Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Глава 10

...Итак, я дома. У меня два основных дела: учеба в школе и продолжение циркового самообразования. Правда, приходилось иногда подрабатывать – не быть же мне, взрослому человеку, на иждивении у бабушки.
– Извини, что перебиваю, но чем ты подрабатывал?
– Чинил разную дребедень. В общем, это неинтересно, да и к делу никакого отношения не имеет.
Главное, подчеркиваю, – учеба и цирк.
Вдобавок увлекся атлетической гимнастикой, или попросту говоря – культуризмом. В Литве в те годы был настоящий бум по деланию собственного тела. Я помогал организовывать новые клубы, много времени уделял тренировкам. Таких шикарных тренажеров, как сейчас, у нас, конечно, не было. Гантели, гири, штанга, резина – вот с чем работали.
Через вполне понятное желание мужественно выглядеть, иметь осанку героя, я пришел к пониманию практических выгод бодибилдинга. Цирковая работа без знания, на что способны твои мышцы, без уверенности в собственном теле обречена на неудачу. Со временем я научился акцентировать нагрузки на ту или иную группу мышц, разобрался, какие веса могу осваивать без особого риска получить травму. И потихоньку становился профессионалом по отношению к самому себе.
Эксплуатация собственного тела требует постоянного контроля над эмоциями, и это необходимо знать каждому человеку. К сожалению, большинство людей обращаются с телом, как с вечным двигателем, рассчитанным на космические нагрузки. Когда вижу такое, особенно среди молодых, хочется крикнуть: Опомнитесь, самоубийцы! Тело – друг ваш, а не враг. Помогите самим себе прожить дольше, счастливее и результативнее!.
Нет, не слышат, не хотят понимать. Пока беда не прихватит, не тряхнет так, что мозги зазвенят, и страх – что будет со мною завтра? – не заставит содрогнуться.
Я очень не люблю слово поздно, от него разит безысходностью.
Умом-то понимаю, что, конечно, лучше поздно, чем никогда, но если бы хоть раз в жизни зациклился на никогда, то остался бы калекой на всю жизнь.
Я также против неоправданной, идущей от эмоций спешки в любом деле. Поспешай, не торопясь – в простой мудрости опыт многих поколений.
И... ненавижу нравоучения. Особенно в свой адрес. И прошу, не восприми только что мною сказанное как мораль, прочитанную Дикулем с высокой трибуны. Каждый человек – творец своего счастья. Это та самая правда, которая не поддается ревизии. И каждый сделает столько в своей жизни ошибок, сколько предназначено ему судьбой. Но я против сверхлимитных ошибок, получающихся от элементарного невежества или, что еще хуже, слабости духа. Потому и говорю всем: заставьте себя принять за аксиому необходимость здравой силы, не дожидаясь тревожного звонка.
А то поздно будет.
А там и до никогда один шаг...
– Валя, ты ведь попал в это самое никогда через мгновение после того, как лопнул штамберт. Тринадцать метров свободного падения без страховки – у тебя получился стопроцентно смертельный трюк, что называется, без вариантов.
– Выражайся точнее, – чуть дрогнувшим голосом поправил Дикуль. Смертоносный, несчастный случай.

Назад Оглавление Далее