная программа может стать стимулом для дальнейшей интеграции наших стран в области реабилитации и развития, включая, возможно, создание совместной лаборатории по изучению физиологии в экстремальных условиях.
2?го января я послал ответ доктору Ласковскому:
Мы согласны (хотели бы) иметь научную программу и в 1991 и в 1992 годах, связанную с пробегами инвалидов. Мой друг, профессор Глория Леон – психолог из Миннесотского университета, уверяла меня, что такая программа может быть достаточно содержательной.
Крег Лес и я говорили о возможности участия американских спортсменов?инвалидов в пробегах. В команде 1991 года будет не более десяти человек. Например: 8 советских и 2 американских. В команде 1992 года – не больше четырех: например, 2 плюс 2. Крег Лес пока не нашел американских спортсменов, готовых приехать к нам.
Теперь об острой проблеме. Для пробега Москва – Киев – Кривой Рог нам нужны 12 колясок. Мы рассчитываем получить их к 10 марта в качестве спонсорского вклада. На одежде спортсменов, на колясках, на сопровождающем транспорте мы разместим рекламу спонсоров. Мы готовы также в обмен на коляски уступить эксклюзивные права на фильм о супермарафоне.
Вы, как специалист, могли бы участвовать в научной программе – один или вместе с советскими коллегами. Мы можем пригласить Вас в СССР в любой момент и на любой срок.
Третьего января Ласковский позвонил мне, был милый разговор, а 22?го я снова написал ему:
В настоящее время 10 инвалидов (9 мужчин и 1 женщина) находятся в реабилитационном центре в Сестрорецке. Врачи довольны командой.
С 18 марта по 12 апреля пройдут тренировки в Крыму. 12?го мая команда стартует в Москве и 5 июня финиширует в Кривом Роге.
Как я рассказывал Вам, мы хотели бы иметь научную программу. Согласны ли Вы возглавить работу или участвовать в ней?
Можете ли Вы помочь нам добыть 12 колясок к 10 марта? Мы с радостью пригласим спонсоров в Москву и возьмем на себя обязательства по рекламе. Мы были бы также рады включить в команду одного или двух американских спортсменов. Спасибо за телефонный звонок, теперь я жду Вашего факса.
Ответ Ласковский прислал только 14 февраля:
Я не могу приехать в Россию этой весной. События в Персидском заливе стали препятствием для многих американцев, кто планировал выезд за рубеж. Администрация Клиники Майо потребовала, чтобы никто не уезжал из страны.
Эдвард Ласковский давал полезные советы и рассуждал о том, как он мог бы присоединиться к научным исследованиям, оставаясь в Америке. Жаль, но связь с ним прекращалась, по крайней мере, до конца супермарафона.
Новый факс, который пришел из США, имел название: Биография Боба Бардвелла. Вот что мистер Бардвелл рассказал о себе:
Большая часть моей жизни прошла в Рочестере, Миннесота. В 1973 году в результате несчастного случая я остался парализованным ниже пояса. Я женился за год до травмы, а сейчас одинок. В 1976 году я основал и возглавил Ironwood prings Christian Ranch Inc. – лагерь для молодежи, работающий круглый год. Кроме выполнения обязанностей по лагерю, я читаю лекции в церквях, школах, на банкетах... Я очень активен в спорте.
Боб подробно перечислял свои спортивные достижения. Вот некоторые из них:
За последние пять лет участвовал в 130 гонках по дорогам, 27 из них – марафоны. Проезжает на тренировках ежегодно 2000 миль...
В 1988 году занял седьмое место на марафоне в Лос?Анджелесе с результатом 2 часа 14 секунд (квалификационная норма при отборе команды на Олимпиаду). В этом же году был вторым на Чикагском марафоне, первым в Дулуте, десятым в Бостоне. Боб написал, что любит водные лыжи, езду верхом, сверхскоростные полеты, прыжки в воду, езду на сноумобиле, охоту с луком. Его девиз: Где есть коляска – там есть дорога.
Рассказав подробно о предстоящем путешествии и своих проблемах, мы пригласили Боба приехать.
28?го января он сообщил:
В четверг (31.01) я встречаюсь с доктором Эдом Ласковским в Клинике Майо, чтобы обсудить возможность моего приезда в Москву. Я ведущий информационно?рекламной программы. Я не могу приехать в мае, но готов приехать на 10?12 дней в конце марта или начале апреля.
8?го февраля мы получили новую депешу:
Вот мои предложения:
1. Я могу приехать на 10 дней с 16?го по 26?е марта. Необходимо оплатить мой проезд и прием.
2. Меня будет сопровождать мой компаньон Джоди Фокс.
3. Я буду работать с участниками пробега и другими спортсменами.
4. Я привезу видео и т.д. Могу провести беседы с любыми группами населения по твоему усмотрению.
5. Я привезу спортивное кресло, журналы, фотографии.
Твой друг Боб Бард Бардвелл.
Мы стали прозревать. Эти парни справедливо, наверное, привыкли к тому, что им платят. Боб заломил не по?божески: оплатите мне и моему другу дорогу Нью?Йорк – Москва – Нью?Йорк. Стоит это под шесть тысяч долларов. Мой ответ Бобу выглядит несколько раздраженным.
Мы надеялись пригласить тебя на супермарафон Москва – Киев – Кривой Рог протяженностью 1360 километров с 12?го мая по 5 июня. Мы хотели также пригласить тебя на тренировки в курорт Саки с 15?го марта по 14?ое апреля. Мы рассчитывали на то, что американские участники помогут нам достать для супермарафона 12 колясок. Мы не можем оплатить тебе проезд Нью?Йорк – Москва – Нью?Йорк.
Извини, если прошлые факсы ввели тебя в заблуждение.
Теперь о попытках заполучить коляски из европейских стран. Сотрудница Клуба Елена Мокроус обратилась к своему знакомому в Голландии Герману Уеггену, 17?го января от него пришло письмо:
Дорогая Лена, как дела в Москве? Достаточно ли еды тебе и твоей семье? Надеюсь, что несмотря на все проблемы, 1991 год будет счастливым для тебя.
Я навел справки. Я даже не знал, что у нас так много организаций, которые занимаются инвалидами.
Далее Герман привел три адреса: J.S.F.D. – International Fund Sport Disabled (Международный фонд спорта для инвалидов), Headquarters Dutch Red Cross (Штаб?квартира Голландского Красного Креста), RRCN – Road Racers Club Nederland (Голландский клуб шоссейных гонок).
На наши запросы пришли ответы, но не по телефонной линии, а по почте. Письма же из?за границы, как известно, не спешат к нам. Так что ответы на красивых бланках появились уже после окончания супермарафона. Фонд J.S.F.D. переслал просьбу в учреждение с длинным названием: CP?ISRA – Cerebral Palsy – International Sports and Recreation Association (Церебральный паралич – Международная ассоциация по спорту и отдыху), та в свою очередь в Stichting Rolstoelfonds с пояснением в наш адрес: Эта организация ремонтирует старые инвалидные коляски и транспортирует их в разные страны. Ответ из CP?ISRA послан был только 22?го апреля, а компания, которая ремонтирует старые коляски, вообще не ответила, возможно, потому, что старые коляски для наших целей не годились, да и предлагать какую?либо помощь было поздновато.
Испробовали мы и другую дверь в страну тюльпанов. Федор Склокин, которого я уже представлял читателям, написал голландскому другу Рене Корстену. В частности, мы просили Рене переслать наш факс известному гонщику?инвалиду Питеру Вернеру.
Вот один из ответов Рене (4?ое апреля):
Также я говорил с Питером об инвалидных колясках. Я понял, что он и мистер ван Брюкелен (вице?президент RRCN) работают над этой проблемой. До недавнего времени их попытки были безуспешными, но они продолжают поиски. Оказалось, что найти коляски совсем не так просто, как они думали вначале.
А вот письмо от Кииса ван Брюкелена, посланное 29?го марта:
Ваш факс от 14.02 мы обсуждали на заседании RRCN четыре дня назад. Мы постараемся помочь вам – спросим у наших гонщиков, нет ли у них старых колясок, которыми они больше не пользуются и не передадут ли они их вашему Клубу.
Наконец пришел ответ и от Питера Вернера:
Дорогой Дмитрий, извини меня за то, что отвечаю тебе так поздно, но большую часть времени я провожу вне дома, поэтому твое письмо я получил с большой задержкой.
В течение 10 лет я занимаюсь такой же работой, как люди в твоем Клубе, и хорошо сознаю, как она важна. Действительно, мы – инвалиды сможем достичь чего?либо только в том случае, если сами напомним людям, что существуем, и не будем прятаться по домам, жалуясь, что никому не нужны.
Возможно, ты знаешь, что я пересек США в инвалидной коляске и принимал участие в гонках Париж – Москва в 1989 году и Калининград – Гаага в 1990 году. Это были отличные акции, они объединили людей и показали, как могут вместе работать инвалиды и здоровые.
Теперь о вашей просьбе. Инвалидная коляска похожа на ботинок. Она должна подходить по размеру – иначе просто бесполезна. Любой производитель нуждается в точных данных лица, кому предназначена коляска. Кроме того, изготовитель не хранит инвалидные кресла на складе в надежде, что подвернется кто?нибудь, кому нужна продукция.
...Вы не сможете приобрести что?либо полезное для вас менее, чем за 5000 марок.
Вторая часть письма выглядит несколько назидательной, но любопытна:
Недавно я основал World Sport Foundation (Общество по мировому спорту). Основная задача – развитие спорта в самом широком смысле. Мое общество работает над тем, чтобы внедрить правила честной игры во все сферы жизни. (Например, мы боремся против наркотиков и стероидов). 18 мая 1991 года мы начнем ралли под названием: Берлин 2000 приветствует Барселону 1992 с целью рекламы Берлина, как возможного хозяина Олимпийских игр 2000 года. Мы стартуем в Берлине и 2?го июня достигнем Барселоны, покрыв расстояние 2500 километров. Участники, в основном, едут на велосипедах, но также бегут. В команде есть колясочники и слепой спортсмен, Я очень занят этим проектом, но смогу запланировать что?то совместное с вами на следующий год.
Не продлить ли вам супермарафон Владивосток – Ленинград до Барселоны? Или не взяться ли за другое: стартуя из Москвы или Ленинграда, финишировать в Барселоне? У вас будет шанс въехать или вбежать на Олимпийский стадион во время открытия Олимпийских игр. Я не говорю уже о том, что инвалиды увидят половину Европы. Наша организация взялась бы за сотрудничество с вами.
Конечно, подобная работа требует координации и большой рекламы. Например, очень полезной была бы встреча с Михаилом Горбачевым, который мог бы стать патроном акции, с представителями Национального Олимпийского Комитета, которые находятся в контакте с президентом Международного Олимпийского Комитета.
Без сомнения, парни, которые проедут всю Сибирь, затратив массу энергии, получат удовлетворение. Но все?таки результаты могут не оправдать ваших надежд. Конечно, престижно преодолеть столь огромное расстояние, но заметь: иногда большего эффекта можно добиться на меньшей дистанции. Реклама и внимание прессы – вот что необходимо, широкая аудитория должна знать о том, чего мы хотим и что мы можем сделать.
Что бы ни обещали вам журналисты в отношении вашего проекта, они могут просто изменить свои намерения и забыть вас.
Поэтому я предлагаю вам новый уникальный шанс – маршрут до Барселоны в связи с Олимпийскими играми и Малыми олимпийскими играми (для инвалидов), которые проводятся две недели спустя.
Право, въехать на олимпийский стадион это не то же, что в коляске покорить, к примеру, Эльбрус. Тысячи людей пешком, вплавь, на воздушных шарах, водных лыжах и т.д. устремляются каждые четыре года в столицу Олимпиады. Быть одним из них или первым пересечь Россию в кресле?коляске? Мне не понравился тон письма Вернера, суетная идея не захватила. Неужели на пресс?конференции Рэналфа Файннеса и Майка Страуда на вопрос: Какое самое замечательное путешествие еще не сделано? я мог ответить: Из Москвы домчаться в инвалидных колясках до Олимпийского стадиона в Барселоне? Вот если бы Олимпийские игры состоялись на Южном полюсе, тогда мы поехали бы (правда, не на Олимпийские игры, а на Южный полюс).
В марте?мае 1990 года во время экспедиции Берингов мост профессор Глория Леон из Миннесотского университета руководила содержательной и понятной психологической программой. Уже позже, в Москве, а потом в США мы встречались с Глорией, и она с большим интересом расспрашивала об инвалидных программах Клуба Приключение.
В период отчаянных поисков колясок я попросил Глорию помочь советом, и вот ее факс от 14?го декабря 1990 года:
Я только что написала Эрлингу Стордахлу, основателю и директору Бейтестолена (Beitestolen). Я высказала ему горячее одобрение ваших проектов, и он ожидает от тебя подробностей. Совместная советско?американо?норвежская группа, если удастся организовать ее, будет представлять большой интерес.
Очень вероятно, что норвежское правительство предложит вам спонсорство. Возможно, норвежские организации передадут и инвалидные коляски, которые вам так необходимы. Я думаю, что медицинские работники из Сестрорецка и Бейтестолена наладят сотрудничество и совместно выполнят медицинские исследования.
Я также связалась с американским отделением Бейтестолена Центром Винланд (Vinland Center) около Миннеаполиса. Там уже знают о ваших планах на 1991 год от Крега Леса. Два человека вовлечены в работу, одна из них Шарон Лимперт. (Читатель помнит имя невесты парня с бельгийским гражданством – Пола ван Уинкля), Эти люди хотят принять участие в путешествии и имеют контакт с производителями колясок.
Психологические исследования весьма желательны, но к путешествию из Москвы в Кривой Рог я не успею подготовить и перевести на русский язык необходимые материалы. Я думаю, мне удастся запланировать деньги на поездку в Россию в 1992 году. Тогда мы и проведем психологические исследования. Существует ряд прекрасных тестов, которые дадут интересные результаты.
Факс от господина Стордахла мы получили только 28 февраля. Начался роман с Норвегией, который тоже закончился почти ничем.
Дорогой Дмитрий, я очень огорчен, что технические проблемы задержали наше общение. Планы твоего Клуба чрезвычайно интересны. Я надеюсь, что смогу послать двух участников с 12?го мая по 5?ое июня на забег в инвалидных колясках по маршруту Москва – Киев – Кривой Рог. Кроме того, я хочу достать 12 инвалидных колясок, необходимых для путешествия.
Что касается меня самого, то я имел удовольствие начать строительство здания Центра Здоровья и Спорта Бейтестолен, который открылся 7 ноября 1970 года. С самого начала я – директор этого центра. В 1964 году я был инициатором Ridderrennet (Международная неделя зимнего спорта). В течение последних 27 лет приблизительно 25000 инвалидов?спортсменов из 34 стран принимали участие в этой неделе.
Королевская семья Норвегии, Норвежская Армия, Норвежское правительство и большое количество спортивных организаций оказывают нам значительную поддержку.
Очередной раз мы проведем неделю с 7?го по 14?ое апреля. Участие примут приблизительно 1000 спортсменов и руководителей из 17 стран. Твоя страна также будет представлена делегацией из двенадцати человек – это лыжники с ослабленным зрением и руководители.
Заканчивал Стордахл тем, что настойчиво приглашал меня, как гостя, в Норвегию на эту прекрасную лыжную семидневку.
Следующая информация из Осло пришла 4?го апреля:
Мы сможем послать двух участников и двух руководителей на супермарафон Москва – Кривой Рог. Мы продолжаем интенсивные поиски инвалидных колясок. Однако успех будет зависеть от финансовой поддержки Норвежского правительства или частных спонсоров.
И снова приглашение в Норвегию.
Я не мог принять любезного предложения, и, возможно, это не только огорчило, но и обидело Стордахла. 2?го мая он написал:
Из?за непредвиденных экономических проблем мы вынуждены с огорчением сообщить, что не сможем послать своих участников на гонку в инвалидных колясках Москва – Киев – Кривой Рог. Однако, мы постараемся поддерживать контакты с вами, чтобы участвовать в мероприятиях следующего года. К сожалению, мы также не добились успеха в отношении инвалидных колясок.
Как видит читатель, надежда возникала и угасала.
Со шведскими организациями мы пытались связаться через советское посольство в Стокгольме. Первый секретарь Валерий Лосев помогал нам, но безрезультатно.
Возможности поиска колясок во внешнем мире были, конечно, далеко не исчерпаны. Но дело не терпело отлагательств – истекало время. Перенести старт или отказаться от супермарафона было немыслимо. Мы нервничали, лично мне сохранить внешнее спокойствие становилось все труднее. Один из знакомых посоветовал написать Вильгельму Майеру – президенту западногерманской фирмы Майра, производящей инвалидные коляски.
29?го января отправили факс, а через пару недель нам позвонил директор московского отделения фирмы Игорь Резников:
Господин Майер получил ваши предложения, они интересуют его, в начале марта он будет в Москве на международной выставке колясок и предметов обихода для инвалидов и готов встретиться с вами.
Анатолий Федяков установил контакт с Резниковым и побывал на выставке еще до ее открытия. Волнуясь, мы ехали на встречу: Федяков, Костяшкин, член команды Александр Силкин и автор этих строк.
В небольшой комнате сели за стол, изложили идеи, привели аргументы, высказали просьбы. Глава фирмы В. Майер и коммерческий директор Бёне Герд, видимо, были готовы к встрече и сразу предложили две гоночные коляски – бесплатно, как спонсорский дар. Но две коляски проблемы не решали, и начались маленькие торги. Немецкий бизнесмен назвал последнюю цену: 10,2 тысячи американских долларов за шесть колясок плюс две – free. Мы согласились. При этом были заинтересованы в иной трактовке состоявшейся сделки: 10,2 тысячи долларов заплачено за восемь одинаковых спортивных снарядов (трехколесные, обтекаемые, модерновые кресла в самом деле были похожи на снаряды; глядя на них, невольно думаешь о скорости).
Хорошо, что в переговорах участвовал Силкин. Он погарцевал по выставке на майровской коляске – круто поднимал переднее колесо в воздух, делал скоростные рывки, резкие повороты. Я не видел ничего подобного раньше и радовался, что вообще такая ловкость и такая слитность с тремя колесами возможна. Силкин – эксперт, наши глаза в этой сделке, и значит, товар куплен не втемную. Договорились, и опять?таки Александр был в центре дискуссии, что Майер заменит элегантные трековые колеса на дорожные, которые пройдут по несладким советским дорогам. Однако были обещаны и родные гоночные колеса, и перчатки, и несколько мотков лейкопластыря, которым спортсмены многослойно обматывают кисти рук, и майровские спортивные костюмы.
Три месяца назад, да нет, три недели назад – в феврале мы не думали, что коляски придется покупать за валюту. Теперь мы обязались платить за них. Не было времени посоветоваться с товарищами по Клубу, и я волновался, как коллеги отнесутся к нашему с Анатолием Федяковым приобретению. Члены Правления Клуба Александр Шумилов, Александр Тенякшев, Леонид Лабутин выразили полное одобрение.
С выставки в Клуб мы ехали в машине Силкина. Говорили о предстоящей поездке в Крым, о том, что на доставку колясок из ФРГ в Москву и затем в Саки остается очень немного времени.
Судачили о вердикте врачей из Сестрорецка, которые не советовали включать Евгения Колычкова в команду из?за его индивидуализма. Силкин возразил: К концу тренировок в Сестрорецке Евгений изменился к лучшему. И еще изменится, – Силкин был уверен, – во время тренировок в Саках.
Его надо брать в команду, – убеждал Александр. А поедешь с ним из Владивостока в Ленинград? – спросил я. Нет, – смущенно ответил Саша. – В столь долгий маршрут, думаю, не поеду.
Весь этот день я любовался Силкиным, его мощными руками, скуластым открытым лицом. Радовался, что у нас такой капитан – лояльный к товарищам, честный и преданный общему делу.
Итак, из тупика мы вырвались на простор.

Назад Оглавление Далее