Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др.
Информация по реабилитации инвалида - колясочника, спинальника и др.

Библиотека Библиотека

Глава 12. Кто я такой и во что я верю

Кто я такой и во что я верю

Я благодарен судьбе за пережитые мною пятнадцать минут славы, но и без них я был бы вполне доволен жизнью. Мне хочется сделать все возможное, чтобы оказать благотворное влияние на жизнь других людей, а для этого необходимы средства массовой информации. Тренер Рамос всегда верил в то, что мою историю должны услышать как можно больше людей.

Будучи армейским вербовщиком, тренер Рамос разослал многим призывникам видеозаписи моих боев еще до начала моих выступлений в старшей возрастной группе. Он решил, что я заслужил всеобщее признание тем, сколько сил вложил в подготовку к соревнованиям. Мне это было не особенно нужно, но тренер решил преподнести мне сюрприз. Рамос считал, что я могу быть отличным примером для подражания другим ребятам и научу их тому, насколько важно сохранять позитивный настрой и верить в то, что нет ничего невозможного. Надеюсь, мне это и правда удалось. В любом случае я стараюсь доказывать это всей своей жизнью.

Организация «HBO Real Pro Sports» тоже приняла участие в обнародовании моей истории, в результате чего ко мне начали проявлять интерес средства массовой информации. Благодаря им же со мной связались представители престижной медиа-компании «Вашингтон Спикерс Бюро». Бюро продвигает меня как лектора, выступающего перед корпорациями, спортивными объединениями и различными учебными заведениями. Выступления перед огромной аудиторией – одно из самых потрясающих переживаний в моей жизни. Стоя на сцене, я испытываю такой же прилив адреналина, как перед выходом на ковер. Удивительно понимать, что слушателям, возможно, запомнится что-то из того, о чем я говорю, и эти идеи могут найти применение в их жизни!

Перед первыми выступлениями я жутко нервничал, но это у меня вскоре прошло, особенно после того, как мне стали предлагать выступления перед куда более крупными аудиториями, например перед 15 000 детей, родителей и тренеров отделения молодых олимпийцев союза спортсменов-любителей в Демойне, штат Айова. Надеюсь, что и дальше буду выступать перед публикой и нести идеи «Без скидок на слабость» совершенно разным людям.

Меня часто спрашивают, почему я не хочу стать преподавателем, ведь именно к этому стремится большинство тренеров по борьбе. Однако я чувствую на себе ответственность за то, чтобы не упустить ни единой возможности оказать позитивное воздействие на других людей с помощью публичных выступлений и написания книг.

Я был удостоен почетной награды спорткомитета Салливана в Нью-Йорке. Там я познакомился с олимпийским чемпионом по плаванию Майклом Фелпсом. Даже заработав шесть медалей, он остается скромнейшим человеком. Когда он готовился к олимпиаде 2004 года, то произвел на меня глубокое впечатление своим отношением к работе. Он согласился приехать на церемонию в Нью-Йорк, но при условии, что ему предоставят свободное время на протяжении большей части дня, так как ему нельзя отвлекаться от тренировок в воде. Вспомнив, как сам хотел сделать перерыв в тренировках и немного отдохнуть, я сразу почувствовал угрызения совести.

Газеты, телешоу, журналы стали обращать на меня внимание, и я с интересом отвечал на все новые и новые вопросы журналистов и знакомился с новыми людьми. Канал «Спайк-ТВ» показал документальный фильм о том, как я провел сезон в старшей возрастной группе, а потом меня пригласил на встречу Всемирной Федерации рестлинга. Там мне довелось познакомиться с многими героями моего детства: «Ледяной глыбой» Стивом Остином, Шоном Майклзом, Риком Флэром и Букером Ти. Мне даже удалось поговорить с Рэнди Ортоном о его карьере в школьной сборной по рестлингу.

В июле я получил премию ESPY (премия за наивысшие достижения в области спорта) в номинации «лучший спортсмен с ограниченными возможностями», которую я мечтал завоевать еще со средней школы. Это было просто невероятно, но самое главное, что у меня появилась возможность представлять огромное сообщество спортсменов с ограниченными возможностями со всей страны! На церемонии было множество потрясающих людей, которые не меньше, чем я, заслуживали этой награды, но именно мне выпала честь представлять это сообщество бесстрашных спортсменов.

Я познакомился с величайшими спортсменами мира. Все это время мне казалось, что я попал в сказку. Но для того, чтобы это сказка стала реальностью, потребовалось решение комиссии ESPY, помощь координатора мероприятия Дженнифер Айэло и более десяти миллионов голосов, набранных в онлайн-голосовании, поэтому, пользуясь возможностью, я хотел бы еще раз поблагодарить всех, кто голосовал за меня!

Удача продолжала мне улыбаться – на этот раз со мной связался фотограф с мировым именем, Брюс Вебер, который работал со мной для статьи в журнал «Вэнити Фэр». После потрясающей фотосессии для журнала Брюс предложил мне стать моделью каталога «Райзинг стар».

Мне очень понравилось работать фотомоделью! Команда Брюса сделала все для того, чтобы процесс съемки был приятным и доставил удовольствие мне и моей сестре Амбер. Брюс также выбрал меня для работы над книгой «Вся Америка IV: Другой мир» (All-American IV: Otherworldly), которую написал совместно с Нэн Буш. Эта книга рассказывает о людях, которые, на его взгляд, обладают уникальными для американцев чертами.

Моя фотография появилась на обложке журнала «Америка сегодня» в ноябре 2004. Марко делла Кава написал потрясающую статью, проведя много времени со мной и моей семьей. Он пришел посмотреть мое первое выступление за команду «Джорджия Баллдог». Отклик читателей на статью был просто поразительный! Если честно, у меня даже сайт завис от наплыва посетителей! Прочитав эту статью, Ларри Кинг пригласил меня на свое шоу. Я и представить себе не мог, что такое когда-нибудь со мной произойдет, что у меня будет возможность появиться в программе, которую смотрит вся страна!

Если же говорить о вещах более серьезных, то однажды мне по электронной почте написал человек, который в буквальном смысле этого слова был на грани самоубийства, но, посмотрев то шоу Ларри Кинга, передумал. Это лучшая награда, которую я когда-либо получал, и вещи такого рода убеждают меня в том, что все, что я делаю, – не зря.

На шоу Ларри задал мне вопрос о вождении автомобиля. За пару месяцев до этого я как раз получил водительские права, и он попросил телезрителей поучаствовать в сборе денег на специально адаптированный под мои потребности автомобиль. Дело в том, что я не хотел ездить на минивэне, а не в том, что не мог привыкнуть водить специально оборудованную машину. Просто ни один легковой автомобиль, кроме минивэна, не подходит по размеру для моего электрического инвалидного кресла, которое весит 125 кг.

Мы с родителями уже решили насущную проблему, подняв педали и подсоединив к ним специальные приспособления, с помощью которых я мог управлять автомобилем. Руль и панель управления мы оставили как есть, я просто придвигал сиденье максимально близко, чтобы мне было удобнее держать руль.

Мне было тяжело научиться водить автомобиль, но я справился с этим, а вот машины у меня так и не было, потому что на минивэне я ездить не хотел. Я решил, что если принципиально не сяду за руль минивэна, то постепенно найдется вариант получше. Предложений сразу же поступило много. Всемирно известный изобретатель и предприниматель Док Уотсон из «Харт Интернешенл» – компании, которая специализируется на разработке вспомогательных средств для людей с ограниченными возможностями, и его зять Джимми Д. Доусетт II согласились создать специальную модель и назвать ее в мою честь «Помощник для КМ». Эта машина больше напоминает танк!

В январе 2005 вышла биографическая статья обо мне в журнале «Ридерз Дайджест». Им удалось передать истинный дух моей семьи, статью сопровождала фотография, на которой мы с младшей сестрой Линдсей боролись в гостиной.

Со мной продолжают случаться замечательные вещи, мне действительно очень повезло. В моей истории очень мало иронии, потому что мне пришлось научиться верить в себя гораздо раньше, чем в меня поверили остальные, но я никогда бы не смог обрести такую глубокую личную веру, если бы мне не помогало такое количество прекрасных людей.

Я – спортсмен, и мое место на ковре. В будущем я бы с радостью стал тренером по спортивной борьбе. Иногда средства массовой информации изображают таких, как я, слабаками, которые пытаются вызвать жалость у окружающих. Могу с уверенностью сказать, что мои противники испытывают ко мне все что угодно, но не жалость. На ковре между нами возникает связь, которую не описать словами. Мы чувствуем друг друга на каком-то ином уровне.

Выходя на ковер, я становлюсь другим человеком. Я никогда бы не смог добиться того, чего добился, если бы не обладал бойцовским характером. В голове каждого настоящего спортсмена есть что-то вроде выключателя, который щелкает в момент начала соревнований. Стоит мне надеть комбинезон и шлем, как я превращаюсь в животное. Мой отец научил меня быть агрессивным, но держать свою агрессию под контролем. Контролируемая агрессия не ослабевает ни на секунду до самого конца боя.

На ковре я чувствую себя как дома. Там мне все равно, что обо мне говорят другие. Результат все равно будет один и тот же, как ни крути: я сделаю все, что необходимо, для победы. Победа достанется мне ценой моего собственного тела или тела моего противника, потому что мы заранее знаем, что борьба – занятие не для слабаков. Другие борцы никогда не поддаются мне, потому что прекрасно знают, что как только прозвучит свисток рефери к началу боя, я брошусь на них. На самом деле они даже вынуждены стараться еще сильнее, потому что иначе потерпят поражение от парня, который передвигается на инвалидном кресле.

Я в свою очередь тоже стараюсь одинаково относиться ко всем противникам, на ковре у меня есть только одна задача – победить всех. Если бы я мог выбирать, то предпочел быть выигрывать каждый раунд, легко и изящно проводя необходимые приемы, но на деле часто складываются ситуации, когда мне приходится причинять противнику достаточно сильную боль, чтобы тот добровольно сдался до конца боя.

Никто не делает для меня каких-то исключений или поблажек. Я выхожу на ковер, чтобы вступить в битву, и получаю наслаждение именно от этого ощущения. Я от природы не являюсь пассивным человеком, склонным подчиняться. Мои предки также высоко ценили дух битвы, как и я. Предки моего отца из клана Кейтов жили в горах, в замке Данноттар. Они были известны своим воинственным характером и сражались за независимость Шотландии плечом к плечу с Уильямом Уоллесом и Робертом Брюсом. Моя мать тоже неробкого десятка – ее корни в индейском племени чероки, проживающем на юго-востоке США. Чероки прекрасно знали, что такое пыл битвы.

Рестлинг – главная страсть моей жизни, вот почему в занятиях спортивной борьбой я готов прикладывать куда более серьезные усилия, чем в других аспектах моей жизни. Быть лучшим во всем просто невозможно, и даже подумывать о таком – проявления крайнего высокомерия. Однако если мы выберем одну или две вещи, которые привлекают нас больше всего остального, то можем сконцентрировать все наши усилия именно на них. Мы можем оттачивать свое мастерство в определенной области, мечтать о жертвах, которые принесем ради успеха, и сложностях, которые встретятся нам пути.

Папа однажды в шутку сказал мне, что надо быть полным идиотом, чтобы осмелиться сыграть в баскетбол против Леброна Джеймса, потому что никто не может быть лучшим во всем.

Иногда люди спрашивают, почему я притворяюсь, что живу нормальной жизнью, намекая на то, что мне стоило бы смириться с тем фактом, что я отличаюсь от нормальных людей. Природа не дала мне конечностей, но зато наградила изрядным упрямством. Я ненавижу проигрывать, но еще сильнее не терплю ситуаций, когда я вынужден подчиняться внешним силам, которые мне неподвластны.

C чего мне сидеть сложа руки и жаловаться на жизнь, если я знаю, что могу оторвать задницу и начать делать все, что делают остальные? Я сделал выбор жить активной жизнью, потому что хочу на своем опыте испытать все, что только возможно. Возможно, все дело в воспитании или в тех сложностях, с которыми я постоянно сталкиваюсь в ежедневной жизни, но я просто не могу позволить какой-то там инвалидности встать у меня на пути.

Я искренне верю в то, что Бог посылает нам только те проблемы, которые мы способны решить, и только от нас зависит, справимся мы с этими проблемами или нет. Мы можем проявить свободу воли и сделать все что угодно, если позволим себе полностью довериться Господу.

Я всегда стараюсь подражать самым лучшим. Рэнди Кутюр – один из опаснейших бойцов на планете, но при этом и один из самых милых людей, кого я знаю. Он – истинный воин, настоящий чемпион по боям без правил. Рэнди работает методично, и его невозможно остановить. Он гоняет своих противников по восьмиугольнику точно так же, как я заставляю своих сойти с ковра. Рэнди занимался рестлингом и был спортсменом мирового уровня, а потом перешел в смешанные боевые искусства. С тех пор он великолепно выступает на всех чемпионатах, используя свой тридцатилетний опыт выступлений на ринге, и показал всем, что рестлинг не менее эффективен, чем любое другое боевое искусство.

Ему сорок один год, и он выступает против спортсменов чуть ли не вдвое младше. Он преодолевает ограничения стареющего тела благодаря безукоризненной дисциплине и беспощадной атаке. За пределами восьмиугольника он – совершенно нормальный человек. Он умеет регулировать уровень возбуждения и, что еще важнее, никогда не проявляет агрессию за пределами соревнований.

Подобно ему, я не выношу агрессивные черты настоящего бойца за пределы ковра. Решительность и сосредоточенность – вот два главных качества, которые я смог развить в себе благодаря спорту и которые очень помогают мне в повседневной жизни. Я принимаю тот факт, что никогда не смогу «играть, как Бекхэм», и ценю поразительные способности этого футболиста, но сомневаюсь, что ему удалось бы провести «тейкдаун» с одной ноги, так же быстро, как мне. Бог наградил меня умением делать некоторые вещи очень хорошо, и я благодарю Его за это каждый день. Я не растрачиваю свое внимание на сотни приемов, которыми все равно не смогу воспользоваться в бою, потому что знаю, что множество олимпийцев одержали победу благодаря всего трем-четырем приемам, доведенным до совершенства.

Юмор – важная часть моей жизни, он помогает мне справляться с повседневным разочарованиями. Розыгрыши – отличный способ дать окружающим понять, что я нравлюсь себе таким, какой я есть.

Летом, после первого года обучения в старших классах, мы с друзьями поехали в церковный лагерь на побережье Флориды в Панама-сити. Мы хотели устроить что-нибудь эдакое в перерыве между занятиями и придумали отличный план. Мой друг из команды по борьбе надел пончо и маску акулы, другой наш приятель переоделся спасателем. В столовой мы позаимствовали банку томатной пасты.

Я заплыл подальше и стал изображать, что на меня напала «акула». «Спасатель» повел себя, как настоящий Дэвид Хэсселхофф из «спасателей малибу», бросился в воду, вытащил меня и положил на песок. Другой наш друг быстро подбежал ко мне и обмазал мне руки и ноги томатной пастой. Потом они принялись орать «Акула! Акула!», и весь пляж сбежался посмотреть, что случилось. Я лежал на песке и как заправский актер изображал судорожный припадок. Люди впали в панику, а мы с друзьями едва сдерживали смех, но когда какая-то девушка до смерти перепугалась и побежала звонить 911, поняли, что шутку пора заканчивать.

Мое отношение к другим позволяет мне не мучить себя размышлениями о своих физических недостатках. Я пытаюсь принимать любопытство окружающих, а не злиться на них, ведь это хорошо, что людей заботит судьба другого человека. Иногда им бывает сложно понять, что я – это не только моя инвалидность, что я при этом еще и обычный, нормальный человек.

Мне бывает очень сложно убедить людей в том, что я способен на большее, чем кажется со стороны. В каком-то смысле со стороны все выглядит куда хуже, чем на самом деле.

Меня вдохновляет пример огромного числа людей со всего мира, которые по тем или иными причинам лишились конечностей, но продолжают вести совершенно нормальный образ жизни. Я и моя семья многому у них научились, и теперь мы пытаемся передать обретенную уверенность другим семьям, убеждая их в том, что будущее вполне может быть светлым.

За пределами ковра и тренажерного зала я – самый обычный парень. Все свои бойцовские качества я стараюсь проявлять только на соревнованиях, это видно даже по моим школьным оценкам. Я закончил со средним баллом 3,7, хотя легко мог бы получить 4, если бы тратил на учебу больше сил и времени. Просто я предпочел сосредоточиться на тех вещах, которые представляются мне более важными.

Не забывайте, что я испытываю те же чувства, что и любой нормальный человек. Я знаю, что значит находиться в состоянии полного раздрая. Не один раз я сомневался в существовании Господа и спрашивал Его, почему Он создал меня таким. Теперь я знаю, что есть вещи, которые можно понять только с возрастом, а есть вещи, понять которые вообще невозможно. Надо просто принять волю Господа и Его Замысел.

Я испытываю те же сложности, с которыми сталкивается большинство людей. Больше всего меня беспокоят отношения с женщинами. Как и мои сверстники, я встречаюсь с девушками, но всегда надеюсь встретить ту единственную, с которой мне захочется прожить всю жизнь. Я безнадежный романтик, иногда мне кажется, что я в любой момент могу влюбиться. Я стараюсь относиться к женщинам, с которыми встречаюсь, как можно лучше, но главная проблема состоит в том, чтобы найти девушку, которая сможет увидеть во мне меня самого, а не только мою инвалидность.

Сложно иметь романтические отношения и вести себя как обычная пара, когда у тебя есть очевидные физические отклонения. Это сложно не только для меня и девушки, с которой я встречаюсь, но и для всех окружающих. В ближайшем будущем я женюсь и заведу детей. Мне прекрасно известно, что мое отклонение не передается по наследству, но я все равно испытываю определенную степень тревоги за то, какими будут мои дети. Мои родители были не намного старше меня, когда я появился на свет, однако они смогли увидеть светлую сторону этого раньше, чем кто-либо другой.

Отсутствие уверенности не помешает мне иметь семью. Надеюсь, что моим детям никогда не придется столкнуться с теми сложностями, которые пришлось преодолеть мне, однако такие ситуации дают безграничные возможности для личностного роста. Я никогда не позволял и не позволю моей инвалидности встать между мной и тем, чего я хочу больше всего на свете!

Жизнь без скидок на слабость

Летом, перед началом последнего года школы, мы с моим лучшим другом Джоуи Леонардо, его девушкой и девушкой, которая мне нравилась на тот момент, поехали в наш любимый парк аттракционов «Шесть флагов над Джорджией». Для начала мы купили в магазине четыре сезонных абонемента, а потом отправились в парк, ехать до которого полтора часа. Отстояв очередь на вход, мы сфотографировались для абонементов и радостно болтали, предвкушая поездки на классных аттракционах.

Войдя в парк, мы сразу же пошли на ближайший ко входу аттракцион «Гонщик Джорджии», на котором тебя фиксируют в вертикальном положении. Мы поговорили с одним из менеджеров, и он разрешил мне покататься. Я сказал ему, что был здесь уже несколько раз, и никаких проблем у меня не возникало. Тогда он даже предложил мне оповестить всех сотрудников парка о моем приезде, чтобы они не беспокоились.

Мы прокатились на «Гонщике» и были в полном восторге. Оживленно обмениваясь впечатлениями, мы подошли к следующему аттракциону и встали в очередь, глядя, как люди выходят оттуда со счастливыми улыбками на лицах. Я всегда обожал американские горки, потому что они приводят меня в неописуемый восторг. Когда, наконец, подошла наша очередь, начались проблемы. Я уже приготовился спрыгнуть с инвалидного кресла и сесть в вагонетку, но тут к нам подошла какая-то женщина. Она спросила, есть ли у меня разрешение на использование аттракционов, и я честно ответил ей, что мы уже все обсудили с менеджером на соседнем аттракционе.

Второй аттракцион был даже более безопасный, как для меня, так и для всех остальных посетителей: сначала ты садишься, а потом тебя пристегивают ремнями на плечах, а также фиксирующим устройством на коленях. Сидеть мне было удобно, а чтобы вывалиться из этой штуки, нужно стать как минимум учеником самого Гудини! Мои заверения в том, что все будет в порядке, даму не убедили, поэтому она вызвала своего начальника, чтобы тот оценил ситуацию. Ладно, решил я, мы и так слишком легко отделались на первом аттракционе, зато теперь уж можно будет разобраться с этим делом раз и навсегда и больше не тратить время, всякий раз объясняя персоналу, что плечевые ремни обеспечат мою безопасность.

Мы прождали довольно долго, потому что офис управляющего находился на другом конце парка и ему нужно было идти к нам пешком. Я сказал друзьям, чтобы они не ждали меня и шли кататься, но они отказались. Мы все сохраняли бодрое расположение духа и подшучивали друг над другом, пока наконец не подошел управляющий. Окончательного решения он принять так и не смог, потому нам пришлось ждать еще час. Мои друзья были настроены оптимистично, а я уже начал раздражаться из-за того, что они отказываются идти кататься без меня. Мне было бы гораздо проще ждать, если бы я знал, что они веселятся и получают удовольствие, а теперь меня начала мучить совесть, что я всех задерживаю.

Наконец к нам пришел сам директор парка. Он страдал от избыточного веса и мучился одышкой, поэтому я решил, что мы с ним сможем как-то найти общий язык. На мой взгляд, избыточный вес – очень серьезная проблема, и людям, страдающим ожирением, приходится не легче моего. Я был уверен, что директор наверняка сталкивался с ситуациями, когда кто-то сомневался в его способностях из-за его проблем с весом, потому подумал, что он наверняка войдет в мое положение и разрешит мне кататься на аттракционах, как и раньше.

Он подошел ко мне, и я понял, что как раз он-то и разрешил мне проход на аттракционы полгода назад, за исключением одного аттракциона, не снабженного плечевыми ремнями безопасности. Уж теперь-то все точно разрешится, и мы сможем спокойно наслаждаться аттракционами, подумал я. К моему удивлению, он не захотел пускать меня на аттракцион и сказал, что я не соответствую критериям дееспособного человека, а потом объяснил, что для получения права пользования аттракционами необходимо иметь как минимум три конечности с суставами.

Я возразил ему, что вообще-то у меня имеются все четыре конечности с суставами: плечи и бедра. Его это не устроило, и под конец он сказал, что на самом деле по правилам нужны три конечности с двумя суставами, то есть с локтями и коленями. Он предложил мне приехать в другой раз, надев протезы. Я сказал, что в протезах полностью теряю способность двигаться и становлюсь настоящим инвалидом. Я уговаривал его как мог. Сказал, что буду держаться за ремни безопасности изо всех сил, уж не говоря о том, с какой силой меня вдавит в сиденье, поэтому шансов вывалиться у меня просто не будет.

По иронии судьбы, как раз в тот момент, когда он предложил мне надеть протезы, аттракцион на какое-то время остановился. Одному из посетителей, взрослому мужчине, помогали выйти из вагонетки его сыновья. Мальчики подняли мужчину с сиденья и отнесли его в инвалидное кресло. Сначала я обрадовался, увидев, что инвалид не сидит в четырех стенах, а наслаждается жизнью. Вся компания улыбалась и наперебой обсуждала аттракцион.

Этот мужчина рисковал не меньше моего, если не больше. Я показал на него управляющим и спросил, почему полностью парализованному человеку можно кататься на этом аттракционе, а мне нет. Мне не хотелось сравнивать себя с паралитиком, но я все же спросил у них, что они будут делать, если аттракцион сломается, все застрянут наверху и людям придется как-то выбираться оттуда. Они сказали, что постараются оказать тому человеку необходимую помощь.

Тогда я сказал, что уже шесть лет занимаюсь борьбой, никаких проблем с передвижением у меня нет, и еще раз попытался убедить их, что у меня нет ни единого шанса вывалиться из вагонетки аттракциона такого высокого уровня безопасности. Конечно, я был с ними не согласен, но понимал, почему они так поступают – не хотят брать на себя ответственность в случае чего. Я попытался схитрить и предложил подписать любую бумагу, в которой будет сказано, что я делают все на свой страх и риск, но и тогда они не пожелали пойти на компромисс.

Теперь уже в спор включились и мои друзья, которых взбесило руководство парка, и они стали спрашивать у управляющих, с какой радости они вдруг взяли и изменили правила. Ребята считали меня таким же обычным человеком, как и они сами, и не понимали, в чем проблема. Управляющие ответили, что правила не изменились, а в прошлый раз меня пустили на аттракционы по ошибке. Тут я уже не выдержал и понял, что слишком долго относился ко всему происходящему с ненужным терпением. Я ответил на все их вопросы и привел им тысячу причин, почему он должны были пустить меня на аттракционы. Началось все с бессмысленного спора, но теперь уже стало делом принципа. Они выставили меня полным идиотом, и меня просто переполняло эмоции.

Происходящее было просто невыносимо – мало того, что мне пришлось выслушать весь это бред, так я еще и понял, что теперь они будут пользоваться этими аргументами против других людей с ограниченными физическими способностями. Изменить происходящее было не в моей власти, и я понял, что будет дальше: на аттракционы меня не пустят, и мы просто потратим еще несколько часов на бесплодные споры. Больше всего меня расстраивалась то, что меня выставляли полным идиотом на глазах у той прекрасной девушки Александрии и моих лучших друзей. Впервые в жизни я по-настоящему ощутил, что такое дискриминация и насколько мы беспомощны в таких ситуациях.

Управляющие парка поступили, на мой взгляд, неверно, но мы все понимаем, почему это произошло. Закон превращает бюрократов средней руки в трусов, заставляя их бояться уголовной ответственности. Многим из нас часто приходится сталкиваться с отвратительной бюрократией в повседневной жизни – работниками государственных учреждений, страховых компаний и так далее. Несмотря на молодость, я уже успел заметить, что эти пагубные тенденции лишь усиливаются с течением времени. На самом деле мне кажется, что юридический идиотизм и бюрократизация Америки – один из главных факторов, противодействующих мировоззрению «Без скидок на слабость», согласно которому я живу.

Жить «Без скидок на слабость» означает придерживаться жесткого, сугубо индивидуалистичного отношения к жизненным трудностям, это свобода и ответственность, тяжелый труд и умение сделать непростой выбор, это способность доверять себе, неразрывно связанная с семьей, друзьями, общиной и верой. «Без скидок на слабость» – это Америка, какой она была и всегда будет.

Вот во что я твердо верю, поэтому я еще сильнее разозлился на управляющих парка в тот день в Джорджии. Разумеется, для меня это еще и было глубоко личное оскорбление, потому что я был с девушкой, которая мне нравилась, и на ее глазах меня унизили, сочтя неполноценным существом. Когда я прямо сказал им об этом, то они, трясясь от ужаса, прикрылись своими бюрократическими сводами правил. Мне хотелось, чтобы управляющие извинились передо мной и проявили понимание. Если бы мы смогли договориться, то дело было бы улажено, в противном случае мне хотя бы удалось бы уговорить друзей идти развлекаться без меня.

Наконец я дошел до состояния, в котором мне было уже все равно, пойду я кататься или нет, мне просто хотелось покончить со всем этим. Управляющие продолжали вести себя грубо, и я окончательно вышел из себя. Выпрыгнув из кресла-каталки, я провел несколько серий ударов, а потом подпрыгнул и сделал стойку на руках и прошелся вперед. В очереди стояло около 200 человек, и все они с открытыми ртами уставились на меня.

Я физически продемонстрировал, что способен на все, о чем говорил, на случай, если они проспали все, о чем я им толковал. Я заорал на них, спрашивая, как может ребенок, который не соответствует их критериям, делать отжимания из стойки на руках. Управляющие заметили, что люди поддерживают меня и кричат, чтобы меня пустили на аттракцион. Ощутив поддержку, я решил рискнуть по-крупному.

Большинство людей на моем месте просто ушли бы или подали бы на парк в суд за нанесение эмоционального ущерба, но я выбрал другой вариант. Я громко спросил у них, готов ли кто-нибудь из них лично попробовать остановить меня, когда я попытаюсь сесть на аттракцион. Добавил, что если им удастся остановить меня в честной борьбе, то я сдамся и спокойно уйду, но если мне удастся доказать свое превосходство и обойти самого крупного из управляющих, то тогда им придется пустить меня на аттракцион.

Мужчины в очереди одобрительно загудели, но я сразу же почувствовал, что сделал ошибку. Надо было встать выше всего этого и не испытывать терпение управляющих. С другой стороны, если вы дочитали до этого места, то наверняка поняли, что я не из тех, кто пасует в сложных ситуациях. Я надеялся, что кто-нибудь из управляющих проявит достаточную смелость и примет мой вызов, но все было напрасно.

Мои друзья отказались остаться в парке и повеселиться, как я их ни просил, из-за чего у меня окончательно испортилось настроение. Мне было бы куда легче вновь обрести веру в себя, если бы они хорошо провели время и мы бы просто забыли об этом досадном недоразумении. Однако мои друзья проявили все те качества, которые должны быть у настоящих друзей, и решили остаться со мной и не ходить на аттракционы, раз мне это запретили.

Я всегда остро ощущал родство душ с теми, кто с честью встречает любые испытания. Я всегда с радостью встану на сторону людей, которым пришлось нелегко, потому что этому меня научил мой жизненный опыт.

Мне хотелось встать и заявить о том, что я буду бороться с любой несправедливостью по отношению к людям, хотелось быть борцом за права людей, который слышит каждый крик о помощи. Мне хотелось стать мечом, рассекающим ужасные предрассудки, которыми пронизано наше общество.

В тот день я узнал, что некоторые люди действительно не способны видеть людей такими, какие они есть, несмотря на все видимые различия. Мне не удалось попасть на тот аттракцион просто из-за того, что кто-то неверно истолковал правила. Ведь в прошлом году мне дважды удалось воспользоваться лазейкой в правилах, а значит, управляющие даже между собой не могут толком договориться о том, что можно, а что нельзя. Я чувствовал, что эти правила несправедливы, и не собирался останавливаться. Мы подали формальную жалобу на руководство парка, вернули абонементы, получили обратно свои деньги поехали домой. Неудавшаяся поездка не помешала мне продолжать ухаживать за Алекс, а Джоуи и Крисси не потеряли веры в мои силы.

Когда я рассказал о случившемся родителям, те пришли в ярость. Мы даже подумывали подать на парк в суд, но потом решили этого не делать. Я и так сказал им все, что думаю, больше мне нечего было добавить. Подождав, пока гнев уляжется и ко мне вновь вернется спокойствие, я сказал себе, что когда-нибудь приеду в этот парк с парочкой достаточно известных общественных деятелей, гордо прошествую мимо этих управляющих и буду кататься на всех аттракционах, каких захочу.

Оглядываясь назад, я понимаю, что в тот день в парке повел себя слишком агрессивно. Мне от природы свойственно неумение вовремя останавливаться. Я всегда готов бороться до последнего, хотя зачастую это не лучший способ чему-то научиться и повзрослеть. У всех бывают моменты, когда мы переходим границу и начинаем делать вещи, которые разрушают нас изнутри. Нам всем нужно научиться поддерживать этот баланс. Однако не стоит пасовать перед вызовами, которые бросает нам судьба, из страха неудачи или нежелания преодолевать трудности. Надо смело встречаться с проблемами и не искать себе оправданий.

В частности, именно поэтому я сделал на плече татуировку в виде тигра. Она напоминает мне о том, что необходимо обладать духом тигра, никогда не сдаваться и не бояться любых вызовов судьбы. Тигр может быть жестоким и агрессивным, но при этом смелым и благородным, и в конце концов, что бы ни происходило во внешнем мире, он всегда побеждает. Эта татуировка напоминает мне о том, что каждый бой нужно доводить до конца – это самая суть того, кто я есть и во что я верю.

Жизнь без скидок на слабость

Назад Оглавление Далее

Популярные материалы Популярные материалы